Судебная власть как ветвь государственной власти понятие сущностные характеристики и свойства

Обновлено: 14.04.2024

Первоначально понятие «судебная власть» появляется в 1787 году в Конституции США. Что касается первых отечественных конституций, принятых в 1925 и 1937 годах, категорию «суд» упоминали только по причине закрепления прав граждан страны свободно использовать родной язык в суде.

В российском праве глава, которую посвятили суду, в первый раз появилась в Конституции РСФСР 1978 года (глава 21 «Суд и арбитраж»). Вышедшая в 1993 году Конституция РФ, уже содержала главу, названную «Судебная власть» (7 глава). Содержание этой главы конкретизировали несколько федеральных конституционных законов:

  • «О судебной системе Российской Федерации»,
  • «О Конституционном Суде РФ»,
  • «Об арбитражных судах в РФ»,
  • «О судах общей юрисдикции в РФ»,
  • ФЗ № 30 «Об органах судейского сообщества в РФ».

Судебная власть — это полностью независимая ветвь власти в стране. Ее осуществляют судебные органы с помощью гласного, состязательного и коллегиального рассмотрения и разрешения различных споров на судебных заседаниях. Цель состоит в защите гражданских прав и свобод.

Признаки, задачи и функции судебной ветви

Судебная власть в системе разделения властей наделена всеми признаками государственной власти, включая публичность, принудительность и общеобязательность решений. Для нее характерны особые признаки, которые отличают ее от прочих ветвей власти в стране (исполнительной и законодательной).

В состав данных специфических признаков можно включить:

  • цель, которая состоит в разрешении споров для защиты свобод и прав;
  • субъекты достижения цели, которые представлены судебными органами;
  • организационные формы решения задач, включая все виды судопроизводства (административное, конституционное, гражданское, уголовное);
  • следование процессуальной форме разрешения споров, что дает гарантию справедливости и законности решений, принимаемых судебными органами;
  • следование принципам гласности, состязательности и коллегиального рассмотрения и разрешения споров в рамках судебного заседания.

Отметим, что любое решение органов судебной власти не вправе пересматривать органы других ветвей.

В состав основных функций судебной власти входит: правозащитная и правовосстановительная функция, осуществление правосудия.

Ведущее направление работы судебных органов представлено правосудием. Оно означает определенный порядок и результат разрешения споров, соответствующие всем законодательным требованиям и используемый для защиты прав и свобод граждан.

Взаимодействие судебной власти с другими ветвями власти

Судебная власть представляет собой одну из 3 видов власти в государстве. С остальными ветвями она взаимодействует определенным образом.

Существует несколько форм взаимодействия, характерных для судебной, законодательной и исполнительной власти:

  • Определение законодательной ветвью власти на основе конституционных положений судебной системы, юридического статуса судей, процессуальной формы рассмотрения дел. Она осуществляет финансовый и бюджетный контроль. Назначение судьей высших судов производится законодательной властью, а именно Советом Федерации ФС РФ.
  • Подготовка (переподготовка) судебного персонала исполнительной властью, обеспечение материальной основы судов и их работу.
  • Назначение Президентом судей высших судебных органов, назначение всех федеральных судей нижестоящих судов, осуществление права помилования, участие в деятельности судебной ветви власти.
  • Невозможность вмешательства законодательной и исполнительной власти в дела судебной власти.
  • Наличие у судебной власти права проверки НПА, которые выпускают органы исполнительной власти, разрешение конфликтных ситуаций, возникающих между органами страны, субъектами России, рассмотрение жалоб организаций и физических лиц (граждан).

В 2002 году посредством ФЗ «Об органах судейского сообщества в РФ» учредили новый для нашей страны правовой институт – судейское сообщество.

Оно было сформировано судьями федеральных судов всех уровней и видов, судьями судов субъектов России, которые включены в судебную систему РФ.

Судьи федеральных судов и судов субъектов включены в состав членов судейского сообщества с того времени, как ими была принесена присяга, и до того, как вступило в силу решение о прекращении полномочий судьи. Исключением являются случаи, когда полномочия прекращаются по причине почетного ухода или почетного удаления в отставку.

Судья, поступивший в отставку, должен сохранять собственную принадлежность к обществу судей. До окончания времени отставки он может привлекаться с согласия к работе в судейском сообществе. Судья, будучи в отставке, не наделен правом выбирать участников квалификационных коллегий судей и сам не может быть избранным в их состав.

Создание и действие органов судейского сообщества происходит в соответствии с федеральными конституционными законами и федеральными законами. Это осуществляется с целью выражения интересов судей в качестве носителей судебной власти.

В состав органов судейского сообщества в нашей стране можно включить:

  • Всероссийский съезд;
  • конференцию субъектов РФ;
  • Совет судей государства;
  • советы судей, находящиеся в субъектах РФ;
  • общие собрания судей судов;
  • Высшую квалификационную коллегию судей РФ;
  • квалификационные коллегии судей в субъектах РФ;
  • Высшую экзаменационную комиссию, принимающую квалификационный экзамен на должность судьи;
  • экзаменационную комиссию субъектов РФ, призванную принимать квалификационный экзамен на должность судьи.

Регулирование работы органов судейского сообщества осуществляется с помощью актов (регламентов, положений), которые ими принимаются.

Для органов судейского сообщества предусмотрено несколько задач:

  • помощь в улучшении судопроизводства и судебной системы;
  • защита законных интересов и прав, предусмотренных для судей;
  • участие в обеспечении деятельности судов (организационной, кадровой, ресурсной);
  • установление авторитета судебной власти, обеспечение выполнения судьями требований, которые предъявляются кодексом судейской этики.

В качестве принципов организации и работы органов судейского сообщества выступают: гласность, коллегиальность, независимость судей и невмешательство в работу суда.

Организация советов судей и квалификационных коллегий производится на основе принципов: выборность, сменяемость, подотчетность органам, которые их избрали. Квалификационные коллегии судей не могут быть подотчетны за принятые решения органам, которые избрали их.

Помимо судей в квалификационные коллегии судей включены представители общественности. В состав Высшей квалификационной коллегии судей РФ происходит назначение 10 членов коллегии, представителей общественности. Они назначаются Советом Федерации, один член коллегии является представителем Президента РФ и назначается им.

В состав полномочий квалификационных коллегий входит процесс рассмотрения заявок претендентов на должности:

Понятие судебной власти производно от общего понятия власти и, в частности, понятие государственной власти. Диапазон употребления слова «власть», весьма широк: от родительской или отцовской власти – до государственной власти. Власть не только сегодня, но и веками – одно из ключевых наиболее масштабных, многогранных и определяющих явлений жизни общества. Поэтому общее определение власти тоже является весьма широким. Власть как явление – это способность подчинять своей воле, право и возможность повелевать, распоряжаться кем-нибудь или чем-нибудь.Она имеет различные формы проявления.

Судебная власть - в соответствии с теорией разделения властей- одна из трех основных ветвей государственной власти, закрепленных в ст. 10 Конституции РФ. Функционирование судебной власти регулируется гл.7 Конституции РФ – «Судебная власть», Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996г., другими федеральными конституционными законами и федеральными законами. Что понимается под судебной властью? Ни Конституция, ни другие законы точного ответа на этот вопрос не содержат. На него отвечает правоведение.

Судебная власть – это самостоятельная независимая ветвь государственной власти, осуществляемая судами, которые выполняют возложенные на них законом полномочия посредством установленного судопроизводства. В соответствии с Конституцией РФ ( ч. 2 ст. 118) судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Следовательно, судебную власть следует рассматривать как обладание в силу закона правоприменительными полномочиями в правовой сфере жизни общества и осуществление этих полномочий в соответствии с процессуальным законодательствомв целях обеспечения законности и правопорядка в стране, охраны от посягательств конституционного строя РФ, политической и экономической систем, прав и законных интересов граждан, государственных органов и других организаций. Судебной властью как видом государственной власти надлежит считать не орган (суд) или должностное лицо (например, судебного пристава), а то, что они могут и в состоянии сделать, какими для этого способностями и возможностями обладают. В подчеркивании* нетождественности судебной власти и судов (судебной системы) видится прежде всего стремление обеспечить их гармоничное единство. Неэффективная судебная система порочит в итоге судебную власть, а судебная власть, оторванная от судебной системы, превращается в пустое сотрясение воздуха. Одна из важнейших функций судебной власти- осуществление правосудия, т.е. производимой в процессуальном порядкеправоприменительной деятельности суда по рассмотрению и разрешению гражданских, административных и уголовных дел, а также экономических споров в целях охраны прав и интересов граждан, организаций и государства. Осуществление правосудия- исключительной компетенция судебной власти ( ч. 1 ст. 118 Конституции РФ).

Наряду с правосудием, судебная власть реализуется в ряде иных, имеющих огромное социальное значение, контролирующих полномочиях, в частности, в контроле: за соответствием федеральных законов, законов субъектов РФ и нормативных актов всех уровней положением Конституции РФ, осуществляемых Конституционным Судом РФ ( конституционный контроль). Судебный контроль за законностью нормативных актов- одна из важнейших на сегодня задач обеспечения единства правового пространства России. Широко осуществляется нормоконтроль и судами общей юрисдикции всех уровней. При рассмотрении дела суд обязан руководствоваться не только нормой конкретного закона, подлежащего применению на данном уровне закона, но принять решение, основанное на совокупности законодательных актов, регулирующих данную сферу правоотношений исходя из их установленной иерархии.

Контролирующие полномочия судебной власти реализуются также в форме контроля за законностью решений местных представительных и всех исполнительных органов, в государственном управлении путем:

· Рассмотрения жалоб граждан на действия и решения органов( должностных лиц), нарушающих их права и свободы, жалоб и протестов на постановления по делам об административных правонарушениях;

· Рассмотрения жалоб организаций;

· Проверки при рассмотрении уголовных дел качества предварительного расследования;

· Рассмотрения жалоб и протестов о признании незаконными правовых актов управления;

· Проверки при рассмотрении уголовных, гражданских, административных дел законности и дисциплины в деятельности органов, организаций и их должностных лиц, законности правовых актов управления, имеющих значения для разрешения дела.

Эта контрольная деятельность также представляет собой:

· Обеспечевание исполнения приговоров , иных судебных решений:

· Разбирательство и решение дел об административных правонарушениях подведомственных судам:

· Разъяснение действующего законодательства по вопросам судебной практики;

· Разработку на основе изучения и обобщения судебной практики предложений по совершенствованию законов и иных нормативных правовых актов;

· Реализацию Верховным Судом РФ права законодательной инициативы;

· Реализацию иных полномочий в соответствии с законодательством РФ.

ПРИЗНАКИ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ.

Судебная власть характеризуется следующими основными признаками:

1. Судебная власть – вид государственной власти. Она – одна из трех самостоятельных ветвей государственной власти.

2. Судебная власть осуществляется только специальными государственными органами – судами.

Понимают под судебной властью и особую разновид­ность государственной власти, осуществляемую через систему специально уполномоченных государственных органов – судов. Реализуемую отдельными должностны­ми лицами - судьями, действующими на профессиональ­ной основе, для выполнения правоприменительных функций с использованием ими принуждения, имеющая специальные задачи и способы их обеспечения.

· При этом, как правило, ученые констатируют наличие следующих атрибутов феномена судебной власти:

· - судебная власть есть частный случай проявления власти вообще, одна из форм публичной государствен­ной власти, средство всеобщей связи для народа, нации;

· - наличие в комплексе властеотношений народа, на­ции, ибо существование судебной власти вне народа, на­ции абсолютно невозможно;

· - приказ субъекта, осуществляющего судебную власть - фактически воли народа в редукции его правительства по отношению к объекту - то есть к этому же народу, в обязательном порядке сопровождается угрозой приме­нения санкции в случае неповиновения;

· - подчинение народа субъекту, то есть фактически гос­подствующему в нем мнению, есть подчинение воле осу­ществляющего власть субъекта, на практике это подчи­нение суду;

· - наличие правовых норм, устанавливающих, что от­дающий приказы субъект - суд, имеет на это право, а объект - народ - обязан, подчинится его приказам.

3. Исключительность судебной власти – признак, тесно связанный с предыдущими. Никакие другие органы и лица, кроме суда и судей, не вправе принимать на себя осуществление правосудия. Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном законе (ст. 14 УПК)

4. Судебная власть едина. Конституция запрещает создание и деятельность чрезвычайных судов (ч. 3 ст. 118), в том числе и в условиях чрезвычайного и военного положения.

5. Независимость, самостоятельность и обособленность судебной власти. При выполнении своих полномочий суды подчиняются только Конституции РФ и закону (ст. 118 Конституции РФ, ч.1 и 2 ст.5 Закона о судебной системе). Никто не вправе давать судьям указания, как разрешить то или иное конкретное дело. Судьи, рассматривая дело , не связаны позицией и мнением сторон в процессе. Вмешательство в какой бы то ни было, форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия влечет уголовную ответственность (ст. 294УК).

6. Судебная власть осуществляется путем судопроизводства, что определено ст. 118 Конституции РФ и ст. 5 Закона о судебной системе. Судопроизводство – это форма реализации судебной власти. В более узком смысле под судопроизводством понимают порядок рассмотрения дел судами. В соответствии с законом (ч. 2 ст.118 Конституции РФ) судебная власть осуществляется посредством следующих видов судопроизводства:

1. Конституционного - разрешение дел о соответствии Конституции РФ федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, палат Федерального Собрания и других актов;

2. Гражданского – рассмотрение и разрешение дел, вытекающих из гражданских правоотношений;

3. Административного- рассмотрение и разрешение дел об административных правонарушениях ;

4. Уголовного – досудебного и судебного производства по уголовному делу.

7.Процессуальной порядок деятельности – еще один важный принцип судебной власти. Порядок определяет только закон, изданный на основе Конституции РФ.

8. Подзаконность судебной власти означает , что она действует в пределах предоставленной компетенции в соответствии с законом либо на его основе и во исполнение закона.

9. Обязательность постановлений судебной власти для всех без исключения государственных органов, организаций, должностных лиц и граждан. Этот признак означает, что решение суда имеет властный характер и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории государства.

СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И ЕЕ ФУНКЦИИ

Важное место в структуре государственного аппарата зани­мает система судебных органов, основной социальной функцией которых является осуществление правосудия.

Подобно тому, как представительные органы и органы управ­ления являются носителями соответственно законодательной и ис­полнительной властей, система судебных органов выступает в ка­честве носителя судебной власти. Это положение закрепляется в конституциях и законах ряда современных государств.

В современных демократических государствах правосудие функционирует независимо от законодательной и исполни­тельной властей и имеет строго очерченную в конституции и особых законах компетенцию. Отправление правосудия как специфической государственной функции состоит в наиболее общем виде в том, чтобы обеспечивать надлежащее примене­ние законов путем восстановления как нарушенного права, так и нарушенного равновесия в гражданских правоотношениях.

Законодательная и исполнительная власти находятся у ис­токов судебной власти: они ее формируют. Однако затем су­дебная власть одновременно и отделяется и возвышается, ста­новясь властью особого рода. Исходя из этого, следует всегда иметь в виду, что судебная власть не аккумули­рует властные функции: это лишило бы ее главного свойст­ва — служить справедливому разрешению споров и конфлик­тов, в том числе и тех, которые порождаются самими властны­ми структурами в силу неправомерного использования власти или законно признаваемых за ними полномочий.

В целом же миссия правосудия в обществе заключается в том, чтобы быть стражем порядка и оплотом справедливости.

Статья 118 Конституции РФ гласит: "Судебная система Рос­сийской Федерации устанавливается Конституцией Россий­ской Федерации и федеральным конституционным законом". Именно эти законодательные акты служат правовой основой формирования системы правосудия как самостоятельной вет­ви власти, которая могла бы стать мощным механизмом при­менения законодательства и его неукоснительного исполнения всеми гражданами и должностными лицами.

Часть 2 ст. 4 Закона "О судебной системе Российской Фе­дерации" гласит: "В Российской федерации действуют федеральные суды, консти­туционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему Российской Федера­ции".

К федеральным судам отнесены:

Конституционный Суд Российской Федерации;

Верховный Суд Российской Федерации, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции;

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды субъектов Российской Федерации, составляющие систему федеральных арбитражных судов.

К судам субъектовРоссийской Федерации — конституцион­ные (уставные) суды субъектов Российской Федерации и мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъе­ктов Российской Федерации.

Суды, входящие в единую судебную систему Российской Федерации, осуществляют свои полномочия посредством кон­ституционного, гражданского, административного и уголовно­го судопроизводства.

Верховный суд является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам (ст. 126).

Высший Арбитражный Суд РФ является высшим судебным органом по разрешению экономических споров (ст. 127).

Конституционный Суд призван осуществлять контроль за всеми государственными органами в РФ о соответствии Конституции издаваемых нормативных актах, заключаемых международных договоров. Также Конституционный Суд решает споры между федеральными органами государственной власти России и органами государственной власти субъектов Российской Федерации (ст. 125).

В связи с принятием России в Совет Европы теперь юрисдикция Европейского Суда распространяется и на территорию России. Это теперь высший судебный орган для России и ее граждан.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В современной правовой науке принцип разделения влас­тей принято относить к основам демократического конститу­ционного строя. Это значит, что он имеет основополагающее значение при решении конкретных вопросов построения го­сударственного механизма.

Назначение принципа разделения властей — исключить возможность концентрации всей полноты власти в руках одного лица или органа путем установления такой государственности, при которой различные ветви государственной власти могли бы взаимно сдерживать друг друга.

Сферы реализации трех ветвей власти – законодательной, исполнительной и судебной - до­лжны быть четко разграничены, они не должны быть помехой друг другу.

Разделение властей должно основываться, прежде всего, на их сотрудничестве, которое, однако, сдерживало бы каждую из них, ставило бы в определенные рамки и балансировало.

Независимость и самостоятельность каждой из трех вет­вей власти, и особенно законодательной и исполнительной, не должны быть препятствием к их взаимодействию. Больше того, эффективная власть невозможна без их сотрудничества.

В современной России принцип разделения властей признан, конституционно закреплён и применяется в построении и функционировании государственных институтов.

Многие политики и правоведы называют исполнительную власть доминирующей в системе государственных органов. Сильная исполнительная власть России, безусловно, нужна. Но не нужно увлекаться. У нашей страны достаточно горький опыт в этом вопросе. Усиление исполнительной власти при отсутствии адекватного контроля и механизма сдержек таит в себе угрозу резкого разрастания и усиления бюрократического административного аппарата. Численный рост чиновничества, элементарное попрание администрацией основных прав и свобод - подобные пороки порождаются бесконтрольностью исполнительной власти и подчинённого ей аппарата управления.

К сожалению, все еще традиционно слабым местом оста­ется в России судебная власть. Прокламированные Консти­туцией принципы судоустройства и судопроизводства реали­зуются с трудом. И в данном случае ощущается противодействие и давление со стороны других ветвей власти, нередко все еще посягающих на независимость суда. Явно недостаточны материальные, а отчасти и правовые гарантии, необходимые для того, чтобы обеспечить суду достойное место в осуществлении власти. Этот компонент разделения властей неэффективен. Самостоятельность и особенно роль суда в Российской Федерации все еще далеки от тех, которые присущи суду в развитых демократических странах.

Проводимая в настоящее время в России активная политика на построение правового государства позитивно сказывается на состоянии нашего «больного» государства. Хочется надеяться, что следование правовым принципам, присущим демократическому государству позволит нашей стране выбраться из той пропасти, в которой она находится последние десятилетия. Поэтому необходимо поддерживать уже созданный механизм разделения властей, механизм сдержек и противовесов, позволяющий сбалансировать различные ветви власти. Это — одна из важных гарантий продолжения демократического развития России.

Судебная власть: понятие, сущностные характеристики - страница 2

После Октябрьского переворота 1917 г. по отношению к судебной системе возобладал утилитарный подход. Суды стали рассматривать в качестве составного элемента единой административной машины. Давая определение суду, В.И.Ленин писал: «Это орган привлечения именно бедноты поголовно к государственному управлению, орган власти пролетариата и беднейшего крестьянства, орудие воспитания к дисциплине». С этого момента полностью исчезает даже фасадная самостоятельность судебной системы, она превращается в заурядное «принудительное учреждение государственного аппарата», орган «классового насилия и господства».

Некоторые идеологи того времени к разновидности суда относили даже ничем не урегулированную расправу толпы над классово-неугодными лицами. Позже они сожалели, что «с отступлением к нэпу пришлось и народный суд снабдить законами». Для них суд в лучшем случае был устройством для «розничного отпуска гражданам права и справедливости».

Потешаясь над ролью суда в буржуазном обществе, такие как П. Стучка не могли понять, для чего это демократы дошли до того, что изобрели особый административный суд для наблюдения за законностью действий исполнительной власти. Не понимая истинной сути правосудия, П. Стучка поспешил расценить это как обычное буржуазное лицемерие. Дескать «Советская власть до сих пор правильно уклонялась от позаимствования этого органа». Образцом же контроля за органами исполнительной власти он видел в РКИ и ЦКК, радуясь, что этот «более гибкий аппарат» действует «не столько по букве закона сколько по революционной целесообразности». Сохранение суда в коммунистическом обществе расценивалось не более чем «праздные разговоры».

Вполне естественно, что такой подход к определению функций суда в настоящее время вызывает критику со стороны сторонников некой особенной и даже божественной природы судебной власти.

Некоторым особенно не нравится высказывание А.Я. Вышинского о том, что «суд во всяком государстве есть орган управления, основной задачей которого является проведение политики господствующего класса по укреплению и защите основ его политического и экономического господства». Естественно, что судебная власть, как, впрочем, и иные ветви в целом единой государственной власти, обладает определенной спецификой, что и было отмечено основателями концепции разделения властей Д. Локком. Ш.Л. Монтескье и Ж-Ж. Руссо. Но в то же время это отнюдь не означает, что осуществление судебной власти в государстве должно идти вразрез с текущей государственной политикой.

Подчиненность всех государственных органов единым политическим целям явление сталь же закономерное, как и организация государственного управления вообще. Отрицание участия судебной власти в государственном управлении, пусть и в весьма специфической форме, противоречит не только здравому смыслу, но и действующему законодательству, в силу которого суды обязаны строго выполнять все возложенные на них функции, в том числе и социально-экономического и политического характера.

Однако, к сожалению, нашей истории известны и отрицательные примеры в определении функциональной сущности структур судебной власти. Так, в начале 1920-х годов Н.В. Крыленко утверждал, что «суды — есть не более чем упорядоченная форма расправы», причем по свой сути это всего лишь «одно из самых утонченных, наиболее совершенных и в то же время замаскированных средств охраны порядка».

По идеологическим причинам не стремились раскрыть сущности судебной власти и в более позднее время. Поэтому в учебниках по судоустройству, как правило, содержались дефиниции типа: «Советский суд является органом государства, осуществляющим правосудие и применяющим предусмотренные законом меры в отношении тех, кто преступает нормы закона мешает жить и работать советским людям, наносит ущерб обществу и государству».

Другие авторы того времени утверждали, что «суд — орган правосудия, призванный обеспечить строжайшее проведение дисциплины и самодисциплины трудящихся», поскольку он «способствует повышению правосознания советских людей, укреплению государственной дисциплины, предупреждению и искоренению правонарушений». Получается, что в тот период правосудие в значительной степени подменялось пресечением правонарушений, в лучшем случае воспитанием граждан.

Как показали проведенные авторами социологические исследования о роли суда в жизни российского общества многими нашими современниками суд и до сих пор воспринимается как карательный орган (88% опрошенных). При этом большинство респондентов обосновывают подобный вывод тем, что суды все еще являются составной частью государственной репрессивной машины (85% опрошенных).

Начало демократических перемен в жизни российского общества было ознаменовано попыткой наполнить судебную деятельность новым содержанием. В учебниках по судоустройству стали писать, что суд превратился в «орган, призванный защитить установленный Конституцией общественный и государственный строй, права и законные интересы граждан, предприятий, учреждений и организаций».

Воспитательная функция суда большинством авторов относится к разряду второстепенных. Несмотря на то, что отношение к суду как к органу воспитания правосознания всегда было присуще большинству российских ученых-юристов, данный вид судебной деятельности отдельными представителями отечественной юридической науки почему-то принимается в штыки. По их мнению, постепенно должно возобладать нейтральное отношение к суду как «средству разрешения споров о праве и устранения юридических неопределенностей».

Хотя понятия «суд» и «судебная система» тесно связаны с таким понятием, как «правосудие», отношение к этому виду государственной деятельности также неоднократно менялось. Например. Б.Н. Чичерин по этому поводу писал, что правосудие — «воздаяние каждому должного на основании закона». Чуть позже, рассуждая на эту тему, Н.Н. Полянский утверждал, что «уголовное правосудие имеет своей целью защиту власти и объективного порядка путем репрессии, которая следует за обвинительным приговором».

В советский период времени правосудие представлялось либо как «особый вид применения закона», либо как форма государственной деятельности, имеющая в своей основе правоприменительную юрисдикционную составляющую. В таких случаях правы были те критики, которые указывали, что «норма права и закон не равнозначны, а уж тем более не синонимы. Если исходить из лингвистического смысла термина "правосудие", то это — деятельность суда, направленная на применение права. В то же время суд применяет не само право, а лишь его норму. В лучшем случае суд может применить ее по аналогии, даст закону казуальное толкование».

Судебная власть: понятие, сущностные характеристики

Если под «судебной властью» понимать только власть суда — конкретного государственного учреждения, а любой суд как элемент государственного аппарата определенной властью, безусловно, обладает, то понятие «власть суда» легко спутать с понятием «судебная власть». Хотя понятия «власть суда» и «судебная власть» так же разительно отличаются друг от друга как понятия «кровь с молоком» и «молоко с кровью».

Действующее российское законодательство не даст прямого ответа на вопрос, что такое «судебная власть». Большинство ученых к определению понятия «судебная власть» пытается подойти через уяснение таких давно устоявшихся категорий, как «суд», «правосудие», «судебная система» и т.п. Вместе с тем содержание этих институтов в течение последнего столетия трактовалось совсем неоднозначно, а имеющиеся на этот счет в научной литературе определения четкостью никогда не отличались.

Так, в начале XX в. известный русский процессуалист И.Я. Фойницкий писал: «Суд — это беспристрастный посредник в споре между двумя заинтересованными лицами (сторонами)». При этом он подчеркивал, что суд «служит не частным интересам отдельных лиц, отдельных общественных кружков или отдельных ведомств, а общим государственным интересам правосудия», «все судебные решения постановляются именем государства», поэтому «в современном государственном строе суд — есть функция государственной власти». Как видим, даже именитые авторы в тот период времени не проводили четкой границы между понятиями «суд», «правосудие», «функция правосудия».

Однако, несмотря на кажущуюся функциональную схожесть, различия между этими категориями существенны, так как наличие суда (имеются в виду учреждения) в государственном устройстве всего лишь предпосылка к тому, что правосудие как одна из разновидностей государственной деятельности будет осуществляться в рамках судебной функции государства. Иными словами, изначально мы имеем как бы исходную материально» правовую субстанцию «суд», овеществленную в конкретных органах государственной власти — судах, и производную от этого процессуально-правовую субстанцию материального характера «правосудие» как одну из многих форм государственного регулирования общественных отношений.

Современник И.Я. Фойницкого — другой выдающийся русский теоретик процесса С.И. Викторский к определению сути судебной власти подходил гораздо смелее. Недаром в его книге «Русский уголовный процесс» проблемам судоустройства отведен целый раздел, а первый параграф «Судебная власть и ее отличительные черты» начинается с конкретизации места судебной власти в государственном устройстве.

Однако, хотя «власть судебная наряду с законодательной и правительствующей является составной частью того, на что распадается власть верховная», по мнению автора, оказывается, что она все же «подзаконна, так как ее задача — применение закона в каждом отдельном случае нарушения благ и интересов, защищаемых государством, и притом — в указанном законом порядке».

Более того, С.И. Викторский не исключает наличие особого судебного верховенства высшей власти по отношению к судебной власти, действующей ее именем и ей подчиненной.

Это, по его мнению, выражается в следующем:

  1. праве помилования;
  2. утверждении законов, касающихся судопроизводства и судоустройства;
  3. назначении судей непосредственно верховной властью;
  4. праве высшего надзора за деятельностью судебных мест.

Отмстим, что С.И. Викторский рассматривает судебную власть не как равноценную и совершенно независимую в принятии отдельных решений равновеликую ветвь государственной власти, а как некую форму делегирования монаршей милости в принятии решений народу и организованным определенным образом чиновникам. По этой причине С.И. Викторский не утруждает себя определением судебной власти как самостоятельной властной категории, а ограничивается перечислением ее отличительных черт.

Несмотря на то что автор постоянно подчеркивает социальную значимость и независимость судебных властей в деле управления судебными установлениями, читателю понятно, что они в данном случае не более чем возведенная в закон «монаршая валя», как свидетельствует история, порой граничащая с произволом.

Подобные суждения о сущности судебной власти среди современников С.И. Викторского в те времена были весьма распространены. Например, Н.А. Захаров писал, что «вопрос о судебной власти нам достаточно ясен, а поэтому он не может давать оснований к особым толкованиям, ибо ее главой повсюду считается монарх, осуществляющий судебную власть через специальные учреждения в установленном законом порядке».

Как видим, многие авторы, творившие в России в начале прошлого века, еще не догадывались о том, что источником судебной власти (равно как и прочих видов государственной власти) является не монарх, а подвластный ему народ, поэтому легко смешивали судебную власть с судебной функцией монарха и отдельных государственных учреждений. Чтобы убедиться в том, что это было действительно так, процитируем еще несколько фраз из книги Н.А. Захарова. «На практике до Петра Великого судебная класть не отделялась от общих функций монарха, и лишь последний стал энергично отделять от себя функции исполнения судебных обязанностей».

Далее Н.А. Захаровым высказываются суждения о том, что записи, в частности, «в ст. 178 Учреждения министерств, о том. что судебная власть в России во всем ее пространстве принадлежит Сенату и местам судебным», а равно и «Датской конституции от 5 июня 1849 года о том, что судебная власть принадлежит судебным учреждениям», в корне неверны, поскольку «власть судебная осуществляется от имени Государя Императора установленными законом судами», то есть, говоря иными словами, право юрисдикции судов основано на делегации отдельных властных функций его Верховной властью.

Таким образом, положение Государя Императора, выработанное постепенно практикой, подобно положению западноевропейских монархов, освобождает его от участия во всех сложностях судопроизводства и представляет ему существенные прерогативы Верховной власти: право верховного надзора за судебной деятельностью и право помилования. Считалось, что «право помилования составляет общую прерогативу главы государства: ею пользуются как наследственные монархи, так иногда и президенты республик».

Однако в целом ряде случаев процессуалисты начала XX в. на роль судебной власти в организации общества смотрели гораздо шире, поскольку к функциям суда относили не только разрешение уголовных и гражданских дел от имени государства, но также и необходимость охраны прав и свобод граждан», что, по их мнению, было совершенно немыслимо без обоюдной ответственности государства и личности. По этому поводу С.И. Викторский писал: «Еще одним видом внешней независимости судебной власти. является ее самостоятельность по ограждению личности против разного рода посягательств на ее свободу. Чем более развито в гражданах чувство личного достоинства, чем более завоевано ими политической свободы и чем более совершенен политический строй самого государства, тем шире и тверже и права, предоставленные судебной власти для ограждения личной свободы от посягательства на нее».


В законодательстве не закреплено определение понятия «судебная власть». В юридической науке сложились различные точки зрения ученых относительно определения этого феномена. Это объясняется тем, что судебная власть — многоаспектная и широкая для понимания категория. Кроме правового значения, она имеет также философское и социальное.

По мнению Н. А. Колоколова, «судебная власть — это особые общественные отношения, возникновение и существование которых обусловлено способностью социума при необходимости генерировать механизм разрешения конфликтов на основе норм права, обеспечиваемый мощью государства». [6, с. 141]

Профессор К. Ф. Гуценко считает, что «судебная власть — роль, но не актер, это полномочия, функция, но не ее исполнитель. То есть судебной властью следует считать не суд, не судей…, а предоставленные им полномочия (возможности) властного (распорядительного) характера». [2, с. 48]

Судебная власть реализуется через правосудие, посредством судопроизводства. Для употребления предоставленной власти у суда другой возможности нет.

Судебная власть— это самостоятельный вид государственной власти, осуществляемый судьями (судом) в форме правосудия посредством конституционного, гражданского, административного, арбитражного и уголовного судопроизводства. [1, с. 17]

По мнению А. А. Герасимовой, «судебная власть — это самостоятельная и независимая ветвь государственной власти, организационно оформленная в систему органов, обладающих достаточным объемом собственной компетенции, обусловленной их местом и назначением в государственном механизме, реализуемой в соответствии с действующим законодательством с целью обеспечения прав, свобод и законных интересов субъектов права». [5, с. 7]

В юридической литературе есть и другие определения судебной власти. Например, некоторые авторы полагают, что судебная власть осуществляется в форме не только правосудия, но и конституционного контроля, судебного контроля за законностью нормативных актов, законностью и обоснованностью решений и действий органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное расследование, а также в форме обеспечения исполнения судебных решений, разъяснения действующего законодательства по вопросам судебной практики, участия в формировании судейского корпуса и содействия органам судейского сообщества, контроля за законностью решений местных представительных и всех исполнительных органов [1, с. 17].

Судебная власть основана на праве. Для разрешения конкретных ситуаций, которые возникают в обществе и требуют вмешательства суда, судебная власть реализуется путем применения норм права.

Судебная власть — это предоставленные судам как специальным органам государства полномочия по разрешению отнесенных к их компетенции вопросов, возникающих при применении права, и реализация этих полномочий путем конституционного, гражданского, уголовного, административного и арбитражного судопроизводства с соблюдением процессуальных форм, создающих гарантии законности и справедливости, принимаемых судами решений. [3, с. 23]

Существуют два аспекта понятия «судебная власть» — функциональный и институциональный. В функциональном аспекте судебная власть представляет собой совокупность юрисдикционных полномочий, ограниченных юридической конституцией и общими принципами права, и связанных с ними полномочий государства, реализуемых от имени народа независимыми должностными лицами — судьями — в особо оговоренной законом судебной процедуре и иными должностными лицами, которые обеспечивают юрисдикционную деятельность судей. В институциональном аспекте судебная власть — это обособленная группа связанных между собой государственных учреждений (в основном судов), организующих и обеспечивающих реализацию судьями юрисдикционных полномочий. [7, с. 246–248]

Для того, чтобы сформулировать определение судебной власти, рассмотрим ее признаки.

Во-первых, это вид государственной власти. То есть судебная власть выражает волю государства.

Во-вторых, судебная власть независима, самостоятельна и обособлена.

Самостоятельность судебной власти означает ее неподведомственность другим ветвям власти, отсутствие подчиненности и подотчетности каким-либо другим государственным органам.

Независимость судебной власти — правовая категория, отражающая состояние, при котором влияние внешних факторов на исполнение органами судебной власти своей функции является невозможным.

Некоторые авторы рассматривают эти понятия как единое целое, не проводя никакого разграничения между ними, а И. Б. Михайловская, характеризуя независимость судебной власти, выделяет три аспекта судебной власти: самостоятельность судебных органов, независимость судьи и независимость суда. Далее она отмечает, что самостоятельность судебной власти не тождественна независимости судей, она является лишь ее необходимой предпосылкой. А. В. Цихоцкий, наоборот, рассматривает независимость судей как предпосылку самостоятельности суда. [4, с. 34–37]

В некоторых случаях происходит смешение этих двух понятий.

Н. И. Газетдинов отмечает, что «независимость и самостоятельность судебной власти — это «две стороны одной медали», они не могут существовать в отрыве друг от друга, но вместе с тем самостоятельность характеризует судебную власть как автономную ветвь государственной власти среди других ветвей государственной власти (как законодательная и исполнительная), т. е. самостоятельность судебной власти определяет организационное построение судебной власти. А признак независимости судебной власти означает внутреннюю, «сущностную самостоятельность» судебной власти и определяет самостоятельность осуществления судебной власти путем реализации предоставленных государственной (верховной) властью полномочий».

Обособленность судебной власти состоит в том, что судьи в государственном механизме занимают особое место, которое обусловлено спецификой выполняемых функций. Они организационно не входят ни в какой другой государственный орган.

В-третьих, судебная власть — едина.

В-четвертых, судебная власть осуществляется посредством определенного вида судопроизводства.

Одним из признаков судебной власти является то, что в установленном законом порядке к осуществлению правосудия привлекаются представители народа. В соответствии с законом граждане РФ имеют право участвовать в отправлении правосудия. Так, в состав суда, рассматривающего уголовное дело, кроме судьи, могут входить присяжные заседатели, а при рассмотрении арбитражного дела — арбитражные заседатели.

И, пожалуй, основной признак судебной власти — это осуществление правосудия. Осуществление правосудия — это исключительная прерогатива судебной власти. Правосудие — это деятельность суда в лице судей и привлекаемых в установленных законом случаях присяжных и арбитражных заседателей в рамках рассмотрения административных, уголовных и иных дел посредством определенного судопроизводства, результатом которой является вынесение судебного акта, носящего обязательный характер.

Итак, подводя итог вышесказанному, предлагаем сформулировать определение понятия «судебная власть» следующим образом: судебная власть — это независимая, самостоятельная и обособленная ветвь государственной власти, которая осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжными и арбитражными заседателями посредством конституционного, гражданского, административного, уголовного и арбитражного судопроизводства.

Основные термины (генерируются автоматически): судебная власть, государственная власть, осуществление правосудия, арбитражное судопроизводство, государственный механизм, лицо судей, независимость судей, самостоятельность, суд, судья.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: