Следственные действия как способы собирания доказательств в досудебном производстве

Обновлено: 13.04.2024

1. Понятие, виды следственных действий как основного способа собирания доказательств в стадии дознания и досудебного следствия.

2. Основания и условия производства следственных действий. Следственные действия, производство которых возможно с санкции прокурора. Следственные действия, проводимые по постановлению судьи. Порядок обращения в суд и рассмотрения судьей представлений о производстве следственных действий, ограничивающих права граждан.

3. Субъекты, уполномоченные производить следственные действия. Лица, привлекаемые к участию в производстве следственных действий: понятые, специалисты, переводчики. Гарантии прав личности при производстве следственных действий.

4. Порядок производства и оформления следственных действий. Порядок составления и подписания протокола следственного действия. Использование технических средств при производстве следственных действий. Особенности производства следственных действий в связи с обеспечением безопасности участвующих в них лиц.

5. Порядок вызова и допроса свидетелей и потерпевших. Особенности вызова и допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших. Оформление протокола допроса.

6. Очная ставка. Основания, условия, порядок производства и оформления очной ставки.

Рекомендуемые нормативно-правовые акты, судебная практика и литература:

· Рыжаков А.П. Следственные действия понятие, виды, порядок производства). – М., 2001.

· Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности).– Волгоград, 1984.

· Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. – М., 2001.

· Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии.– Минск, 1978.

· Аленин Ю.П. Процессуальные особенности производства следственных действий.– Харьков, 2002.

· Бахарев Н.Б. Очная ставка: уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы.– Казань, 1982.

· Михайленко А.Р. Расследование преступлений: законность и обеспечение прав граждан. Научно-практическое издание.- К., 1999.

Задача 132. 17-летний Юзик был задержан по подозрению в совершении ряда грабежей и разбойных нападений, которые он совершал в составе группы из 6 человек. До первого допроса в качестве подозреваемого к участию в деле был допущен защитник подозреваемого Юзика, адвокат Дулевский, который после свидания со своим подзащитным присутствовал на допросе Юзика. На следующий день после допроса следователь произвел очную ставку между подозреваемым Юзиком и потерпевшей, а также воспроизведение обстановки и обстоятельств события с участием подозреваемого Юзика.. Узнав о проведении этих следственных действий, защитник Дулевский обратился с жалобой к прокурору, указав, что он намерен был принимать участие во всех следственных действиях, которые проводились бы с участием его подзащитного, однако следователь не поставил его в известность ни об очной ставке ни о воспроизведении обстановки и обстоятельств события. Защитник полагает, что результаты названных действий не могут рассматриваться как доказательства, поскольку проведены без его участия.

Какое решение должно быть принято по жалобе защитника?

Задача 133. Гражданка С. обратилась в милицию с заявлением о том, что ее изнасиловал ее знакомый Н., и просила возбудить уголовное дело и привлечь Н. к уголовной ответственности. С. указала, что она оказывала сопротивление насильнику, и на ее теле остались ссадины и кровоподтеки. С. была направлена на судебно-медицинское освидетельствование в амбулаторию судебно-медицинских экспертиз. После проверки заявления потерпевшей было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 152 УК, Н. привлечен в качестве обвиняемого, а после окончания расследования дело направлено в суд. При рассмотрении дела в судебном заседании защитник подсудимого Н. заявил ходатайство об исключении из числа источников доказательств акта судебно-медицинского освидетельствования потерпевшей на том основании, что данное следственное действие было проведено до возбуждения уголовного дела, а также без понятых.

Как следует разрешить данное ходатайство?

Задача 134. По заявлению Антипиной возбуждено уголовное дело в отношении ее мужа Антипина по ст. 15 и ч. 1 ст. 115 УК (покушение на убийство). Потерпевшая утверждала, что ее муж беспричинно ревновал ее, угрожал убийством, неоднократно наносил побои. 16 мая он затеял ссору, стал избивать ее, схватив за плечи, бил головой о стенку, потом с силой бросил на деревянный подлокотник кресла, сломав два ребра. Антипин виновным себя в покушении на убийство не признавал, он заявил, что с женой у него давно сложились натянутые отношения, он настаивал на разводе и разделе квартиры, а жена требовала, чтобы он ушел и оставил ей квартиру, она сама часто устраивала скандалы, пытаясь вынудить его уйти из квартиры. 16 мая жена сама учинила скандал, стала выталкивать его из комнаты, сопротивляясь, он оттолкнул ее, и она упала на кресло. Единственным свидетелем этой ссоры был 10-летний сын Антипиных, которого Антипин просил допросить в качестве свидетеля. Потерпевшая же категорически возражала против допроса сына, полагая, что это будет травмировать его психику.

Как следует разрешить ходатайство о допросе ребенка?

Задача 135. Расследуя уголовное дело по обвинению Чибисова в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 369 УК, следователь вызвал для допроса в качестве свидетеля Драгуненко и разъяснил ему, что при допросе будет применена звукозапись. Драгуненко заявил, что он не сможет давать показания, зная, что они будут записываться, т.к. это будет его сковывать. Следователь разъяснил Драгуненко, что применение звукозаписи предусмотрено законом, что в данном случае есть необходимость в применении такого дополнительного средства фиксации показаний, однако Драгуненко отказался давать показания, если будет применена звукозапись. Следователь напомнил ему об уголовной ответственности по ст. 385 УК, но и после этого свидетель настаивал на допросе без применения звукозаписи.

Как должен поступить следователь в данном случае? Требуется ли согласие допрашиваемого на применение звукозаписи?


В статье рассматриваются понятие и сущность следственных и иных процессуальных действий. На основе анализа мнений авторов по указанным вопросам формируется авторское понятие указанных категорий.

Ключевые слова: деятельность компетентных должностных лиц, иные процессуальные действия, следственные действия, способы сбора доказательств.

The article deals with the concept and essence of investigative and other procedural actions. Based on the analysis of the authors ' opinions on these issues, the author's concept of these categories is formed.

Keywords: activities of competent officials, other procedural actions, investigative actions, methods of collecting evidence.

Действующее российское уголовно-процессуальное законодательство не содержит понятия «следственные действия», «иные процессуальные действия». Отсутствие этих терминов в законодательстве вызывает трудности в правоприменительной практике.

Любое доказательство по уголовному делу становится доказательством только в том случае, когда оно получено законными способами и правильно оформлено. Следственные и иные процессуальные действия — часть одного из элементов, которые образуют доказательство по уголовному делу, имеющие значение для оценки допустимости.

Анализируя п. 32 ст. 5 УПК РФ [1] можно прийти к выводу о том, что следственные действия — часть процессуального, как и иные процессуальные действия. При этом было бы ошибочным утверждать, что все процессуальные действия являются следственными или иными процессуальными. А вот следственные и иные процессуальные действия обязательно должны быть процессуальными, т. е. регламентированными УПК РФ. Тем более что, согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, доказательства по уголовному делу должны признаваться недопустимыми, если они получены «в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами» [2, п.16].

Чтобы понять, что включает в себя понятие «следственное действие», обратимся к словарям. Под действием словарь Ушакова предлагает понимать обнаружение деятельности, проявление какой-нибудь энергии [15]. Ожегов Д. И. считает, что под действием проявление какой-нибудь деятельности, энергии [10]. Что касается следственным, то указанные словари связывают это слово с выводом, результат чего-нибудь; с тем, что следует, вытекает из чего-то.

Адъюнкт кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России Р. В. Сватиков считает, что под следственными действиями необходимо понимать познавательную деятельность компетентных и дееспособных субъектов по сбору, исследованию и оценке доказательств по уголовному делу в процессе досудебного производства (фактические действия и умственная активность), регулируемую уголовно-процессуальным законодательством при наличии реальных и правовых оснований для того, чтобы суд смог обоснованно разрешить уголовное дело [12].

Н. Ш. Оганесова (Северо-Кавказский федеральный университет) предложила понимать под следственным действием деятельность компетентных должностных лиц (дознавателя или следователя), производимая в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, направленной на выявление, изъятие и обобщение фактической информации, имеющей отношение к уголовному делу [9].

Познавательная деятельность является способом, благодаря которому информация, которая обнаружена дознавателем или следователем преобразуется в доказательство по уголовному делу. Д. А. Босова (Волгоградский государственный университет) пишет, что следственное действие в познавательном аспекте — это способ собирания (формирования) доказательств по уголовному делу и представляет собой регламентированный уголовно-процессуальным законом и осуществляемый дознавателем или следователем комплекс познавательных и удостоверительных операций, которые соответствуют особенностям определенных следов и приспособленных к эффективному отысканию, восприятию содержащейся в них доказательственной информации, иначе говоря — к получению соответствующего вида доказательств по уголовному делу [4].

Доктор юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации, полковник юстиции В. Н. Карагодин полагает, что следственные действия включают в себя систему действий, знаний и сопутствующих аспектов (сторон) и взаимосвязанных операций, которые подробно регулируются уголовно-процессуальным законодательством, лицом, который ведет расследование по уголовному делу и использует для сбора (формирования) доказательств по уголовному делу, что соответствует общим методам научного познания, характеристикам следов преступления [6].

И. С. Имадаев и Д. А. Косолапов (Краснодарский университет МВД РФ) считают, что следственное действие является первичным элементом уголовно-процессуальной деятельности, который подчинен строгому правовому регулированию [5].

Р. А. Хабибова (Дагестанский государственный университет) уверена, что под следственным действием необходимо понимать форму практической реализации дознавателем или следователем закона при расследовании уголовных дел. При этом проведение следственного действия представляет собой, в том числе и акт правоприменения уголовно-процессуального закона [16].

По мнению С. М. Куценко (Уфимский юридический институт МВД России), следственное действие — это особый комплекс действий, проводимых дознавателем или следователем, направленный на сбор, проверку и оценку фактической информации, помогающей определить обстоятельства, которые следователь или следователь должен доказать в уголовном производстве, регулируемом уголовно-процессуальным законодательством, расследованием других обстоятельств, которые важно учитывать. К следственным действиям относятся любые действия, проводимые дознавателем или следователем, в ходе расследования по уголовному делу, которые регламентированы УПК РФ, с обязательным составлением протокола, а также те, которые требуют вынесения постановлений о производстве данных действий [8].

С учетом рассмотренных выше определений указанного понятия и того факта, что в УПК РФ (в ст. 164 и других, предписывающих условия и порядок производства следственных действий) нет чёткого указания на то, что следственные действия производятся только по возбужденному уголовному делу (за исключением случаев, закрепленных ч. 4 ст. 146 УПК РФ), можно предложить следующее: следственные действия можно определить как группу процессуальных действий, направленных на обнаружение, собирание, проверку, оценку и использование полученных сведений, основными признаками которых являются: возможность получения доказательств по уголовному делу, регламентирование уголовно-процессуальным законодательством оснований и процессуального порядка их производства, а также их проведение только уполномоченными лицами.

Что касается иных процессуальных действий, то о них можно найти лишь краткое упоминание. Так, в п. 32 статьи 5 УПК РФ говорится: «процессуальное действие — следственное, судебное или иное действие, предусмотренное настоящим Кодексом». Мало того, что законодатель никак не определяет это понятие, но УПК РФ не содержит хотя бы примерный перечень иных процессуальных действий, не говоря уже о процессуальном порядке их проведения. Такая же ситуация сохраняется и в уголовно-процессуальной науке. Если производство следственных действий активно изучается как в уголовном процессе, так и в криминалистике, исследователи практически не обращают внимания на производство иных процессуальных действий.

В публикации доктора юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного процесса Кубанского государственного университета В. А. Семенцова мы находим, какие действия он относит к иным процессуальным действиям: истребование, получение заключения налогового органа, получение объяснений, поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий, представление [13].

Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова А. А. Арутюнян относит к иным процессуальным действиям ознакомление участников уголовного процесса с материалами уголовного дела по окончании предварительного расследования, предъявление обвинения, разъяснение судом прав участников судебного разбирательства и т. п. При этом эти действия направлены не на собирание доказательств, а на достижение иных целей [3].

М. Ю. Смолин (Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет) считает иные процессуальные действия способом собирания доказательства по уголовному делу, действиями, вытекающими из полномочий участников уголовного процесса, к которым относятся официальные инструкции, запросы, требования к производству проверок и документальных проверок и т. д. [14].

Профессор А. П. Рыжаков утверждает, что процессуальными являются только следственные действия ввиду того, что только они регулируются УПК РФ и имеют познавательную направленность. Но они не упоминаются в части 1 статьи 86 УПК РФ как «иные процессуальные действия». По его мнению, «иные процессуальные действия» — это способы сбора доказательств, отличные от следственных (судебных) действий. Они также доступны. Но все они непроцедурные [11].

Как видим, нет единого мнения по поводу иных процессуальных действий у исследователей.

Представляется, что наличие в УПК РФ определений «следственные действия», «иные процессуальные действия» будет способствовать совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и эффективному производству других процедур.

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Собрании законодательства Российской Федерации. 2001. № 52 (часть I). Ст. 4921.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 1.
  3. Арутюнян А. А. Курс уголовного процесса / Под ред. Л. В. Головко. М.: Статут, 2016.
  4. Босова Д. А. Следственные действия: проблемы понятия и значения // Сборник статей по итогам Международной научно-практической конференции. Саратов. 2018. С. 185–188.
  5. Имадаев И. С., Косолапов Д. А. К определению понятия и признаков следственных действий // Сборник научных статей по результатам Регионального круглого стола / Под ред. А. Д. Аветисяна, Н. В. Бушной, И. Л. Мармута, Л. В. Медведицковой, А. А. Отарова, А. А. Рясова, И. А. Уварова. Ставрополь. 2019. С. 95–99.
  6. Карагодин В. Н. Понятие следственных действий: современные представления, процессуальное и тактическое значение // Сборник материалов Международной научно-практической конференции. К 300-летию российской полиции / Под ред. Е. Б. Гришина. Орел. 2018. С. 198–202.
  7. Клюкина В. О понятии следственного действия // Материалы XIII межрегиональной научной конференции студентов / Отв. ред. И. Г. Рагозина. Омск. 2016. С. 106–108.
  8. Куценко С. М. Следственные действия в уголовном судопроизводстве: понятие, критерии и система // Сборник материалов Международной научно-практической конференции / Под ред. А. Ю. Терехова, Р. М. Исаевой. Уфа. 2019. С. 69–73.
  9. Оганесова Н. Ш. О понятии следственных действий // Аллея науки. 2016. № 3 (3). С. 346–350.
  10. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. 100 000 слов, терминов и выражений. М., 2018.
  11. Рыжаков А. П. Производство следственных действий в отношении адвоката // Уголовный процесс. 2018. № 1 (157). С. 65–67.
  12. Сватиков Р. В. Понятие и признаки следственного действия // Труды Академии управления МВД России. 2016. № 2 (38). С. 124–127.
  13. Семенцов В. А. О соотношении следственных и иных процессуальных действий, предназначенных для собирания доказательств // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 2. С. 39–45.
  14. Смолин М. Ю. Иные процессуальные действия как способ собирания доказательств: понятие, основные признаки // Материалы восьмой научной конференции аспирантов и докторантов.. Министерство образования и науки Российской Федерации. Челябинск: Южно-Уральский государственный университет. 2016. С. 205–210.
  15. Ушаков Д. Н. Большой толковый словарь русского языка. Современная редакция. М., 2017. С. 160.
  16. Хабибова Р. А. К вопросу о понятии следственного действия // Закон и право. 2019. № 7. С. 108–111.

Основные термины (генерируются автоматически): уголовное дело, действие, РФ, следственное действие, уголовно-процессуальное законодательство, уголовный процесс, доказательство, следователь, познавательная деятельность, Российская Федерация.


Ключевые слова: следственное действие, проверка доказательств, уголовное дело, досудебное производство.

В научной литературе можно встретить множество различных точек зрения относительно трактовки понятия «следственное действие», которое понимается как в широком, так и в узком смысле.

По мнению сторонников широкой трактовки следственного действия, в качестве такового следует понимать все процессуально значимые действия следователя (дознавателя) по уголовному делу [5, с. 17; 9; 10]. Тем самым, они исходят не из цели, а из субъекта деятельности, что, однако, более применимо к понятию «процессуальные действия следователя (дознавателя)». Сторонники узкой трактовки понимают следственное действие как познавательные действия следователя (дознавателя), направленные на получение доказательств [14, с. 5]. Таким образом, все следственные действия являются процессуальными, но не все процессуальные действия являются следственными, поскольку не все они направлены на получение и переработку доказательственной информации [2, с. 18].

С. А. Шейфер определяет следственное действие как комплекс регламентированных уголовно-процессуальным законом и осуществляемых следователем (судом) поисковых, познавательных и удостоверительных операций, соответствующих особенностям следов определенного вида и приспособленных к эффективному отысканию, восприятию и закреплению содержащейся в них доказательственной информации [15, с. 38].

Н. С. Манова под следственными действиями понимает производимые в ходе расследования в соответствии с уголовно-процессуальным законом действия, целью которых является собирания и проверка доказательств [9, с. 68].

По мнению С. А. Степанова, следственные действия — это предусмотренные УПК РФ процессуальные действия, осуществляемые лицом, в производстве которого находится уголовное дело, либо иным лицом по его поручению, направленные на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу [13, с. 147].

Узкий подход к трактовке термина «следственные действия» представляется более рациональным, так как позволяет выделить их из общей массы процедур досудебной стадии уголовного судопроизводства. В свою очередь, сторонники широкого подхода понимания следственных действий размывают саму сущность рассматриваемого явления, поскольку фактически отождествляют систему следственных действий со всей системой досудебного производства по уголовному делу (за исключением контрольных и надзорных механизмов) [11, с. 21]. Правильность узкого подхода находит свое подтверждение и в п. 32 ст. 5 УПК РФ, согласно которому следственное действие относится к числу процессуальных, но наряду с судебными и иными действиями, предусмотренными уголовно-процессуальным законом [1].

Для более детального анализа понятия следственного действия необходимо выявить его основные признаки. К таковым относятся следующие:

1) процессуальный характер всех следственных действий, их регламентация нормами уголовно-процессуального законодательства, что позволяет отличить их от внешне схожих оперативно-розыскных и административных мероприятий (следственный осмотр от досмотра, допрос от опроса и т. п.);

2) специальные субъекты осуществления следственных действий, к которым относятся следователь, дознаватель, а также руководитель следственного органа, начальник отдела дознания, следователь-криминалист, которые выступают в качестве некой процессуальной альтернативы следователю;

3) из перечня субъектов, уполномоченных проводить следственные действия, можно заключить, что все они осуществляются на стадии досудебного производства по уголовному делу, поскольку комплексный анализ положений УПК РФ не позволяет выявить какие-либо полномочия следователя за пределами досудебных стадий уголовного судопроизводства;

4) основная цель следственных действий — познание обстоятельств уголовного дела и формирование доказательственной базы путем собирания новых или проверки имеющихся доказательств [11, с. 23].

Отдельные авторы не соглашаются с тем, что следственные действия могут производиться исключительно на стадии досудебного производства, распространяя возможность их осуществления и на стадии судебного разбирательства по делу. Данная позиция высказывалась в работах как советских ученых, так и наших современников [4, с. 3; 12, с. 26]. Однако с такой точкой зрения нельзя согласиться по следующим основаниями.

Во-первых, несмотря на схожесть следственных действия с отдельными судебными процедурами, предусмотренными гл. 37 УПК РФ, их смешивать все же нельзя. Очевидно, что, например, допросы участников уголовного процесса, проводимые на стадии предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства, представляют собой однородные действия, направленные на получение показаний от участников уголовного судопроизводства, но при этом между ними сохраняется разница. Следственный допрос ведет исключительно лицо, осуществляющее предварительное расследование, в то время как в ходе судебного допроса вопросы допрашиваемому могут задавать судья, прокурор, потерпевший, подсудимый и его защитник, обеспечивая гласность, равноправие и состязательность сторон. Во-вторых, поскольку порядок проведения следственных и судебных действий отличается, то и регламентирован он разными положениями уголовно-процессуального закона [11, с. 24].

Говоря о таком признаке следственных действий, как направленность на собирание и проверку доказательств, следует отметить, что данные процессы также не нашли четкой нормативной регламентации в УПК РФ. Несмотря на то, что собирание и проверка доказательств в соответствии со ст. 85 УПК РФ являются обязательными элементами процесса доказывания, в настоящее время они регулируются уголовно-процессуальным законом только в самых общих формах. Сказанное обусловливает возникновение очередной научной дискуссии. Так, В. С. Балакшин под собиранием доказательств предлагает понимать уголовно-процессуальную деятельность уполномоченных органов и должностных лиц по выявлению, отысканию, обнаружению и получению фактических данных и их источников с целью установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела [3, с. 67].

По мнению Л. Д. Кокорева и Н. П. Кузнецова, собирание доказательств подразумевает поиск и обнаружение источников необходимой информации, обнаружение сведений о фактах, имеющих доказательственное значение, и их соответствующее закрепление способом и в порядке, установленном законом [6, с. 221–222]. Аналогичной позиции придерживается Ю. К. Орлов, который процесс собирания доказательств разбивает на несколько этапов: поиск доказательств, их получение и процессуальное оформление [10, с. 110–111].

Что касается проверки доказательств, то применительно к производству следственных действий она осуществляется посредством получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих ранее полученное доказательство. Тем самым, данная категория вновь возвращается к собиранию доказательств для проверяющих.

Таким образом, с одной стороны, большинство ученых сходятся во мнении, что следственные действия направлены на собирание и проверку доказательств, а с другой — такая формулировка несколько расплывчата и не позволяет уяснить сущность следственных действий, их отличие от иных процессуальных действий, поскольку данные категории законом четко не определены. Более того, как отмечают отдельные авторы, собирание и проверка доказательств представляют собой некий процесс, а любая цель должна подразумевать конечный результат [11, с. 26].

Резюмируя изложенное, можно предложить следующее определение следственного действия: это регламентированные уголовно-процессуальным законодательством действия следователя (дознавателя) на стадии досудебного производства по уголовному делу, опосредующие процесс собирания и проверки доказательств, установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по данному делу.

Подводя итог сказанному, следует согласиться с тем, что в настоящее время существует необходимость легального закрепления понятия «следственные действия» путем внесения соответствующего пункта в ст. 5 УПК РФ. При этом формулирование данного понятия должно повлечь также четкое определение таких правовых категорий, как «собирание доказательств» и «проверка доказательств».

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (в ред. от 27 декабря 2018 г.) (с изм. и доп., вступ. в силу с 08 января 2019 г.) // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4921; 2018. № 53 (ч. 1). Ст. 8478.
  2. Баев О. Я. Тактика уголовного преследования и профессиональной защиты от него. Следственная тактика: научно-практическое пособие. М.: Экзамен, 2003. 432 с.
  3. Балакшин В. С. Доказательства в теории и практике уголовно-процессуального доказывания: монография. Екатеринбург: УМЦ УПИ, 2004. 260 с.
  4. Белозеров Ю. Н., Рябоконь В. В. Производство следственных действий: учебное пособие. М.: МССШМ МВД СССР, 1990. 66 с.
  5. Доступов Г. Г. Информационно-доказательственный процесс и психологические основы деятельности следователя: автореф. дис. докт. юрид. наук. СПб., 1992. 52 с.
  6. Кокорев Л. Д., Кузнецов Н. П. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж: ВГУ, 1995. 272 с.
  7. Кругликов А. П. Неотложные следственные действия // Уголовное право. 2004. № 3. С. 93–94.
  8. Ларин А. М. Следственные действия (определение понятия, терминология) // Оптимизация расследования преступлений: сборник научных трудов. Иркутск, 1982. С. 92–103.
  9. Манова Н. С., Францифоров Ю. В. Уголовный процесс: краткий курс лекций — 8 изд. перераб. и доп.- М.: Издательство Юрайт, 2014. 159 с.
  10. Орлов Ю. К. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе: монография. М.: Юристъ, 2009. 175 с.
  11. Россинский С. Б. Понятие и сущность следственных действий в уголовном судопроизводстве: дискуссия продолжается // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. № 2. С. 16–31.
  12. Семенцов В. А. Следственные действия в досудебном производстве: монография. М.: Юрлитинформ, 2017. 254 с.
  13. Степанов С. А. К вопросу об этимологии понятия «следственное действие» // Правовые проблемы укрепления российской государственности: материалы конференции (30 января — 01 февраля 2014 г.). Томск, 2015. С. 146–147.
  14. Титов П. С. Понятие следственного действия и его признаки // Российский следователь. 2013. № 14. С. 4–6.
  15. Шейфер С. А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.: Юрлитинформ, 2001. 208 с.

Основные термины (генерируются автоматически): действие, проверка доказательств, следственное действие, РФ, уголовное дело, досудебное производство, собирание доказательств, уголовное судопроизводство, доказательственная информация, судебное разбирательство.

Часть 1 ст. 86 устанавливает, что «собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

Собирание доказательств, в свою очередь, состоит из нескольких этапов: обнаружения, изъятия, фиксации (закрепления), приобщение к делу.

Обнаружение доказательств – их отыскание, выявление. Доказательства выявляются, главным образом, при производстве следственных действий (осмотров, обысков, контроля и записи переговоров и т. д.).

Могут они выявляться и при производстве других процессуальных действий, например ревизии. Доказательства могут выявляться и непроцессуальным путем, например, в результате производства оперативных мероприятий. Однако в последнем случае дальнейшие действия по закреплению и приобщению к делу выявленного доказательства должны производиться в порядке, предусмотренном УПК, и тем дознавателем, следователем, в производстве которого находится уголовное дело.

Обнаружение предполагает оценку выявленных сведений как доказательств с точки зрения относимости. Естественно, это оценка носит предварительный характер.

Следующим этапом в собирании доказательств является изъятие доказательства. Изъятие может производиться путем истребования, производства выемки в добровольном или принудительном порядке, иных следственных действий.

Фиксация – это закрепление доказательства. УПК предусматривает различные способы фиксации доказательств. Но основным и обязательным средством (способом) фиксации является составление письменного протокола того следственного действия, в результате которого получено доказательство, или отдельного протокола осмотра документа или вещественного доказательства, когда осмотр производился как самостоятельное следственное действие.

Доказательства могут фиксироваться и с применением технических средств: фотографирования, аудио– и видеозаписи, дактилоскопирования и т. д. Но все перечисленные способы фиксации доказательств являются вспомогательными, и результаты их применения (фотографии, видеозапись, слепки, дактилокарты и т. д.) имеют юридическую значимость лишь при наличии письменного протокола. И, наконец, доказательство должно быть приобщено к уголовному делу.

УПК предусматривает различные способы приобщения к делу доказательств. Так, для приобщения к делу вещественного доказательства составляется соответствующее постановление. Документы могут быть приобщены к делу на основании копии запроса следователя или сопроводительного письма. Показания допрошенного лица фиксируются в протоколе допроса, и он приобщается к делу. При этом никакого специального документа о приобщении протокола допроса к делу составлять не требуется.

Для того чтобы доказательство, приобщенное к делу, не было затем признано недопустимым, на каждом этапе собирания доказательств дознаватель, следователь обязаны неуклонно соблюдать все требования уголовно-процессуального закона.

Существенным недостатком нового УПК РФ является то, что он (в отличие от УПК РСФСР) не указывает конкретные способы собирания доказательств.

В ч. 1 ст. 86 содержится лишь общее правило о том, что собирание доказательств осуществляется путем производства следственных и иных процессуальных действий. Как нам представляется, способы собирания доказательств остаются прежними, т. е. теми, которые были до вступления в силу нового УПК РФ.

1. Основным способом собирания доказательств остается производство следственных действий. УПК содержит исчерпывающий перечень следственных действий. Подробно порядок производства каждого из них излагается в гл. 10 настоящей работы.

Среди всех следственных действий УПК выделяет те, производство которых допускается в стадии возбуждения уголовного дела: осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение экспертизы. Неотложным же по смыслу УПК РФ может быть признано по конкретному делу в конкретной обстановке любое следственное действие из числа предусмотренных УПК.

2. Истребование документов и предметов. Дознаватель, следователь по находящемуся в его производстве уголовному делу вправе истребовать имеющие значение для дела предметы и документы от любого субъекта (физического, юридического лица, должностного лица, органа и организации и т. д.), у которого они находятся.

Предметы, документы могут быть также получены в результате производства обыска и выемки.

Истребование как способ собирания доказательств может использоваться при наличии двух условий:

1) точно известно, какой предмет или документ необходим и где (у кого) он находится;

2) нет оснований полагать, что документ (предмет) может быть утрачен, уничтожен или испорчен. Если же подобные предположения имеются, то следует незамедлительно производить обыск или выемку.

3. Представление доказательств участниками процесса и иными лицами. Представить документы и предметы, могущие быть доказательствами, может любое лицо, в том числе и не имеющее никакого отношения к данному уголовному делу.

Разница, однако, заключается в том, что если предметы (документы) представляет участник процесса (потерпевший, обвиняемый, защитник и др.), следователь обязан оценить относимость представленного доказательства и принять письменное решение (вынести постановление) об удовлетворении ходатайства и приобщении к делу представленного объекта или об отказе в этом. Как и любое иное, это постановление следователя можно обжаловать прокурору или в суд.

Когда же предмет или документ представляет дознавателю, следователю иное лицо, не являющееся участником судопроизводства по данному делу, указанных выше действий следователь может и не производить, если признает представленный объект не имеющим отношения к делу.

Порядок приобщения к делу истребованных документов и вещественных доказательств излагался выше.

4. Назначение ревизий и документальных проверок. Ревизия и документальная проверка назначаются дознавателем, следователем путем вынесения постановления в тех случаях, когда не требуется производство соответствующей экспертизы.

В отличие от экспертизы порядок производства ревизии и документальной проверки регламентируется не УПК, а ведомственными инструкциями. Однако акты ревизии и документальной проверки являются доказательством. Поскольку новый УПК (и в этом также его недостаток) специально не предусматривает производство ревизий и документальных проверок, относя их, по-видимому, к числу «иных процессуальных действий», – акты ревизий и документальных проверок следует относить к иным документам.

В соответствии с ч. 2 и 3 ст. 86 УПК, подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательства.

Защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Отсюда можно сделать вывод, что указанные выше участники процесса также вправе собирать доказательства. На самом деле это не так. Любые сведения становятся доказательством лишь после приобщения к делу источника, в котором они содержатся. А приобщает к делу доказательства дознаватель, следователь, прокурор после оценки их относимости. Таким образом, подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший и его представитель на самом деле не собирают, а лишь представляют дознавателю, следователю и не доказательства, а предметы и документы, ходатайствуя о приобщении их к делу. Вопрос же о том, являются ли представленные предметы, документы доказательствами или не являются, решает дознаватель, следователь, в производстве которого находится уголовное дело, после оценки их относимости.

Доказательствами представленные документы и предметы становятся лишь после приобщения их к делу соответственно дознавателем, следователем, прокурором.

Следственные и иные процессуальные действия как способы собирания доказательств в уголовном процессе

Кузнецов Анатолий Николаевич. Следственные и иные процессуальные действия как способы собирания доказательств в уголовном процессе : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.09 : Воронеж, 2005 215 c. РГБ ОД, 61:05-12/639

Содержание к диссертации

Глава 1. ПОНЯТИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ СПОСОБОВ СОБИРАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ 11

§ 1. Собирание доказательств в российском уголовном процессе: краткий исторический очерк 11

§ 2. Понятие собирания доказательств 29

§ 3. Классификация способов собирания доказательств 53

Глава 2. СПОСОБЫ СОБИРАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В ОТДЕЛЬНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА 97

§ 1. Способы собирания доказательств в досудебных стадиях уголовного процесса 97

§ 2. Способы собирания доказательств в стадиях назначения судебного заседания и судебного разбирательства 115

§ 3. Способы собирания доказательств в иных стадиях судебного производства 136

Список использованной литературы 183

Введение к работе

Актуальность темы исследования обусловлена прежде всего тем, что проблемы собирания доказательств теснейшим образом связаны с необходимостью, с одной стороны, обеспечить защиту каждого человека и общества, в целом от преступлений, а с другой - гарантировать права и законные интересы лиц, вовлеченных в сферу уголовного процесса.

Собирание доказательств является важным содержанием уголовно-процессуальной деятельности. Оно осуществляется во всех стадиях, с ним так или иначе связана деятельность всех участников уголовного процесса. К проблемам собирания доказательств обращались многие авторы. Им посвятили свои труды В.Б. Алексеев, Н.С. Алексеев, В.Д. Арсеньев, О.Я. Баев, Р.С. Белкин, С.А. Голунский, Г.Ф. Горский, М.М. Гродзинский, А.А. Давлетов, А.А. Закатов, 3.3. Зинатуллин, Ц.М. Каз, Л.М. Карнеева, З.Ф. Коврига, Л.Д. Кокорев, А.Н. Копьева, Д.П. Котов, И.П. Кузнецов, И.И. Кулагин, A.M. Ларин, Н.М. Лузгин, В.З. Лукашевич, П.А. Лупинская, Г.М. Миньковский, И.Б. Михайловская, М.М. Михеенко, Я.О. Мотовиловкер, И.Л. Петрухин, II.И. Порубов, Р.Д. Рахунов, М.С. Строгович, В.Т. Томин, А.И. Трусов, Ф.М. Фаткуллин, А.А. Чувилев, М.П. Шаламов, С.А. Шейфер, М.А. Шматов, А.А. Эйсман, П.С. Элькинд, М.Л. Якуб и другие ученые. Несмотря на значительное количество посвященной проблемам собирания доказательств литературы, многие из вопросов темы остаются дискуссионными и ждут своего разрешения. По мнению автора, наиболее важные из них стали предметом исследования в данной работе.

Если проблемы доказывания, традиционно относимые наукой к общей части теории доказательств, активно обсуждались в специальной литературе, то этого нельзя сказать об изучении специфики собирания доказательств в отдельных стадиях уголовного процесса. В большей степени «повезло» стадиям предварительного расследования и судебного разбирательства: вопросы собирания доказательств на этих этапах освещены дос таточно подробно. По, в связи с введением в действие нового уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, ряд этих вопросов остаются дискуссионными и требуют своего теоретического и практического разрешения. Значительно хуже положение с изучением специфики собирания доказательств в других стадиях. В работе предпринята попытка восполнить этот пробел.

Изучение как опубликованной, так и неопубликованной судебной практики показало, что качество деятельности, направленной на собирание доказательств, осуществляемой следственными и судебными органами, не всегда отвечает современным требованиям. Причинами этого является не только невыполнение участниками уголовного процесса требований уголовно-процессуальных норм, но и несовершенство самого законодательства.

В 1997 г. введены в действие Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации, а в июле 2002 г. - Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Анализ содержащихся в них положений, которые касаются проблем собирания доказательств, - весьма важная научная задача. Кроме сказанного, актуальность научной разработки проблем использования следственных и иных процессуальных действий как способа собирания доказательств на всех стадиях уголовного судопроизводства обусловлена и участием России в международных договоренностях по правам человека, что, в свою очередь, требует приведения российского законодательства и практики его применения в соответствие с общепринятыми нормами международного права.

Следует отметить также, что многочисленные новеллы, появившиеся в новом УПК и уже внесенные в него дополнения и уточнения требуют дальнейшей теоретической разработки вопросов, относящихся к проблеме применения судами различных инстанций и в различных ситуациях следственных и иных процессуальных действий как способов собирания доказательств. Этим вопросам пока еще отдельных монографических работ не посвящалось.

Таким образом, актуальность темы исследования, наряду с другими факторами, обусловлена: необходимостью обеспечить защиту каждого человека и общества в целом от преступлений; недостаточной теоретической разработкой как некоторых общих проблем доказывания, так и особенностей собирания доказательств на отдельных стадиях уголовного процесса; ошибками, встречающимися в доказательственной деятельности, осуществляемой органами расследования и судами; необходимостью теоретического анализа положений новых законов, касающихся проблем собирания доказательств в уголовном процессе, а также выработки предложений но совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Объект н предмет исследования.

Объектом диссертационного исследования являются: теория и практика уголовно-процессуальной деятельности, направленные на собирание доказательств в досудебных и судебных стадиях уголовного судопроизводства; закономерности, обусловливающие эту деятельность, а также уровень ее урегулированное™ уголовно-процессуальным законодательством.

Предметом исследования стали особенности и способы сбора доказательств на каждой из стадий уголовного судопроизводства, специфика использования при этом следственных и иных процессуальных действий, уголовно-процессуальное законодательство и практика его применения органами предварительного и судебного расследования, с учетом нового УПК России.

Цель и задачи исследовании. Цель диссертационного исследования состоит в более глубокой разработке теоретических основ уголовно процессуального доказывания, собирания доказательств, анализе специфики его осуществления на отдельных стадиях уголовного процесса, формулировании предложений по совершенствованию законодательства и практики его применения. Эта цель предопределила постановку следующих задач:

— провести анализ теоретических положений, законодательных норм и научных материалов, относящихся к проблеме осуществления следственных и иных процессуальных действий как способов собирания доказательств в уголовном процессе;

— показать историческое развитие способов собирания доказательств на стадиях предварительного и судебного расследования;

— изучить особенности процесса доказывания и способов собирания доказательств на всех стадиях уголовного процесса;

— выявить и обобщить недостатки и типичные ошибки, возникающие в деятельности но сбору доказательств на отдельных стадиях уголовного судопроизводства;

— разработать тактические рекомендации но проведению отдельных действий, направленных на успешное изучение и пополнение доказательственной базы на судебных стадиях;

— разработать предложения по совершенствованию норм уголовно-процессуального законодательства и практики их применения следственными и судебными органами.

Методологическая и правовая базы исследовании. Методологическую основу исследования составил диалектический метод научного познания, требующий рассмотрения предмета познания в его непрерывности и развитии, изменениях и связи с другими явлениями.

При написании работы использовались также частно-научные методы: историко-юридический, сравнительно-правовой, логический, системно-структурный, конкретно-социологический, анализа документов, стати стических данных, обобщения судебно-следственной практики, материалов уголовных дел и другие научные методы исследования.

Правовой базой диссертации являются Конституция Российской Федерации, уголовно-процессуальное, уголовное и уголовно-исполнительное законодательство. В целях более глубокого изучения отдельных вопросов темы автор обращался не только к действующему уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации, но и к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР I960 г., к Основам уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г., УПК РСФСР 1923 г., а также к Уставу уголовного судопроизводства 1864 г.

В работе используются также разъяснения законодательства, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного суда СССР и Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Эмпирическую основу исследования составили данные, полученные в результате обобщения 345 уголовных дел, рассмотренных судами г. Воронежа в 2003 году, а также материалы анкетирования 200 следователей органов прокуратуры и внутренних дел Воронежа и Воронежской области. Кроме того, была изучена опубликованная практика Верховного Суда Российской Федерации более чем за 10 лет.

Научная новизна исследования проявляется прежде всего в комплексном подходе к изучению общих проблем доказывания и особенностей собирания доказательств в отдельных стадиях уголовного процесса в условиях современного уголовно-процессуального законодательства. В диссертации дается анализ правовых идей, заложенных в Конституции России, «Концепции уголовно-процессуального законодательства РСФСР», « Концепции уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации», проектах и окончательном варианте УПК; обосновываются новые теоретические положения как концептуального, так и более частного характера; вносятся предложения по совершенствованию норм уголовно-процессуального права и практики их применения.

Новизна раскрывается в следующих основных положениях, которые выносятся на защиту:

? Повое определение термина «следственное действие», под которым предлагается понимать проводимое прокурором, следователем, начальником следственного отдела, органом дознания либо дознавателем процессуальное действие, детально регламентированное настоящим Кодексом и направленное на собирание доказательств.

? Разработанная автором процедура осуществления «иных процессуальных действий».

? Аргументированное мнение о том, что материалы, полученные до возбуждения уголовного дела, а также дополнительные материалы, представленные в суд кассационной и надзорной инстанции, сохраняют доказательственное значение в ходе дальнейшего производства по делу.

? Обоснованное мнение о целесообразности установления двух порядков досудебного производства по вновь открывшимся обстоятельствам, в зависимости от того, требуется ли для возобновления дела наличие вступившего в законную силу приговора в отношении указанных в законе лиц и возможно ли его вынесение.

? Рекомендации по уточнению определения понятия доказательства с учетом того, что материалы, используемые для разрешения вопросов, возникающих в стадии исполнения приговора, тоже являются доказательствами.

Научная її практический значимость результатов исследование

В процессе работы над диссертационным исследованием сформулированы и обоснованы выводы, предложения и рекомендации, направленные на совершенствование норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих порядок использования в уголовном процессе следственных и иных процессуальных действий для собирания доказательств при принятии решений в судах любого уровня, а значит, и на повышение эффективности судебной деятельности.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что, исследуя и анализируя научные положения, внедряемые в следственно-судебную деятельность, автор пытается внести определенный вклад в развитие науки уголовно-процессуального права. Кроме того, формулируются и обосновываются предложения по совершенствованию норм законодательства и иных правовых актов о мерах по использованию следственных и иных процессуальных действий в российских судах любого уровня, которые могут быть использованы при обновлении законодательства в виде одного из направлений осуществляемой судебно-правовой реформы.

Содержащиеся в диссертации выводы и рекомендации могут быть использованіл в законотворческой и правоприменительной деятельности, в дальнейших теоретических разработках проблем собирания доказательств в уголовном процессе, а также при преподавании курса «Уголовный процесс» и специальных курсов, посвященных теоретическим и практическим проблемам уголовно-процессуального доказывания.

Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы и рекомендации, содержащиеся в диссертации, опубликованы в четырех научных статьях; они обсуждены на заседаниях кафедры уголовного процесса Воронежского госуниверситета и кафедры уголовного процесса Волгоградской академии МВД России. Отдельные идеи диссертации излагались в выступлениях на теоретических н научно-практических конфе ренциях и семинарах, проводимых в Воронежском госуниверситете, иных вузах г. Воронежа. Часть рекомендаций и предложений, сформулированных в диссертации, частично внедрены в практику следственных и судебных органов путем представления методических рекомендаций но вопросам использования следственных и иных процессуальных действий как способов собирания доказательств в уголовном процессе, особенно, в судах различных инстанций и полномочий. В частности, они внедрены в практическую деятельность региональных следственных и судебных органов Воронежской области. Результаты настоящего исследования используются в учебном процессе Воронежского госуниверситета и Воронежского института МВД России по курсам учебных дисциплин «Уголовный процесс» и «Уголовно-процессуальное доказывание» (см. акты о внедрении).

Структура работы обусловлена поставленной целью н вытекающими из нее задачами. Она состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: