Осмотр телефона в суде порядок

Обновлено: 16.04.2024

Если вы хоть раз были в суде, то, наверное, запомнили ту унизительную процедуру, которую проводили с вами судебные приставы, дежурившие на входе в здание суда.

«Достаньте все предметы из карманов и положите сюда. Встаньте прямо, расставьте руки, повернитесь. Покажите, что у вас в сумке». Ну и так далее, с небольшими вариациями.

Если вы откажетесь проходить досмотр, то в здание суда вас просто не пустят. Таким образом, пропуск посетителя в здание суда находится в прямой зависимости от факта прохождения процедуры личного досмотра и досмотра личных вещей.

Некоторые, кто часто бывает в суде, скорее всего уже привыкли к этому. Кое-кто выражает недовольство данным досмотром и считает его незаконным. В этой статье попробуем разобраться кто из них прав и является ли досмотр в суде приставами законным ил инет.

Правила допуска посетителей в суд.

Итак, начнем с самого главного, Типовых правил внутреннего распорядка судов, регламентирующих, в частности, доступ посетителей в здание суда. Данные правила были утверждены Постановлением Совета судей РФ №101от 18.04.2003 года.

На их основе устанавливаются правила внутреннего распорядка для всех судов России.

Пунктом 5.1 Типовых правил установлено, что посетители допускаются в суд в рабочее время при представлении документов, удостоверяющих личность. Какие-либо формы личного досмотра посетителей суда или проверки их вещей данными правилами не предусмотрены .

То есть, на входе в здание суда вы предъявили приставам паспорт, сообщили куда и зачем вы идете и на этом все.

Тогда почему приставы «шмонают» всех входящих в суд? Может у них есть на то полномочия? И да, таки есть.

Досмотр в суде приставами. Основания и порядок.

Согласно ч. 2 ст. 11 ФЗ «О судебных приставах» судебный пристав по ОУПДС имеет право в порядке, предусмотренном законодательством РФ, осуществлять личный досмотр посетителей суда и их вещей при наличии оснований полагать, что посетители имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатку, наркоту и далее по списку.

Предусмотренный законодательством РФ порядок личного досмотра, а также досмотра вещей, находящихся при физическом лице регламентируется положениями ст. 27.7. КоАП РФ.

Согласно данной статье личный досмотр граждан и их вещей производится с обязательным оформлением протокола и в присутствии двух понятых либо под видеозапись. При этом мужчин досматривают только мужчины, а женщин – женщины.

На основании статей 27.2 и 27.3 КоАП РФ указанные досмотры могут проводить также и судебные приставы по ОУПДС.

Таким образом, для проведения вашего досмотра или досмотра вашей сумки при входе в здание суда у пристава должны быть основания в том, что вы предположительно несете оружие, взрывчатку или наркотики.

Повальный шмон всех входящих без разбора и оформления протокола незаконен.

Почему приставы досматривают без протокола?

Возникает следующий вопрос. Если повальный досмотр посетителей суда без составления протокола не предусмотрен законом и Правилами внутреннего распорядка, то почему тогда приставы его все-таки проводят?

Все дело в том, что приставы, игнорируя прямые требования закона, ссылаются на такие документы как «Правил осуществления пропускного режима», утвержденные региональным Советом судей.

В моем случае это постановление СС Приморского края №60 от 23.10.2014 года, согласно которому допуск посетителей в здание суда осуществляется с их обязательным осмотром , путем последовательного применения стационарного металлообнаружителя и портативного металлодетектора.

Также приставы скорее всего вам укажут на какие-нибудь висящие на стене «Правила поведения и пребывания граждан», подписанные председателем вашего местного суда. Согласно этим правилам посетители суда обязаны проходить осмотр с использованием технических средств, проводимый судебными приставами по ОУПДС, и предъявлять им для проверки ручную кладь.

Как вы, наверное, заметили речь в обеих бумажках идет об осмотрах, а не о досмотрах.

Казалось бы, приличия соблюдены – народ выворачивай карманы. Однако это совсем не так.

А основания и порядок личного осмотра и осмотра вещей граждан регламентированы ч.18 и 25 ст. 13 ФЗ «О полиции».

Ну а приставы в свою очередь к полиции никакого отношения не имеют. Круг замкнулся.

Если вы сочли статью интересной и полезной, то ставьте лайк и тащите ссылку на нее к себе в соцсеть.

Ну а в я в следующих статьях по данной теме подробно напишу и обосную являются ли законными все вышеуказанные постановления советов судей и председателей судов, которыми они ограничивают нашу с вами свободу перемещений и конституционное право на судебную защиту.

Так же и про то, как обжаловать такие постановление и действия судебных приставов в суде.

Внимание, у данной статьи будет тематическое продолжение. Так что, если интересно, подписывайтесь.

❗ Необходимы ли на осмотр телефона следователем, дознавателем, сотрудником уголовного розыска и т.п., - разрешение суда (санкция суда) или нет? Отмечу, что ситуация продолжает оставаться СПОРНОЙ в судебной практике, и окончательной точки в этом споре еще не поставлено.

Для большинства из нас, - сотовый телефон - ЭТО КЛАДЕЗЬ информации о нас, - начиная с персональных данных, доступа ко многим официальным сервисам (Госуслуги, ПФР, ИФНС и т.п.), информации о банковской тайне, коммерческой тайне, заканчивая личной, семейной и иной конфиденциальной информацией! И, конечно, там максимальная информация о наших контактах и общении с ними.

Конечно же, всем (кроме сотрудников правоохранительных органов) хотелось бы, чтобы доступ к этой информации и ее разглашение были максимально защищены законом!

Практике защиты известны случаи, когда подозреваемых (обвиняемых) сотрудники правоохранительного органа шантажировали даже разглашением сведений из личной переписки (например, с любовницей) "в обмен" на "признание"!

В данной публикации проведу собственный анализ судебных позиций по данному вопросу.

❗ Мног о лет профессионально занимаюсь защитой по уголовным делам и обжалованием приговоров. По результатам защиты вынесено свыше 10 оправдательных приговоров! Отменено и смягчено по составленным мной жалобам более 100 приговоров! Делюсь своей, и не только, успешной практикой защиты.

1. ПОЗИЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА:

В ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод указано, что каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случая, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

2. Нормы Конституции РФ:

КАЗАЛОСЬ БЫ, - УЖЕ В КОНСТИТУЦИИ РФ ЗАЛОЖЕНО ВСЕ ЧЕТКО И МАКСИМАЛЬНО ПОНЯТНО! НО НЕТ. ЗАКОН В РОССИИ "КАК ДЫШЛО". И КУДА ПОВЕРНЕТ ЕГО КАПРИЗНАЯ И ПЕРЕМЕНЧИВАЯ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА, НИКТО НЕ ЗНАЕТ.

3. Позиция Конституционного суда РФ:

Конституционный суд РФ НЕОДНОКРАТНО рассматривал жалобы на нарушение конституционных прав граждан при осмотре сотрудниками правоохранительных органов информации, содержащейся в мобильном телефоне, без санкции суда. И каждый раз ухитрялся "извернуться"(. ), уклонившись от прямого ответа: ЗАКОННО ЛИ ЭТО?

3.1. 2017 ГОД:

Таким образом, нет оснований полагать, что оспариваемыми законоположениями были нарушены конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе, в его конкретном деле ".

Т.Е., В ДАННОМ РЕШЕНИИ КС РФ фактически сослался на законность осмотра телефона без санкции суда, НО при наличии добровольного согласия подозреваемого на его осмотр!

3.2. 2018 ГОД:

Т.Е., В ДАННОМ РЕШЕНИИ, КС РФ фактически ЧЕТКО констатировал отсутствие установленных законом требований о санкционирова нии судом осмотра телефона ( что и так было известно заявителю , ведь именно это он обжаловал! ), но СДЕЛАЛ ВАЖНУЮ ОГОВОРКУ: если причинен ущерб конституционным правам, то потерпевшее от таких действий сотрудников правоохранительного органа лицо, - МОЖЕТ ОСПОРИТЬ ЭТИ РЕШЕНИЯ И ДЕЙСТВИЯ В СУД! Тем самым, КС РФ фактически допустил возможность ущерба конституционным правам в результате осмотра телефона без санкции суда, а также ВОЗМОЖНОСТЬ того, что суды могут встать на сторону заявителя, признав НАРУШЕНИЕ ЕГО ПРАВ!

ТЕМ НЕ МЕНЕЕ, БОЛЬШИНСТВО ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЕЙ, ВКЛЮЧАЯ НАШИ СУДЫ, - СЕЙЧАС ТОЛКУЮТ ЭТО РЕШЕНИЕ КС РФ , КАК ФАКТИЧЕСКИ РАЗРЕШАЮЩЕЕ ПРОВОДИТЬ ОСМОТР ТЕЛЕФОНА БЕЗ САНКЦИИ СУДА!

См.: Определение Конституционного суда РФ №189-О от 25 января 2018 года "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Прозоровского Дмитрия Александровича на нарушение его конституционных прав статьями 176, 177 и 195 УПК РФ"

4. Позиция Верховного суда РФ:

4.1.

Судебное разрешение (санкция суда) на осмотр телефона НЕ ТРЕБУЕТСЯ! При этом, обоснованием ПОЧЕМУ(?!) со ссылками на нормы права, высшая судебная инстанция себя иногда даже не утруждает!

Осмотр мобильного телефона, изъятого у Колобова В Г., проведен следователем в соответствие со ст. 176 УПК РФ и, вопреки утверждениям осужденного, для этого не требовалось судебного решения.

См.: Кассационное определение от 30 сентября 2014 г. по делу № 2-18/08 Верховный Суд Российской Федерации

4.2.

Как установлено судом , переписка осужденных по данному делу лиц осуществлялась с соблюдением методов конспирации, с использованием вымышленных имен, через информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет» и с использованием технических устройств, позволяющих выходить в эту сеть - переносных персональных компьютеров (ноутбуков), планшетных компьютеров И СМАРТФОНОВ(. ) . При этом переписка касалась не их частной жизни(!), а обстоятельств совершения преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств.

При таких обстоятельствах, по мнению ВС РФ, - для проведения следственных действий, связанных с осмотрами технических устройств и электронных носителей, изъятых у осужденных в ходе обысков, в том числе «макбука», изъятого в квартире Ерохина Е.Н., а также для осмотра содержавшейся в них информации не требовалось вынесения судебных решений.

См.: Апелляционное определение от 1 августа 2019 г. по делу № 2-003/2018 Верховный Суд Российской Федерации

3. Позиция судов общей юрисдикции, согласно которой, на производство осмотра мобильного телефона и информации в нем ВСЕ-ТАКИ НЕОБХОДИМО СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ, а осмотр без санкции суда ВЛЕЧЕТ НЕДОПУСТИМОСТЬ этого доказательства! (отмечу, - приведены позиции судов до Определения КС РФ №189-О от 25 января 2018 года!)

При оценке и анализе совокупности представленных сторонами доказательств суд приходит к следующим выводам.

Суд признает недопустимыми доказательствами стенограмму телефонных переговоров Шалабанова в период с 18 по ДД.ММ.ГГГГ (т.1, л.д. 249-253), лазерный диск CD-2126 (т.2, л.д. 11), протокол осмотра и прослушивания фонограмм с лазерного диска CD-2126 (т.2, л.д.1-9), поскольку суду не представлено процессуальных документов, подтверждающих законность проведения оперативно-розыскных мероприятий, в результате которых были получены записи телефонных переговоров с участием Шалабанова. Имеющееся в материалах уголовного дела постановление от ДД.ММ.ГГГГ (т.1 л.д. 248) какого-либо отношения к переговорам Шалабанова не имеет. Указанным постановлением разрешения на снятие информации с технических каналов связи, прослушивание телефонных переговоров Шалабанова не давалось, представленные суду доказательства о принадлежности Шалабанову абонентского номера № либо его переговорах с абонентом, владеющим данным номером, не свидетельствуют.

См.: Приговор от 25 июня 2014 г. по делу № 1-230/2014 Курганский городской суд (Курганская область)

3.2.

Детализацию звонков абонентского номера №* (т. 1 л.д. 237-248), полученную следователем путем использования телефона, изъятого у Кряковского при личном досмотре, суд признал недопустимым доказательством, полученным с нарушением положений ст.ст. 29, 165, 186.1 УПК РФ – без судебного решения(. ).

См.: Приговор № 1-51/2017 от 31 октября 2017 г. по делу № 1-51/2017 Каргапольский районный суд (Курганская область)

3.3.

ОДНАКО, С ТАКИМ РЕШЕНИЕМ НЕ СОГЛАСИЛСЯ СУД КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ, УКАЗАВ СЛЕДУЮЩЕЕ (мотивы и основания расписаны хорошо и звучат убедительно!):

Признавая действия следователя соответствующими требованиям закона, суд провел анализ норм законов, касающихся производства выемки и осмотра следователем телефона, сославшись на соблюдение требований ст. 183, п. 3 ч.1 ст. 81, ч.1 ст. 11, и п.3 ч.2 ст. 38 УПК РФ.

При этом судом не дано никакой оценки доводам жалобы адвоката о нарушении следователем положений ст. 23 Конституции и ст. 13 УПК РФ.

Высказываясь о соблюдении следователем п.3 ч.2 ст. 38 УПК РФ, суд при этом оставил без внимания, что самостоятельно направлять ход расследования и принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий следователь вправе только тогда, когда в соответствии с настоящим Кодексом не требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа.

О нарушении требований ст. 13 УПК РФ и ст. 23 Конституции защитником заявлялось в жалобе, однако судом это оставлено без внимания.

Кроме того, несмотря на то, что глава 25 УПК РФ прямо не закрепляет обязанность следователя получать судебное разрешение на осмотр СМС-переписки, эта обязанность вытекает из других норм как уголовно-процессуального закона и положений Конституции РФ, так и из международных норм, закрепленных в вышепоименованной Конвенции, подлежащих безусловному применению в РФ.

Очевидно, что приведенные выше положения предполагают защиту тайны личной жизни, требуя судебного разрешения на любые оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия, которые могут ее нарушить.

Кроме того ст. 185 УПК РФ прямо предусматривает обязанность следователя получать судебное разрешение на осмотр бандеролей, посылок, почтово-телеграфных отправлений, телеграмм и радиограмм.

Судом же не анализировалась возможность применения этих принципов в равной степени и к осмотру личной переписки, содержащейся в мобильном телефоне одного из участников судопроизводства, который с учетом природы и степени вмешательства фактически идентичен осмотру почтово-телеграфных отправлений либо телеграмм.

При этом обоснование судом своих выводов о законности проведенного следственного действия тем, что со стороны потерпевшего и его защитника не поступило возражений на осмотр СМС-переписки, а телефон был выдан добровольно, представляется малоубедительным.

Судом не учтено, что СМС-переписка имеет двусторонний характер и содержит мысли не только потерпевшего, но и других лиц, пусть и имеющих отношение к делу, но вообще никак не уведомленных о том, что их личная переписка будет достоянием органов предварительного следствия.

Между тем статья 186.1 УПК РФ предусматривает необходимость судебного разрешения на получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами.

Однако судом указанные обстоятельства не учтены.

В связи с изложенным, постановление суда первой инстанции отменено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

См.: Кассационное определение № 22-2225/12 от 24 мая 2012 г. по делу № 22-2225/12 Омский областной суд (Омская область)

РЕЗЮМИРУЯ ИЗЛОЖЕННОЕ: Основания для заявления в суд ходатайств а о признании недопустимым доказательством протокола осмотра мобильного (сотового) телефона следователем, дознавателем или сотрудником уголовного розыска, в тех случаях, когда на это нет санкции суда, - БЕЗУСЛОВНО ЕСТЬ! Но, - ОСОБЫХ НАДЕЖД на удовлетворение данного ходатайства судом лучше не питать.

ВСЕМ УДАЧИ В ОТСТАИВАНИИ СВОИХ ПРАВ!

❗ Напоминаю, что сам я профессионально занимаюсь обжалованием приговоров , вынесенных в любом порядке, любыми судами, по всем регионам РФ.

По результатам защиты вынесено более 10 оправдательных приговоров! Отменено и смягчено свыше 100 приговоров!

Более подробно ОБО МНЕ И ПО ВОПРОСАМ ОБЖАЛОВАНИЯ ПРИГОВОРОВ узнайте 👀 по ссылке 👆. Там же ❗ БЕСПЛАТНАЯ(!) КОНСУЛЬТАЦИЯ по обжалованию приговора. ОБРАЩАЙТЕСЬ!

Ставьте лайки и подписывайтесь на мой канал: "VIP-жалоба на приговор" , - узнайте все об эффективном обжаловании приговоров!

БУДУТ ПРИВЕДЕНЫ ЕЩЕ МНОГО ХОРОШИХ КОНКРЕТНЫХ ОСНОВАНИЙ ДЛЯ СМЯГЧЕНИЯ И ОТМЕНЫ ПРИГОВОРОВ ПО РЕАЛЬНЫМ УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, С МНОГОЧИСЛЕННЫМИ ПРИМЕРАМИ ПРАКТИКИ ОБЖАЛОВАНИЯ!

Спасибо за уделенное внимание ❗👍

Лайк и комментарий приветствуются ❗👍

© В.В. Панфилов, 2021

❗ Возможно, Вам будут интересны следующие публикации схожей тематики:

Суд отметил, что досмотр не может рассматриваться как несоразмерное ограничение прав граждан, так как он не предполагает возможности ознакомления с материалами, в том числе с теми, содержание которых составляет адвокатскую тайну


Адвокат Сергей Ванюков, который обратился в Конституционный Суд, указал, что КС фактически создает риски для раскрытия адвокатской тайны, поскольку видеокамеры наблюдения, установленные в суде, позволяют увеличить изображение и сделать снимок с видеоизображения. Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Чувашской Республики Владимир Романов отметил, что формально в случае срабатывания детектора металла у пристава появляется законное право на досмотр вещей и предметов, в которых, возможно, находится искомый предмет, однако можно видеть, как через рамку детектора проходят сотрудники правоохранительных органов, на них срабатывает звуковой сигнал, но им никто ничего не говорит. Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края Иван Хорошев посчитал, что в данной ситуации скорее стоит вопрос об уважении к профессии адвоката, поскольку, если обеспечивается безопасность суда, досматриваться должны и прокуроры, и сотрудники полиции.

Конституционный Суд вынес Определение № 2940-О, которым отказал в рассмотрении жалобы адвоката АП Чувашской Республики Сергея Ванюкова на положение Закона о судебных приставах, из-за которого в связи с отказом предоставить на осмотр адвокатское досье адвокат был привлечен к административной ответственности.

При входе в районный суд общей юрисдикции судебный пристав с помощью металлодетектора выявил наличие в папке адвоката металлического предмета, в связи с чем попросил его предоставить ее для осмотра. Сергей Ванюков сообщил, что имеет адвокатский статус, а в папке содержится адвокатское досье, в связи с чем осмотр повлечет нарушение адвокатской тайны, и отказался это сделать.

13 июня 2018 г. постановлением мирового судьи, оставленным без изменения решением Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики, Сергей Ванюков был привлечен к административной ответственности за неисполнение законного распоряжения судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила (ч. 2 ст. 17.3 КоАП РФ).

4 июля 2018 г. Новочебоксарский городской суд Чувашской Республики отказал в удовлетворении административного искового заявления Сергея Ванюкова о признании незаконным указания должностного лица ФССП о проведении осмотра в отношении него. Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Чувашской Республики оставила решение нижестоящей инстанции в силе. Суды установили, что действия административного ответчика соответствовали нормативным правовым актам, были направлены на обеспечение установленного порядка деятельности суда и не повлекли нарушения прав, свобод и законных интересов истца. В передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании судов кассационной инстанции адвокату было отказано.

Сергей Ванюков направил жалобу в Конституционный Суд. В ней он попросил признать ст. 11 Закона о судебных приставах, устанавливающую обязанности и права судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, противоречащей Конституции как позволяющей судебным приставам при осуществлении пропускного режима в здание суда осматривать вещи адвоката, в которых содержится адвокатское досье, что угрожает сохранению адвокатской тайны.

Конституционный Суд пришел к выводу, что оснований для принятия жалобы к рассмотрению не имеется. Так, он сослался на свои определения от 15 июля 2010 г. № 940-О-О и от 28 мая 2013 г. № 780-О и указал, что полномочия судебного пристава, которые следуют из ст. 11 Закона о судебных приставах, носят предупредительный характер и направлены на обеспечение установленного порядка деятельности судов, а также права граждан на охрану жизни и здоровья. Поэтому, отметил КС, сам по себе досмотр судебным приставом входящих в здание суда лиц и находящихся при них вещей при наличии оснований полагать, что данные лица имеют при себе предметы, вещества и средства, представляющие угрозу для безопасности окружающих, не может рассматриваться как несоразмерное ограничение прав граждан, притом что такой досмотр не предполагает возможности ознакомления судебного пристава с материалами этих лиц, в том числе с теми, содержание которых составляет адвокатскую тайну. «Кроме того, адвокат, действуя во исполнение законного требования судебного пристава, не лишен возможности самостоятельно предъявить ему для осмотра находящийся в его вещах предмет, на который среагировали специальные технические средства», – посчитала высшая инстанция.

«Таким образом, оспариваемые законоположения, не допускающие возможности произвольного досмотра судебными приставами лиц, входящих в здание суда, и не предполагающие возможности ознакомления с содержанием документов, находящихся при этих лицах, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте», – резюмировал Суд.

В комментарии «АГ» Сергей Ванюков с сожалением отметил, что позиция Конституционного Суда:

  • не учитывает специфики деятельности адвоката, который в течение всего дня может ходить по разным судам и каждый раз будет подвергаться досмотру;
  • отрицает презумпцию добросовестности адвоката;
  • нарушает принцип равноправия и состязательности сторон, поскольку прокуроры и следователи проходят в здания судов без досмотра;
  • позиционирует суд как режимный объект с ограниченным доступом;
  • не учитывает реалии XXI века, когда при широком распространении гаджетов металлодетектор срабатывает при прохождении любого человека.

Кроме того, заметил Сергей Ванюков, КС фактически создает риски для раскрытия адвокатской тайны. Он указал, что видеокамеры наблюдения, установленные в суде, позволяют увеличить изображение и сделать снимок с видеоизображения. По мнению адвоката, в случае рассмотрения многомиллионного спора, учитывая низкую заработную плату судебных приставов ОУПДС и высокий уровень коррупции, такой риск высок.

«Довод Конституционного Суда о том, что адвокат сам мог достать металлический предмет, не выдерживает критики, поскольку в моем случае металлодетектор сработал на металлический скоросшиватель в папке. Вытаскивать каждый раз все бумаги из адвокатского досье и показывать пустую папку с металлическим скоросшивателем несколько раз в день при каждом проходе в здание суда не может считаться адекватной мерой», – посчитал Сергей Ванюков.

Он указал, что, поскольку адвокатом не может быть лицо, привлеченное к уголовной ответственности, а его добросовестность презюмируется, адвокат вправе ожидать от государства большего доверия. «Основанием для досмотра адвоката должен быть более веский повод, чем срабатывание металлодетектора», – отметил Сергей Ванюков. Он добавил, что адвокаты вообще должны проходить в суд без прохождения досмотра.

Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Чувашской Республики Владимир Романов указал, что это не первое определение КС по этому поводу. «Адвокаты уже не раз предпринимали попытки к оспариванию действий приставов по досмотру, однако я не встречал решений судов с положительной практикой», – подчеркнул он.

Владимир Романов отметил, что формально, в случае срабатывания детектора на возможное наличие металлического предмета, у пристава появляется законное право на досмотр вещей и предметов, в которых, возможно, находится искомый металлический предмет. «Беда в том, что такие требования приставами предъявляются избирательно. Часто можно увидеть, как через рамку детектора проходят сотрудники правоохранительных органов, “звенят”, но им никто ничего не говорит и не требует предъявления вещей к досмотру», – рассказал он.

Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края Иван Хорошев отметил, что судебный пристав попросил адвоката представить папку для осмотра, однако КС рассуждает о досмотре, что не одно и то же. «Досматривать приставы имеют право, но для этого должны соблюдаться гарантии человека. Гарантии соблюдаются при следующих условиях: составление документа о досмотре в двух экземплярах, наличие понятых и проведение досмотра лицом одного пола. Эти правила напрямую не закреплены в Законе о судебных приставах, но они следуют из норм УПК и КоАП РФ. Досмотр должен оформляться письменно и с предоставлением копий – чтобы у человека была возможность обжаловать его», – указал Иван Хорошев.

Он отметил, что осмотр – это внешнее действие, то есть когда на человека смотрят. «Когда меня просят залезть в сумку или карманы и показать содержимое – это досмотр. Мы, к сожалению, этому подчиняемся в силу того, что должны в интересах доверителей попасть на процесс», – подчеркнул эксперт. Кроме того, он заметил, что в отношении адвоката был составлен протокол по ч. 2 ст. 17.3 КоАП – неисполнение законного распоряжения пристава о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила, в связи с чем возникает вопрос: почему отказ предоставить вещи для осмотра породил такое наказание.

«КС последнее время уходит от острых вопросов и не стремится их разрешить: запретив досматривать или осматривать либо разграничив, что осмотр не есть досмотр или осмотр это и есть досмотр, он бы просто “связал руки” приставам, потому что тогда они будут обязаны оформлять свои действия на бумаге», – указал адвокат.

«Иногда я слышу аргумент о том, что в аэропорту тоже досматривают, однако это совсем другие отношения – когда я покупаю билеты на самолет, я соглашаюсь с условиями безопасности и прохождения, знаю, что меня будут досматривать, – подчеркнул Иван Хорошев. – Когда я захожу в органы государственной власти, я захожу как адвокат, представитель профессии, как одна из сторон спора или дела, ко мне должно проявляться должное уважение, в том числе в связи со статусом и необходимостью сохранять адвокатскую тайну».

Иван Хорошев считает, что в данной ситуации скорее стоит вопрос об уважении к профессии адвоката, поскольку, если обеспечивается безопасность суда, досматриваться должны и прокуроры, и сотрудники полиции. «Я сегодня был в Красноярском краевом суде. Перед моим досмотром прошло 6 человек из клининговой компании. Их никто не досмотрел. Также спокойно, просто показав удостоверение, проходят прокуроры. Это неправильно», – отметил Иван Хорошев. При этом он добавил, что это вопрос не Конституционного Суда, а наведения порядка в конкретных судебном департаменте и службе судебных приставов.

УПК РФ Статья 186. Контроль и запись переговоров

1. При наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела, их контроль и запись допускаются при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса.

(см. текст в предыдущей редакции)

2. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления - на основании судебного решения.

3. В ходатайстве следователя о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров указываются:

1) уголовное дело, при производстве которого необходимо применение данной меры;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) фамилия, имя и отчество лица, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи;

4) срок осуществления контроля и записи;

5) наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи.

4. Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется следователем для исполнения в соответствующий орган.

5. Производство контроля и записи телефонных и иных переговоров может быть установлено на срок до 6 месяцев. Оно прекращается по постановлению следователя, если необходимость в данной мере отпадает, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу.

6. Следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания. Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств.

7. О результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием специалиста (при необходимости), а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к протоколу.

(в ред. Федерального закона от 04.03.2013 N 23-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

8. Фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.

Правила личного досмотра

Для проверки документов и личных вещей полицейскому нужен серьезный повод. Например, основание полагать, что вы совершили преступление, находитесь в розыске или причастны к административному правонарушению. При этом сотрудник МВД обязан представиться, предъявить удостоверение и ответить на вопросы о причинах проверки.

Если полицейский настаивает на досмотре, обязательно потребуйте двоих понятых вашего пола и составление протокола. В протоколе должны быть указаны дата и место составления, должность и ФИО составителя, сведения о вас и всех обнаруженных в ходе досмотра вещах. Если подозрения оказались безосновательными, вас должны сразу отпустить.

Может ли полицейский проверить телефон

На практике полицейские часто пользуются этой правовой коллизией и проверяют телефоны, ссылаясь на нормы о досмотре. К тому же проверка телефона не всегда предполагает чтение переписки. Чаще всего полицейские просто осматривают устройство снаружи – например, чтобы удостовериться, что под чехлом не спрятаны наркотики или другие запрещенные вещества.

Памятка: ваши права при проверке мобильного

  • Показать и передать телефон сотруднику МВД все-таки придется – это вполне законная просьба, за отказ в которой вас могут привлечь к административной ответственности по статье 19.3 КоАП .
  • Если от вас требуют разблокировать телефон и показать переписку, смело отказывайтесь. В законе не прописана обязанность гражданина предоставлять полицейским пароли от гаджетов, а право на тайну переписки защищено Конституцией.
  • Если полицейский все же разблокировал ваш телефон и обнаружил в нем Telegram, LinkedIn, Zello или Rutracker, никакая ответственность вам не грозит. Закон не предусматривает ответственность для конечных пользователей за использование запрещенных в России сервисов, как и за посещение заблокированных Роскомнадзором сайтов.

Чтобы защитить хранящуюся в телефоне личную информацию от незаконных проверок и утечки, используйте пароли и блокировки. Современные операционные системы позволяют надежно зашифровать содержимое смартфонов.

Ставьте лайк и подписывайтесь на наш канал, чтобы быть в курсе свежих юридических новостей!

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: