Особенности судебной системы и судоустройство арабского халифата

Обновлено: 20.04.2024

Одновременно с возникновением Халифата формировалось его мусульманское право-шариат. Шариат (шариа - с арабского - "надлежащий путь") - это правовые предписания, неотъемлемые от теологии ислама, и тесно связанные с его религиозно-мистическими представлениями. Ислам рассматривает правовые установки как частицу единого божественного закона и порядка.

Мусульманское право изначально исходило из того, что деятельность людей в конечном итоге определяется «божественным откровением», но это не исключает возможности человека самому выбирать и находить должную направленность своих поступков. Поэтому отказ от надлежащего поведения рассматривается не только как юридическое нарушение, но и как религиозный грех, влекущий высшее возмездие.

Действия мусульманина различаются следующим образом:

4)нежелательные, но ненаказуемые

5)запрещённые и строго наказуемые

Эта дифференциация особенно важна применительно к главным защищаемым исламом ценностям: религии, жизни, разуму, продолжению потомства и собственности. По сущности посягательство на них, а также по характеру наказания все преступления в основном сводятся к трем видам:

1)преступления, направленные против основ религии и государства, за которые следуют точно определенные наказания -хадд .

К преступлениям хадд относились прежде всего вероотступничество и богохульство, наказывавшиеся смертной казнью. Впрочем, по мнению многих видных правоведов, раскаяние вероотступника допускает его прощение. Смертной казнью наказывались и все выступления против государственной власти.

2) преступления против отдельных лиц, за которые также назначены определенные санкции;

Среди преступлений против отдельных лиц право наибольшее внимание уделяло умышленному убийству, причем предусматривалось альтернативное наказание. По преданию, Мухаммед предлагал родственникам убитого выбрать одно из трех:

- принятие выкупа за кровь(дийа).

Размер выкупа обычно определялся как стоимость100 верблюдов. Учитывалась субъективная сторона преступления. Лицо, совершившее неумышленное убийство, платило выкуп и несло религиозное искупление (каффара).

Нанесение телесных повреждений в основном наказывалось по талиону.

3) правонарушения, включая и преступления, наказание по которым строго не установлены. Право выбора наказания- тазир предоставлено суду.

Кража как посягательство на одну из основных ценностей, охраняемых религией, преследовалась весьма сурово: осужденному похитителю отсекалась рука. Такая санкция применялась, если похищенное оценивалось не ниже определенной стоимости и было разрешено для мусульман (поэтому, например, такой санкции не предусматривалось за кражу вина или свинины). Были и другие ограничения.

Как преступление рассматривалось употребление спиртного, объективно посягающее на другую важную ценность, защищаемую правом, - разум. Сунна указывает, что Мухаммед лично наказывал пьяниц 40 ударами пальмовой ветви, очищенной от листьев.

Судебный процесс.

Первоначально Мухаммед, а затем и назначаемые им управители отдельных областей лично рассматривали судебные дела. Судебная власть стала считаться важнейшей прерогативой правителя любого ранга. Впоследствии право вершить суд делегировалось знатокам шариата,

составившим вскоре влиятельную группу профессиональных судей – кадиев. Кади не был связан определенным, жестким порядком судопроизводства. Кроме судебных полномочий кади осуществлял надзор за распределением наследства, установлением опеки и многим другим.

Основными чертами судопроизводства было:

-непрерывность судебного процесса,

-единоличное решение судебных споров,

-отсутствие принципиальных различий в процедуре рассмотрения гражданских и уголовных дел.

Судебный процесс носил обвинительный характер. Процесс-состязание сторон. Дела возбуждались заинтересованными лицами. Судебные дела рассматривались публично - в мечети. Стороны должны были сами вести свое дело, не прибегая к помощи адвоката. Процесс -устно. Доказательства - признание , показания свидетелей, клятва. Дело должно было решаться на одном заседании и не могло откладываться на следующий день.

Период правления династии Омейядов (661-750 г.г.) называют первым периодом истории Арабского халифата. Государственный аппарат Халифата был централизованным. Высшая власть – духовная (имамат) и светская (эмират), считавшаяся неделимой и неограниченной, – принадлежала халифу, который считался полноправным наместником пророка со всеми светскими и духовными правами. Именно это является важнейшей особенностью халифата: неотъемлемая слитность религии и политики.

С правлением Омейядов власть халифа стала наследственной в роде, то есть передавалась по его завещательному распоряжению. Главным советником при халифе стал визирь, но практиковалось назначение визиря с ограниченной властью к числу важных чиновников при дворе относились также начальник личной охраны халифа, заведующий полицией и особый чиновник, осуществляющий надзор за другими должностными лицами.

Центральными органами государственного управления являлись специальные правительственные канцелярии – диваны. Диван военных дел ведал оснащением и вооружением армией. В нем велись списки людей, входивших в состав постоянного войска, с указанием получаемого ими жалованья или размеров пожалований за военную службу.

Диван внутренних дел контролировал финансовые органы, занятые учетом налоговых и иных поступлений, с этой целью собирал необходимые статистические сведения и пр.

Особые функции выполнял диван почтовой службы. Он занимался доставкой почты и государственных грузов, руководил строительством и ремонтом дорог, караван - сараев и колодцев. Более того, это учреждение фактически выполняло функции тайной полиции.

Территория халифата была разделена на провинции, управляемые военными наместниками – эмирами, которые были ответственны только перед халифом. Эмиры обычно назначались халифом из числа своих приближенных. Однако были и эмиры, назначенные из представителей местной знати, из бывших правителей завоеванных территорий. В ведении эмиров находились вооруженные силы, местный административно-финансовый и полицейский аппарат.

Эмиры имели помощников – наибов. Мелкие административные подразделения в халифате (города, селения) управлялись должностными лицами различных рангов и наименований. Нередко эти функции возлагались на руководителей местных мусульманских религиозных общин – старшин (шейхов).

Судебные функции в халифате были отделены от административных. Местные власти не имели права вмешиваться в решения судей. Верховным судьей считался глава государства - халиф. В целом же отправление правосудия было привилегией духовенства. Высшую судебную власть на практике осуществляла коллегия наиболее авторитетных богословов, которые одновременно являлись правоведами. От имени халифа они назначали из представителей духовенства нижестоящих судей (кади) и специальных уполномоченных, которые контролировали их деятельность на местах. «Вначале судил он сам, - рассказывалось об одном из первых халифов Омейядов», - с великим рвением и искусством; когда же ему стало не под силу, вынужден был назначить кади».

Правомочия кади были обширны. Они рассматривали на местах судебные дела всех категорий, наблюдали за исполнением судебных решений, осуществляли надзор за местами заключения, удостоверяли завещания, распределяли наследство, проверяли законность землепользования, заведовали так называемым вакуфным имуществом (переданным собственниками религиозным организациям). При вынесении решений кади руководствовались прежде всего Кораном и Сунной и решали дела на основе их самостоятельного толкования.

Судебные решения и приговоры кади, как правило, были окончательными и обжалованию не подлежали. Исключение составляли случаи, когда сам халиф или его уполномоченные изменяли решение кади. Таким образом, кади всегда оставались под верховной властью халифов, и собственно судебных инстанций, апелляций и т.д. в мусульманском праве не существовало, жаловаться можно только было верховной власти. Немусульманское население обычно подлежало юрисдикции судов, состоящих из представителей своего духовенства.

Арабские племена кочевников и земледельцев населяли территорию Аравийского полуострова с глубокой древности. На основе земледельческих цивилизаций на юге Аравии уже в I тыс. до н. э. возникли ранние государства, сходные с древневосточными монархиями: Сабейское царство (VII-II вв. до н. э.), Набатия (VI–I вв.). В крупных торговых городах формировалось городское самоуправление по типу малоазиатского полиса. Одно из последних ранних южноарабских государств – Химьяритское царство – пало под ударами Эфиопии, а затем иранских правителей в начале VI в.

К VI–VII вв. основная масса арабских племен находилась на стадии надобщинной администрации. Кочевники, торговцы, земледельцы оазисов (главным образом вокруг святилищ) объединялись посемейно в большие кланы, кланы – в племена. Главой такого племени считался старейшина – сеид (шейх). Он был и верховным судьей, и военным вождем, и общим руководителем собрания кланов. Существовало и собрание старейший – меджлис. Арабские племена расселялись и за пределами Аравии – в Сирии, Месопотамии, на границах Византии, образуя временные племенные союзы.

Объединению арабских племен в наднациональную общность и ускорению образования раннего государства способствовало возникновение новой монотеистической религии – ислама. Ее основателем стал сын торговца из г. Мекки Мухаммад (570-632). Объединив вначале племена двух соперничавших городов – Мекки и Ясриба (Медины) – под своей властью, Мухаммад повел борьбу за сплочение всех арабов в новую полугосударственную-полурелигиозную общину (умму). Это привлекло в сторонники новой религии и новой организации широкие социальные слои, недовольные доминированием племенной аристократии. В начале 630-х гг. значительная часть Аравийского полуострова признала власть и авторитет Мухаммада. Под его началом сложилось своеобразное протогосударство с духовной и политической одновременно властью пророка, опиравшегося на военные и административные полномочия новых сторонников–мухаджиров.

После смерти Мухаммада объединение арабских племен продолжилось. Власть в союзе племен была передана духовному наследнику пророка – халифу. Внутренние противоборства были подавлены. В правление первых четырех халифов («праведных») арабское протогосударство, опираясь на всеобщее вооружение кочевников, стало быстро расширяться за счет соседних государств. Завоевания были продолжены в период правления халифов из рода Омейядов (661-750). В это время арабы подчинили себе Сирию, Иран, Северную Африку, Египет, Среднюю Азию, Закавказье, Афганистан, многие владения Византийской империи, Испанию и даже острова в Средиземном море. Сложилась наднациональная империя, основой единства которой стали ислам и новая военная и налоговая система. Государственность раннего халифата была развита слабо, система администрации была перенята из завоеванных Ирана и Византии. Большая часть земель была объявлена собственностью государства, и на этой основе (по византийскому образцу) стада формироваться система полуфеодальных пожалований под условием военной службы. Основой собственной налоговой системы стало привилегированное обложение правоверных мусульман и отягощение иноверцев. В начале VIII в. государственность стала приобретать более оформленный вид: началась чеканка собственной монеты, арабский язык стал общегосударственным.

После внутренних смут правление в империи перешло к династии проиранских правителей – Аббасидов (750-1258). Столицей государства стал Багдад. В государстве упрочились своеобразные отношения государственного служилого феодализма. Обособилась собственность мусульманских религиозных учреждений (вакф). В IX в. завершилось формирование централизованной общегосударственной администрации. Несмотря на прекращение завоеваний, период IX-X вв. стал временем своеобразного мусульманского ренессанса, расцвета культуры, богословия, юриспруденции.

К концу IX в. обозначились центробежные тенденции в обширной империи. Они опирались на феодальные стремления отдельных правителей, особенно тех, кто утвердил свою власть на местах без ее признания халифами. В сер. Х в. окрепшие правители Ирана захватили власть в центральных областях империи, оставив халифам номинальную духовную власть. Лишение халифов политической власти вызвало закономерный процесс распада обширного государства, не обладавшего никакой внутренней прочностью и единством. В XI в. в Иране и Малой Азии возникли самостоятельные султанаты, номинально признававшие сюзеренитет халифов. В XIII в. в Средней Азии сложилось обширное государство мусульманских правителей – хорезмшахов, объединившее большую часть прежних владений халифата. Еще ранее в самостоятельные государства обособились Кордовский халифат в Испании, султанаты Северной Африки. Окончательный разгром азиатских владений бывшей арабской империи произошел в ходе монгольского завоевания (см. § 44.2). Багдадский халифат был упразднен. Династия и власть арабских халифов несколько веков еще сохранялись в государстве мамлюкских правителей в Египте, ставшем временно священным центром мусульман, пока в XVI в. он не попал под власть новой мощной образующейся на Ближнем Востоке политической силы – Османской империи (см. § 45).

Организация власти и управления

Арабская империя – и в целом, и отдельные составившие ее государства – была в чистом виде теократией, т. е. государственностью, все властные и административные принципы которой определялись религией ислама и непререкаемым авторитетом духовного главы. В начале халифата таким главой был пророк Мухаммад. Ему в равной степени принадлежала и светская, и духовно-религиозная власть. Верховенство правителя основывалось и на верховной собственности государства на землю: точнее, земли принадлежали только Аллаху, от имени которого ими распоряжались земные властители.

После смерти пророка правителями арабского государства стали халифы. Халиф (от араб. «халифа» – заместитель) считался полноправным наместником пророка со всеми светскими и духовными правами. Позднее халифа стали считать непосредственно заместителем самого Аллаха. Полномочия его ограничивались только предписаниями Корана. Причем постановления и судебные решения первых четырех халифов, непосредственных преемников пророка, получили даже значение священного предания (сунны).

В течение первых 60 лет государства халифов избирали – либо советом родовой знати, либо решением «всех мусульман» (т. е. Мекки и Медины). С правлением Омейядов власть халифа стала наследственной в роде, хотя абсолютно выверенной традиции не сложилось.

В период правления Аббасидов положение халифа кардинально изменилось. Рядом с ним стал (945) светский правитель – султан, которому подчинялись армия, бюрократия, местные правители, администрация. Халифу сохранялись духовные полномочия, а также высшая судебная власть.

До Х в. арабская государственность формировалась преимущественно военной организацией (сплачивавшейся постоянными завоеваниями), единой налоговой системой и общей политико-религиозной властью. Общегосударственной администрации не существовало.

К началу X в. при халифах появляется должность везира – вначале старшего из чиновников, потом главы правительства и всей администрации империи. Везира назначал халиф, вручая управителю особое одеяние. Везир управлял государственной администрацией самостоятельно, предоставляя халифу (султану) еженедельные отчеты о делах. Должность его к концу Х в. стала наследственной в родах, и «сыны везиров» сформировали как бы особую прослойку высшей бюрократии. К XI в. значение поста везира упало, подчас назначались даже по двое везиров, в том числе даже из христиан.

Области-провинции существовали в халифате отдельно друг от друга и от центральной власти. Правители областей носили титул эмира (верховный). Нередко, закрепив за своим родом наследственную власть, эмиры принимали и более звучные титулы – шахиншаха и т. п. И политически, и юридически они обладали практически полнотой власти в своей провинции, подчиняясь религиозному авторитету халифа и центральной администрации.

Каждая область-провинция имела в столице халифата Багдаде свое представительство – диван, занимавшийся ее делами. В свою очередь областной диван подразделялся на 2 отдела: основной (асл), ведавший распределением и сбором налогов, земельной политикой, и финансовый (зимам). В конце IX в. один из халифов объединил областные диваны в ведомство двора, попытавшись создать из этого подобие центральной администрации, где были бы подотделы по укрупненным районам: канцелярии по делам Запада, по делам Востока и по делам Вавилонии. После нескольких преобразований, сопряженных с общим усилением централизованной власти в сер. Х в., при дворе багдадских халифов сформировалась централизованная администрация. К четкому распределению прав и функций так и не пришли, но всего существовало до 11 отдельных ведомств.

Наиболее важным было военное ведомство (все они назывались диванами), где были палата военных расходов и палата набора войск. Отдельные воинские части управлялись самостоятельно. Самым разветвленным было ведомство расходов, предназначенное для обслуживания двора. В нем было до 6 особых палат советников по разным делам. Государственное казначейство было контрольным ведомством, где велись книги учета казны. Ведомство конфискаций вело делопроизводство по столь важной статье взаимоотношений власти с подданными, нарушившими порядок и законы службы. Оформлением всевозможных документов и грамот о назначениях занималась специальная Канцелярия писем; она же вела и корреспонденцию халифа.

Одним из главнейших на деле было Главное ведомство дорог и почт, которое контролировало отдельных чиновников почты, дорог. На чиновниках этого ведомства лежала обязанность явной и тайной информации власти о происходящем в империи, поэтому в его ведении была сеть осведомителей. Особое ведомство представлял кабинет халифа, где велось делопроизводство по прошениям. В ведомстве печати после согласования в других ведомствах придавалась сила распоряжениям халифа. Отдельно существовало банковское ведомство, наиболее уникальное учреждение, где производились обмен денег и другие расчеты.

Управляющие ведомствами (сахибы) подразделялись на три ранга. Соответственно рангам им назначалось жалованье. Правда, со временем сложилась традиция выплачивать государственное жалованье лишь за 10 из 12 месяцев в году. Однако выручала практика многочисленных совмещений должностей.

При наместниках провинций были свои везиры. Провинциальную администрацию представляли также командующий областными войсками – амир и гражданский правитель – амил; в обязанности последнего главным образом входил сбор податей.

Чиновники могли набираться только из свободных и составляли как бы особое сословие. Военное офицерство преимущественно вербовалось из несвободных. Это делало их более лично зависимыми от верховного военачальника и от халифа. Получая значительное жалованье, чиновники сами должны были содержать свои конторы, писцов и других мелких служащих.

Судебная система

Суды мусульманского права составляли как бы вторую (наряду с финансовой администрацией) часть государственной организации, реально связующую империю ислама. Верховная судебная власть в доктрине ислама принадлежала пророку и халифам как носителям справедливости.

Первоначально халифы сами и творили суд. В провинциях это делалось от их имени эмирами. Со временем управленческие и духовные обязанности потребовали создания специальных судей – кади. «Вначале судил он сам, – рассказывалось об одном из первых халифов Омейядов, – с великим рвением и искусством; когда же ему стало это не под силу, вынужден был назначить кади».

Кади всегда оставались под верховной властью халифов, и высшие должностные лица могли отменять их решения. Собственно судебных инстанций, апелляций и т. п. в мусульманском праве не существовало. Жаловаться можно было только верховной власти. В IX в. кади были выведены из-под власти эмиров провинций, и всех, в том числе и в главные города, непосредственно назначил халиф. Право назначения судей сохранялось за халифами даже тогда, когда большинство светских и политических полномочий у них были отняты султанами. Если кади был назначен не халифом, его права вызывали сомнение. Наряду с обычными существовала должность верховного кади.

Первоначально, чтобы сделать должность судьи более независимой, жалованья им не полагалось. В правление Аббасидов должности стали платными и даже продавались. Это было тем более возможно, что мусульманские юристы и правоведы относились весьма отрицательно к занятию должности судьи: это считалось недостойным, и приличия требовали от этого отказываться.

Правовые полномочия кади формировались постепенно. Так, только с Х в. закрепилось право судей решать дела о наследствах. В их обязанности входил и надзор за тюрьмами, решение дел о благочинии. При кади состоял свой судейский персонал из 4-5 служителей и писцов, в том числе судьи, которые разбирали самые мелкие споры.

Кади проводил суд, как правило, во вспомогательных помещениях мечети. Тяжущиеся обращались в суд при помощи записок, и сами должны были явиться в суд. Однако активного участия в судоговорении не принимали.

С IX в. сложился один из самых своеобразных и не имеющих аналогии институт мусульманского судопроизводства – «постоянные свидетели».

Поскольку право требовало принимать свидетельские показания только от лиц, пользующихся хорошей репутацией, кади вел список таких свидетелей, постоянно приглашая их на заседания суда. Они свидетельствовали акты, по четверо участвовали в разборе дел. Иногда такие «свидетели» брали поручение самостоятельно разбирать мелкие дела от имени судьи.

Должности судей в значительной степени сделались наследственными. Во многом еще и потому, что судопроизводство, основываясь на Коране и сунне, сохраняло характер обычного права и ориентировалось на традицию судебной практики.

Кроме духовного суда кади, в халифате были и светские суды. В них попадало «всякое дело, разрешить которое кади было не под силу и разрешить которое должен был имеющий больше власти». В светский суд чаще поступали уголовные и полицейские дела. Назначал светских судей везир. В светском суде можно было обжаловать решение суда кади. Высшей инстанцией светской юстиции (хотя собственно жесткой подчиненности не было) считался придворный суд. Нередко его творили везиры, управляющие дворца. Со второй половины IX в. халифы сами не участвовали в разрешении конкретных дел.

Светский суд был менее ограничен рамками Корана и традиции. В нем господствовало местное право, применялись такие наказания, какие запрещались в судах кади (например, телесные). Но здесь возможны были мировые сделки, свидетелей приводили к присяге. Усмотрение суда было в большей степени свободным.

Благочестивые халифы считали своим долгом лично разбирать дела своих подданных и выделяли один или два дня в неделю, чтобы вершить суд. Но эта традиция быстро сошла на нет, и судебными делами начал заниматься особо назначенный чиновник, сочетавший в себе функции богослова и юриста, – кади.

К должности судьи правоверные мусульмане относились не то чтобы плохо, а с презрением и ужасом. Стать судьей означало обречь себя на погибель. Узнав, что его сына назначили кади в Египте, отец воскликнул: «Он пропал!» Хадисы Абу Йусуфа считались сомнительными только потому, что он дружил с кади, а суфий Абу-ль-Хасан отрекся от своего друга Исмаила, когда тот согласился стать судьей. Многие старались избежать этой чести всеми возможными способами. Кто-то бежал из дома, другой притворился сумасшедшим. Абу Ханифа не смогли принудить к судейству даже побоями.

Но если уж ты стал кади, то должен был отказываться от жалованья. Получать деньги за столь нечестивое занятие было вдвойне позорно. Верховный кади Багдада согласился занять свою должность только после того, как власти пообещали ему не платить денег, не ходатайствовать за своих людей и не заставлять действовать против закона.

На самом деле, почти все судьи, конечно, получали жалованье, хотя и не слишком большое. Большинство жило очень бедно, стараясь подрабатывать торговлей или каким-нибудь ремеслом. Одни занимались каллиграфией, другие выращивали овощи, третьи продавали финики или конские уздечки. Какой-то судья сдавал внаем собственный дом и кое-как перебивался, питаясь размоченными в воде хлебными крошками. У багдадского кади было так мало денег, что он имел на двоих с братом один тюрбан и одно платье: пока один ходил на службу, другой сидел дома. Понятно, что в таких условиях многие поправляли свои дела за казенный счет.

В то же время пост верховного кади («кадий кадиев») имел большой авторитет. Он напрямую назначался самим халифом. Это был один из высших чиновников в городе и провинции, формально стоявший не ниже военачальника-эмира. Рассказывали, что кади аль-Харбавайхи не вставал в присутствии эмира и даже не удостаивал его этого звания, называя просто по имени. В одном из дел он привлек в качестве свидетеля самого правителя государства, всесильного вольноотпущенника Муниса, и попросил предъявить справку, что тот действительно отпущен халифом на свободу, а не является рабом. Свое положение аль-Харбавайхи ценил так высоко и считал таким священным – ведь через него судит сам Аллах, – что старался никогда не пить и не есть на людях, не мыть руки, не сморкаться и плеваться, чтобы никто не видел в нем простого смертного.

От человека, занимавшего должность кади, требовалось, чтобы тот держал себя с достоинством, подобающим его сану, говорил сдержанно и тихо, не суетился и не глазел по сторонам. Ему полагалось иметь писца, судебного служителя и заместителя, которым он сам выплачивал жалованье. В его обязанности входило надзирать над сиротами, вести учет пожертвований и тщательно отбирать свидетелей. Все свои решения он основывал на Корне и хадисах, а в затруднительных случаях обращался к совету богословов-улемов, которые выносили окончательный приговор. В теории допускалось, что судьей может быть и женщина, но на практике такие случаи неизвестны.

Слушания в суде проходили всегда публично. Кади, облаченный во все черное, в плаще и высокой шапке с повязкой, ниспадавшей одним концом на спину, сидел в мечети или в собственном доме, окруженный заседателями, писарями и многочисленной публикой. Даже в халифском дворце он приказывал настежь открывать ворота и созывать людей, чтобы все видели, как проходит суд, и никто не усомнился в его справедливости. В день ему подавали до пятидесяти записок с делами, которые он должен был разобрать.

Вершить правосудие кади помогали так называемые «свидетели», собиравшие факты и предъявлявшие их при рассмотрении дела. Свидетелем в арабском суде мог быть не каждый – они выбирались только из заранее утвержденного списка, который гарантировал их надежность и добропорядочность. Списки эти проверялись и обновлялись каждые полгода. Тщательный отбор свидетелей входил в прямые обязанности судьи, поскольку тот ручался за них лично; когда кади уходил со своей должности, вместе с ним уходили и свидетели.

В конце концов, свидетельство стало что-то вроде официальной судейской должности, за которую платили деньги. Обычно рядом с судьей сидело четыре свидетеля, по два с каждой стороны. Некоторые из них могли выступать как нотариусы, решать разные мелкие дела и заверять деловые документы.

Должность кади, как и все должности в арабском мире, часто переходила по наследству. В роду Абу-ш-Шавариб за двести лет было восемь верховных кади и шестнадцать обычных. Со временем некоторые из таких судейских кланов обретали большое могущество, разрастаясь вширь и охватывая целые провинции и государства.

Кади осуществлял суд шариата, но параллельно с ним существовал и светский суд (мазалим). В него попадали уголовные и политические дела, которые требовали вмешательства светской власти. Таких судей назначал визирь. Бывало, что приговор, вынесенный кади, обжаловался в мазалим, и подсудимым оказывался сам кади.

Известен случай, когда в Каире один кади домогался руки богатой наследницы, но, получив отказ, объявил ее сумасшедшей и арестовал ее имущество. После ее жалобы визирь сам выступил как судья, и кади оказался за решеткой вместе с нанятыми им лжесвидетелями.

В период образовавшегося государства в Арабском Халифате происходит переход от военной демократии к раннефеодальной монархии. Халифат этого периода представлял собой относительно централизованное теократическое государство.

Во главе государства стоял ХАЛИФ, рассматривающийся как преемник пророка. В его руках была сосредоточена духовная (имамат) и светская (эмират) власть (до 10 в.).

Первые халифы избирались мусульманской знатью из своей среды. Но довольно быстро власть халифа стала наследственной.

Власть халифа в принципе признавалась неограниченной. В действительности же он должен был считаться с крупнейшими феодалами страны, которые нередко организовывали дворцовые перевороты, свергали неугодных им правителей.

Полномочия халифа:

1. верховный главнокомандующий;

2. руководит деятельностью государственного аппарата (назначает чиновников);

3. имеет право толковать Коран, Сунну;

4. назначает судей;

5. издает указы и распоряжения.

Главным советником и высшим должностным лицом при халифе стал ВИЗИРЬ. По мусульманскому праву визири могли быть с широкой и ограниченной властью (только исполняющие приказы халифа).

К числу важных чиновников при дворе относились также:

- начальник телохранителей халифа,

- особый чиновник, осуществляющий надзор за другими должностными лицами.

Центральными органами государственного управления стали специальные ведомства - ДИВАНЫ:

1. Диван-ал-Джунд (военных дел).

- ведал оснащением и вооружением войска.

- в нем велись списки ополченцев и наемников,

- определялись размеры оплаты и земельных пожалований за службу.

2. Диван-ал-Харадж (внутренних дел).

Контролировал деятельность центральных финансовых органов, занятых учетом налоговых и иных поступлений в казну;

3. Диван-ал-Барид (почтовой службы).

Ведал управлением дорог и почты, а также строительством дорог, колодцев и т.д. Это ведомство осуществляло тайное наблюдение за деятельностью и политическим настроением местных властей и населения. Чиновники почты не подчинялись должностным лицам в провинциях.

Местное управление.

Его система изменялась на протяжении 6 - 7вв. Территория халифата разделена на провинции, управляемые военными наместниками - ЭМИРАМИ, ответственными только перед халифом. В ведении эмиров находились:

- и полицейский аппарат.

Местное (немусульманское население) пользовалось судебной и правовой автономией.

Судебная система

Суд в халифате был отделен от администрации. Верховным судьей считался халиф. В целом правосудие было привилегией духовенства.

Существовала коллегия наиболее авторитетных богословов, которые назначали нижестоящих судей - КАДИ.

Полномочия кади:

- рассматривали судебные дела всех категорий,

- наблюдали за исполнением судебных решений,

- осуществляли надзор за местами заключения,

- проверяли законность землепользования.

При вынесении решений кади руководствовались прежде всего Кораном и дополнениями к нему и решали дела на основе самостоятельного толкования.

Судебные решения были окончательными и обжалованию не подлежали. Исключения составляли случаи, когда сам халиф или его уполномоченные изменяли решения кади.

Немусульманское население обычно подлежало юрисдикции судов, состоящих из представителей своего духовенства.

Большая роль армии определялась самой доктриной ислама. Основной задачей халифов считалось завоевание путем "священной войны" (газавата). Принимать в ней участие обязаны были все совершеннолетние и свободные мусульмане.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: