Право фактический правовой порядок и процесс деятельности суда

Обновлено: 13.04.2024

Настоящее информационно-тематическое собрание правовых позиций подготовлено Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации и не является исчерпывающим. Решения КС РФ, в которых содержатся правовые позиции, даны в хронологическом порядке.

по состоянию на декабрь 2021 года

Постановление от 2 июля 1998 года N 20-П/1998

Согласно статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, что в уголовном процессе является необходимой предпосылкой обеспечения обвиняемому права на защиту в соответствии с положениями, закрепленными в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и в статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это предполагает предоставление участвующим в судебном разбирательстве сторонам обвинения и защиты равных процессуальных возможностей по отстаиванию своих законных интересов путем участия в доказывании, заявления ходатайств, обжалования действий и решений суда, осуществляющего производство по делу.

[. ] результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Постановление от 20 апреля 1999 года N 7-П/1999

Разрешая дело, суд на основе исследованных в судебном заседании доказательств формулирует выводы об установленных фактах, о подлежащих применению в данном деле нормах права и, соответственно, об осуждении или оправдании лиц, в отношении которых велось уголовное преследование. [. ]

Постановление от 25 апреля 2001 года N 6-П/2001

Вытекающая из статьи 265 УК Российской Федерации обязанность лица, нарушившего правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, оставаться на месте происшествия в случае наступления последствий, предусмотренных статьей 264 данного Кодекса, не препятствует ему воспользоваться правом не свидетельствовать против себя самого (статья 51, часть 1, Конституции Российской Федерации), которое должно обеспечиваться на любой стадии уголовного судопроизводства. Данное конституционное право предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления органам дознания и следователю других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления.

Определение от 6 марта 2003 года N 104-О/2003

Согласно части первой статьи 86 УПК Российской Федерации собирание доказательств дознавателем, следователем, прокурором и судом осуществляется путем производства следственных и иных процессуальных действий. Из содержания данной нормы следует, что, устанавливая круг субъектов уголовного судопроизводства по собиранию доказательств, она предусматривает, что каждый из них действует в пределах своей компетенции. Не являясь стороной в уголовном судопроизводстве, суд обязан в своей деятельности использовать только те предоставленные ему законом полномочия, которые обеспечивают разрешение уголовного дела по существу, не связывая при этом свои действия с выполнением функций обвинения или защиты.

Определение от 20 ноября 2003 года N 451-О/2003

Пункт 2, абз. 3, 4:

[. ] осуществление судом функции правосудия в публичном по своему характеру уголовном процессе предполагает законодательное наделение его правом проверять и оценивать с точки зрения относимости, допустимости и достоверности представленные сторонами обвинения и защиты доказательства как путем установления их источников и сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле либо представляемыми сторонами в судебном заседании, так и путем получения и исследования - в рамках обвинения, предъявленного подсудимому либо измененного в соответствии с уголовно-процессуальным законом (часть вторая статьи 252 УПК Российской Федерации), - иных доказательств, подтверждающих или опровергающих доказательство, проверяемое судом. В частности, речь идет о правомочии рассматривающего уголовное дело суда по собственной инициативе или по указанию суда кассационной инстанции назначить повторную экспертизу, направленную на разрешение сомнений в обоснованности ранее полученного заключения эксперта и устранение противоречий в сделанных выводах.

Такое право является непременным условием использования судом (в том числе в порядке части первой статьи 86, части первой статьи 240, части первой статьи 282, части первой статьи 283 УПК Российской Федерации) тех или иных доказательств для принятия на их основе правосудных решений. Иное не позволяло бы суду при рассмотрении уголовных дел давать объективную оценку отстаиваемым сторонами позициям и устранять возникающие в ходе судебного разбирательства сомнения в их обоснованности, а следовательно, не обеспечивало бы независимость и беспристрастность суда при отправлении правосудия.

[. ] закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения - независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, - различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия - при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств - не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного статьей 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ее статьи 55 (часть 3).

Определение от 4 апреля 2006 года N 100-О/2006

[. ] уголовно-процессуальный закон (часть третья статьи 15, часть вторая статьи 159, статья 274 УПК Российской Федерации) исключает возможность произвольного отказа как в получении доказательств, о которых ходатайствует сторона защиты, так и в приобщении к материалам уголовного дела и исследовании представленных ею доказательств. [. ] такой отказ возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к уголовному делу, по которому ведется расследование, и не способно подтверждать наличие (или отсутствие) события преступления, виновность (или невиновность) лица в его совершении, иные обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу, а также когда доказательство, как не соответствующее требованиям закона, является недопустимым либо когда обстоятельство, которое призвано подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлено на основе достаточной совокупности других доказательств. Принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обоснованно ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет сторона защиты.

Определение от 20 марта 2007 года N 174-О-О/2007

[. ] из статей 50 (часть 2) и 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации не вытекает недопустимость допроса потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства об обстоятельствах, ставших им известными от подозреваемого (обвиняемого) вне рамок уголовного судопроизводства, и последующего использования полученных показаний в качестве доказательств по уголовному делу. [. ]

Определение от 14 июля 2011 года N 964-О-О/2011

[. ] оспариваемые нормы, закрепляя полномочия следователя и устанавливая перечень обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу, не содержат изъятий из предусмотренного Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации порядка доказывания по уголовным делам, согласно которому все доказательства подлежат проверке и оценке с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в их совокупности - достаточности для разрешения дела (статья 87 и часть первая статьи 88); доказательства, полученные с нарушением требований закона, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения и использоваться при доказывании (часть первая статьи 75); приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым (часть первая статьи 297); обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств (часть четвертая статьи 302). [. ]

Постановление от 14 июля 2011 года N 16-П/2011

[. ] федеральный законодатель [. ] при решении вопроса о распределении бремени доказывания не вправе освободить органы уголовного преследования от обязанности обеспечить лицам, в отношении которых оно осуществляется, вытекающую из статьи 46 Конституции Российской Федерации возможность добиваться восстановления своих прав и подтверждения своей невиновности в соответствующих судебных процедурах, исправления возможных ошибок, допущенных при осуществлении уголовного преследования на всех стадиях уголовного процесса (в том числе на самых ранних), а значит, защиты их чести и достоинства, а также охраняемых законных интересов.

Постановление от 21 декабря 2011 года N 30-П/2011

Пункт 1, абз. 2 - 5 резолютивной части:

[. ] имеющими преюдициальное значение для суда, прокурора, следователя, дознавателя по находящемуся в их производстве уголовному делу являются фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, т.е. когда в уголовном судопроизводстве рассматривается вопрос о правах и обязанностях того лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом;

фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при разбирательстве гражданского дела доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах, что в дальнейшем может повлечь пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам;

признание при рассмотрении уголовного дела преюдициального значения фактических обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, не может препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства;

фактические обстоятельства, не являвшиеся основанием для разрешения дела по существу в порядке гражданского судопроизводства, при наличии в них признаков состава преступления против правосудия подлежат проверке на всех стадиях уголовного судопроизводства, включая возбуждение и расследование уголовного дела, в том числе на основе доказательств, не исследованных ранее судом в гражданском или арбитражном процессе.

Постановление от 20 июля 2016 года N 17-П/2016

[. ] принцип презумпции невиновности и право не свидетельствовать против себя самого, будучи гарантиями справедливости правосудия по уголовным делам, предопределяют необходимость законной процедуры, в рамках которой могут и должны осуществляться доказывание виновности и опровержение невиновности лица - при соблюдении прав всех участников уголовного судопроизводства, содержание которых зависит от их процессуальной роли, но прежде всего прав подозреваемого и обвиняемого, как претерпевающих неблагоприятные последствия уголовного преследования, притом что их вина еще не доказана.

Постановление от 8 ноября 2016 года N 22-П/2016

Пункт 2.1, абз. 4, 5:

[. ] из статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, конкретизирующей общепризнанный правовой принцип nullum crimen, nulla poena sine lege (нет преступления, нет наказания без указания на то в законе), во взаимосвязи с ее статьей 49, закрепляющей принцип презумпции невиновности, следует, что подозрение или обвинение в совершении преступления могут основываться лишь на положениях уголовного закона, определяющего преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия, закрепляющего все признаки состава преступления, наличие которых в деянии, будучи единственным основанием уголовной ответственности, должно устанавливаться только в надлежащем, обязательном для суда, прокурора, следователя, дознавателя и иных участников уголовного судопроизводства процессуальном порядке;

если же противоправность того или иного деяния или его совершение конкретным лицом не установлены и не доказаны в соответствующих уголовно-процессуальных процедурах, все сомнения должны толковаться в пользу этого лица, которое - применительно к вопросу об уголовной ответственности - считается невиновным. [. ]

Постановление от 14 июля 2017 года N 21-П/2017

Исходя из возможностей судебного следствия, которое согласно статье 389.13 УПК Российской Федерации ведется в суде апелляционной инстанции по правилам, закрепленным данным Кодексом для производства в суде первой инстанции (главы 35 - 39), хотя и с изъятиями, предусмотренными его главой 45.1, суд апелляционной инстанции не ограничен в полномочии проверить точность, полноту и правильность протокола судебного заседания суда первой инстанции с учетом доводов участников уголовного судопроизводства, материалов дела и исследованных доказательств, оценить такой протокол как одно из доказательств, не имеющих, как следует из части второй статьи 17 УПК Российской Федерации, заранее установленной силы и приоритета перед другими доказательствами, признать имеющиеся в нем неточности и ошибки и определить их влияние (отсутствие такового) на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Определение от 10 октября 2017 года N 2252-О/2017

[. ] суды при оценке доказательств по уголовному делу, в том числе оглашенных показаний не явившихся свидетеля или потерпевшего, должны учитывать все обстоятельства, связанные с причинами их неявки и с их участием в предшествующих судебному разбирательству стадиях уголовного судопроизводства, а также с наличием либо отсутствием у подозреваемого, обвиняемого или его защитника возможности, узнав о содержании показаний, данных свидетелем или потерпевшим, оспорить (поставить под сомнение) эти показания в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке, заявив соответствующие ходатайства.

Определение от 29 мая 2019 года N 1247-О/2019

[. ] негласная видеозапись опроса задержанного не является, по смыслу уголовно-процессуального закона, вещественным доказательством, если сама не служила средством совершения преступления или не сохранила на себе следы преступления. Иное приводило бы к отступлению от надлежащего порядка доказывания по уголовному делу.

Постановление от 23 сентября 2021 года N 41-П/2021

Рассматривая требования реабилитированного, суд обязан в соответствии с общими правилами доказывания установить подлежащий возмещению размер вреда, в том числе размер расходов, понесенных на оказание юридической помощи. Для этого суд вправе как по ходатайству заинтересованных лиц, так и по своей инициативе получить необходимые доказательства, включая заключение эксперта и показания свидетелей. При этом, поскольку бремя доказывания размера возмещения не возлагается на самого реабилитированного, сомнения относительно такого размера должны толковаться в его пользу. [. ]

Право — понятие растяжимое и даже, пожалуй, всеохватывающее. О какой стороне жизни ни шла бы речь, всегда найдется закон, который говорит, что делать и как делать. Вот и в суде есть свои правила. Каждый шаг суда и всех участников спора строго регламентирован, причем нарушение процессуальных прав чревато отменой судебного акта даже в том случае, если сам спор разрешен правильно и в соответствии с законом.


Понятие процессуального права

Само по себе право — это совокупность законодательных норм. Традиционно сложилось, что эти нормы подразделяются на группы, хотя дело тут не столько в традиции, сколько в удобстве. Гораздо легче различать и применять нормы права (да и, элементарно, находить их), если они классифицированы. Поэтому право разделено на отрасли. Допустим, уголовное, гражданское, избирательное, трудовое. Отраслей много, и все их перечислять не имеет смысла.

Так происходит классификация по отраслям, но существуют и другие виды классификации. В частности, право подразделяется на материальное и процессуальное.

Процессуальное право регулирует порядок, которого необходимо придерживаться для реализации материальных норм. Другими словами, это право, регламентирующее порядок действий. Применяют понятие «процессуальное право» в основном к процессу судопроизводства и третейского разбирательства, хотя условно процессом можно назвать любой порядок действий, необходимых для реализации материального права.

Предмет процессуального права

Предметом процессуального права выступает непосредственно сам процесс, а вот какой именно, это уже зависит от отрасли.

Виды процесса:

    ;
  • уголовный;
  • административный;
  • конституционное производство;
  • арбитражный; .

Последний, по сути, является разновидностью арбитражного, но рассматривать его лучше отдельно, потому что он имеет свои правила и особенности, установленные Федеральным законом «О третейских судах в Российской Федерации», а если процесс международный — Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже» и, конечно, международными нормами и соглашениями.

Каждая отрасль устанавливает свои правила, в ее рамках действуют свои источники. Некоторые суды так же, как и процесс, разделены на отрасли. Допустим, если суд общей юрисдикции может рассматривать и уголовные, и гражданские, и административные дела, то конституционное производство доступно исключительно Конституционному Суду РФ. Арбитражные и третейские суды также имеют собственную систему.

Предмет процессуального права не совпадает с предметом процесса. Процесс — это порядок взаимодействия участников судопроизводства между собой и с судом, который происходит в рамках каждого конкретного дела. Получается, что предмет процесса — это отдельные судебные споры. Сам процесс, в свою очередь, является предметом процессуального права. Получается такая многоуровневая система:

Судебный спор процесс процессуальное право

Метод процессуального права

Метод принято понимать как способ воздействия на общественные отношения, действующие в той или иной отрасли. В нашем случае — отрасли процессуальной.

Существуют некоторые «пунктики», на которые необходимо обратить внимание для определения метода:

  1. каким образом устанавливаются права и обязанности участников отношений (то есть участников процесса);
  2. что будет, если права не будут соблюдаться другими участниками, а обязанности не будут исполняться, какая ответственность за это предусмотрена и предусмотрена ли вообще;
  3. насколько участники процесса самостоятельны, предоставлена ли им свобода действий или, наоборот, каждый их шаг заранее предопределен.

В зависимости от вида и этапа процесса на эти вопросы можно отвечать по-разному. Это значит, что в зависимости от обстоятельств либо будут действовать процессуальные нормы, необходимые к обязательному исполнению, либо, наоборот, участники процесса будут поступать так, как считают нужным. В этом проявляются два метода процессуального права:

  1. Императивный . Происходит от латинского imperativus, то есть повелительный. Это как раз тот метод, который свободы не предоставляет. В его рамках процессуальными нормами подробно описано, что и каким образом каждый из участников процесса должен делать.
  2. Диспозитивный , то есть тот, который предоставляет свободу выбора. Когда задействован именно этот метод, участники процесса либо самостоятельно выбирают способ поведения, либо его устанавливают, но сами, по договоренности между собой без вмешательства законодательных норм.

Пленум ВАС РФ в рамках Постановления от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» объясняет это так:

Норма, определяющая права и обязанности сторон договора, является императивной, если она содержит явно выраженный запрет на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного этой нормой правила»

Различные отрасли процессуального права не используют исключительно императивный или исключительно диспозитивный метод. В любом случае мы имеем дело с комбинированным подходом. В рамках законодательства участником отношений предоставляется полная свобода, однако есть моменты ключевые, где предполагается исключительно определенный способ поведения.

На примере Гражданского процессуального кодекса РФ это выглядит так:

Адвокаты должны представить суду документы, удостоверяющие статус адвоката в соответствии с федеральным законом и их полномочия»

Императивная норма. Представить документы — это обязанность адвоката, которую он исполняет в обязательном порядке, независимо от своего желания.

Истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением»

Норма диспозитивная, истцу предоставляется полная свобода действий, а в отношении возможности заключения мирового соглашения по своему усмотрению могут действовать обе стороны.

Принципы процессуального права

Принципы — категория, провозглашенная официально. Они прописаны в процессуальных законах каждой отрасли процессуального права, одним списком или по отдельности. Нет смысла рассматривать их по категориям, потому что в каждой отрасли они одинаковы и дублируют общие принципы процесса и судопроизводства:

  • законность;
  • осуществление правосудия только судом;
  • независимость судей;
  • открытое судопроизводство, за исключением случаев, предусмотренных законом;
  • равноправие сторон;
  • состязательность.

Источники процессуального права

С правилами процесса его участники могут ознакомиться в процессуальных правовых актах конкретной отрасли права. В Российской Федерации действуют Гражданский процессуальный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс, Арбитражный процессуальный кодекс, Кодекс административного судопроизводства. Последний используют в судебном процессе при оспаривании решений государственных органов, а если речь идет об административных правонарушениях, то в отношении них процессуальные нормы содержатся в Кодексе РФ об административных правонарушениях.

Каждый из перечисленных Кодексов представляет собой совокупность правил процесса в определенной отрасли, а дополняются эти правила судебными прецедентами и обычаями.

Определим основные черты социологической школы права.

Начало формирования социологической юриспруденции произошло в конце XIX века. В эти времена социология обособилась в качестве самостоятельной отрасли знаний.

Социологические теории права формировались двумя направлениями.

Во-первых, путем создания правовых теорий в рамках общей социологии.

Во-вторых, путем широкого распространения социологических методов исследования в юриспруденции.

Основоположниками социологической теории считаются фон Иеринг, Дюги, Жени, Эрлих, Муромцев.

Характерным тезисом для всех направлений социологической школы является свобода судейского усмотрения.

Сторонники социологической школы противопоставили позитивному праву как «мертвому» и «книжному» праву право «живое» и «право в действии».

Важную роль в развитии социологической школы выполнил американский юрист Роско Паунд. Он считал, что право – это прежде всего фактический правовой порядок и процесс деятельности суда.

Представители социологической школы подвергли критике формально-догматический, нормативный подход к праву, назвав его «юриспруденцией понятий».

Социологическая юриспруденция (как и доктрина естественного права) переходит рамки закона (писаного права) в сферу реализации права и правоприменительной практики. Отрицательное отношение к позитивизму объединяет оба направления.

Позитивным в социологической школе права является ориентация на учет реальных процессов в правовом регулировании, их рассмотрение при помощи конкретно-социологических методов.

В настоящее время правовая доктрина России по многим вопросам теоретических исследований ориентирована от нормативного подхода к социологическим методам изучения правовой системы.

Перечень проблем юридической практики, выработка понятийного аппарата правовой системы, введение социологии права в качестве элемента в общую теорию права – все это располагается в фокусе социологической школы.

Недостатком социологической школы является возникновение риска размытия понятия права и потери им своих границ. В результате расширяются возможности для нарушения закона, злоупотребления властными полномочиями административными органами и судами.

Для понимания соотношения судебной практики и процессуального законодательства, необходимо рассмотреть понятие судебной практики.

Судебная практика – это деятельность судов, связанная с применением законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских, административных, уголовных и иных судебных дел в рамках законодательства о гражданском судопроизводстве.

Она отражает опыт индивидуально-правовой деятельности судов, в том числе обобщений и анализа данной деятельности, а также решений различных судебных инстанций.

В юриспруденции принято выделять три вида судебной практики:

– практика, которая представляет собой опыт применения законодательства судами первого и второго уровня, отраженный в их решениях по определенным делам и решениях мировых судей;

– решения высших судебных органов по конкретным делам, которые связаны с толкованием либо применением права в случае, когда в правоприменительной практике нет однозначного понимания правовых норм и законодательства;

– практика применения законодательства, отраженная в особых актах центральных судебных органов, в которых подобная практика обобщенно выражена в форме предписаний нижестоящим судам.

Практику решений высших судебных органов по конкретным делам часто называют прецедентной.

Судебный прецедент – это явление, которое не характерно для отечественной правовой системы как в её историческом развитии, так и в современном состоянии.

Например, один из первых русских ученых-процессуалистов профессор Малышев, рассуждая о нормах гражданского судопроизводства, отмечал что, особое значение имеют судебные решения. Для дел, по которым они были приняты, окончательные судебные решения обладают силой закона. Однако в отношении других дел, которые могут быть весьма схожими по своему содержанию, принятые судебные решения не могут быть признаваемы законом общими и соответственно обязательными.

В части 2 статьи 390 ГПК России отмечается, что указания вышестоящего суда о толковании положений законодательства имеют обязательную силу для суда, который вновь рассматривает дело.

Однако смысл обозначенной проблемы находится не в сфере обязательности либо необязательности разъяснений высшей судебной инстанции, а в том, выступают ли указанные положения как самостоятельные регуляторы общественных отношений, которые возникают в области гражданского судопроизводства.

В зависимости от наличия вышеуказанного признака можно установить их юридический статус, и следовательно, понять относятся ли постановления Пленума Верховного Суда России к источникам права.

По содержанию постановления Пленума Верховного Суда имеют разную направленность. В постановлениях даются разъяснения по отдельным предписаниям ГПК, преодолеваются пробелы правового регулирования с помощью аналогии закона либо права, анализируется и обобщается судебная практика и законодательство.

Пробел в сфере гражданского процессуального права представляет собой неурегулированность либо недостаточную урегулированность конкретной нормой ГПК или другого источника права определенных процессуальных отношений.

Для преодоления пробелов в праве применяют аналогию закона или аналогию права. Право на применение аналогии отражено в законодательстве в виде Гражданского процессуального кодекса РФ.

В случае наличия пробелов в праве судебная практика нередко выступает источником права. В подобных ситуациях суды вынуждены на основе аналогии закона либо аналогии права вырабатывать процедуры для рассмотрения отдельных категорий дел в рамках гражданского судопроизводства.

Согласно формально-юридической точке зрения высшая судебная инстанция не наделена нормотворческими полномочиями. В противном случае возникло бы противоречие Конституции России, которая провозглашает принцип разделения властей и определяет функции для каждой из ветвей власти.

Фактически аналогия не создает новой нормы права, а только несколько расширяет область применения уже имеющихся правовых норм и законодательства.

Аналогию закона следует понимать как применение нормы, которая регулирует схожие отношения в случае отсутствия нормы процессуального права.

При разъяснении особенностей применения аналогии права в некой ситуации, высшая судебная инстанция фиксирует наличие уже принятой правовой нормы, устанавливает её содержание для определения пригодности в целях разрешения возникающих процессуальных вопросов, определяет порядок её применения, но не создает нового нормативного предписания.

В случае возникновении необходимости в использовании аналогии права, Верховный Суд РФ дает толкование содержанию провозглашенных принципов правосудия. При этом нужно отметить, что принципы правосудия являются основополагающими идеями, которые закреплены в нормах права и законодательстве. Следовательно, и в данном случае высшая судебная инстанция лишь дает толкование содержанию правовых норм.

Таким образом, судебную практику следует определить как элемент правовой системы, который участвует в правовом регламентировании. Она относится к применению права, а не к правотворчеству.

В рамках деятельности судебных органов формируются общие правовые положения, которые отражаются в особых актах – постановлениях высших судебных инстанций.

Указанные положения позволяют конкретизировать нормы действующего законодательства, так как при всей самостоятельности судебной деятельности, она наделена характером применения права и построена согласно действующему законодательству.

В этой связи отмеченную деятельность относят к толкованию права, т.е. к правоприменительной конкретизации, но не к источнику права.

Рассмотрение и разрешение судебного дела состоят из определения предмета судебной деятельности; установления в результате доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела; определения прав и обязанностей лиц, участвующих в деле; разрешения дела по существу.

Суд не может разрешить ни одного дела, не выяснив его обстоятельств. В каждом конкретном случае он устанавливает юридические факты, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение и прекращение правоотношений, определяет спорные правоотношения (существует ли на самом деле то право, о котором просит истец; лежит ли на ответчике соответствующая обязанность, в чем именно она заключается). Деятельность суда направлена на познание сущности рассматриваемого дела, его юридического и фактического состава.

Для установления обстоятельств, которые суд не может непосредственно воспринимать, используются явления, воспринимаемые судом непосредственно и несущие ему информацию о фактах. Это судебные доказательства. Они являются средством опосредованного познания судом фактов, имеющих значение по делу.

Часть 1 ст. 55 ГПК РФ определяет доказательства в гражданском процессе как сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Аналогично определяет судебные доказательства АПК РФ (ч. 1 ст. 64) и КАС РФ (ч. 1 ст. 59).

Сведения об обстоятельствах дела могут служить доказательствами в суде только в том случае, когда они получены в порядке, предусмотренном законом.

ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ регламентируют форму, в которой могут быть получены сведения о фактах. Последние только тогда являются доказательствами, если установлены предусмотренными законом средствами доказывания. Так, абз.2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ закрепляет современную систему средств доказывания. Ее системообразующим фактором выступает цель доказывания, т.е. правильное и своевременное установление фактических обстоятельств дела.

Абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ устанавливает элементы системы: объяснения сторон, показания свидетелей, письменные доказательства, вещественные доказательства, заключения экспертов, аудио- и видеозаписи. Часть 2 ст. 59 КАС РФ к числу средств доказывания относит объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, полученные, в том числе, путем использования систем видеоконференц-связи, а также письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов. Указанные нормы закрепляют исчерпывающий перечень подлежащих применению в гражданском процессе и в административном судопроизводстве доказательств. Следует отметить, что арбитражное процессуальное законодательство закрепило открытый перечень доказательств, указав, в том числе, в качестве таковых иные документы и материалы (ст. 89 АПК РФ). Это дает основание подразделить доказательства на формализованные и неформализованные. Иные документы и материалы носят неформализованный характер. Традиционные доказательства имеют жесткую процессуальную регламентацию, иные - мягкую. Закон не содержит процессуальных условий, соблюдение которых гарантирует допустимость иных документов в рамках арбитражного процесса. К иным документам и материалам могут быть отнесены только те доказательства, которые содержат информацию, которая не может быть закреплена каким-либо формализованным доказательством.

Включение в АПК РФ иных документов и материалов как средства доказывания в арбитражном процессе определенным образом поменяло модель доказывания по арбитражным делам. В соответствии со ст. 89 АПК РФ иные документы и материалы допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном АПК РФ.

Иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. Эти данные могут быть получены как в рамках процесса, так и вне его (например, заключение независимого эксперта). Иные документы и материалы могут представляться сторонами и другими лицами, участвующими в деле, по их ходатайству истребоваться судом. Иные документы и материалы для приобретения статуса доказательства должны быть приобщены к материалам дела на основании определения суда. Отказ суда в допуске таких доказательств должен быть мотивирован и может быть обжалован лицами, участвующими в деле, в апелляционном порядке. Таким образом, иные документы и материалы — это документы и предметы материального мира, содержащие сведения, имеющие значение для установления по делу обстоятельств, подлежащих доказыванию, которые представлены участниками судопроизводства и приобщены к материалам гражданского дела.

Помимо процессуальных требований к форме доказательств, они также должны отвечать признакам относимости и допустимости.

Судебными доказательствами могут быть лишь сведения о фактах, подтверждающие наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора. Относящимися к делу являются те фактические данные, которые служат средством установления обстоятельств, значимых для дела. Суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела (ст. 59 ГПК РФ, ст. 67 АПК РФ, ст. 60 КАС РФ).

Доказательство считается относящимся к делу тогда, когда между содержанием судебного доказательства и фактами, подлежащими установлению, имеется объективная связь. Решение вопроса об относимости доказательств проходит в два этапа: 1) определение значения обстоятельства и факта, для установления которого используется доказательство; 2) установление наличия объективной связи между обстоятельствами, подлежащими установлению, и доказательством.

Немаловажное значение имеет признак допустимости доказательств.

В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Содержание и форма судебных доказательств неотделимы друг от друга. Относящиеся к делу факты не могут служить доказательством, если они не получены из установленных законом средств доказывания (ст. 60 ГПК РФ, ст. 68 АПК РФ, ст. 61 КАС РФ).

Допустимость доказательств является одним из основополагающих начал представления, исследования и оценки доказательств на всех стадиях гражданского и арбитражного процессов. Поэтому допустимость доказательств правильнее рассматривать как принцип доказывания.

Процессуальные критерии допустимости доказательств в гражданском, арбитражном процессах, административном судопроизводстве следует рассматривать идентично. Процессуальная составляющая допустимости доказательств включает следующие критерии: 1) надлежащий субъектный состав лиц, осуществляющих процессуальные действия по доказыванию; 2) надлежащий источник фактических данных; 3) соблюдение процессуального порядка собирания, представления и исследования доказательств; 4) установленные законом пределы доказывания на стадиях судопроизводства.

Таким образом, допустимость доказательств подразумевает наличие материально-правовой и процессуальной сторон.

Денис Рябинин, адвокат НОКА «Хабаровский краевой юридический центр»

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: