Предоставляет государство в международных отношениях кто

Обновлено: 14.04.2024

1. Участник международных отношений - это лицо, которое участвует в международных отношениях и влияет (изменяет) их.

Лондонская школа МО выводит понятие сообщества участников МО. Участники могут быть разделены на 2 группы:

1) "Мировове сообщество"

2) остальное сообщество (косвенно влияют на МО)

Французская школа МО указывает на то, что главное - это процессы, а не участники. Они же вводят понятие "актор".

При этом нет и единого мнения о том, есть ли разница между участниками и акторами.

Некоторые исследователи проводят различия между этими понятиями:

- Участники - участвуют и изменяют МО;

- Акторы - просто существуют в МО.

Такое разделение главным образом относится к французской и английской школам МО. Гарвардская и многоие американские школы не проводят различий между участниками и акторами.

«Актор» — это любое лицо, которое принимает активное учас­тие, играет важную роль, — пишут Ф. Брайар и М.-Р. Джалили. В сфере международных отношений, подчеркивают они, под акто­ром следует понимать любой авторитет, любую организацию, любую группу и даже любого индивида, способного играть опре­деленную роль, оказывать влияние.
Б. Рассет и X. Старр отмечают, что термин «актор» имеет це­лый ряд достоинств. Во-первых, он отражает широкий спектр взаимодействующих общностей и поэтому является достаточно всеобъемлющим. Во-вторых, используя его, мы делаем акцент на поведении общностей. Тем самым данный термин помогает понять существо общности, которая ведет себя определенным образом, предпринимает такие-то действия. Наконец, в-третьих, он помо­гает понять то, что разные актеры играют разные роли.

Социальная общность может рассматриваться как междуна­родный актор в том случае, если она оказывает определенное влияние на международные отношения, пользуется признанием со стороны государств и их правительств и учитывается ими при выработке внешней политики, а также имеет ту или иную сте­пень автономии при принятии собственных решений. Исходя из этого, становится ясным, что если все акторы являются участ­никами международных отношений, то не каждый участник мо­жет считаться международным актором.

2. Пред­ставители большинства теоретических направлений и школ счи­тают, что типичными международными акторами являются госу­дарства, а также международные организации и системы. Так, Мортон Каплан различает три типа международных акторов: на­циональный (суверенные государства), транснациональный (ре­гиональные международные организации: например, НАТО) и универсальный (всемирные организации). Мерль в качестве типичных международных акторов рассмат­ривает государства, международные организации и транснацио­нальные силы.

Брайар и М.-Р. Джалили до­бавляют к этим трем типам еще один — так называемых потен­циальных акторов (таких, как национально-освободительные дви­жения, региональные и локальные общности: например, Евро­пейский Совет коммун. Европейская Конференция местных ор­ганов власти). Д. Розенау считает основными междуна­родными акторами государства, подсистемы (например, органы местной администрации, обладающие определенной автономией в международной сфере), транснациональные организации (та­кие, как, например, кампания по производству микросхем «Ев­ропейские кремниевые структуры», существующая вне пределов государственной юрисдикции), когорты (например, этнические группы, церкви и т.п.), движения.

Классификация участников МО:

1) Государство является бесспорным международным актором, отвечающим всем вышеназванным критериям этого понятия. Оно является основным субъектом международного права. Государства выра­жают себя на международной арене через свою внешнюю поли­тику, которая может принимать две основные формы: диплома­тии и стратегии. Их назначение — удовлетворение национальных интересов, сохранение территориальной целостности страны, за­щита ее безопасности и суверенитета.

2) Организация - создается государствами или другими участниками МО. Существует несколько типов:

а) Межправительсвенные - создаются государствами. Суть ее определяется природой, функциями и целями этой организации.

3) Клубы - решают определенные вопросы. Занимают пограничное состояние между МПО и НО. У них нет четкого устава, решения не носят обязательный характер, не действуют на постоянной основе.

4) ТНК - участники МО, которые находятся в нескольких государствах, приследуют экономическую прибыль с использованием политических методов.

5) Гибридные организации. Такие организации выделяются тем, что часть капитала у них коммерческая, часть государственная.

6) Наднациональные организации (ЕС).

7) Альтернативные участники МО. Национально-освободительные, сепаратистские движения, мафиозные группировки, террористические организации, регионаьныи местные администрации, отдельные лица.

3. Большинство представи­телей науки о международных отношениях определяют цели как предполагаемый (желаемый) результат действия, являющегося его причиной (побудительным мотивом). Это относится как к сторонникам политического реализма, так и к представителям других теоретических школ в науке о междуна­родных отношениях, в том числе марксистского и неомарксист­ского течений.

Для анализа соотно­шения объективного и субъективного в структуре целей участни­ков международных отношений вделяют категорию «интерес». Не случайно этой категории уде­ляется большое внимание в работах представителей самых раз­личных течений в науке о международных отношениях. Так, на­пример, теоретические построения школы политического реализма конструируются, на основе категории «инте­рес, выраженный в терминах силы (power)».

С точки зрения Г. Моргентау, национальный интерес содержит два основных эле­мента: центральный (постоянный) и второстепенный (изменчи­вый). В свою очередь, центральный интерес состоит из трех фак­торов: природы интереса, который должен быть защищен, поли­тического окружения, в котором действует интерес, и рациональ­ной необходимости, ограничивающей выбор целей и средств.

Р. Арон считал понятие национального интереса слишком многозначным и потому малооперациональным для анализа це­лей и средств международных отношений. Вместе с тем его по­ложения о так называемых вечных целях любого государства по существу совпадают с традиционным пониманием национально­го интереса, присущим школе политического реализма. С точки зрения Р. Арона вечные цели могут проявляться как абстрактным, так и конкретным образом. В первом случае, они предстают как стремление к безопасности, силе и славе, а во вто­ром, — выражаются в жажде расширения пространства (или, иначе говоря, увеличения территории, занимаемой той или иной поли­тической единицей), увеличения количества людей (населения государства) и завоевания человеческих душ (распространения идеологии и ценностей данного политического актора).

Нацио­нальный интерес есть осознание и отражение в деятельности его лидеров потребностей государства. Выделяют основные и неоснов­ные интересы, интересы объективные и субъективные, подлинные и мнимые, раз­личают также интересы совпадающие и взаимоисключающие, пересекающиеся и непересекающиеся и т.д.
Национальный интерес не может быть обес­печен без создания таких условий существования государства, как внутренняя стабильность, экономическое благополучие, мораль­ный тонус общества, безопасность (причем не только в ее воен­но-стратегическом аспекте, но и в более широком плане, вклю­чая экологическую обстановку), благоприятное внешнеполити­ческое окружение, престиж и авторитет на мировой арене.

Средства — это пути, способы, методы и орудия достижения целей. Никакая, даже самая реальная цель не может быть достигнута без соответствующих средств. В свою очередь, средства должны соответствовать цели. Разные специалисты называют многообразные типы средств, используемых участниками международных отношений в их вза­имодействии. Однако в конечном итоге это многообразие сво­дится к ограниченному количеству типов: в одном случае — это сила, убеждение и обмен, в другом — сила и переговоры, в третьем — убеждение, торг, угроза и насилие и т.д. Опреде­ленное событие, поведение или действие является средством по отношению не к любой, а к определенной же цели; последняя, в свою очередь, может выступать средством по отношению к дру­гой цели. Установление соответствия между целями и средствами отражается категорией «стратегия».

Специалисты в данной об­ласти отмечают, что характер и диалектику любой стратегии оп­ределяют:

а) существенное воздействие на кого-то или что-то;

б) средства и способы далеко идущего воздействия; в) перспективно-динамичная ориентация цели. В общем виде страте­гия может быть определена как долговременная линия поведе­ния, соединяющая науку и искусство в достижении перспектив­ной цели.
Традиционные постоянные ин­тересы государств — безопасность и процветание — могли дости­гаться лишь при благоприятном соотношении сил. Отсюда тра­диционными же средствами достижения целей были не только войны, но и «дипломатическо-стратегическая игра», направлен­ная на достижение указанного соотношения.

Роль стратегии того или иного актора международных отношений в данном случае заключалась в том, чтобы дипломатическими средствами проти­востоять давлению более сильных акторов, а также компенсиро­вать собственные геополитические или демографические недо­статки. И все же, решающим средством участников международ­ных отношений вплоть до последнего времени оставалась воен­ная сила. Поэтому и основным направлением дипломатической стратегии было формирование коалиций и союзов, призванных обеспечить перевес в силе над потенциальным и актуальным про­тивником, а война являлась продолжением политики иными сред­ствами.

В новых условиях это положение коренным образом изменя­ется. Взаимозависимость мира, его хрупкость перед разруши­тельными последствиями применения современных средств мас­сового уничтожения, перед опасностью других глобальных про­блем требует от участников международных отношений реши­тельного разрыва с прежними стратегиями в отношениях друг с другом. Изменяется и содержание понятия «сила».

1. Президент Российской Федерации является главой государства.

2. Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина. В установленном Конституцией Российской Федерации порядке он принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, поддерживает гражданский мир и согласие в стране, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов, входящих в единую систему публичной власти .

3. Президент Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами определяет основные направления внутренней и внешней политики государства.

4. Президент Российской Федерации как глава государства представляет Российскую Федерацию внутри страны и в международных отношениях.

Судебная практика по статье 80 Конституция РФ:

Президент Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами определяет основные направления внутренней и внешней политики государства (статья 80 Конституции Российской Федерации). Указ издан в целях совершенствования деятельности органов предварительного следствия и усиления прокурорского надзора за исполнением законов указанными органами, в соответствии со статьей 80 Конституции Российской Федерации.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила: в целях совершенствования деятельности органов предварительного следствия и усиления прокурорского надзора за исполнением законов указанными органами, руководствуясь статьей 80 Конституции Российской Федерации Президент Российской Федерации издал Указ от 27 сентября 2010 г. № 1182 «Вопросы Следственного комитета Российской Федерации» (далее Указ). Нормативный правовой акт официально опубликован в «Российской газете», 28 сентября 2010 г., в Собрании законодательства Российской Федерации, 4 октября 2010 г., № 40. Данным Указом объявлено о создании на базе Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации в порядке правопреемства Следственного комитета Российской Федерации.

Оспариваемые положения нормативного правового акта изданы в пределах полномочий главы государства. Согласно статьям 80 и 90 Конституции Российской Федерации Президент Российской Федерации определяет основные направления внутренней и внешней политики государства, издает указы и распоряжения, которые не должны противоречить действующему законодательству.


Акторами международных отношений и мировой политики на протяжении многих лет, начиная с зарождения и развития Вестфальской системы, были государства, прежде всего государства-лидеры. В конце ХХ — в начале ХХI вв. с акторами мировой политики происходят интенсивные изменения. Возрастающее влияние негосударственных акторов на политические процессы ведет к тому, что они все чаще оказываются в фокусе международных исследований. В будущем можно ожидать усиление процесса образования новых акторов мировой политики с сопутствующим усилением их ресурсов.

Акторами международных отношений и мировой политики (т.е. активно формирующими политические процессы на международном уровне) на протяжении многих лет, начиная с зарождения и развития Вестфальской системы, были государства, прежде всего государства-лидеры.

Значимой вехой в международных исследованиях по вопросам акторов стала публикация в 1972 г. книги под редакцией Дж. Ная и Р. Кохэйна «Транснациональные отношения и мировая политика [i] . Авторы сформулировали идею трансформации Вестфальской модели мира под влиянием деятельности негосударственных транснациональных акторов (ТНА). Тем самым было положено начало одному из направлений неолиберализма — транснационализму, или плюрализму. Дж. Най и Р. Кохэйн расширили представление об акторности на международной арене: наряду с государствами в качестве акторов мировой политики стали выступать негосударственные участники.

Разумеется, и раньше исследователи обращали внимание на факт активности негосударственных участников. Так, представитель реалистского направления А.Уолферс отмечал факт выхода негосударственных участников за пределы национальных границ, однако это явление рассматривалось им, впрочем, как и всеми (нео)реалистами, мало заслуживающим внимания c точки зрения влияния на политические процессы в мире [ii] . Иными словами, они были участниками, но никак не акторами политических процессов.

Дж. Най и Р. Кохэйн уже в начале 1970-х увидели сетевой эффект воздействия негосударственных акторов на мировую политику. Ими же была графически проиллюстрирована сформулированная идея о трансформации политической модели мира, когда к межгосударственному взаимодействию добавилось транснациональное взаимодействие других акторов.


В дальнейшем идея сетевой организации негосударственных акторов получила развитие в целом ряде работ. Одним из первых исследований в этой области стала работа М. Кастельса, показавшего сетевой эффект взаимодействия городов [iii] .

Более поздние исследования негосударственных акторов распадались на две группы: первая фокусировалась на деятельности тех или иных транснациональных акторов: транснациональных корпораций, религиозные организации, неправительственные организации, их связи и взаимоотношения и т.п. [iv] .

Ко второй группе относятся работы, в которых предпринимались попытки сделать обобщённые выводы по деятельности различных акторов [v] . При этом исследования авторов первой группы выступали, в определенной мере, в качестве эмпирического материала для анализа и сопоставления. В этих работах развивались идеи взаимозависимости мира, и наряду с негосударственными акторами рассматривались и государства, которые также являются ТНА.

Сложность компаративистских исследований акторов мировой политики состоит в том, что нет единого критерия сравнения столь различных по многим параметрам акторов. Более того, определения негосударственных акторов дается через отрицание, т.е. через то, чем эти акторы не являются, а именно, они не являются государствами [vi] .


Шагом в преодолении проблемы поиска критерия сравнения акторов явилась работа Т. Риссе. Он предпринял попытку сравнения транснациональных акторов по ряду параметров, в частности, по ресурсам (политический, экономический, информационный ресурс и т.п.) и характеру организации (сетевые или иерархические) [vii] .

Научные дискуссии также развернулись относительно того, следует ли рассматривать межправительственные организации, как региональные, так и глобальные в качестве государственных или негосударственных акторов? Тот факт, что международные организации, с одной стороны, создаются государствами, с другой — играют достаточно самостоятельную роль на мировой арене, делает вопрос об их отнесении к государственным акторам неоднозначным. Например, Ч. Кегли и Ю. Уитткопф без каких-либо сомнений рассматривают их как государственные [viii] . Другие же полагают, что их следует отнести к негосударственным. Аргументы последних, согласно К. Арчеру, сводятся к следующему:

  • Некоторые МПО допускают участие в качестве членов территорий, которые не являются суверенными государствами. К таким организациям относятся, например, Международный телекоммуникационный союз (ITU), Всемирная метеорологическая организация;
  • Некоторые МПО имеют структуры, совместные с неправительственными организациями;
  • МПО образуются на основе решений исполнительной власти государства. Другие же ветви власти государства в этом процессе не участвуют [ix] .

Аналогичный вопрос возникает и в отношении городов и внутригосударственных регионов. На международной арене они нередко ведут себя вполне самостоятельно, формируя те или иные тренды мирополитического развития. Вместе с тем они являются частью национального государства. Так, по мнению ведущего исследователя глобальных городов С. Сассен, города выступают своего рода посредниками между бизнесом и национальным государством [x].

В будущем можно ожидать усиление процесса образования новых акторов мировой политики с сопутствующим усилением их ресурсов.

В конце ХХ — в начале ХХI вв. с акторами мировой политики происходят интенсивные изменения, которые выразились в следующем.

Первое. Масштабы транснационализации (иными словами, масштабы деятельности за пределами национальных границ одного государства) стали огромными. Международных неправительственных организаций по разным оценкам насчитывается от 7 000 [xi] до 30 000. [xii] Такие серьезные расхождения в оценках обусловлены критериями, которые используются при определении международных НПО. Что касается бизнеса, то по данным Всемирного банка в середине 2000-х гг. насчитывалось 77000 транснациональных корпораций [xiii], и их количество продолжает расти. При этом активность на международной арене проявляют не только крупные, но также средние и мелкие компании. Мелкий и средний бизнес имеет достаточно гибкие, в значительной степени сетевые структуры, которые хорошо приспосабливаются к различным, в том числе и меняющимся условиям.


Транснационализация выражается и во многих других параметрах, в частности, в мобильности населения, свободе перемещения через национальные границы, включении почти всех стран и регионов в транснациональные отношения и т.д. Результатом этого процесса становится развитие взаимозависимости за счет «увязки» различных центров и создания сложных сетевых структур взаимодействия.

Второе. Наряду с процессом транснационализации наблюдается процесс гибридизации акторов, а также переплетение их функции. Суть этого заключается в том, что, во-первых, становится невозможно жестко разделить акторов на государственных и негосударственных. Особенно интенсивно этот процесс стал развиваться в ХХI в. Создаются различного типа партнерства, а именно: государства и бизнеса, НПО и государства, бизнеса и НПО и т.п.

Во-вторых, одновременно происходит размывание специфики функций конкретных акторов. Так, в конфликтных регионах сегодня наблюдается масштабное вовлечение частных военных компаний. Например, во время военной операции США в Ираке в 2003 г. каждый десятый человек, вовлеченный в нее с американской стороны, был из, так называемых, частных компаний по обеспечению безопасности. Они решали вопросы логистики, обучения персонала и т.п. [xiv].

В то же время государство порой не только выполняет регулятивные функции в сфере экономики, но и само становится игроком. Так, по этому пути пошла Исландия, которая до кризиса 2008 г. скупала многочисленные европейские кампании, набирая при этом долги. В результате она оказалась на грани дефолта. Если в отношении частных структур существовали механизмы, препятствующие подобному рискованному поведению, то в отношении национальных государств они не действовали.

Наконец, сегодня бизнес все больше вовлекается в социальную сферу. Свидетельством тому является появление в XXI в. при содействии ООН Глобального договора. Социальная ответственность бизнес-структур в глобальном масштабе – новая для них функция.

Третье. Кардинальные изменения наблюдаются на уровне ключевых акторов международных отношений — государств. Во-первых, происходит расслоение ресурсного потенциала государств. Если ранее ресурс государства во многом был слит воедино (что и обеспечивало лидерство государств), то в конце ХХ — начале XXI вв. наряду с самостоятельным военно-политическим ресурсом все более отчетливо выделяются различные виды экономического ресурса (энергетический, финансовый ресурсы и т.п.), а также социально-гуманитарный ресурс. Примерами последнего может служить образовательный ресурс. Он также становится важной составляющей современного развития мира. Примером здесь может служить Австралия, которая, начиная с конца прошлого столетия, выходит на передовые позиции в мире по предоставлению образовательных услуг [xv] .


Во-вторых, происходит расслоение государств, находящихся в единой политической системе, получившей название Вестфальской, по отношению к самой этой системе. Появляются государства преимущественно вестфальские, преимущественно поствестфальские (страны ЕС), преимущественно довестфальские (например, Сомали) [xvi] . В каждой из этих категорий есть свои государства-акторы мировой политики.

В-третьих, получает развитие феномен «трансгосударственности». Его суть состоит в том, что различные министерства и ведомства начинают активно взаимодействовать со своими партнерами за рубежом. Первые проявления этого явления были отмечены еще в 1970 г. на примере Европейского экономического сообщества. Л.Н. Линдберг и С.А. Шайнголд показали, как министерства сельского хозяйства шести стран Европейского экономического сообщества путем переговоров создали своего род клуб защиты интересов фермеров и модернизации сельского хозяйства [xvii] .

В начале XXI в. трангосударственность выходит далеко за рамки ЕС и распространяется в мире, что хорошо показано в исследовании А.-М. Слотер [xviii]. При этом государственные структуры во взаимодействие с зарубежными партнерами вовлекают и негосударственных акторов. Это хорошо прослеживается на примере высшего образования в Европе, где в Болонском процессе участвуют как государственные, так и негосударственные университеты.

Четвертое. Появляются новые феномены, которые ярко демонстрируют акторность негосударственных структур и организаций. Для иллюстрации ограничимся несколькими примерами. Первый — хрестоматийный пример, когда по инициативе целого ряда НПО в конце 1990-х гг. в Оттаве были подписаны межгосударственные соглашения о запрете производства и использования противопехотных мин. Этот пример того, как НПО стали инициаторами соглашений между государствами, получил широкое освещение в зарубежной научной литературе [xix] .

Другой пример — теракты 11 сентября 2001 г. и «Аль-Каида» в качестве актора мировой политики. Этот пример многократно анализировался в литературе. В более общем виде в исследовательской традиции сформировалось целое направление по изучению негосударственных акторов, использующих насилие ( violent non-state actors) [xx] .Следует отметить, что современные технологии, позволяют слабому участнику стать сильным с точки зрения нанесения ущерба другим, что способствует развитию такого рода акторов, усиливает их влияние на мировую политику.

Наконец, еще один пример, который в отличие от предыдущих не получил должного анализа в научной литературе. Речь идет о том, что в 2001 г. аналитиком Goldman Saсhs Дж. O’Нейлом была выделена группа стран с быстро развивающимися экономиками и привлекательными с инвестиционной точки зрения — Бразилия, Россия, Китай и Индия (БРИК). Сами эти страны тогда еще не видели себя как группу. Позже эти страны стали обретать организационно-политические очертания группы и проводить встречи, а немного позднее пригласили Южную Африку. Трудно сказать, как дальше будет функционировать BRICS, и вообще каково ее будущее, но важен сам факт воздействия негосударственного актора на формирование политических процессов. Негосударственная коммерческая структура Goldman Saсhs выступила как политический актор, «создав» межгосударственное объединение. В этом смысле рейтинговые агентства можно назвать новым, зарождающимся актором мировой политики.

Пятое. В последнее время все чаще наблюдаются процессы образования новых акторов мировой политики, или участников, которые все ближе подходят к этой категории. Приведенный выше пример с Goldman Saсhs хорошо иллюстрирует факт становления нового актора. Примечательно, что в данном случае бизнес-структурой был использован не столько экономический или финансовый ресурс, сколько информационный.

В будущем можно ожидать усиление процесса образования новых акторов мировой политики с сопутствующим усилением их ресурсов. Например, события на Ближнем Востоке, получившие названия «арабской весны» продемонстрировали возможности мобилизационного ресурса негосударственных акторов, хотя эта мобилизация ограничивалась региональным уровнем.

Описанные изменения отмечаются на уровне как государств, так и негосударственных акторов. Возрастающее влияние последних на политические процессы, происходящие в мире, ведет к тому, что они все чаще оказываются в фокусе международных исследований. Очевидно, что изучение акторов мировой политики в дальнейшем будет интенсифицироваться и дифференцироваться. А это означает, что данное направление исследований ожидает бурное развитие.

Международное право - это система принципов и норм, которая регулирует отношения между субъектами международного права. Это общее определение современного международного права. Если переходить к содержанию международного права в зависимости от вида деятельности, то можно увидеть различное наполнение этого понятия: для студента международное право представляет собой учебную дисциплину со стройной системой изложения и последовательностью материала, для сотрудника правового департамента министерства международное право рассматривается как механизм принятия решений, требующий не только понимания норм международно-правового акта, но и учета конкретных интересов, для научного работника международное право - это комплекс знаний о закономерностях развития и функционирования международного права, в котором с необходимостью присутствуют различные логические операции - идеализация, абстрагирование, сравнение, то есть научный подход имеет свои цели и задачи, для владельцев бизнеса, акционеров и инвесторов международное право представляют собой правила, помогающие планировать ведение коммерческой деятельности и иметь гарантии защиты своих капиталовложений. Таким образом, несмотря на единое понятие, у каждого возникает свой образ международного права в зависимости от той позиции в социальной системе, в которой он находится. Поэтому общее определение международного права подходит как нельзя лучше, потому что в нём выражена сущность этого явления, которая ни у кого не вызывает возражений.Что означают следующие признаки определения международного права "система принципов и норм", "отношения" и "субъекты международного права"? И почему следует говорить о "современном международном праве"?"Система принципов и норм" означает, что международное право имеет определенную структуру и целостность. В основе этой системы лежат основные принципы международного права, которые являются правовым фундаментом всех международных отношений: неприменение силы или угрозы силой, невмешательство в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств, обязанность государств сотрудничать друг с другом, равноправие и самоопределение народов, суверенное равенство государств, добросовестное выполнение обязательств по международному праву, нерушимости государственных границ, территориальной неприкосновенности государств, уважение прав человека и основных свобод. Эти нормы-принципы являются императивными и безусловными к исполнению. Практическая значимость данных принципов заключается в том, что они являются критериями правомерности поведения субъекта международного права на международной арене. Эти принципы закреплены в Уставе ООН, Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН и Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года."Отношения". Предметом международного права выступают международные отношения. Стоит пояснить, что международное право делится на две группы: международное публичное право (собственно, международное право) и международное частное право. Разница между этими группами существенная: по субъектам, по источникам, по порядку разрешения споров и др. В международном публичном праве под "отношениями" понимаются межгосударственные отношения, то есть взаимодействие публичных властей, а международное частное право занимается семейными, трудовыми, коммерческим вопросами. Таким образом, говоря о международном праве стоит иметь ввиду, что речь идет именно о межгосударственных отношениях, то есть таких, где ключевую роль играет государственная власть в различных её проявлениях.И разговоры об умалении или размывании государственного суверенитета беспочвенны. Суверенитет имеет две стороны, внутреннюю, то есть право государства формировать внутренние нормы и правила и внешнюю, а именно - независимость во внешних сношениях. Упоминают и такую фразу "государство лишилось части своего суверенитета". Но если познакомиться с Конституциями государств, то абсурдность этой фразы станет очевидной, поскольку носителем суверенитета является народ. То есть, передавая свой суверенитет, государство передает часть народа. Налицо абсурд. Если уж государство и может что-то делегировать, то полномочия, но в любой момент может их вернуть. Суверенитет - неразделимая категория, на защите которой стоит международное право. К "субъектам международного права" относятся участники межгосударственных отношений. главным из них выступает государство как основной субъект международного права. Следует также включить в состав международные межправительственные организации (форма межгосударственного сотрудничества), нации, борющиеся за свою независимость в соответствии с международным правом и государственно-подобные образования, например, Святой Престол (Ватикан). Разного рода международные организации типа Международного Комитета Красного Креста, Совета по финансовой стабильности, Всемирного антидопиногового агентства не имеют международно-правовой природы и не могут быть юридически равны государствам.Таким образом, цель международного права заключается в нормативном упорядочении взаимодействия государственных властей в рамках их общения на международной арене. Само название международного права говорит о равноправном сотрудничестве и независимости государств. Международное право и есть международный порядок, поскольку имеет конкретные формулировки, в отличие, скажем, от терминов "мировой порядок", "глобальный порядок", "планетарное право", которые являются академизмами и очень субъективны по своему наполнению. Международное право - это мера свободы и ограничения в международных отношениях. И в этом его ценность. Такое понимание позволяет выстраивать большое количество комбинаций внешнеполитических действий, что свидетельствует о практическом значении принципов и норм международного права.Международное право не следует путать с внешней политикой. Последняя является определенной системой поведения для достижения конкретных целей. Международное право выступает по отношению к внешней политике с одной стороны как отправная точка (например, Устав ООН), с другой стороны как цель (создание нового международно-правового акта). Поиск баланса между ними - важная составляющая стратегии и тактики поведения государств на международной арене.Говорят и пишут, что международное право часто нарушается, его никто не соблюдает. В этом есть справедливое замечание. Но лишь отчасти. Международное право в основе своей это согласие, договоренность. Поэтому и механизм исполнения договоренностей также остается на усмотрение участников международных отношений. В этом гибкость международного права, которую неверно принимают за недостаток. Из этого следует, что переносить на международное право концепции внутригосударственного права (уголовного, гражданского и др.) значит глубоко заблуждаться. Международное право имеет свои теории и концепции. Далее. Международное право критикуют за слабый механизм ответственности, мол "можно нарушать столько, сколько захочешь и оставаться безнаказанным". Да, международно-правовые механизмы ответственности не столь оперативны и регламентированы, ведь государства хотят оставить своими руки развязанными в международных делах. А если взять отдельные международно-правовые режимы (космос, торговля, инвестиции), то ответственность носит определенные формы: политическая или материальная. Только исторический опыт показывает, что процедуры привлечения к ответственности есть результат проявления политической воли, а действие международного права вторично как инструмента этой воли. В качестве примера торжества международного правосудия можно назвать Нюрнбергский и Токийский трибуналы.Современное международное право это часть Ялтинско-потсдамской системы международных отношений, созданной в середине двадцатого века. В отличие от классического международного права, современные нормы и принципы ясно и недвусмысленно запрещают использовать силу в качестве механизма принуждения и подавления суверенного государства. В основе этого подхода лежит Устав Организации Объединенных Наций. Мир и безопасность - главные цели международного права. Эти цели и Устав ООН ориентир для внешнеполитического курса.Таким образом международное право это гибкий формальноопределенный, обязательный к исполнению, нормативный механизм формирования контуров многополярного мира, в основе которого лежит согласие всех участников международных отношений, целью которого является, во-первых, стабильность и предсказуемость взаимодействия государств как основных субъектов международного права, во-вторых, формирование международного порядка.

1. Статус Президента РФ обозначен в качестве главы Российского государства – персонифицированного представителя страны от имени ее народа, предназначение которого – гарантировать соблюдение, исполнение и охрану конституционных норм, обеспечивать права и свободы человека и гражданина, единство государственной власти, общественное согласие, безопасность и государственный суверенитет. Такой статус предопределяет содержание последующих норм, регламентирующих современный институт президентства в Российской Федерации.

Новая Конституция РФ 1993 г. значительно изменила его статус.

Современное понимание развитие института президентства в России по-разному трактует форму правление – президентская либо полупрезидентская республика, хотя большинство юристов и политологов склоняются ко второй версии.

2. Определение Президента РФ в качестве гаранта Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина обусловлено ценностными установками, заложенными в ст. 2 и 15 Основного Закона.

Являясь гарантом прав и свобод человека и гражданина, Президент РФ несет персональную ответственность за то, чтобы механизмы обеспечения и реализации прав и свобод личности работали бесперебойно. Гарантирование Конституции РФ тесно связано с гарантированием прав и свобод человека и гражданина, которые, будучи зафиксированными в Конституции РФ, составляют ее неотъемлемую и важную часть, обладающую повышенной защищенностью. Президент, реализуя данное направление деятельности, имеет право требовать от всех органов власти неуклонного соблюдения Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина, выступая верховным арбитром соблюдения прав человека всеми ветвями и органами государственной власти, их должностными лицами. Любой государственный орган, осуществляя свои полномочия, должен соблюдать Конституцию РФ и обеспечивать заложенные в ней права и свободы (ст. 18), однако каждый из них лишь частично осуществляет такие функции, в рамках своей компетенции.

Обеспечение данных функций главы государства осуществляется через наделение его следующими полномочиями:

- правотворческими, в том числе законотворческими полномочиями в русле их конституционности и соблюдения интересов личности: правом на внесение предложений о конституционных поправках и пересмотре Конституции, внесения своими указами новых названий субъектов РФ в ст. 65 Конституции РФ, неограниченным правом законодательной инициативы, позволяющим в конкретной правовой форме ставить вопросы о реализации конституционных положений, приведении законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией РФ, наложением вето на федеральные законы, подписанием и обнародованием законов, принятием собственных актов (ст. 134, ч. 1 ст. 104, ст. 107). Особое значение имеет президентское правотворчество, что выражается в принятии им указов и распоряжений Такое право позволяет (но не обязывает) принимать не противоречащие Конституции РФ и федеральным законам правовые акты в границах компетенции Российской Федерации по практически любому кругу вопросов (ст. 90) (например, Указ Президента РФ от 01.06.2012 N 761 "О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 - 2017 годы").

- контрольными, включающими: право на обращение в Конституционный Суд РФ о разрешении дел о соответствии Конституции РФ нормативных актов и не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации, о толковании конституционных норм (ст. 125).

Президент РФ обладает достаточными полномочиями в области охраны Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина в отношении актов органов государственной власти как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Федерации. Главой государства применяются меры конституционной ответственности в случае издания ими актов, противоречащих федеральной Конституции, законодательству, нарушению прав и свобод человека и гражданина, международным обязательствам Российской Федерации. В этой связи он имеет право отмены актов Правительства РФ (ч. 3 ст. 115), приостановления действия актов органов исполнительной власти субъектов РФ (ч. 2 ст. 85); вынесение предупреждения, принятие решения о роспуске законодательного (представительного) органа субъекта РФ, а также отрешение от должности высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) (ч. 4 ст. 9, п. г) ч. 1 ст. 19 Федерального закона от 06.10.1999 N 184-ФЗ (ред. от 04.11.2014) "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации").

В его распоряжении есть все необходимые средства, способы и механизмы для реализации конституционных функций, позволяющих ему выступать наиболее значимым и самым авторитетным органом по обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Обладая столь широкими полномочиями, глава государства находится вне конкуренции по отношения к иным органам власти по оперативности (своевременности) и полноте, массовости и легитимности, наличию необходимых средств для принятия решений и их реализации в области прав человека. И юридически и практически именно Президент РФ имеет возможность оказать воздействие на реализацию любого субъективного права (свободы).

Следует заметить, что Конституция РФ в отношении функции ее гарантирования не содержит формулировок типа «в соответствии», «в порядке, установленном Конституцией» в отличие от других функций главы государства, закрепленных в ст. 80 Конституции РФ. Однако в Основном Законе есть одно ограничение: действия главы государства не должны противоречить самой Конституции РФ и федеральным законам.

Реализация обеспечительных мер Президента РФ по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности связаны с его полномочиями в сфере безопасности, военной и международных сферах. В силу своей значимости охрана суверенитета неразрывно связана с деятельностью органов всех ветвей государственной власти, однако, только Президент РФ наделяется в этой области особыми полномочиями, ему предоставлено право принимать оперативные решения, вызванные экстраординарными обстоятельствами. Президент РФ утверждает стратегические документы в сфере безопасности (Указ Президента РФ от 12.05.2009 N 537 (ред. от 01.07.2014) "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года"), наделяется полномочиями в качестве Верховного главнокомандующего Вооруженными Силами РФ (см. комментарии к ст. 87), а также полномочиями по введению режимов военного и чрезвычайного положения (ч. 2 ст. 87, ст. 88). Кроме того, Президент РФ формирует и руководит Советом Безопасности (п. ж) ст. 83). Последний разрабатывает стратегические документы по безопасности, утверждаемые указами Президента РФ.

Президент РФ лично осуществляет руководство деятельностью федеральных органов исполнительной власти, в задачи которых входит обеспечение целостности территории, неприкосновенности границ, охрана правопорядка и защита прав человека и гражданина, ведающих вопросами обороны, безопасности, внутренних дел, юстиции, иностранных дел, предотвращения чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий, что объясняет их непосредственное подчинение Президенту РФ. Совокупность этих органов идентифицируется как «президентский блок», в структуре которого выделяют так называемый «силовой блок» Эти термины укоренились в политическом лексиконе, однако юридического закрепления не получили. Их установление происходит Президентом РФ (Указ Президента РФ от 21.05.2012 N 636 (ред. от 08.09.2014) "О структуре федеральных органов исполнительной власти").

Обеспечение согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти осуществляется Президентом РФ по нескольким направлениям:

- формирование органов государственной власти или участие в этой процедуре (ст. 83, ч. 2 ст. 95, ст. 111, 112, 115, 128, 129 Конституции РФ, ст. 3 Федерального закона от 06.10.1999 N 184-ФЗ (ред. от 04.11.2014) "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», ст. 6 Федерального закона от 18.05.2005 N 51-ФЗ (ред. от 02.04.2014, с изм. от 16.12.2014) "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", Указ Президента РФ от 21.05.2012 N 636 (ред. от 08.09.2014) "О структуре федеральных органов исполнительной власти");

- участие в функционировании органов государственной власти (п. б) ст 83, ч. 2 ст. 99, 113, п ж) ч. 1 ст. 114, ст. 115);

- исполнение роли арбитра при разрешении разногласий между органами государственной власти (ч. 1 ст. 85, п. в) ч. 2 ст. 125);

- осуществление президентского контроля и досрочное прекращение полномочий органов власти (о чем говорилось выше, а также п. в) ст. 83, ч. 4 ст. 95, 109, 111, 116, 117, Указ Президента РФ от 08.06.2004 N 729 (ред. от 25.07.2014) "Об утверждении Положения о Контрольном управлении Президента Российской Федерации", Указ Президента РФ от 28.03.2011 N 352 "О мерах по совершенствованию организации исполнения поручений и указаний Президента Российской Федерации").

3. Определение основных направлений внутренней и внешней политики является традиционными полномочиями для главы государства, и осуществляются Президентом РФ через:

- ежегодные послания Федеральному Собранию о положении дел в стране, об основных направлениях внутренней и внешней политики государства (п. е) ст. 84),

- издание нормативных указов (ст. 90) (указы от 7 мая 2012 года, указы, определяющие стратегии и концепции развития основных направлений государственного строительства, например, указы Президента РФ от 19.12.2012 N 1666 "О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года", от 13.04.2010 N 460 (ред. от 13.03.2012) "О Национальной стратегии противодействия коррупции и Национальном плане противодействия коррупции на 2010 - 2011 годы");

- руководство внешней политикой Российской Федерации (п. а) ст. 86)

- кадровые полномочия (ст. 86, указы Президента РФ от 25.03.2004 N 400 (ред. от 03.12.2013) "Об Администрации Президента Российской Федерации", от 21.06.2004 N 791 (ред. от 25.07.2014) "Об утверждении Положения об Управлении Президента Российской Федерации по внутренней политике", (ред. от 25.07.2014) "Об утверждении Положения об Управлении Президента Российской Федерации по внешней политике").

4. Президент РФ как персонифицированный представитель государства представляет Российскую Федерацию внутри страны и в международных отношениях путем реализации своих полномочий (см. выше), а также внутри государства – решения вопросов гражданства и предоставления политического убежища, награждения государственными наградами, присвоения почетных и высших специальных званий, осуществления помилования (с. 89), на международной арене - ведения переговоров и подписания международных договоров Российской Федерации; подписания ратификационных грамот, принятия верительных и отзывных грамот аккредитуемых при нем дипломатических представителей (ст. 86).

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: