Зависит ли сумма гонорара адвоката от исхода дела

Обновлено: 20.04.2024

Совет Федеральной палаты адвокатов РФ утвердил Правила включения в соглашение адвоката с доверителем условия о вознаграждении, зависящем от результата оказания юридической помощи (далее – правила). С 1 марта такое вознаграждение («гонорар успеха») по закону может включаться в условия соглашений об оказании юридической помощи и подлежит судебной защите. Утвержденные ФПА правила призваны защитить от злоупотреблений и недобросовестного поведения обе стороны – и доверителей, и адвокатов. Представленные нормы ориентированы на принцип свободы договора и предоставляют адвокату возможность вместе с доверителем определять детали применения «гонорара успеха», пояснил президент ФПА РФ Юрий Пилипенко.

Так называемый гонорар успеха долго ставился под сомнение российскими судами, а Определение Конституционного Суда РФ в 2007 г. почти закрыло возможность его использония. Однако в конце 2019 г. в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) были приняты поправки, разрешившие применение данного инструмента, но только адвокатами и только по гражданским делам. Во исполнение требований Закона об адвокатуре 2 апреля Совет ФПА РФ утвердил Правила включения в соглашение адвоката с доверителем условия о вознаграждении, зависящем от результата оказания юридической помощи.

Президент ФПА Юрий Пилипенко, представляя проект правил членам Совета, пояснил, что поправки ориентированы на принцип свободы договора и предоставляют адвокату возможность вместе с доверителем определять детали применения «гонорара успеха». В правилах он назван «обусловленным вознаграждением». Таким образом, вознаграждение может быть включено в соглашение, в частности, если доверитель на момент подписания документа не имеет возможности оплатить помощь адвоката.

Правила закрепляют положение закона о том, что «гонорар успеха» не может применяться в уголовном деле или в деле по административному нарушению. Предполагаются разумность и обоснованность вознаграждения, причем включение условия о «гонораре успеха» не может расцениваться как гарантия или обещание положительного исхода дела. В то же время результат оказания юридической помощи должен быть прописан в соглашении ясно и недвусмысленно. Сам «гонорар успеха» может быть как твердой суммой, так и долей от размера требований либо определяться другими способами. Выплата авансом не допускается. Возможна смешанная форма вознаграждения адвоката: фиксированная часть и «гонорар успеха».

Особо подчеркивается, что при заключении соглашения адвокат обязан предупредить доверителя об отсутствии гарантии, что тот сможет взыскать «гонорар успеха» с оппонента в качестве судебных издержек. Стороны могут предусмотреть обстоятельства, из-за которых адвокат полностью или частично должен вернуть полученный «гонорар успеха». Также стороны вправе определить обязательную выплату вознаграждения, если адвокат оказал помощь, но по вине доверителя положительный результат не достигнут либо сам доверитель отказался от соглашения до достижения указанного результата.

Гонорар адвоката: правоотношения доверителя и адвоката

Вопрос вознаграждения адвоката урегулирован сразу несколькими нормативными документами. Кроме того, Конституционным Судом принято ряд постановлений, частично регулирующий вопрос гонорара адвоката, например, Постановление Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 г. N 1-П.

Однако основным документом, регулирующим правоотношения между адвокатом и доверителем, остается соглашение (простой письменный договор).

От чего зависит гонорар адвоката

Вознаграждение адвоката не может быть каким-то фиксированным, одинаковым применительно к оценке услуг всех адвокатов. Для примера можно взять покупку квартиры. От чего зависит ее цена? От площади, от состояния, в том числе физического износа, от того, из каких материалов построен дом, от района - места нахождения квартиры, от развитости инфраструктуры и многих других факторов. Поэтому было бы смешно говорить о единой цене на квартиры по всей стране.

Так же следует рассматривать и вопрос гонорара адвоката. Размер вознаграждения зависит, как минимум, от следующих факторов:

  1. Объем и сложность вопроса, вид судопроизводства, по которому оказывается помощь. Например, одно дело, если договор об оказании правовой помощи заключается в деле о взыскании алиментов, и совсем другое, если доверителю грозит реальный срок лишения свободы с конфискацией имущества или необходимо защищать интересы доверителя, где сумма ущерба может составить несколько сотен миллионов рублей. То же касается и объема. В приведенном примере для того, чтобы подать иск о взыскании алиментов, достаточно собрать всего несколько документов. Адвокату по уголовному делу, приходится сталкиваться с несколькими сотнями документов, работать со свидетелями, правоохранительными органами и т.д. Соответственно будет различаться оплата услуг по защите обвиняемого в краже телефона и услуг по защите обвиняемого в совершении многоэпизодного группового мошенничества в особо крупном размере или получении взятки должностным лицом. В рамках уголовного судопроизводства на оплату также влияет избранная в отношении подзащитного мера пресечения.
  2. Продолжительность времени, необходимого для выполнения взятых на себя обязательств. Вопрос может решиться в двух или трех судебных заседаниях, а может затянуться на годы. И это зачастую уже не зависит от адвоката. Также будет различаться защита на следствии в течение двух месяцев от защиты на следствии, срок которого продлён свыше года.
  3. Опыт и квалификация адвоката. Прибегая к помощи опытного специалиста в области права, доверитель резонно рассчитывает на большие шансы положительно решить вопрос, то есть с самым благоприятным для него исходом в конкретной сложившейся ситуации. Понятно, что гонорар адвоката, уже зарекомендовавшего себя как классного специалиста и соответственно востребованного у клиентов, должен быть в несколько раз выше, чем того, кто начинает делать в адвокатуре первые шаги.
  4. Степень срочности выполнения работ. Чем быстрее нужно решить вопрос не в ущерб качеству оказанным услугам, тем гонорар адвоката будет выше. Иногда даже несколько часов могут решить исход дела. Учитывая возможную занятость, адвокату необходимо скорректировать и скоординировать свои действия, с учетом имеющихся дел по другим доверителям, и зачастую – в ущерб своему личному времени и даже здоровью, а также времени, которое можно использовать для оказания услуг по другим делам.
  5. Место оказания услуг. Так, услуги адвоката из Москвы обойдутся в разную сумму жителю Москвы и, к примеру, при необходимости выезда для оказания услуг в другой регион или за пределы России. В этом случае вознаграждение увеличивается как за счёт командировочных расходов, так и в связи с необходимостью возмещения потенциального заработка, который мог бы быть получен адвокатом, если бы он не выехал в другой регион.
  6. Конъюнктура рынка оказания юридических услуг. Уровень и соотношение спроса и предложения также влияет на размер гонорара адвоката. Зачастую решение адвоката по материальной стороне вопроса ограничивается рыночными механизмами ценообразования и конкуренции в конкретном регионе.

Дорогой или недорогой адвокат: Кого выбрать?

Что самое важное для доверителя? Получить наиболее приемлемый для себя вариант решения проблемы. Даже самый опытный адвокат не может гарантировать своим клиентам 100%-й выигрыш – всегда могут найтись обстоятельства, которые так или иначе повлияют на результат, к тому же это запрещено Кодексом профессиональной этики адвокатов. Однако высококвалифицированный специалист в области права в любом случае сможет «выжать» максимум из возможного, чтобы защитить права и интересы своего доверителя. В результате, даже если суд и вынесет решение не в пользу доверителя, то ущерб для него будет минимален.

Понятно, что от адвоката, который имеет недостаточно необходимого опыта, навыков, связей, иных полезных наработок, ожидать положительного решения вопроса не приходится. Клиент, обращаясь к такому специалисту, рассчитывает на бюджетный вариант оказания правовой помощи, и, как результат, на то, что уровень знаний адвоката, к которому он обратился, несколько выше, чем его собственный. В этом случае можно надеяться на то, что шансы на благоприятный исход дела немного возрастут по сравнению с тем, если бы защитник не был бы привлечён.

И в первом, и во втором случае гонорар адвоката будет равняться его опыту – доверителю придется расстаться с большей суммой, если он обратиться к высококвалифицированному, опытному адвокату, и придётся рассчитывать на бюджетный вариант при получении услуг адвоката, делающего первые шаги в адвокатуре.

Учитывая, что на кону может стоять репутация фирмы, многомиллионный кредит или лишение свободы на длительный срок, опыт и квалификация адвоката играют определяющую роль в получении нужного результата. Поэтому, если клиент во главу угла ставит именно результат, а не зацикливается на вознаграждении адвоката как определяющем факторе сотрудничества, однозначно стоит обратиться к опытному адвокату по уголовным делам. Имея отличную теоретическую базу, внушительный юридический стаж и большие практические наработки, включая сотни выигранных дел в суде, такой специалист обеспечит своему доверителю надежную правовую защиту.

Гонорар успеха: плюсы, минусы и перспективы

В прошлом году законодатель закрепил за адвокатами право получать в качестве оплаты своих услуг «гонорар успеха». Теперь защитники могут ставить размер вознаграждения в зависимость от результата собственной работы, и брать оплату только после успешного завершения процесса. Но то, что воспринималось юрсообществом как «маленькая победа», обернулось рядом трудностей и даже уголовными рисками. У этого института еще есть ряд проблем, решения которых нужно ждать от судов и законодателей. Тем не менее, юристы-литигаторы уверены – гонорар успеха ждет большое будущее.

Основная идея гонорара успеха заключается в том, что с помощью него позволить себе услуги представителя может даже тот, у кого нет денег на их оплату прямо сейчас. Но по итогам работы юриста средства могут появиться, и тогда рассчитаться с ним можно будет из присужденной суммы.

По словам юриста Maxima Legal Maxima Legal Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Частный капитал группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) × Дмитрия Урякина, гонорар успеха позволяет достаточно просто варьировать размер вознаграждения консультантов, в том числе снижая долговую нагрузку клиента здесь и сейчас. «Во многом, именно этим объясняется его привлекательность для клиентов, которые могут сомневаться в успехе инициируемого ими дела, но готовы рискнуть, понимая, что не сильно потеряют в деньгах», – комментирует эксперт.

Вчера: гонорар без судебной защиты

1 марта 2020 года вступили в силу изменения в закон об адвокатской деятельности и адвокатуре, которые закрепили право на гонорар успеха для носителей адвокатского статуса. Теперь условие о подобной оплате защищено законом.

Перелом в подходе по этому вопросу произошел два года назад. В 2019 году, когда поправки в адвокатский закон уже обсуждались, коллегия Верховного суда по экономическим спорам фактически подтвердила законность гонорара успеха в одном из своих отказных определений (см. «Верховный суд узаконил гонорар успеха»).

Сегодня: востребованный, но рискованный способ

Последние изменения убрали эти ограничения для адвокатов по гражданским делам, и они стали намного чаще применять такую форму оплаты юруслуг в отношениях с доверителями, продолжает эксперт. Такая форма оплаты более чем актуальна, соглашается с коллегой Артур Зурабян, партнер ART DE LEX ART DE LEX Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Санкционное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Природные ресурсы/Энергетика группа Финансовое/Банковское право × .


В результате действия конкуренции с одной стороны и снижения платежеспособности клиентов с другой стороны на рынке юруслуг выживает тот, кто готов существенную часть оплаты своих услуг отнести на результат.

О взвешенном подходе к гонорару успеха рассказал Андрей Колбун, юрист Лемчик, Крупский и Партнеры Лемчик, Крупский и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6 место По количеству юристов 17 место По выручке 22 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × . В его компании таким способом оплаты не пренебрегают именно по причине клиентоориентированности – он позволяет добиться баланса интересов с клиентами при согласовании окончательной цены услуг. В то же время, каждое дело оценивается на предмет юридических рисков и перспектив его исхода. Кроме того, обращают в фирме внимание и на «личный настрой клиента» – и уже исходя из этих параметров принимают решение, насколько целесообразно включать в договор такое условие о вознаграждении. Параметры и размер гонорара успеха настраиваются в ручном режиме, рассказал Колбун.

В Maxima Legal обсуждаемую модель используют в отношениях с клиентами, в доброй совести которых ранее не приходилось сомневаться, рассказывает Урякин. Если с клиентом у нас установлены длительные доверительные отношения, мы с большей вероятностью согласимся на использование «гонорара успеха» и в некоторых случаях сами предложим такую модель оплаты за наши услуги, объяснил юрист. Он также подчеркнул, что не поддерживает «чистый» гонорар успеха. «Консультант, приложивший максимум усилий для защиты своего клиента, имеет право на вознаграждение вне зависимости от результата, предсказать который в условиях нашего правового регулирования, к сожалению, не всегда возможно», – объяснил Урякин.


В состав таких затрат входит зарплата сотрудников, в том числе и не-юристов, и аренда офиса. А их покрытие требует постоянного и прогнозируемого денежного потока, а не работы в надежде на своеобразный «джекпот».

Уголовные риски гонорара успеха

Проблема с гонорарами успеха появилась откуда не ждали, рассказывает Корельский. Несколько резонансных дел с участием адвокатов и крупных гонораров в делах компаний с госучастием породили непредсказуемые уголовно-правовые риски практически для любого такого клиентского соглашения, отмечает эксперт.

Одним из показательных случаев стало дело «Аэрофлота», в котором адвокатов Диану Кибец и Александра Сливко обвинили в особо крупном мошенничестве на 250 млн руб. по договору на оказание юруслуг, который содержал в себе условие о гонораре успеха. В апреле Гагаринский районный суд г. Москвы приступил к рассмотрению уголовного дела, по которому адвокатам грозит до восьми лет лишения свободы (№ 01-0221/2021).


Расширительное оценочное толкование разумности и рыночности гонораров со стороны правоохранительных органов накладывают такие рандомные риски практически для любого адвоката.

И если сегодня это касается в большей степени сотрудничества с госкомпаниями, то завтра подобная опасная для гражданского оборота практика может распространиться и на частноправовые отношения.

Еще одно резонансное уголовное дело возбудили в 2018 году в отношении Игоря Третьякова из АК «Третьяков и партнеры». Того также обвинили в мошенничестве. Адвокат должен был представлять интересы «НПО Лавочкина» в спорах с Роскосмосом, за это ему пообещали гонорар успеха в размере 8% разницы между суммой заявленных истцом и удовлетворенных требований. Фигуранты дела не признают свою вину и считают, что спасли стратегическое предприятие от банкротства, когда выиграли разбирательства по искам, поданным «Роскосмосом» к НПО по разным поводам, почти на 50 млрд руб. Приговора по этому делу пока нет: Химкинский городской суд Московской области должен был вынести его еще в апреле, но вместо этого вернул дело в прокуратуру.

Денег нет, но есть проблемы

Еще одна проблема института гонорара успеха, по мнению Зурабяна, в том, что очень часто клиент готов платить за услугу представителя только тогда, когда она ему необходима. «Когда такая необходимость отпадает и есть положительный результат – зачем теперь платить юристу?», – объясняет эксперт. Юрист может обратиться в суд, но это долго, зачастую неэффективно и в любом случае спорно с точки зрения репутации: мало кто захочет идти в юридическую фирму, которая часто судится со своими клиентам, уверен Зурабян.

Урякин считает, что сейчас основная проблема с гонорарами успеха на текущий момент – невозможность взыскания гонорара успеха в качестве судебных издержек с процессуального оппонента (для примера – дела № А50-20346/2019 и № А21-11719/2019). Это, по мнению юриста, дестимулирует клиентов и консультантов определять размер вознаграждение исключительно посредством использования такого способа оплаты.


Стороны вынуждены прибегать к другим механизмам определения размера вознаграждения, в том числе к уступкам права на взыскание задолженности в судебном порядке. Если этот процесс оканчивается успешно, то консультант возвращает клиенту полученную сумму, за вычетом своей «комиссии».

В настоящий момент судебная практика признает возможность включения гонорара успеха в состав судебных расходов при условии, что вознаграждение является разумным, соразмерным и обусловленным не только исходом дела, дополняет Каретин. По его словам, суд вправе включить гонорар в судебные расходы при злоупотреблении другой стороной процессуальными правами, а также при высоком качестве оказанных услуг и при высокой квалификации представителя, о которых может свидетельствовать неоднократная отмена судебных актов. При условии, что к такому результату привели доводы заказчика, сформулированные его представителем.

Колбун видит сложности и в том, что клиенты и их поверенные разговаривают на разных языках – первые на русском, а вторые на юридическом. Доверители зачастую не понимают, при каких условиях они должны выплачивать гонорар, так как условия оплаты зависят не от какого-то срока или понятного всем события, а от процессуально-правовых юридических факторов, обрамленных в договоре специальной лексикой. «Она вроде как понятна нам, юристам, но вызывают затруднения у клиентов, особенно если менеджмент или бенефициары не имеют специфического юробразования и опыта работы в системе правосудия», – объясняет эксперт.

Поэтому юристов в работе неизбежно сопровождают затяжные и неприятные процедуры согласования этих условий с представителями клиента и с высшим менеджментом заказчика, уверен Колбун.

«На мой взгляд, некоторые проблемы будут возникать при определении «разумности» и «соразмерности» гонорара успеха, а также квалификации представителя. Думаю, что со временем суды выработают подход, который внесет единообразие в применение данного условия», – полагает юрист.

Завтра: гонорар успеха для юристов без статуса?

Еще одна проблема вытекает из того, что гонорар успеха сейчас формально закреплен только в профильном адвокатском законе. Но это не значит, что на практике «обычные» юристы без статуса не могут ее применять. «В целом, легализация гонорара успеха в законе об адвокатуре была воспринята юридическим сообществом как маленькая победа и оценивается большинством как полноценное признание этого способа вознаграждения для всех юристов вне зависимости от адвокатского статуса», – рассказывает Колбун.

«Гонорар успеха доступен любым юристам. Причем нередко доверители сами настаивают на оплате вознаграждения с юристом, с которым ранее не взаимодействовали, только в случае достижения положительного результата», – полагает советник Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право Профайл компании × Михаил Гусев.

По словам Зурабяна, судебная практика подтверждает право юристов на гонорар успеха: если в договоре есть пункт о том, что вознаграждение исчисляется в процентах от взысканной суммы, то это не противоречит выводам КС из постановления 2007 года. «Недопустимым считается только то вознаграждение, которое исполнитель получил без совершения определенных действий. А если исполнитель действительно оказывал юруслуги, указанные в договоре, то ситуация иная», – отмечает юрист. Такой подход подтвердил и Верховный суд при рассмотрении дел № А76-26478/2018 (в 2019 году) и № А60-11353/2013 (в 2015).

«Но что касается их судебной защиты, то сейчас есть правовая неопределенность в этом вопросе. Можно ли применять аналогию закона на юристов без адвокатского статуса – пока непонятно», – отмечает Корельский. Юрист считает, что в ближайшее время этот вопрос должен быть решен либо законодателем, либо высшими судами, которые могут признать такое неравенство неким видом дискриминации частных судебных практиков по сравнению с адвокатами.


В профессиональном сообществе распространено мнение, что норма о гонораре успеха будет оценена Конституционным судом, и в результате юристы, не являющиеся адвокатами, также получат возможность включать условия о гонорарах успеха в соглашения с клиентами.

Все юристы, которые помогали нам в написании этого материала, считают такую форму оплаты перспективной. «Была, есть и будет. Клиент всегда просит разделить с ним риск успеха или не успеха через гонорар успеха, и если его защита будет взаимна для обоих сторон, то этот инструмент будет применяться чаще и справедливее отражать рыночность стоимости работы судебных юристов и их профессионализм», – уверен Корельский. «Гонорар успеха в России имеет перспективу в арбитражных спорах в ближайшие годы, поскольку в условиях кризиса предприниматели заинтересованы в оплате услуг именно при достижении положительного результата», – отмечает Гусев.

Зурабян согласен с перспективностью института и видит в нем «мостик» к развитию легализации финансирования судебного представительства, когда функция оплаты услуг представителя принимает на себя третье лицо, а затем это третье лицо может рассчитывать на возмещение по правилам о судебных расходах.

Большое будущее в такой форме оплаты видит и Урякин – но только если суды пойдут дальше и будут допускать возможность взыскивать гонорар успеха с проигравшей стороны. Итоговая сумма судебных издержек, выраженная в «гонораре успеха», может и должна корректироваться судами до «разумных пределов», резюмирует юрист.

Верховный суд вынес отказное определение по спору юридической компании с клиентом, касающемуся возможности взыскания гонорара успеха. Фактически это означает признание законной такой формы вознаграждения.

Вопрос о возможности выплаты юристам гонорара успеха широко обсуждается в адвокатском сообществе. В понедельник, 30 сентября, это обсудят на рабочей группе в Госдуме, заявлял Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству. В ходе недавней пресс-конференции он заявил, что поддерживает законодательное закрепление возможности такой выплаты для юридического представителя. А эксперты уверены, что это может стать одним из двигателей института групповых исков, который заработает в России с 1 октября («На грани банкротства: чем российским корпорациям грозят коллективные иски»).

Но изначально разобраться, имеет ли право юрист указать условие о гонораре успеха в договоре с клиентом, пришлось судам. Четыре инстанции, включая Верховный суд, отказавшийся рассмотреть кассационную жалобу на определение, признали, что это законно. ООО «Центр защиты коммерческой тайны «Инфотайн» обратилось с иском в АС Челябинской области к ООО «Научно-производственная компания «Волвек Плюс», чтобы взыскать долг в 832 000 руб. и неустойку по договору об оказании юридических услуг (дело № А76-26478/2018). Истцы должны были представлять ответчика в споре, касающемся интеллектуальной собственности. В договоре было указано, что заказчик услуг оплачивает их на условиях, предусмотренных договором, а по договору юристам должны были заплатить 60 000 руб. и дополнительное вознаграждение – 10% от суммы, которую получится взыскать в суде в пользу заказчика, или от суммы в мировом соглашении, если стороны смогут к нему прийти. Фактически это условие представляло собой гонорар успеха. Гонорар успеха надо было выплатить в течение пяти месяцев после получения исполнительного листа клиентом юристов. По итогу спора (дело № А76-16920/2017) иск удовлетворили полностью и взыскали в пользу компании «Волвек Плюс» 7,32 млн руб. «Инфотайн» и «Волвек Плюс» подписали документ, подтверждающий, что заказчик получил решение суда и исполнительный лист, принял работу и не имеет претензий к представителям, которые должны были получить за работу 732 000 руб.

Однако заказчики не заплатили юристам, а когда те пошли в суд, чтобы добиться согласованной выплаты, ссылались на ничтожность пункта договора, предполагающего выплату гонорара успеха. В частности, они аргументировали свою позицию п. 3.3 Постановления Конституционного суда № 1-П от 23 января 2007 года, где указано, что стороны договора возмездного оказания услуг не вправе обуславливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения по делу, но при этом вправе исчислять размер вознаграждения в процентах от цены иска. В первой инстанции, АС Челябинской области, судья Ирина Костарева признала, что аргумент несостоятельный.

«Спорный пункт договора не обуславливает выплат вознаграждения принятием конкретного судебного решения. Он предусматривает выплату вознаграждения от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика, или от суммы, отраженной в достигнутом мировом соглашении», – объясняет судья в решении.

Если в договоре есть пункт о том, что вознаграждение исчисляется в процентах от взысканной суммы, то это не противоречит выводам Конституционного суда, делает вывод судья Костарева.

Также в решении указано, что ответчик не учел позицию президиума ВАС в отношении условного вознаграждения, которая развивала применение в арбитражных спорах позиции КС*. В нем говорится, что российские законы не устанавливают специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. В Постановлении № 16291/10 от 4 февраля 2014 года ВАС также указывает, что законодательство Российской Федерации не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. Стороны такого договора вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах, согласующихся с принципами российского права. Недопустимым считается только то вознаграждение, которое исполнитель получил без совершения определенных действий (только в зависимости от исхода дела). А если исполнитель действительно оказывал юруслуги, указанные в договоре, то ситуация иная.

Еще одно обоснование возможности гонорара успеха указано в п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 121 от 05.12.2007, говорится в решении АС Челябинской области. Там также говорится, что определить размер вознаграждения юриста можно разными способами, в том числе в виде процента от цены иска. Позже возможность премирования представителя за успешное ведение дела поддержал и Верховный суд (Определение ВС от 26 февраля 2015 года № 309-ЭС14-3167).

Окончательное решение вынес Верховный суд: 26 сентября он отказался передать жалобу на рассмотрение коллегии (дело № А76-26478/2018). Евгений Лысенко, управляющий партнер юридической компании LEX UNIT и директор фирмы-истца, считает, что позиция ВС окончательно узаконила гонорар успеха.


Полагаем, что это делает гонорар успеха полностью легитимным и подлежащим правовой защите в случае спора с клиентом. Наконец-то Верховный суд поставил точку в вопросе правомерности гонорара успеха. Это делает правосудие доступнее и мотивирует юристов работать на качественный результат, а не на процесс.

Евгений Лысенко, управляющий партнер юридической компании LEX UNIT

До настоящего момента отсутствовала однозначная положительная судебная практика, говорит Лысенко. Но в нынешнем споре суды всех инстанций четко дали правовое обоснование законности взыскания гонорара успеха, что, можно надеяться, приведет к единообразию практики по этому вопросу.

«Мы полагаем, что принцип «эстоппель», обязанность надлежащего исполнения заключенного договора, возможность заключать сделки под отлагательным условием будут действовать и в отношении добросовестных юристов, а не только их клиентов. При этом грамотная позиция судов не исключает отказа в удовлетворении требований о взыскании гонорара успеха представителям, которые фактически не оказывали услуг и претендуют на гонорар исключительно в связи с положительным решением для клиента», – отмечает Лысенко.

Как сообщает пресс-служба Адвокатской палаты города Москвы, мероприятие было организовано Московским отделением Ассоциации юристов России, Юридическим факультетом МГУ имени М.В. Ломоносова и Адвокатской палатой города Москвы. С мастер-классами выступили член Совета АП г. Москвы Константин Ривкин, который рассказал об адвокатском гонораре, а также член Совета АП г. Москвы, советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн, посвятивший свое выступление независимости как основе адвокатской профессии.

Адвокатский гонорар: теория, практика, проблемы

Приведя высказывания выдающихся юристов об этических аспектах адвокатского гонорара, Константин Ривкин отметил, что и сегодня споры о нем между адвокатом и доверителем часто являются предметом разбирательства и в органах адвокатского самоуправления, и в судах.

Опираясь на свой опыт и дисциплинарную практику Адвокатской палаты города Москвы, он дал молодым коллегам практические рекомендации, предложив следовать им при заключении соглашений с доверителями. По словам Константина Евгеньевича, для адвоката категорически недопустимо:

– Без согласия доверителя пересматривать размер гонорара, зафиксированного в соглашении об оказании юридической помощи.

– Включать в соглашение условия о выплате адвокату каких-либо сумм в виде неустойки, пени, возмещения убытков и т.п. либо удержания аванса или иной неотработанной части внесенного гонорара в случае досрочного расторжения соглашения доверителем.

– Включать в соглашение обязательство доверителя не разглашать условия соглашения под угрозой невозврата гонорара, так как именно доверитель является «распорядителем» адвокатской тайны.

– Заключать с доверителем соглашение, условия которого непрозрачны, в том числе не содержат однозначного понимания порядка выплаты и размера вознаграждения.

– Расторгать соглашение о защите по уголовному делу в связи с неоплатой или неполной оплатой вознаграждения. При этом соглашением может быть установлено, что отказ доверителя от исполнения предусмотренных соглашением обязательств по оплате адвокату вознаграждения рассматривается сторонами как одностороннее расторжение соглашения по инициативе доверителя.

– Предусматривать в соглашении иные способы оплаты, чем касса или счет адвокатского образования (в том числе перевод денежных средств от доверителя на личную банковскую карту адвоката).

– Принимать от доверителя какое-либо имущество в обеспечение соглашения о гонораре.

– Требовать от доверителя компенсации расходов, связанных с исполнением поручения, не определив в соглашении порядок и размер такой компенсации.

– Уклоняться от выдачи доверителю финансовых документов об оприходовании полученных от него средств (квитанция о приеме денежных средств, приходный кассовый ордер и т.п.) независимо от того, осуществлял ли оплату сам заявитель, его близкие родственники или третье лицо.

– Заключать и подписывать соглашение об оказании юридической помощи в одном экземпляре, а также уклоняться от выдачи экземпляра соглашения доверителю. Это может не только повлечь ответственность адвоката, но и осложнить исполнение доверителем обязательств по выплате гонорара и спровоцировать конфликт.

– Заключать соглашение с несколькими доверителями, не определив размер вознаграждения адвоката, выплачиваемый каждым из них.

– Принимать обязательство вернуть вознаграждение, если не будет достигнут положительный для доверителя результат исполнения поручения адвокатом, получая таким образом вознаграждение не за оказание профессиональной юридической помощи, а за положительный исход дела.

– Уклоняться от определения размера вознаграждения, подлежащего возврату доверителю, в случае если поручение не выполнено адвокатом в полном объеме.

– Получать денежные средства от доверителя за оказание юридической помощи в отсутствие заключенного соглашения об этом.

– Удерживать денежные средства доверителя без законных на то оснований.

– Одновременно получать оплату за осуществление защиты по уголовному делу от доверителя и за счет средств федерального бюджета.

По словам Константина Евгеньевича, адвокат может:

– Требовать от доверителя оплаты фактически оказанной адвокатом юридической помощи и понесенных им расходов при расторжении доверителем соглашения.

– Оговаривать в соглашении, что время ожидания назначенного судебного заседания, которое не состоялось по не зависящим от адвоката причинам, оплачивается.

– Оплачивать труд адвоката по соглашению об оказании юридической помощи из средств, собранных с применением технологий краудфандинга лицом, которому оказывается юридическая помощь, или третьими лицами, но не самим адвокатом (см. подробнее Разъяснение КЭС ФПА РФ от 13 сентября 2018 г. № 04/18).

– Предусмотреть не только размер вознаграждения и порядок его выплаты доверителем, но и внести в соглашение условие, в соответствии с которым принятие адвокатом поручения связано с перечислением определенной суммы вознаграждения на расчетный счет или в кассу адвокатского образования (аванс, депозит).

– Использовать судебный способ защиты нарушенных прав в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения доверителем обязательств об оплате вознаграждения адвоката. Однако соглашением или законом может быть предусмотрено предварительное исчерпание досудебных способов урегулирования.

– Ставить перед доверителем вопрос об увеличении размера вознаграждения в случае увеличения объема или сложности работы по делу, представив доверителю конкретное обоснование.

– Включать в соглашение об оказании юридической помощи условия, в соответствии с которыми выплата вознаграждения ставится в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера. Вознаграждение может быть определено пропорционально цене иска.

– Определять размер вознаграждения в зависимости от стоимости присужденного по гражданскому делу имущества.

– Предусмотреть в соглашении выплату такого вознаграждения, не дожидаясь зачисления на счет доверителя присужденной суммы.

– Предусмотреть в соглашении право адвоката вносить деньги в кассу адвокатского образования самостоятельно, но адвокат во всех случаях несет обязанность по своевременному внесению денежных средств в кассу или на счет адвокатского образования.

– Для подтверждения надлежащего исполнения обязательства по возврату денежных средств доверителю вносить причитающуюся с него сумму в депозит нотариуса, если это обязательство не может быть исполнено непосредственно доверителю (например, вследствие уклонения доверителя от принятия исполнения).

– Отказаться от заключения соглашения об оказании юридической помощи при недостатке у доверителя денежных средств, необходимых для заключения соглашения на защиту.

Независимость профессиональной деятельности адвоката

Евгений Рубинштейн рассказал о независимости в профессиональной юридической деятельности, прежде всего – в адвокатской.

Во многих нормативных актах, регламентирующих деятельность участников различных видов судопроизводства, закреплен принцип независимости их деятельности (ст. 4 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», ст. 5 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации», ст. 9 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»).

Однако, изучая и оценивая правоприменение в нашей стране, мы видим, что провозглашенный принцип независимости государственных органов не находит своего подтверждения в жизни и становится правовой фикцией, не реализуемой на практике. Само законодательство построено таким образом, что независимость понимается только как невмешательство в деятельность должностных лиц извне. Во внутреннем же контуре такой независимости, к сожалению, не существует, заключил спикер.

В настоящее время из всех профессиональных участников уголовного судопроизводства самым независимым является адвокат, что обеспечивается, в первую очередь, самим устройством адвокатуры и спецификой адвокатской деятельности. Для адвокатуры независимость является гораздо более значимой, чем для государственных органов и жизненно важной. Она составляет основу и является обязательным условием ее деятельности.

Как отметил Евгений Рубинштейн, в адвокатуре нет иерархии органов и нет соподчиненности; в адвокатских образованиях нет «главных» лиц, которые наделены полномочиями оказывать влияние на позицию адвокатов по делам, которые они ведут.

Существующая система организации адвокатуры предусматривает два уровня: Федеральная палата адвокатов РФ и адвокатские палаты субъектов Российской Федерации. Ни внутри региональной палаты, ни между палатами никакой соподчиненности нет. В структуре адвокатских палат существуют три органа адвокатского самоуправления: совет, квалификационная комиссия, ревизионная комиссия. Они не подчиняются друг другу, в отличие от правоохранительных органов, в которых существует строгая иерархичная подчиненность «по вертикали».

Иными словами, в адвокатуре нет «начальников». Президент ФПА РФ или адвокатской палаты субъекта РФ – первый среди равных, в то время как в правоохранительных органах все сотрудники подчиняются руководителю, а нижестоящие руководителя – вышестоящему. В адвокатуре нет классных чинов, званий и других атрибутов иерархии, но есть различные виды поощрений адвокатов за достижения в профессиональной деятельности (о практике поощрения членов Адвокатской палаты города Москвы можно прочитать в интервью Константина Ривкина. – Прим. ред.). Это, разумеется, не означает, что адвокат, удостоенный награды, приобретает больше прав, или его статус становится выше статуса адвоката, у которого медалей нет.

Адвокаты в своей профессиональной деятельности независимы и от государственных органов. Работая по одному делу, адвокаты на равных согласовывают между собой стратегию и тактические приемы, технические и организационные аспекты. Один из адвокатов может быть координатором группы защиты, но это не ущемляет независимость других адвокатов.

У наших же процессуальных оппонентов, подчеркнул Евгений Рубинштейн, взаимозависимость следователя и прокурора проявляется в различных аспектах, начиная от согласования процессуальных решений о возбуждении уголовного дела и в рамках предварительного судебного контроля, и заканчивая решениями, связанными с направлением уголовного дела в суд. И сегодня эта взаимозависимость играет большую роль: в некоторых районах и регионах месяцами нет случаев, когда бы прокуроры отменяли или направляли свое представление об отмене решений следователей. «И это очень странно, ведь человеку свойственно ошибаться. Я никогда не поверю, что в течение 5–6 месяцев ни один следователь ни одного из районов никогда не ошибся и все делал правильно», – посетовал эксперт.

Вступление в адвокатуру и выход из нее происходят публично и в состязательной процедуре – претендент на получение статуса адвоката не проходит собеседование в тиши какого-то кабинета, а подтверждает свои знания перед квалификационной комиссией, состоящей из 13 человек. При этом члены квалификационной комиссии представляют как адвокатскую корпорацию, так и органы власти: исполнительной, законодательной и судебной (7 адвокатов, 2 представителя территориального управления Министерства юстиции РФ, 2 представителя городской думы, 2 судей). Решение о прекращении статуса адвоката принимает коллективный орган – совет адвокатской палаты, состоящий только из адвокатов, и это еще одна важная гарантия независимости. Квалификационные же коллегии судей, которые участвуют в принятии решения о допуске кандидата на судейский статус, состоят только из представителей исполнительной и судебной власти. В правоохранительных органах такой публичной процедуры нет вовсе, заметил спикер.

На адвоката возложена обязанность постоянного повышения квалификации. При этом никто не диктует адвокатам, где повышать квалификацию, в какой форме, по каким вопросам. На первый взгляд, это обстоятельство не формирует независимость напрямую, но на самом деле является непременным ее атрибутом. Благодаря этому в адвокатской деятельности намного больше возможностей для творчества и самореализации, чем в государственных органах, а это само по себе важно и ценно, сказал Евгений Рубинштейн.

Во второй части вебинаров Константин Ривкин и Евгений Рубинштейн ответили на многочисленные вопросы аудитории.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: