Юридический статус специалиста и судебного эксперта согласно нормам гпк и апк рф

Обновлено: 20.04.2024

Кроме таких участников уголовного процесса, как потерпевший, свидетель, подозреваемый и обвиняемый, в уголовном деле могут участвовать специалист и эксперт. Заключение эксперта, заключение специалиста и их показания являются доказательствами по уголовному делу.

Эксперт в уголовном процессе – это лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное дознавателем, следователем, судом или руководителем экспертного учреждения по их поручению для производства судебной экспертизы и дачи заключения по поставленным перед ним вопросам (ч.1 ст.57 УПК РФ).

Специалистом является лицо, обладающее специальными познаниями и привлекаемое к участию в уголовном деле по ходатайству сторон или по инициативе дознавателя, следователя или суда с целью:

  • содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов (иными словами – собирания доказательств);
  • применения технических средств в исследовании доказательств и иных материалов;
  • постановки корректных вопросов эксперту;
  • разъяснения суду и сторонам вопросов, которые входят в круг его профессиональных компетенций.

Согласно статье 57 УПК РФ эксперт вправе:

  • знакомиться с материалами уголовного дела, в том случае, если они относятся к предмету судебной экспертизы;
  • заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнительных материалов, которые нужны ему для дачи заключения;
  • ходатайствовать о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;
  • с разрешения лиц, осуществляющих дознание, предварительного следствия и суда в процессуальных действиях задавать вопросы участникам судопроизводства, относящиеся к предмету судебной экспертизы;
  • в пределах своей компетенции давать заключение. При этом эксперт может давать заключение по вопросам, не поставленным в постановлении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к ее предмету, обжаловать действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, если они ограничивают его права;
  • отказаться от дачи заключения, если вопросы, поставленные перед ним дознавателем, следователем или судом, выходят за пределы специальных знаний, а также, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть мотивированным и заявлен экспертом в письменном виде.

При этом эксперт не имеет права:

  • без ведома следователя и суда вести переговоры с потерпевшим, подозреваемым, обвиняемым, а также их представителями и защитниками, по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;
  • самостоятельно собирать материалы для проведения экспертизы;
  • без разрешения дознавателя, следователя, суда проводить исследования, которые могут повлечь уничтожение объектов или изменение их внешнего вида или основных свойств; давать заведомо ложное заключение. В противном случае эксперт несет уголовную ответственность, предусмотренную ст.307 УК РФ;
  • разглашать данные предварительного расследования, если он был об этом заранее предупрежден. уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд.

Права и обязанности специалиста перечислены в ст. 58 УПК РФ. Если говорить о правах, которыми наделен специалист в уголовном процессе следует отметить, что специалист вправе:

  • отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если он не обладает специальными знаниями, которые позволяют ему сделать суждение по поставленным перед ним вопросам или участвовать в процессуальных действиях;
  • также, как и эксперт, с разрешения дознавателя, следователя и суда задавать вопросы участникам следственного действия;
  • знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания;
  • обжаловать действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права. За заведомо ложное заключение или разглашение данных предварительного расследования специалист, равно, как и эксперт несет уголовную ответственность.

Заключение эксперта – это содержание поведенного им исследования и выводы по вопросам, поставленным дознавателем, следователем или судом, представленные в письменном виде (ч.1 ст. 80 УПК РФ).

В отличие от заключения эксперта, заключение специалиста представляет собой лишь его суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами (ч. 3 ст. 80 УПК РФ).

Таким образом, эксперт дает свое заключение по поставленным перед ним вопросам только в том случае, если имеется постановление дознавателя или следователя либо определение суда о назначении судебной экспертизы. В данном случае стороны могут заявить лишь ходатайство о назначении судебной экспертизы, но самостоятельно обратиться к эксперту не имеют права.

Если данная тема вам интересна, читайте полную версию на сайте " Независимый советник ".

Кстати, в библиотеке нашего сайта имеется множество книг и справочников, содержащих советы юристов по различным отраслям права, которые можно скачать бесплатно .

Чтобы читать новые публикации, обязательно ставьте лайки, делитесь материалами и подписывайтесь на канал . Наша задача - делиться с вами только полезной информацией.

А если нужна бесплатная консультация или совет юриста, переходите по этой ссылке .

Согласно принятому закону, эксперты и специалисты получат вознаграждение за выполненную ими по поручению суда работу, если она не входит в круг их служебных обязанностей в качестве работников госучреждения


Ранее эксперты «АГ» критически отнеслись к предложенным изменениям, в частности один из них отмечал, что на рассмотрении депутатов уже девять лет находится куда более важный проект закона о судебно-экспертной деятельности в РФ, где отрегулированы многие правовые нормы, которые периодически становятся предметом обсуждения у правоведов.

5 июля Госдума приняла закон (законопроект № 85461-8) о внесении изменений в Гражданско-процессуальный кодекс в целях совершенствования порядка оплаты судебных экспертиз.

Поправки, в частности, дополняют ст. 95 ГПК РФ ч. 4, согласно которой эксперты и специалисты получают вознаграждение за выполненную ими по поручению суда работу, если последняя не входит в круг их служебных обязанностей в качестве работников государственного учреждения. Размер вознаграждения будет определяться судом по согласованию со сторонами и по соглашению с экспертами или специалистами.

В ч. 5 ст. 95 ГПК уточнен порядок определения вознаграждения за проведение судебной экспертизы экспертом государственного судебно-экспертного учреждения – по согласованию со сторонами и по соглашению с руководителем такого учреждения. В свою очередь, ст. 98 Кодекса дополнена нормой о том, что при неисполнении сторонами обязанности по предварительному внесению на депозитный счет суда денежных сумм, подлежащих выплате экспертам, если в дальнейшем они не произвели оплату экспертизы или оплатили ее не полностью, денежные суммы в счет выплаты вознаграждения за проведение экспертизы, а также возмещения фактических расходов эксперта, судебно-экспертного учреждения, понесенных в связи с проведением экспертизы, взыскиваются с одной стороны или с обеих сторон и распределяются между ними в порядке, установленном ГПК.

Также поправками предлагается уточнить порядок определения вознаграждения за проведение судебной экспертизы экспертом государственного судебно-экспертного учреждения

Комментируя поправки на стадии их внесения в Думу, адвокат, управляющий партнер ZHAROV GROUP Евгений Жаров отмечал, что смысл поправок заключается в том, что, если сторона или стороны не оплатили экспертизу предварительно или в последующем, суд распределяет эти расходы пропорционально размеру удовлетворенных требований и взыскивает их в пользу экспертного учреждения (эксперта) со стороны или сторон.

В свою очередь, партнер АБ «КРП» Челябинской области Виктор Глушаков предположил, что их авторы считают необходимым минимизировать риски, связанные с неполучением денежных средств в счет оплаты экспертизы. «Я, конечно, допускаю, что такие ситуации возникают в каких-то категориях споров, возможно, в спорах с участием госорганов. Однако за все время своей практики, как в арбитражном, так и в гражданском процессе, я ни разу не встречал ситуации, когда экспертиза назначалась до момента демонстрации суду доказательств оплаты услуг эксперта. Мне сложно предположить, какие обстоятельства нужны для того, чтобы назначить экспертизу, не дожидаясь поступления денег за ее назначение. Но повторюсь: в спорах с государственными органами, когда инициатором экспертизы выступает государство, такая ситуация гипотетически возможна», – отмечал он.

По мнению директора ООО «Рязанский научно-исследовательский центр судебной экспертизы» Павла Милюхина, если буквально прочитать текст ч. 5 ст. 95 ГПК РФ, то получится, что суд назначает вознаграждение эксперту государственного учреждения. «Этого не может быть в принципе, поскольку эксперт государственного судебно-экспертного учреждения состоит на должности государственного судебного эксперта и ему устанавливается соответствующая выплата в процентном отношении за производство судебных экспертиз по гражданским делам. Он не может напрямую получить вознаграждение за производство судебной экспертизы. Денежные средства за производство судебной экспертизы поступают в государственное судебно-экспертное учреждение, а затем уже распределяются в соответствии с правилами ведения хозяйственной деятельности», – пояснил он.

Эксперт назвал непонятной формулировку «по соглашению с руководителем государственного судебно-экспертного учреждения»: «Получается, что руководитель такого учреждения вправе самостоятельно устанавливать размер вознаграждения, а он, как правило, получает процент от выполненных судебных экспертиз так же, как и эксперт».

Павел Милюхин также отметил, что дополнение ст. 98 ГПК не приведет к какому-либо изменению текущих гарантий эксперту или судебно-экспертному учреждению по оплате за экспертизу, поскольку нормами ст. 85 Кодекса прямо запрещено не проводить эксперту судебную экспертизу ввиду ее неоплаты. «В этом случае, как и сейчас, денежные средства за производство экспертизы будут взыскиваться экспертами (экспертными организациями) по исполнительным листам. Здесь надо прямо предусмотреть норму по аналогии с АПК РФ, что в случае невнесения на депозитный счет суда денежных средств за производство экспертизы экспертиза не назначается, а назначенная – отзывается. В свою очередь, сторона, которая ходатайствовала о ней, лишается возможности повторного назначения. В Госдуме уже более девяти лет находится законопроект о судебно-экспертной деятельности в РФ, где отрегулированы многие правовые нормы, которые периодически становятся предметом обсуждения у правоведов. Скорейшее его принятие снимет большинство правовых коллизий в современной отечественной судебно-экспертной деятельности», – убежден он.

Эксперт и специалист в судебном процессе. В чем разница?

Судам часто приходится рассматривать дела, в которых присутствуют вопросы, связанные с техникой, наукой, лингвистикой и т.д., то есть для разрешения которых необходимо обладать профессиональными знаниями или навыками. Для того, чтобы иметь полную информацию об обстоятельствах дела, приходится привлекать лиц, обладающих познаниями в самых разных областях.

Для получения профессиональных и специальных знаний суд привлекает как экспертов, так и специалистов. Это лица, имеющие специальные знания и навыки и не заинтересованные в решения суда. Они участвуют в процессе, однако процессуальный статус эксперта и специалиста различен.

Разница между ними – в той функции, которую они должны выполнить в судебном разбирательстве.

Эксперт привлекается с целью изучения поставленных судом задач и составления по ним официального письменного заключения или отчета. Его задача – найти новые факты, новые доказательства.

Для изучения вопросов, не входящих в круг обязанностей эксперта, может быть привлечен специалист. Он осуществляет вспомогательную функцию – консультирует, дает разъяснения суду, руководствуясь своими профессиональными навыками. Никаких новых фактов он не устанавливает. Это его основное отличие от эксперта. Пояснения специалиста носят для суда важный, иногда решающий, но справочный характер.

Заключение специалиста может потребоваться суду и после проведения экспертизы. Иногда по вопросам экспертизы бывают нужны дополнительные разъяснения. Порой специалист нужен для оценки достоверности и полноты экспертизы, которая после его консультации, возможно, будет проведена повторно.

Специалист привлекается и на стадии, предшествующей назначению экспертизы. В этом случае он:

  • Высказывает мнение о необходимости проведения экспертизы в конкретном случае.
  • Оценивает, достаточно ли документации для проведения экспертного исследования.
  • Участвует в составлении перечня вопросов для экспертизы.

Часто бывают ситуации, когда нужна не экспертиза, а только информация в узкой области знаний.

Например, при рассмотрении имущественного спора между российской и зарубежной фирмой, суду приходится вникать в нюансы, связанные с иностранным корпоративным правом.

Вопросы применения в каком-либо технологическом процессе спорного прибора или устройства сможет прояснить только квалифицированный работник соответствующей отрасли, хорошо разбирающийся в деталях производства.

По вопросам, связанным с компьютерными технологиями (количество таких дел в судах растет), только участие специалиста может выявить наличие (или отсутствие) в компьютерах спорных программ.

В Российской Федерации функционирует суд по интеллектуальным правам, в котором эксперты и специалисты включены в рядовой штат сотрудников. Остальные же суды вынуждены прибегать к помощи экспертов и специалистов извне, обращаясь в специализированные органы, агентства и организации.

Законопроектом предлагается закрепить, что в случае отклонения стороной по делу предложенной ходатайствующим лицом кандидатуры эксперта или экспертной организации суд вправе назначить комиссионную экспертизу


Участники круглого стола и эксперты «АГ» неоднозначно отнеслись к проекту закона. Так, двое из них указали, что положение о том, что «суд должен поставить перед экспертом вопросы, предложенные лицом, ходатайствующим о назначении экспертизы, в предложенных этим лицом формулировках», согласуется с принципом состязательности. Третий отметил, что зачастую лица, участвующие в деле, формулируют вопросы нелогично, и они могут носить правовой характер и выходить за пределы специальных знаний.

10 февраля в Совете Федерации прошел «круглый стол» по обсуждению проекта закона о внесении изменений в ГПК и АПК (в части порядка назначения и проведения судебных экспертиз), подготовленный первым заместителем председателя Комитета СФ по экономической политике Сергеем Калашниковым.

Поправками в процессуальные кодексы предлагается распространить на судебную экспертизу принцип состязательности

Законопроектом предлагается внести в процессуальные кодексы поправки, согласно которым в случае назначения экспертизы по ходатайству лица, участвующего в деле, вне зависимости от круга и содержания вопросов, определенных судом, суд должен поставить перед экспертом вопросы, предложенные этим лицом. Если ходатайствующее лицо настаивает, вопросы должны быть поставлены в предложенных им формулировках. При этом суд должен разъяснить ему последствия постановки перед экспертом предлагаемых вопросов, в том числе в связи с возможным увеличением стоимости экспертизы.

Предусматривается, что суд не сможет отклонить предложенную ходатайствующим лицом кандидатуру эксперта или экспертную организацию. При наличии таких возражений со стороны другого участвующего в деле лица суд будет вправе назначить комиссионную экспертизу, включив в состав экспертов кандидатуру, предложенного лицом, заявившим данные возражения, а также поставив перед экспертами вопросы, предложенные этим лицом.

Законопроектом предусматривается невозможность суда отказать в назначении дополнительной или повторной экспертизы, если об этом ходатайствует участвующее в деле лицо, несогласное с заключением экспертизы, ранее проведенной по ходатайству другого лица, участвующего в деле.

«Суд вправе отказать в назначении дополнительной или повторной судебной экспертизы, если об этом ходатайствует лицо, по ходатайству которого ранее судом уже была назначена и проведена судебная экспертиза с тем же предметом исследования либо если такая экспертиза была проведена комиссионно с участием эксперта, предложенного этим лицом», – отмечается в проекте.

Указывается, что назначение дополнительной или повторной экспертизы в рамках гражданско-процессуальных отношений производится в порядке, предусмотренном ст. 79 ГПК, а в рамках арбитражно-процессуальных отношений – ст. 82 АПК.

При этом законопроектом предусматривается исключить из ч. 2 ст. 187 ГПК «Исследование заключения эксперта. Назначение дополнительной или повторной экспертизы» указание на то, что несогласие суда с заключением эксперта должно быть мотивировано в определении суда о назначении дополнительной или повторной экспертизы, проводимой в случаях и в порядке, которые предусмотрены ст. 87 настоящего Кодекса.

Один из участников круглого стола, президент Судебно-экспертной палаты РФ Денис Шульженко изложил «АГ» основные тезисы своего выступления. Он отметил, что законопроект не решает намеченной цели по распространению состязательности судебного процесса, а его принятие приведет к нарушению принципа разумности срока судопроизводства, закрепленного ст. 6.1 ГПК и ст. 6.1 АПК. «Кроме того, законопроект предполагает необоснованное увеличение судебных расходов и создает предпосылки к злоупотреблению лицами, участвующими в деле, предоставленными правами для затягивания срока рассмотрения дела», – посчитал Денис Шульженко.

По его мнению, действующие положения кодексов, а также сложившаяся судебная практика позволяют утверждать, что лица, участвующие в деле, обладают необходимыми правами для оспаривания заключений судебной экспертизы. Так, например, несогласная сторона вправе представить соответствующие доказательства: рецензию на заключение эксперта или суждения (пояснения, объяснения) соответствующих специалистов. При этом суд будет обязан дать оценку представленным доказательствам и при наличии оснований вынести определение о назначении повторной или дополнительной судебной экспертизы.

Денис Шульженко отметил, что, поскольку лиц, участвующих в деле, может быть много, законопроект, в случае его принятия, будет обязывать суд назначать судебные экспертизы неограниченное количество раз, что противоречит принципу разумности срока судопроизводства, а также влечет необоснованное увеличение судебных расходов.

Кроме того, он указал, что зачастую лица, участвующие в деле, формулируют вопросы для эксперта неграмотно, некорректно и нелогично, их вопросы могут носить правовой характер и выходить за пределы специальных знаний. По мнению Дениса Шульженко, ответы на такие вопросы, как и само заключение, подлежат признанию судом недопустимыми, что создаст очередные предпосылки для назначения повторной экспертизы.

Участвовавший в мероприятии член Совета АП г. Москвы Максим Устинюк отметил, что изменения назрели давно. По его мнению, поправки должны повысить ответственность судей за принимаемые решения. «Тенденция, наблюдаемая в последнее время в судебных процессах, такова, что суды все чаще признают необходимым проведение различного рода экспертиз. При этом, как правило, заключение эксперта принимаются судом как безусловное, а порой и единственное доказательство того или иного обстоятельства, подлежащего установлению в рамках судебного разбирательства, хотя по закону это совсем не так. В результате состязательность сторон на данном этапе становится практически невозможной. И предложенные к обсуждению поправки как раз направлены на укрепление прав сторон и состязательность процесса», – подчеркнул он.

Максим Устинюк назвал спорными предложенные изменения об обязанности судов назначать повторную или дополнительную экспертизу, если одна из сторон не принимала участия в назначении первоначальной экспертизы и не согласна с ее заключением. «Это нововведение требует тщательной проработки, так как его реализация в предложенном виде может привести к злоупотреблениям процессуальными правами и необоснованному затягиванию рассмотрения дела со стороны недобросовестных участников процесса. При этом участвующим в деле лицам необходимо предоставить больше, чем есть в настоящее время, возможностей для выбора экспертных учреждений и постановки вопросов экспертам», – посчитал он.

Директор Рязанского научно-исследовательского центра судебной экспертизы, Почетный юрист Рязанской области Павел Милюхин назвал полезным нововведение о том, что «суд должен поставить перед экспертом вопросы, предложенные лицом, ходатайствующим о назначении экспертизы, в предложенных этим лицом формулировках». По его мнению, это согласуется с принципом состязательности: каждая сторона должна иметь возможность выяснить весь круг вопросов у эксперта, узнать, какие наиболее существенны для разрешения дела. «Тем более что эксперт в силу своих специальных знаний имеет право в дальнейшем переформулировать вопросы, не изменяя, по сути, объема и места задания», – указал юрист.

Павел Милюхин назвал «прорывной нормой» запрет суда на отклонение кандидатуры эксперта или экспертной организации, заявляемой одной из сторон. Суд в том случае, если сторона возражает против кандидатуры эксперта, будет вправе назначить комиссионную экспертизу, включив в состав экспертов, которым поручается проведение экспертизы, эксперта, предложенного лицом, заявившим данные возражения.

Юрист отметил, что в настоящее время суды, как правило, поступают следующим образом: если стороны предлагают разных экспертов (экспертные организации), то, соблюдая принцип беспристрастности, назначают судебную экспертизу по своему усмотрению третьей организации. При этом, если данная организация выполнит ее некачественно, то у сторон будет возможность назначить повторную экспертизу, что затягивает судебный процесс и порождает недоверие к судье.

«Здесь же предлагается озадачить стороны более скрупулезным выбором экспертной организации и пониманием того, что за все надо платить. На первый взгляд, это также должно ускорить процесс, по крайней мере, стадию производства судебной экспертизы и улучшить ее качество, поскольку в комиссии эксперты вынуждены будут тщательнее проводить исследование, чувствуя плечо коллеги-конкурента, так как и в комиссионной экспертизе по правилам ГПК (п. 2 ст. 83) и АПК (п. 2 ст. 84) эксперты могут выражать свое мнение, отличное от мнения другого коллеги», – отметил Павел Милюхин.

В то же время он указал, что процесс организации комиссионной экспертизы, проводимой двумя различными организациями, имеет ряд особенностей: различный уровень квалификации экспертов, используемые методы и средства исследования, очередность производства судебной экспертизы, необходимость работы с материалами гражданского дела (в арбитражном процессе, как правило, эксперты знакомятся с ними в суде), подготовка совместного заключения, что само по себе значительно усложняет производство экспертизы и увеличивает ее сроки производства.

«Если же комиссионная экспертиза все-таки будет проведена некачественно, то, во-первых, стороны оплатят двойную ее стоимость, а во-вторых, по вышеуказанной причине лишатся возможности проведения дополнительной и повторной экспертизы, поскольку суд теперь легко это обоснует и примет решение уже по имеющейся судебной экспертизе, так и не установив истину», – посчитал Павел Милюхин. Он с сожалением отметил, что ввиду абсолютной бесконтрольности деятельности негосударственных экспертных организаций и квалификации негосударственных судебных экспертов такое на практике случается нередко. По его мнению, данное положение проекта требует детальной проработки именно с экспертными организациями, которые кроме судебно-экспертной деятельности занимаются методической и научной работой в области знаний «Судебная экспертиза».

Кроме того, Павел Милюхин посчитал, что положение о том, что «суд не вправе отказать в назначении дополнительной или повторной экспертизы, если об этом ходатайствует участвующее в деле лицо, несогласное с заключением экспертизы, ранее проведенной по ходатайству другого лица, участвующего в деле», «не состыкуется» с поправками о том, что сторона вправе возражать относительно кандидатуры эксперта или экспертной организации. «Получается, что если сторона добросовестно вела себя при назначении экспертизы, возражала против кандидатуры эксперта по каким-либо обстоятельствам, предложила кандидатуру и получила комиссионную экспертизу, но не получила требуемый результат, то она не вправе рассчитывать на дополнительную либо повторную экспертизу вообще. Если же она “тихо отсиделась”, то после проведения экспертизы кандидатурой противной стороны, изучив все недостатки экспертизы, может заявить о проведении повторной экспертизы, которая и поставит точку в деле», – указал юрист.

В настоящей статье проанализирован ы характеристики, отличающие процессуальный статус эксперта от процессуального статуса специалиста в уголовном процессе.

Дата публицакии 23.09.2021


Лицо, осуществляющее расследование преступления зачастую сталкивается с такими вопросами, разрешение которых требует определенных познаний в той или иной области, науке, искусстве или технике. Разумеется, такими знаниями ни следователь, ни дознаватель, ни суд не обладают. К решению данной проблемы привлекают так называемых сведущих лиц – лиц, обладающих большой системой знаний в определенной области, осведомленной в определенной сфере, имеющие практические навыки по данным вопросам.

К сведущим лицам в уголовном процессе принято относить эксперта, специалиста, психолога, педагога, ревизора и переводчика. В данной статье речь пойдет о двух из них – о специалисте и об эксперте, а именно об отличительных характеристиках их процессуальных статусов.

Судебным экспертом обозначается сведущее лицо, которое назначается в определенном законом порядке для производства судебной экспертизы и дачи экспертного заключения. Эксперт согласно своего статуса имеет определенный круг прав, совокупность обязанностей и несет соответствующую ответственность.

Специалистом называется так же сведущее лицо, которое привлекается к участию в определенных процессуальных действиях в установленном законом порядке, но уже для оказания помощи следователю или дознавателю в поиске, обнаружении, закреплении и изъятии предметов, веществ и документов, для использования различных технических средств в исследовании материалов дела, для формулировки и постановки вопросов перед экспертом, и для разъяснения возникающих вопросов участникам дела и суду, которые требуют специальных знаний и входят в компетенцию эксперта.

Исходя из представленных определений, видно, что у этих двух участников уголовного процесса существуют следующие сходства:

- наличие специальных знаний и навыков, практического опыта в определенной сфере;

- наличие совокупности прав, обязанности и ответственности;

- привлекаются к участию в определенных действиях уголовного процесса;

- наличие заинтересованности в законном и обоснованном ведении дела.

Эксперт и специалист имеют определенные сходства, обозначенные выше, однако, задачи и функции данных участников в ходе расследования и рассмотрения в суде уголовных дел значительно отличаются.

Эксперт имеет право осуществлять судебную экспертизу на основании выданной им компетентным органом лицензии. Деятельность специалиста лицензированию не подлежит согласно действующего законодательства. На основании чего можно сделать определенный вывод о том, что специалистом может быть любое лицо, которое обладает необходимым объемом специальных знаний и (или) практического опыта. Можно сказать, что требований к кандидатуре специалиста намного меньшем, чем к кандидатуре эксперта.

Теперь следует поговорить о масштабах работы данных участников уголовного процесса.

Эксперт, как уже говорилось, привлекается к участию для производства судебной экспертизы и дачи экспертного заключения. Производство экспертизы представляет собой деятельность, осуществляемую в строгом соответствии с нормами законодательства по исследованию определенных объектов экспертизы. В зависимости от вида экспертизы, она осуществляется также с использованием одного или несколько методов. Следовательно, экспертизы представляет собой комплексное масштабное исследование.

По результатам проведенной экспертизы задача эксперта состоит в составлении экспертного заключения, которое имеет установленные законом требования по структуре, составу, применяемым методологиям, использованной литературе и так далее. За данное заключение эксперт несет уголовную ответственность согласно ст. 307 УК РФ [2].

Если сравнивать масштаб работы специалиста с масштабов работы эксперта, то можно, сказать, что он значительно легче, меньше.

Специалист привлекается к участию в деле только для содействия, для помощи. Он на основе своих знаний и (или) опыта помогает обнаружить, закрепить или изъять определенные предметы, вещества, документы. Даже при том изъятии таких предметов, возможна потребность применения определенных технических средств, которые так же требует специальных знаний, не всякий следователь может их использовать [4].

Специалист, имея определенные знания помогает суду правильно сформулировать и поставить вопросы перед экспертом, так как суд не обладает теми же специфическими познаниями в тех или иных областях.

Так же специалист осуществляет функции консультанта по тем или иным вопросам, возникающим в процессе расследования или судебного разбирательства. Нередки случаи самостоятельного, процессуально не оформленного обращения судьи за консультациями к специалисту [4].

Вопросы, которые ставятся перед экспертом, являются четкими, объемными, требующими колоссального анализа, изучения и исследования. Вопросы, ставящиеся перед специалистом, отличаются разнообразием, не четким формулированием, касаются как различных признаков материалов дела, так и самого заключения эксперта.

Согласно объему обязанностей данных участников уголовного процесса, различается и круг обладаемых ими прав. Эксперт в рамках осуществляемого им исследования наделяется такими дополнительными правами, как знакомство с материалами дела, заявление о предоставлении ему дополнительных материалов для исследования, давать заключение. Возможно, в будущем правовое поле специалиста будет так же расширяться, хоть и в незначительной степени. Обязанности эксперта и специалиста перечислены в ст. ст. 57 и 58 УПК РФ соответственно [1].

Процесс осуществления судебной экспертизы четко определен положениями уголовно-процессуального закона. Каждый шаг от производства экспертизы до ознакомления с экспертным заключением регламентирован законом и должен быть отражен в соответствующем процессуальном документе. В свою очередь деятельность специалиста в деле находит свое отражение только в протоколе процессуального действия, в котором он принимает участие, а само привлечение специалиста в дело никаким документом не оформляется. Порядок получения заключения специалиста или его показаний в законе не определен.

Еще одним существенным различием в положениях эксперта и специалиста как участников уголовного процесса является разная форма оформления результатов их работы, а именно в различие требований к заключению. Представляемое заключение эксперта основано на комплексном исследовании объекта исследования по поставленным вопросам. Данное исследования осуществляется в соответствии с установленным законом порядке, с признанием специальных знаний и установленных методик осуществления этого исследования.

Специалист основывает свое заключение, которое не всегда имеет обязательного значения, только на своем профессиональном опыте и специальных знаний, никаких исследований при этом он не проводит. Иными словами, заключение специалиста представляет собой суждение, основанное на профессиональном опыте.

Касаемо ответственности рассматриваемых участников уголовного процесса, следует сказать, что они оба согласно ст. 310 УК РФ несут уголовную ответственность за разглашение сведений предварительного расследования [2]. Однако, ответственность эксперта шире, чем у специалиста. Эксперт ещё несет ответственность за дачу заведомо ложного заключения согласно ст. 307 УК РФ [2].

Кроме того, к заключению эксперта должно строго соответствовать требованиям ст. 204 УПК РФ, а именно иметь определенный данной статьей состав и структуру [1]. Если в процессе осуществления исследования эксперт установил обстоятельства, которые не были обозначены перед ним при назначении экспертизы, но, по его мнению, они обладают значимостью для дела, то он их вправе указать в своем заключении [3]. Заключение специалиста является более кратким, к нему нет требований.

По итогу вышеизложенного можно сделать вывод о существовании между специалистом и экспертом, как участников уголовного судопроизводства, следующих различий:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: