Способы заключения арбитражного соглашения и фиксации воли сторон на передачу дела в третейский суд

Обновлено: 20.04.2024

В отличие от гражданского и арбитражного судопроизводств, где инициировать судебное разбирательство возможно путем подачи не только искового заявления, но и заявления, третейское разбирательство возможно только при предъявлении истцом искового заявления. Единственная форма правопритязания стороны спора (истца) обусловлена тем, что третейские суды рассматривают споры, возникающие из гражданских правоотношений, для защиты которых предусмотрена только исковая форма защиты[33].

Согласно пункту 1 статьи 24 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» исковое заявление, в котором истец излагает свои требования о защите нарушенных прав или охраняемых законом интересов, должно подаваться в третейский суд только в письменной форме. Так же в данной статье установлено положение о том, что копия искового заявления передается ответчику. Вопрос порядка передачи копии искового заявления законодательством не регламентируется. Правила постоянно действующего третейского суда могут прямо устанавливать обязанность истца по передаче копии искового заявления ответчику либо такая обязанность может быть возложена на третейский суд. Если правилами третейского суда процедура передачи копии искового заявления ответчику не предусмотрена, представляется верным в этом случае возложить такую обязанность на третейский суд.

К исковому заявления, подаваемому в третейский суд, предъявляются определенные требования, так же, как и к исковому заявлению в гражданском (ст. 131 ГПК РФ) судопроизводстве.

Так, в частности, в исковом заявлении необходимо указать:

1) дату подписания искового заявления. Хотелось бы отметить, что никаких правовых последствий дата искового заявления не содержит, так как не влияет на определение соблюдения срока исковой давности истцом;

2) реквизиты сторон. Если стороной является физическое лицо или гражданин – предприниматель, то необходимо указать его фамилию, имя, отчество, место его жительства.

Следует особо обратить внимание на указание места жительства или места нахождения стороны, так как документы и иные материалы направляются сторонам по адресам, указанным самими сторонами (пункт 1 статьи 4 ФЗ «О третейских судьях»). Уведомление сторон по вопросам третейского разбирательства имеет важные правовые последствия. Так, не уведомление стороны должным образом об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбирательстве, является основанием для отмены решения третейского суда (статья 42 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», п. 2 ч. 2 ст. 421 ГПК РФ) либо основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (статья 46 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»; п. 2 ч. 1 ст. 426 ГПК РФ).

3) в исковом заявлении истец должен обосновать компетенцию третейского суда, на рассмотрение которого передается возникший между сторонами спор. Обосновывая такую компетенцию третейского суда, истец, прежде всего, указывает на наименование третейского суда. Следует отметить, что наименование третейского суда должно быть точным и полным, дабы в последствие избежать признания отсутствия у третейского суда компетенции в рассмотрении спора. Также истец должен, обосновывая компетенцию третейского суда, сделать ссылку на третейское соглашение, и в подтверждение наличия такого третейского соглашения приложить его или его копию к исковому заявлению;

4) требования истца, а именно изложение в точной и ясной формулировки того, что, по мнению истца, должен совершить (или воздержаться от совершения) ответчик; какое право (или отсутствия такового) просит признать истец; изменения или прекращения каких правоотношений необходимо ему установить.

5) определяя свое требование к ответчику, истец должен в исковом заявлении указать обстоятельства, которые подтверждают, что его материальное правопритязание к ответчику законно и обоснованно;

6) в подтверждении наличия обстоятельств, на которых основаны требования истца к ответчику, истец обязан представить доказательства. Остается неясной позиция законодателя в данном вопросе, так как указанная императивная норма не содержит никаких санкций в случае ее нарушения. Не является основанием для отказа в возбуждении третейского разбирательства отсутствие предоставленных доказательств истцом в обоснование своих требований. При этом следует отличать понятия «указание на доказательства» и «предоставление доказательств».

7) если требование истца к ответчику является требованием имущественного характера, то в исковом заявлении указывается цена иска;

8) также необходимо указать перечень документов, прилагаемых к исковому заявлению. Так как законодательством не устанавливается обязательный перечень документов, прилагаемых к исковому заявлению, такой перечень, лучше расширительного толкования, возможно установить в правилах третейского разбирательства[34].

Так, например, правилами третейского разбирательства можно определить, что к исковому заявлению прилагаются:

– копия искового заявления, если в обязанность третейского суда входит передача ее ответчику;

– копия третейского соглашения;

– документы или их копии, подтверждающие исковые требования;

– документы, подтверждающие уплату третейского сбора и т.п.

Исковое заявление подписывается истцом или его представителем на основании доверенности.

Установив перечисленные требования, которые предъявляются к исковому заявлению, законодатель, к сожалению, не предусмотрел правовых последствий нарушения таких требований. В этой связи вопросы отказа в принятии искового заявления, оставления заявлении без движения могут быть регламентированы правилами постоянно действующих третейских судов, либо сторонами и в том случае, если спор передан на рассмотрение третейского суда для разрешения конкретного спора.

Предоставление отзыва ответчика на исковое заявление является его правом, а не обязанностью, поэтому отсутствие отзыва на исковое заявление не препятствует рассмотрению спора по предъявленному иску. В случае представления отзыва на исковое заявление ответчик должен обеспечить его вручение истцу и составу третейского суда в соответствии с правилами третейского разбирательства, а при отсутствии таковых – отзыв на исковое заявление предоставляется истцу, в третейский суд до первого заседания третейского суда[35].

Статьей 26 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» распределяется «бремя» доказывания сторон. В этой связи ответчик в своем отзыве на исковое заявление должен указать:

– какие обстоятельства, по мнению ответчика, исключают удовлетворение исковых требований полностью или в части;

– какими доказательствами ответчик подтверждает обстоятельства, указанные в отзыве на исковое заявление.

В отличие от гражданского и арбитражного судопроизводств, где истцу предоставляется право изменить либо предмет, либо основание иска, при разбирательстве спора в третейском суде истец вправе изменить либо дополнить свои исковые требования или возражения против иска. Несмотря на не совсем корректное использование законодателем понятий, в ходе третейского разбирательства истец, по аналогии с гражданским и арбитражным процессуальным законодательством может изменить предмет или основание иска. В случае одновременного изменения и предмета, и основания иска первоначальные исковые требования трансформируются в новый иск, на который третейское соглашение распространяться не будет[36].

Законодатель четко дает понять, что для начала третейского разбирательства не достаточно подачи искового заявления в третейский суд. Третейский суд может приступить к рассмотрению спора только при наличии третейского соглашения, заключенного между сторонами. Так как основой третейского разбирательства является добровольность, диспозитивность, никто не может заставить кого-либо рассматривать «его» спор посредством третейского разбирательства.

Наличие третейского соглашения подтверждает факт добровольности волеизъявления сторон на рассмотрение спора в третейском суде.

Третейское соглашение – это соглашение сторон о передаче спора на разрешение третейского суда[37].

Пункт 1 во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 7 ФЗ «О третейских судах» позволяет сделать однозначный вывод о том, что третейское соглашение должно быть всегда заключено в письменной форме. В соответствии со статьей 2 ФЗ «О третейских судах» третейским соглашением является соглашение сторон о передаче спора на разрешение третейского суда. Стороны, реализуя принцип диспозитивности, могут передать уже возникший между ними спор или спор, могущий возникнуть между ними в будущем, на рассмотрение третейского суда. В этой связи переоценить значение и правовые последствия третейского соглашения представляется довольно затруднительным. Поэтому письменная форма третейского соглашения наиболее предпочтительна, так как позволяет с достоверностью установить добровольность решения сторон на передачу спора для рассмотрения в третейский суд. В этой связи, третейское соглашение будет легитимным, если оно отражено в письменном документе, которое подписано сторонами. Также возможно заключить третейское соглашение путем обмена письмами, а также любыми другими способами, которые позволяют зафиксировать добровольное волеизъявление сторон на передачу спора для разрешения в третейский суд, т.е. зафиксировать его содержание в письменной форме[38].

С точки зрения требований российского законодательства под письменной формой сделки подразумевается составление документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами (п. 1 ст. 160 ГК РФ). Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.) и предусматриваться последствия несоблюдения простой письменной формы сделки. Наиболее распространенным видом письменного документа является единый документ, подписанный сторонами. В то же время гражданский закон под письменной формой документа рассматривает такой обмен письмами, телеграммами, иными средствами связи, который позволяет однозначно установить, что документ исходит от участника сделки. Следует обратить внимание на то, что согласно п. 1 ст. 158 ГК РФ под письменной формой сделки имеются в виду как простая письменная форма сделки, так и письменная нотариально удостоверенная форма. По общему правилу нотариально удостоверенная форма сделок применяется лишь в тех случаях, когда это прямо предусмотрено действующим законодательством. Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации» ничего не говорит о необходимости нотариального удостоверения третейского соглашения. Поэтому третейское соглашение заключается в простой письменной форме[39].

Было бы целесообразно при заключении третейского соглашения оформлять его в виде единого документа, подписанного обеими сторонами. Такой способ заключения третейского соглашения позволит избежать неопределенности в отношении того, достигнуто ли соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда. Рекомендация о включении арбитражной оговорки в единый документ, подписываемый сторонами, высказывается и зарубежными исследователями коммерческого арбитража, однако на сегодняшний день императивного предписания, обязывающего делать это, нет.

Если стороны при заключении договора ссылаются в нем на третейское соглашение, то последнее по своей правовой природе будет являться таковым только при наличии одновременно существующих условий:

– договор между сторонами заключен в письменной форме;

– из содержания ссылки на третейское соглашение в договоре должно четко усматриваться, что третейское соглашение, заключенное между сторонами, является неотъемлемой частью такого договора.

Если третейское соглашение, вопреки пункту 1 статьи 7 ФЗ «О третейских судах», заключается в устной форме, либо третейским соглашением стороны передают на разрешение третейского суда спор, вытекающий из договора, заключенного в устной форме, т.е. не соблюдаются требования к форме и содержанию третейского соглашения, такое третейское соглашение является незаключенным.

Правовыми последствиями рассмотрения и разрешения спора в третейском суде на основании такого третейского соглашения могут быть:

– отмена решения третейского суда в связи с недействительностью третейского соглашения (ст. 42 комментируемого Закона; п. 1 ч. 2 ст. 233 АПК РФ; п. 1 ч. 2 ст. 421 ГПК РФ);

– отказ в выдаче исполнительного листа в связи с недействительностью третейского соглашения (ст. 46 комментируемого закона; п. 1 ч. 2 ст. 239 АПК РФ; п. 1 ч. 1 ст. 426 ГПК РФ).

Исходя из смысла пункта 3 статьи 7 ФЗ «О третейских судах», стороны могут самостоятельно предусмотреть приемлемые для них условия (например, передачи спора на рассмотрение в третейский суд, формирования состава третейского суда, третейского разбирательства и др.). Если стороны не конкретизируют такие вопросы в своем третейском соглашении в случае передачи спора на рассмотрение в постоянно действующий третейский суд, то правила постоянно действующего третейского суда являются неотъемлемой частью третейского соглашения. Законодатель предусмотрел данное правило в целях устранения возможно возникнувших пробелов в урегулировании процедуры третейского разбирательства. Поэтому в случае передачи спора на рассмотрение третейского суда для разрешения конкретного спора стороны должны в своем третейском соглашении детально прописать процедуру третейского разбирательства[40].

Исходя из буквального толкования и смысла статьи 7 Федерального закона «О третейских судах в РФ» для того, чтобы третейское соглашение считалось заключенным необходимо соблюдение следующих требований закона: соблюдение письменной формы; достичь соглашение о том какой именно круг гражданско-правовых споров передается на разрешение третейского суда и с каким конкретным правоотношением сторон они связаны. Если спор передается на рассмотрение постоянно действующего третейского суда, определить какой именно третейский суд должен рассматривать спор или установить правило определения такого суда. Судебная практика идет по пути квалификации третейского соглашения как недействительного со ссылкой на гражданское законодательство. Поэтому представляется логичном законодательное фиксирование предъявляемое к форме третейскому соглашения.

Статья 7. Определение, форма и толкование арбитражного соглашения

1. Арбитражное соглашение является соглашением сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило такое правоотношение договорный характер или нет. Арбитражное соглашение может быть заключено в виде арбитражной оговорки в договоре или в виде отдельного соглашения.

2. Арбитражное соглашение заключается в письменной форме.

3. Положение, предусмотренное частью 2 настоящей статьи, считается соблюденным, если арбитражное соглашение заключено в том числе путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, включая электронные документы, передаваемые по каналам связи, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от другой стороны.

4. Арбитражное соглашение также считается заключенным в письменной форме, если оно заключается путем обмена процессуальными документами (в том числе исковым заявлением и отзывом на исковое заявление), в которых одна из сторон заявляет о наличии соглашения, а другая против этого не возражает.

5. Ссылка в договоре на документ, содержащий арбитражную оговорку, представляет собой арбитражное соглашение, заключенное в письменной форме, при условии, что указанная ссылка позволяет считать такую оговорку частью договора.

7. Арбитражное соглашение о передаче в арбитраж всех или части споров участников созданного в Российской Федерации юридического лица и самого юридического лица, для разбирательства которых применяются правила арбитража корпоративных споров, может быть заключено путем его включения в устав юридического лица. Устав, содержащий такое арбитражное соглашение, а также изменения, вносимые в устав, предусматривающие такое арбитражное соглашение, и изменения, вносимые в такое арбитражное соглашение, утверждаются решением высшего органа управления (собрания участников) юридического лица, принимаемым единогласно всеми участниками этого юридического лица, если иной порядок не предусмотрен законодательством Российской Федерации. Арбитражное соглашение, заключенное в порядке, установленном настоящей частью, распространяется на споры участников юридического лица и споры самого юридического лица, в которых участвует другое лицо, только если это другое лицо прямо выразило свою волю об обязательности для него такого арбитражного соглашения. Арбитражное соглашение не может быть заключено путем его включения в устав акционерного общества с числом акционеров - владельцев голосующих акций одна тысяча и более, а также в устав публичного акционерного общества, за исключением устава международной компании, если он предусматривает применение к международной компании норм иностранного права, а также правил иностранных бирж. Местом арбитража при рассмотрении указанных в настоящей части споров должна являться Российская Федерация.

(в ред. Федерального закона от 25.12.2018 N 485-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

7.1. Для рассмотрения третейским судом споров, вытекающих из соглашений участников юридического лица по поводу управления этим юридическим лицом, включая споры, вытекающие из корпоративных договоров, а также споров по искам участников юридического лица о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок достаточно заключения арбитражного соглашения между сторонами указанного соглашения участников юридического лица или сделки.

(часть 7.1 введена Федеральным законом от 27.12.2018 N 531-ФЗ)

8. При толковании арбитражного соглашения любые сомнения должны толковаться в пользу его действительности и исполнимости.

9. Если стороны не договорились об ином, арбитражное соглашение по спору, возникающему из договора или в связи с ним, распространяется и на любые сделки между сторонами арбитражного соглашения, направленные на исполнение, изменение или расторжение указанного договора.

10. При перемене лица в обязательстве, в отношении которого заключено арбитражное соглашение, арбитражное соглашение действует в отношении как первоначального, так и нового кредитора, а также как первоначального, так и нового должника.

11. Арбитражное соглашение, содержащееся в договоре, распространяется также на любые споры, связанные с заключением договора, его вступлением в силу, изменением, прекращением, действительностью, в том числе с возвратом сторонами всего исполненного по договору, признанному недействительным или незаключенным, если иное не следует из самого арбитражного соглашения.

12. Правила арбитража, на которые ссылается арбитражное соглашение, рассматриваются в качестве неотъемлемой части арбитражного соглашения. Условия, которые в соответствии с настоящим Федеральным законом могут быть согласованы только прямым соглашением сторон, не могут быть включены в правила постоянно действующего арбитражного учреждения.

Арбитражное соглашение — это письменное соглашение сторон о передаче в Международный коммерческий арбитраж уже возникшего спора или спора, который может возникнуть между ними в будущем. Одним из основополагающих принципов МКА является принцип добровольности обращения к арбитражному разбирательству. Арбитраж может принять дело к своему производству только при наличии согласия сторон об этом.

Виды арбитражных соглашений:

1) арбитражная оговорка — это соглашение сторон договора, непосредственно включенное в его текст, об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть из данного договора;

2) третейская запись — это отдельное от основного договора соглашение сторон об арбитражном разбирательстве уже возникшего спора;

3) арбитражный договор — это самостоятельное соглашение между сторонами об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть в будущем в связи с данным договором или группой договоров, или в связи с совместной деятельностью в целом.

В отличие от третейской записи или арбитражного соглашения, заключаемого отдельно от сделки, которая может послужить поводом для спора, арбитражное соглашение, включенное в состав «основной» сделки, представляет собой такое же волеизъявление сторон, как и любое иное положение данной сделки; просто в силу необходимости не допустить отказ недобросовестной стороны от арбитражного рассмотрения спора данному положению сделки придается особый статус. Но такой статус не свидетельствует о том, что арбитражная оговорка является во всех смыслах отдельным договором: ей придана автономность только в связи с возможным оспариванием действительности «основного» договора. В остальном арбитражное соглашение, включенное в «основную» сделку, никакой автономностью не обладает. Поэтому не следует ни подписывать его дополнительно к «основному» договору, ни предоставлять представителям сторон отдельные полномочия по его подписанию.

Смысл принципа автономности арбитражного соглашения состоит не в том, что арбитражное соглашение трактуется как некий правовой феномен, абсолютно не связанный с судьбой и формой фиксации «основной» сделки, а в том, что оно обладает дополнительной «живучестью», направленной на ограничение возможностей недобросовестной стороны создать препятствия на пути арбитражного разбирательства.

Автономность и юридическая самостоятельность арбитражного соглашения означает то, что недействительность договора не влечет за собой недействительность арбитражного соглашения, в каком бы виде оно не было заключено.

Из наличия арбитражного соглашения вытекают два процессуально-правовых последствия:

1) арбитражное соглашение обязательно для сторон и они не вправе уклониться от передачи спора в арбитраж, т.е. арбитражное соглашение лишает суд его юрисдикции;

2) арбитраж не должен выходить за рамки полномочий, возложенных на него сторонами соглашения.

Арбитражное соглашение должно быть заключено в письменной форме. Нью-Йоркская Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. поясняет, что термин «письменное соглашение» включает арбитражную оговорку в договоре или арбитражное соглашение, подписанное сторонами в обмене письмами или телеграммами. Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже» 1993 г. предусмотрены условия, при наличии которых соглашение считается заключенным в письменной форме:

1) соглашение содержится в документе, подписанном сторонами;

3) соглашение заключено путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает;

4) в договоре содержится ссылка на документ, содержащий арбитражную оговорку (например, на Арбитражный Регламент ЮНСИТРАЛ ), но при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает упомянутую оговорку частью договора.

Содержание арбитражного соглашения зависит от воли сторон: они сами определяют, из каких элементов оно будет состоять. Как правило, это:

1) выбор арбитражного способа рассмотрения спора и вида арбитража (с указанием конкретного арбитражного института, например, МКАС при ТПП РФ);

2) указание на Регламент (если выбран постоянно действующий арбитраж) или порядок проведения арбитражного разбирательства;

3) место проведения арбитража;

4) выбор языка арбитражного разбирательства;

5) число арбитров.

В практике часто используются типовые арбитражные оговорки, рекомендуемые постоянно действующими арбитражными учреждениями. МАС при ТПП РФ рекомендует включать в контракт арбитражную оговорку следующего содержания: «Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в МКАС при ТПП РФ в соответствии с его Регламентом».

Третейское соглашение - соглашение сторон о передаче на в рассмотрение третейского суда конкретного спора, определенных споров или всех споров, которые уже возникли или могут возникнуть между ними в будущем в связи с каким-либо правоотношением, независимо от того, носило ли оно договорный характер. Такое соглашение о передаче спора на рассмотрение международного коммерческого арбитража, а также иностранного арбитража называется арбитражным соглашением.

Третейское соглашение может заключаться до принятия арбитражным судом первой инстанции решения по спору (ч. 6 ст. 4 АПК РФ; ч. 3 ст. 3 ГПК РФ).

В дальнейшей работе по совершенствованию российского законодательства о третейском суде в части определения требований к письменной форме третейского (арбитражного) соглашения, а до этого при формировании правоприменительной практики, следует принимать во внимание проект изменения ст. 7 Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже"*(347).

Комиссия (ЮНСИТРАЛ) на ее 39-й сессии, состоявшейся в Нью-Йорке с 19 июня по 14 июля 2006 г. приняла проект новой редакции ст. 7 "Определение и форма арбитражного соглашения" Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже"; замечания к этому проекту*(348), где объясняется недостаточность включенного в статью II (III) Нью-Йоркской конвенции выражения "обмен" (письмами, документами и т.д.), буквальное значение которого, предполагающее "обмен" не охватывает немалое число порождающих трудности применения Нью-Йоркской конвенции фактических ситуаций. В их числе "молчаливое или устное принятие письменного заказа или письменного подтверждения сделки; договор, заключенный устно, но со ссылкой на письменные общие условия сделки; брокерские записки сделок; ссылки в коносаментах на арбитражные оговорки, а также иные правовые акты или договоры, по которым права переходят к лицам, не подписывавшим арбитражное соглашение (уступка дебиторской задолженности, новация, суброгация, цессия, передача активов в результате правопреемства, обязательства в пользу третьего лица и т.п.).

Принципиальное изменение ст. 7 Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже" состоит в дополнении этой статьи указанием на то, что "арбитражное соглашение должно считаться заключенным, если будет установлено, что соглашение об арбитражном порядке рассмотрения спора было действительно достигнуто и имеется письменное подтверждение такого соглашения"*(349).

Наиболее принципиальное значение имеют приводимые далее положения новой редакции ст. 7 Типового закона "О международном торговом арбитраже" (1985 г. в ред. 2006 г.):

"Статья 7. Определение и форма арбитражного соглашения.

4) В целях избежания сомнений требование в отношении письменной формы, изложенное в пункте 2, выполняется, если арбитражная оговорка или условия арбитражного разбирательства или любой арбитражный регламент, на которые содержится ссылка в арбитражном соглашении, изложены в письменной форме, несмотря на то, что договор или отдельное арбитражное соглашение заключены в устной форме, в результате определенного поведения или с использованием иных средств, помимо письменной формы.

(7) Для целей статьи 35 условия арбитражного разбирательства в письменной форме, наряду с любым текстом, указывающим на включение путем ссылки или содержащим такие условия, являются арбитражным соглашением)".

Принятие новой редакции ст. 7 Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже" поставило в повестку дня вопрос о ее соотношении с корреспондирующими положениями статьи II (2) Нью-Йоркской конвенции. С этой целью разработана и принята "Декларация относительно толкования статьи II (2) Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, совершенной в Нью-Йорке 10. июня 1958 года")*(350).

Арбитражное соглашение и арбитрабильность споров: главные разъяснения

Под конец года Верховный суд выпустил 50-страничный обзор практики о третейском разбирательстве. Документ стал логичным продолжением развития арбитража в России и формирования проарбитражного подхода в обществе и судебной практике. Остановимся на самых важных блоках: толкование арбитражного соглашения и арбитрабильность.

Обзор (можно скачать) включает 26 пунктов и поделен на четыре смысловых блока: арбитражное соглашение, организация арбитража, арбитрабильность споров и, наконец, оспаривание и принудительное исполнение арбитражных решений. И хотя весь обзор так или иначе имеет важность для распространения профессионального арбитража в России, мы подробнее остановимся на двух вопросах.

Проарбитражный подход к арбитражной оговорке

Первые девять пунктов обзора посвящены вопросам заключения, толкования, действительности и исполнимости арбитражных соглашений.

Пункты 1 и 2 обзора подчеркивают принципиальное значение для арбитража наличия волеизъявления сторон на передачу их спора в третейский суд. Причем для оценки этого обстоятельства суд может использовать только подлинные экземпляры (или их надлежащим образом заверенные копии) арбитражных соглашений, заключенных любым из предусмотренных законом способов. Способы заключения арбитражного соглашения подробно регламентированы в ст. 7 ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», а также в ст. 7 закона «О международном коммерческом арбитраже».

Верховный суд закрепил автономность арбитражной оговорки.

Пункт 3 обзора подтверждает принцип автономности арбитражной оговорки, предполагающий, что недействительность основного договора не влечет недействительность арбитражного соглашения, включенного в договор. Автономность арбитражной оговорки, закрепленная в п. 1 ст. 17 ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», является одним из основополагающих принципов арбитража, который позволяет обеспечить соблюдение воли сторон на передачу всех споров, связанных с их правоотношением, в арбитраж.

С этим принципом тесно связан и пункт 9 обзора, по которому отсутствие государственной регистрации в ЕГРН арбитражного соглашения, заключенного в качестве дополнительного к договору аренды недвижимого имущества, не влечет его незаключенность. Кроме того, арбитражное соглашение распространяется и на любого нового собственника арендованного объекта, если он знал о его наличии. Эта позиция ВС РФ, выраженная в деле № А40-29731/2014, также основана на принципе автономности арбитражного соглашения и соответствует как законодательству об арбитраже, так и ранее данным разъяснениям высшей судебной инстанции в отношении сохранения действия арбитражного соглашения при перемене лиц в обязательстве [1].

В части арбитражных соглашений заслуживает внимания также пункт 5 обзора, который признает исполнимость арбитражных соглашений, соответствующих тексту соглашения, рекомендованного арбитражным учреждением. Данная позиция является особенно важной в свете резонансного дела № А40-176466/17, в котором Верховный суд, отказывая в передачи кассационной жалобы и соглашаясь с судебными актами нижестоящих судов, признал неисполнимой арбитражную оговорку, отсылающую к регламенту Международного арбитражного суда при Международной торговой палате (ICC) и в целом соответствующую его типовой оговорке. Включение данного пункта является положительным сигналом, свидетельствующим о том, что ВС РФ придерживается проарбитражного подхода к толкованию типовых арбитражных оговорок в сторону их исполнимости и действительности.

Арбитражные оговорки могут быть альтернативными, но не ассиметричными.

Наконец, обзор затронул вопрос действительности альтернативных и ассиметричных арбитражных оговорок. Согласно позиции Верховного суда, альтернативные оговорки, предоставляющие истцу право по его выбору подать иск в государственный суд или в арбитраж, являются действительными (пункт 6) и не нарушают баланса прав сторон. Вместе с тем асимметричные арбитражные оговорки, предоставляющие право на обращение в государственный суд только одной стороне договора, являются недействительными (пункт 7). При этом важно отметить, что асимметричное арбитражное соглашение не аннулируется целиком – оно является недействительным именно в части «асимметричности». Иначе говоря, если арбитражное соглашение между подрядчиком и заказчиком о передаче споров в арбитраж дополнительно предоставляет подрядчику право обратиться в государственный суд, такое арбитражное соглашение считается альтернативным, то есть предоставляющим право выбора между государственным судом и арбитражем как подрядчику, так и заказчику.

Арбитрабильность споров из корпоративных закупок

В части арбитрабильности наиболее важным является пункт 16 обзора, который закрепил возможность передавать в арбитраж споры из корпоративных закупок, признанную ранее ВС РФ в деле АО «Мосинжпроект» (№ А40-165680/2016).

В этом деле Верховный суд поставил точку в споре об арбитрабильности споров из договоров, заключенных в соответствии с законом № 223-ФЗ, и прямо признал, что споры из корпоративных закупок являются арбитрабильными [2]. Согласно позиции ВС РФ, при осуществлении корпоративных закупок юридические лица действуют как юридически равноправные, а споры между ними являются гражданско-правовыми. Закон об арбитраже устанавливает в качестве общего правила арбитрабильность гражданско-правовых споров. При этом отдельные категории гражданско-правовых споров – в силу наличия в них публичного элемента – законодатель прямо перечислил в качестве неарбитрабильных в процессуальных кодексах. Учитывая, что споры из корпоративных закупок не названы законодателем в качестве неарбитрабильных, они могут свободно передаваться сторонами в арбитраж.

Споры из корпоративных закупок арбитрабильны.

Кроме того, Верховный суд признал, что сам факт наличия в гражданско-правовом споре публичного элемента (например, использование для оплаты по договору бюджетных средств) не означает, что решение по такому спору противоречит публичному порядку.

Вопрос о возможности передачи споров из корпоративных закупок в арбитраж был одним из наиболее неопределенных в практике государственных судов в 2018 году. Анализ судебной практики показал, что в отдельных регионах России до половины арбитражных решений по спорам из закона № 223-ФЗ отменялись или не приводились в исполнение. В качестве оснований суды указывали как на неарбитрабильность таких споров, так и на противоречие решений, вынесенных по ним, публичному порядку в силу наличия в споре определенного публичного элемента.

Закрепление в обзоре данной позиции ВС РФ является принципиальным для формирования единообразной и при этом проарбитражной судебной практики по данному вопросу, что, во-первых, позитивно скажется на популяризации и развитии арбитража в России, а во-вторых, позволит уменьшить нагрузку на государство.

[1] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», п. 31.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: