Тяжело ли быть судьей по уголовным делам

Обновлено: 20.04.2024

Отношение к представителям Фемиды в нашем обществе всегда было неоднозначным: для одних суд – справедливый, для других – нет. А каково это, вершить правосудие, распоряжаться чужими судьбами? Как живется людям с “особым статусом”?По роду своей профессии мне много раз приходилось бывать на судебных заседаниях. Порой здесь кипят такие страсти, что требуются железные нервы, чтобы не выставить истцов и ответчиков

за дверь. Запомнился процесс в одном из районных судов Алматы, когда родные покойного бизнесмена, на имущество которого претендовала любовница, принесли в зал заседаний… материал, взятый при эксгумации тела мужчины. И положили его на стол судье, чтобы доказать, что его забор был проведен с нарушениями. От удушающего запаха все вылетели за зала. А месяц назад интернет-пространство взорвала новость: в Караганде во время судебного заседания юрист достал мухобойку и ударил ею судью…

Председатель Союза судей-ветеранов Алматы Светлана БАЙМУХАНОВА проработала в системе казахстанского правосудия двадцать лет. Она регулярно поднимает проблемы своих коллег. Говорит, судейская работа всегда была не из легких и, что скрывать, с определенной долей риска!

Дела и сроки

– Какие требования предъявляются к кандидату в судьи?

– Попасть в судьи непросто. Кандидат должен иметь определенный стаж работы по юридической специальности: для районного суда – не менее двух лет, для областного, городского суда – не менее десяти лет. Он должен сдать квалификационный экзамен, после пройти высший судебный совет.

– Есть ли конкурс на судейские кресла?

– Конечно, на пленарном заседании идет голосование за кандидатов.

– В 2010 году вы ушли в отставку. Почему?

– Из-за огромной нагрузки и не соответствующей ей зарплаты.

– Чем приходилось жертвовать ради работы?

– Общением с близкими, семьей. Каждый через это проходит. Многотомные дела надо рассматривать в установленные сроки. Возвращалась с работы в 8–10 вечера. Поужинала – и за пишущую машинку, а с годами – за компьютер. Работала до двух-трех часов ночи. В шесть утра вставала, шла на работу. Пока была молодая, успевала еще готовить, стирать, консервировать, ухаживать за домом. Меня спасло то, что мои дети хорошо учились, были во всем очень самостоятельными.

– Какие полезные навыки приобрели за годы работы в судебной системе страны?

– Я все делаю быстро.

В семье не без урода

– Сегодня профессия судьи считается престижной?

– Да! С одной стороны, судебная власть – третья ветвь власти. Мы назначаемся указом Президента, ему подчиняемся и освобождаемся его указом. Мы защищаем права, свободы и законные интересы граждан, юридических лиц от имени государства. Это большая ответственность! В этом и заключается наш особый статус. С другой стороны, когда мы говорим о престиже профессии, у судей должен быть авторитет. В последнее время было очень много нареканий, критики в адрес судебной власти. Результат – авторитет пострадал. Не отрицаю: всякое бывает, порой наши честь и достоинство порочат другие судьи. Как говорится, в семье не без урода. Не раз замечала, что молодые судьи на процессах проявляют чрезмерное высокомерие.

– Были в практике случаи давления на вас и ваших коллег?

– В начале 90-х, наверное, многие испытали на себе натиск рэкетиров. Одну судью они в подъезде встречали. Как-то ко мне в кабинет зашел мужчина, встал и решил испепелить взглядом. Заглянула коллега, он убежал. Охраны раньше в судах не было. Я поставила в известность руководство, меня сопровождали до дома и на работу. Лет пять назад в городском суде меня пытались скомпрометировать. Не исключено, хотели подбросить взятку. Очень навязчиво звонили некие люди, то в кафе звали, то пытались ко мне в кабинет пройти.

Как себя поставишь

– Поступали ли просьбы со стороны руководства решить дело в пользу такого-то лица?

– А тут все зависит от того, как себя поставишь!

– Как вы считаете, кому легче работать в суде – мужчине или женщине?

– Женщины более терпеливые, усидчивые, чем мужчины. За последние два года трое судей-мужчин ушли из городского суда, не достигнув пенсионного возраста – 63 лет. Все они перенесли операции на сердце. По закону о судебной деятельности и статусе судей, нам разрешено работать до 65 лет. Подать в отставку можно в любое время.

– Чем занимаются те, кто уходит в отставку?

– Согласно закону, судьи не должны заниматься предпринимательской деятельностью. Можно заниматься творчеством, преподаванием. Но ведь не все обладают ораторским даром, могут читать лекции. Кроме того, в районных центрах нет учебных заведений. Сейчас многие судьи временно приостановили свои полномочия, работают адвокатами.

Судьба системы

– Есть ли профессиональные болезни у работников Фемиды?

– На первом месте – сердечно-сосудистые заболевания, что связано с постоянными стрессами. По кодексу судейской этики мы должны быть терпимыми, сдержанными. А люди приходят с разной энергетикой. Порой после заседаний появлялась головная боль, становилось трудно дышать, чувствовала себя как выжатый лимон. А эмоции приходится держать в себе.

– Имеется ли гарантированный соцпакет – бесплатные санатории, автотранспорт, “молоко за вредность” и так далее?

– Откуда! У меня пенсия 50 тысяч тенге. В городе много ветеранов, кому за восемьдесят лет. Они нуждаются в лечении. Элементарно на лекарства не хватает денег. Через Союз судей, за счет взносов, мы помогаем им как можем. Когда встречаемся, они всегда спрашивают: что там с пенсией? А мне стыдно им в глаза смотреть. Вопрос повышения пенсии мы поднимаем давно, она должна соответствовать особому статусу судьи, его нагрузке. Еще мы добиваемся, чтобы судьям продлили отпуск – сейчас он 30 дней, хотя в России – 45. В чем же тогда наш особый статус? Поймите, я прошла все это, и мне небезразлична дальнейшая судьба нашей судебной системы!

“Верховный ответ”
“Их работа должна быть безупречной”

Каково количество дисциплинарных взысканий, уголовных дел в отношении судей было в 2014 году, спросили мы председателя надзорной судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РК Акылтая КАСИМОВА на брифинге в Астане.

Вот что он ответил:

– В связи с тем, что судьи имеют особый статус, их работа должна быть безупречной. Определение дисциплинарного проступка в отношении судьи, наличия в его действиях нарушений и его наказания производится судебным жюри при Верховном суде. Есть факты, когда судьи привлекаются к уголовной ответственности. В 2013–2014 году было привлечено 6 судей. Все они приговорены к лишению свободы. В настоящее время идет следствие по нескольким актам.

Дисциплинарных производств больше, но они – за дисциплинарные упущения. В целом это не показатель, что наша судебная система не способна работать. По ним делать выводы нельзя.

Свой взгляд

“Наш судья – не самостоятелен”

Легко ли быть судьей? Такой вопрос “Караван” задал известному казахстанскому правозащитнику Сергею УТКИНУ.

– Судьей быть нелегко, потому что наш судья не самостоятелен, – убежден Сергей Уткин. – Так сложилось, что большинство своих решений он вынужден согласовывать с председателем суда. Очень часто такая диктовка не совпадает с мнением самого судьи, он должен переступать через себя, подстраиваться под чужое мнение. Приходит честный судья в нашу судебную систему и тоже попадает в эти тиски. Если “показывает зубы”, долго не продержится.

Показателен случай с судьей алматинского суда. В СМИ попала ее объяснительная записка, в которой она писала, что добросовестно выполняла все указания председателя коллегии. Чтобы поддержать систему, вынуждена была закрывать глаза на какие-то нарушения, где-то делать работу прокуроров.

Конфиденциально судьи мне рассказывали, что, например, в районном суде они должны согласовывать решения с городским, областным судами. Потому что отмена решения вышестоящим судом – серьезный минус для судьи, так как ведется статистика. И по ее результатам их наказывают, ругают. Даже сложилась практика, когда судья райсуда, прежде чем вынести решение, звонит “куратору” в горсуд, согласовывает с ним свое решение. Поэтому у нас отмена решений – что-то из ряда вон выходящее.

5 фактов

В судах Казахстана работает более трех тысяч судей.

Заметный вклад в развитие правовой системы внес Есим-хан. Он усилил воинские законы, повысив ответственность воинов. В конце XVII века Аз Тауке, Толе би, Казбек би, Айтеке би создали “Жетi Жаргы “– систему законов, кодекс судебной власти.

За шесть месяцев 2014 года судами страны по уголовным делам осужден к лишению свободы 4 861 человек.

В производстве казахстанских судов в первом полугодии 2014 года находилось 25 431 уголовное дело. Показатель процента отмен: в апелляционном порядке – 0,3 процента (83 человека), в кассации – 0,1 процента (18 человек), в надзоре – 0,03 процента (7 человек).

Нынешний образец мантии – формы одежды казахстанских судей – утвержден 29 июня 2009 года. Мантия представлена в мужском и женском вариантах, отличается способом застегивания.

Вы часто рассказываете изумительные истории о том, как суды принимают незаконные решения и их потом отменяют.

А несет ли судья ответственность за свое решение? И можно ли его оштрафовать?

Судья принимает решение на основании своего убеждения и не должен отвечать, если его мнение не сходится с вышестоящим судом. Поэтому по закону судью нельзя привлечь к ответственности за принятое решение.

Верховный суд добавляет: судью нельзя наказывать и за допущенную судебную ошибку, из-за которой был принят неправильный судебный акт, — п. 2 ВС от 14.04.2016 № 13. То есть даже если судья принял решение, противоречащее закону, его все равно не накажут.

Но судья ответит, если нарушил сам процесс принятия решения. В некоторых случаях за такие нарушения можно потребовать денежную компенсацию. При этом деньги надо требовать не с судьи и не с суда, в котором он работает, а с государства. Давайте рассмотрим все подробнее.

Уголовная ответственность судьи

Если судья знал, что принимает заведомо незаконное решение, то его могут привлечь к уголовной ответственности по ст. 305 УК РФ . За это положен штраф — до 300 000 рублей. Штраф выплачивается государству, а не пострадавшему. Еще могут привлечь к принудительным работам на срок до 4 лет или лишить свободы на тот же срок. Возбуждение уголовного дела на судью — это исключительный случай, решение об этом принимают председатель следственного комитета и специальный орган — Квалификационная коллегия судей.

Вот в 2018 году судья из Волгоградской области принял решение без проведения судебного заседания. Не вызывал в суд обвиняемого, его адвоката, прокурора, а просто составил фальшивый протокол, в котором указал, что заседание было и все участники процесса на нем присутствовали. Судью оштрафовали на 200 тысяч рублей. Правда, потом освободили от наказания по амнистии в честь 70-летия победы в Великой Отечественной войне.

Заявить о том, что судья принял заведомо незаконное решение, может любой потерпевший, то есть тот, чьи права это решение нарушило. Для этого достаточно написать письмо в любой правоохранительный орган, занимающийся борьбой с коррупцией: в следственный комитет, прокуратуру или ФСБ .

За заведомо ложный донос тоже предусмотрена уголовная ответственность по ст. 306 УК РФ .

Компенсация морального вреда

Если судья принял решение по уголовному делу, а его потом отменили, то несправедливо осужденный получит право на компенсацию неполученных доходов и морального вреда.

Заявление о такой компенсации можно подать в суд, прекративший уголовное дело, или в суд по месту жительства заявителя. Есть детальное разъяснение Верховного суда о получении компенсации.

Например, в 2017 году по решению суда москвича посадили под домашний арест: он не мог выходить из своего дома и пользоваться интернетом. Прошло 6 месяцев, и уголовное дело прекратили, признав мужчину невиновным. Он потребовал компенсировать 4 млн рублей морального вреда. Суд, правда, компенсировал только 50 тысяч.

За незаконный судебный вердикт можно также требовать компенсации в Европейском суде по правам человека. Как подать заявление о компенсации, подробно рассказано на сайте суда.

Потребовать компенсации в Европейском суде можно не только по уголовным делам. Например, одному гражданину РФ запретили в течение 5 лет выезжать за границу, потому что до увольнения у него был доступ к государственной тайне. Мужчина безуспешно пытался обжаловать отказ в российских судах, а потом обратился в Европейский суд и отсудил у государства 5 тысяч евро.

Замечание, выговор и увольнение судьи

Судья лично отвечает за нарушение правил рассмотрения дел. Еще он обязан соблюдать кодекс судейской этики. На мелкое нарушение никто не обратит внимания, но за существенный проступок судья может получить замечание, выговор и даже досрочное прекращение полномочий: ст. 12.1 закона о статусе судей.

Замечание — это самый легкий вид наказания. Если в течение года судья уже получал замечание или если за проступок замечания явно недостаточно, то выносят предупреждение.

Например, по правилам в ходе заседаний судья сначала должен предложить разрешить спор миром. Если он этого не сделает, вряд ли он получит замечание: это мелкое нарушение процесса. Все понимают, что оно почти наверняка не повлияет на исход дела. Но вот если судья не вызвал ответчика в суд, то он однозначно нарушил его права. Судье Советского районного суда Брянска в 2018 году за такой проступок вынесли замечание. Другой пример: судья Нижегородского районного суда получил предупреждение за частую отмену его определений о возврате исков.

А вот за то, что судья обращается к сторонам спора, используя нецензурную лексику, его могут и уволить — так случилось в 2018 году в Краснодаре. Еще одного судью уволили в 2017 году за то, что он не хотел передавать в вышестоящий суд жалобу на свое решение.

В сентябре 2019 года введут новое наказание для судей — понижение в квалификационном классе. Чем выше класс, тем более важную должность может занимать судья. Например, судья с 5 классом может быть председателем районного суда, а с 4 — возглавлять вышестоящий областной суд.

Кто принимает решение

Решение о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности принимает Квалификационная коллегия судей. Жаловаться надо в коллегию региона, где работает судья. Контакты нужной коллегии можно узнать на сайте Высшей квалификационной коллегии судей.

Жалобу составляют в свободной форме, но в ней должны быть указаны личные данные: фамилия, имя, отчество лица, подающего жалобу, его почтовый адрес, описание допущенного судьей нарушения, подпись и дата подачи. Анонимную жалобу не примут.

Если судья затягивает сроки

В России действует закон о компенсации за нарушение разумных сроков судопроизводства. Его применяют, когда судья слишком долго принимает решение или когда принятое им решение многократно отменялось и направлялось обратно на доработку.

Максимальный срок рассмотрения гражданского дела — 2 месяца. В арбитражном суде — 3 месяца. Но часто этот срок возобновляется из-за вступления в дело новых лиц или, наоборот, приостанавливается — например, из-за назначения экспертизы. Срок могут продлить в связи с особой сложностью дела. Поэтому обоснованность превышения сроков оценивают каждый раз индивидуально. Участник процесса, который сам же его и затягивал, теряет право на компенсацию.

К примеру, в ноябре 2015 года один предприниматель из Москвы попытался через суд вернуть свое полиграфическое оборудование. Дело было несложным, но арбитражный суд рассматривал его больше года. Все это время предприниматель не мог полноценно вести свой бизнес. В сентябре 2017 года истец выиграл дело, но на этом не остановился: в январе 2018 года он дополнительно взыскал с Министерства финансов 40 тысяч рублей за то, что суд долго рассматривал его иск.

Расписать все подробности судебного процесса в одном ответе невозможно. У нас есть целая серия статей, которые помогут вам в суде:

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах и законах, здоровье или образовании, пишите. На самые интересные вопросы ответят эксперты журнала.

Загрузка

Виктор Панин

Я Панин Виктор Иванович, житель г. Волгограда с 2015 г. по настоящее время доказываю что судьи Ворошиловского и Кировского районов г. Волгограда Рыков Д.Ю. 15.10.2015 г. , 3.12.2015 г. , в феврале 2016 г., а затем 12.03.2019 г. и Сорокина Л.В. 7.11.2016 г. и 13.05.2019 г. , при рассмотрении моих Исков к ПФР и Волгоградскому ВОАО "ХИМПРОМ", совершили в судах преступления, которые судьи апелляционной инстанции утвердили. На апелляции назначались одни и те же судьи и председательствующие Волгоградского областного суда, которые так же указывали что государство не продумало механизма перерасчёта пенсии по вредным условиям труда. До апелляции требовал привлечь к уголовной ответственности негодяев судей, а Органы СУ СК Р по области пишут мне уведомления что произведена фальсификация законных документов "ХИМПРОМ" , но мер к преступникам не принимает , полиция пишет Постановления о том , что совершены преступления, квалифицируемые ч.1 ст. 327 УК РФ, но яко бы срок давности истек, не применяя ч.2 ст. 327 УК РФ , а выдав мне на руки Постановление, предлагает подать в суд заявление на пересмотры незаконных судебных актов,. Однако те же преступники судьи принимают мои заявления и опять отказывают . Для них не существует Законов РФ, они предают свою присягу судьи, по сути став предателями РФ , под гербом которой они объявляют незаконные, уже Определения. И опять назначается из числа судей апелляции, председательствующий который и пишет , что государство не продумало механизма применения вредного труда для перерасчёта пенсии.
Теперь уже полиция Кировского района Волгограда и СУ СК Волгоградской области настолько заврались , что пишут на мои заявления, - "Прекращаем с Вами переписку!". Преступники судьи прикрыли преступные действия работника ПФР и работника "ХИМПРОМ", преступники руководители из следственных органов прикрыли судей, а заодно и совершённые преступления, теперь уже все прикрывают работников полиции, которые в течении 2019 г. устраивали волокиту, перед прокуратурой Кировского района отписывались постановлениями, которые она постоянно отменяла! Кто ответит за преступления органов власти и юстиции? Судебную систему в Волгограде необходимо мести хорошей метлой, потому что Председатели судов не реагируют на Заявления о преступлениях подчинённых судей!

Ровно половина участников судебных дел считают, что суд несправедлив и судьи выносят все решения по блату.

Так думают те, кто проиграл. Победители тоже редко хвалят судей. Обычно они считают, что судьи получают огромную зарплату просто так и что разрешенное дело — заслуга не судьи, а адвокатов.

Я юрист, а моя мама — судья. Я знаю, что не каждому по силам выдержать нагрузку и ответственность, которая ложится на судей. В этой статье я расскажу, кто может стать судьей, за что судьи получают зарплату и привилегии и за какие фото в соцсетях судью могут лишить полномочий.

Теория и практика

У судебной системы в России не лучшая репутация: много пишут о необъективности судей, их зависимости от руководства, взятках и других проблемах. Мы расскажем только о формальной стороне вопроса: кто такой судья по закону.

Говоря о недостатках судов, нужно понимать, что Россия большая и каждый день здесь работают тысячи судей, которые рассматривают десятки тысяч дел. На этом фоне обязательно найдутся те, кто ведет себя плохо.

И еще: судьи — это люди. Если ваш ребенок получает юридическое образование, он тоже может стать судьей. Если, например, он стал судьей и берет взятку, то он — преступник. Не какой-то абстрактный судья, а конкретно ваш ребенок. Значит, так он воспитан. И наоборот: если ваш ребенок стал судьей и не взял взятку, а вел дела аккуратно и по закону, то внезапно он стал одним из тех людей, которые делают свою работу хорошо, и им хочется гордиться.

У каждого продажного судьи есть мама и папа, которые его так воспитали.

Но отложим в сторону морально-воспитательный вопрос. Что говорит о судье закон?

Кто такие судьи

Судья — это человек, которого государство наделило правом разрешать споры между компаниями, гражданами и представителями власти. Когда возникает конфликт и стороны не могут договориться, они могут задать вопросы суду: «Кто прав?» и «Что теперь делать?».

Судья работает на государственной должности, как, например, руководители фракций в Госдуме, федеральные министры и президент. Государственные должности созданы для исполнения функций государственных органов России. То есть судья — это представитель власти, он выносит приговоры и решения не от себя лично, а именем России.

Есть две категории судей: мировые и судьи федеральных судов. Мировой судья — это судья самого первого, низового звена системы судов. Он рассматривает простые гражданские, уголовные и административные дела. Как правило, это первая ступень в карьере судьи.

Остальные дела рассматривают судьи федеральных судов. Иногда их еще называют федеральными судьями, но в законе такого понятия нет. К федеральным судам относятся арбитражные суды, суды общей юрисдикции и военные суды.

Решение любого суда можно обжаловать в вышестоящий суд. Высший орган судебной власти — Верховный суд РФ — последняя инстанция для пересмотра дел в России.

Как стать судьей

Чтобы стать судьей, нужно получить юридическое образование, отработать минимум пять лет по специальности, сдать квалификационный экзамен и пройти конкурс.

Для вышестоящих судов требования еще выше, и попасть в них сложнее. Например, чтобы стать судьей конституционного суда, нужно иметь безупречную репутацию, признанную высокую квалификацию в области права и не менее 15 лет опыта работы по юридической специальности. Почти у всех судей конституционного суда есть ученая степень, десятки опубликованных работ, учебников и монографий.

Статистика: кто обычно становится судьей

Согласно социологическому исследованию профессии судьи, большинство судей пришли в профессию из судебных, следственных органов и прокуратуры.

Многие недовольны, что в судьи берут только своих: из секретарей или помощников судей. Но так везде: в банк часто приходят работать из другого банка, а в магазин — из другого магазина. Только работая в суде, можно узнать внутреннюю кухню и понять, чего ждать. А руководство может проверить деловые качества будущего судьи.

Средняя зарплата секретаря суда — 15 тысяч рублей до вычета налогов. Пока однокурсники нормально зарабатывают в юридических фирмах, секретарь суда за копейки пишет протоколы и успокаивает недовольных представителей. На этом этапе многие желающие сдаются.

Основные требования к кандидатам

Требования к претенденту на должность судьи зависят от того, в каком суде он будет осуществлять свои полномочия. Но есть и общие условия.

Возраст не менее 25 лет. Минимальный возраст судьи — 25 лет, а максимальный — 70.

Высшее юридическое образование. Это может быть как очная, так и заочная форма обучения, но уровень образования должен быть только «специалист» или «магистр». Диплома бакалавра недостаточно.

Опыт работы не менее 5 лет. Работать обязательно нужно в должности, которая требует высшего юридического образования. Можно быть преподавателем юридических дисциплин, юристом в консалтинговой фирме, адвокатом или нотариусом.

Дееспособность. Кандидат на должность судьи не может состоять на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере. Желающие стать судьей проходят обязательное медицинское освидетельствование.

Отсутствие судимости. Подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления в судьи не возьмут.

Помимо основных требований кандидат должен собрать кучу документов и сдать экзамен.

Этапы отбора кандидатов на должность судьи

Квалификационный экзамен. Экзамен на должность судьи похож на экзамен в вузе. Вместо преподавателя — комиссия по приему квалификационного экзамена на должность судьи. Она состоит из опытных судей и правоведов региона. Как правило, экзамен проводится раз в месяц.

В билете три вопроса по разным отраслям права, две задачи по судебной практике и письменное задание подготовить процессуальный документ, например решение или определение суда. Для кандидатов в арбитражные судьи и в суды общей юрисдикции вопросы разные.

Сдают не все. Например, в 2017 году в Санкт-Петербурге не сдал каждый третий претендент. Для тех, кому не повезло, следующая попытка разрешается только через полгода.

Конкурс на должность. Кроме экзамена кандидату в судьи нужно пройти конкурс на должность. Причем результаты экзамена действительны три года со дня сдачи. Это значит, что если не пройти конкурс за три года, все нужно начинать заново.

Квалификационная коллегия судей проверяет информацию о каждом кандидате и решает, кого из претендентов рекомендовать на должность судьи. По каждому претенденту коллегия направляет запросы в государственные органы — МВД , службу судебных приставов, налоговую и ФСБ . Причем органы проверяют всех членов семьи претендента на должность.

Ни у самого кандидата, ни у его близких родственников — мужа или жены, в том числе бывших, детей, матери, отца, братьев и сестер — не должно быть судимости, долгов по налогам, неоплаченных административных штрафов и сокрытого имущества. В судейском сообществе есть шутка о том, что судья должен быть сиротой. Потому что в большой семье больше шансов, что среди родственников найдутся нежелательные контакты — судимые, чиновники или неплательщики налогов.

Если все в порядке, кандидат получает заключение о даче рекомендации на должность судьи.

Мировых судей утверждает местное законодательное собрание.

После назначения судья приносит присягу и может начинать работать.

Привилегии судей

Государство предоставляет судьям достойную оплату труда, неприкосновенность и социальные гарантии. Эти преимущества не личная привилегия судей, а гарантия вынесения законных и справедливых судебных решений. А еще — плата за ту ответственность, которую они на себя берут.

Судья обязан лишить кого-то свободы, имущества, денег, общения с детьми, если этого требует закон. До 1996 года самым строгим наказанием за преступления была смертная казнь. То есть раньше судьи были вправе даже лишить кого-то жизни. Сейчас смертная казнь не назначается, хотя от этого ответственность судьи меньше не становится.

Неприкосновенность. Неприкосновенность — это защита судьи от задержания, обыска, привлечения к уголовной или административной ответственности.

Если бы судью можно было в общем порядке задержать или обыскать, судья оказался бы зависимым от органов и лиц, которые уполномочены на эти действия. В этом случае цель государства не установить личные привилегии судье, а отступить от общего порядка ради более значимых целей — вынесения законных и справедливых решений и приговоров.

Иммунитет распространяется не только на личность судьи, но и на его автомобиль, квартиру, рабочий кабинет, телефон и документы. Необоснованный арест может оказаться попыткой воздействия на судью. Поэтому государство предусмотрело особый порядок привлечения судей к ответственности.

Например, чтобы привлечь судью районного суда к уголовной ответственности, председатель Следственного комитета России должен запросить согласие квалификационной коллегии судей субъекта. В квалификационную коллегию входят представители президента, общественности и судов разных уровней. Только после согласия коллегии председатель следственного комитета может возбудить уголовное дело.

Еще судья имеет право на хранение и ношение служебного огнестрельного оружия, а в особых случаях — личную государственную охрану. Повод для предоставления охраны — опасная для жизни судьи ситуация, которая связана с профессиональной деятельностью. Например, поджог автомобиля или порча входной двери квартиры. В таких ситуациях полиция обеспечит судье охрану, а в особых случаях его могут переселить в другое место жительства, заменить документы и даже изменить внешность.

Судьям, которые нуждаются в улучшении жилищных условий, государство предоставляет квартиру. Для этого специальная комиссия проверяет жилье судьи. Если количество квадратных метров на судью и членов семьи меньше общей учетной нормы субъекта РФ , судью поставят в очередь и компенсируют расходы по найму жилья до предоставления квартиры. Например, в Санкт-Петербурге на одного жильца в квартире должно приходиться не меньше 9 квадратных метров.

Поэтому судьи обычно занимают свои должности до ухода в отставку. Например, судья федерального суда вступает в должность бессрочно до достижения предельного возраста пребывания в должности. А председатель Конституционного суда России вообще возглавляет его с 1991 года.

Отставка и ежемесячное пожизненное содержание. По собственному желанию судья может уйти с должности в любое время и будет получать пенсию на общих основаниях. Но при стаже работы судьей 20 лет и возрасте 50 лет для женщин и 55 для мужчин судья получит право на ежемесячное пожизненное содержание. Это сумма, которая выплачивается судье каждый месяц после ухода в отставку. Она не облагается налогом.

Размер пожизненного содержания меньше средней зарплаты судьи — 80% от дохода на соответствующей должности.

Мантия и молоток. Судейская мантия — символ судебной власти. Судья обязан носить мантию в течение всего рабочего дня. Еще судье полагается форма — обувь и блузка или рубашка. А вот специальный деревянный молоток, который всегда под рукой у судей в телевизоре, на самом деле в России не используется.

На первый взгляд действительно кажется, что работа судьи — это мечта каждого. Но помимо привилегий у судей много ограничений.

Ограничения и сложности работы судьей

Судья имеет обязательства по отношению к государству и обществу. Все требования, которые применяются к действующим судьям, распространяются и на судей в отставке.

Нагрузка. Работа судьи подразумевает необходимость перерабатывать большой поток дел в ограниченный промежуток времени. В среднем каждый судья рассматривает 180 дел в месяц. Есть те, на кого приходится 10—20 дел в неделю, а у некоторых их больше 50. Обычно столько дел в неделю рассматривают судьи Москвы и Санкт-Петербурга.

50 дел в неделю означает, что каждый день судья выносит решения по десяти делам: 48 минут на одно дело при восьмичасовом рабочем дне. Но обычно дела затягиваются, кто-то опаздывает или нужно опросить свидетелей, поэтому задержки в суде — частое явление.

Писать решения и готовиться к делам приходится после окончания рабочего дня и в выходные. Каждый день приносят новые иски, которые, по закону, нужно проверить и принять за 5 дней.

У судей официально ненормированный рабочий день. Но уйти с работы пораньше не получится — судья должен всегда быть на месте. А вот задержаться до позднего вечера или выйти в выходной — обычное дело.

Судья работает не один. В аппарат судьи входят два человека — секретарь и помощник. Секретарь направляет повестки, пишет протокол и говорит: «Прошу всех встать!» на судебном заседании. Помощник готовит проекты простых судебных документов. За тем, чтобы аппарат делал свою работу качественно и вовремя, следит судья, а в случае ошибок отвечает за них.

Судебный процесс. Все сроки, связанные с рассмотрением дела, установлены законом и контролируются председателем суда и вышестоящими судами. У каждого суда есть сайт, где можно отследить движение каждого дела и ознакомиться с результатами рассмотрения. За этим следит помощник судьи. Если очередной этап дела не будет в срок зафиксирован на сайте, появится повод для жалоб. Но и без этого причин пожаловаться на судей много. Если стороне показалось, что судья оказывает противнику больше внимания, это уже повод обвинить во взятках.

Любая отмена решения вышестоящим судом и нарушение сроков — это брак в работе, минус в премии и в репутации судьи. Каждую неделю на совещании судей подробно разбираются все отмены и изменения решений. Иногда вышестоящие инстанции отправляют дело на новое рассмотрение в тот же суд, и все нужно начинать сначала. В профессии судьи очень жесткие дедлайны и контроль качества.

Репутация. Закон устанавливает правила поведения судьям не только в служебной деятельности, но и во внерабочее время, в том числе и после ухода в отставку. Согласно Кодексу судейской этики, судья должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти и причинить ущерб репутации судьи. Случаи безнравственного поведения судей и их детей быстро получают огласку.

Например, в 2011 году судью лишили полномочий за фотографии из соцсети. Летом 2018 года сыну судьи дали реальный срок за ДТП , несмотря на то, что все пострадавшие после получения компенсаций не имели претензий к виновнику и были согласны прекратить разбирательство. А в прошлом году двух судей арбитражного суда города Москвы задержали с поличным при получении взятки.

Запрет на свой бизнес. Во время работы и после ухода в отставку судья может заниматься только преподавательской, научной или творческой деятельностью. Например, нельзя быть юристом в коммерческой организации, предпринимателем или адвокатом. После отставки этот запрет сохраняется. Чтобы не потерять пожизненное содержание, работать можно только на госслужбе.

Онлайн-интервью с секретарем судебного заседания судебной коллегии по уголовным делам первой инстанции Московского городского суда Анастасией Константиновной Михаленко

Об уникальном опыте работы в судебной системе, о сложных вопросах, которые приходится решать по ходу судебных дел, о стабильности и динамике в работе суда рассказала секретарь судебного заседания судебной коллегии по уголовным делам первой инстанции Московского городского суда Анастасия Константиновна Михаленко.


КонсультантПлюс: Расскажите о своем профессиональном опыте. Где учились? Почему выбрали юриспруденцию? Что было главным при выборе профессии?

А.К. Михаленко: Свою карьеру я начала в Гагаринском районном суде г. Москвы. С октября 2015 г. по май 2017 г. работала в должности секретаря суда, а с мая по июль 2017 г. – в должности секретаря судебного заседания. В дальнейшем я продолжила работу в должности секретаря судебного заседания в Московском городском суде.

Изначально, устраиваясь в суд, я хотела получить опыт государственной гражданской службы, увидеть функционирование государственных учреждений изнутри. Но, проработав почти два года в районном суде, я поняла, что судебная система и юриспруденция, в частности уголовное судопроизводство, мне интересны и я бы хотела продолжить свое развитие именно в этой области.

Я всегда хотела стабильную, интересную работу, и мне нравится находиться в динамике, решать сложные задачи. Работая в суде, я имею и то, и другое.

КонсультантПлюс: Как долго вы работаете в этой должности? Помните ли свой первый рабочий день в Мосгорсуде?

А.К. Михаленко: Свой первый рабочий день в Московском городском суде я, к сожалению, не помню, однако хорошо запомнила день, когда я впервые посетила суд при подаче документов на замещаемую должность. Сам комплекс зданий суда мне показался огромным, красивым и внушительным.

За время работы мне нередко приходилось быть секретарем судебного заседания в очень интересных процессах. Один из таких – рассмотрение уголовного дела о беспорядках на Хованском кладбище: само дело составило более 130 томов, подсудимыми по делу были 16 человек, их защищали более 25 адвокатов, а судебное следствие длилось почти год.

За все время моей работы в суде это уголовное дело одно из самых сложных. В какие-то моменты было очень непросто организовать работу такого большого числа участников процесса, а итоговый протокол судебного заседания, составленный мной, насчитывал более 1000 страниц. Но мы справились с работой, и я очень рада, что принимала в этом участие и получила уникальный опыт.

КонсультантПлюс: На ваш взгляд, какие знания, навыки и личные качества необходимы молодому специалисту, чтобы состояться в профессии?

А.К. Михаленко: Чтобы развиваться в профессии и состояться, молодому специалисту потребуется не только желание, но и очень много сил. Любому нужно быть готовым к большим нагрузкам, уметь справляться с ними, внимательно и сосредоточенно работать порой в очень напряженных условиях. К примеру, я совмещаю работу и учебу в магистратуре и все свободное от работы время посвящаю написанию магистерской диссертации, сдаче сессии.

Вместе с этим любому работнику суда нужно ответственно относиться к выполняемой работе, уметь самостоятельно принимать решения. Ведь наша профессия подразумевает непосредственный контакт с самыми разными людьми, и поведение сотрудника суда формирует общее мнение о судебной системе как таковой.

КонсультантПлюс: По роду службы вы много общаетесь с самыми разными людьми. Сложно ли это? Как удается примирить в себе обычного человека и сотрудника суда?

А.К. Михаленко: Меня с детства учили уважительно относиться к людям и их чувствам. Я думаю, что в работе и в общении очень многое, если не все, основано на воспитании и нравственном отношении к окружающим. А потому у меня не возникало ситуаций, при которых мне приходилось бы примирить в себе обычного человека и сотрудника суда.

Люди, как и жизненные ситуации, в которых они оказываются, бывают самыми разными. В суде всегда были, есть и будут стороны, проигравшие и выигрывавшие дело, и кто-то будет удовлетворен решением, а кому-то оно покажется несправедливым. Но, на мой взгляд, как таковых трудностей при общении можно избежать – достаточно сохранять вежливость и отзывчивость по отношению к участникам процесса, посетителям суда.

КонсультантПлюс: Планируете ли вы сдавать квалификационный экзамен на судью? Какие дела вы бы хотели рассматривать и почему?

А.К. Михаленко: На данный момент я не определилась, хочу ли сдавать квалификационный экзамен кандидата в судьи. Но у меня достаточно времени для изучения профессии, и если я решусь на этот шаг, решусь быть судьей, то хотела бы рассматривать уголовные дела, так как этот вид судопроизводства мне интересен.

КонсультантПлюс: Есть ли в вашей профессии лидеры, на которых вы ориентируетесь и хотели бы быть похожи?

А.К. Михаленко: Для меня лидерами, с которых следует брать пример, являются, конечно же, люди, с которыми я работаю. Я стараюсь искать своих героев в обычной жизни, а не в интернете или книгах. Они вокруг нас.

Для меня это, в первую очередь, судьи, с которыми мне довелось работать: умные, сильные люди, на которых возложена огромная ответственность. На данный момент главным примером для меня является судья Андрей Александрович Гуров, в аппарате которого я работаю. Я каждый день учусь у него обстоятельности, ответственному и взвешенному подходу к своей работе. Но я всегда обращаю внимание и на коллег в аппарате суда, на других секретарей, помощников судей – это очень талантливые, энергичные и целеустремленные люди, которые вдохновляют меня каждый день.

КонсультантПлюс: Наше законодательство часто меняется, и юрист должен быть в курсе всех изменений. Как вы повышаете профессиональный уровень? Используете ли в работе справочные правовые системы, например КонсультантПлюс?

А.К. Михаленко: Свой профессиональный уровень я повышаю с помощью учебной литературы в рамках обучения в магистратуре. Много нового узнаю, непосредственно работая в суде и принимая участие в судебных заседаниях.

Конечно же, расширяю свой кругозор и регулярно использую справочную правовую систему КонсультантПлюс.

КонсультантПлюс: Что вы посоветуете нашим читателям − студентам юридических факультетов, интересующимся работой в суде. Чему уделять особое внимание в период обучения, к чему быть готовыми и как добиться успеха?

А.К. Михаленко: На мой взгляд, необходимо уделить особое внимание учебе, стараться концентрироваться на обучении. Ведь право предусматривает его практическое применение в суде, а незнание какой-либо нормы может повлечь серьезные ошибки. Сама по себе работа в суде интересна, каждый день ты трудишься в условиях многозадачности, общаешься с самыми разными людьми, углубляешь и расширяешь свои познания не только в сфере права, но и в других областях жизни.

Думаю, эта профессия подойдет молодым целеустремленным людям, которые хотят пройти юридическую школу жизни и получить ценный опыт.

А для того чтобы достичь успеха, повторюсь, нужно много учиться и старательно, ответственно, вдумчиво работать.

На распутье: судьи рассказали об ошибках и сложных решениях

Чаще всего работа судьи похожа на конвейер: едва он успевает разобраться в одном споре, как хватается за другой. Но есть и более редкие случаи, которые могут стать вызовом даже для опытного юриста. Там недостаточно закона или судебной практики, поднимаются серьезные морально-этические дилеммы. О своем опыте рассказали американские судьи, а один из них открыто признал ошибку, которая стоила осуждения, возможно, невиновному.

Пишет судья Грегори Майз, один из редакторов книги «Трудные дела: судьи рассказывают, какие самые сложные решения они принимали» ('Tough Cases: Judges Tell Stories of Some of the Hardest Decisions They’ve Ever Made').

Часто дела валятся на судью так, что он едва успевает разобраться и сформулировать решение. Это верно для «простых» процессов. Но изредка попадаются такие запутанные и эмоционально сложные дела, которые способны проверить на прочность даже самых опытных юристов. Это могут быть уголовные, гражданские, наследственные или семейные споры. При этом судья часто не может найти подходящий прецедент, так что ему приходится бороздить неизведанные воды в поисках «справедливого» ответа. А иногда прецедент есть, но он может привести к несправедливому решению.

Еще есть случаи, когда судья имеет широкое усмотрение применить расплывчатый правовой принцип. Например, «в интересах ребенка» в деле об опеке либо «правильный приговор» в уголовном деле, где диапазон может быть от тюрьмы пожизненно до наказания без лишения свободы.

Некоторые дела тяжелы не только сами по себе. Они еще и привлекают внимание целого общества и очень политизируются. Это может быть тяжело для выборных судей. Они знают: какое решение ни примут, оппозиция сможет поднять его на знамена и использовать против него, чтобы лишить статуса. Конечно, политический аспект не должен мешать судье разрешать дела согласно закону и обстоятельствам дела. Но эта обязанность становится еще мучительнее, если знаешь, что решение, скорее всего, будет непопулярным у большей части общества (1).

Маска правосудия

Пишет профессор Юридической школы штата Вермонт Филип Майер.

Моя подруга из колледжа, тогда молодой судебный защитник, получила место судьи первой инстанции в Коннектикуте. Я как-то зашел, чтобы с ней пообедать, но она еще не закончила. Я сел на скамейку и послушал дело.

Оно было сложным. ДТП со смертельным исходом. Пьяный подсудимый сбил молодую мать, которая переходила дорогу по пути из магазина. Но адвокат убеждал, что это особый случай, человеку надо дать условный срок и обязать лечиться. Дело в том, что его подзащитный, ветеран военных действий, недавно вернулся с зарубежной кампании и страдал от серьезного посттравматического стрессового расстройства («афганского синдрома»). От него он лечился самостоятельно – с помощью алкоголя. Адвокат возбуждал глубокое сочувствие к военному, во многом трагическому герою. Ему мало было печали и раскаяния – на них теперь накладывалась вина после аварии.

Не помню, что говорил прокурор и какое наказание предложил. Помню, что сестра пострадавшей рассказывала о ее доброте и щедрости, о том, что маленькая девочка теперь будет расти сиротой. Многочисленные члены семьи умершей плакали на заседаниях. А еще в зале сидело много местных адвокатов по уголовным делам, которые пришли оценить новую судью и ее решение.

Когда она выносила приговор, она смотрела прямо на подсудимого. Она производила впечатление властной и сильной, не выдавала никаких сомнений в тех обстоятельствах, которые повлияли на ее решение. Вспоминается, что она назначила серьезный реальный срок и обязала ветерана пройти лечение в месте заключения.


Хотя ее слова были искренними, мне кажется, им чего-то не хватало. Под новой властной маской судья скрыла все свои сомнения.

На обеде знакомая, обычно активная и открытая, выглядела необычно сдержанной. Мы не обсуждали это дело. Она очевидно не хотела возвращаться к тому, что случилось в зале заседания. Мне было интересно, повлияло ли на нее число адвокатов среди слушателей. Или, может, будучи молодой матерью, она бессознательно олицетворяла себя с пострадавшей? Понимала ли она, что культурные факторы как-то повлияли на ее решение?

После обеда она вернулась в свой зал заседаний к нерассмотренным делам. С тех пор я часто думал, как сложно быть «хорошим» (беспристрастным, этичным, следующим закону) судьей. Иногда это, должно быть, одиноко и мучительно.

И что судьи говорят сами себе, чтобы их не преследовали мысли об их решениях, в которых часто полно судейского усмотрения?

Судьи в сомнениях

Истории из книги «Трудные дела: судьи рассказывают, какие самые сложные решения они принимали» ('Tough Cases: Judges Tell the Stories of Some of the Hardest Decisions They’ve Ever Made').

13 судей рассказали, как разрешали сложнейшие дела в своей карьере. Их истории показывают, что в юриспруденции не всегда возможно найти однозначный ответ. Судья окружного суда Флориды Дженнифер Бейли вспоминает, как у нее не было выбора, кроме как вернуть маленького Элиана Гонсалеса к отцу на Кубу после смерти матери. Женщина попыталась сбежать из Кубы в Майами к родственникам и утонула после крушения судна. Ребенку удалось доплыть до американского берега на автомобильной камере. Но Элиана вернули отцу, хотя родственники были против. Дело вызвало широкий общественный и политический протест против депортации ребенка (2).

Коллеге Бейли Джорджу Гриру выпало решать кейс Терри Шайво, которая с 1990 года находилась в коме в вегетативном состоянии без надежды на улучшение. Ее муж и опекун разрешил прервать жизнь, но родители сопротивлялись. Они начали общественную кампанию. В итоге парламент Флориды принял закон, позволяющий губернатору запретить прерывание искусственного поддержания жизни. Это и сделал губернатор Флориды Джеб Буш. Но новый закон был обжалован и признан неконституционным. Итоговое решение по делу Шайво принял в 2005 году Джордж Грир, который указал отключить аппарат искусственного питания. Тогда он выдержал беспрецедентное давление.


Немногим выпадает противостоять президенту, Конгрессу, законодательной власти и церкви. Я вышел с высоко поднятой головой.

Судья Фредерик Вайсберг председательствовал на процессе 33-летней Баниты Джекс, которую обвинили в убийстве всех ее четырех дочерей в Вашингтоне. Будто этого самого по себе недостаточно, Джекс жила с останками своих детей. Разлагающиеся тела помог найти только ужасный запах. По версии Джекс, они все умерли во сне при разных неправдоподобных обстоятельствах. Ее истинная роль была очевидна. Но Вайсбергу пришлось решать, пойти ли навстречу подсудимой, которая хотела отказаться от статуса невменяемой. Он долго опрашивал Джекс, которая выглядела поразительно разумной и даже иногда проницательной, и все-таки разрешил ей отказаться от «защиты невменяемости». В итоге она получила 120 лет в тюрьме (30 лет за каждое убийство) (3).

Даже справедливые решения могут оставлять душевные раны. Судья из Нью-Йорка до сих пор скорбит по ребенку-аутисту, с которым познакомилась, когда была председателем в деле о выселении его отца. Судья почувствовала неладное, поэтому сделала запросы в социальные службы, чтобы убедиться, что с ребенком все хорошо. Они ответили, что все в порядке. Но спустя годы судья узнала, что отец перерезал мальчику горло и оставил умирать в ванной (4).

Судья рассказывает, как совершил ошибку

Судья Верховного суда округа Колумбия Рассел Кэнан признается, что совершил ошибку в одном из своих самых сложных разбирательств. Это было уголовное дело с участием суда присяжных. Кэнан был уверен, что подсудимый вообще ни в чем не виновен. Но он получил записку от присяжных с вопросом: «Если мы признаем его невиновным в «нападении с намерением убить, будучи вооруженным», то можем ли мы по-прежнему признать его виновным в «нападении с опасным оружием»?»

Из этого судья сделал вывод, что они признают подсудимого виновным в «нападении с опасным оружием» и, что еще важнее, во «владении огнестрельным оружием во время насильственного преступления». Последний состав влечет за собой обязательный приговор на пять лет.

Чтобы спасти подсудимого от тюремного заключения, судья в последний момент добился заключения сделки со следствием, хотя местные нормы запрещали такое вмешательство. Кэнан рассчитывал, что мужчина признает вину в одном из преступлений, которое не предполагает обязательного минимального срока. После этого сам судья применит усмотрение при назначении приговора и назначит ему условный срок.

Как и планировалось, Сэм [подсудимый] неохотно признал вину, а судья это принял. Но затем Кэнан увидел в комнате присяжных забытую бумагу, из которой следовало, что они собирались признать мужчину невиновным по всем пунктам обвинения.


Под угрозой пяти тяжелых лет и под влиянием невысказанного обещания от меня, что он не пойдет в тюрьму, Сэм признал вину. Но мне кажется, что он не делал того, в чем признался. Я пересек черту, чтобы сделать правильно, под серьезным давлением и в исключительных обстоятельствах.

Рассказ об этой истории дает Кэнану возможность мысленно вернуться назад и извлечь болезненный урок из ошибок. Его можно сформулировать так: «Судья, который желает только хорошего, приходит к неверному решению, когда ставит справедливый исход выше строгого выполнения процессуальных правил. Он узнает, насколько опасно добиваться «грубого [«беззаконного»] правосудия» в сложном деле» (2).

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: