Суброгация по каско с виновника дтп судебная практика 2018 отказ в иске

Обновлено: 15.04.2024

Подборка наиболее важных документов по запросу О возмещении ущерба от ДТП в порядке суброгации КАСКО (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: О возмещении ущерба от ДТП в порядке суброгации КАСКО

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 7 "Страховая сумма" Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"
(ООО юридическая фирма "ЮРИНФОРМ ВМ") Руководствуясь статьей 7 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" и установив, что в результате ДТП был причинен ущерб автомобилю, застрахованному истцом по договору добровольного имущественного страхования; истцом в соответствии с условиями договора страхования было выплачено страховое возмещение путем перечисления денежных средств в пользу лица, выполнившего восстановительный ремонт автомобиля потерпевшего, в связи с чем право требования возмещения ущерба перешло к истцу в порядке суброгации, суд правомерно взыскал ущерб в порядке суброгации, поскольку страховая компания, застраховавшая гражданскую ответственность потерпевшего, в счет возмещения ущерба должна выплатить в пользу истца денежные средства, определенные по Единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, обязанность же по возмещению ущерба в непокрытой страховым возмещением по ОСАГО сумме лежит непосредственно на причинителе вреда.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 7 "Страховая сумма" Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"
(ООО юридическая фирма "ЮРИНФОРМ ВМ") Частично удовлетворяя требование о взыскании ущерба в порядке суброгации, суд исходя из статьи 7 ФЗ от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", пункта 74 Постановления Пленума ВС РФ от 26.12.2017 N 58 установил, что в период действия договора добровольного страхования транспортного средства произошло ДТП, в результате которого причинены механические повреждения застрахованному автомобилю, и истец, признав данное ДТП страховым случаем, выплатил страховое возмещение страхователю, при этом сумма причиненного ущерба в размере, превышающем лимит ответственности страховщика по ОСАГО, подлежит взысканию с виновника ДТП.


Впервые ознакомившись с делом о котором пойдет речь ниже, я не увидел очевидных положительных перспектив для своего доверителя.

Посудите сами: доверитель, будучи в состоянии алкогольного опьянения, в нарушении ПДД, выехал на полосу встречного движения.

Произошло столкновение с автомобилем, двигавшимся во встречном направлении, в результате которого обе машины не подлежали восстановлению.

Автомобиль потерпевшего был застрахован в рамках договора КАСКО, по которому впоследствии потерпевший и получил страховое возмещение.

По результатам административного расследования в отношении доверителя вынесли постановления: по ч.1 ст. 12.8 КОАП РФ и ч.2 ст. 12.13 КОАП РФ и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, сам пострадал – сам виноват. В отношении второго участника ДТП никаких нарушений ПДД не усматривалось.

Спустя год после ДТП доверитель получил претензию, в которой страховая компания просила его в добровольном порядке возместить ей убытки, непокрытые выплатой за виновника в рамках договора ОСАГО, а также суммой вырученной от продажи годных остатков, переданных потерпевшим в страховую компанию по условиям договора КАСКО.

Доверитель, на данную претензию не ответил и еще спустя примерно год получил повестку из суда.

Итак, ознакомившись с исковым заявлением, обсуждаем с доверителем как уменьшить размер убытков при суброгации:

1. Обосновать причину ДТП обоюдной виной водителей.

Дескать, да ответчик виноват не увидел, но и второй водитель тоже виноват, поскольку двигался с превышением скорости, в связи с чем при обнаружении опасности для движения, не смог принять меры к снижению скорости вплоть до полной обстановки.

Со слов доверителя, на АЗС рядом с которой произошло ДТП, должна была установлена видеокамера.

Также доверитель полагал, что по пути следования автомобиля потерпевшего, непосредственно перед местом столкновения были знаки, ограничивающие скорость движения транспортных средств.

Как выяснилось позже, за истечением времени (с момента ДТП прошло 2 года) видеозапись ДТП на АЗС не сохранилась, да и в материалах дела её никогда не было.

Никаких знаков ограничения скорости, в месте столкновения также не было.

Итак, данных о превышение скорости вторым водителем нет.

2. Проверить соответствие повреждений по акту осмотра с фотографиями поврежденного автомобиля.

Может чего лишнего приписали?

Вместе с доверителем изучаем акт осмотра и фотографии, приложенные страховой компанией.

Все обоснованно, ничего не приписали.

3. Проверить расчет цены иска. И вот здесь начинается самое интересное…

Итак, истец РЕСО-Гарантия» просит взыскать с моего доверителя 431 800 руб. – убытки, и пени – 36 425, 29 руб.

В обосновании суммы убытков истец указывает, что в рамках договора добровольного страхования выплатил потерпевшему (второму участнику ДТП) страховое возмещение 1 187 800 руб.

Годные остатки были переданы потерпевшим страховщику и впоследствии реализованы последним за 356 000 руб.

Кроме того, в рамках договора ОСАГО за виновника ДТП (ответчика) «Росгосстрах» перечислил истцу 400 000 руб.

Итого: 1 187 800 руб. – 356 000 руб. – 400 000 руб. = 431 800 руб.

По арифметике — правильно, а по гражданскому праву – нет.

Потому что в материалах дела, кроме договора-купли-продажи годных остатков, было еще и заключение эксперта, которым стоимость годных остатков поврежденного автомобиля оценена в 550 000 руб.

Интересно получается, у страховой компании есть имущество, стоимостью в 550 000 руб., а она продает его за 356 000 руб. «Имеет право!, свобода договора!» — скажете вы, и я соглашусь с вами.

Только, почему эту свободу договора должен оплачивать ответчик? А если бы страховая компания продала годные остатки за 1000 руб. то сумма убытков увеличилась еще на 355 000 руб.?

Первый довод для отзыва – расчет убытков неверный и не должен вести к неосновательному обогащению ответчика.

Теперь переходим к пеням.

Читаем текст искового заявления: «В соответствии со ст. 395 ГК РФ…», дальше читаем просительную часть иска: «взыскать с … пеню 36 425,29 руб.» Читаем еще раз и еще раз! «Давно ли проценты по ст. 395 ГК РФ стали пенями?» — хотелось мне спросить у представителя страховой компании.

Ну да ладно, ни пени, ни проценты по ст. 395 ГК РФ страховой компании не видать – нет таких оснований в данном деле.

Второй довод для отзыва – взыскание процентов по ст. 395 ГК РФ (как впрочем и пеней) в рассматриваемом деле не предусмотрено, ссылаемся на п. 57 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2017 г.

ИТОГ: Суд в полном объеме согласился с нашими доводами, и уменьшил взыскиваемую сумму с 467 425,39 руб. до 237 800 руб.

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком " "

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 апреля 2018 г. N 49-КГ17-36 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения о взыскании денежных средств в порядке суброгации, поскольку факт того, что автомобиль является совместно нажитым имуществом никак не влияет на отношения, возникшие между страхователем, страховщиком и причинителем вреда


Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 апреля 2018 г. N 49-КГ17-36 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения о взыскании денежных средств в порядке суброгации, поскольку факт того, что автомобиль является совместно нажитым имуществом никак не влияет на отношения, возникшие между страхователем, страховщиком и причинителем вреда

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Киселёва А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ПАО "Росгосстрах" к Магадеевой Альбине Ильиничне о взыскании денежных средств в порядке суброгации,

по кассационной жалобе Магадеевой Альбины Ильиничны на решение Кумертауского межрайонного суда Республики Башкортостан от 22 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 марта 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселёва А.П., выслушав объяснения представителя ПАО "Росгосстрах" - Гавшиной М.А., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

ПАО "Росгосстрах" обратилось в суд с иском к Магадеевой А.И., в обоснование требований указало, что 25 марта 2013 г. между ним как страховщиком и Магадеевым Р.Х. как страхователем заключён договор добровольного страхования автомобиля "Renault Megane" по рискам "Ущерб", "Хищение" на срок до 24 марта 2014 г. В качестве лица, допущенного к управлению данным автомобилем, в договоре страхования указан только Магадеев Р.Х. В период действия договора страхования 3 октября 2013 г. в результате дорожно-транспортного происшествия по вине управлявшей автомобилем супруги Магадеева Р.Х. - Магадеевой А.И. автомобиль был повреждён, вследствие чего ПАО "Росгосстрах" выплатило Магадееву Р.Х. страховое возмещение в сумме 543 980 руб.

ПАО "Росгосстрах" просило взыскать с Магадеевой А.И. денежные средства в сумме 543 980 руб. в порядке суброгации.

Решением Кумертауского межрайонного суда Республики Башкортостан от 22 декабря 2016 г. исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 марта 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ответчик Магадеева А.И. просит отменить вынесенные по делу судебные постановления, как незаконные.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 26 февраля 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

По настоящему делу судами первой и апелляционной инстанций таких нарушений не допущено.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 25 марта 2013 г. между ООО "Росгосстрах" (в настоящее время его правопреемником ПАО "СК Росгосстрах") и Магадеевым Р.Х. заключён договор добровольного страхования автомобиля "Renault Megane" по рискам "Ущерб", "Хищение" на срок до 24 марта 2014 г., страховая сумма составила 544 000 руб.

В качестве лица, допущенного к управлению данным автомобилем, в договоре страхования указан только Магадеев Р.Х.

В период действия договора страхования 3 октября 2013 г. в результате дорожно-транспортного происшествия (далее - ДТП), произошедшего по вине управлявшей застрахованным автомобилем супруги Магадеева Р.Х. - Магадеевой А.И., автомобиль был повреждён.

Вина ответчика Магадеевой А.И. в ДТП участвующими лицами не оспаривалась и подтверждается постановлением об административном правонарушении от 3 октября 2013 г.

Страховщик признал указанное ДТП страховым случаем и выплатил Магадееву Р.Х. страховое возмещение в размере 475 920 руб. В дальнейшем ПАО "СК Росгосстрах" произвело доплату страхового возмещения Магадееву Р.Х. в сумме 68 060 руб. на основании вступившего в законную силу решения Куюргазинского районного суда Республики Башкортостан от 19 мая 2014 г., которым частично удовлетворены требования Магадеева Р.Х. к ПАО "СК Росгосстрах" о взыскании страхового возмещения с учётом установленного факта наступившей конструктивной гибели автомобиля.

Наступление страхового случая участвующими лицами не оспаривалось.

Страховщик ПАО "СК Росгосстрах" обратился с иском к лицу, не включённому в список лиц, допущенных к управлению застрахованным автомобилем - ответчику Магадеевой А.И., о взыскании с неё выплаченного страхового возмещения в порядке суброгации.

Удовлетворяя исковые требования в полном объёме, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что к истцу, полностью выплатившему страховое возмещение Магадееву Р.Х., в порядке суброгации перешло право требования возмещения вреда, который застрахованному имуществу причинила Магадеева Р.И.

При этом суды указали, что Магадеева Р.И. не может быть признана страхователем поврежденного автомобиля.

Такие выводы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит правильными.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 965 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

Таким образом, правовая природа суброгации состоит в переходе на основании закона к страховщику, выплатившему страховое возмещение, права требования, которое страхователь имел к причинителю вреда.

В связи с этим к суброгации подлежат применению общие положения о переходе прав кредитора к другому лицу, включая положения об объёме переходящих прав.

Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объёме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (пункт 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса Российский Федерации, по общему правилу, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (часть 1).

Каких-либо особенностей или специальных правил, регулирующих возмещение вреда между лицами, состоящими в браке (супругами), действующее гражданское законодательство, в том числе и Семейный кодекс Российской Федерации, не предусматривает.

В связи с этим, у страховщика возникло право требования взыскания с Магадеевой А.И. выплаченной суммы страхового возмещения в порядке суброгации, предусмотренное п. 1 ст. 965 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

В силу статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации, условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

Положения гражданского законодательства о страховании позволяют исключить право страховщика по договору имущественного страхования на суброгацию в случаях, когда это предусмотрено договором страхования. В данном случае в договоре страхования такой запрет о суброгации к лицу, не включенному в полис, в том числе и к супруге страхователя, отсутствовал, и доказательств иного в материалах дела не имеется.

В соответствии с пунктом 1 статьи 930 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества.

Согласно пункту 1 статьи 5 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации", страхователями признаются юридические лица и дееспособные физические лица, заключившие со страховщиками договоры страхования либо являющиеся страхователями в силу закона. Такой договор страхования заключен только Магадеевым Р.Х., который и является страхователем по смыслу данной нормы. Полис страхования не содержит каких-либо указаний на то, что договор заключён и в пользу ответчика Магадеевой А.И.

Заключая договор страхования, Магадеев Р.Х. самостоятельно определил круг лиц, допущенных к управлению транспортным средство в рамках договора КАСКО, и, исходя из этих условий, страхователем была уплачена страховая премия. Изложенное свидетельствует об отсутствии между страховщиком и страхователем соглашения о страховании рисков причинения убытков застрахованному имуществу непосредственно ответчиком.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что судом не учтен факт, того, что автомобиль является совместно нажитым имуществом бывших супругов, и на необходимость применения к данным правоотношениям положений Семейного кодекса Российской Федерации не может быть принята во внимание и не является основанием для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений, поскольку, с учетом вышеизложенного, в данном случае факт того, что автомобиль является совместно нажитым имуществом никак не влияет на отношения возникшие между страхователем, страховщиком и причинителем вреда.

При таких обстоятельствах, а также в соответствии с общепризнанным принципом правовой определенности, являющимся одним из условий права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренным статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, не может служить основанием для пересмотра вступившего в законную силу судебного постановления только лишь иная точка зрения по одному и тому же вопросу или на то, как могло быть разрешено дело. Недопустимой является отмена окончательного решения суда исключительно в целях проведения повторного слушания дела и получения нового решения.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит предусмотренных статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены вступивших в законную силу судебных постановлений.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Кумертауского межрайонного суда Республики Башкортостан от 22 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 марта 2017 оставить без изменения, кассационную жалобу Магадеевой Альбины Ильиничны - без удовлетворения.

Председательствующий Горшков В.В
Судьи Романовский С.В.
Киселёв А.П.

Обзор документа

В период действия договора каско автомобиль пострадал в ДТП. Авария произошла по вине супруги страхователя, которая не была включена в список лиц, допущенных к управлению машиной.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ подтвердила, что в этом случае страховщик вправе взыскать с виновницы ДТП выплаченную страховку в порядке суброгации.

Гражданское законодательство, в т. ч. и Семейный кодекс РФ, не предусматривает каких-либо особенностей или специальных правил, регулирующих возмещение вреда между супругами.

При этом ГК РФ позволяет исключить право страховщика по договору имущественного страхования на суброгацию в случаях, когда это предусмотрено договором. Но в договоре такого условия не было.

Тот факт, что автомобиль является совместно нажитым имуществом, никак не влияет на отношения между страхователем, страховщиком и причинителем вреда.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Подборка наиболее важных документов по запросу Взыскание ущерба с виновника ДТП КАСКО (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Взыскание ущерба с виновника ДТП КАСКО

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 7 "Страховая сумма" Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" "Отказывая в удовлетворении исковых требований, руководствуясь положениями статей 965, 1064, 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 7 Федерального закона Российской Федерации от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года N 58 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", суды пришли к обоснованному выводу о том, что с ответчика могут быть взысканы убытки в размере, превышающем предельный размер страховой суммы, а установленный размер ущерба не превышает лимит страхового возмещения по договору ОСАГО. При этом суды правомерно исходили из того, что наступление страхового случая по договору КАСКО и, как следствие, страховая выплата является добровольным страховым риском истца, выполнением им условий договора добровольного страхования, согласованных со страхователем, в связи с чем наличие разницы между выплаченным истцом во исполнение обязательств по указанному договору страховым возмещением и суммой ущерба, выплаченной страховщиком виновника ДТП, не вытекает из обязательств вследствие причинения вреда ответчиком."

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 7 "Страховая сумма" Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"
(ООО юридическая фирма "ЮРИНФОРМ ВМ") Частично удовлетворяя требование о взыскании ущерба в порядке суброгации, суд исходя из статьи 7 ФЗ от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", пункта 74 Постановления Пленума ВС РФ от 26.12.2017 N 58 установил, что в период действия договора добровольного страхования транспортного средства произошло ДТП, в результате которого причинены механические повреждения застрахованному автомобилю, и истец, признав данное ДТП страховым случаем, выплатил страховое возмещение страхователю, при этом сумма причиненного ущерба в размере, превышающем лимит ответственности страховщика по ОСАГО, подлежит взысканию с виновника ДТП.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Взыскание ущерба с виновника ДТП КАСКО

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Ситуация: Как возместить ущерб от ДТП при отсутствии полисов ОСАГО и каско?
("Электронный журнал "Азбука права", 2022) В настоящем материале рассматривается порядок возмещения вреда потерпевшему в результате ДТП при отсутствии у него полиса каско, а у виновника ДТП - полиса ОСАГО.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Обзор документа

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Киселёва А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ООО СК "ВТБ Страхование" к Верещагину С.И. о возмещении ущерба в порядке суброгации,

по кассационной жалобе Верещагина С.И. на решение Геленджикского городского суда Краснодарского края от 1 октября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 5 мая 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселёва А.П., объяснения представителя Верещагина С.И. - Калгана И.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя ООО СК "ВТБ Страхование" - Сорокотягина П.И., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

ООО СК "ВТБ Страхование" обратилось в суд с иском к Верещагину С.И. о возмещении ущерба в порядке суброгации.

В обоснование исковых требований страховщик указал, что 4 ноября 2011 г. произошло дорожно-транспортное происшествие (далее - ДТП) с участием автомобилей . под управлением Верещагина С.И. и . под управлением Ф. Виновным в указанном ДТП признан Верещагин С.И.

На момент ДТП автомобиль ". " был застрахован в ООО СК "ВТБ Страхование" по договору страхования транспортных средств по риску "КАСКО". В рамках договора страхования 11 октября 2012 г. ООО СК "ВТБ Страхование" произвело оплату ремонта застрахованного автомобиля ". " на сумму 216143 руб.

Принимая во внимание выплату ООО "Росгосстрах", в котором была застрахована гражданская ответственность Верещагина С.И., по полису ОСАГО страхового возмещения в размере 120 000 руб. в пользу ООО СК "ВТБ Страхование", истец просил взыскать оставшуюся сумму ущерба в порядке суброгации с причинителя вреда Верещагина С.И. в размере 96143 руб.

Ответчик возражал против удовлетворения иска, заявил о пропуске срока исковой давности.

Решением Геленджикского городского суда Краснодарского края от 1 октября 2015 г. иск удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 5 мая 2016 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Верещагина С.И. ставится вопрос об отмене решения Геленджикского городского суда Краснодарского края от 1 октября 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 5 мая 2016 г., как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселёва А.П. от 27 января 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при рассмотрении настоящего дела.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия, исходил из того, что к ООО СК "ВТБ Страхование", которое произвело страховую выплату, перешло право требования к лицу, причинившему вред, в порядке суброгации, а также из того, что срок исковой давности для обращения ООО СК "ВТБ Страхование" в суд с иском о взыскании суммы ущерба следует исчислять с 11 октября 2012 г., даты оплаты страховщиком восстановительного ремонта застрахованного автомобиля. Истец обратился в суд с исковым заявлением 27 июля 2015 г., то есть в пределах установленного законом трехгодичного срока.

С указанными выводами судебных инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 965 названного кодекса если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

На требования, вытекающие из обязательств в связи с причинением вреда, распространяется установленный статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности - три года.

В соответствии со статьей 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления (статья 201 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Аналогичная позиция содержится в пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан", согласно которому перемена лиц в обязательстве по требованиям, которые страховщик в порядке суброгации имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, не влечет изменение общего (трехгодичного) срока исковой давности и порядка его исчисления. При этом срок исковой давности для страховщика, выплатившего страховое возмещение, должен исчисляться с момента наступления страхового случая.

По смыслу указанных положений закона и разъяснений постановления Пленума, срок исковой давности по заявленным ООО СК "ВТБ Страхование" требованиям составляет три года и исчисляется с момента наступления страхового случая - даты ДТП, то есть с 4 ноября 2011 г. и соответственно истекал 4 ноября 2014 г. Истец обратился в суд с исковым заявлением 27 июля 2015 г.

Учитывая изложенное, вывод суда о том, что началом течения срока исковой давности является момент страховой выплаты потерпевшему в ДТП, а также, что срок исковой давности, об истечении которого заявил ответчик, истцом не пропущен, нельзя признать правильным.

Допущенные судом нарушения норм материального права являются существенными, повлиявшими на исход дела.

Поскольку повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 1 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции"), а также учитывая необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Марьин А.Н.
Киселёв А.П.

Обзор документа

Страховая компания, которая в рамках договора каско оплатила ремонт поврежденного в ДТП автомобиля, предъявила к виновнику аварии иск о возмещении ущерба в порядке суброгации. Она просила взыскать разницу между стоимостью ремонта и суммой, выплаченной по полису ОСАГО.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что срок исковой давности по заявленным исковым требованиям составляет 3 года.

При этом он исчисляется с момента наступления страхового случая, т. е. с даты ДТП, а не с момента, когда страховщик оплатил восстановительный ремонт автомобиля.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: