Может ли адвокат быть на усн

Обновлено: 13.04.2024

В рассмотренном примере у адвоката, работающего в коллегии адвокатов, возникли вопросы: каким образом формируется доход членов коллегии адвокатов в целях обложения НДФЛ, а также в каком составе и в какие налоговые инспекции следует подавать отчетность по НДФЛ (формы 2-НДФЛ, 6-НДФЛ)?

Эксперты службы Правового консалтинга компании "Гарант" пояснили, что налоговая база по НДФЛ с доходов адвокатов, облагаемых по ставке 13%, формируется коллегией адвокатов исходя из сумм, внесенных доверителем за юридические услуги, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, включая профессиональный налоговый вычет.

При этом коллегия адвокатов в качестве налогового агента обязана в общем порядке представлять в налоговый орган по месту своего учета справку по форме 2-НДФЛ и расчет по форме 6-НДФЛ.

Напомним, что правовые основы деятельности адвокатуры законодательно определены (Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"; далее – Закон № 63-ФЗ).

Может ли адвокат подать декларацию по форме 3-НДФЛ через Личный кабинет налогоплательщика на сайте ФНС России, узнайте из материала "Личный кабинет налогоплательщика физического лица и индивидуального предпринимателя " в " Энциклопедии решений. Налоги и взносы " интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката, физическим и юридическим лицам (доверителям) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию (п. 1 ст. 1 Закона № 63-ФЗ). Адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме (подп. 1-2 ст. 25 Закона № 63-ФЗ). Существенными условиями соглашения являются, в частности, условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь, а также порядок и размер компенсации расходов адвоката, связанных с исполнением поручения (подп. 3-4 п. 4 ст. 25 Закона № 63-ФЗ). При этом адвокатская деятельность не является предпринимательской (п. 2 ст. 1 Закона № 63-ФЗ) .

В свою очередь адвокат обязан ежемесячно отчислять средства в определенном порядке и размерах на общие нужды адвокатской палаты, а также на содержание соответствующего адвокатского образования (подп. 5 п. 1 ст. 7 Закона № 63-ФЗ). Такие расходы, а также расходы на страхование профессиональной ответственности и иные, считаются профессиональными расходами адвоката (ст. 19, п. 7 ст. 25 Закона № 63-ФЗ).

Вместе с тем, адвокат, являющийся налоговым резидентом РФ, в общем порядке вправе претендовать на получение в том числе, стандартных социальных и имущественных налоговых вычетов.

Таким образом, налоговая база по НДФЛ с доходов адвокатов формируется коллегией адвокатов, исполняющей функции налогового агента, исходя из сумм, внесенных доверителем за юридические услуги в кассу или на расчетный счет коллегии адвокатов, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, включая профессиональный вычет.

В отношении отчетности адвокатские палаты субъектов РФ обязаны не позднее 10-го числа каждого месяца сообщать в налоговый орган по месту нахождения адвокатской палаты субъекта РФ сведения об адвокатах, внесенные в предшествующем месяце в реестр адвокатов субъекта РФ (в том числе сведения об избранной ими форме адвокатского образования) или исключенные из указанного реестра, а также о принятых за этот месяц решениях о приостановлении (возобновлении) статуса адвокатов (п. 2 ст. 85 Налогового кодекса). В течение пяти дней со дня получения указанных сведений налоговым органом осуществляется постановка на учет адвоката по месту его жительства (либо снятие с учета при прекращении статуса адвоката) (п. 6 ст. 83, подп. 2, 5 ст. 84 НК РФ).

При этом обязанность по представлению в налоговый орган по месту своего учета налоговой декларации по форме 3-НДФЛ возложена только на адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты, самостоятельно исчисляющих и уплачивающих НДФЛ (п. 1, подп. 5 ст. 227 НК РФ).

В свою очередь налоговые агенты представляют в налоговый орган по месту своего учета:

В связи с возникающими вопросами по порядку перехода на упрощенную систему налогообложения адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты, Министерство Российской Федерации по налогам и сборам разъясняет следующее.

В соответствии со статьей 346.12 главы 26.2 "Упрощенная система налогообложения" Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) налогоплательщиками признаются организации и индивидуальные предприниматели, перешедшие на упрощенную систему налогообложения и применяющие ее в порядке, установленном Кодексом, за исключением налогоплательщиков, перечисленных в пункте 3 данной статьи Кодекса, которым право на применение упрощенной системы налогообложения не предоставлено.

Согласно пункту 2 статьи 11 Кодекса (в редакции Федерального закона от 23.12.2003 N 185-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования процедур государственной регистрации и постановки на учет юридических лиц и индивидуальных предпринимателей") организациями признаются юридические лица, образованные в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также иностранные юридические лица, компании и другие корпоративные образования, обладающие гражданской правоспособностью, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств, международные организации, их филиалы и представительства, созданные на территории Российской Федерации.

Таким образом, действие упрощенной системы налогообложения распространяется только на тех налогоплательщиков, которые в соответствии с Кодексом признаются организациями или индивидуальными предпринимателями и не перечислены в пункте 3 статьи 346.12 Кодекса.

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание то обстоятельство, что в соответствии со статьей 11 Кодекса адвокаты, учредившие в установленном Федеральным законом от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" порядке адвокатские кабинеты, признаны с 01.01.2004 индивидуальными предпринимателями и не поименованы в статье 346.12 Кодекса, они вправе применять упрощенную систему налогообложения на общих с другими налогоплательщиками основаниях.

При этом адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты в истекшем календарном году, осуществляют переход на упрощенную систему налогообложения в порядке, предусмотренном пунктом 1 статьи 346.13 Кодекса.

Что касается адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты в течение текущего календарного года, то следует отметить, что в соответствии со статьями 83 - 85 Кодекса постановка их на учет осуществляется налоговым органом по месту их жительства на основании сведений, сообщаемых советом адвокатской палаты субъекта Российской Федерации в соответствии со статьей 85 Кодекса, в течение пяти дней со дня их поступления.

В случае если адвокату, учредившему адвокатский кабинет, ранее было выдано свидетельство о постановке на учет в налоговом органе, ему выдается (направляется по почте с уведомлением о вручении) только Уведомление о постановке на учет физического лица в налоговом органе по месту жительства по форме N 09-2-3.

В связи с этим переход адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты, в течение текущего календарного года на упрощенную систему налогообложения не может быть осуществлен в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 346.13 Кодекса.

В целях урегулирования данной правовой коллизии и обеспечения равных условий перехода на упрощенную систему налогообложения МНС России считает возможным до внесения соответствующих изменений в действующее законодательство о налогах и сборах применение указанными налогоплательщиками следующего порядка перехода на упрощенную систему налогообложения.

Адвокаты, учредившие в текущем календарном году адвокатские кабинеты и изъявившие желание применять упрощенную систему налогообложения, подают заявление о переходе на упрощенную систему налогообложения по форме 26.2-1, утвержденной Приказом МНС России от 19.09.2002 N ВГ-3-22/495, в день получения в налоговом органе Свидетельства о постановке на учет физического лица в налоговом органе по месту жительства на территории Российской Федерации и (или) Уведомления о постановке на учет физического лица в налоговом органе по месту жительства, а при получении данных документов по почте - в течение трех дней со дня поступления почтового отправления в отделение связи по месту жительства получателя.

В этом случае для данной категории налогоплательщиков датой начала применения упрощенной системы налогообложения признается дата постановки на учет в налоговом органе в качестве адвоката, учредившего адвокатский кабинет, указанная в Уведомлении о постановке на учет.

Сазонов Всеволод

В настоящее время в России насчитывается свыше 80 тыс. адвокатов. Часть из них учредили адвокатские кабинеты, другие осуществляют деятельность в рамках иных адвокатских образований.

Много лет велась дискуссия о том, может ли адвокат заниматься предпринимательской деятельностью. Как известно, вне рамок адвокатской деятельности адвокат не имеет права извлекать дополнительный доход путем оказания юридических услуг. Кроме того, у адвоката до 2015 г. отсутствовало право получения дохода от деятельности, не связанной с адвокатской. Исключение составляла научная, преподавательская, экспертная и консультационная деятельность.

Вместе с тем новой редакцией КПЭА 1 отменен запрет занятия адвокатами иной предпринимательской деятельностью. В частности, действующая редакция Кодекса предусматривает для адвоката возможность инвестировать средства и распоряжаться принадлежащим ему имуществом, включая недвижимость, а также извлекать доход из других источников, если эта деятельность не предполагает использование статуса адвоката (п. 3 ст. 9 КПЭА). Логично и понятно, что, если адвокат на регулярной основе занимается иным видом деятельности, он должен это делать в рамках определенного правового статуса: учредителя компании, самозанятого лица или индивидуального предпринимателя. Соответственно по разрешенным видам деятельности налоговая инспекция регистрирует адвокатов в качестве ИП.

Однако позиция налоговых органов по данному вопросу иная. Она основана на подп. 10 п. 3 ст. 346.12 НК РФ и Письме Министерства финансов РФ от 19 октября 2020 г. № 03-11-09/91070, в которых указано, что адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также иные формы адвокатских образований, не вправе применять УСН.

В связи с возникшей коллизией я обратился в Верховный Суд РФ с административным иском, в котором указал, что указанное письмо Минфина, а также письмо ФНС от 2 ноября 2020 г. № СД-4-3/17969@, которым письмо Минфина было направлено в нижестоящие налоговые органы, являются нормативными правовыми актами, так как создают нормы права для неограниченного числа адвокатов.

При этом примечательна позиция налоговых органов, которые, продолжая настаивать на том, что адвокаты не вправе заниматься предпринимательской деятельностью, регистрируют их в качестве ИП. Вместе с тем право определять, какой деятельностью может заниматься адвокат, является прерогативой адвокатского сообщества, а не Минфина и налоговых органов.

Как пояснил Суд, действующим законодательством не предусмотрено применение УСН при осуществлении адвокатской деятельности как «адвокатами-кабинетчиками», так и адвокатскими образованиями

Верховный Суд пошел по самому простому, на мой взгляд, пути: сначала отказался принять к рассмотрению ряд писем Минфина и ФНС, которыми было отказано в применении УСН в связи с регистрацией адвоката в качестве ИП в рамках деятельности, не связанной с адвокатской, а затем при разбирательстве, применив формальный подход, подтвердил 2 довод административных ответчиков о том, что адвокатская деятельность не является предпринимательской, а адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также иные формы адвокатских образований, не вправе применять УСН.

Одновременно с этим ВС указал, что адвокаты не вправе осуществлять адвокатскую деятельность вне установленных форм адвокатских образований, а также в статусе ИП. Указанной формулировкой он фактически отделил адвокатскую деятельность от предпринимательской, что косвенно подтвердило приведенный в исковом заявлении довод о том, что правоотношения, касающиеся гражданина – ИП, не находятся во взаимосвязи с адвокатской деятельностью того же лица, в том числе в рамках системы налогообложения.

При этом Суд уклонился от рассмотрения основного вопроса о том, что налоговый орган, используя письмо Минфина как нормативный документ, создает новые нормы, и признал указанное письмо правомерным – что, в принципе, изначально не оспаривалось.

Таким образом, вопрос о том, существуют ли правовые основания, чтобы фактически ограничить в правах широкий круг лиц, имеющих статус адвоката и наряду с этим занимающихся предпринимательской деятельностью, не связанной с адвокатской, остался открытым. Принятое Верховным Судом решение демонстрирует, что судам сложно провести различия между адвокатом как лицом с особым статусом и адвокатом как гражданином и субъектом предпринимательской деятельности.

Решение данной проблемы крайне важно для адвокатского сообщества, так как действующее законодательство закрепляет право адвоката заниматься предпринимательской деятельностью, в связи с чем представляется недопустимым, чтобы наличие адвокатского статуса ухудшало финансовое положение гражданина и лишало его льгот, которыми вправе пользоваться остальные граждане.


В комментарии «АГ» адвокат, обратившийся с административным иском в Верховный Суд, отметил, что тот фактически уклонился от рассмотрения основного вопроса о том, что ФНС России, используя письмо Минфина, создает новые нормы. По мнению одного эксперта «АГ», вопрос о возможности применения УСН объективно является одним из самых финансово болезненных для адвокатов. Другой также отметил, что адвокаты, оказывающие юридическую помощь и являющиеся объектом более строгого публично-правового регулирования, несут существенно большую налоговую нагрузку в сравнении с ИП. Третий полагает, что иного решения ВС РФ в рассматриваемом случае быть не могло. В ФПА РФ сочли, что решение ВС оставило ситуацию по рассматриваемому вопросу неопределенной.

Верховный Суд опубликовал Решение № АКПИ22-112 по делу об оспаривании Письма ФНС России от 2 ноября 2020 г. № СД-4-3/17969@, которым налоговым органом было сообщено о Письме Минфина от 19 октября 2020 г. № 03-11-09/91070 по вопросу о возможности применения упрощенной системы налогообложения адвокатами, учредившими адвокатский кабинет. Согласно позиции Минфина Налоговый кодекс не разрешает адвокатам применять УСН, поэтому частнопрактикующие нотариусы и адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также иные формы адвокатских образований, не вправе применять такой спецрежим.

Адвокат попытался оспорить подход ФНС

ВС посчитал, что УСН – не для адвокатов

Изучив материалы дела, Верховный Суд отказал в удовлетворении иска со ссылкой на то, что оспариваемое письмо было направлено ФНС России в пределах своей компетенции и предоставленных полномочий. Он напомнил, что адвокатская деятельность не является предпринимательской, а адвокаты не вправе осуществлять адвокатскую деятельность вне установленных форм адвокатских образований, а также в статусе ИП. В свою очередь адвокат, учредивший адвокатский кабинет, признается налогоплательщиком НДФЛ и самостоятельно исчисляет суммы налога, подлежащие уплате в соответствующий бюджет.

Как пояснил ВС, адвокатские образования, за исключением адвокатского кабинета, являются юрлицами, осуществляющими функции налогового агента адвокатов, являющихся их членами, по доходам, полученным ими в связи с осуществлением адвокатской деятельности. «Применение упрощенной системы налогообложения при осуществлении адвокатской деятельности как адвокатами, учредившими адвокатский кабинет, так и адвокатскими образованиями действующим законодательством не предусмотрено. Таким образом, содержание оспариваемого письма соответствует действительному смыслу разъясняемых им нормативных положений, в связи с чем его нельзя считать выходящим за рамки адекватного истолкования положений законодательства, влекущим изменение правового регулирования соответствующих общественных отношений и порождающим неправомерную практику применения нормы подп. 10 п. 3 ст. 346.12 НК РФ», – отмечено в решении.

При этом Верховный Суд также не согласился с утверждением Всеволода Сазонова о том, что оспариваемое им письмо имеет признаки НПА, поскольку каких-либо новых норм, обязательных к применению неопределенным кругом лиц, оспариваемым актом не установлено. По мнению Суда, этот документ не содержит разъяснений, ограничивающих применение физлицом УСН в отношении предпринимательской деятельности, не связанной с адвокатской.

Адвокат-истец считает, что Суд уклонился от рассмотрения основного вопроса

«Так, в отличие от юристов-предпринимателей, адвокат не имеет права уплачивать налог по ставке 6%. С одной стороны, такое неравноправие обосновывается особым статусом адвоката. Но с другой – в отношении деятельности, не связанной с адвокатской, у адвоката справедливо должно быть равное положение с иными предпринимателями. Иными словами, адвокат как адвокат действительно не может быть индивидуальным предпринимателем и пользоваться УСН, но адвокат как гражданин может заниматься другими видами деятельности. То есть следует разграничивать его юридическую деятельность и иную деятельность, не связанную с юридической», – полагает Всеволод Сазонов.

По словам адвоката, в своем решении Верховный Суд пошел по самому простому пути: сначала отказался принять к рассмотрению ряд писем Минфина и ФНС России, которыми было отказано в применении УСН в связи с регистрацией адвоката в качестве ИП в рамках деятельности, не связанной с адвокатской, а затем при разбирательстве, применив формальный подход, подтвердил довод Минфина и ФНС России о том, что адвокатская деятельность не является предпринимательской, а адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также иные формы адвокатских образований, не вправе применять УСН.

«Одновременно с этим Верховный Суд указал, что адвокаты не вправе осуществлять адвокатскую деятельность вне установленных форм адвокатских образований, а также в статусе ИП. Указанной формулировкой он фактически отделил адвокатскую деятельность от предпринимательской, что косвенно подтвердило довод истца о том, что правоотношения, касающиеся гражданина-ИП, не находятся во взаимосвязи с адвокатской деятельностью этого же гражданина, в том числе и в рамках системы налогообложения», – заметил адвокат.

По его мнению, ВС РФ уклонился от рассмотрения основного вопроса о том, что налоговый орган, используя письмо Минфина России как нормативный документ, создает новые нормы, и признал письмо Минфина России правомерным, что в принципе изначально не оспаривалось. Таким образом, вопрос о том, имеются ли правовые основания для того, чтобы фактически ограничить в правах достаточно широкий круг лиц, имеющих статус адвокатов и наряду с этим занимающихся предпринимательской деятельностью, не связанной с адвокатской, остается открытым.

«Принятое ВС решение демонстрирует, что судам до сих пор сложно провести различия между адвокатом как адвокатом и адвокатом как гражданином и субъектом предпринимательской деятельности. Данный вопрос крайне важен для адвокатского сообщества, потому что действующее законодательство действительно закрепляет право адвоката заниматься предпринимательской деятельностью, и совершенно недопустимо, чтобы его статус ухудшал его финансовое положение и лишал его льгот, которыми могут пользоваться остальные граждане», – резюмировал Всеволод Сазонов. Он добавил, что на решение уже подана апелляционная жалоба.

Эксперты «АГ» оценили выводы ВС

Адвокат, советник Lidings Дмитрий Кириллов полагает, что решение Верховного Суда поднимает по меньшей мере два вопроса. «Прежде всего, это неясность законодательства в части запрета на применение УСН адвокатами и адвокатскими образованиями. Действительно, подп. 10 п. 3 ст. 346.12 НК РФ устанавливает прямой запрет на применение такого спецрежима нотариусами, занимающимися частной практикой, и адвокатами, учредившими адвокатские кабинеты, а также иные формы адвокатских образований. Однако в этой части Суд констатировал, что оспариваемое письмо ФНС не содержит разъяснений, ограничивающих применение физическим лицом УСН в отношении предпринимательской деятельности, не связанной с адвокатской. Исходя из такого подхода целесообразно дополнить вышеуказанную норму прямым указанием на то, что запрет на применение УСН не распространяется на иную деятельность указанных в этой норме нотариусов и адвокатов», – полагает он.

Второй вопрос, по словам эксперта, более глобален и стоит на повестке достаточно давно: почему в принципе в НК РФ существует запрет на применение УСН адвокатами и адвокатскими образованиями? «Он приводит к тому, что организации и ИП, оказывающие юридические услуги, не требующие статуса адвоката, применяют УСН и получают существенную налоговую экономию. В то же время адвокаты, оказывающие юридическую помощь и являющиеся объектом более строгого публично-правового регулирования, несут существенно большую налоговую нагрузку. Поскольку законодатель придерживается принципа, что юридическая помощь не является предпринимательской, можно не распространять на нее изначально “предпринимательский” режим УСН и установить специальную “адвокатскую” ставку НДФЛ в гл. 23 НК РФ», – убежден Дмитрий Кириллов.

По мнению эксперта, в рассматриваемом случае Верховный Суд исходил из того, что адвокатская деятельность не является предпринимательской: в числе лиц, не имеющих права применять УСН, указаны адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также иные формы адвокатских образований. «Суд почеркнул, что адвокаты не вправе осуществлять именно адвокатскую деятельность вне установленных форм адвокатских образований, а также в статусе индивидуального предпринимателя. При этом ИП не является формой адвокатского образования. Верховный Суд принял вполне обоснованное решение, указав при этом, что оспариваемое письмо не содержит разъяснений, ограничивающих применение физическим лицом УСН в отношении предпринимательской деятельности, не связанной с адвокатской», – заключил Василий Ваюкин.

Адвокат, партнер и руководитель налоговой практики Five Stones Consulting Екатерина Болдинова отметила, что вопрос о возможности применения УСН объективно является одним из самых финансово болезненных для адвокатов. Она пояснила, что с точки зрения Закона об адвокатуре под адвокатской деятельностью понимается квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката, в порядке, установленном этим федеральным законом, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. При этом в силу прямого указания закона адвокатская деятельность не является предпринимательской. «Именно это фактически исключает возможность использования адвокатами УСН с пониженной налоговой ставкой, применяемой ИП и организациями. В этом есть определенный момент социальной несправедливости: не осуществляя предпринимательскую деятельность, адвокат вынужден уплачивать налоги (НДФЛ) по общим налоговым ставкам (13 или 15%), тогда как средний предприниматель с куда большими доходами может уплачивать налог на УСН с базой “доход” по ставке 6 %. При этом адвокаты не вправе применять УСН в силу прямого указания подп. 10 п. 3 ст. 346.12 НК РФ», – отметила она.

Однако, по мнению Екатерины Болдиновой, с точки зрения действующего законодательства решение Верховного Суда РФ полностью ему соответствует. «Письмо ФНС от 2 ноября 2020 г., которое пытался оспорить адвокат, не создает новой нормы права, оно основано на положениях как НК РФ, так и законодательства об адвокатуре. Поэтому, как это ни печально, в этом случае адвокатам не следует тратить силы на ненужное оспаривание писем ФНС, а стоит сосредоточиться на справедливой корректировке норм НК РФ: ведь если статус адвоката исключает ведение им предпринимательской деятельности, то он не должен уплачивать в бюджет больше налогов, чем обычный предприниматель. На мой взгляд, необходимость таких изменений в НК РФ давно назрела», – заключила адвокат.

Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, адвокат АП г. Москвы Вячеслав Голенев полагает, что решение ВС РФ оставило ситуацию неопределенной и все так же серьезно затрагивающей права адвокатов. «При расширительном толковании уже не самих норм НК, а даже спорного письма ФНС получается, что ни один адвокат не вправе, будучи одновременно индивидуальным предпринимателем, применять в рамках деятельности ИП упрощенную систему налогообложения. Если в отношении адвокатов в адвокатском кабинете возможно сослаться на сложность налогового администрирования, то в отношении иных адвокатов запрет, который можно вывести из письма ФНС, просто абсурден. Получается, что адвокат не может открыть, например, ИП и сдавать свою недвижимость в аренду при применении УСН», – заметил он.

Комиссия АП Санкт-Петербурга по продвижению законодательных инициатив в сфере социальных и профессиональных прав адвокатов представила для ознакомления и обсуждения поправки в Налоговый кодекс РФ о делегировании адвокатам права использовать упрощенную систему налогообложения. Палата предлагает всем желающим присылать свои замечания, предложения и дополнения к документу до 5 мая. Представленные поправки в Налоговый кодекс предусматривают заявительный характер перехода адвокатов на УСН и возможность применения такого специального налогового режима с момента получения статуса адвоката.

Содержание поправок

Проект предусматривает заявительный характер перехода адвокатов на УСН.

В пояснительной записке отмечается, что текущая система налогообложения устанавливает неравное налоговое бремя для различных категорий граждан в отношении доходов от адвокатской деятельности и оказания юридических услуг, что нарушает базовые принципы налогообложения – равенства и справедливости. Так, налоговая ставка доходов от адвокатской деятельности составляет 13% (по достижении величины 5 млн руб. – 15%), а налогообложение доходов ИП от деятельности по оказанию юруслуг в рамках УСН составляет всего 6%. При этом адвокаты и ИП уплачивают страховые взносы в социальные фонды в равном размере (п. 2 ч. 1 ст. 419 НК РФ).

В связи с этим авторы поправок выступают за возможность перехода адвокатов на УСН. «Данный вид налогообложения позволит определять доходы адвокатов как доходы, полученные исключительно от осуществления профессиональной адвокатской деятельности. Кроме того, предлагаемые изменения позволят более четко квалифицировать лиц, имеющих статус адвоката, как участников налоговых правоотношений. Фактически вводится новый конкретный вид налогоплательщика – лицо, обладающее статусом адвоката. Данные изменения позволят налоговым органам более четко администрировать все действия, связанные с налоговой отчетностью и налогообложением данной категории граждан», – отмечено в пояснительной записке к проекту закона.

Так, согласно предлагаемым изменениям в п. 1 ст. 346.13 НК РФ адвокат, желающий перейти на данный спецрежим со следующего календарного года, обязан уведомить об этом налоговый орган по месту своего жительства или регистрации не позднее 31 декабря текущего года. Объектом налогообложения выступят доходы, полученные от адвокатской деятельности, либо доходы, полученные от такой деятельности, уменьшенные на величину соответствующих расходов.

Также поправки предусматривают возможность применения УСН адвокатом с момента получения профессионального статуса. Адвокаты, не пожелавшие перейти на УСН, останутся на общей системе налогообложения.

Острая необходимость изменений для адвокатов

По словам Ольги Владимировой, речь идет не только о восстановлении социальной справедливости. «Мы провели тщательный анализ, небольшой социологический опрос и сделали однозначный вывод о том, что с введением возможности применения для адвокатов упрощенной системы налогообложения наполняемость бюджета в части налоговых поступлений от адвокатов возрастет. Упростится порядок заполнения налоговых деклараций; для адвокатов, избравших упрощенную систему налогообложения доходов, бюрократические процедуры ведения отчетности будут минимизированы. Законопроект подготовлен таким образом, что для его принятия и внедрения необходимо самое незначительное изменение подзаконных актов. Таким образом, принятием предлагаемого законопроекта будет не только декларирована свобода выбора каждого адвоката, но и устранен дисбаланс, присутствующий сейчас в применении базовых принципов равенства и справедливости», – убеждена она.

Реакция Федеральной палаты адвокатов

Член Совета Федеральной палаты адвокатов РФ, президент АП Воронежской области Олег Баулин в комментарии «АГ» отметил, что вопрос о возможности использования адвокатами специальных налоговых режимов, в том числе упрощенной системы налогообложения, не первый раз обсуждается в адвокатском сообществе.

«Сама по себе идея снижения налоговой нагрузки заслуживает всяческого одобрения, тем более что имеет под собой серьезные основания, заключающиеся в особом характере профессиональной адвокатской деятельности, фактической обязанности, в отличие от субъектов предпринимательства, нести определенный стандартный “набор” расходов. Однако продолжительность обсуждения вопроса в адвокатском сообществе говорит о том, что вопрос далеко не простой. Шестипроцентная ставка – это, безусловно, замечательно, потому что она меньше наших 13% по НДФЛ. При этом должно быть точное понимание, что объектом налогообложения являются доходы. Понятие неотработанного гонорара, который может находиться на счетах адвокатского образования сколь угодно долго до завершения оказания юридической помощи, в рамках УСН не имеет смысла», – полагает он.

По словам Олега Баулина, не случайно при выборе объектом доходов, уменьшенных на величину расходов, налоговая ставка вырастает до 15%. «Это не удивительно, поскольку УСН предполагает замещение группы налогов, применительно же к адвокатам по предлагаемому законопроекту – только НДФЛ. Сама по себе расходная составляющая занимает в деятельности адвоката значительное место, поскольку включает не только взносы в ФПА и региональные палаты, но и расходы (взносы) на содержание адвокатского образования, а также индивидуальные профессиональные расходы. Последние две составляющие могут быть, в зависимости от отношения адвокатов к оформлению своей профессиональной деятельности (требуется либо нет помещение, транспорт и т.д.), очень заметны. В любом случае здесь экономические параметры, которые следовало бы учесть и посчитать и в рамках отдельных регионов, и в рамках всей адвокатуры», – подчеркнул член Совета ФПА.

Он добавил, что режим УСН предполагает только индивидуальные формы работы, по сути, только адвокатские кабинеты. «Конечно, можно представить членство адвоката, перешедшего на УСН, в коллегии либо бюро, однако это будет умозрительная конструкция – при УСН налог уплачивается самостоятельно, наличие налогового агента и уплата налогов за адвоката не предполагаются, так же как не предполагается и учет профессиональных расходов. Если же вопрос авторами проекта видится иначе – он должен быть обоснован и отражен в проекте», – пояснил Олег Баулин.

Член Совета ФПА также заметил, что проблему налогов и обязательных платежей сложно решать по частям, она требует комплексного подхода. «В частности, проблему, на мой взгляд, неправильно обсуждать в отрыве от вопроса о страховых взносах, уплачиваемых адвокатами. Кстати, именно необходимость ежегодно уплачивать разовые, значительные по размеру страховые платежи является одной из основных причин уменьшения численности адвокатов, “вымывания” адвокатов, в особенности пенсионного возраста, из сельских районов, и уменьшения таким образом возможностей для оказания юридической помощи. Авторы проекта обоснованно исходят из добровольности выбора адвокатом режима УСН и его вариантов. Однако, представляется, само по себе право выбора режима налогообложения не снимает иных связанных вопросов, которые заслуживают и внимания, и обсуждения в адвокатском сообществе», – заключил Олег Баулин.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: