Ответственность государств и физических лиц за нарушение норм международного гуманитарного права

Обновлено: 15.04.2024

Любая правовая система немыслима без института ответственности за ее нарушение. Международное публичное право не является исключением. Однако проблема международно-правовой ответственности в доктрине международного права пока далека от полного разрешения. Это связано со многими причинами, в числе которых и сама специфика международного права, которое имеет дело с суверенными образованиями – государствами, поскольку воздействие на суверенный субъект всегда затруднено и ограничено.

Несмотря на указанные трудности, основные механизмы ответственности за нарушение норм международного гуманитарного права к настоящему моменту все же выработаны. Кратко остановимся на его важнейших аспектах.

Прежде всего необходимо различать международно-правовую ответственность государств (иных субъектов международного публичного права) и индивидуальную ответственность физических лиц, совершивших то или иное правонарушение. Поэтому для решения вопроса об ответственности за нарушение конкретных норм международного гуманитарного права всегда необходимо выяснять, действовал ли нарушитель как частное лицо, либо за его действиями стоит суверенное государство. Процедуры реализации ответственности государства и индивида различаются между собой весьма существенным образом.

Итак, по субъектному составу нарушения в сфере международного гуманитарного права могут быть разделены на две самостоятельные категории:

1) нарушения норм международного гуманитарного права, совершенные с участием государства;

2) нарушения норм международного гуманитарного права, совершенные индивидом (физическим лицом).

Разумеется, все действия от имени субъектов международного права, в том числе и государств, совершаются конкретными физическими лицами. Данный факт существенно затрудняет юридическую квалификацию соответствующих деяний и, соответственно, привлечение виновных лиц к ответственности.

Принцип ответственности воюющих государств за действия своих органов определен в ст.3 IV Гаагской конвенции 1907 г. и повторен в той же формулировке в статье 91 Дополнительного протокола I . Кроме того, он специально сформулирован в отношении военнопленных и гражданских лиц в третьей и четвертой Женевских конвенциях 1949 г., предусматривающих, что держава, во власти которой находятся эти лица, несет ответственность за обращение с ними, причем это не снимает личной ответственности с ее представителей.

Доктрина международного гуманитарного права различает формы участия государства в нарушении норм МГП. В большинстве случаев речь может идти о прямом или косвенном участии государства.

Прямое участие государства предполагает совершение правонарушения органом, представителем, должностным лицом государства и т.п. Косвенное участие государства включает ситуации, когда государство допускает в пределах своей юрисдикции совершение нарушений физическими лицами, не имеющими формально отношения к государственному аппарату. Непринятие мер по пресечению такого рода нарушений квалифицируется как соучастие, т.е. тоже считается неправомерным поведением государства.

По общему правилу, нарушение норм международного гуманитарного права военнослужащими вооруженных сил государства прямо влечет за собой международно-правовую ответственность этого государства. Это означает, что государство должно нести ответственность перед потерпевшим государством за последствия всех без исключения противоправных действий каждого военнослужащего его вооруженных сил. Что касается противоправных действий нерегулярных вооруженных формирований, а также частных лиц, то государство несет за них ответственность только в случае непринятия адекватных мер для установления контроля над этими лицами и предупреждения их неправомерных действий.

Современное международное право предусматривает две формы международно-правовой ответственности государств:

В доктрине международного гуманитарного права выдвигалась также концепция уголовной ответственности государства, однако она не нашла поддержки у большинства авторов, прежде всего в силу того, что меры ответственности, обозначенные названной концепцией в качестве «уголовных», являются, по сути, все равно политическими или материальными.

В качестве политических мер ответственности могут быть применены ограничение суверенитета государства, введение временного внешнего контроля над всей или частью территории, а также в отдельных областях деятельности, связанных прежде всего с военным производством.

Под материальной ответственностью понимается предусмотренная Женевскими конвенциями и Дополнительным протоколом I (статьи 51, 52, 131, 145 Женевских конвенций и ст.91 ДП I ) обязанность стороны, нарушающей положения конвенция, возместить причиненные потерпевшей стороне убытки.

По вопросу о формах ответственности государств в литературе нет единого мнения. В частности, среди таких форм называются также:

- санкции, под которыми понимаются коллективные меры международных организаций;

- контрмеры, т.е. меры, принимаемые потерпевшим государством против правонарушителя, в том числе вооруженные репрессалии в той мере, в которой они не запрещены нормами международного гуманитарного права.

Толочко, О.Н. Международное гуманитарное право: Учеб. пособие. / О.Н. Толочко. – Гродно: ГрГУ, 2003. – 88 с.

В первую очередь, ответственность устанавливается внутри каждого государства, поскольку элементы МГП включаются в основной закон каждого государства – конституцию, а также иные законодательные акты. Таким образом, преступления, совершаемые обычными физическими лицами в ходе вооруженного конфликта, могут квалифицироваться как уголовные преступления.

В Женевских конвенциях предусмотрены наказания за следующие виды военных преступлений:

1. Умышленное убийство

3. Сознательное причинение ущерба здоровью

4. Нападение на гражданское население

5. Неизбирательное ведение боевых действий

6. Вооруженные нападения на ядерные объекты

7. Нападение на не обороняемые местности

8. Нападение на раненых

9. Использование медицинской эмблемы в военных целях

Если невозможно провести расследование и наказать виновных на основании действующего национального законодательства, то вступают в силу международные соглашения. Хотя Международный трибунал по военным преступлениям существует давно, но активно действовать он стал лишь недавно. В последние годы состоялись трибуналы, рассмотревшие военные преступления, совершенные на территориях Руанды, Боснии и Герцеговины, Югославии. В результате были названы виновные за гибель гражданского населения в ходе этих конфликтов.

1-я Чеченская кампания - умышленное убийство журналистки Натальи Алякиной-Мрозек. Солдат-срочник выстрелил в сторону машины из пулемета, после того, как она миновала блок-пост. Н. Алякина была убита. Дело рассматривалось военной прокуратурой в Ставропольском крае. Военнослужащий, который обвинялся в умышленном убийстве, получил два года условно. Во многом дело дошло до суда только благодаря тому, что муж Натальи Алякиной добивался через международные каналы возбуждения дела.

2-я Чеченская кампания – дело Буданова.

Организация, главная цель которой оказывать медицинскую и гуманитарную помощь странам или народам, вовлеченным и пострадавшим от вооруженных конфликтов - является Международный Комитет Красного Креста (МККК), которая финансируется швейцарским правительством и имеет свои филиалы во многих странах (например, Российский Красный Крест).

МККК в своей деятельности придерживается принципа нейтралитета, не вмешиваясь в какие-либо политические и экономические вопросы. Главный вопрос для МККК – разобраться кому и в каком объеме следует оказать гуманитарную помощь.

Основные принципы МККК:

Наряду с МККК в зоне вооруженного конфликта работают и другие изобретении международные организации, с которыми приходится сталкиваться журналистам (миротворческие силы ООН, Организация безопасности и сотрудничества в Европе – ОБСЕ, неправительственные международные гуманитарные организации «Врачи без границ», «Международная амнистия», «Репортеры без границ» и др. Их цель – оказать содействие, в первую очередь гражданскому населению, которое вовлекается в вооруженный конфликт).

ЛЕКЦИЯ: Подготовка и работа журналистов в «горячих точках».

по возможности избегать,

при необходимости действовать».

(Главное правило «школы выживания»)

1982 год – в мире убито 9 журналистов при исполнении профессиональных обязанностей,

1992 – 65 (в основном на Балканах),

1993 – 74 убито и 47 похищено,

По данным неправительственной американской организации «Международный комитет по защите прессы» за последние 10 лет (на 2004 год) в мире было убито 458 журналистов в связи с их профессиональной деятельностью. (Н.С. Лабуш, Р.В.Бекуров, «МГП и профессиональная деятельность журналиста», СПб, 2004 г., с106-107); в 2004 году – 54 журналиста (в основном в Ираке и на Филиппинах, из них российских – 2).

При подготовке и пребывании журналиста в «горячей точке» ему необходимо:

1. Иметь максимум информации о месте пребывания:

- история, национальные особенности, экономическое и политическое устройство;

- причины и характер конфликта, позиции противостоящих сторон по предмету спора;

- отношение местного населения к враждующим сторонам;

- расстановка сил, кто стоит за каждой из сторон.

2. Указанную информацию собирать через все имеющиеся каналы (интернет, информационные агентства, отечественные и зарубежные СМИ, программные заявления лидеров, мнение экспертов, справочная и научная литература, опытных коллег, работавших в этом регионе). Критично подходить к обработке и анализу собранных материалов, по возможности осуществлять перепроверку принципиальных моментов через несколько источников.

3. Ознакомиться с юридическими нормами пребывания журналистов в зоне конфликта:

- административные решения об ограничении свободы передвижения;

- сделать и взять с собой печатные копии с законами и подзаконными актами о СМИ, могущими иметь прямое и косвенное значение в конкретной ситуации;

- необходимость аккредитации, кто и где ее оформляет (вне зависимости от этих требований взять с собой несколько фотографий и официальных писем от редакции с просьбой об аккредитации, выходить на пресс-центр 1 раз в 10 дней, поскольку форма аккредитации может поменяться);

4. Подготовить и всегда иметь при себе набор документов:

- общегражданский паспорт (зачастую вызывает больше доверия у военных и милиции чем любой другой документ);

- журналистское удостоверение (лучше иметь не региональное, а центральное (собкор ИТАР-ТАСС, например);

По возможности и в зависимости от ситуации:

- документ прикрытия (например удостоверение сержанта, киномеханика какой-либо в/ч);

- разрешительные документы от гражданских властей региона (?),

- документы, подтверждающие вашу работу в других горячих точках (?)

- визитные карточки уважаемых персон;

Эти документы могут сыграть как положительную, так и отрицательную роль (!)

5. Определиться с одним из трех возможных вариантов выезда в командировку

- самостоятельно (стрингерство) - максимальная независимость в свободе передвижения и принятии решений и наибольшая степень опасности и трудностей (блок-посты, билеты, финансовые проблемы, юридическая незащищенность);

- в составе группы журналистов и под патронажем военных либо силовых структур – относительная гарантия безопасности, более свободный доступ к информации со стороны военных (интервью, материалы пресс-центров), относительная легкость передвижения (вместе с военными); в то же время моральная и иная зависимость от «принимающей стороны»).

- в группе официальных лиц (пулы) – максимальная безопасность, минимальная самостоятельность (в передвижении, принятии решений и работе с информацией).

6. Учитывая, что основные вопросы по передвижению в зоне конфликта и получению информации решаются военными властями знать звания, должности, личностные характеристики руководителей этих ведомств. Стремиться к установлению максимально благожелательных рабочих отношений со всеми лицами, принимающими решения сверху донизу. При этом помнить о субординации, дисциплине и принципе единоначалия.

7. Иметь при себе наличные деньги с запасом (+карточка), которые держать всегда при себе (взятки, выкуп и т.д.).

8. Одежда. Незаметная, удобная, комфортная, пригодная для тяжелых полевых условий (джинсы, спецжилет - «разгрузка» (как у операторов), цвета хаки или черный, ботинки-берц, кроссовки).

+ сливаешься с основной массой военных

- при военном столкновении принимают за комбатанта, в Афганистане в «полевке» ходят только командиры – значит мишень для снайпера.

9. Экипировка: аптечка, фонарик, термос, фляжка для воды, спальный мешок, электрокипятильник, запасная теплая одежда. Лучше, чтобы все вещи не были новыми и яркими (защита от хищения). В зависимости от места пребывания возможно взять с собой некоторые вещи с запасом для презентов. Карта местности (?), как минимум иметь автомобильную.

10. Пройти осмотр у врачей и сделать необходимые прививки.

11. Транспорт. Если собственный автомобиль, то лучше полноприводной и четырехдверный. Если наем, то особое внимание к выбору водителя (может «вытащить», а может организовать ваше похищение).

12. По прибытии уважать и соблюдать местные традиции (В первые 2 месяца после ввода советских войск в Афганистан было расстреляно одиночными выстрелами до роты советских солдат, проезжающих мимо рынка на БТР-е голыми по пояс или с закатанными рукавами).

13. По возможности иметь надежных знакомых из числа местных жителей (хорошие проводники, источники информации, переговорщики по организации бытовых вопросов).

14. Установить и поддерживать хороший контакт с коллегами (в том числе конкурентами).

15. При беседах, интервью не задавать вопросы в лоб. Учиться методам психологического выведывания («В соседней части сказали, что на рынке можно купить гранату за 500 рублей»?)

16. Отработать способы периодической и срочной способов связи. В случае необходимости перед выездом оговорить систему скрытой (шифрованной) передачи информации (опасность, захвачен и удерживаюсь насильно и т.д.).

17. В случае выезда (особенно самостоятельного) проинформировать редакцию и других доверенных лиц о планируемом маршруте, целях и объектах посещения, приблизительном времени возвращения и т.д.

Любая правовая система немыслима без института ответственности за ее нарушение. Международное публичное право не является исключением. Однако проблема международно-правовой ответственности в доктрине международного права пока далека от полного разрешения. Это связано со многими причинами, в числе которых и сама специфика международного права, которое имеет дело с суверенными образованиями – государствами, поскольку воздействие на суверенный субъект всегда затруднено и ограничено.

Несмотря на указанные трудности, основные механизмы ответственности за нарушение норм международного гуманитарного права к настоящему моменту все же выработаны. Кратко остановимся на его важнейших аспектах.

Прежде всего необходимо различать международно-правовую ответственность государств (иных субъектов международного публичного права) и индивидуальную ответственность физических лиц, совершивших то или иное правонарушение. Поэтому для решения вопроса об ответственности за нарушение конкретных норм международного гуманитарного права всегда необходимо выяснять, действовал ли нарушитель как частное лицо, либо за его действиями стоит суверенное государство. Процедуры реализации ответственности государства и индивида различаются между собой весьма существенным образом.

Итак, по субъектному составу нарушения в сфере международного гуманитарного права могут быть разделены на две самостоятельные категории:

1) нарушения норм международного гуманитарного права, совершенные с участием государства;

2) нарушения норм международного гуманитарного права, совершенные индивидом (физическим лицом).

Разумеется, все действия от имени субъектов международного права, в том числе и государств, совершаются конкретными физическими лицами. Данный факт существенно затрудняет юридическую квалификацию соответствующих деяний и, соответственно, привлечение виновных лиц к ответственности.

Принцип ответственности воюющих государств за действия своих органов определен в ст.3 IV Гаагской конвенции 1907 г. и повторен в той же формулировке в статье 91 Дополнительного протокола I. Кроме того, он специально сформулирован в отношении военнопленных и гражданских лиц в третьей и четвертой Женевских конвенциях 1949 г., предусматривающих, что держава, во власти которой находятся эти лица, несет ответственность за обращение с ними, причем это не снимает личной ответственности с ее представителей.

Доктрина международного гуманитарного права различает формы участия государства в нарушении норм МГП. В большинстве случаев речь может идти о прямом или косвенном участии государства.

Прямое участие государства предполагает совершение правонарушения органом, представителем, должностным лицом государства и т.п. Косвенное участие государства включает ситуации, когда государство допускает в пределах своей юрисдикции совершение нарушений физическими лицами, не имеющими формально отношения к государственному аппарату. Непринятие мер по пресечению такого рода нарушений квалифицируется как соучастие, т.е. тоже считается неправомерным поведением государства.

По общему правилу, нарушение норм международного гуманитарного права военнослужащими вооруженных сил государства прямо влечет за собой международно-правовую ответственность этого государства. Это означает, что государство должно нести ответственность перед потерпевшим государством за последствия всех без исключения противоправных действий каждого военнослужащего его вооруженных сил. Что касается противоправных действий нерегулярных вооруженных формирований, а также частных лиц, то государство несет за них ответственность только в случае непринятия адекватных мер для установления контроля над этими лицами и предупреждения их неправомерных действий.

Современное международное право предусматривает две формы международно-правовой ответственности государств:

В доктрине международного гуманитарного права выдвигалась также концепция уголовной ответственности государства, однако она не нашла поддержки у большинства авторов, прежде всего в силу того, что меры ответственности, обозначенные названной концепцией в качестве «уголовных», являются, по сути, все равно политическими или материальными.

В качестве политических мер ответственности могут быть применены ограничение суверенитета государства, введение временного внешнего контроля над всей или частью территории, а также в отдельных областях деятельности, связанных прежде всего с военным производством.

Под материальной ответственностью понимается предусмотренная Женевскими конвенциями и Дополнительным протоколом I (статьи 51, 52, 131, 145 Женевских конвенций и ст.91 ДП I) обязанность стороны, нарушающей положения конвенция, возместить причиненные потерпевшей стороне убытки.

По вопросу о формах ответственности государств в литературе нет единого мнения. В частности, среди таких форм называются также:

- санкции, под которыми понимаются коллективные меры международных организаций;

- контрмеры, т.е. меры, принимаемые потерпевшим государством против правонарушителя, в том числе вооруженные репрессалии в той мере, в которой они не запрещены нормами международного гуманитарного права.

§ 2. Ответственность физических лиц за нарушение международного гуманитарного права

Ответственность физических лиц за нарушения в сфере международного гуманитарного права наступает, во-первых, за международное преступление государства – наряду с ответственностью государства. Во-вторых, международными документами в ряде случаев предусматривается ответственность индивидов за нарушения норм международного гуманитарного права, совершенные без участия государства. В этих случаях ответственность индивида наступает по международно-правовым основаниям.

Наконец, в-третьих, нормы ряда международных гуманитарных конвенций обязывают страны-участницы предусмотреть ответственность за правонарушения индивидов в национальных правовых системах. В этом случае ответственность физических лиц за нарушение норм международного гуманитарного права наступает по национальному законодательству.

Ответственность за нарушение норм международного гуманитарного права по своему характеру может быть уголовной, административной и дисциплинарной. Действующие международные соглашения не предусматривают специальных норм об административной и дисциплинарной ответственности индивидов, ограничиваясь указанием на обязанность государств такую ответственность установить в национальном законодательстве. Поэтому административная и дисциплинарная ответственность могут наступать только по национальному законодательству.

Женевские конвенции и Дополнительный протокол I предусматривают, что некоторые особенно серьезные правонарушения, совершенные во время международного вооруженного конфликта, должны считаться уголовными преступлениями. В этих документах перечислен ряд действий, которые должны наказываться как серьезные правонарушения в уголовном порядке. К числу таких правонарушений относятся: преднамеренное убийство; пытки и бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты; преднамеренное причинение тяжелых страданий или серьезного увечья, нанесение ущерба здоровью; незаконное произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемые военной необходимостью (ст.49 и 50 I Женевской конвенции, ст.50 и 51 II Женевской конвенции). III Женевская конвенция дополняет этот перечень такими правонарушениями, как принуждение военнопленного или покровительствуемого лица служить в вооруженных силах неприятельской державы; лишение военнопленного или покровительствуемого лица прав на нормальное и беспрепятственное судопроизводство (ст.130). Согласно ст. 147 IV Женевской конвенции, к числу таких нарушений относятся также незаконное депортирование, перемещение или арест покровительствуемого лица, взятие заложников. Целый ряд серьезных нарушений, квалифицирующихся как военные преступления, перечислен в статье 85 Дополнительного протокола I. Среди них: превращение гражданского населения или отдельных гражданских лиц в объект нападения; совершение нападения неизбирательного характера, затрагивающего гражданское население или гражданские объекты, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерных потерь жизни, ранений среди гражданских лиц или причинит ущерб гражданским объектам; совершение нападения на лицо, когда известно, что оно прекратило принимать участие в военных действиях; вероломное использование в нарушение ст.37 отличительной эмблемы красного креста, красного полумесяца или других защитных знаков, а также некоторые другие серьезные правонарушения.

Таким образом, международное гуманитарное право предусматривает индивидуальную уголовную ответственность за невыполнение вытекающих из него обязанностей. Особая ответственность лежит на военачальниках, которые должны делать все возможное для предупреждения нарушений Конвенций и Дополнительного протокола I лицами, находящимися в их подчинении (ст.87 ДП I). Если командир не позаботился отдать соответствующие распоряжения или допустил бесконтрольность, что привело к серьезному нарушению, то он должен отвечать перед судом в пределах возложенной на него ответственности (п.2 ст.86).

Юридически сложной является ситуация, когда обвиняемый не отрицает, что совершил данное нарушение норм международного гуманитарного права, однако заявляет, что он действовал в соответствии с приказом и поэтому не должен нести наказания. Лондонское соглашение между правительствами СССР, США, Франции и Великобритании от 8 августа 1945 г., в соответствии с которым был образован Международный военный трибунал для суда над главными военными преступниками, установило, что даже лица, действовавшие по приказу, несут ответственность за свои поступки. Из решений Нюрнбергского трибунала родилась норма обычного права, согласно которой каждый человек несет персональную ответственность за свои поступки, даже если он действовал по приказу. Эта норма оказала значительное влияние на внутреннее законодательство большинства государств. Если подчиненному ясно, что выполнение приказа приведет к нарушению закона, он должен отказаться выполнять приказ, однако только в том случае, если такая возможность действительно существует. Если же, несмотря на это, он выполняет приказ и нарушает этим международное гуманитарное право, он должен сознавать возможные правовые последствия. При этом, разумеется, во внимание могут быть приняты смягчающие вину обстоятельства. Следует отметить, что Дипломатическая конференция 1974-1977 годов не смогла выработать приемлемого для всех государств положения по этому вопросу, и поэтому в Протоколе I нет нормы, касающейся приказов вышестоящих начальников. Здесь действует обычное право.

Естественно, старший начальник, отдающий противоправные приказы, несет за это уголовную ответственность. В Уставе Нюрнбергского трибунала четко зафиксировано, что даже главу государства можно призвать к ответственности за его действия.

Серьезные нарушения международного гуманитарного права (военные преступления) преследуются не только держащей в плену державой, но и любой державой, во власти которой находится обвиняемый (принцип универсальной юрисдикции).

§ 3. Система уголовного преследования за наиболее тяжкие нарушения норм международного гуманитарного права

В соответствии с нормами международного права любое государство должно разыскивать военных преступников и привлекать их к уголовной ответственности, независимо от гражданства исполнителей преступлений и гражданства их жертв, а также места совершения деяний; либо выдавать исполнителей преступлений согласно праву государства, к которому обращено требование о выдаче, любой державе, требующей их выдачи в целях преследования. Основания, условия и процедура уголовного преследования за нарушения в сфере международного гуманитарного права на национальном уровне определены законодательством каждого заинтересованного государства.

Кроме национальных правовых институтов, регулирующих рассматриваемые вопросы, существует также система способов пресечения и преследования военных преступлений и преступлений против человечности на международном уровне. Ответственность индивидов по международно-правовым основаниям и через систему международных юрисдикционных органов называют иначе международной уголовной ответственностью индивидов.

До недавнего времени существовало всего два случая международного пресечения военных преступлений: речь идет о мерах, принятых после первой мировой войны в соответствии с Версальским договором, и мерах, принятых Нюрнбергским и Токийским международными военными трибуналами, а также другими военными трибуналами, созданными союзниками с этой целью.

В настоящее время институт международной уголовной ответственности индивида является общепризнанным. 22 февраля 1993 г. Совет Безопасности ООН принял решение о создании Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии, а 8 ноября 1994 г. учредил аналогичный трибунал по Руанде. 15-17 июня 1998 г. состоялась Дипломатическая конференция под эгидой ООН, принявшая Римский статут Международного Уголовного Суда. Правда, на текущий момент названный Статут Республикой Беларусь не ратифицирован.

Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии заседает в Гааге, Международный уголовный трибунал по Руанде – в г.Аруша в Танзании. В состав каждого из трибуналов входят 11 судей, все судьи должны иметь разное гражданство. Процедура включает в себя три фазы: предварительное следствие и изучение дела; выдвижение обвинений; судебный процесс.

Предварительное следствие и изучение дела поручаются обвинителю, которому надлежит провести расследование и высказаться о целесообразности уголовного преследования. Если принимается решение о возбуждении дела, он составляет обвинительное заключение и представляет его судье. Все государства – члены ООН обязаны оказывать содействие трибуналу в опознании и поиске лиц, представлении доказательств, отправке документов, задержании и препровождении в трибунал лиц, в отношении которых обвинитель отдал приказ о приводе или ордер на арест.

Обвиняемый может использовать все фактические и юридические средства, чтобы противодействовать обвинению. При этом, однако, в соответствии со ст.10 Устава Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии и ст.9 Международного уголовного трибунала по Руанде, факт судимости лица за то же деяние в национальном суде государства не препятствует юрисдикции Международного уголовного трибунала, поскольку проведенный в национальном государстве процесс мог носить формальный характер. С другой стороны, норма non bis in idem не позволяет национальному судебному органу судить лицо, которое уже предстало перед трибуналом за то же деяние.

Учитывая стремление международного сообщества добиться отмены смертной казни, все действующие Уставы международных уголовных судов предусматривают только меры наказания, связанные с лишением свободы и возвращением законным владельцам всего имущества, которым незаконно завладело осужденное лицо.

Надо сказать, что действующая система международного уголовного преследования за серьезные правонарушения в сфере международного гуманитарного права весьма далека от совершенства. Однако наряду с весьма существенными недостатками имеются и несомненные достоинства этой системы. В деле пресечения военных преступлений преодолено такое существенное препятствие, как отказ того или иного государства выдать подозреваемых лиц стране, которая требует этой выдачи, или самому вести судебное разбирательство, независимо от юридических и (или) политических причин. Кроме того, события, вошедшие в историю, подвергаются всестороннему правовому освещению, что препятствует попыткам их ревизовать или фальсифицировать.

Нормы международного гуманитарного права подлежат выполнению всеми воюющими сторонами при любых обстоятельствах. Это положение особенно подчеркнуто в Женевских конвенциях 1949 г. и Дополнительном протоколе I 1977 г. Даже в случае, если одна из воюющих сторон эти нормы не соблюдает, вторая обязана их соблюдать.

Контроль за соблюдением норм международного гуманитарного права могут осуществлять державы-покровительницы и МККК (международный комитет Красного креста) в рамках их полномочий.

Государства, нарушившие международное гуманитарное право, обязаны возместить убытки, если к тому есть основания.

Некоторые действия, совершенные в период вооруженных конфликтов, рассматриваются как международные уголовные преступления, и ответственность за них несут в индивидуальном порядке участники военных действий, соучастники, их пособники. Среди этих преступлений международного характера фигурируют и военные преступления, т. е. серьезные нарушения международного гуманитарного права, которые государства считают международными преступлениями.

Первые международные военные трибуналы были созданы после окончания Второй мировой войны для судебного преследования высших военных преступников Германии и Японии. С этой целью был разработан Устав Международного военного трибунала.

В 1968 г. в рамках ООН была принята Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества. В ней закреплено положение о том, что никакие сроки давности не применяются к военным преступлениям, как они определены в Уставе Международного военного трибунал, а также к преступлениям против человечества, независимо от того, были ли они совершены во время войны или в мирное время.

Принцип личной ответственности лиц, виновных в совершении военного преступления, отражен в Уставах Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии и Международного уголовного трибунала по Руанде, в Римском Статуте Международного уголовного суда.

Трибунал осуществляет судебное преследование лиц, совершающих или отдающих приказ о совершении серьезных нарушений Женевских конвенций от 12 авг. 1949 г, а именно : 1) умышленное убийство; 2) пытки и бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты; 3) умышленное причинение тяжких страданий или нанесения увечья или нанесение ущерба здоровью; 4) незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемое военной необходимостью; 5) принуждение военнопленного или гражданского лица служить в вооруженных силах неприятельской державы; 6) умышленное лишение прав военнопленного или гражданского лица на беспристрастное и нормальное судопроизводство; 7) незаконное депортирование, перемещение или арест гражданского лица; 8)взятие гражданских лиц в качестве заложников.

Трибунал имеет полномочия судить конкретных лиц, но не организации и не правительства. Максимальное наказание, которое вправе вынести Трибунал — пожизненное заключение.

Международный трибунал по Руанде (МТР) — вспомогательный орган Организации Объединённых Наций, учрежден для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид, совершенный на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за геноцид, совершенный на территории соседних государств, в период с 1 января 1994 года по 31 декабря 1994 года.

В зависимости от характера и тяжести международные правонарушения подразделяются на:

- международные деликты (проступки);

Международный деликт– это нарушение государством прав другого государства, может выражаться в несоблюдении международных договоров.

Международные преступления– это правонарушения, посягающие на коренные основы международных отношений.

Международные преступления кодифицированы в ряде источников:

Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г.;

Женевских конвенциях 1949 г. О защите жертв войны и дополнительных Протоколах к ним;

Уставах международных военных трибуналов (МВТ) для суда над главными немецкими и японскими преступниками 1945 и 1946 гг. и других.

Возникает вопрос: А существуют ли в международном праве в период международных конфликтов нормы, устанавливающие ответственность государств за совершение ими международных правонарушений?

На этот вопрос можно ответить положительно.

В ст. III Гаагской конвенции 1907 года закреплено, что «воюющая сторона, которая нарушит постановление положения о Законах и обычаях сухопутной войны, должна будет возместить убытки, если к тому есть основания». Причем «она будет ответственна за все действия, совершенные лицами, входящими в состав ее военных сил».

Аналогичная норма содержится в ст. 51 Женевской конвенции 1949 года об улучшении участи раненых и больных в действующей армии.

В международном праверазличают следующие виды ответственности:

- уголовная ответственность индивидов за международные преступления.

В рамках политической ответственности различают такие ее формы, как санкции и сатисфакции.

Санкции являются принудительными действиями в отношении государств-нарушителей и представляют собой своеобразное наказание.

Они применяются по Уставу ООН (ст. 39, 41, 42) только Советом Безопасности и включают меры военного и невоенного характера.

К принудительным мерам военного характера относятся демонстрации, блокада и другие операции воздушных, морских или сухопутных сил государств-членов ООН.

В качестве примера применения санкция можно назвать оккупацию и демилитаризацию фашисткой Германии за развязывание Второй мировой войны в соответствии с решениями Потсдамской конференции 1945 года.

К принудительным мерам невоенного характераотносятся: полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, разрыв дипломатических отношений (ст. 41 Устава ООН), исключение из состава ООН (ст. 6), приостановление прав и привилегий, принадлежащих государству как члену ООН (ст. 5).

Сатисфакции(удовлетворение) как форма политической ответственности в случае причинения вреда нематериального характера в международном праве практически не применяется, и поэтому на ее рассмотрении мы останавливаться не будем.

Материальная ответственностьможет выражаться в:

- возвращении государством в натуре тех или иных предметов; ценностей, захваченных, например, в период вооруженного конфликта (эта форма ответственности называется еще реституцией);

- возмещении нанесенного ущерба в денежной форме (репарации). Так, например, в решениях Крымской и Потсдамской конференций 1945 г. предусматривалась уплата репараций Германией, а в мирных договорах 1947 г. – уплата репараций государствами, воевавшими на стороне Германии.

Нужно подчеркнуть, что за одно и то же нарушение, государство может нести одновременно и политическую, и материальную ответственность.

В современном международном праве различают две группы субъектов международной уголовной ответственности против мира и человечества:

- главные военные преступники, отвечающие как за свои преступные деяния, так и за действия исполнителей их преступных приказов (государственные деятели, военные дипломаты, финансисты и т.д.)

- непосредственные участники международных преступлений. Наша страна сыграла решающую роль в формулировании и международно-правовом закреплении нормы об уголовной ответственности физических лиц за совершение международных преступлений.

Исходным моментом для закрепления этого вида ответственности явилось положение о преступности агрессивной войны, изложенное в Декрете о Мире, Пакте Бриана-Келлога 1928 г., а также Гаагской конвенции 1907 г. О законах и обычаях сухопутной войны, в ст. III которой закреплено, что «воюющая сторона будет ответственна за все действия, совершенные лицами, входящими в состав ее воюющих сил».

МГП предусматривает принцип индивидуальной ответственности за нарушения гуманитарного права, который действует в отношении лиц, совершивших или приказавших совершить такие нарушения. Согласно этому праву лиц, виновных в совершении серьезных нарушений, необходимо преследовать и наказывать как преступников. Наиболее серьезные нарушения гуманитарного права определяются как «военные преступления».

Военные преступления и Женевские конвенции

Многие нормы, относящиеся к международным вооруженным конфликтам, излагаются в четырех Женевских конвенциях 1949 года и Дополнительном протоколе I1977 года. Государства обязаны пресекать любые нарушения этих договоров. Существуют, однако, конкретные обязательства, касающиеся некоторых нарушений, которые определяются как серьезные нарушения.

К серьезным нарушениям относятся некоторые из наиболее серьезных нарушений международного гуманитарного права. Речь идет о конкретных действиях, перечисляемых в Женевских конвенциях и Протоколе I, к которым, в частности, относятся преднамеренное убийство, пытки и бесчеловечное обращение, преднамеренное причинение серьезного увечья.

Серьезные нарушения, определяемые в четырех Женевских конвенциях 1949 г. (статьи 50, 51, 130, 147, 150 соответственно):

- пытки и бесчеловечное обращение;

- преднамеренное причинение тяжелых страданий;

- причинение серьезного увечья и нанесение ущерба здоровью;

- незаконное, произвольное и проводимое в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемое военной необходимостью (данное положение не включено в ст. 150 III Женевской конвенции) в III и IV Женевских конвенциях 1949 г. (статьи 130 и 147 соответственно):

- принуждение военнопленного или покровительствуемого гражданского лица служить в вооруженных силах неприятельской державы;

- преднамеренное лишение военнопленного или покровительствуемого гражданского лица права на беспристрастное и нормальное судопроизводство, предусмотренное Конвенциями;

- в IV Дополнительном протоколеI1977 г. (статья 147):

- незаконное депортирование или перемещение;

- незаконный арест покровительствуемого лица;

В Дополнительном протоколе I1977 г. (статьи 11 и 85):

- нанесение ущерба, путем какого-либо преднамеренного и неоправданного действия или упущения, физическому или психическому состоянию здоровья и неприкосновенности лиц, находящихся во власти противной стороны, или интернированных, задержанных или каким-либо иным образом лишенных свободы в результате вооруженного конфликта; в частности, имеются в виду нанесение физических увечий, проведение медицинских или научных экспериментов. Удаление тканей или органов для пересадки, а также какая бы то ни было медицинская процедура, которая не требуется по состоянию здоровья указанного лица и не соответствует общепринятым медицинским нормам, применяемым при аналогичных, с медицинской точки зрения, обстоятельствам к гражданам стороны, производящей эту процедуру, которые не лишены свободы в какой бы то ни было форме;

К серьезным нарушениям относятся также действия, когда они совершаются умышленно и являются причиной смерти или серьезного телесного повреждения или ущерба здоровью:

- превращение гражданского населения или отдельных гражданских лиц в объект нападения;

- совершение нападения неизбирательного характера, затрагивающего гражданское население или гражданские объекты, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерных потерь жизни, ранений среди гражданских лиц или причинит ущерб гражданским объектам;

- совершение нападения на установки или сооружения, содержащие опасные силы, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерных потерь жизни, ранений среди гражданских лиц или причинит ущерб гражданским объектам;

- превращение не обороняемых местностей и демилитаризованных зон в объект нападения;

- совершение нападения на лицо, когда известно, что оно прекратило принимать участие в военных действиях;

- вероломное использование отличительной эмблемы красного креста, красного полумесяца или других отличительных знаков;

- к серьезным нарушениям относятся также действия, когда они совершаются умышленно и в нарушение Конвенций и Протокола:

- перемещение оккупирующей державой части ее собственного населения на оккупируемую ею территорию или депортация или перемещение всего или части населения оккупированной территории в пределах этой территории или за ее пределы;

- неоправданная задержка репатриации военнопленных или гражданских лиц;

применение практики апартеида и других негуманных и унижающих действий, оскорбляющих достоинство личности, основанных на расовой дискриминации;

- превращение ясно опознаваемых исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, которые являются культурным или духовным наследием народов и которым предоставляется особая защита, в объект нападения, в результате чего им наносятся большие разрушения, когда такие объекты не находятся в непосредственной близости от военных объектов и не используются противной стороной для поддержки военных усилий;

- лишение лица, пользующегося защитой Конвенций или Протокола I, права на беспристрастное нормальное судопроизводство.

Принцип универсальной юрисдикции. Таким образом, из Конвенций и Протокола однозначно вытекает, что серьезные нарушения подлежат наказанию. Однако сами по себе эти договоры не определяют конкретных мер наказания и не предусматривают непосредственно учреждения трибунала для судебного преследования правонарушителей. В них тем не менее ясно говорится о том, что государства обязаны ввести в действие уголовное законодательство, предназначенное для наказания лиц, виновных в совершении серьезных нарушений. Они обязаны также разыскивать лиц, обвиняемых в совершении серьезных нарушений, и либо предавать их своему суду, либо передавать их для суда другому государству.

Как правило, уголовное право того или иного государства применяется только к тем действиям, которые совершаются на его территории или его гражданами. Международное гуманитарное право обладает в этом смысле более широкой сферой применения. Оно обязывает государства разыскивать и наказывать всех лиц, совершивших серьезные нарушения, независимо от их гражданства и места совершения военного преступления. Этот принцип, именуемый универсальной юрисдикцией,является ключевым фактором в обеспечении эффективного пресечения серьезных нарушений.

Согласно международному гуманитарному праву, государства обязаны предпринимать в связи с серьезными нарушениями следующие конкретные меры:

Во-первых, государства должны ввести в действие национальное законодательство, запрещающее действия, определяемые как серьезные нарушения, и предусматривающее наказание за их совершение, - либо посредством принятия отдельного закона, либо путем внесения соответствующих изменений в существующие законы. Такое законодательство должно применятся ко всем лицам, совершившим или приказавшим совершить серьезные нарушения, независимо от их гражданства, включая случаи, когда нарушения являются результатом непринятия мер, которые должны были быть приняты. Оно должно охватывать действия, совершенные как внутри государства, так и за его пределами.

Во-вторых, государства должны разыскивать и подвергать преследованию всех лиц, обвиняемых в совершении серьезных нарушений. Они обязаны подвергать их судебному преследованию сами или передавать их для суда другому государству.

В-третьих, государства должны требовать от военных командиров, чтобы те не допускали нарушений, пресекали их и принимали меры в отношении находящихся в их подчинении лиц, которые совершают серьезные нарушения.

В-четвертых, государства должны оказывать друг другу содействие в связи с уголовным преследованием, возбуждаемым в случае серьезных нарушений.

Государства должны выполнять эти обязательства как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов. Для обеспечения эффективности вышеперечисленных мер их следует принимать до того, как серьезные нарушения станут возможными.

Обязанность государств по выполнению положений гуманитарного права. Государства обязаны обеспечивать выполнение всех положений гуманитарного права, включая те из них, которые применяются к вооруженным конфликтам немеждународного характера, и те, которые регламентируют применение оружия.

Так, например, согласно Протоколу о минах Конвенции о запрещении или ограничении обычного оружия, государства обязаны устанавливать уголовные санкции в отношении лиц, причиняющих смерть или увечья гражданам в нарушение положений Протокола. Государства должны также обеспечивать соблюдение норм обычного международного права и норм, которые определяются в международных договорах.

Государства обязаны принимать все необходимые меры по предотвращению и пресечению любых нарушений гуманитарного права. Это могут быть военные распоряжения, административные приказы и другие нормативные акты. Однако наиболее подходящим и эффективным средством борьбы с любыми серьезными нарушениями международного гуманитарного права является уголовное законодательство. Некоторые государства уже ввели в действие уголовное законодательство, предусматривающее наказание за нарушения положений общей для Женевских конвенций статьи 3 и Дополнительного протокола II, которые применяются к немеждународным вооруженным конфликтам.

Международные и национальные суды

Совет Безопасности Организации Объединенных Наций учредил два трибунала для судебного преследования в связи с некоторыми преступлениями, совершенными в бывшей Югославии и в Руанде, включая нарушения международного гуманитарного права. В настоящий момент ведутся обсуждения по вопросу о создании постоянного международного уголовного суда, который также был бы правомочен осуществлять судебное преследование лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права.

Эти факты свидетельствуют о позитивном сдвиге в деле активации усилий, направленных на предотвращение нарушений гуманитарного права и наказании лиц, виновных в их совершении. Тем не менее, международные суды вряд ли смогут полностью заменить суды национальные и устранить потребность в эффективном внутригосударственном уголовном законодательстве. Главная ответственность за обеспечение соблюдения международного гуманитарного права, предотвращение нарушений его положений и наказание лиц, виновных в его совершении, по-прежнему лежит на самих государствах. Полное соблюдение гуманитарного права может быть обеспечено лишь посредством принятия действенных мер на национальном уровне.

Вопросы.1. В чем отличие между международным деликтом (проступком) и международным преступлением. 2. Какие виды ответственности различают в международном праве? 3. Чем отличаются санкции от сатисфакции? 4. В чем выражается материальная ответственность? 5. Какие действия относятся к серьезным нарушениям, когда они совершаются умышленно? 6. Какие нормы вводятся государствами в уголовное законодательство по выполнению положений гуманитарного права? 7. Опишите механизм действия международных и национальных судов.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: