Судебная практика при решении имущественных споров между супругами доклад

Обновлено: 24.02.2024

Подсудность – важнейший институт процессуального права, позволяющий определить относимость подведомственной категории дела к ведению того или иного суда. Правовое регулирование института подсудности в процессуальном законодательстве направлено на реализацию конституционного принципа, закрепленного в ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, согласно которому никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

В гражданском и арбитражном процессе существуют общие правила подсудности дел, а так же исключения из данных правил. Например, альтернативная подсудность (по выбору истца), подсудность по связи дел, договорная подсудность (подсудность устанавливается самостоятельно сторонами гражданско-правового договора), исключительная подсудность. Из всех перечисленных специальных видов подсудности в рассматриваемой теме нас интересует именно исключительная подсудность применительно к гражданским спорам, вытекающим из семейных правоотношений, а именно споры по разделу имущества супругов.

Институт исключительной подсудности в российском законодательстве закреплен в целях того, что бы облегчить работу суда при собирании и исследовании доказательств, а так же последующим исполнении постановленного судебного акта.

При этом, законодательство и судебная практика правоприменения однозначно не отвечает на вопрос: применяется ли исключительная подсудность при предъявлении иска о разделе недвижимого имущества супругов.

Из содержания нормы ст. 30 ГПК РФ следует, что по спорам «о правах на недвижимое имущество» такая подсудность должна применяться. При этом возникает вопрос, а является ли требование о разделе имущества супругов (общей совместной собственности) иском «о праве на недвижимое имущество»? Исходя из буквального толкования не однозначно, является ли раздел имущества супругов (по общему правилу это ½ каждому из супругов) именно «правовым спором» по поводу недвижимого имущества. Ведь семейное законодательство устанавливает правила раздела имущества, момент возникновения права собственности на недвижимость, в силу принципа внесения, возникает с момента внесения о ней записи в государственный реестр, что позволяет установить момент его приобретения (в браке или до брака). В случае, если имеет место дарение, приобретение недвижимости по наследству, то это в силу норм семейного законодательства не попадает в имущественную массу подлежащую разделу между супругами. Из такого примитивного рассуждения можно сделать достаточно простой вывод, что «спор о правах» отсутствует, а значит «правильно» большинство судов общей юрисдикции отказывают применять в исках о разделе недвижимого имущества супругов правила об исключительной подсудности и советуют истцам обращаться в суд по правилам ст. 28 ГПК РФ (по месту жительства ответчика).

Схожий подход находит массовое отражение и в судебной практике. Так, например Мосгорсуд в апелляционном определении от 18.02.2020 по делу N 33-7530/2020, М-6228/2019 указал: «В силу положений ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

Согласно ч. 3 ст. 38 СК РФ, при разделе общего имущества супругов, суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.

В соответствии с ч. 1 ст. 30 ГПК РФ иски о правах на недвижимое имущество рассматриваются в суде по месту нахождения этого имущества (исключительная подсудность).

К искам о правах на недвижимое имущество относятся, в частности, иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, о признании права, об установлении сервитута, об установлении границ земельного участка, об освобождении имущества от ареста (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

Следовательно, иски о разделе имущества, нажитого в период брака, между супругами не являются исками о правах на недвижимое имущество, поскольку они не направлены на установление или признание права собственности супругов на нажитое ими в период брака имущество, так как законом установлено право совместной собственности на нажитое в период брака имущество, в том числе недвижимое.

Указанные иски направлены на изменение режима собственности нажитого в период брака имущества, а именно: с совместной собственности на долевую. Таким образом, названные требования не являются исками о правах, а, следовательно, должны рассматриваться судом, исходя из общих правил подсудности, предусмотренных ст. 28 ГПК РФ, то есть по месту жительства ответчика, даже тогда, когда истец просит разделить недвижимое имущество, нажитое в период брака».

На мой взгляд, данный подход при всей своей дискуссионности является в корне не правильным с точки зрения процессуального права. Для начала необходимо разобраться в дефиниции, что такое «спор о правах». Существует множество научных публикаций, фундаментальных исследований, которые профессионально разбираются в сущности данного понятия. Мне, в публицистических целях достаточно представить свое (более общее видение) рассматриваемого термина. Спор о праве применительно к имущественным искам – это конфликт интересов участников правоотношения (в данном случае семейного правоотношения) по поводу принадлежности недвижимого (либо движимого) имущества тому или иному участнику. И такой конфликт имеет место быть, так как, говоря о разделе имущества супругов презюмируется судебный спор (конфликт интересов, который супруги пытаются урегулировать в судебном порядке). В ином случае, если бы отсутствовал материально-правовой спор, то не имел бы места предмет иска.

К сказанному тезису следует добавить дополнительный аргумент. Представим ситуацию, что один из супругов при предъявлении иска заявляет требования об отступлении от равенства долей, о признании права на объект недвижимости за собой (путём исключения имущества из режима общей совместной), предъявляя при этом доказательства того, что например, денежные средства на приобретение объекта недвижимости являлись личными одного из супругов. Проверяет ли судья данные обстоятельства в исковом заявлении одного из супругов при принятии искового заявления к производству? Практика показывает, что не всегда.

Например, Мособлсуд в апелляционном определении от 23.12.2020 по делу N 33-34368/2020, М-10216/2020 закрепил интересную правовую позицию: «из иска усматривается, что между сторонами возник спор не только по разделу совместно нажитого имущества, но и относительно принадлежности недвижимого имущества, по сути, спор о праве, поскольку истец полагала о том, что недвижимое имущество, находящееся на территории, подсудной Одинцовскому городскому суду Московской области, является не супружеским, а ее личным».

Судебная практика говорит об обратном, так как судьи судов общей юрисдикции, в своем большинстве, не находят оснований в подобных делах для применения исключительной подсудности.

Наиболее странной является ситуация «региональной практики», когда в одних регионах иски о разделах имущества супругов – исключительная подсудность, а в других регионах не суды не усматривают оснований для её применения. В сложившейся правовой неопределенности имеет место более огорчительная ситуация, когда судьи одного и того же суда по аналогичным делам принимают разные процессуальные решения, то признавая исключительную подсудность, то отвергая возможность её применения.

Общее правило в теории гражданского процесса относительно исключительной подсудности гласит, что при конкуренции данного вида подсудности, с иными видами территориальной подсудности предпочтение всегда отдается подсудности исключительной.

Верховный суд Российской Федерации неоднократно высказывал позицию, о том, что иски о любых правах на недвижимое имущество (в том числе, вытекающих из семейных правоотношений) подлежат разрешению в соответствии с правилом об исключительной подсудности.

Согласно разъяснениям, данным в «Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2003 года» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ от 07 апреля 2004 года), часть 1 ст. 30 ГПК РФ устанавливает исключительную подсудность исков о правах на земельные участки, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей. Такие иски предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов. Исключительная подсудность установлена для исков о любых правах на недвижимое имущество (земельные участки, жилье и нежилые помещения, здания, строения и т.д.), в том числе о праве владения и пользования им, о разделе недвижимого имущества, находящегося в долевой или совместной собственности, и выделе из него доли, о праве пользования недвижимым имуществом (включая определение порядка пользования им), не связанным с правом собственности на него (например, о правах, возникших из договоров найма жилого помещения, аренды, купли-продажи и т.п.).

В соответствии с п. 5 «Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.12.2013), иски о правах на объекты долевого строительства, включая объекты незавершенного строительства, предъявляются в соответствии со статьей 30 ГПК РФ по месту нахождения объекта долевого строительства. Из буквального толкования приведенной правовой позиции ВС РФ следует, что к искам о разделе имущества супругов, предметом которого является объект незавершенного строительства – многоквартирный дом, который был приобретен в браке, должны применяться правила исключительной подсудности.

Согласно разъяснениям, данным в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 г. N 54 «О некоторых вопросах подсудности дел по искам о правах на недвижимое имущество» к искам о правах на недвижимое имущество относятся, в частности, иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, об установлении сервитута, о разделе имущества, находящегося в общей собственности, о признании права, об установлении границ земельного участка, об освобождении имущества от ареста.

Исходя из приведенных правовых позиций высших судов (в том числе применяя аналогию) следует, что при разделе недвижимого имущества супругов правила об исключительной подсудности применяются, а иной подход судов, на мой взгляд, является ошибочным и не основан на правильном понимании и применении норм процессуального права.

В заключении приведу судебную практику относительно данной позиции.

Например, Мосгорсуд в ряде определений соглашается с тем, что раздел недвижимого имущества супругов является исключительной подсудностью (Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2019 N 33-56376/2019; Апелляционное определение Московского городского суда от 28.02.2020 по делу N 33-7601/2020; Апелляционное определение Московского городского суда от 01 апреля 2021 г. по делу N 33-13575/2021; ), а в ряде определений данную позицию опровергает (Апелляционное определение Московского городского суда от 04.10.2019 по делу N 33-43964/2019; Апелляционное определение Московского городского суда от 26.09.2019 по делу N 33-36562/2019; Апелляционное определение Московского городского суда от 26.06.2020 по делу N 33-22829/2020).

Московский областной суд в большинстве случаев склонен придерживаться позиции отрицания в рассматриваемой категории дел возможности применения исключительной подсудности, а ВС Удмуртской республики наоборот активно продвигает позицию необходимости применения исключительной подсудности (апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 18 мая 2015 г. по делу N 33-1732/2015).

При детальном изучении региональной практики судов общей юрисдикции наиболее очевиден «разнобой» правовых позиций судов. На мой взгляд, назрела необходимость вмешательства ВС РФ в разрешение подобных споров о подсудности и в целях единообразия правоприменительной практики разъяснить спорное положение в постановлении пленума.

Пишите в комментариях, как вы считаете, при предъявлении иска о разделе недвижимого имущества находящегося в общей совместной собственности супругов, применяется исключительная подсудность?

Наиболее распространенными категориями семейно-правовых споров в российских судах являются конфликты по поводу раздела совместно нажитого имущества и исполнения алиментных обязательств. Первая категория споров зачастую возникает именно по поводу режима собственности супругов. Семья – не только социальный институт, но и прежде всего комплекс имущественных правоотношений, которые регулируется на основе режима общей совместной собственности супругов.

Общая совместная собственность супругов презюмируется в российском законодательстве. Не важно, кто из супругов во время брачно-семейных отношений внес больший вклад в приумножение семейного капитала, законодатель на основании принципа справедливости признает их вклад равным. С морально-этической, исторической и религиозной точки зрения, возможно, такая конструкция кажется идеальной, так как в классическом понимании муж является добытчиком (зарабатывает деньги), а жена хранителем домашнего очага (забота о детях, ведение семейного хозяйства). В таком понимании абсолютно уместен принцип справедливого (равного) распределения имущественных долей, дополнительная гарантия защиты супругу, который в силу стечения семейных обстоятельств был вынужден не работать. Но с точки зрения права и гражданского оборота такое понимание семейных отношений кажется слишком архаичным.

Почему же режим общей совместной собственности вызывает столько практических проблем? Все дело в том, что современные тенденции, которые статистически показывают на высокий количественный уровень судебных дел о разводе, не позволяет говорить о мирном прекращении брачно-семейных отношений. Допустим, супруги уладили все свои личные взаимоотношения, но никто не собирается мириться, когда речь идет об имуществе, которое в случае с недвижимостью стоит миллионы, или даже несколько десятков, а то и сотен миллионов рублей. В этот момент и возникает правовой конфликт, на основе которого мгновенно формулируется вопрос: а кому же и сколько достанется имущественной массы? Мне, как судебному юристу, который занимается, в том числе семейными спорами, преимущественно в бракоразводных процессах, хорошо известна ситуация, когда недостаточно законодательного презюмирования, которое предполагает общее правило – общая совместная собственность супругов подлежит разделу в равных долях (за исключением определенных обстоятельств, связанных с несовершеннолетними детьми, материнским капиталом и пр.), при этом делятся аналогичным образом и долговые обязательства.

Если бы было все так просто в семейных спорах, то данное «правило справедливости» исключало бы всякие семейные конфликты имущественного характера. Усложняются такие споры именно на основании того, что каждый из супругов в процессе раздела совместно нажитого имущества пытается признать все или часть имущество своей личной собственностью, которая не включается в категорию общей совместной. При этом существует несколько правил, в силу которых имущество, приобретенное одним из супругов во время брака, признается в силу закона раздельной собственностью. В силу правил, установленных ст. 36 СК РФ, к такому имуществу относится: имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов); вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался; исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата. К данным основаниям добавляется так же положение п. 4 ст. 38 СК РФ, в силу которого суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них. Семейным кодексом РФ предусмотрено еще ряд исключений из общих правил, например таких, как внесение супругами вклада в банк на счет своих несовершеннолетних детей и пр.

Согласно норме п. 2 ст. 254 ГК РФ: при разделе общего имущества и выделе из него доли, если иное не предусмотрено законом или соглашением участников, их доли признаются равными.

Из законодательного регулирования не следуют те дополнительные обстоятельства, которые возникают в правоприменении. Например, одному из супругов деньги на квартиру предоставили родители; супруг купил квартиру до регистрации брака в кредит, но последний платеж по кредитному договору с банком осуществил после регистрации брака; дом был построен одним из супругов за свои денежные средства, но государственная регистрация права произошла после вступления в брак. В силу господства в отечественном правопорядке принципа внесения в регистрационной системе недвижимого имущества, то и право собственности у супруга возникло только после государственной регистрации (в браке). Перечисленные практические ситуации далеко не все возможные казусы, которые могут возникать в процессе раздела совместно нажитого имущества. Правила ст. 36 СК РФ такие казуистичные ситуации никоим образом не разрешают. В этой связи следует обратиться к судебной практике и разъяснениям Верховного Суда РФ, как российские суды разрешают такие проблемы и каков результат толкования норм семейного права в судебном правотворчестве.

Согласно разъяснениям, приведённым в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу статей 128, 129, пунктов 1 и 2 статьи 213 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или кем внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Не является общим совместным имущество, приобретённое хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Интересным представляется «дело Ноздрачевых» (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2016 г. N 37-КГ16-8), где ВС РФ рассмотрел спор по предмету принадлежности автомобиля. Из материалов дела следует, что автомобиль был куплен супругом Ноздрачевым до брака в кредит, но окончательно погашен кредит был во время брака. Суть спора состоит в том, что супруг требовал в своем встречном иске исключить такой автомобиль из общей совместной собственности, а супруга требовала признать автомобиль совместным имуществом. Нижестоящие суды по данному делу так же разошлись во мнении. Суд первой инстанции (районный суд) признал автомобиль за супругом, а областная апелляция встала на сторону супруги Ноздрачевой. Гражданская коллегия Верховного Суда РФ поставила точку в данном вопросе, исключив автомобиль из общей совместной собственности супругов, признав его собственностью супруга Ноздрачева. Свои выводы высокая инстанция аргументировала следующим образом: «определяющими в отнесении имущества к раздельной собственности супругов (имущество каждого из супругов) являются время и основания возникновения права собственности на конкретное имущество у каждого из супругов (до брака или в браке, но по безвозмездным сделкам). По настоящему делу судом установлено, что спорный автомобиль приобретён Ноздрачевым А.Е. по договору купли-продажи в октябре 2008 года, то есть до вступления в брак, что не оспаривалось истцом. Обязательство по оплате приобретенного автомобиля перед продавцом было исполнено Ноздрачевым А.Е. до заключения брака. В силу изложенного к указанному имуществу не может быть применен режим совместной собственности супругов. При этом факт погашения долга Ноздрачева А.Е. по кредитному договору после заключения брака в соответствии с положениями статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации не является основанием для признания автомобиля общей совместной собственностью супругов».

Похожую ситуацию ВС РФ разрешил в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25.10.2016 N 45-КГ16-16. Дело состояло в том, что супруги приобрели квартиру в браке на денежные средства, которые в преобладающей своей массе были подарены по договору дарения супруге её матерью. Суд первой инстанции, признав такую квартиру общей совместной собственностью (суд апелляционной инстанции согласился), аргументировал свои доводы на основании того, что между сторонами было достигнуто соглашение о приобретении квартиры в общую совместную собственность и поскольку полученные в дар денежные средства были внесены Пономаревой А.Н. по ее усмотрению на общие нужды супругов - покупку квартиры, то на данное имущество распространяется режим совместной собственности супругов. Верховный Суд РФ отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Свой вывод ВС РФ аргументировал следующим образом: юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака. Имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации), не является общим имуществом супругов. Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25.02.2020 N 20-КГ19-13: «Курбанова М.А. обратилась в суд с иском к Идрисову М.К. о разделе общего имущества супругов. В обоснование своих требований истец указала на то, что с 6 ноября 1999 года по 24 марта 2016 года она состояла в браке с Идрисовым М.К., от брака имеют двоих детей: Идрисову А.М., и Идрисову А.М. После расторжения брака у бывших супругов возник спор о разделе совместно нажитого имущества. В период брака сторонами за счет общих средств был приобретен земельный участок и жилой дом.При приобретении вышеуказанной недвижимости были определены доли между ответчиком и дочерьми от общего брака по 1/3 доли каждому. Истец полагала, что находящаяся в собственности ответчика 1/3 доля земельного участка и жилого дома является общей совместной собственностью супругов, нажитой и приобретенной на совместные денежные средства в период брака, и подлежит разделу в равных долях. В связи с этим истец просила признать за ней право собственности на 1/6 долю указанного недвижимого имущества».

Суды первой и апелляционной инстанции отказывали истцу в удовлетворении требований. суд первой инстанции пришел к выводу о том, что стороны в период брака произвели раздел совместно нажитого имущества супругов с отступлением от начала равенства долей, с учетом интересов несовершеннолетних детей, в связи с чем принадлежащая ответчику 1/3 доля спорного недвижимого имущества общей совместной собственностью не является и разделу между супругами не подлежит. Суд апелляционной инстанции согласился с данным выводом суда первой инстанции. Верховный Суд РФ счёл решения нижестоящих судов незаконными и определил их отменить. Свои выводы ВС РФ обосновал следующим образом, что отступление от принципа равенства долей между супругами не было, так как не достигнуто соглашение о разделе совместно нажитого имущества, в том числе с отступлением от начала равенства долей исходя из интересов несовершеннолетних детей. При этом ни договор купли-продажи земельного участка с жилым домом, ни регистрация права общей долевой собственности на указанное недвижимое имущество за Идрисовым М.К., Идрисовой А.М. и Идрисовой А.М. таким соглашением о разделе общего имущества супругов не являются.

Аналогичные позиции Верховный Суд выразил в ряде других своих определений, признав имущество супругов раздельным, например: «Дело Гусейновых» в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 22.09.2020 N 41-КГ20-10-К4 и др.

Таким образом, из анализа законодательства и судебной практики следует, что в правоприменении имеется множество ситуаций, где отсутствует правовая определенность в судебном правотворчестве. Из приведенных решений ВС РФ следует, что в настоящее время формированием практики, по обстоятельствам, правовым основаниям, указывающим, в каких случаях необходимо применение раздельного имущественного режима супругов занимается исключительно Верховный Суд РФ. В приведенных примерах видно, что ВС РФ во всех случаях отменял решения нижестоящих инстанций, что свидетельствует о непонимании судебными органами «на местах», каким образом осуществлять правоприменение раздельного режима имущества супругов.

P.S. всех, кого заинтересовала данная проблематика, советую в полном объеме изучить приведенные судебные акты и посмотреть всю практику гражданской коллегии ВС РФ по данному вопросу.

Наиболее распространенными категориями семейно-правовых споров в российских судах являются конфликты по поводу раздела совместно нажитого имущества и исполнения алиментных обязательств. Первая категория споров зачастую возникает именно по поводу режима собственности супругов. Семья – не только социальный институт, но и прежде всего комплекс имущественных правоотношений, которые регулируется на основе режима общей совместной собственности супругов.

Общая совместная собственность супругов презюмируется в российском законодательстве. Не важно, кто из супругов во время брачно-семейных отношений внес больший вклад в приумножение семейного капитала, законодатель на основании принципа справедливости признает их вклад равным. С морально-этической, исторической и религиозной точки зрения, возможно, такая конструкция кажется идеальной, так как в классическом понимании муж является добытчиком (зарабатывает деньги), а жена хранителем домашнего очага (забота о детях, ведение семейного хозяйства). В таком понимании абсолютно уместен принцип справедливого (равного) распределения имущественных долей, дополнительная гарантия защиты супругу, который в силу стечения семейных обстоятельств был вынужден не работать. Но с точки зрения права и гражданского оборота такое понимание семейных отношений кажется слишком архаичным.

Почему же режим общей совместной собственности вызывает столько практических проблем? Все дело в том, что современные тенденции, которые статистически показывают на высокий количественный уровень судебных дел о разводе, не позволяет говорить о мирном прекращении брачно-семейных отношений. Допустим, супруги уладили все свои личные взаимоотношения, но никто не собирается мириться, когда речь идет об имуществе, которое в случае с недвижимостью стоит миллионы, или даже несколько десятков, а то и сотен миллионов рублей. В этот момент и возникает правовой конфликт, на основе которого мгновенно формулируется вопрос: а кому же и сколько достанется имущественной массы? Мне, как судебному юристу, который занимается, в том числе семейными спорами, преимущественно в бракоразводных процессах, хорошо известна ситуация, когда недостаточно законодательного презюмирования, которое предполагает общее правило – общая совместная собственность супругов подлежит разделу в равных долях (за исключением определенных обстоятельств, связанных с несовершеннолетними детьми, материнским капиталом и пр.), при этом делятся аналогичным образом и долговые обязательства.

Если бы было все так просто в семейных спорах, то данное «правило справедливости» исключало бы всякие семейные конфликты имущественного характера. Усложняются такие споры именно на основании того, что каждый из супругов в процессе раздела совместно нажитого имущества пытается признать все или часть имущество своей личной собственностью, которая не включается в категорию общей совместной. При этом существует несколько правил, в силу которых имущество, приобретенное одним из супругов во время брака, признается в силу закона раздельной собственностью. В силу правил, установленных ст. 36 СК РФ, к такому имуществу относится: имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов); вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался; исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата. К данным основаниям добавляется так же положение п. 4 ст. 38 СК РФ, в силу которого суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них. Семейным кодексом РФ предусмотрено еще ряд исключений из общих правил, например таких, как внесение супругами вклада в банк на счет своих несовершеннолетних детей и пр.

Согласно норме п. 2 ст. 254 ГК РФ: при разделе общего имущества и выделе из него доли, если иное не предусмотрено законом или соглашением участников, их доли признаются равными.

Из законодательного регулирования не следуют те дополнительные обстоятельства, которые возникают в правоприменении. Например, одному из супругов деньги на квартиру предоставили родители; супруг купил квартиру до регистрации брака в кредит, но последний платеж по кредитному договору с банком осуществил после регистрации брака; дом был построен одним из супругов за свои денежные средства, но государственная регистрация права произошла после вступления в брак. В силу господства в отечественном правопорядке принципа внесения в регистрационной системе недвижимого имущества, то и право собственности у супруга возникло только после государственной регистрации (в браке). Перечисленные практические ситуации далеко не все возможные казусы, которые могут возникать в процессе раздела совместно нажитого имущества. Правила ст. 36 СК РФ такие казуистичные ситуации никоим образом не разрешают. В этой связи следует обратиться к судебной практике и разъяснениям Верховного Суда РФ, как российские суды разрешают такие проблемы и каков результат толкования норм семейного права в судебном правотворчестве.

Согласно разъяснениям, приведённым в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу статей 128, 129, пунктов 1 и 2 статьи 213 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или кем внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Не является общим совместным имущество, приобретённое хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Интересным представляется «дело Ноздрачевых» (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2016 г. N 37-КГ16-8), где ВС РФ рассмотрел спор по предмету принадлежности автомобиля. Из материалов дела следует, что автомобиль был куплен супругом Ноздрачевым до брака в кредит, но окончательно погашен кредит был во время брака. Суть спора состоит в том, что супруг требовал в своем встречном иске исключить такой автомобиль из общей совместной собственности, а супруга требовала признать автомобиль совместным имуществом. Нижестоящие суды по данному делу так же разошлись во мнении. Суд первой инстанции (районный суд) признал автомобиль за супругом, а областная апелляция встала на сторону супруги Ноздрачевой. Гражданская коллегия Верховного Суда РФ поставила точку в данном вопросе, исключив автомобиль из общей совместной собственности супругов, признав его собственностью супруга Ноздрачева. Свои выводы высокая инстанция аргументировала следующим образом: «определяющими в отнесении имущества к раздельной собственности супругов (имущество каждого из супругов) являются время и основания возникновения права собственности на конкретное имущество у каждого из супругов (до брака или в браке, но по безвозмездным сделкам). По настоящему делу судом установлено, что спорный автомобиль приобретён Ноздрачевым А.Е. по договору купли-продажи в октябре 2008 года, то есть до вступления в брак, что не оспаривалось истцом. Обязательство по оплате приобретенного автомобиля перед продавцом было исполнено Ноздрачевым А.Е. до заключения брака. В силу изложенного к указанному имуществу не может быть применен режим совместной собственности супругов. При этом факт погашения долга Ноздрачева А.Е. по кредитному договору после заключения брака в соответствии с положениями статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации не является основанием для признания автомобиля общей совместной собственностью супругов».

Похожую ситуацию ВС РФ разрешил в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25.10.2016 N 45-КГ16-16. Дело состояло в том, что супруги приобрели квартиру в браке на денежные средства, которые в преобладающей своей массе были подарены по договору дарения супруге её матерью. Суд первой инстанции, признав такую квартиру общей совместной собственностью (суд апелляционной инстанции согласился), аргументировал свои доводы на основании того, что между сторонами было достигнуто соглашение о приобретении квартиры в общую совместную собственность и поскольку полученные в дар денежные средства были внесены Пономаревой А.Н. по ее усмотрению на общие нужды супругов - покупку квартиры, то на данное имущество распространяется режим совместной собственности супругов. Верховный Суд РФ отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Свой вывод ВС РФ аргументировал следующим образом: юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака. Имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации), не является общим имуществом супругов. Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25.02.2020 N 20-КГ19-13: «Курбанова М.А. обратилась в суд с иском к Идрисову М.К. о разделе общего имущества супругов. В обоснование своих требований истец указала на то, что с 6 ноября 1999 года по 24 марта 2016 года она состояла в браке с Идрисовым М.К., от брака имеют двоих детей: Идрисову А.М., и Идрисову А.М. После расторжения брака у бывших супругов возник спор о разделе совместно нажитого имущества. В период брака сторонами за счет общих средств был приобретен земельный участок и жилой дом.При приобретении вышеуказанной недвижимости были определены доли между ответчиком и дочерьми от общего брака по 1/3 доли каждому. Истец полагала, что находящаяся в собственности ответчика 1/3 доля земельного участка и жилого дома является общей совместной собственностью супругов, нажитой и приобретенной на совместные денежные средства в период брака, и подлежит разделу в равных долях. В связи с этим истец просила признать за ней право собственности на 1/6 долю указанного недвижимого имущества».

Суды первой и апелляционной инстанции отказывали истцу в удовлетворении требований. суд первой инстанции пришел к выводу о том, что стороны в период брака произвели раздел совместно нажитого имущества супругов с отступлением от начала равенства долей, с учетом интересов несовершеннолетних детей, в связи с чем принадлежащая ответчику 1/3 доля спорного недвижимого имущества общей совместной собственностью не является и разделу между супругами не подлежит. Суд апелляционной инстанции согласился с данным выводом суда первой инстанции. Верховный Суд РФ счёл решения нижестоящих судов незаконными и определил их отменить. Свои выводы ВС РФ обосновал следующим образом, что отступление от принципа равенства долей между супругами не было, так как не достигнуто соглашение о разделе совместно нажитого имущества, в том числе с отступлением от начала равенства долей исходя из интересов несовершеннолетних детей. При этом ни договор купли-продажи земельного участка с жилым домом, ни регистрация права общей долевой собственности на указанное недвижимое имущество за Идрисовым М.К., Идрисовой А.М. и Идрисовой А.М. таким соглашением о разделе общего имущества супругов не являются.

Аналогичные позиции Верховный Суд выразил в ряде других своих определений, признав имущество супругов раздельным, например: «Дело Гусейновых» в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 22.09.2020 N 41-КГ20-10-К4 и др.

Таким образом, из анализа законодательства и судебной практики следует, что в правоприменении имеется множество ситуаций, где отсутствует правовая определенность в судебном правотворчестве. Из приведенных решений ВС РФ следует, что в настоящее время формированием практики, по обстоятельствам, правовым основаниям, указывающим, в каких случаях необходимо применение раздельного имущественного режима супругов занимается исключительно Верховный Суд РФ. В приведенных примерах видно, что ВС РФ во всех случаях отменял решения нижестоящих инстанций, что свидетельствует о непонимании судебными органами «на местах», каким образом осуществлять правоприменение раздельного режима имущества супругов.

P.S. всех, кого заинтересовала данная проблематика, советую в полном объеме изучить приведенные судебные акты и посмотреть всю практику гражданской коллегии ВС РФ по данному вопросу.

Семейный кодекс является одним из самых стабильных российских кодексов. Более чем за 21 год (кодекс действует с 1 марта 1996 года) в него было внесено всего 27 поправок, связанных, в частности, с изменениями гражданского законодательства. Так, например, после вступления в силу ч. IV ГК РФ, регулирующей правоотношения в сфере интеллектуальной собственности, кодекс был дополнен положением о том, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит этому супругу (п. 3 ст. 36 Семейного кодекса РФ).

Напомним, что к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяются гражданско-правовые нормы, если это не противоречит существу семейных отношений (ст. 4 Семейного кодекса РФ). Тем не менее эксперты констатируют: на многие вопросы, связанные с имущественными отношениями между членами семьи, действующее законодательство не дает однозначного ответа, что в результате приводит к неблагоприятным последствиям не только для них самих, но и для других участников гражданского оборота (кредиторов, приобретателей недвижимости, принадлежавшей супругам, и др.). Какие положения Семейного кодекса РФ в связи с этим нуждаются в корректировке, представители профессионального сообщества обсудили в ходе организованной Комитетом Госдумы по государственному строительству и законодательству и Исследовательским центром частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ международной научно-практической конференции "Имущественные правоотношения в семье: судебная практика и законодательство".

Поскольку наиболее распространенными семейными имущественными спорами являются споры между супругами – по данным Верховного Суда Российской Федерации, судами ежегодно рассматривается около 35 тыс. таких споров, обозначим основные их виды и возможные пути предотвращения.

Неопределенность состава общего имущества супругов

По закону общее имущество супругов – имущество, нажитое во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено – находится в их совместной собственности (ст. 34 Семейного кодекса). К личной же собственности каждого супруга относится имущество, принадлежащее ему до вступления брак, а также полученное в период брака безвозмездно, например подаренное или унаследованное. Согласно пояснению ВС РФ не является общим также имущество, которое было приобретено в период брака, но на личные средства супруга, принадлежащие ему до регистрации брака (абз. 4 п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака"). При этом нигде не указано, будут ли средства, полученные в случае последующей продажи указанного имущества, личными или все-таки станут общей собственностью супругов, как и все доходы в период брака, отметила заместитель руководителя Исследовательского центра частного права имени С.С. Алексеева при Президенте РФ Лидия Михеева. Тот же вопрос возникает и в отношении имущества, приобретенного на подаренные во время брака одному из супругов деньги, и процентов по вкладу, если указанные средства размещаются в кредитной организации.

Не определены законодательно и четкие критерии разграничения общих долгов супругов и личных долгов каждого из них. Так, установлено, что взыскание обращается на общее имущество супругов по их общим обязательствам, а также по обязательствам одного из супругов, если все полученное по ним использовано на нужды семьи (п. 2 ст. 45 Семейного кодекса РФ). Но как отличить, к примеру, потребительский кредит для семейных нужд от того, который берется только для себя, и какими доказательствами нужно подтверждать, что средства были потрачены именно на семью, неясно, указывают эксперты.

Также стоит уточнить, какие денежные выплаты включаются в состав общего имущества супругов. Кодексом установлено, что к совместно нажитому имуществу относятся пенсии, пособия и иные денежные выплаты, не имеющие целевого назначения: суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и др. (п. 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ). Однако выплаты, призванные компенсировать расходы на лечение, уход, протезирование, а также возмещение морального вреда логично было бы относить к личному имуществу потерпевшего, полагает советник генерального директора по правовым вопросам АО "ТНТ-Телесеть" Алла Слепакова.

Особенности раздела совместной собственности

Изучить особенности раздела отдельных видов имущества супругов вам поможет Домашняя правовая энциклопедия интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Множество вопросов возникает на практике при разделе общего имущества (ст. 38 Семейного кодекса РФ). Это связано в первую очередь с изменением самих объектов имущественных отношений. Теперь в состав общего имущества, помимо недвижимости, автомобилей и прочих вещей, входят так называемые бизнес-активы: акции, доли в капитале коммерческих организаций и т. д. Владение ими подразумевает не только получение прибыли от деятельности юридического лица, но и участие в управлении им. Единого мнения о том, может ли второй супруг при разделе общего имущества претендовать непосредственно на половину доли в бизнесе, вступая таким образом в состав участников общества, либо ему полагается только соразмерная денежная компенсация, нет, подчеркнул председатель судебного состава по семейным делам и делам о защите прав детей Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ Александр Кликушин.

Поскольку каждая коммерческая фирма – это не только ее учредители и участники, но и сотрудники, условия работы которых с большой вероятностью изменятся при продаже компании или смене ее управления, стоит подумать о законодательном закреплении запрета на раздел бизнес-активов при разделе имущества и установить правило о выплате стоимости доли в них другому супругу, считает председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников. Причем следует закрепить возможность выплаты этой стоимости как в виде единовременной компенсации, так и периодических платежей в течение определенного срока, поскольку во многих случаях выплата довольно крупной суммы одномоментно без ущерба бизнесу невозможна, отметила в свою очередь эксперт Федеральной палаты адвокатов РФ Татьяна Старикова.

Расходятся на практике мнения судов о том, можно ли делить, к примеру, право требования или право аренды. Так, в одном из дел суды первой и апелляционной инстанций указали, что право аренды является обязательственным правом, включение которого в общую собственность супругов Семейным кодексом РФ не предусмотрено, а значит раздел его невозможен. Однако ВС РФ отменил их решения, подчеркнув, что аренда является имущественным правом и может учитываться при разделе имущества супругов (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 25 апреля 2017 г. № 60-КГ17-1). Прямое указание в кодексе на возможность деления прав поможет избежать такого расхождения позиций, подчеркнул Александр Кликушин.

Еще один проблемный момент – множественность исков о разделе совместного имущества, предъявляемых одним истцом к одному ответчику: сначала делится жилое помещение, потом автомобиль, далее – акции и т. д. По каждому из этих исков суду приходится заново устанавливать одни и те же обстоятельства дела. Изменить ситуацию позволит рассмотрение общего имущества супругов в виде единого имущественного комплекса, а не совокупности отдельных объектов, считает Лидия Михеева.

В то же время далеко не все семьи делят общее имущество при расторжении брака, и оно остается в совместной собственности. Согласно закону к требованиям бывших супругов о разделе имущества применяется трехлетний срок исковой давности (п. 7 ст. 38 Семейного кодекса РФ). Но течь он начинает не с момента расторжения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. № 15). В результате такие требования нередко предъявляются спустя 5-10 лет после развода. Это негативно сказывается на гражданском обороте, поскольку приобретатель такого имущества может не знать о правах на него бывшего супруга продавца, тем более что в государственном реестре отражаются, как правило, сведения только об одном правообладателе – супруге, на имя которого имущество приобретено. В связи с этим ряд экспертов предлагают либо считать началом течения срока исковой давности по указанным требованиям момент расторжения брака, либо и вовсе законодательно закрепить обязанность раздела имущества при разводе, что, нельзя не отметить, затянет процедуру расторжения брака. Однако некоторые цивилисты в принципе против применения сроков исковой давности к семейным правоотношениям. Так, например, заведующий кафедрой гражданского права Уральского государственного юридического университета Бронислав Гонгало подчеркнул, что исковая давность – это срок для защиты нарушенного права, а при расторжении брака никакие права не нарушаются. Тем не менее он не исключает возможности определения конкретного периода, в течение которого совместное имущество должно быть разделено.

Распоряжение общим имуществом

Оспаривание сделок по распоряжению общим имуществом одним из супругов – также распространенная причина судебных споров. По общему правилу, при осуществлении подобных сделок предполагается согласие на их совершение другого супруга (п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ). Но для заключения сделки по распоряжению имуществом, подлежащей нотариальному удостоверению или обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга (п. 3 ст. 35 кодекса). В противном случае по заявлению супруга, согласие которого не было получено, такая сделка может быть признана недействительной вне зависимости от того, знал ли контрагент (и должен ли был знать) об отсутствии такого согласия. При этом все остальные сделки по распоряжению общим имуществом без согласия второго супруга могут признаваться недействительными, только если доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о несогласии супруга на ее совершение.

Применение к сделкам с недвижимым имуществом нормы, которая вообще не связывает недействительность сделки с добросовестностью или недобросовестностью контрагента, серьезно подрывает оборот недвижимости, уверен заместитель Министра юстиции РФ Денис Новак. По его словам, практика должна была измениться после принятия ст. 173.1 ГК РФ [вступила в силу 1 сентября 2013 года. – ГАРАНТ.РУ], согласно которой сделка, совершенная без необходимого по закону согласия третьего лица, является оспоримой и может быть признана недействительной, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об отсутствии на момент ее совершения необходимого согласия. Но никаких изменений не произошло, так как суды не применяют указанную норму к семейным спорам. При этом при рассмотрении дел об оспаривании сделок, совершенных бывшими супругами, применяется общая гражданско-правовая норма о распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности, указывающая, что недействительной может быть сделка только с недобросовестным контрагентом (ст. 253 ГК РФ). Поэтому логично было бы применять положение о добросовестности во всех спорах о распоряжении имуществом супругов, подчеркнул замминистра.

Как пояснил Александр Кликушин, суды не применяют ст. 173.1 ГК РФ, поскольку вряд ли можно признать второго супруга – равноправного владельца спорного имущества – третьим лицом. По мнению судьи ВС РФ, исключить все риски добросовестного приобретателя недвижимости, находившейся в общей собственности супругов, позволит внесение в единый государственный реестр недвижимости сведений о том, что объект был приобретен в собственность в период брака. При наличии в реестре соответствующей отметки все негативные последствия покупки имущества без согласия второго супруга обоснованно будут лежать на добросовестном приобретателе.

Кроме того, эксперты предлагают прямо указать в ст. 35 Семейного кодекса РФ, что согласие второго супруга подразумевается не только при распоряжении, но и при совершении действий по владению и пользованию имуществом. Это снимет возникающие в связи с включением в состав общей собственности супругов бизнес-активов вопросы о необходимости или отсутствии необходимости получения согласия второго супруга при голосовании на общих собраниях участников общества и осуществлении других действий по управлению бизнесом.

международной научно-практической конференции

"Имущественные правоотношения в семье: судебная практика и законодательство"

Таким образом, наиболее проблемными моментами в сфере имущественных отношений супругов являются определение состава общего имущества и его правовой статус после прекращения семейных отношений. Чтобы обеспечить соблюдение прав как самих супругов, так и их будущих наследников, и контрагентов по гражданско-правовым сделкам (кредиторов, приобретателей имущества), профессиональное сообщество предлагает обсудить еще несколько, помимо обозначенных выше, предложений:

  • об установлении режима общей долевой, а не общей совместной собственности супругов;
  • о необходимости уведомления кредиторов о факте заключения соглашения о разделе имущества;
  • о защите имущественных прав супруга лица, признанного банкротом, и возможности банкротства обоих супругов;
  • о применении положений брачного договора не только при расторжении брака, но и в случае смерти одного из супругов;
  • об установлении четкого перечня оснований для изменения, расторжения и признания недействительным брачного договора, а также срока, в течение которого он может быть признан недействительным;
  • о возможности включения в общую собственность супругов прав на имущество, возникших за рубежом, например прав бенефициара траста или офшорной компании.

Разумеется, это не значит, что в Семейный кодекс будет внесено большое количество поправок. Однако точечные изменения, равно как и дополнительные разъяснения ВС РФ, в частности о соотношении норм Семейного кодекса и ГК РФ при рассмотрении имущественных споров между супругами, необходимы.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: