Где справедливость в судах

Обновлено: 24.02.2024

Настоящее информационно-тематическое собрание правовых позиций подготовлено Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации и не является исчерпывающим. Решения КС РФ, в которых содержатся правовые позиции, даны в хронологическом порядке.

по состоянию на декабрь 2021 года

"1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод."

"3. Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон."

Постановление от 2 июля 1998 года N 20-П/1998

Статья 46 Конституции Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту (часть 1), в качестве одного из существенных элементов этого права предусматривает возможность обжалования в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти и должностных лиц (часть 2), включая судебные органы. Закрепленное в этой конституционной норме положение предполагает, что заинтересованным лицам предоставляется возможность добиваться исправления допущенных судами ошибок и что в этих целях вводится порядок процессуальной проверки вышестоящими судами законности и обоснованности решений, принимаемых нижестоящими судебными инстанциями, поскольку правосудие [. ] по самой своей сути признается таковым лишь при условии, если оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах.

Постановление от 14 февраля 2000 года N 2-П/2000

[. ] осужденный, если он изъявляет желание участвовать в судебном заседании, не может быть лишен возможности заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями выступавших участников судебного заседания и дополнительными материалами, если таковые представлены, давать объяснения, в том числе в связи с заключением прокурора. Это - необходимые гарантии судебной защиты и справедливого разбирательства дела на стадии кассационного производства.

Определение от 8 июля 2004 года N 237-О/2004

[. ] каждый при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, исходя из презумпции невиновности обвиняемого и при предоставлении ему и его защитнику процессуальных возможностей по отстаиванию своей позиции; реализация права на справедливое судебное разбирательство невозможна, если суд не выслушал и не оценил по существу все аргументы, представленные в ходе судебного процесса его участниками со стороны обвинения и защиты, и не обеспечил им равные процессуальные права.

Определение от 5 ноября 2004 года N 345-О/2004

[. ] Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что одной из необходимых гарантий судебной защиты и справедливого разбирательства дела является равно обеспечиваемая обвиняемому и потерпевшему возможность представлять доказательства, заявлять ходатайства, знакомиться со всеми материалами дела и таким образом довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда, приведя те доводы, которые они считают необходимыми для ее обоснования; лишение потерпевшего возможности участвовать в судебных прениях ничем не оправдано, не является справедливым и выходит за пределы конституционно допустимых ограничений прав и свобод, оно необоснованно ущемляет закрепленные Конституцией Российской Федерации права потерпевшего на доступ к правосудию и на судебную защиту, умаляет достоинство личности и нарушает конституционный принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон [. ].

Постановление от 11 мая 2005 года N 5-П/2005

Из Конституции Российской Федерации [. ] вытекает необходимость законодательного установления точных и четких оснований, условий и порядка пересмотра вступивших в законную силу судебных решений, с тем чтобы процедура пересмотра дел в порядке надзора или возобновление производства по делу по основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, - в целях обеспечения права на справедливое судебное разбирательство - не нарушали справедливый баланс между интересами лица и необходимостью гарантировать эффективность системы уголовного правосудия. Иное приводило бы к нестабильности правовых отношений, произвольности изменения установленного судебными решениями правового статуса их участников и тем самым - к нарушению общепризнанного принципа правовой определенности.

Постановление от 6 апреля 2006 года N 3-П/2006

Отбор присяжных заседателей из граждан, в числе которых по тем или иным причинам не представлены граждане, постоянно проживающие на территории субъекта Российской Федерации, на которую распространяется юрисдикция соответствующего окружного военного суда и на которой было совершено преступление, создавал бы опасность произвольного формирования коллегии присяжных заседателей для рассмотрения конкретного дела и тем самым не обеспечивал бы справедливое разбирательство дела беспристрастным судом, созданным на основании закона [. ].

Определение от 14 января 2016 года N 96-О/2016

[. ] Для обеспечения справедливого разрешения уголовного дела мотивировка такого решения должна основываться на конкретных обстоятельствах, подтверждающих необходимость его принятия и нашедших отражение в материалах дела, а также на нормах материального и процессуального права.

Определение от 12 мая 2016 года N 1002-О/2016

Пункт 2, абз. 1, 2:

Согласно статье 123 (часть 2) Конституции Российской Федерации заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом. Данная конституционная гарантия, прямо предусматривающая для уголовного судопроизводства личное участие обвиняемого в судебном разбирательстве, является элементом механизма обеспечения его права на справедливую судебную защиту на основе состязательности и равноправия сторон [. ].

[. ] определяемый федеральным законодателем порядок судопроизводства призван обеспечивать его сторонам возможность участия в судебном разбирательстве согласно общепризнанным в демократических правовых государствах стандартам правосудия, включая такую гарантию получения реальной судебной защиты, как возможность в устной форме довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела, представить доказательства в ее обоснование и принять участие в их исследовании в открытом судебном заседании при разрешении дела по существу для установления действительных обстоятельств дела и правильного применения законодательства [. ]. В условиях очного судебного разбирательства обвиняемый может в полной мере осуществить принадлежащие ему процессуальные права и реализовать имеющиеся у него возможности защиты своих интересов, а потому именно в этих условиях могут быть достигнуты полнота и эффективность судебной процедуры. Личное участие обвиняемого в судебном заседании, когда принимаются решения о применении к нему мер уголовно-правового принуждения или решения, связанные с ограничением его свободы и личной неприкосновенности, - важнейшая гарантия действенной защиты прав личности посредством справедливого правосудия [. ].

Постановление от 7 марта 2017 года N 5-П/2017

В целях соблюдения принципов состязательности и равноправия сторон судопроизводства (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации) и справедливого судебного разбирательства (статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод) последствия прекращения уголовного дела, включая предусмотренную частью третьей статьи 81 УПК Российской Федерации конфискацию принадлежащего обвиняемому (подсудимому) имущества, признанного в качестве орудия или иного средства совершения преступления вещественным доказательством, должны быть ему предварительно разъяснены.

Постановление от 16 марта 2017 года N 7-П/2017

Право на справедливое судебное разбирательство в равной мере гарантируется всем лицам, привлекаемым к уголовной ответственности [. ].

Постановление от 15 октября 2018 года N 36-П/2018

[. ] правосудие в Российской Федерации, которое согласно статье 118 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации осуществляется только судом, в частности посредством уголовного судопроизводства, по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах; исходя из этого государство обязано гарантировать защиту прав как собственно участников уголовного процесса, так и всех тех, чьи права и законные интересы непосредственно затрагиваются при производстве по уголовному делу, в том числе обеспечивать им надлежащие возможности по отстаиванию своих прав и законных интересов на всех стадиях уголовного судопроизводства любыми не запрещенными законом способами; в свою очередь, суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, т.е. законного, обоснованного и справедливого, решения по делу [. ].

Постановление от 9 ноября 2018 года N 39-П/2018

Пункт 1, абз. 2 резолютивной части:

При наличии [. ] обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела судом, к подсудности которого оно отнесено законом, вопрос об изменении территориальной подсудности данного уголовного дела рассматривается по обращению Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя судьей Верховного Суда Российской Федерации в рамках состязательного судебного разбирательства при обеспечении его участникам гарантий справедливого правосудия, что предполагает при выборе суда, в который необходимо передать уголовное дело для рассмотрения, учет мнения сторон о наличии каких-либо препятствий к передаче дела в определенный суд и соблюдение принципа доступности правосудия (территориальная и транспортная доступность, технические возможности видеоконференц-связи, судебные издержки и др.).

Определение от 28 февраля 2019 года N 506-О/2019

[. ] суд как орган правосудия призван обеспечить справедливую процедуру принятия решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу исходя из одинаковой природы и значения судебных гарантий для защиты прав и законных интересов личности при принятии решений, связанных с ограничением свободы и личной неприкосновенности, вне зависимости от того, на какой стадии уголовного судопроизводства эти решения принимаются. Судебное решение об избрании заключения под стражу может быть вынесено только при условии подтверждения достаточными данными оснований ее применения при предоставлении сторонам возможности обосновать свою позицию перед судом, с тем чтобы суд мог разрешить вопрос о содержании под стражей, основываясь на собственной оценке обстоятельств дела [. ].

Постановление от 13 апреля 2021 года N 13-П/2021

Пункт 4, абз. 4, 5:

В уголовных делах частного обвинения неявка потерпевшего, выступающего частным обвинителем, без уважительных причин влечет прекращение судом дела по единственному основанию - за отсутствием в деянии состава преступления [. ]. Тем самым суд, не исследуя доказательства в судебной процедуре с участием сторон, сохраняет некоторую недосказанность не только в вопросе о наличии признаков деяния, запрещенного уголовным законом (события преступления, о котором велось судопроизводство по делу частного обвинения), но и в вопросе о совершении этого деяния конкретным лицом, что при определенных обстоятельствах порождает предпосылки к наступлению для него негативных последствий. [. ]

Следовательно, суд, не устанавливая фактических обстоятельств дела (не выясняя, имело ли место деяние, содержит ли оно признаки преступления, совершено ли оно подсудимым), а ограничиваясь лишь установлением формальных условий применения нормы (довольствуясь неявкой частного обвинителя), применяет такое основание для прекращения уголовного дела, которое может быть воспринято и использовано как подтверждающее указанные обстоятельства, что нарушает право подсудимого на эффективную судебную защиту, включая право на справедливое судебное разбирательство. [. ]

Вы лично можете быть на 100% уверены в своей правоте, нарушении своих прав или в том, что с вами поступили несправедливо и так далее, пойти с иском в суд и, неожиданно для вас, проиграть.

Запомните, это важно! Суд это не место, где нужно искать справедливость. Суду плевать на то, что вы:

  • говорите правду;
  • мамой клянетесь;
  • инвалид, пенсионер, мать пятерых детей.

Таких как вы у судьи человек 20 в день, ему плевать. Правда, правда, плевать, у него иммунитет на эмоции, слезы и мольбы. У него закон.

Все знают, что никто не обязан доказывать свою невиновность. В уголовном процессе так и есть (хотя это и не работает на практике, бери и доказывай свою невиновность, иначе сядешь, хотя, с нашей статистикой в 99,8% обвинительных приговоров, сами понимаете).

В гражданском же праве все с точностью до наоборот, ибо:

Ст. 12 Гражданского процессуального кодекса РФ

1. Правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

2. Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ

1. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

2. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

3. Каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Право на судебную защиту гарантируется множеством законодательных актов, в том числе ст. 46 Конституции Российской Федерации, нормами материального и процессуального права, Международными договорами Российской Федерации, обеспечивающими возможность рассматривать конкретное дело в том суде, к компетенции которого оно отнесено.

Каждое вынесенное судебное решение должно, прежде всего, отвечать принципам справедливости, в связи с чем у граждан возникает вопрос: в какой судебной инстанции больше шансов на справедливость?

Изначально, все судебные решения должны быть справедливыми, но, как известно, защищая права и свободы одной стороны, суд возлагает на другую сторону ряд мер принудительного характера. Нередко обе стороны процесса не согласны с вынесенным судебным актом и отправляются искать справедливость в суды апелляционной, кассационной и надзорной инстанции.

Сегодня мы разберемся, в какой из судебных инстанций шанс на справедливость возрастает.

Что говорит закон?

С точки зрения гражданского законодательства каждая из сторон изначально находится в равном процессуальном статусе, а ст. 56 ГПК РФ возлагает на стороны представлять суду те доказательства, на которых они выстраивают свою позицию.

Суд оценивает доказательства исходя из их относимости, допустимости и достоверности, а также руководствуясь своим внутренним убеждением.

Суды, в которых впервые рассматривается дело, называются судами первой инстанции.

Несогласные с вынесенным решением стороны могут обратиться в суд апелляционной инстанции, чьи полномочия указаны в ст. 328 ГПК РФ.

В порядке апелляционного производства суд может принять по делу новое решение с одновременной отменой предыдущего.

Таким образом, то, что казалось сторонам справедливым ранее, может не совпасть с новым судебным решением.

Дальше наступает процедура кассации, которая регулируется отдельной главой ГПК РФ. Нас же будет интересовать ст. 390, допускающая возможность кассационного суда принятия нового судебного решения или передачи дело в нижестоящие суды.

Как видно из данного примера, кассационная инстанция может не принимать к своему производству апелляционную жалобу.

Надзорная судебная инстанция – это Верховный Суд в лице Президиума также обладает правом принятия нового судебного решения или передачи дела в суд соответствующей инстанции.

Ключевое отличие надзорного производства в том, что ВС РФ при передаче дела в нижестоящие суды обладает правом указать на необходимость замены состава суда.

Таким образом, из приведенных норм можно сделать вывод, что справедливость лучше искать в судах всех инстанций, ведь всегда найдется недовольная сторона, а окончательные решения надзорной инстанции пересмотру не подлежат.

«Иллюзия справедливости»: как создаются телешоу про суды

Телевидение и суд

Первый предполагает съемки реального государственного судебного процесса с настоящим судьей, сторонами и решением, которое затем придется исполнять. Самый яркий пример – американская передача «Пойманный в Провиденсе». В ней муниципальный судья Фрэнк Каприо рассматривает мелкие преступления и дела о нарушении правил дорожного движения, которые затем транслируются на канале ABC6.

Второй подход – создание негосударственного третейского суда и трансляция на телевидении его заседаний. В таких процессах роль судьи исполняет юрист, которому стороны доверили свое дело и решение которого согласились принять к исполнению. За участие в съемках истец и ответчик получают гонорар – обычно он полностью покрывает судебные расходы. В качестве примера можно привести программу «Судья Джуди», которая выходит в США с 1993 года. За годы трансляции она стала одной из самых рейтинговых в истории американского телевидения. Ведет процесс экс-судья Джудит Шейндлин.

Третий подход является самым популярным и предполагает съемки полностью вымышленного шоу с участием актеров и массовки. Первое такое шоу в России – «Час суда» на РЕН ТВ. Программа вышла в январе 2004 года с адвокатом Павлом Астаховым в качестве судьи. Почти одновременно с ним появился дочерний проект «Час суда. Дела семейные», в котором разбирались конфликты между родственниками. Спустя год на Первом канале стартовал «Федеральный судья», а на «России 1» – «Суд идет», которые просуществовали больше пяти лет. Позднее были «Судебные страсти», «Суд присяжных», «Право на защиту». Сейчас на телеканале «Домашний» идут сразу три передачи, имитирующие судебные процессы: «По делам несовершеннолетних», «Тест на отцовство» и «Давай разведемся!»

Сценарий и съемки


Съемки передачи «По делам несовершеннолетних» проходят в павильоне на севере Москвы. Обычно они длятся с утра и до вечера несколько дней подряд: снимают сразу по 13–15 серий. Один сюжет идет в среднем 50 минут. Хотя все участники – это обычные люди и не имеют актерского образования, подготовленный редакторами текст знают наизусть, поэтому запись ведется практически без остановки.

На площадке из-за большого количества прожекторов очень жарко, в перерывах между сюжетами «актеры» выходят на улицу подышать воздухом. Телевизионщики строго следят, чтобы все вели себя тихо, смотрелись в кадре органично, убирали сумки, выключали гаджеты, а на одежде не было лейблов. Это касается даже зрителей, которых не больше 15 человек.

Происходящее на съемочной площадке совершенно не похоже на настоящий судебный процесс, хотя роли адвоката, прокурора и судьи исполняют реальные юристы.


По сюжету школьница приобрела в магазине бутылочку розжига, пришла в гараж, где находился ее одноклассник, и подожгла его. Потерпевший от ожогов скончался. В суде она утверждала, что ни в чем не виновата: горючая жидкость разлилась случайно, а возгорание произошло из-за некачественной электропроводки. Прокурор кричал, что кто-то должен ответить за поджог мальчика, а про плохие отношения между одноклассниками знала вся школа. На это адвокат заявил, что в средние века людей пачками сжигали на кострах и никакой ответственности за это не было. Мама девочки настаивала: ее дочь – практически отличница, следовательно, не могла совершить ничего плохого. Два одноклассника, которых пригласили выступить свидетелями, называли подсудимую «доской» и обвиняли в убийстве, ведь она никому не дала списать контрольную, в результате одна получила пятерку. Третья одноклассница девочку защищала, хотя и недолюбливала. Она заявила, что имеет большой опыт отношений, поэтому поняла, что между ребятами любовь. К концу разбирательства подсудимая призналась: с умершим у нее действительно была любовная связь, которую пара скрывала, чтобы не слышать насмешек одноклассников. Постоянные преследования и издевательства привели к тому, что школьники решили сжечь диван в гараже, на котором они часто коротали вечера. Однако пожар распространился слишком быстро, в результате подросток погиб. Судья приняла решение оправдать подсудимую, а также выступила с напутственной речью. Ее смысл сводился к тому, что родителям надо чаще и доверительнее общаться со своими детьми, а тем не бояться первых чувств и не придумывать лживых историй.

Юридические знания и приятное времяпрепровождение

После передачи мы побеседовали с Викторией Данильченко – ведущей, преподавателем МГИМО, адвокатом, председателем московской «Коллегии адвокатов Виктории Данильченко». Она рассказала, что раньше в программе рассматривались реальные судебные дела, которые предоставляли суды, занимающиеся подростковой преступностью. «Но все же это в первую очередь шоу. Вся тематика программы и ее смысл заключаются не в том, какой я вынесла приговор, а почему он именно такой. Важнее всего, какое напутствие я даю тому или иному участнику процесса», – считает Данильченко. По ее мнению, программа хочет донести до общества, что суды по делам несовершеннолетних – это не способ избежать наказания грабителю, убийце и насильнику, а возможность разобраться в причинах, толкнувших ребенка на преступление, и дать ему шанс вернуться к нормальной жизни. «Когда на скамье подсудимых несовершеннолетний, всегда нужно понимать, что привело его сюда. Скорее всего, это жестокость и равнодушие взрослых. Поэтому для нас главное – диалог между взрослым и ребенком, между судьей и ребенком, между матерью и ребенком. Ведь мы должны не только наказать, но и постараться наставить подростка на путь истинный», – говорит Виктория.


Когда ведущая только начинала участвовать в съемках, читала синопсис, делала пометки, готовила речь. «Сейчас я позволяю себе даже не открывать сценарий. На проекте это разрешено только мне. Если ты знаешь, что тебя ждет, как поведет себя герой и что скажет в ту или иную минуту, интерес пропадает. Для меня съемка каждого эпизода – реальный судебный процесс, в ходе которого я выясняю все аспекты дела, устанавливаю, кто прав, а кто виноват. Именно поэтому я ничего себе не пишу, не использую никаких заготовок», – объяснила Данильченко. При этом она призналась, что больше волнуется перед реальными слушаниями в суде, чем перед несколькими телекамерами: «Все же телевидение – это одно, при любом неудачном дубле его всегда можно переписать. В жизни все иначе. Здесь реальные истории, человеческие судьбы, а значит, я не имею права на ошибку».

По мнению Данильченко, популярность шоу, имитирующих судебные процессы, можно объяснить двумя факторами: «Первый, очень хочется, чтобы он был основным, – люди действительно начали осознавать собственную правовую безграмотность. А судебные шоу – отличная возможность получить элементарные юридические знания на простом языке. Вынести из таких передач урок о том, как нужно себя вести или, наоборот, чего нельзя делать ни при каких обстоятельствах, можно, не обладая никакими специальными знаниями. Второе объяснение достаточно банальное. Судебные ток-шоу – это своеобразный детектив: за одну серию зритель узнает обо всех обстоятельствах преступления, о преступнике, а еще и о назначенном наказании. Для многих это приятное времяпрепровождение после тяжелого рабочего дня, не требующее особых эмоциональных затрат». При этом Виктория опасается, что из-за таких передач у людей может сформироваться превратное представление о судебном процессе: «Рождается иллюзия, что суд – это место полного порядка и бесконечной справедливости. К сожалению, в жизни все совсем не так. Попадая на реальное заседание, человек нередко получает как минимум эмоциональный шок от безобразия, которое там порой творится. Бесконечное ожидание в коридорах судов, абсолютная отстраненность судей. Когда судебная система в нашей стране поменяется в лучшую сторону, неизвестно. Пока нам приходится только мечтать, что в настоящих судах наступит порядок, и наслаждаться красивой телевизионной картинкой».


С лекциями выступили федеральный судья в отставке Сергей Пашин, профессор кафедры гражданского права МГЮА Дмитрий Богданов и бывший судья ЕСПЧ от России Дмитрий Дедов.

7 июня прошел очередной вебинар ФПА по совершенствованию профессионального мастерства, сообщает пресс-служба Федеральной палаты адвокатов.

Виды справедливости и как она понимается в праве

С первой лекцией на тему «Судейская справедливость и ее альтернативы» перед участниками вебинара выступил заслуженный юрист РФ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин.

Вначале спикер обозначил понятия правового дискурса (благо, закон, совесть, внутреннее убеждение, свобода, справедливость, правосознание и др.), которыми, как он заметил, оперируют, подчас не понимая их значения. Сергей Пашин уточнил, что разбираться с понятиями необходимо, чтобы действовать осознанно, и привел примеры, показывающие, как нелепые словоупотребления искажают смысл правовых понятий.

Отдельное внимание он уделил понятию «справедливость». На конкретном примере он разграничил два важных понятия – справедливость и совесть. Сергей Пашин рассказал о происхождении справедливости, ее видах и о том, как она понимается в праве.

В ходе лекции был затронут вопрос о справедливости судей. Как отметил спикер, для российской судебной системы и тех, кто в ней работает, довольно характерны навыки «жонглирования». Сергей Пашин привел примеры судебных решений, в которых, по его словам, «правовые позиции, например Европейского Суда, перетолковываются очень своеобразно».

Анализируя судебные решения о присуждении, эксперт коснулся аспектов распределительной справедливости. Говоря о процедурной справедливости, Сергей Пашин, в частности, обратил внимание слушателей на то, что для судей совсем не важны допустимость и недопустимость доказательств, т.е. они крайне неохотно занимаются вопросами допустимости доказательств, особенно когда речь идет о пытках. На примерах из практики он показал, как судьи выходят из положения в ситуации, когда справедливость им подсказывает не смотреть на недопустимость доказательств, а доказательств нет.

Сергей Пашин отметил, что судейская справедливость в России имеет ряд особенностей: патернализм (забота о правильных хороших людях); представление о том, что добро должно быть «с кулаками»; избирательность; снижение идеи процедурной справедливости; ведомственный подход (нагрузки и судья не успевает «обратиться к себе», судья успевает отписать в устоявшихся выражениях); личный нравственный выбор вытеснен буквализмом.

Кроме того, лектор рассказал об альтернативах судейской справедливости. Они связаны с двумя факторами: когда речь идет о другой справедливости, не свойственной действующему правосудию, либо об иных ценностях, которые защищаются в рамках этой альтернативы.

Тенденции судебной практики по делам об изменении и расторжении договоров

Далее профессор кафедры гражданского права МГЮА, д.ю.н., председатель Волго-Камской коллегии арбитражного центра при РСПП Дмитрий Богданов прочитал первую часть лекции на тему «Исполнение договора в условиях санкций: вопросы форс-мажора, существенного изменения обстоятельств и невозможности исполнения».

Дмитрий Богданов указал на фундаментальные вызовы перед современным договорным правом, обусловленным санкционной политикой недружественных стран. Он раскрыл основные тенденции, связанные с соотношением и конкуренцией основополагающих максим договорного права: pacta sunt servanda (обязательность договора) и clausula rebus sic stantibus (учет изменившихся обстоятельств). Были проанализированы основные подходы к соотношению указанных максим в современных правопорядках, выделены адаптивные и неадаптивные национальные юрисдикции, а также подходы к адаптации договора в сфере Lex Mercatoria.

Эксперт отметил, что правила ГК РФ позволяют отнести Россию к «адаптивным» юрисдикциям. Однако, по его словам, современная российская судебная доктрина является скорее «контрадаптивной», что свидетельствует о необходимости ее совершенствования.

Дмитрий Богданов подробно остановился на проблемах, существующих в российской правоприменительной практике по вопросам, связанным с изменением и расторжением договоров в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ), а также соотношением правил ст. 451 ГК РФ и невозможностью исполнения обязательств (ст. 416 ГК РФ). Он заметил, что нередко положения ст. 451 ГК РФ ошибочно применяются вместо ст. 416, 417 ГК РФ. Выводы лектора были проиллюстрированы подготовленным им обзором судебной практики за 2020–2022 гг.

Легитимность закона и качество его оценки судом

С завершающей лекцией на тему «Принципы защиты права собственности» на вебинаре ФПА выступил судья Европейского Суда по правам человека от России (2013–2022 гг.), д.ю.н. Дмитрий Дедов. Значительную часть своей лекции он посвятил вопросам деятельности и решениям ЕСПЧ.

Соответствующий закон после внесения в него корректировок принят Госдумой сразу во втором и третьем чтениях

Дмитрий Дедов начал с анализа последствий исключения России из Совета Европы и, соответственно, выхода России из юрисдикции Европейского Суда по правам человека. Как следует из закона, принятого 7 июня, Россия не будет исполнять решения ЕСПЧ, вступившие в силу до 16 марта 2022 г. И хотя этот закон еще не одобрен Советом Федерации и не подписан Президентом РФ, это наверняка случится, считает лектор. Из чего следует вывод, что какое-то время не будет поездок групп российских адвокатов в Страсбург по различным вопросам, связанным с применением тех или иных статей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Дмитрий Дедов считает, что с точки зрения тактики процесса и защиты доверителей сейчас не очень эффективно ссылаться на решения ЕСПЧ в конкретных делах, так как формального значения ссылки на его практику уже не будут иметь, хотя сам Суд и принял в марте решение принимать жалобы из России до 16 сентября 2022 г. И если заявитель до этой даты исчерпал все средства защиты в национальных судах, то подавать жалобы в Страсбург все еще имеет смысл. К тому же адвокатам можно и нужно использовать некоторые принципиальные позиции ЕСПЧ.

Однако ограниченные ресурсы Суда не позволят ему быстро и эффективно рассматривать новые обращения, заметил Дмитрий Дедов. К тому же в Страсбурге накопилось почти 11 тыс. жалоб из России, которые уже признаны приемлемыми. Среди них большинство касается уголовной защиты, тогда как жалоб, связанных с нарушением права собственности, не так много. Тем не менее в ЕСПЧ рассматриваются и такие споры. Они связаны с арестом имущества в рамках уголовного судопроизводства, вопросами защиты интересов кредиторов, проблемами изъятия властями квартир у граждан и т.п. Имеются также дела, связанные с налоговыми спорами.

По ходу лекции слушатели задавали вопросы, в том числе о том, как можно выполнять решения ЕСПЧ, если они политически ангажированы и направлены против интересов РФ. Дмитрий Дедов ответил, что далеко не все решения Суда являлись таковыми, хотя порой судьи ЕСПЧ действительно выходили за рамки здравого смысла и толковали Конвенцию расширительно, увлекались рассмотрением жалоб от представителей оппозиции, втягивая Суд в политические противостояния. В целом практику ЕСПЧ, по мнению лектора, можно назвать квинтэссенцией современного развития права.

Сосредоточившись на основной теме своей лекции, Дмитрий Дедов подробно рассказал о довольно интересных делах в ЕСПЧ, связанных с защитой права собственности. Эти дела оказались довольно сложными, что во многом связано с трудностями перевода судебных документов на язык Конвенции.

Рассказывая о сути рассматриваемых в Страсбурге дел, эксперт заметил, что ЕСПЧ не занимается толкованием или применением норм российского права – и в этом основное различие между ним и национальными судами. Если в подходе судов к рассмотрению дел на национальном уровне наблюдаются, как правило, нормативизм и позитивизм, то у адвокатов чаще всего возникают проблемы, связанные с субъективизмом, а именно с невозможностью оценить обстоятельства дела со всех сторон, занять объективную позицию, т.е. позицию судьи.

«Все дела в той или иной степени политизированы и идеологизированы», – заметил он, говоря о позициях ЕСПЧ, однако если провести так называемый тест на соразмерность, то сразу заметна разница с Конституционным Судом РФ, который не обязан оценивать обстоятельства дела, тогда как ЕСПЧ изучает именно конкретную ситуацию, в которую попал заявитель. Дмитрий Дедов на ряде конкретных примеров продемонстрировал отличие абстрактного нормоконтроля КС РФ от оценки законности оспариваемого акта и формальной процедуры его принятия судами общей юрисдикции или арбитражными судами.

Дмитрий Дедов затронул вопросы качества и легитимности закона, а также качества судебной оценки обстоятельств. Кроме того, по его словам, ЕСПЧ всегда обращал внимание на то, была ли понятна та норма, которую применили к заявителю, и не возлагает ли она на людей чрезмерное бремя. Теперь вопрос понятности и предсказуемости нормативного акта придется ставить перед отечественными судами.

Лектор призвал адвокатов проявлять осмотрительность и осторожность в сложных делах, однако не поддаваться негативным ожиданиям. «При всем уважении к суду вы должны не играть с судьей в молчанку, а говорить ему, как нужно рассматривать ваше дело, не бояться этого. Тогда ваши шансы выиграть это дело заметно возрастут», – резюмировал спикер.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: