Ярош а в правовой статус эмбриона как объекта семейных ценностей государство и право 2021 5

Обновлено: 20.04.2024

Проблема правового статуса плода и эмбриона в основном связана с решением вопроса о моменте возникновения гражданской правосубъектности – с рождения или с момента зачатия ребенка. Еще римскому праву был известен принцип: Nascituruspro iam nato habetur, quotiens decommodis eius agitur («Зачатый ребенок считается родившимся, если речь идет о его выгоде»).

В литературе внимание уделяется исследованию вопроса о правовом статусе эмбриона и плода с точки зрения права на жизнь (допустимость абортов, уничтожения эмбрионов, зачатых in vitro) и морально- этических аспектов (проведения исследований на эмбрионах) [1, 3, 7, 8, 9, 11, 12].

С какого момента начинается человеческая жизнь? С какого момента ее необходимо охранять? Взгляды современных ученых по этому поводу в такой же степени различны, что и воззрения философов и богословов различных конфессий. Кто-то считает, что человеческий эмбрион и плод не имеют какой-либо ценности, и что до своего рождения ребенок является чем-то абстрактным и поэтому может быть произвольно лишен жизни в любой момент до появления на свет. Другое мнение признает возникновение права на жизнь у эмбриона с момента его имплантации в матку, согласно этому мнению, человеческими эмбрионами можно распоряжаться до момента наступления беременности. Третьи полагают, что право на жизнь у эмбриона возникает при достижении определенного уровня развития (начало работы мозга, развитие дыхательной системы), на определенном сроке беременности или же при достижении жизнеспособности, хотя бы хоть относительной.

В Декларации прав ребенка, принятой резолюцией 1386 (ХIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 года, указывается, что ребенок нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения. Также согласно четвертому принципу «ребенок должен пользоваться благами социального обеспечения. Ему должно принадлежать право на здоровые рост и развитие; с этой целью специальные уход и охрана должны быть обеспечены как ему, так и его матери, включая надлежащий дородовой и послеродовой уход».

Американская Конвенция о правах человека (1969) указывает, что каждый человек имеет право на уважение к его жизни, которое защищается законом с момента зачатия.

Конвенция Совета Европы о защите прав человека и достоинства человеческого существа при использовании достижений биологии и медицины (1997) провозглашает: «1. В тех случаях, когда закон разрешает проведение исследований на эмбрионах in vitro, он должен обеспечивать надлежащую защиту эмбрионов. 2. Создание эмбрионов человека в исследовательских целях запрещается».

Всемирная медицинская ассоциация в 1987 г. приняла Заявление об искусственном оплодотворении и трансплантации органов, в котором призывает всех врачей действовать с соблюдением этических норм, проявляя должное уважение к эмбриону с его зарождения.

Аналогичные нормы, защищающие право ребенка на жизнь, закреплены в конституциях ряда государств и конкретизируются в национальном законодательстве на более низких уровнях. Так, например, в США ребенок определяется как индивидуум в возрасте до 19 лет, включая период с зачатия до рождения. Таким образом, даже не родившиеся дети рассматриваются как граждане, имеющие право на медицинскую страховку и на медицинскую помощь.

Так, Конституция Словацкой республики в ст. 15 провозглашает: «Человеческая жизнь достойна охраны еще до рождения». Статья 6 Конституции Чешской республики содержит сходное выражение. В ст. 40 Конституции Ирландии объявляется: «Государство признает право на жизнь нерожденного. ».

В Германии действует принцип: жизнь человека начинается с момента оплодотворения. В связи с реформой Кодекса законов о здравоохранении во Франции в январе 2000 г. было провозглашено, что жизнь человеческого существа должна охраняться с момента первых признаков ее проявления [10].

Суды Великобритании также озабочены проблемой положения эмбриона и стремятся придать последнему статус личности. Доказательством тому может служить тенденция к установлению ответственности за причинение эмбриону вреда по неосторожности, споры о признании эмбриона подзащитным в суде (Re F (in utero), D (a minor) v Berkshire County Council), судебные разбирательства по поводу существования абсолютных интересов у эмбриона (Re А С) [5]. В Шотландском акте о дорожных происшествиях 1972 г. (Road Traffic Act 1972) эмбрион признается юридической личностью.

В Австралии действует принцип, согласно которому эмбрион обладает правом подать иск о возмещении вреда, причиненного ему по неосторожности в период его внутриутробного развития. В законодательстве Калифорнии устанавлена ответственность за убийство эмбриона. В 1988 г. в штате Теннеси в решении по делу Девисов (Devis v. Devis) было определено следующее:

- человеческая жизнь начинается с момента зачатия;

- ткани эмбриона обладают такими качествами, как индивидуальность, уникальность и возможность развития;

- человеческий эмбрион не является объектом права собственности.

Таким образом был создан важный прецедент в юридической практике: человеческий эмбрион не может быть объектом права собственности, так как представляет собой начало новой человеческой жизни. Эмбрионы не могут входить в общий раздел имущества, принадлежащего супругам, и к ним неприменимы общие правила о разделе имущества.

Тем самым на международном уровне признано, что ребенок наделен правами, в том числе правом на защиту и до своего рождения [2].

В ч. 2 ст. 17 Конституции Российской Федерации провозглашено, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения, тем самым Основной закон государства отрицает наличие правосубъектности у человека до его рождения. Рождением признается момент отделения плода от организма матери посредством родов. Как видно, российская Конституция отступила от указанных положений Декларации и других международных актов.

Вместе с тем некоторые права признаются за ребенком еще до его рождения и в российском законодательстве.

Так, согласно п. 1 ст. 1116 Гражданского кодекса Российской Федерации к наследованию могут призываться граждане, зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства.

В ст. 56 федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан» ограничена возможность искусственного прерывания беременности сроком беременности. Так, по желанию женщины искусственное прерывание беременности проводится только при сроке беременности до 12 недель, в более поздние сроки прервать беременность можно только по специальным показаниям: социальным – при сроке беременности до 22 недель, по медицинским показаниям – независимо от срока беременности.

В Федеральном законе от 24.07.1998 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» закреплено право детей, зачатых при жизни потерпевшего, на обеспечение по страхованию.

Федеральный закон от 22.12.1992 № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» не распространяет своего действия на эмбрионы человека, тем самым косвенно подтверждая, что эмбрион (плод) не является частью материнского организма.

Трудовой кодекс Российской Федерации устанавливает специальные правила в отношении беременных женщин – работников с целью сохранения здоровья матери и ребенка, предотвращения негативного влияния неблагоприятных условий труда на здоровье плода. Так, например, согласно ст. 254 беременным женщинам в соответствии с медицинским заключением и по их заявлению снижаются нормы выработки, нормы обслуживания либо эти женщины переводятся на другую работу, исключающую воздействие неблагоприятных производственных факторов, с сохранением среднего заработка по прежней работе.

В Уголовном кодексе Российской Федерации беременность женщины, в отношении которой совершается преступное деяние, является отягчающим обстоятельством и влечет повышенную ответственность преступника, поскольку объектом такого посягательства становятся не только жизнь и здоровье женщины, но и жизнь и здоровье ее неродившегося ребенка [4, 6]. Прерывание беременности в результате преступного деяния считается причинением тяжкого вреда здоровью.

Таким образом, российское законодательство хотя и не признает за эмбрионом (плодом) самостоятельной правосубъектности, все же имеет правовые нормы, обеспечивающие признание и охрану некоторых имущественных прав, а также жизни и здоровья нерожденных детей в отдельных случаях.

Список литературы

3. Гландин С.В. О статусе эмбриона человека в свете права на уважение личной и семейной жизни в европейском и российском праве // Закон. – 2014.

4. Малешина А. В. Перспективы и возможности уголовно-правовой охраны «будущей жизни» (сравнительно-правовой анализ) // Известия вузов. Правоведение. – 2011. – № 3.

5. Mason & McCall Smith Law and Medical Ethics. Butterworths. London, Edinburg, Dublin, 1999. – P. 125-137.

6. Минаева М.М. Уголовно–правовая охрана жизни ребенка до и после рождения по законодательству России: автореф. дисс. …канд. юрид. наук. – М., 2012. – 27 с.

7. Перевозчикова Е.В., Панкратова Е.А. (2006). Конституционное право на жизнь и правовой статус эмбриона // Медицинское право. – 2006. – № 2.

8. Пурге А. Р. (2012). Правовое положение эмбрионов в современном праве России // Молодой ученый. – 2012. – № 2. – С. 202-204.

10. Сэнт-Роз Ж. (2003). Право и жизнь // Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. – 2003. – № 6.

12. Эртель Л.А. (2005). Этические и правовые нормы при решении проблем плода человека // Теория и практика общественного развития. – 2005. – № 3.

«Эмбрион. Субъект или же объект права?»

На сегодняшний день достаточно обширным обсуждениям подвергается проблема правового статуса «будущего» человека в современном национальном и международном праве. И ведь это не удивительно, так как тема действительно актуальна и вызывает огромный интерес. Да и к тому же правовой статус зародыша в разных государствах определяется совершенно по-разному. А такие вопросы, как «является ли эмбрион человеком?», «в чем разница между плодом и эмбрионом?», «с какого срока беременности зародыш считается человеком?», «имеет ли «будущий» человек права; в каких источниках они прописаны?» и «является ли убийство зародыша преступлением?» до сих пор оставались без однозначного ответа.

На все эти вопросы, волнующие наше сознание, я постараюсь дать ответы в этой статье. Что же такое эмбрион?

Эмбрион

– это организм, находящийся на ранней стадии развития, образованный путем слияния женской и мужской половой клетки, их генетического материала. Такой зародыш становится плодом, находясь на сроке больше восьми недель. В законодательстве РФ все свои права человек получает с момента рождения. А еще существуют специальные критерии, предусмотренные медициной, которыми руководствуются при рождении ребенка: срок беременности составляет 22 недели и более, масса ребенка 500 г. и более, длина тела ребенка более 25 см.

Но может ли потенциальный человек рассчитывать хоть на какую-нибудь правовую защиту, предусмотренную государством?

Законодательство предоставляет некоторую защиту нерожденному ребенку, например:

  • Трудовой кодекс РФ признает, что мать может перевестись на другую работу, которая бы не представляла опасности для самой женщины и ее плода.
  • В п. 1 ст. 1116 Гражданского кодекса Российской Федерации указано, что наследниками могут быть граждане, которые были зачаты еще при жизни наследования.
  • В п. 2 ст. 7 закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» указано, что дети, зачатые при жизни потерпевшего, имеют право на обеспечение по страхованию.
  • Уголовный кодекс РФ преступление против беременной женщины признает отягчающим обстоятельством (п.1 ст. 63 УК РФ).
    Это свидетельствует о том, что государство в некоторых случаях защищает не только права женщины, но и развивающегося в ней плода.

Каков же правовой статус эмбриона в зарубежном праве?

В ст. 40 Конституции Ирландии прописано: «Государство признает право на жизнь нерожденного…».

В Конституции Словакии провозглашено, что человеческая жизнь достойна защиты еще до рождения. Согласно Чешской Конституции, плод тоже обладает правами.

В штате Калифорния установлена ответственность за убийство зародыша. В 1988 г. в штате Теннеси в решении по делу Девисов (Devis v. Devis) было определено, что:

  • ткани эмбриона обладают такими качествами, как индивидуальность, уникальность и возможность развития;
  • человеческая жизнь начинается с момента зачатия;
  • человеческий эмбрион не является объектом права собственности.

Вот так был создан важный прецедент в юридической практике: человеческий эмбрион не может быть объектом права собственности, так как представляет собой начало новой человеческой жизни.

Впоследствии на международном уровне было признано, что ребенок наделен правами еще до рождения.

Убийство эмбриона – убийство ли?

А теперь окунемся в сферу уголовного права. Для чего? А для того, чтобы узнать ответ на такой вопрос: является ли убийство потенциального человека уголовно наказуемым преступлением?

Смоделируем ситуацию. Допустим, женщине, находящейся в состоянии беременности, нанесли тяжелые повреждения, в результате которых погиб плод. Понесет ли человек наказание за содеянное?

Пока что статьи УК РФ гласят о том, что беременность женщины – это отягчающее обстоятельство, влечет за собой повышенную ответственность. Но отдельного наказания за убийство «будущего» человека не предусмотрено. Этот вопрос обсуждался депутатом РФ Александром Чуевым, и, возможно, в скором времени появится уголовная статья за убийство эмбриона в праве РФ.

Подводя итоги…

Что ж, мы приходим к выводу, что правовой статус эмбриона в российском праве далеко не однозначен. Особенно возникают смешанные чувства при сравнении статуса потенциального ребенка в зарубежном праве и в праве РФ. В Конституции РФ прописаны статьи, которые при некоторых обстоятельствах защищают нерожденного. Однако на данный момент в нашей стране «эмбрион» не равно «человек».

Правовое положение эмбриона человека

Вопросы, касающиеся объектов гражданско-правового оборота, всегда являлись одними из важнейших в правовой науке. В рамках этого проблема определения юридического статуса эмбриона и его пограничного положения между двумя категориями – субъектами и объектами гражданских правоотношений – по-прежнему остаётся неурегулированной, чем привлекает внимание множества специалистов.

Понятие «эмбрион» в российском законодательстве фигурирует в ФЗ «О временном запрете на клонирование человека»: это зародыш человека на стадии развития до восьми недель. Однако вопрос о его правовом статусе законодательно не урегулирован, что порождает множество правовых проблем, связанных с применением такого достижения медицинской науки как вспомогательные репродуктивные технологии (ВТР). Связано это с двойственной правовой природой эмбриона, его потенциальной способностью стать человеком. Существует, соответственно, два подхода к определению правового статуса эмбриона: 1. эмбрион – объект правоотношений – часть организма матери, приравниваемая к биоматериалу, и вещь, по поводу которой могут возникнуть правоотношения; 2. эмбрион – субъект права, полноправный участник правоотношений. Каждый из этих подходов порождает множество дополнительных вопросов. Рассмотрим по порядку.

Если причислять эмбрион к объектам права, стоит ли его рассматривать как отдельный организм или как часть организма матери? Закон РФ от 22.12.1992 N 4180-1 "О трансплантации органов и (или) тканей человека" своим содержанием относит их к репродуктивным тканям. Однако статья 2 данного нормативно правового акта указывает на то, что действие закона на эмбрионы не распространяется. Европейский суд по правам человека (по делу Beggemann and Scheuten v. Germany) постановил, что жизнь эмбриона неразрывно связана с жизнью беременной женщины и не может рассматриваться в отрыве от нее. Однако существует и иная точка зрения: ряд учёных (И. Х. Бабаджаев) [2, с. 19] говорят о телесной самостоятельности эмбриона даже в условиях нахождения в материнской утробе. Она рассматривается лишь как среда для развития эмбриона, поскольку он способен к саморазвитию, а его кровь никогда не смешивается с материнской. Это значит, что эмбрион может рассматриваться как самостоятельный организм.

Ещё один вытекающий из данного подхода вопрос - является ли эмбрион вещью, по поводу которой могут возникнуть правоотношения? Ряд правоведов (Н. Аполинская) [1] считают, что эмбрион может выступать в роли оборотоспособной и индивидуально определенной вещи и быть, например, объектом договорного права. Другие авторы (А. Пестрикова, Е. Митрякова) [6, с. 20-22] [5, с. 17] считают, что употреблять понятие эмбрион в контексте вещного права противоестественно, так как от этого зависит «оборотоспособность» отделяемых частей человеческого тела. В случае признания эмбриона объектом права, будет легальным заниматься их куплей-продажей и дарением, поскольку их можно будет причислить к объектам собственности.

Последнее обосновывает наличие второго подхода к определению юридического статуса эмбриона – причисления его к субъектам права. При рассмотрении эмбриона в данном контексте поначалу кажется, что он не может являться субъектом, т. к. является не человеком, а лишь зачатком человеческой жизни, и обретать и осуществлять права он не может. К тому же Конституция РФ гласит, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения, а Гражданский кодекс РФ определяет этот самый момент как момент отделения плода от организма матери посредством родов. Однако при этом в контексте гражданского и семейного права ещё не родившийся плод уже обладает правом наследования (насцитур), а законодательство о социальном страховании закрепляет право детей, зачатых при жизни потерпевшего, на обеспечение по страхованию. Данные противоречия в отечественном законодательстве вызывают вполне обоснованный вопрос: если эмбрион является субъектом, имеет ли он право на жизнь? С какого момента ее необходимо охранять?

Е.В. Толстая [8] считает, что эмбрион обладает правом на жизнь с момента зачатия и должен обеспечиваться защитой со стороны государства на любой стадии развития. Такой точки зрения придерживается и К. Н. Свитнев [7, с. 31-36], считающий, что эмбрион на всем протяжении своего развития должен рассматриваться как человеческое существо, обладающее правом на реализацию человеческого потенциала с момента зачатия.

Обратимся к зарубежной судебной практике. В 1988 году суд штата Теннесси, рассмотрев дело Девисов (Devis v. Devis) установил следующее: человеческая жизнь начинается с момента зачатия, ткани эмбриона обладают такими качествами, как индивидуальность, уникальность, человеческий эмбрион не является объектом права собственности. Данный судебный прецедент гласит о том, что эмбрионы не могут входить в общий объем имущества, принадлежащего супругам, и к ним неприменимы общие правила о разделе имущества.

Данные размышления позволяют нам сделать вывод о том, что эмбрион можно считать особым субъектом право и, следовательно, участником правоотношений. Эта позиция прослеживается в международных нормативно правовых актах. Обратимся к содержанию международных документов. Так, Декларация прав ребенка подчеркивает: ". Ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения".

При анализе зарубежных законодательств также можно проследить тенденцию признания необходимости защиты прав эмбриона. Так, например, Конституция Ирландии провозглашает: "Государство признает право на жизнь нерожденного. ", а Конституция Словацкой республики закрепляет: "Человеческая жизнь достойна охраны еще до рождения".

Однако вышесказанное не даёт ни отечественной, ни зарубежной науке никакой определённости. Однозначно ответить на все поставленные вопросы на данном этапе развития права не может законодательство ни одной страны, а в ряде случаев международной практики эмбрионы становятся предметом многочисленных споров. Несмотря на то, что в правовой науке каждая из сторон имеет свою точку зрения касательно описываемого вопроса, для всех очевидно, что статус эмбриона требует особого нормативно-правового регулирования как со стороны нашего государства, так и со стороны международного права.

На наш взгляд признавать эмбрион полноправным субъектом правоотношений не целесообразно, поскольку в таком случае неясно, какими правами будет обладать мать, в утробе которой находится эмбрион, а также что будет в случае, медицинского вмешательства, такого как искусственное прерывание беременности, либо воздействия естественных факторов (выкидыша). Разумным видится признание эмбриона категорией особого рода, к которой всё же будут применимы меры государственно-правовой охраны. Так или иначе, данный вопрос требует урегулирования специалистами.

Аполинская Н. В. «Биологические объекты человека в гражданском праве Российской Федерации» // дис. канд. Юрид. наук 2009

Бабаджаев И.Х. Правовое регулирование эмбриона человека: светский и религиозные аспекты// Юридическая наука: история и современность 2012 № 8 с.19

Еремеева О. И., Сайфуллина Н. А. «К вопросу о понятии и правовом положении эмбриона человека» // Инновационная наука 2016 №3-2 с. 40-44

Лубская К. А. «Правовое положение эмбриона человека» // Аллея науки 2019 №10 с. 647-652

Митрякова Е.С. Эмбрион как субъект правоотношений // Вестник Тюменского государственного университета с.17

Пестрикова А.А. Наследственные права и правовой статус эмбриона // Наследственное право. 2009. № 4. с. 20–22

Свитнев К.Н. «Юридический статус эмбриона в международном праве» (правоприменительная практика) // Медицинское право. 2009 N 3 с. 31 – 36

Определение начала жизни во все времена считалось одним из самых серьезных и запутанных вопросов. Но всегда стоял остро вопрос о том, какими правами должен обладать эмбрион человека. На современном этапе развития в решении данного вопроса также нет единства. Представляется целесообразным придать зачатому, но не рожденному лицу ограниченную правоспособность, так как положения, касающиеся права эмбриона на жизнь, должны быть закреплены в Конституции РФ.

В римском праве считалось, что правоспособность появляется в момент рождения и прекращается в момент смерти. Но все же право заботилось об обеспечении интересов лица, находящегося в утробе матери. Древнеримский мыслитель и философ Ульпиан в 41-й книге «Комментариев к эдикту» отмечал, что подобно тому, как претор заботится о тех детях, которые уже среди живущих, так же он, вследствие надежды на рождение, не оставляет без внимания и тех, кто еще не родился. Отсюда можно сделать вывод о том, что Ульпиан указывал на необходимость защиты жизни ребенка еще до рождения.

В российском уголовном праве XIX - начала XX в., в Уложениях 1845 г. и 1903 г. утробная жизнь человеческого организма рассматривалась как одна из форм объекта преступлений против жизни, к которым наряду с убийством относилось умерщвление (изгнание) плода.

На современном этапе развития в решении данного вопроса также нет единства. Законодательство иностранных государств, в частности Европы, также не дает на данный вопрос однозначного ответа, тем не менее, европейское законодательство стоит на страже прав эмбриона. Во Франции жизнь ребенка начинает защищаться государственными законами через 10 недель после зачатия, в Дании - после 12 недель, в Швеции - после 20, во многих странах жизнь юридически защищена только после рождения.

Одним из важнейших вопросов современной биоэтики является вопрос о статусе эмбриона. Развитие новых биотехнологий, методов перинатальной диагностики и медицины привело к широкому распространению исследований на человеческих эмбрионах и по¬ставило перед обществом и правом ряд проблем. Такие понятия, как «права плода» или «права эмбриона», стали употребляться совсем недавно.

Эмбрион представляет собой оплодотворенную яйцеклетку через 24 часа после оплодотворения. Американский доктор Эрнст Хант отмечает: «Оплодотворенная яйцеклетка - не просто клеточная масса без особых своих собственных характеристик. Это полностью и абсолютно есть жизнь человеческого существа, и она имеет ту же жизнь, какую имеет ново-рожденный младенец, дитя, подросток и зрелый человек». Аналогичное высказывание принадлежит Д. О''Коннор: «Беременность - это период созревания нового существа, а не превращение его в человека, так как это уже человек» .

Закон РФ от 22 декабря 1992 г № 4180-1 «О трансплантации органов и тканей» (ст. 2) относит эмбрионы к частям тела, указывая при этом, что действие закона на эмбрионы не распространяется. Представляется, что эмбрионы все же не являются частью тела, поскольку уже содержат в себе генетический материал клеток двух людей. Эти особые объекты донорства несут в себе «наследственный материал, участвуют в генетическом формировании человека, определяют его физические и психические качества и устанавливают биологическое родство между донором и реципиентом». Вместе с тем, поскольку эмбрион - только начало жизни, но еще не человек, то он не имеет правоспособности, и его судьба зависит от родителей. Такая двойственная правовая природа эмбрионов по¬рождает серьезные правовые проблемы.

Прежде всего, встает вопрос о том, может ли эмбрион быть объектом правоотношений, в том числе имущественного характера. Это связано с возможностью криоконсервации эмбрионов. Замораживание позволяет имплантировать эмбрион женщине и осуществить рождение ребенка через длительный срок после оплодотворения (эмбрионы могут храниться в пригодном для дальнейшего развития состоянии в течение примерно 3 лет). Подсчитано, что только в Соединенных Штатах хранится около 200 тысяч замороженных эмбрионов.

Эмбрионы уже становятся предметом имущественных споров. Наиболее известный случай в этой области - дело Дэвисов, слушание по которому было в 1989 г. в штате Теннеси, США.

В 1988 г. бездетные супруги Дэвис узнали о возможности произвести оплодотворение яйцеклетки в лабораторных условиях. 8 декабря 1988 г было проведено искусственное оплодотворение in vitro и было получено 9 эмбрионов. Два из них были имплантированы Мари Дэвис, ожидаемой беременности не произошло. Остальные семь эмбрионов были заморожены с целью возможной дальнейшей имплантации. Однако в скором времени супруги расторгли брак и начали раздел имущества. Единственный спорный вопрос состоял в том, имеет ли кто-нибудь из супругов исключительное право на замороженные эмбрионы либо должен быть создан режим совместно пользования, исключающий возможность распоряжения эмбрионами только одним из бывших супругов. Суд вынес решение о пере-даче эмбрионов во временное владение Мери Дэвис в целях имплантации.

Кроме того, суд установил следующее: человеческая жизнь начинается с момента зачатия; ткани эмбриона обладают такими качествами, как индивидуальность, уникальность: человеческий эмбрион не является объектом права собственности.

Тем самым был создан важный прецедент в юридической практике: человеческий эмбрион не может быть объектом права собственности, поскольку представляет собой начало новой человеческой жизни. Эмбрионы не могут входить в общий объем имущества, принадлежащего супругам, и к ним не применимы общие правила о разделе имущества, из чего можно сделать вывод о том, что эмбрион является особым субъектом права, а, следовательно, косвенно может быть участником правоотношений.

Стоит обратить внимание, что в соответствии со ст. 56 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» ограничены права женщины на искусственное прерывание беременности при сроке беременности свыше 12 недель, а по социальным показаниям - при сроке беременности свыше 22 недель. Такая позиция законодателя может свидетельствовать о том, что он относится к внутриутробному плоду с определенного срока его развития не просто как к физиологической части женского организма, которой она может распоряжаться самостоятельно, а как к существу, которое уже имеет право на жизнь. Право же в соответствии с правовой доктриной может принадлежать только субъекту.

В настоящее время проблема определения момента начала правовой охраны человеческой жизни находится в центре внимания целого ряда ведущих исследователей в области конституционного права, среди которых А.И. Ковлер, Л.Н. Линник, М.Н. Малеина, О.Г. Селихова, Н.В. Кальченко, Г.Б. Романовский.

Большинство ученых придерживается позиции, согласно которой «начало жизни должно определяться с момента зачатия»; «биологическая жизнь восходит своим началом к эмбриональному состоянию человеческого организма… социальная жизнь человека начинается с момента его рождения».

Важно отметить, что Декларация прав ребенка, принятая Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г., подчеркивает: «. Ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения» .

Несомненно, представленные позиции являются спорными. Действующее законодательство не содержит норм, признающих правовой статус эмбрионов, тем более в качестве субъектов права. И запрет на прерывание беременности свыше установленного срока является необходимостью защитить здоровье женщины, для которой аборт на позднем сроке беременности потенциально имеет определенную опасность. Тем не менее, развитие современных технологий в медицине ставит новые проблемы для права, которые необходимо учитывать и искать легальные способы их разрешения.

В связи с вышеизложенными проблемами возникает вопрос в рамках наследственных правоотношений. Если зачатие произошло вследствие имплантации эмбриона после смерти наследодателя, возможно ли призвание к наследованию такого ребенка, учитывая и тот факт, что при жизни, возможно, наследодатель желал видеть в качестве наследника именно этого ребенка. Действующее законодательство отрицательно отвечает на этот вопрос, следовательно, даже при составлении завещания, призвание к наследованию лиц, зачатых после смерти наследодателя, невозможно.

С другой стороны, если признать эмбрионы человека потенциальными (предполагаемыми) субъектами права, то впоследствии они могут стать субъектами права, при имплантации эмбриона и рождении ребенка, а могут так и остаться определенным набором клеток. Может быть, признание такого правого положения эмбрионов позволит разрешить проблему косвенного участия эмбрионов в правоотношениях, в данном случае в наследственных отношениях.


Статья посвящена проблеме определения гражданско-правового статуса эмбриона. В статье представлены различные подходы к установлению правового положения эмбриона как субъекта и объекта права. Проанализированы российское и зарубежное законодательство, регулирующие режим использования эмбрионов. В своих выводах автор формулирует определение эмбриона, акцентирует внимание на том, что эмбрион обладает особым правовым статусом.

Ключевые слова: эмбрион, вспомогательные репродуктивные технологии, субъект права, объект права, право на жизнь.

Вспомогательные репродуктивные технологии (далее — ВРТ) за последние два десятилетия стремительно шагнули вперед. Появились новые общественные отношения, объектом которых зачастую выступает эмбрион человека. Однако сфера правового регулирования ВРТ, в том числе и в России, во многом отстает. Проблема определения правового статуса эмбриона является одной из актуальных вопросов современного права, и представляет собой предмет спора многих ученых. Так, некоторые судят об эмбрионе, как об объекте гражданских правоотношений, другие склоняются в пользу субъекта. Значимость установления гражданско-правового статуса эмбриона кроется в его потенциальной способности стать человеком, следовательно, необходимо четко установить режимы распоряжения и использования столь необычного явления.

С принятием Федерльного закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» [6] в отечественной правоприменительной практике появился новый объект — эмбрион человека, правовой статус и режим использования которого нуждаются в конкретизации и устранении ряда пробелов [11].

В статье 2 ФЗ «О временном запрете на клонирование человека» [7] дается понятие: «эмбрион человека — это зародыш человека на стадии развития до восьми недель». Согласно словаря терминов ВРТ Всемерной организации здравоохранения «эмбрион — это продукт деления зиготы до окончания эмбриональной стадии развития, восемь недель после оплодотворения» [24]. В юридической науке также встречается термин «насцитурус» (от латинского — нерожденный). Он употребляется в наследственном праве и используется в отношении того, кто должен родиться [12].

Рассмотрим российское и зарубежное право, которое регламентирует гражданско-правовой режим эмбрионов. Так, статья 55 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» закрепляет право на криоконсервацию и хранение своих эмбрионов, а также устанавливает запрет на выбор пола ребенка, за исключением случаев возможности наследования заболеваний, связанных с полом и использование эмбрионов человека для промышленных целей [6].

Конвенция о защите прав человека и достоинства человеческого существа в связи с применением достижений биологии и медицины запрещает создание эмбрионов человека в целях исследования, а также подчеркивает «необходимость защиты эмбриона при проведении научных исследований: если общегосударственное право разрешает проведение исследований на эмбрионах in vitro (с латинского — «в пробирке»), то закон должен обеспечивать надлежащую защиту эмбриона» [3].

Директива Европейского Парламента и Совета Европейского союза о правовой охране биотехнологических изобретений, которая является обязательной для всех стран — членов Европейского союза, говорит, что тело человека, независимо от стадии его развития не может выступать в качестве патентоспособного изобретения, а также запрещает использовать эмбрион человека в промышленных и коммерческих целях [4].

Также можно процитировать Преамбулу Конвенции о правах ребенка [2], где говорится, что «ребенок нуждается в охране, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения».

Таким образом, международное право говорит, что эмбрион нуждается в защите, а его использование должно быть строго регламентировано национальным законодательством и ограничено в обороте.

В Конституции РФ закреплены основные права и свободы человека: в статье 20 — право на жизнь, в статье 22 — право на свободу и личную неприкосновенность, в статье 23 — право на неприкосновенность частной жизни. Согласно части 2 статьи 17 Конституции РФ «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» [1].

В Конституциях Словакии и Чехии говорится, что человеческая жизнь достойна охраны еще до рождения. В положениях Конституция Ирландии отражено, что государство признаёт право на жизнь нерождённого и гарантирует в своих законах уважение и, насколько это возможно, защищает и поддерживает своими законами это право [10].

В юридической науке существует позиция, согласно которой эмбриону следует придать ограниченную правоспособность, а положения о правах эмбриона на жизнь, должны быть закреплены в Конституции РФ. В Основном Законе предлагается отразить право эмбриона на рождение, которое будет означать конституционную гарантию правоспособности зачатого, но неродившегося лица [11]. Аргументируя тем, что конституционное закрепление права на жизнь эмбриона с момента зачатия, может рассматриваться в качестве основы для правомерного использования человеческих эмбрионов. Данное положение отразит право на жизнь как абсолютную ценность, что поспособствует формированию гуманного и оправданного отношения к человеческому эмбриону в современном российском обществе [19].

В соответствии с ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» [6] моментом рождения ребенка является момент отделения плода от организма матери посредством родов. Медицинскими критериями рождения являются: рождение ребенка при сроке беременности 22 недели и более, вес ребенка при рождении 500 гр. и более (или менее 500 грамм при многоплодных родах), длина тела ребенка при рождении 25 см и более, дышит и проявляет другие признаки жизни [8].

Исходя из чего можно сделать вывод, что эмбрион не является носителем основных прав и свобод, поскольку, согласно действующему законодательству, эмбрион не является человеком.

В пользу теории об эмбрионе как субъекте правоотношений ученые также выделяют право наследования, где за нерожденным ребенком признается право на наследство [13]. Российским гражданским правом действительно предусмотрены некоторые права нерожденного ребенка. Так, в ст. 1116 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) отображен перечень лиц, которые могут призываться к наследованию. Среди прочих также включены лица, зачатые при жизни наследодателяиродившиеся живыми после открытия наследства [5]. Содержание данной нормы косвенно позволяет сделать вывод о том, что в некоторых случаях эмбрион может выступать в качестве субъекта правоотношений.

Рыжова А. А. [21] приводит пример трудов Е. К. Шотт и Д. В. Лоренц [14], которые также отталкиваются от наследственного права, когда приводят примеры из зарубежного опыта. Так, Гражданский кодекс Нидерландов содержит положения, о том, что зачатый, но не родившийся ребенок считается появившимся на свет, если эта презумпция соответствует его интересам. Согласно Гражданскому кодексу Японии все физические лица с момента рождения обладают полной правоспособностью. Эти права распространяются также на нерожденного ребенка при возникновении деликтных правоотношений и наследовании. В Общем гражданском уложении Австрийской Республики эмбрион с момента зачатия имеет притязание на защиту со стороны государства. Однако мертворожденный ребенок считается как никогда не зачатый, когда речь идет о тех правах, которые бы ему принадлежали, если бы он был жив.

Как правильно замечает Михайлова И. А., дискуссия о возможности признания возникновения правоспособности с момента зачатия, а не с момента рождения систематически поднимается. В Государственной Думе разрабатывали законопроект, предусматривающий внесение в ГК РФ «о фактическом, хотя и частичном признании правоспособности зачатых, но не рожденных лиц в действующем законодательстве путем признания за ними права на жизнь и права на наследство» [18].

Митрякова Е. С. считает, что данные тезисы нельзя однозначно назвать признающими правосубъектность эмбриона. В данном случае закон гарантирует охрану будущих прав человека. То есть когда ребенок родится, он будет обладать определенными правами. Условием реальной правоспособности в любом случае будет рождение ребенка живым [17]. Таким образом, признавая эмбрион наследником, законодатель имеет в виду то, что право на наследование у него возникнет в случае рождения [22]. Зачатый ребенок может стать субъектом права, но не следует рассматривать его в качестве обладателя правоспособности и другими правами до рождения. Субъективные права возникают лишь у существующего реально субъекта.

Суммируя изложенный материал, следует согласиться с Романовским Г. Б. в том, что право быть признанным субъектом права возникает именно с момента рождения. На сегодняшний день закон не признает эмбрион человека правоспособным, то есть не придает ему статус субъекта права. Российскому законодателю следует учитывать интересы неродившихся детей, но не признавать их правоспособность [20]. Необходимо охранять эмбрион как начало человеческой жизни, однако признание эмбриона субъектом права, может породить серьезные правовые последствия.

Митрякова Е. С. предлагает отнести эмбрион человека к объектам особого рода, ограниченным в обороте, то есть права на него могу принадлежать лишь его генетическим родителям, а нахождение эмбриона в гражданском обороте будет обусловлено специальным разрешением. В случае признания эмбриона субъектом правоотношений, будут запрещены любые действия, производимые с ним, в том числе, искусственное прерывание беременности, ЭКО, суррогатное материнство и так далее [17].

Другие авторы говорят, что использование правовых механизмов права собственности в отношении человеческих эмбрионов противоестественно, так как этот вопрос неразрывно связан с «оборотоспособностью» отделяемых частей человеческого тела, которые не могут выступать объектами права собственности, а значит не могут легально реализовываться посредствам договора купли-продажи или дарения [23].

Дружинина Ю. Ф. предлагает рассматривать эмбрион как объект права. Автор приводит ряд аргументов в пользу своего утверждения:

  1. При криоконсервации эмбрионов специализированная медицинская организация принимает на себя обязательство по хранению эмбрионов (п. 41 Приказа Минздрава РФ № 107н) [9], в этом случае эмбрион становится объектом обязательственных правоотношений;
  2. Право на использование эмбриона принадлежит лицам, обратившимся за медицинской помощью, поскольку эмбрионы создаются для лечения бесплодия и рождения ребенка [12].

Майфат А. В. говорит, что эмбрион не может считаться имуществом, в том числе выступать предметом общего имущества супругов, предметом наследования и так далее. При этом автором ставится вопрос о необходимости законодательного установления лиц, имеющих право распоряжаться эмбрионами [15]. В данном тезисе наблюдается конфликт, так как отрицая имущественную природу эмбриона, автор задает вопрос о лицах, имеющих право определять его судьбу.

Таким образом, эмбрион не является субъектом гражданских правоотношений, потому что своими действиями не может приобретать и осуществлять гражданские права и обязанности. К объекту гражданских правоотношений эмбрион в полной мере также не относится, хотя бы потому что статья 128 ГК РФ, содержащая перечень объектов гражданских прав, не относит эмбрион к таковым. Человеческая жизнь бесспорно является высшей ценностью, поэтому приравнивание эмбриона к вещи недопустимо. Соответственно, эмбрион имеет особый гражданско-правовой статут.

Итак, эмбрион — это объект, ограниченный в обороте, режим использования и распоряжения которым должен быть строго урегулирован национальным и международным законодательством.

Основные термины (генерируются автоматически): эмбрион, эмбрион человека, ГК РФ, момент зачатия, момент рождения, нерожденный ребенок, основа охраны здоровья граждан, рождение ребенка, Российская Федерация, человеческая жизнь.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: