Принципы правосудия из конституции рф свидетельский иммунитет

Обновлено: 24.02.2024

Настоящее информационно-тематическое собрание правовых позиций подготовлено Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации и не является исчерпывающим. Решения КС РФ, в которых содержатся правовые позиции, даны в хронологическом порядке.

по состоянию на июнь 2019 года

"1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания."

Определение 10 октября 2002 года N 274-О/2002

[. ] конституционное положение [статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, согласно которому никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом] должно быть разъяснено не только подсудимому, но также его супругу или близкому родственнику перед допросом этого лица в качестве свидетеля или потерпевшего; в противном случае показания таких лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого).

Пункт 2, абз. 1, 2:

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как и закрепленное статьей 49 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации право не доказывать свою невиновность и считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, являются в силу ее статьи 18 непосредственно действующими и должны обеспечиваться правоприменителем на основе закрепленного в статье 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации требования о прямом действии конституционных норм. Поэтому соответствующие должностные лица органов, осуществляющих уголовное преследование, обязаны разъяснить лицу, подозреваемому или обвиняемому в преступлении, его право отказаться от дачи показаний и от предоставления иных доказательств по поводу совершенного деяния, не оказывая на него давления или принуждения в целях получения доказательств, подтверждающих обвинение [Постановление Конституционного Суда от 25 апреля 2001 года N 6-П]. [. ]

Вместе с тем закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения - независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, - различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия - при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств - не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного статьей 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ее статьи 55 (часть 3).

Определение от 18 апреля 2006 года N 123-О/2006

[. ] назначение и производство судебной экспертизы обязательно, в том числе в отношении потерпевшего, если необходимо установить характер и степень вреда, причиненного здоровью.

Определение от 20 марта 2007 года N 174-О-О/2007

[. ] из статей 50 (часть 2) и 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации не вытекает недопустимость допроса потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства об обстоятельствах, ставших им известными от подозреваемого (обвиняемого) вне рамок уголовного судопроизводства, и последующего использования полученных показаний в качестве доказательств по уголовному делу [. ].

Определение от 1 марта 2012 года N 274-О-О/2012

[. ] освобождение лица от обязанности давать показания, могущие ухудшить положение его самого или его близких родственников, т.е. наделение данного лица свидетельским иммунитетом, является одной из важнейших и необходимых предпосылок реального соблюдения прав и свобод человека и гражданина. Положение статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации в соотнесении с другими ее положениями, в том числе содержащимися в статьях 45, 46 (часть 1) и 49, означает недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких. Указанное конституционное право должно обеспечиваться на любой стадии уголовного судопроизводства и предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления. То обстоятельство, что лицо воспользовалось этим правом, само по себе не может служить основанием ни для признания его виновным в инкриминируемом преступлении, ни для наступления для него каких-либо неблагоприятных последствий. Вместе с тем запрет обязывать лицо, обладающее свидетельским иммунитетом, давать показания относительно обстоятельств дела не исключает его права предоставить соответствующие сведения в случае, если оно на это согласно. Доказательства же, полученные от такого лица принудительно, не могут быть положены, как следует из статей 49 (часть 2), 50 (часть 2) и 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, в основу выводов и решений по уголовному делу. [постановления от 20 февраля 1996 года N 5-П, от 25 апреля 2001 года N 6-П, от 27 февраля 2003 года N 1-П и от 29 июня 2004 года N 13-П]

Определение от 4 апреля 2013 года N 661-О/2013

Пункт 3, абз. 2, 3:

Освобождение лица от обязанности давать показания, могущие ухудшить положение его самого или его близких родственников, т.е. наделение этого лица свидетельским иммунитетом, означает недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких. Данное право должно обеспечиваться на любой стадии уголовного судопроизводства и предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от представления других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления. Запрет обязывать лицо, обладающее свидетельским иммунитетом, давать показания относительно обстоятельств дела не исключает, однако, его право представить соответствующие сведения в случае, если оно на это согласно. [. ]

[. ] наделение гражданина правом представлять доказательства в свою защиту от подозрения или обвинения в совершении преступления не означает возможности его реализации незаконными, в том числе преступными, средствами. Обвиняемый вправе в целях своей защиты либо хранить молчание, либо давать показания таким образом, чтобы с очевидностью не нарушать права других лиц, не прибегать к запрещенным законом способам защиты.

Определение от 10 октября 2013 года N 1555-О/2013

Пункт 2.1, абз. 3, 4:

[. ] право [не свидетельствовать против самого себя] тесно связано с понятиями справедливой судебной процедуры, презумпции невиновности и вытекающими из них правилами о возложении бремени доказывания на обвинителя и отсутствии обязанности обвиняемого в правонарушении доказывать свою невиновность. [. ]

[Это] право [. ] предполагает возможность отказа лица от обязанности давать показания, которые могут способствовать привлечению его к ответственности, а также быть иным образом использованы вопреки его законным интересам.

[. ] [часть пятая статьи 11 УИК Российской Федерации предусматривающей, что осужденные обязаны являться по вызову администрации учреждений и органов, исполняющих наказания, и давать объяснения по вопросам исполнения требований приговора] не предполагает получение у осужденного сотрудниками учреждений и органов, исполняющих наказания, объяснений по вопросам, непосредственно не связанным с исполнением им требований приговора, а относящимся к его личной жизни либо к исполнению им общегражданских обязанностей, а также обязанностей как участника процессуальных отношений, непосредственно не связанных с исполнением требований приговора, в том числе как лица, признанного свидетелем, потерпевшим по уголовному делу.

Определение от 24 октября 2013 года N 1604-О/2013

Освобождение уголовно-процессуальным законом лица от обязанности давать показания, т.е. наделение его свидетельским иммунитетом, является одной из важнейших и необходимых предпосылок реального соблюдения прав и свобод человека и гражданина и прямо вытекает из статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Ограничение стороны защиты в возможности допросить свидетеля, воспользовавшегося в судебном заседании свидетельским иммунитетом, согласуется со статьей 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, и не противоречит принципам состязательности и равноправия сторон, поскольку не препятствует стороне защиты оспорить показания свидетеля, используя иные не запрещенные уголовно-процессуальным законом средства и способы [. ].

Определение от 24 декабря 2013 года N 1929-О/2013

Положение же пункта 1 части второй статьи 75 УПК Российской Федерации, в соответствии с которым к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, закрепляет дополнительную гарантию против самооговора и вынужденного признания вины, применяемую вне зависимости от того, отказалось ли лицо от ранее данных им показаний в связи с нарушением уголовно-процессуального закона или по иным причинам. [. ]

Определение от 24 декабря 2013 года N 1937-О/2013

[. ] положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусматривают, что за дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 УК Российской Федерации (часть восьмая статьи 56), а также регулируют общие правила производства следственных действий и составления протокола следственного действия (часть пятая статьи 164 и статья 166). Эти законоположения подлежат применению в системном единстве с пунктом 1 части четвертой статьи 56 УПК Российской Федерации, закрепляющим в развитие нормы статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации право свидетеля отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 того же Кодекса; данное право предполагает право лица отказаться не только от дачи показаний, но и от представления органам предварительного расследования и суду других доказательств, подтверждающих виновность в совершении преступления его самого или других лиц, указанных в названной конституционной норме [. ].

Постановление от 20 июля 2016 N 17-П/2016

[. ] положения [статей 49 (части 1 и 2) и 51 (часть 1)] Конституции Российской Федерации в соотнесении с другими ее положениями, включая гарантирующие каждому государственную, в том числе судебную, защиту его прав и свобод (статьи 45 и 46), а также с подпунктом "g" пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения не быть принуждаем к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным, предопределяют недопустимость любой формы принуждения к свидетельствованию против самого себя или в свою защиту ("право на молчание").

Пункт 3, абз. 1 - 3:

По смыслу статьи 51 Конституции Российской Федерации и конкретизирующих ее применительно к уголовному судопроизводству положений пункта 40 статьи 5, статьи 56 и части восьмой статьи 234 УПК Российской Федерации, освобождение подозреваемого, обвиняемого от обязанности давать показания относительно обстоятельств дела и, соответственно, запрет обязывать его давать такие показания не исключают права подозреваемого, обвиняемого представить известные ему сведения, имеющие значение для раскрытия и расследования преступления, в случае, если он на это согласен [. ]. В таком случае подозреваемый, обвиняемый [. ] вправе давать показания по поводу имеющегося подозрения и по предъявленному обвинению, возражать против обвинения либо отказаться от дачи показаний; при согласии же дать показания подозреваемый, обвиняемый должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе при его последующем отказе от этих показаний (за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 данного Кодекса).

В рамках досудебного соглашения о сотрудничестве отказ от свидетельского иммунитета означает, что подозреваемый, обвиняемый обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, определенные действия (часть вторая статьи 317.1 УПК Российской Федерации), в том числе сообщить существенные для следствия сведения, изобличающие соучастников преступления и иных лиц, совершивших преступления.

[. ] принятие таким лицом на себя обязательств, предполагающих дачу им полных и достоверных показаний по делу, не может расцениваться как нарушающее презумпцию невиновности и противоречащее конституционному праву не свидетельствовать против себя самого.

Определение от 20 апреля 2017 года N 794-О/2017

[. ] гражданин при даче объяснений прокурору не лишен возможности отказаться отвечать на его вопросы со ссылкой на статью 51 Конституции Российской Федерации.

Определение от 11 апреля 2019 года N 863-О/2019

[. ] право не свидетельствовать против самого себя (статья 51, часть 1 Конституции Российской Федерации) [. ] означает не только отсутствие у лица обязанности давать против себя показания в качестве свидетеля, подозреваемого, обвиняемого или предоставлять такие сведения в какой бы то ни было иной форме, но и запрет на принудительное изъятие и использование таких сведений, если они были ранее доверены лицом адвокату под условием сохранения их конфиденциальности в целях обеспечения защиты своих прав и законных интересов.

6 февраля 2007 г., 16 апреля 2013 г., 3 марта 2015 г.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. N 9 в преамбулу внесены изменения

Закрепленное в Конституции Российской Федерации положение о ее высшей юридической силе означает, что все конституционные нормы имеют верховенство над законами и иными нормативными правовыми актами.

В целях единообразного применения судами конституционных норм при осуществлении правосудия Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать следующие разъяснения:

1. В соответствии со ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Учитывая это конституционное положение, а также положение ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право на судебную защиту его прав и свобод, суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путем своевременного и правильного рассмотрения дел.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. N 9 в пункт 2 внесены изменения

2. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации, Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.

Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда Конституционным Судом Российской Федерации выявлен пробел в правовом регулировании либо когда пробел образовался в связи с признанием не соответствующими Конституции нормативного правового акта или его отдельных положений с учетом порядка, сроков и особенностей исполнения решения Конституционного Суда Российской Федерации, если они в нем указаны;

Информация об изменениях:

Информация об изменениях:

В случаях, когда статья Конституции Российской Федерации является отсылочной, суды при рассмотрении дел должны применять закон, регулирующий возникшие правоотношения. Наличие решения Конституционного Суда Российской Федерации о признании неконституционной той или иной нормы закона не препятствует применению закона в остальной его части.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. N 9 в пункт 3 внесены изменения

3. В случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции подлежащий применению по конкретному делу закон, суд обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о конституционности этого закона. Такой запрос в соответствии со ст. 101 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" может быть сделан судом любой инстанции и в любой стадии рассмотрения дела.

О необходимости обращения с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации суд выносит мотивированное определение (постановление). Сам запрос оформляется в письменной форме в виде отдельного документа.

В запросе о проверке конституционности подлежащего применению при рассмотрении конкретного дела закона суд в соответствии с требованиями ст. 37 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" должен указать точное название, номер, дату принятия, источник опубликования и иные данные о подлежащем проверке законодательном акте, а также мотивы, по которым он пришел к выводу о направлении указанного запроса. В силу ст. 38 названного Федерального конституционного закона к запросу необходимо приложить текст закона, подлежащего проверке, и перевод на русский язык всех документов и иных материалов, изложенных на другом языке.

В связи с обращением в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности подлежащего применению закона производство по делу или исполнение принятого решения, исходя из требований ст. 103 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", приостанавливается до разрешения запроса Конституционным Судом Российской Федерации, о чем должно быть указано в названном выше определении (постановлении) суда.

Если подсудимый содержится под стражей, рекомендовать суду в каждом таком случае обсуждать вопрос об изменении ему меры пресечения.

4. При рассмотрении дел судам надлежит учитывать, что если подлежащий применению закон либо иной нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации противоречит федеральному закону, принятому по вопросам, находящимся в ведении Российской Федерации либо в совместном ведении Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, то, исходя из положений ч. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации, суд должен принять решение в соответствии с федеральным законом.

Если имеются противоречия между нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, принятым по вопросам, относящимся к ведению субъекта Российской Федерации, и федеральным законом, то в силу ч. 6 ст. 76 Конституции Российской Федерации подлежит применению нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации.

5. Судам при осуществлении правосудия надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах), и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации составной частью ее правовой системы. Этой же конституционной нормой определено, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Учитывая это, суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона, установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила международного договора Российской Федерации.

При этом судам необходимо иметь в виду, что в силу п. 3 ст. 5 Федерального закона Российской Федерации "О международных договорах Российской Федерации" положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. В иных случаях наряду с международным договором Российской Федерации следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного международного договора.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. N 9 в пункт 6 внесены изменения

6. Обратить внимание судов на то, что в силу ч. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации не могут применяться законы, а также любые иные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы, обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. В соответствии с указанным конституционным положением суд не вправе основывать свое решение на неопубликованных нормативных актах, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина.

Порядок официального опубликования федеральных нормативных правовых актов определен Федеральным законом Российской Федерации "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" и Указом Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. N 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" (в редакции Указов Президента Российской Федерации от 16 мая 1997 г. N 490 и от 13 августа 1998 г. N 963, от 28 июня 2005 г. N 736, от 17 ноября 2011 г. N 1505, от 2 февраля 2013 г. N 88, от 14 октября 2014 г. N 668).

7. Если при рассмотрении конкретного дела суд установит, что подлежащий применению акт государственного или иного органа не соответствует закону, он в силу ч. 2 ст. 120 Конституции Российской Федерации обязан принять решение в соответствии с законом, регулирующим данные правоотношения.

Оценке с точки зрения соответствия закону подлежат нормативные акты любого государственного или иного органа (нормативные указы Президента Российской Федерации, постановления палат Федерального Собрания Российской Федерации, постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации, акты органов местного самоуправления, приказы и инструкции министерств и ведомств, руководителей учреждений, предприятий, организаций и т. д.).

При применении закона вместо несоответствующего ему акта государственного или иного органа суд вправе вынести частное определение (постановление) и обратить внимание органа или должностного лица, издавшего такой акт, на необходимость привести его в соответствие с законом либо отменить.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 5 в пункт 8 внесены изменения

8. Конституцией Российской Федерации каждому гарантировано право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47). В соответствии с указанным конституционным положением вышестоящий суд не вправе принять к своему производству в качестве суда первой инстанции дело, подсудное нижестоящему суду.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. N 9 в пункт 9 внесены изменения

9. В ч. 2 ст. 26 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на пользование родным языком. В силу указанной конституционной нормы, а также в соответствии с положениями ч. 2 ст. 9 ГПК РФ, ч. 2 ст. 18 УПК РФ, ч. 2 ст. 24.2 КоАП РФ суд обязан разъяснить и обеспечить участвующим в деле лицам право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, подавать жалобы и выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также пользоваться услугами переводчика.

10. В силу конституционного положения об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации) суд по каждому делу обеспечивает равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств.

При рассмотрении гражданских дел следует исходить из представленных истцом и ответчиком доказательств. Вместе с тем суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства. В случае необходимости, с учетом состояния здоровья, возраста и иных обстоятельств, затрудняющих сторонам возможность представления доказательств, без которых нельзя правильно рассмотреть дело, суд по ходатайству сторон принимает меры к истребованию таких доказательств.

11. При рассмотрении жалоб на отказ в регистрации общественных объединений граждан либо заявлений заинтересованных лиц о ликвидации общественных объединений судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 5 ст. 13 Конституции Российской Федерации запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Учитывая это конституционное положение, суду необходимо тщательно исследовать и оценить в совокупности все представленные письменные и вещественные доказательства, показания свидетелей и другие доказательства, свидетельствующие о целях, задачах, фактической деятельности общественных объединений.

12. В силу Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах государства, участвующие в этом пакте, приняли на себя обязанность обеспечить право на забастовку при условии его осуществления в соответствии с национальным законодательством.

Конституция Российской Федерации гарантировала работникам, а также их трудовым коллективам право на индивидуальные и коллективные трудовые споры, включая право на забастовку (ч. 4 ст. 37). Однако осуществление права на забастовку не должно нарушать права и свободы других лиц и может быть ограничено федеральным законом, но лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 17, ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации).

Исходя из этого, при решении вопроса о незаконности проведения забастовки судам следует иметь в виду, что ограничение права на забастовку в указанных выше случаях допустимо лишь для тех категорий работников, в отношении которых с учетом характера их деятельности и возможных последствий прекращения ими работы необходимость запрета на проведение забастовки прямо вытекает из названных выше положений Конституции. Ограничение права на забастовку большего круга работников, чем это необходимо для достижения целей, названных в ч. 3 ст. 17 и ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, является неправомерным.

13. При рассмотрении дел, вытекающих из жилищных правоотношений, судам необходимо учитывать, что Конституция Российской Федерации предоставила каждому, кто законно находится на территории Российской Федерации, право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, а также гарантировала право на жилище (ч. 1 ст. 27, ч. 1 ст. 40).

Исходя из этих положений Конституции, следует иметь в виду, что отсутствие прописки либо регистрации, заменившей институт прописки, само по себе не может служить основанием для ограничения прав и свобод человека, включая и право на жилище. При рассмотрении дел, связанных с признанием права пользования жилым помещением, необходимо учитывать, что данные, свидетельствующие о наличии или отсутствии прописки (регистрации), являются лишь одним из доказательств того, состоялось ли между нанимателем (собственником) жилого помещения, членами его семьи соглашение о вселении лица в занимаемое ими жилое помещение и на каких условиях.

Эти же обстоятельства суды должны иметь в виду при рассмотрении материалов, подтверждающих необходимость проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц (ст. 25 Конституции Российской Федерации), если такие материалы представляются в суд органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

15. При рассмотрении уголовных дел должен соблюдаться закрепленный в ст. 49 Конституции Российской Федерации принцип презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом с учетом положений данной конституционной нормы недопустимо возлагать на обвиняемого (подсудимого) доказывание своей невиновности.

Судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (подсудимого) должны толковаться в его пользу.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 5 в пункт 16 внесены изменения

16. Обратить внимание судов на необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ст. 75 УПК РФ, в силу которой доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Разъяснить, что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. N 9 в пункт 17 внесены изменения

17. При судебном разбирательстве должно строго соблюдаться гарантированное Конституцией (ч. 1 ст. 48) право каждого на получение квалифицированной юридической помощи. С учетом этого конституционного положения суд обязан обеспечить участие защитника в уголовном деле во всех случаях, когда оно является обязательным в силу ч. 1 ст. 51 УПК РФ.

На основании ч. 1 ст. 52 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. В силу части 2 указанной статьи такой отказ не обязателен для суда.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. N 9 пункт 18 изложен в новой редакции

18. При рассмотрении гражданских и уголовных дел, а также дел об административных правонарушениях судам необходимо исходить из того, что в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

19. Судам необходимо иметь в виду, что разъяснения по применению действующего законодательства, данные Пленумом Верховного Суда Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, могут применяться при рассмотрении дел в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации.

Дача свидетельских показаний об известных обстоятельствах уголовного дела составляет гражданский долг и юридическую обязанность каждого гражданина. Однако из этого общего правила законодатель делает ряд исключений, в одних случаях предоставляя гражданам самим решать - давать или не давать показания, а в других - прямо запрещая органам предварительного расследования и суду получать такие показания от определенных лиц. В связи с этим следует различать свидетельский иммунитет и устранение от свидетельства.

В ст.5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) свидетельский иммунитет определяется как право лица не давать показания против себя и своих близких родственников, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом.

Институт свидетельского иммунитета основан на норме ст. 51 Конституции РФ, предусматривающей, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, а также допускающей установление федеральным законом иных случаев освобождения граждан от обязанности давать свидетельские показания.

Близкими родственниками в соответствии с п.4 ст.5 УПК РФ являются супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки. Данный перечень является исчерпывающим, в связи с чем такие обстоятельства, как венчание в церкви, наличие общих детей и ведение совместного хозяйства, поскольку сами по себе они не порождают формальных супружеских отношений, не дают лицу права на основании ч.1 ст.51 Конституции РФ отказаться от дачи свидетельских показаний.

Из нормативного определения, данного в п.40 ст.5 УПК РФ следует, что наличие у лица свидетельского иммунитета вовсе не исключает возможности его допроса в качестве свидетеля. Однако сама дача свидетельских показаний лицом, пользующимся свидетельскими иммунитетом, поставлена законом в зависимость от его волеизъявления, которое, в свою очередь, определяется личными, а в некоторых случаях - служебными интересами.

Субъекты свидетельского иммунитета в то же время не имеют никакой возможности влиять на решение вопросов, связанных с использованием тех показаний, которые уже получены от них органами предварительного расследования или судом. Заявленный в суде отказ подсудимого, потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению их показаний, данных в ходе предварительного расследования или предшествующего судебного разбирательства, если эти показания получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Эту особенность процедуры граждане должны иметь в виду, решая вопрос о том, давать им свидетельские показания или нет, в связи с чем законодатель обязывает дознавателя, следователя, прокурора и суд в случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания, предупредить их о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по делу (ч.2 ст. 11 УПК РФ).

Прокуратура
Хабаровского края

Прокуратура Хабаровского края

14 сентября 2015, 00:00

Свидетельский иммунитет в уголовном процессе

Дача свидетельских показаний об известных обстоятельствах уголовного дела составляет гражданский долг и юридическую обязанность каждого гражданина. Однако из этого общего правила законодатель делает ряд исключений, в одних случаях предоставляя гражданам самим решать - давать или не давать показания, а в других - прямо запрещая органам предварительного расследования и суду получать такие показания от определенных лиц. В связи с этим следует различать свидетельский иммунитет и устранение от свидетельства.

В ст.5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) свидетельский иммунитет определяется как право лица не давать показания против себя и своих близких родственников, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом.

Институт свидетельского иммунитета основан на норме ст. 51 Конституции РФ, предусматривающей, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, а также допускающей установление федеральным законом иных случаев освобождения граждан от обязанности давать свидетельские показания.

Близкими родственниками в соответствии с п.4 ст.5 УПК РФ являются супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки. Данный перечень является исчерпывающим, в связи с чем такие обстоятельства, как венчание в церкви, наличие общих детей и ведение совместного хозяйства, поскольку сами по себе они не порождают формальных супружеских отношений, не дают лицу права на основании ч.1 ст.51 Конституции РФ отказаться от дачи свидетельских показаний.

Из нормативного определения, данного в п.40 ст.5 УПК РФ следует, что наличие у лица свидетельского иммунитета вовсе не исключает возможности его допроса в качестве свидетеля. Однако сама дача свидетельских показаний лицом, пользующимся свидетельскими иммунитетом, поставлена законом в зависимость от его волеизъявления, которое, в свою очередь, определяется личными, а в некоторых случаях - служебными интересами.

Субъекты свидетельского иммунитета в то же время не имеют никакой возможности влиять на решение вопросов, связанных с использованием тех показаний, которые уже получены от них органами предварительного расследования или судом. Заявленный в суде отказ подсудимого, потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению их показаний, данных в ходе предварительного расследования или предшествующего судебного разбирательства, если эти показания получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Эту особенность процедуры граждане должны иметь в виду, решая вопрос о том, давать им свидетельские показания или нет, в связи с чем законодатель обязывает дознавателя, следователя, прокурора и суд в случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания, предупредить их о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по делу (ч.2 ст. 11 УПК РФ).


Возможность дачи свидетельских показаний об известных обстоятельствах события преступления, является долгом и обязанностью каждого гражданина РФ. Впрочем, законодатель сделал несколько исключений из общего правила, в некоторых случаях граждане сами решают давать или не давать свидетельские показания, в других — указывает в законе определенных лиц, которые освобождаются от дачи показаний. Поэтому следует разграничить такие понятия как «свидетельский иммунитет» и «свидетельская привилегия».

Нормативное закрепление данного право предусмотрено прежде всего в ст. 51 Конституции РФ где сказано, что «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом, а также допускающей установление федеральным законом иных случаев освобождения граждан от обязанности давать свидетельские показания» [1]. Законодатель этим самым, освободил граждан от обязанности свидетельствовать против себя, своих супругов и близких родственников, дав возможность не причинять себе и своим близким вред. В соответствии с п.4 ст. 5 УПК РФ под близкими родственниками понимаются «супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки». Данный перечень ограничен, в связи с чем сожительство, ведение домашнего хозяйства, или наличие общих детей с лицом, не является формально закрепленными отношениями — браком, и, следовательно, они не дают лицу право отказаться от дачи показаний [2].

Также в ч.40 ст. 5 УПК РФ содержится определение свидетельского иммунитета «свидетельский иммунитет — право лица не давать показания против себя и своих близких родственников, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом». Из данного определения видно, что законодатель не исключает допрос лица в качестве свидетеля. Он просто дает право выбора лицу, пользующийся свидетельским иммунитетом, давать показания или отказаться от дачи показаний.

Терминология слова «иммунитет» от латинского слова «immunitas», в уголовной-процессуальной теории означает «освобождение от повинностей». Также данное слово можно разделить на 2 части «im» означает отрицание, а «munus» означает повинность, обязанность [3]. Данное определение используется в уголовно-процессуальном законе, а термин «привилегия» ни где не прописан.

Таким образом, содержание ст. 51 Конституции РФ можно рассматривать, как освобождение лица давать свидетельские показания, и считать его иммунитетом, который может иметь различные формы.

Свидетельским иммунитетом по традиции наделяется парламентарии. Они не могут давать свидетельские показания, в связи с родом их деятельности. Получая, от граждан доверительную информацию. Если бы у парламентария не было бы такого запрета в отношении данной информации, то это приводило бы к тому, что лицо, доверившее им данную информацию, ставилось в положение, когда оно фактически (в результате показаний парламентария) свидетельствовало бы против самого себя.

Огорчает тот факт, что законодатель не предусмотрел в УПК РФ всех лиц, которым запрещено давать свидетельские показания. Так в п. 5 ч. 3 ст. 56 УПК РФ сказано, что член Совета Федерации и депутат Государственной Думы не подлежат допросу в качестве свидетеля без их согласия об oбстoятeльствaх, которые стали им известны в связи с осуществлением своих полномочий. Такая норма закреплена и в ст. 21 Федерального закона от 8 мая 1994 г.№ 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». Однако про депутатов законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ ничего в УПК РФ не говорится. Хотя ст. 15 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» они также могут отказаться давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу об обстоятельствах, ставших известными в связи с осуществлением своих полномочий [4].

Возникает сразу вопрос, какой из законов будет иметь приоритет надо другим? Так в соответствии с ч.2 ст.7 УПК РФ предусмотрено, что суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом. Тогда получается УПК РФ имеет преимущество над ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

Считаем, что нет, так как правовой статус парламентария к предмету регулирования уголовно — процессуального права не относится. Таким образом, Уголовно-процессуальный Кодекс не обладает перед данным законом приоритетом. Следовательно, на практике органы следствия, а также суды должны иметь ввиду, что депутаты законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ могут отказаться от дачи показаний об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением своих полномочий. В связи с этим было бы логичнее внести ч.3 ст. 56 УПК РФ депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ, чтобы не возникали какие-либо противоречия в законах.

В УПК РФ также не предусмотрен такой субъект как Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, он также наделен правом отказаться от дачи свидетельских показаний, согласно ч. 2 ст. 24 Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 г. № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации.

Указом Президента РФ от 1 сентября 2009 г. № 986 была учреждена должность Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребёнка. В этом нормативном акте не указана цель учреждения должности детского омбудсмена, но все же ясно, что они не отличаются от целей, стоящих перед Уполномоченным по правам человека РФ. Разница лишь в том, что Уполномоченный по правам ребёнка защищает права и свободы лиц не достигших совершеннолетнего возраста. В данном случае цели у них имеют общие признаки, поэтому предполагается внесение в ч. 3 ст. 56 УПК РФ право отказаться от дачи свидетельских показаний Уполномоченному по правам ребенка, об обстоятельствах, которые стали ему известны, в результате его должностных обязанностей.

Свидетельским иммунитетом наделяются лица, доверившие адвокату или иному лицу сведения, которые оказывают им юридическую помощь. Так в определении от 6 июня 2016 г. № 1232 Конституционный суд выразил свою правовую позицию, где указывает, что освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать о ставших ему известными обстоятельствах не исключает его права дать соответствующие показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений [5]. По данному разъяснению, необходимо толковать п.2 п.3 ч.3 ст. 56 УПК РФ. Причем свидетельским иммунитетом будет обладать не сам адвокат или защитник, а лицо, которое доверило им данную информацию. Если доверитель заявит ходатайство по поводу оглашения данных сведений адвокатом, то адвокат автоматически снимает на себя обязанность хранить информацию доверителя в тайне, тем самым все основания отказа от дачи свидетельских показаний адвокатом исчезают.

Так в ходе расследования уголовного дела № 22К-2030/2015 с жалобой обратился Писарев Ю. В. о признании незаконными действий старшего следователя СУ СК РФ по Ростовской области Коршунова В. С., в части нарушения положений п.2, п.3 ст. 56 УПК РФ. В жалобе поданной в порядке ст.125 УПК РФ заявитель указал, что он является адвокатом, у него заключено соглашение об оказании юридической помощи ФИО10, который является свидетелем по уголовному делу в отношении ФИО9 Указанное уголовное дело находится в производстве старшего следователя Коршунова В. С. 5 марта 2015 года посредством почтовой связи он (заявитель Писарев Ю. В.) получил повестку о вызове на допрос в качестве свидетеля по данному уголовному делу на 6 марта 2015 года. Причины вызова в качестве свидетеля ему неизвестны. Заявитель полагает, что следователем были нарушены положения п. п. 2,3 ч.3 ст.56 УПК РФ, а также ч.2 ст.8 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ». В связи с чем, заявитель просил суд признать незаконными действия старшего следователя Коршунова В. С. по вызову адвоката Писарева Ю. В. в качестве свидетеля по уголовному делу и обязать старшего следователя устранить допущенное нарушение.

Свидетельский иммунитет адвоката тесно взаимосвязан с адвокатской тайной, так как в его должностные обязанности входит ее сохранять. Согласно ч.3 ст. 27, ч.3 ст. 28 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» хранить адвокатскую тайну обязаны также помощник адвоката, и стажер адвоката, т. е. по идеи они должны быть освобождены от обязанности давать какие-либо показания по данным вопросам, связанных с адвокатской тайной. Но к нашему сожалению в ч.3 ст. 56 УПК РФ данное положение лиц не предусмотрено. Имеется также проблема с лицами, которые не наделяются свидетельским иммунитетом, хотя на наш взгляд это является необходимостью. Ими являются лица, которые осуществляют помощь адвокату, и присутствует вместе с адвокатом на свиданиях с подозреваемым или обвиняемым. Примером данном случае является переводчик, которые, в отличии от помощников и стажеров адвоката, не обязаны хранить адвокатскую тайну. В законе не предусматривается запрет допрашивать данных лиц в качестве свидетеля по уголовному делу, т. е. можно говорить о том, что при дачи такими лицами свидетельских показаний, которые они получили, в ходе свидания адвоката с его подзащитным, полностью сводят на нет саму суть адвокатской тайны. Поэтому необходимо было бы в отношении данных лиц, которые содействуют в деятельности адвоката, применить по аналогии положения п.2 п.3 ч.3 ст. 56 УПК РФ.

Важно иметь доверие не только к защитникам, оказывающим юридическую помощь, но и к законным представителям несовершеннолетних граждан, для их эффективной защиты прав и законных интересов. Но, к сожалению, в УПК РФ данным лицам свое внимание законодатель не уделил. В п.4 ст. 5 УПК РФ, законодатель раскрывает понятие «близкие родственники», где содержится перечень лиц относящиеся к ним, однако в нем отсутствуют законные представители. К законным представителям он относит только родителей, и усыновителей несовершеннолетнего, а законных представителей лиц, которые не являются родственниками несовершеннолетнего (опекун, попечитель, либо органы опеки и попечительства) не упоминает, вследствие чего, на данных лиц ст. 51 Конституции РФ не распространяется, т. е. они не могут быть освобождены от обязанности давать свидетельские показания по уголовному делу. Считаем, что это огромный минус законодателя, который не предусмотрел данный нюанс, и такое положение нельзя назвать нормальным.

Следует на наш взгляд уделить законодателю данному вопросу время, и закрепить право законного представителя в ч.3 ст. 56 УПК РФ, в независимости от того, относится он к близким родственникам несовершеннолетнего или нет. Оказывая несовершеннолетним лицам помощь, они должны иметь право отказаться от дачи свидетельских показаний, которые стали им известны в ходе воспитания и развития несовершеннолетнего. Свидетельский иммунитет должен стать обязательным элементом процессуального статуса законного представителя. Поэтому данное правило должно распространяться на законных представителей несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых, так и потерпевших лиц [6].

Рассматривая, особенности освобождения определенных законом категорий лиц от обязанности свидетельствовать по уголовному делу можно прийти к выводу, что он недостаточно конкретизирован. Таким образом считаем, что необходимо ч.3 ст. 56 УПК РФ дополнить следующими пунктами:

В п.5 ч.3 ст. 56 УПК РФ добавить следующее: «а также депутаты законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской»;

Добавить п.8 ч.3 ст. 56 УПК РФ для Уполномоченного по правам человека, и Уполномоченного по правам ребенка «Уполномоченный по правам человека, и Уполномоченный по правам ребенка без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий»;

Дополнить п.2 п.3 ч.3 ст. 56 УПК РФ помощников и стажеров адвоката, а также лиц участвующих в деятельности адвоката (переводчик, специалист и др.).

Дополнить определение «близкие родственники» ч.4 ст. 5 УПК РФ законными представителями, которым будут относится опекуны, попечители, и органы опеки и попечительства, и приемные родители лица.

  1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г.: по сост. на 21 июля 2014 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2014. — № 31. — Ст. 4398.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г.: по сост. на 08 января 2019 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — N 174. — Ст. 474.1.
  3. Баш Л. М. Современный словарь иностранных слов: толкование, словоупотребление, словообразование, этимология / Л. М. Баш, А. В. Боброва: М., 2003. 271 с.
  4. Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: Федеральный Закон от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ: по сост. на 6 февраля 2019 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1999. — № 42. — Ст. 5005.
  5. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Плетнева Дмитрия Александровича на нарушение его конституционных прав частями второй и третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного суда РФ от 6 июня 2016 г. № 1232 [Электронный ресурс]. — Документ опубликован не был. — Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения 12.02.2019)
  6. Сидорова Н. В. Привилегия против самообвинения и доказательственное значение показаний, полученных в результате соглашения о сотрудничестве / Н. В. Сидорова // Юридическая наука и правоохранительная практика — 2010. — № 2. — С. 89

Основные термины (генерируются автоматически): РФ, свидетельский иммунитет, лицо, показание, уголовное дело, дача показаний, качество свидетеля, Российская Федерация, обязанность, государственная власть субъектов.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: