Как сомалийские пираты захватывают суда

Обновлено: 20.04.2024

В начале XXI века в обиход снова вернулось слово «пираты». На мировое судоходство наводят ужас сомалийские пираты, орудующие у африканского берега Индийского океана. Бывшие рыбаки или военные из распавшегося государства Сомали, пираты используют большие моторные лодки и стрелковое оружие.

В Индийском океане неподалеку от берегов Сомали пролегают важнейшие морские торговые пути. Суда, следующие из Европы в Азию через Суэцкий канал, вынуждены проходить через зону действия вооруженных группировок из Сомали. За 10 лет пиратства зафиксировано больше 100 нападений на торговые и пассажирские суда – в том числе даже на круизные лайнеры! Несколько заложников убито.

Тактика разбоя стара как мир. После захвата судна пираты требуют выкуп от компании-судовладельца, в некоторых случаях угрожая расстреливать заложников из числа судовой команды. Сумма выкупа, как правило, сопоставима с размерами захваченного судна и стоимостью перевозимого груза: от 0,5 млн до 4-5 млн долларов США. По оценкам международных организаций, сумма ежегодного ущерба от деятельности пиратов в Индийском океане составляет до 150-200 млн долларов США.

Для защиты торгового судоходства в Индийском океане много лет патрулируют военные корабли многих стран мира: России, США, Японии, Китая, стран НАТО и однажды даже украинский фрегат «Гетьман Сагайдачный». Совет Безопасности ООН принял специальную резолюцию, разрешающую военным кораблям при необходимости вторгаться в территориальные воды Сомали.

Сомалийские пираты не раз захватывали суда, в составе экипажей которых были россияне. Однако захват российского судна случился всего один раз. Такая история произошла 5 мая 2010 года с морским танкером «Московский университет», принадлежащим Новороссийскому морскому пароходству. Танкер перевозил огромный груз сырой нефти (86 тысяч тонн) в Китай.

Бандиты на нескольких моторных лодках приблизились к российскому танкеру в нейтральных водах – примерно в 500 милях (930 км) от побережья Сомали. Команда судна (23 человека) пытались отбить атаку, поливая лодки пиратов из пожарных брандспойтов, однако разбойники открыли огонь из стрелкового оружия (автоматы и пулеметы Калашникова) и гранатометов РПГ. Российские моряки забаррикадировались в машинном отделении, захватив с собой запасы еды и воды.

Используя абордажные крючья и сборную лестницу, пираты поднялись на борт «Московского университета». Попытка взломать дверь и захватить команду не увенчалась успехом – несмотря на попытки обстрела через иллюминаторы и технические отверстия. Судно было обесточено и легло в дрейф, однако команда успела связаться по радио с российским военным кораблем, патрулирующим район – это был большой противолодочный корабль (БПК) «Маршал Шапошников». Получив сигнал бедствия, российский корабль на полном ходу направился помогать соотечественникам!

Не сумев добраться до забаррикадировавшейся команды танкера, пираты занялись на судне грабежом. К вечеру над танкером появился вертолет разведки с БПК – пираты обстреляли его из автоматов, однако ответным огнём с вертолета один из пиратов был убит. Рано утром БПК «Маршал Шапошников» сблизился с танкером «Московский университет», оставаясь вне зоны видимости пиратов. За ночь был разработан план освобождения танкера и проведены учения.

Рано утром несколько групп морских пехотинцев на скоростных катерах высадились на танкер, с воздуха поддержку осуществлял вертолет. В ходе короткого штурма один из пиратов был убит, несколько получили ранения. Команда танкера была освобождена - все были целы и невредимы.

Так как правовой статус сомалийских пиратов по международному законодательству в 2010 году еще не был определен, захватчиков танкера «Московский университет» пришлось … отпустить! Оставшиеся в живых пираты были посажены в одну из своих лодок, им дали с собой запасы воды, провизии и горючего и отправили восвояси. Но до родного берега сомалийцы не добрались – пропали без вести.

«Русские коммандос штурмовали судно до восхода солнца, начав перестрелку с нашими людьми, на борту они ранили троих, и один был убит. Русские не отпускали наших, вместо этого они расстреляли их в упор, а затем погрузили их безжизненные тела обратно в лодку. Мы осуждаем действия русских, они руководствовались расизмом и ненавистью к чернокожим и Африке. В будущем, если мы снова захватим русских, они встретят ту же участь - убьём», - заявил анонимный представитель пиратов информагентству «Сомалилендпресс».

Пиратство у берегов Сомали и в Аденском заливе – общемировая проблема. Сегодня этот регион патрулируют корабли из нескольких флотов, чтобы держать пиратов в страхе. Но время от времени пиратам удается захватить какой-нибудь корабль.

Когда подобное происходит, получить корабль назад можно только после выплаты огромного выкупа, сумма которого может достигать нескольких миллионов долларов. Однако мы знаем об этих пиратах не так много, как нам кажется. Вот 10 неожиданных фактов о них.

10. Они не любят ремонтировать свои автомобили

Пираты сорят деньгами больше всех на Сомали. Они тратят свои деньги так опрометчиво, что быстро возвращаются к нищенскому образу жизни, от которого пытались убежать. Сегодня лучшие пиратские «боссы» жалуются, что в мгновение ока растратили миллион долларов.

Получив свою долю выкупа, пиратские боссы растрачивают ее на машины, женщин, вечеринки, алкоголь и кат. Более умные строят большие дома, хотя они все равно растрачивают деньги впустую, как и другие. В качестве автомобиля пираты выбирают Toyota Land Cruiser, который стоит около 30 000 долларов. Поскольку в Сомали топливо дорогое, еще 30 000 долларов они тратят на то, чтобы его заправлять.

Однако в Сомали пираты пользуются большим уважением, а самый быстрый способ потерять это уважение - починить поврежденный автомобиль. Если джип поврежден, пират покупает новый. При этом повреждение может быть совсем незначительным. Достаточно треснувшего лобового стекла или царапины, чтобы заменить автомобиль.

9. У пиратов есть собственная фондовая биржа, где покупают акции на угнанное судно

Пираты не всегда уверены в том, что им удастся угнать корабль. Даже когда они находят один, то не уверены, что смогут успешно подняться на борт. Поскольку было бы дорого финансировать серию нападений, которые могут оказаться безуспешными, пираты обратились за финансированием к сомалийской общественности. В наши дни пиратов финансируют инвесторы, которые покупают акции на пиратской фондовой бирже.

8. Пираты получают немного


Несмотря на огромные выкупы, которые могут доходить до нескольких миллионов долларов, простые пираты - те, кто выполняет опасную работу, плывя на лодках по бурному морю в поисках подходящего судна, куда можно взобраться и пострелять, получают от 30 000 до 75 000 долларов выкупа. Пираты, которые используют свое оружие или лестницу, получают дополнительные 10 000 долларов.

Самую крупную прибыль получают инвесторы, которые покупают акции на бирже. Когда выкуп получен, инвесторы и несколько других заинтересованных сторон забирают свою долю. Часть средств также выделяется общине на строительство и содержание школ и больниц. Пираты делят между собой оставшиеся деньги.

7. Они пытались захватить военные корабли



Фото: businessinsider.de

Пираты, вооруженные автоматами АК-47, прекрасно осознают, что им не сравниться с вооруженными до зубов военными кораблями, которые борются с пиратством у берегов Сомали. Но это не помешало им попытаться захватить эти военные корабли. В каждом из подобных случаев пираты ошибочно принимали такие корабли за грузовые.

Чтобы захватить корабль, пираты подбираются к нему под покровом темноты. Как только они подходят достаточно близко, начинают палить по кораблю и пытаются подняться на борт. Тем не менее, когда с корабля им отвечают из более серьезного оружия, пираты быстро понимают, что совершили ошибку. Они поджимают хвост и пытаются убраться восвояси, но это не так просто.

В апреле 2010 года сомалийские пираты подобрались и открыли стрельбу по военному кораблю США USS Ashland, приняв его за грузовое судно. С USS Ashland последовал ответ, в результате которого были убиты два пирата. Остальные были арестованы. Пленные пытались отрицать, что являются пиратами. Вместо этого они утверждали, что являются контрабандистами, и только что доставили людей в Йемен, но их корабль сломался. Они дрейфовали семь дней и стреляли по кораблю только для того, чтобы привлечь внимание экипажа.

В ходе другого случая в 2010 году несколько пиратов напали на корабль USS Nicholas, приняв его за грузовое судно. Поняв, что совершили ошибку, они попытались сбежать, но экипаж USS Nicholas открыл огонь по пиратам и направился за ними. Пятеро пиратов были арестованы. В том же году 13 пиратов были арестованы при попытке захвата голландского военного корабля HNLMS Tromp. Они кинулись прочь, когда поняли свою ошибку, но с корабля открыли ответный огонь.

6. Как происходит угон



Фото: The Telegraph

Пиратство в Сомали - это незамысловатое дело, хотя оно может стать сложным. Перед выходом в море пираты находят инвесторов для финансирования своих нападений. Как мы уже упоминали, обычно это происходит на пиратской бирже. Затем они образуют две команды по 12 пиратов в каждой. Команда пираты отправляются на поиски корабля для угона на двух кораблях. Когда они обнаруживают подходящее судно, пираты под покровом темноты подкрадываются к нему, затем открывают огонь и пытаются подняться на борт. Первый пират, оказавшийся на борту захваченного корабля, получает бонус. Затем судно доставляют к побережью Сомали.

Когда корабль причаливает, команда А отправляется по другим делам, а команда Б берет на себя управление. Они сторожат корабль до окончания переговоров. Контроль за пришвартованным кораблем стоит денег. Экипаж нужно кормить. Здесь появляется другой бизнесмен. Он берет на себя расходы по уходу за экипажем в обмен на часть выкупа. Когда выкуп выплачивается, предприниматель получает свои инвестиции с процентами. Команда B получает 15 000 долларов за охрану судна. Основной инвестор похищения получает 30 процентов. Другие инвесторы получают деньги по своим акциям, а сообщество получает процент за «якорные права». Пираты, захватившие корабль, разделяют между собой остальное.

5. Как проходят переговоры

После высадки на корабль, пираты просматривают бортовые документы, чтобы найти владельцев. Информация передается переговорщику, который может находиться на судне или далеко внутри страны. Переговорщик, который обычно является доверенным лицом, связывается с судоходной компанией и объясняет ситуацию.

На переговорщиков со стороны пиратов обычно оказывается сильное давление, поскольку они должны обеспечить, чтобы пираты получили хороший выкуп, а судовладельцы не прекращали переговоров. Пираты не любят держать корабли слишком долго, а компаниям нужны их корабли для бизнеса. Поэтому они часто находят золотую середину. У пиратов есть также строгие требования, например, о том, что выкуп должен быть выплачен банкнотами номинальной стоимостью 50 или 100 долларов, напечатанными после 2000 года.

У нескольких судоходных компаний есть особый вид страховки для таких случаев - K&R. Поэтому они звонят своим страховщикам, которые связываются с компанией, предоставляющей такие услуги. Эта компания имеет дело с переговорщиком пиратов и обычно договаривается о выкупе без участия судовладельцев. Как только соглашение достигнуто, та же компания заключает контракт с частной охранной компанией, чтобы доставить выкуп.

На протяжении всего процесса переговоров судоходные компании поддерживают контакты со своими юристами, чтобы не нарушать никаких законов. За свою работу юристы получают около 300 000 долларов, в то время как ответственная компания получает всего 100 000. В целом, гарантия за судно стоит еще 1 млн. долларов, помимо выкупа. Судоходные компании часто компенсируют деньги за выкуп и все другие оплаченные расходы от страхования.

Однако пираты не освобождают судно и экипаж в момент получения выкупа. Сначала они подсчитывают деньги с помощью счетных машин и проверяют их на наличие фальшивых банкнот. Корабль и экипаж освобождают, когда убедятся, что все в порядке.

4. Сначала они защищали воды Сомали

Сомалийские пираты начинали свою деятельность не как пираты. После падения сомалийского правительства в 1991 году иностранные рыболовные траулеры беспрепятственно вторгались в сомалийские воды для промысла рыбы. Более бедным сомалийским рыбакам, в распоряжении которых были небольшие лодки и сети, приходилось наблюдать за сокращением улова.

Иногда с траулеров даже стреляли в рыбаков, когда те подходили слишком близко. В то же время другие иностранные суда сбрасывали радиоактивные отходы в сомалийские воды. Отходы часто проникали в прибрежные деревни, вызывая проблемы со здоровьем их жителей. В итоге рыбаки сформировали такие группы, как Национальная Добровольческая береговая охрана Сомали и Сомалийские морские пехотинцы (эти названия и сегодня используются пиратами) для защиты сомалийских вод.

Рыбаки часто захватывали эти суда в обмен на выкуп. Судовладельцы охотно платили выкуп, потому что они действовали незаконно. И они продолжали платить по мере того, как рыбаки повышали свои ставки. Поняв, что это хороший бизнес, рыбаки начали захватывать случайные суда у побережья Сомали. В наши дни пираты даже не являются бывшими рыбаками, это просто бедолаги, пытающиеся заработать на жизнь. Пиратство является крупнейшей отраслью Сомали совсем не просто так.


3. Они защищают рыболовные траулеры, ведущие незаконную деятельность


Фото: The Telegraph

Сомалийские пираты начинали с того, что преследовали суда, незаконно вторгшиеся в воды Сомали. В наши дни они сопровождают эти траулеры и позволяют им ловить столько рыбы, сколько те хотят. За охрану траулеры платят пиратам деньги.

Сомалийские пираты стали заниматься этим новым бизнесом в 2012 году, когда грузовые суда стали использовать вооруженную охрану. Многие из подобных траулеров хотят получить максимальную отдачу от потраченных денег, поэтому для вылова рыбы они часто незаконно используют сети. Больше всего это относится к кораблям из Ирана, Южной Кореи и Таиланда. Пираты выдали этим траулерам лицензии стоимостью сотни тысяч долларов.

По иронии судьбы сами сомалийские рыбаки не ловят рыбу в «плодородных» водах, где рыбачат траулеры, потому что пираты разворачивают рыбаков. Иногда пираты даже захватывают те же траулеры, которые они защищают, и требуют выкуп. Являются ли такие захваты результатом неудачных сделок, остается неизвестным.


2. Они стараются не угонять суда, принадлежащие влиятельным сомалийским бизнесменам


Фото: The Guardian

Учитывая, какое беззаконие творится в Сомали, если вы свяжетесь не с теми парнями, то навлечете на себя большие проблемы. Мы уже упоминали, что пиратство в Сомали внезапно прекратилось в 2012 году, когда грузовые суда начали использовать вооруженную охрану. Сомалийские пираты не захватывали ни одного судна вплоть до 2017 года, когда несколько пиратов захватили нефтяной танкер. Пираты едва начали обсуждать вопрос о выкупе, как вдруг отпустили корабль, не получив никаких денег. Судя по всему, нефтяной танкер Aris 13 перевозил нефть для влиятельного сомалийского бизнесмена. В таком обществе, как Сомали, «влиятельный» означает, что правительство будет защищать ваши активы.

Морские силы Пунтленда (Puntland), полуавтономного района Сомали, сделали именно это, вступив в перестрелку с пиратами. Позже в переговоры между пиратами и морскими пехотинцами были вовлечены лидеры кланов. Переговоры закончились тем, что пираты покинули судно, не получив выкупа. По этой причине сомалийские пираты, как правило, стремятся не угонять суда, принадлежащие влиятельным сомалийским бизнесменам.

1. Страховые компании зарабатывают больше, чем пираты

Сомалийские пираты не являются крупнейшими бенефициарами от пиратства, несмотря на то, что получают миллионы долларов в виде выкупа. Инвесторы получают больше денег. Но и они не самые крупные бенефициары. Страховые компании – вот, кто получает больше всего. Они получают в 10 раз больше, чем пираты за год.

Доходы от сомалийского пиратства составляют 7-12 миллиардов долларов в год. В 2010 году они составили 9 миллиардов долларов. Сомалийские пираты и их инвесторы не получили и половины этих денег. Вместо этого они получили менее 2 процентов. В 2010 году пираты получили 148 миллионов долларов выкупа. В том же году, судовладельцы заплатили 1,85 млрд. долларов страховки от угонов и еще 1,4 миллиарда долларов потратили на оборудование для обеспечения безопасности.

Пиратство. По поводу этого бича современного судоходства уже написано немало и данная проблема касается каждого моряка.

Кто еще не знает, кто такие сомалийские пираты или сомалийские гопники, как я их называю, то я попытаюсь объяснить.

Значит так. Сомалийские пираты – это вооружённые группировки, захватывающие с целью выкупа морские суда в Аденском заливе и Индийском океане.

В качестве транспортных средств используют малотоннажные корабли (катера, моторные лодки, рыболовецкие суда). Из вооружений используют автоматическое оружие и гранатомёты. Также эти нехорошие люди имеют в своем арсенале качественное снаряжение, включая спутниковые телефоны и GPS.

В год через Аденский залив проходят около 20 тысяч судов. Из Суэцкого канал суда везут грузы на Персидский залив, Сингапур и далее на Восток. И в обратном направлении. Захватывают пираты около 250 судов в год. Скажите мало? Но за каждым захватом стоит людская трагедия.

Мой первый вояж в район африканского рога был в 2006 году. На небольшом судне-универсале «BBC Portugal» мы шли из Китая в Алжир с грузом оборудования для нефтяных вышек.

Проходили Аденский залив более-менее спокойно. Без приключений. Хотя усиленную вахту по указанию капитана несли как на палубе так и в машине. Тогда еще были единичные случаи захватов судов, не было военных конвоев и коридора безопасности.

В следующем году и уже на другом судне мы заходили в Джибути на выгрузку железнодорожных рельс. Государство в ста милях к западу от побережья Сомали. Опять же все было почти спокойно. Хотя с нашей крейсерской скоростью в 13 узлов (1 узел = 1.852 км в час) и низким надводным бортом мы были в зоне риска. После Джибути заходили и в Йемен и в Оман, в общем колесили по Аденскому заливу. Тогда обошлось.

Самое «интересное» началось в 2008 году. Настоящий пиратский сенокос. С начала года начали захватывать суда чуть ли не десятками. В том году я тоже проходил этот злополучный район. Из Суэцкого канал мы везли кое-какое оборудование в Индию. До захода в Аденский залив экипаж уже получил инструкции от судовладельца и военных как вести себя в случае атаки, держать курс строго по так называемому коридору безопасности и не геройствовать.

Какие тут герои, спрашивается. Да никто не будет рвать тельняшку и бороться с пиратами. Судно и груз застрахован. Судовладелец получит свои деньги в любом случае, а устраивать реалити-шоу на судне – это только на свой страх и риск.

На современных торговых судах оружия нет. Но даже с оружием в руках, я уверен, мало найдется смельчаков жаждущих боевых действий.

По поводу коридора безопасности. Тогда в 2008 году, коридор был, по сути, настоящим полем чудес для пиратов. Вот внизу фото навигационной карты данного района. Где отмечен коридор безопасности и позиции захваченных судов. Осень 2008 года. Впечатляет?

Последние десятилетия сомалийские пираты активно терроризировали торговые суда в районе Аденского залива. Это не только нанесло серьезный ущерб международному судоходству, но и неоднократно угрожало жизни экипажей кораблей. В 2010 году с этой угрозой столкнулось и российское судно.

Опасный регион

В наибольшей опасности торговые и пассажирские суда находятся поблизости территориальных вод Сомали, однако пираты их могут настигнуть на всем водном пространстве между Йеменом и Танзанией примерно в 500-мильной зоне от африканского берега. В этот криминальный промысел обычно подаются бывшие рыбаки или военные, что особенно активно наблюдается после распада Сомалийского государства в 1991 году. Обычно вооружены пираты самым простым стрелковым оружием – автоматами Калашникова, передвигаются на больших моторных лодках.

Аденский залив – это оживленная судоходная зона, здесь проложены важнейшие торговые маршруты из Европы в Азию и обратно через Суэцкий канал. За первое десятилетие XXI века на этом участке пути было совершено более 100 разбойных нападений на пассажирские лайнеры и торговые суда, несколько человек от рук бандитов погибло. Зачастую от сомалийских пиратов просто откупаются. По оценкам международных организаций, сумма ежегодного ущерба от пиратских налетов достигает 200 млн американских долларов.

Уже несколько десятилетий опасные участки в Индийском океане возле берегов Африки патрулируют военные корабли США, Японии, Китая, России и ряда европейских стран для защиты международного судоходства. Здесь засветился даже украинский фрегат «Гетьман Сагайдачный». В июне 2008 года Совет безопасности ООН принял резолюцию, согласно которой патрульным судам разрешается входить в территориальные воды Сомали и использовать все необходимые средства для пресечения актов пиратства и вооруженного разбоя.

Эти меры себя оправдали уже в ноябре 2008 года, когда была отбита атака сомалийский пиратов на датский сухогруз «Пауэрфул» силами британского фрегата «Камберленд» при поддержке российского сторожевого корабля «Неустрашимый». Позднее «Неустрашимому» была доверена охрана другого датского сухогруза «CEC COMMANDER».

Захват

Сомалийские пираты неоднократно захватывали суда, в экипажи которых входили россияне, что вызывало серьезную обеспокоенность в Москве. Чтобы как-то помешать распространению этой напасти, в апреле 2010 года российская сторона внесла в Совбез ООН предложение о совместной борьбе с пиратством путем преследования разбоя на законодательном уровне. Это предложение получило поддержку и вылилось в появление резолюции, согласно которой, в частности, предусматривалось создание международного трибунала, который бы рассматривал преступления морских разбойников.

Россияне как будто чувствовали опасность. 5 мая 2010 года, менее чем через месяц после внесения предложения в Совет безопасности, уже российское судно подверглось атаке сомалийских пиратов. Это случилось примерно в 500 милях от побережья Сомали. Ранним утром вахтенный помощник нефтеналивного судна «Московский университет», принадлежащего Новороссийскому морскому пароходству, доложил капитану Юрию Тульчинскому о появлении на горизонте подозрительных шлюпок.

Практически сразу стало ясно, что к кораблю приближаются морские пираты. Тульчинскому было за кого беспокоиться. На танкере находилось 23 члена экипажа включая двух женщин. Боевики тут же себя проявили, выстрелив в сторону российского судна из гранатомета. Это был сигнал к тому, чтобы захвату судна не вздумали противодействовать.

Капитан забил тревогу и тут же вышел на связь с фрегатом «Маршал Шапошников», патрулировавшим воды Аденского залива. Его капитан Ильдар Ахмеров дал Тульчинскому четкие инструкции: «Старайтесь не терять скорость, маневрируйте, ищите помещение, в котором забаррикадируетесь!». «Маршал Шапошников» немедленно двинулся на помощь соотечественникам. От танкера его отделяло около 800 морских миль, расчетное время хода – 18 часов.

Тем временем экипаж корабля как мог оказывал пиратам сопротивление. Вокруг судна из противопожарной системы была пущена водяная завеса, чтобы помешать боевикам взобраться на борт корабля. Одновременно россияне вели по ним стрельбу из самодельных рогаток, используя в качестве боеприпасов все что для этого могло сгодиться: шайбы, болты, гайки.

На какое-то время пираты пропали из виду. Однако вскоре они появились в сопровождении еще одной лодки. После того, как у экипажа закончились «патроны», боевики пошли на абордаж, используя специальные крючья и сборную семиметровую лестницу, позволявшую преодолеть колючую проволоку, которой были оплетены бортики корабля. Вскоре пираты проникли на судно, но оно было уже обесточено и легло в дрейф.

К моменту подьема пиратов на борт экипаж с запасом еды и воды уже находился в надежном месте – румпельном отделении, имевшем двойную входную дверь, которую моряки усиленно забаррикадировали и замотали тросами. Отсюда можно было управлять судном в аварийном режиме. Тульчинский прекрасно осознавал, что, если пираты захватят хотя бы одного заложника — у них будет очень серьезный козырь в переговорах с российскими военными.

Еще перед тем, как двинуться в путь Ахмеров сигнализировал: «Всем-всем! Нападение на танкер. Окажите помощь». На призыв откликнулся дежуривший в регионе корабль НАТО, отправивший к месту происшествия самолет-разведчик. Пролетая над танкером, пилот передал его координаты, а также сообщил, что палуба пустая. Он связался с экипажем, который доложил, что держит оборону в забаррикадированном отделении.

Бандитам все же удалось повредить петли, на которых держалась одна из дверей, однако взломать ее так и не получилось. Они начали стрелять в помещение через технологическое отверстие в стене и иллюминаторы, однако экипаж не пострадал. Бросив бесперспективное занятие, сомалийцы занялись грабежом судна.

«Маршал Шапошников» подошел к танкеру около 2-х часов ночи 6 мая. К спецоперации приступили почти сразу. Вскоре с корабля вылетел вертолет с выключенными фарами и габаритами, чтобы отвлечь внимание пиратов. Сразу за ним к танкеру выдвинулись три катера, в каждом из которых находилась группа захвата в составе 8 человек. Стоило вертолету подлететь к «Шапошникову», как пилотов начали обстреливать. Командир патрульного корабля, предварительно связавшись с Москвой, дал команду стрелять на поражение.

Пока шел воздушный бой группа, захвата проникла на палубу танкера и начала прочесывать танкер. Неожиданно с Ахмеровым на связь вышел предводитель банды и сообщил, что экипаж у него в заложниках, которых он будет расстреливать по одному, если русские моряки не покинут судно. Но капитан знал, что пираты блефовали. Только что он выходил на связь с Тульчинским, и тот заверил его, что с ними все в порядке – они по-прежнему находятся вне зоны досягаемости бандитов.

Теперь можно было смело продолжать операцию. Вертолет дал пулеметные очереди по рулевой рубке, где предположительно прятались пираты, а между морпехами и боевиками завязалась короткая перестрелка. Ближе к рассвету террористов вынудили выйти на открытое пространство палубы с поднятыми руками.

В итоге вся операция на танкере заняла меньше часа. Никто из спецназа и членов экипажа не пострадал. Несколько боевиков получили ранения, один был убит. Горе-пиратам оказали медицинскую помощь, снабдили едой и водой и отправили на их же лодке восвояси. Как позднее выяснилось, сигнал от боевиков был потерян уже через час. Ни лодки, ни тел никто больше не видел. Очевидно, все они погибли.

Послесловие

Впоследствии некоторые мировые СМИ обвиняли Москву в том, что российские военные бросили сомалийцев на произвол судьбы, а не отправили в Кению или на Сейшельские острова, как того требует резолюция Совбеза ООН. Российская сторона ответила, что тюрьмы в этих государствах переполнены, и местные власти были бы совсем не рады такому пополнению. Законодательные системы Кении и Сейшел просто не справляются с таким количеством морских разбойников.

Были и более серьезные обвинения в адрес российских военных. В частности, анонимный представитель пиратов заявил информагентству «Сомалилендпресс» следующее: «Русские коммандос штурмовали судно до восхода солнца, начав перестрелку с нашими людьми, на борту они ранили троих, и один был убит. Русские не отпускали наших, вместо этого они расстреляли их в упор, а затем погрузили их безжизненные тела обратно в лодку. Мы осуждаем действия русских, они руководствовались расизмом и ненавистью к чернокожим и Африке. В будущем, если мы снова захватим русских, они встретят ту же участь — убьём».

Как отвечать на подобные угрозы? Только усилением координации между членами Совета безопасности ООН в решении проблемы сомалийских пиратов, о чем неоднократно настаивали в Москве. Это и повышение безопасности судов, курсирующих в неспокойных водах Аденского залива, и усиление патрулирования этого региона, и создание более четкой законодательной базы, которая могла бы повысить эффективность противодействия морскому разбою.


С 10 мая 2012 года самые знаменитые морские разбойники XXI века не сумели захватить ни единого торгового корабля. Главная заслуга в победе над ними принадлежит одной семье.

Принуждение к пиратству

К 2005 году, когда в Аденском заливе пираты захватили первое крупное судно международной компании, война в Сомали шла уже почти 30 лет. После войны с Эфиопией последовала серия восстаний, которая буквально разорвала страну на лоскуты, контролируемые враждующими полевыми командирами.

Отсутствием пограничной службы воспользовались браконьеры. Траулеры со всего света вычерпывали из вод Сомали тунца, креветку и лобстеров на $300 миллионов в год. Хуже того, связанные с итальянской мафией фирмы начали сброс в местные воды токсичных отходов. Так иссякал единственный источник дохода и без того нищих сомалийских рыбаков. После недолгих попыток брать «пошлину» с иностранных мусорщиков и браконьеров они открыли для себя по-настоящему выгодный бизнес.


Техническое оснащение — рации, позже появились GPS-навигаторы. Разведка — взятка чиновнику в кенийском порту. Две деревянные лодки с навесными моторами по 60 лошадиных сил разгоняются до 25 узлов (46 км/ч) и догоняют в международных водах сухогруз или танкер.

Чтобы заставить капитана сбросить ход, пираты открывают предупредительный огонь из ржавых «Калашниковых» в направлении рубки и демонстрируют готовность выстрелить из гранатомёта. Ищут борт пониже, чтобы закинуть лестницу и подняться на палубу. Захватывают капитанский мостик и под угрозой оружия уводят судно в свою гавань. Корабль, чей борт поднимается над водой хотя бы на 8 метров, или способный развить скорость выше 18 узлов (33 км/ч), остаётся неприступным.

От угроз к насилию сомалийцы переходили нечасто. С 2008 по 2012 год, когда они захватили 170 судов с 3 400 членами экипажа, были убиты 25 моряков. Ещё 37 умерли от голода или покончили с собой в плену.


В лучшем для этого бизнеса 2010 году сумма выкупов за 47 угнанных судов составила ориентировочно $238 миллионов. Большую часть прибыли получили инвесторы экспедиций: местные лидеры кланов и владельцы катеров. Из среднего выкупа в $2,7 миллиона обычный моряк рассчитывал только на $30 000 — 75 000.

Переговоры с судовладельцами шли несколько месяцев. В это время пиратский экипаж жил на трофее, а инвестор вычитал из его доли стоимость еды, проституток, связи и местного наркотика «кат». Мало кто из рядовых сходил на берег с суммой большей, чем $10 000—20 000, но и это огромные деньги для страны, где средний годовой доход не превышает $300. The Washington Post в 2009 году процитировала ответ сомалийца на вопрос, чем пираты отличаются от боевиков из внутренних районов страны: «Они не тощие, у них светящиеся лица, и они всегда счастливы».

2008 — 42 захвата, 2009 — 46, 2010 — 47, 2011 — 28, и каждый громко прозвучал в новостях, создавая видимость значительной угрозы мировому судоходству. Однако мимо Сомали из нефтяных государств Персидского залива в Европу и обратно ежегодно проходит не менее 21 000 торговых судов. Даже в самые тучные для себя годы сомалийцы угрожали десятым долям процента из них, а главный урон судовладельцам наносил страх.

По данным 2011 года, удорожание страховки стоило морской отрасли $635 миллионов, прокладка удалённых от берега маршрутов и дополнительные траты на топливо — $580 миллионов, траты на топливо для ускорения до безопасных 18 узлов — $2,7 миллиарда, установка защитного оборудования и наём вооруженной охраны — свыше $1 миллиарда.

Самые громкие захваты

25 сентября 2008 года — сухогруз «Фаина» с украинским экипажем вёз в Кению четыре десятка танков Т-72, гранатомёты и зенитные установки. Выкуп составил $3,2 миллиона.

8 апреля 2009 года — контейнеровоз Maersk Alabama под флагом США. Экипаж заперся в машинном отделении, заблокировал управление, а позже захватил одного из сомалийцев. Трое других отплыли прочь на спасательном катере, удерживая в заложниках капитана Филлипса. На следующий день их всех застрелили снайперы американских «Морских котиков», капитан не пострадал. В снятом по этому сюжету фильме его роль исполнил Том Хэнкс. Участвовавшая в спасении Филлипса команда спецназовцев через два года убьёт Усаму бен Ладена.


15 ноября 2008 года — 330-метровый супертанкер Sirius Star, перевозивший 2,2 миллиона баррелей нефти стоимостью около $100 миллионов. За крупнейшую в истории добычу сомалийцев заплачен выкуп $3 миллиона.

5 мая 2010 года — нефтеналивное судно «Московский университет»; российский экипаж забаррикадировался в трюме и вызвал на помощь военный корабль «Маршал Шапошников». Морские пехотинцы взяли корабль штурмом. По официальной версии, пиратов высадили в надувную лодку с небольшим запасом продовольствия и воды, но без средств навигации, и они не смогли достичь берега. По неофициальной, они были расстреляны.

10 мая 2012 года — угнан греческий супертанкер Smyrni с 1 миллионом баррелей нефти. По заявлению лидера пиратов, они получили рекордные $9,5 миллионов.

Сомалийское пиратство стало хорошей причиной наладить международное сотрудничество для защиты торговли и одновременно поводом обеспечить военное присутствие на важнейшем маршруте доставки нефти: за бандитами на лодках с навесными моторами теперь охотятся боевые корабли 21 страны. Это самая большая в истории коалиция флотов разных стран и первый в истории случай, когда все постоянные члены Совета безопасности ООН — США, Россия, Великобритания, Франция, Китай — выступают против общего противника.

Победа на берегу

Имея неудачный опыт создания собственной армии — «мусульмане не хотят убивать других мусульман» — Аль Нахайяны наняли в советники Эрика Принса, бывшего агента ЦРУ и создателя ведущей частной военной компании мира Blackwater / Xe Services / Academi. Он строит вооружённые силы ОАЭ из колумбийских контрактников, а с 2010 года на выделенные шейхами $50 миллионов сформировал в Пунтленде спецотряд Puntland Maritime Police Force. Инструкторами и командирами в нём стали южно-африканские наёмники, специалисты по борьбе с партизанами, известные жесточайшими методами тренировок и поддержания дисциплины — инспекторы ООН зафиксировали случаи избиения и убийства курсантов.

Результатом их работы стало создание лучшего боевого подразделения в этой части Африки. Отряд из 1 000 солдат, имеющий на вооружении катера, лёгкие самолёты и вертолёты, за два года сумел уничтожить наземные базы сомалийских пиратов и весь их промысел. С 10 мая 2012 года те захватили лишь один корабль — иранского браконьера, которого никто не хотел защищать.

«Этот проект был задуман и исполнен людьми, которых мы можем назвать париями, не являющимися частью цивилизованного общества. Но он стал одним из самых эффективных и результативных решений проблемы пиратства», — Foreign Policy цитирует Роберта Янга Пелтона, автора книги «Лицензия на убийство: наёмники на войне с террором».

В 2010 году на средства ООН в столице Пунтленда, Гарове, открылась крупнейшая в мире тюрьма для пиратов на 500 мест, и свободных там нет. Сегодня самыми опасными для судоходства районами у берегов Африки считаются воды Нигерии и Гвинеи.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: