Верховный суд разъяснил правила споров о детях между родителями

Обновлено: 16.04.2024

Иски от родителей по определению места жительства ребенка давно перестали быть в наших судах редкостью. Это очень тяжелые процессы, причем во всех смыслах - финансовых и моральных. Поэтому проверку одного такого "делительного" спора Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда можно назвать очень важной для многих граждан.

До сих пор бытует весьма распространенное мнение, что суд в подобных спорах всегда станет на сторону того родителя, который "богаче". И который может предоставить своему ребенку больший набор материальных благ. Действительно, для таких выводов можно найти примеры, но позиция самых опытных судей страны разъясняет, как правильно разрешать подобные споры и что в них будет главным, и о чем не надо забывать в судебных семейных спорах.

Есть, например, момент, который обязательно должны видеть суды. Далеко не всегда "деление" маленького человека связано с действительной заботой родителей о судьбе ребенка.

Главная сложность в таких делах заключается не только в значимости поставленных перед судом вопросов, но и в определении правильного предмета доказывания и оценке доказательств. Один из аспектов доказывания, о котором могут забыть в споре, указал в своем определении Верховный суд.

Итак, некая дама подала в суд на супруга, с которым она рассталась, но пока официально, "на бумаге", не развелась. Истица попросила определить место жительства ребенка с ней. Отец, в свою очередь, считал, что сын должен остаться с ним. Оба родителя были совершенно нормальными и достойными людьми. Поэтому в этой семье сложилась парадоксальная ситуация - ребенок переходил из рук в руки. То есть поначалу он жил с матерью, потом - с отцом, а затем мать попросила суд отдать сына ей.

Районный суд, выслушав стороны, оставил ребенка с матерью, сократив время свиданий отца с ребенком до четырех часов по выходным и праздникам. Районный суд объяснил такое сокращение просто - ребенку всего год, и разлучать его с матерью нельзя. С решением отец, понятно, не согласился и опротестовал его.

Материальное положение родителя - не безусловный аргумент в споре о месте проживания ребенка

В апелляции пошли ему навстречу и приняли противоположное решение. Судьи городского суда исходили из того, что бытовые условия у отца лучше материнских.

Отец малыша - индивидуальный предприниматель, живет в собственном доме, где у ребенка есть отдельная комната и все необходимое. Отец, как подчеркнули судьи, лично занимается воспитанием сына. Мать, сказали в апелляции, в настоящий момент не работает, живет на алименты, которые получает на старшего ребенка, пособие и помощь родственников. Женщина живет в старом доме с печным отоплением и туалетом на улице.

Из всего этого апелляция сделала вывод, что у матери нет возможности реального воспитания ребенка, который "уже привязался к отцу".

Теперь уже мать пошла в вышестоящую инстанцию оспаривать такое решение. Разбираться в вопросе пришлось Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда.

Вот главная мысль, которую высказал Верховный суд. Материальное положение и бытовое преимущество одного из родителей само по себе не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя на проживание с ним ребенка.

Суды при рассмотрении таких споров должны исходить из интересов ребенка в совокупности и обстоятельств, характеризующих обстановку, которая "сложилась в месте проживания каждого из родителей". Однако для того чтобы выяснить, какова эта обстановка, потребуются доказательства - выводы суда "не должны быть общими и абстрактными", подчеркивается в определении. Ссылка в решении суда должна быть на нормативные акты и на доказательства. А их в этом споре было недостаточно.

Верховный суд напомнил про Семейный кодекс и его статью 78. В ней говорится, что если суды рассматривают споры, связанные с воспитанием детей, к участию в деле надо привлечь органы опеки - независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка. Опека перед процессом должна провести обследование условий жизни ребенка и тех, кто хочет его воспитывать. Акт обследования и основанное на нем заключение предоставляют в суд. "Заключение органа опеки и попечительства должно быть подписано уполномоченным на это должностным лицом органа опеки или органа местного самоуправления", - напоминает высокий суд. В нашем деле такого заключения не было.

А еще Верховный суд подчеркнул, что суды не назначили экспертизу, о которой просил отец ребенка. Неназначение судом экспертизы является "существенным нарушением норм процессуального права".

В итоге Верховный суд отправил дело на новое рассмотрение.

Текст: Наталья Козлова

Российская газета - Федеральный выпуск № 170(8224)

Иски от родителей по определению места жительства ребенка давно перестали быть в наших судах редкостью. Это очень тяжелые процессы, причем во всех смыслах - финансовых и моральных. Поэтому проверку одного такого "делительного" спора Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда можно назвать очень важной для многих граждан.

До сих пор бытует весьма распространенное мнение, что суд в подобных спорах всегда станет на сторону того родителя, который "богаче". И который может предоставить своему ребенку больший набор материальных благ. Действительно, для таких выводов можно найти примеры, но позиция самых опытных судей страны разъясняет, как правильно разрешать подобные споры и что в них будет главным, и о чем не надо забывать в судебных семейных спорах.

Есть, например, момент, который обязательно должны видеть суды. Далеко не всегда "деление" маленького человека связано с действительной заботой родителей о судьбе ребенка.

Главная сложность в таких делах заключается не только в значимости поставленных перед судом вопросов, но и в определении правильного предмета доказывания и оценке доказательств. Один из аспектов доказывания, о котором могут забыть в споре, указал в своем определении Верховный суд.

Итак, некая дама подала в суд на супруга, с которым она рассталась, но пока официально, "на бумаге", не развелась. Истица попросила определить место жительства ребенка с ней. Отец, в свою очередь, считал, что сын должен остаться с ним. Оба родителя были совершенно нормальными и достойными людьми. Поэтому в этой семье сложилась парадоксальная ситуация - ребенок переходил из рук в руки. То есть поначалу он жил с матерью, потом - с отцом, а затем мать попросила суд отдать сына ей.

Районный суд, выслушав стороны, оставил ребенка с матерью, сократив время свиданий отца с ребенком до четырех часов по выходным и праздникам. Районный суд объяснил такое сокращение просто - ребенку всего год, и разлучать его с матерью нельзя. С решением отец, понятно, не согласился и опротестовал его.

Материальное положение родителя - не безусловный аргумент в споре о месте проживания ребенка

В апелляции пошли ему навстречу и приняли противоположное решение. Судьи городского суда исходили из того, что бытовые условия у отца лучше материнских.

Отец малыша - индивидуальный предприниматель, живет в собственном доме, где у ребенка есть отдельная комната и все необходимое. Отец, как подчеркнули судьи, лично занимается воспитанием сына. Мать, сказали в апелляции, в настоящий момент не работает, живет на алименты, которые получает на старшего ребенка, пособие и помощь родственников. Женщина живет в старом доме с печным отоплением и туалетом на улице.

Из всего этого апелляция сделала вывод, что у матери нет возможности реального воспитания ребенка, который "уже привязался к отцу".

Теперь уже мать пошла в вышестоящую инстанцию оспаривать такое решение. Разбираться в вопросе пришлось Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда.

Вот главная мысль, которую высказал Верховный суд. Материальное положение и бытовое преимущество одного из родителей само по себе не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя на проживание с ним ребенка.

Суды при рассмотрении таких споров должны исходить из интересов ребенка в совокупности и обстоятельств, характеризующих обстановку, которая "сложилась в месте проживания каждого из родителей". Однако для того чтобы выяснить, какова эта обстановка, потребуются доказательства - выводы суда "не должны быть общими и абстрактными", подчеркивается в определении. Ссылка в решении суда должна быть на нормативные акты и на доказательства. А их в этом споре было недостаточно.

Верховный суд напомнил про Семейный кодекс и его статью 78. В ней говорится, что если суды рассматривают споры, связанные с воспитанием детей, к участию в деле надо привлечь органы опеки - независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка. Опека перед процессом должна провести обследование условий жизни ребенка и тех, кто хочет его воспитывать. Акт обследования и основанное на нем заключение предоставляют в суд. "Заключение органа опеки и попечительства должно быть подписано уполномоченным на это должностным лицом органа опеки или органа местного самоуправления", - напоминает высокий суд. В нашем деле такого заключения не было.

А еще Верховный суд подчеркнул, что суды не назначили экспертизу, о которой просил отец ребенка. Неназначение судом экспертизы является "существенным нарушением норм процессуального права".

В итоге Верховный суд отправил дело на новое рассмотрение.

Текст: Наталья Козлова

Российская газета - Федеральный выпуск № 170(8224)

Из всех споров, с которыми сталкиваются граждане при разводах, самыми тяжелыми со всех точек зрения считается "деление ребенка". Официально выражаясь - определение, с кем из родителей после развода останется ребенок жить.

По мнению юристов, которые профессионально занимаются бракоразводными процессами, далеко не всегда в подобных спорах родители могут сами договориться. Иногда это бывает и с любящими родителями, когда ни про одного из них нельзя сказать ничего плохого.

Но чаще, и это ясно видно из судебной практики, далеко не всегда определение места жительства ребенка после развода связано с действительной заботой родителей о его судьбе. Зачастую требование оставить ребенка именно с одним из родителей связано с желанием больно отомстить за неудавшуюся совместную жизнь.

Учитывая, что подобных споров в наших судах много, а единообразной судебной практики фактически нет, разъяснения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ могут оказаться полезными и гражданам, и региональным судьям.

В нашем случае родители ребенка в суде также решали, с кем ему жить. Ситуация была самой стандартной - оба родителя характеризовались положительно. Но местные суды разошлись во мнениях - кто из них имеет лучшие возможности растить общего ребенка. Районный суд решил, что правильно оставить малыша матери, хотя ее условия жизни были хуже, чем у отца. Но вторая инстанция это решение отменила и встала на сторону бывшего супруга.

В итоге пересматривать разные результаты одного спора пришлось Верховному суду. Его Судебная коллегия по гражданским делам и разъяснила, какие обстоятельства будут считаться главными в аналогичных семейных спорах.

В нашем случае все началось с того, что гражданка принесла в суд иск на супруга, с которым она рассталась, но официально не развелась. Женщина просила определить место жительства ребенка у нее. Отец, в свою очередь, считал, что сын должен остаться жить с ним. В итоге сложилась следующая картина - ребенок переходил из рук в руки. То есть сначала он жил с матерью, потом с отцом, а затем мать попросила суд отдать сына ей. Осложняло ситуацию, как ни странно, то, что родители характеризовались положительно.

В первой инстанции суд оставил ребенка с матерью, сократив время свиданий отца с ребенком до четырех часов по выходным и праздничным дням. При принятии решения в пользу истицы суд вспомнил один из принципов Декларации прав ребенка. В нем сказано следующее: "Малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучен со своей матерью".

Отец опротестовал такой вердикт. И уже апелляция приняла прямо противоположное решение - ребенок будет жить с отцом. Судьи второй инстанции исходили из того, что условия жизни у отца лучше. Мужчина - предприниматель, живет в собственном доме, где у ребенка есть отдельная комната и все необходимое. Плюс ко всему отец действительно занимается воспитанием сына. Мать же ребенка не работает, живет на алименты на старшего ребенка, пособие и помощь родственников. И ее жилищные условия хуже.

Из всего этого апелляция сделала вывод, что у матери нет возможности реального воспитания ребенка, который уже привязался к отцу.

С такими решениями дело дошло до Верховного суда, который изучил спор и заявил: преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя.

По мнению Верховного суда, в таких спорах нужно исходить из интересов ребенка в совокупности и "обстоятельств, характеризующих обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей". Однако для того, чтобы выяснить, какова эта обстановка, потребуются доказательства - выводы суда "не должны быть общими и абстрактными", подчеркивается в определении по делу, суд должен ссылаться на нормативные акты и доказательства. Именно их было недостаточно, подчеркнул Верховный суд.

Преимущество в материальном положении родителя - не основание для решения в его пользу

Высокая судебная инстанция напомнила про статью 78 Семейного кодекса. В ней сказано, что если суды рассматривают споры, связанные с воспитанием детей, к участию в деле надо привлечь органы опеки - независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка. Опека должна провести обследование условий жизни ребенка и тех, кто хочет его воспитывать. Акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора предоставляют в суд. "Заключение органа опеки и попечительства должно быть подписано уполномоченным на это должностным лицом органа опеки или органа местного самоуправления", - напоминает ВС. Однако в деле такого заключения не было.

А еще, сказал Верховный суд, суды не назначили экспертизу, о которой просил отец ребенка. Неназначение судом экспертизы считается существенным нарушением норм процессуального права. В итоге Верховный суд велел апелляции заново пересмотреть дело.

Из всех споров, с которыми сталкиваются граждане при разводах, самыми тяжелыми со всех точек зрения считается "деление ребенка". Официально выражаясь - определение, с кем из родителей после развода останется ребенок жить.

weerapatkiatdumrong / istock

По мнению юристов, которые профессионально занимаются бракоразводными процессами, далеко не всегда в подобных спорах родители могут сами договориться. Иногда это бывает и с любящими родителями, когда ни про одного из них нельзя сказать ничего плохого.

Но чаще, и это ясно видно из судебной практики, далеко не всегда определение места жительства ребенка после развода связано с действительной заботой родителей о его судьбе. Зачастую требование оставить ребенка именно с одним из родителей связано с желанием больно отомстить за неудавшуюся совместную жизнь.

Учитывая, что подобных споров в наших судах много, а единообразной судебной практики фактически нет, разъяснения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ могут оказаться полезными и гражданам, и региональным судьям.

В нашем случае родители ребенка в суде также решали, с кем ему жить. Ситуация была самой стандартной - оба родителя характеризовались положительно. Но местные суды разошлись во мнениях - кто из них имеет лучшие возможности растить общего ребенка. Районный суд решил, что правильно оставить малыша матери, хотя ее условия жизни были хуже, чем у отца. Но вторая инстанция это решение отменила и встала на сторону бывшего супруга.

В итоге пересматривать разные результаты одного спора пришлось Верховному суду. Его Судебная коллегия по гражданским делам и разъяснила, какие обстоятельства будут считаться главными в аналогичных семейных спорах.

В нашем случае все началось с того, что гражданка принесла в суд иск на супруга, с которым она рассталась, но официально не развелась. Женщина просила определить место жительства ребенка у нее. Отец, в свою очередь, считал, что сын должен остаться жить с ним. В итоге сложилась следующая картина - ребенок переходил из рук в руки. То есть сначала он жил с матерью, потом с отцом, а затем мать попросила суд отдать сына ей. Осложняло ситуацию, как ни странно, то, что родители характеризовались положительно.

В первой инстанции суд оставил ребенка с матерью, сократив время свиданий отца с ребенком до четырех часов по выходным и праздничным дням. При принятии решения в пользу истицы суд вспомнил один из принципов Декларации прав ребенка. В нем сказано следующее: "Малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучен со своей матерью".

Отец опротестовал такой вердикт. И уже апелляция приняла прямо противоположное решение - ребенок будет жить с отцом. Судьи второй инстанции исходили из того, что условия жизни у отца лучше. Мужчина - предприниматель, живет в собственном доме, где у ребенка есть отдельная комната и все необходимое. Плюс ко всему отец действительно занимается воспитанием сына. Мать же ребенка не работает, живет на алименты на старшего ребенка, пособие и помощь родственников. И ее жилищные условия хуже.

Из всего этого апелляция сделала вывод, что у матери нет возможности реального воспитания ребенка, который уже привязался к отцу.

С такими решениями дело дошло до Верховного суда, который изучил спор и заявил: преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя.

По мнению Верховного суда, в таких спорах нужно исходить из интересов ребенка в совокупности и "обстоятельств, характеризующих обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей". Однако для того, чтобы выяснить, какова эта обстановка, потребуются доказательства - выводы суда "не должны быть общими и абстрактными", подчеркивается в определении по делу, суд должен ссылаться на нормативные акты и доказательства. Именно их было недостаточно, подчеркнул Верховный суд.

Высокая судебная инстанция напомнила про статью 78 Семейного кодекса. В ней сказано, что если суды рассматривают споры, связанные с воспитанием детей, к участию в деле надо привлечь органы опеки - независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка. Опека должна провести обследование условий жизни ребенка и тех, кто хочет его воспитывать. Акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора предоставляют в суд. "Заключение органа опеки и попечительства должно быть подписано уполномоченным на это должностным лицом органа опеки или органа местного самоуправления", - напоминает ВС. Однако в деле такого заключения не было.

А еще, сказал Верховный суд, суды не назначили экспертизу, о которой просил отец ребенка. Неназначение судом экспертизы считается существенным нарушением норм процессуального права. В итоге Верховный суд велел апелляции заново пересмотреть дело.

Из всех споров, с которыми сталкиваются граждане при разводах, самыми тяжелыми со всех точек зрения считается "деление ребенка". Официально выражаясь - определение, с кем из родителей после развода останется ребенок жить.

По мнению юристов, которые профессионально занимаются бракоразводными процессами, далеко не всегда в подобных спорах родители могут сами договориться. Иногда это бывает и с любящими родителями, когда ни про одного из них нельзя сказать ничего плохого.

Но чаще, и это ясно видно из судебной практики, далеко не всегда определение места жительства ребенка после развода связано с действительной заботой родителей о его судьбе. Зачастую требование оставить ребенка именно с одним из родителей связано с желанием больно отомстить за неудавшуюся совместную жизнь.

Учитывая, что подобных споров в наших судах много, а единообразной судебной практики фактически нет, разъяснения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ могут оказаться полезными и гражданам, и региональным судьям.

В нашем случае родители ребенка в суде также решали, с кем ему жить. Ситуация была самой стандартной - оба родителя характеризовались положительно. Но местные суды разошлись во мнениях - кто из них имеет лучшие возможности растить общего ребенка. Районный суд решил, что правильно оставить малыша матери, хотя ее условия жизни были хуже, чем у отца. Но вторая инстанция это решение отменила и встала на сторону бывшего супруга.

В итоге пересматривать разные результаты одного спора пришлось Верховному суду. Его Судебная коллегия по гражданским делам и разъяснила, какие обстоятельства будут считаться главными в аналогичных семейных спорах.

В нашем случае все началось с того, что гражданка принесла в суд иск на супруга, с которым она рассталась, но официально не развелась. Женщина просила определить место жительства ребенка у нее. Отец, в свою очередь, считал, что сын должен остаться жить с ним. В итоге сложилась следующая картина - ребенок переходил из рук в руки. То есть сначала он жил с матерью, потом с отцом, а затем мать попросила суд отдать сына ей. Осложняло ситуацию, как ни странно, то, что родители характеризовались положительно.

В первой инстанции суд оставил ребенка с матерью, сократив время свиданий отца с ребенком до четырех часов по выходным и праздничным дням. При принятии решения в пользу истицы суд вспомнил один из принципов Декларации прав ребенка. В нем сказано следующее: "Малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучен со своей матерью".

Отец опротестовал такой вердикт. И уже апелляция приняла прямо противоположное решение - ребенок будет жить с отцом. Судьи второй инстанции исходили из того, что условия жизни у отца лучше. Мужчина - предприниматель, живет в собственном доме, где у ребенка есть отдельная комната и все необходимое. Плюс ко всему отец действительно занимается воспитанием сына. Мать же ребенка не работает, живет на алименты на старшего ребенка, пособие и помощь родственников. И ее жилищные условия хуже.

Из всего этого апелляция сделала вывод, что у матери нет возможности реального воспитания ребенка, который уже привязался к отцу.

С такими решениями дело дошло до Верховного суда, который изучил спор и заявил: преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя.

По мнению Верховного суда, в таких спорах нужно исходить из интересов ребенка в совокупности и "обстоятельств, характеризующих обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей". Однако для того, чтобы выяснить, какова эта обстановка, потребуются доказательства - выводы суда "не должны быть общими и абстрактными", подчеркивается в определении по делу, суд должен ссылаться на нормативные акты и доказательства. Именно их было недостаточно, подчеркнул Верховный суд.

Преимущество в материальном положении родителя - не основание для решения в его пользу

Высокая судебная инстанция напомнила про статью 78 Семейного кодекса. В ней сказано, что если суды рассматривают споры, связанные с воспитанием детей, к участию в деле надо привлечь органы опеки - независимо от того, кем предъявлен иск в защиту ребенка. Опека должна провести обследование условий жизни ребенка и тех, кто хочет его воспитывать. Акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора предоставляют в суд. "Заключение органа опеки и попечительства должно быть подписано уполномоченным на это должностным лицом органа опеки или органа местного самоуправления", - напоминает ВС. Однако в деле такого заключения не было.

А еще, сказал Верховный суд, суды не назначили экспертизу, о которой просил отец ребенка. Неназначение судом экспертизы считается существенным нарушением норм процессуального права. В итоге Верховный суд велел апелляции заново пересмотреть дело.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: