Сколько представителей выступающих от имени ответчика может допустить суд

Обновлено: 24.02.2024

об исключении из числа лиц, участвующих в деле, гражданина Иванова Ивана Ивановича.

Согласно ст. 34 ГПК РФ «Лицами, участвующими в деле, являются стороны, третьи лица, прокурор…»

Согласно ч. 2 ст. 48 ГПК РФ «Дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители».

Согласно ст. 49 ГПК РФ «Представителями в суде могут быть дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела…»

Согласно ст. 54 ГПК РФ право на участие в судебном процессе, а также объём этих прав определяется доверенностью, выданной представителю представляемым лицом.

Согласно ч. 1 ст. 185 ГК РФ «Доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами».

Ответчиком по делу является юридическое лицо (организация – МБОУ).

Согласно ч. 4 ст. 185.1 ГК РФ «Доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это в соответствии с законом и учредительными документами».

Кроме того, поскольку Ответчиком по делу является организация, то, кроме всего перечисленного, согласно ч. 4 ст. 2 Федерального закона от 31.05.2002 года № 65-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» «Представителями организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления в гражданском и административном судопроизводстве, судопроизводстве по делам об административных правонарушениях могут выступать только адвокаты».

То есть доверенность от Ответчика должна быть выдана не гражданину Иванову Ивану Ивановичу, а адвокату Иванову Ивану Ивановичу. В материалах дела представителем ответчика должен значится адвокат Иванов Иван Иванович, причём, указание статуса «адвокат» в протоколе судебного заседания является обязательным, а его право на участие должно быть зафиксировано ордером на участие именно в этом деле, выданным соответствующим адвокатским образованием, поскольку согласно части 5 статьи 53 ГПК РФ «Право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием».

Таким образом, даже при наличии доверенности от Ответчика, выданной адвокату Иванову Ивану Ивановичу, но отсутствии ордера на участие в деле, выданном соответствующим адвокатским образованием, выступление в суде адвоката Иванова является незаконным.

Однако адвоката Иванова Ивана Ивановича в судебном процессе по делу нет вовсе. Вместо него в качестве представителя Ответчика по делу присутствует гражданин Иванов Иван Иванович без статуса адвоката. Это было установлено Истцом при ознакомлении с материалами дела, где присутствует доверенность, выданная Ответчиком на участие в деле в качестве представителя Ответчика, на гражданина Иванова Ивана Ивановича, а не на адвоката Иванова Ивана Ивановича. Также в протоколе судебного заседания представителем Ответчика по делу значится Иванов Иван Иванович, а не адвокат Иванов Иван Иванович.

Согласно ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» «Полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в … гражданском … судопроизводстве … регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации».

Согласно ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» «В случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием…».

Представительство в гражданском судопроизводстве является таким случаем, поскольку ч. 5 ст. 53 ГПК РФ, как уже было сказано выше, прямо предусмотрено, что «Право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием». То есть в случае отсутствия ордера, выданного адвокатским образованием, удостоверяющего право адвоката на выступление в суде в качестве представителя, его участие согласно ч. 5 ст. 53 ГПК РФ в производстве по делу в качестве представителя является незаконным.

Адвокат Иванов Иван Иванович ордера, выданного адвокатским образованием, на право выступления в суде в качестве представителя Ответчика по делу не имеет. Во всяком случае, в материалах дела – на момент ознакомления с ними Истца – такого документа не было. Кроме того, в доверенности и в самом протоколе судебного заседания фигурирует не адвокат Иванов Иван Иванович, а физическое лицо без какого бы то ни было юридического статуса – просто гражданин Иванов Иван Иванович.

Гражданин Иванов Иван Иванович в силу закона права на участие в судебном процессе по делу в качестве представителя Ответчика не имеет, то есть, даже обладая статусом адвоката, в гражданском деле № 2-0000/0000 он выступает как обыкновенный гражданин, то есть как непрофессиональный участник судебного разбирательства.

Фактически гражданин Иванов Иван Иванович является нелегитимным на представление интересов Ответчика в суде лицом, т. е. не имеет процессуальной дееспособности. Поэтому его участие в деле в качестве представителя Ответчика является незаконным, а сделанные им процессуальные действия, в том числе:

1. участие гражданина Иванова Ивана Ивановича в судебных заседаниях от имени Ответчика;

2. сделанные гражданином Ивановым Иваном Ивановичем на судебных заседаниях устные и письменные заявления от имени Ответчика, в том числе, возражения относительно исполнения заявлений и ходатайств Истца;

3. поданные в суд от имени Ответчика документы, подписанные гражданином Ивановым Иваном Ивановичем;

4. представленные в суд гражданином Ивановым Иваном Ивановичем от имени Ответчика доказательства;

5. заданные гражданином Ивановым Иваном Ивановичем в суде от имени Ответчика вопросы по делу,

- являются не действительными, а его допуск к судебному разбирательству в качестве представителя Ответчика (организации) – незаконным.

Таким образом, полномочия гражданина Иванова Ивана Ивановича в качестве представителя Ответчика – учреждения, представителем которого в судебном процессе по гражданскому делу может быть только адвокат, удостоверяющий своё право на участие в гражданском деле № 2-0000/0000 ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием на участие в данном судебном процессе – являются не действительными. И гражданин Иванов Иван Иванович должен быть исключён из числа лиц, участвующих в деле, а все совершённые им процессуальные действия должны быть признаны судом недействительными и аннулированы.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 34, 35, 37, 44, 48, 49, 53, 54, 185, 185.1 ГПК РФ, ст. 2, 6 Федерального закона от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»,

1. исключить из числа лиц, участвующих в деле, гражданина Иванова Ивана Ивановича как нелегитимного представителя Ответчика;

2. признать участие гражданина Иванова Ивана Ивановича в деле № 2-0000/0000 в качестве представителя Ответчика незаконным;

3. признать все процессуальные действия, ранее совершённые гражданином Ивановым Иваном Ивановичем в процессе судебного разбирательства по делу № 2-0000/0000, не действительными, а вынесенные судом акты (определения) по результатам таких процессуальных действий пересмотрены судом в установленном законом порядке.

Областное отделение общества защиты прав потребителей участвовало в качестве представителя истца в деле по иску Евдокимова к АО «Рубин» о взыскании стоимости цветного телевизора, имеющего заводской дефект, и морального вреда. От имени ответчика в суде выступали начальник юридического отдела АО «Рубин» и адвокат. Кроме того, в разбирательстве дела лично участвовал и генеральный директор этого акционерного общества.

Сколько представителей, выступающих от имени ответчика, может допустить суд?

Каким образом должны быть оформлены полномочия представителей и Генерального директора акционерного общества?

Доброго времени суток! Здесь стоит сразу смотреть законодательную базу и практику судов, также подзаконные акты ( постановления, приказы и т.д.), чтобы юридически дать оценку.

Для подробного и развернутого ответа нужен детальный анализ.

Если нуждаетесь в дополнительной (развернутой) правовой помощи, то можете воспользоваться платными сервисами портала. Подробности по видам оказываемых услуг на портале можете уточнить на сайте или у специалиста технической поддержки.

На заседание суда могут прийти столько представителей ответчика, сколько их поместится в зале. А отвечать будет только руководитель той организации на которую Вы подали в суд, то есть как я понял это ген. директор фирмы " Рубин"

В соответствии со ст. 48 ГПК РФ граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя. Дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители. Полномочия органов, ведущих дела организаций, подтверждаются документами, удостоверяющими служебное положение их представителей, а при необходимости учредительными документами. От имени ликвидируемой организации в суде выступает уполномоченный представитель ликвидационной комиссии. Представительство интересов организации в суде обычно осуществляют либо сами должностные лица, либо штатные юристы, либо адвокаты, осуществляющие обслуживание организаций по договорам или по разовым соглашениям.

Доверенность от имени организации выдается за подписью ее руководителя или иного уполномоченного на это ее учредительными документами лица, скрепленной печатью этой организации. Законные представители предъявляют суду документы, удостоверяющие их статус и полномочия.

25.08.21 года районным судом было удовлетворено мой иск по защите прав потребителей. Суд вынес заочное решение. Сегодня получил заочное решение и заявление от ответчика об отмене заочного решения. Ответчик пишет, что "судебные повестки на юридический адрес ответчика не направлялись, ответчик не знал о наличии данного судебного спора. В соответствии с ч. 1 ст. 237 ГПК РФ ответчик вправе подать в суд, принявший заочное решение, заявление об отмене этого решения суда в течение семи дней со дня вручения ему копии этого решения. О наличии судебного разбирательства ответчик узнал 17.09.21 года на официальном сайте районного суда. Неявка в судебное заседание, на котором принято указанное решение, была вызвана тем, что ответчиком не получены копии иска и документов, приложенных к нему, не получено извещение о судебном заседании, в связи с чем ответчик не имел возможности воспользоваться предусмотренными процессуальными правами. В соответствии с ч. 5 ст. 113 ГПК РФ судебное извещение, адресованное организации, направляется по месту её нахождения. Почтовая корреспонденция по месту нахождения г. Санкт-Петербург, ул. . д. получается ответчиком ежедневно, никаких писем из районного суда не поступало. Магазины, расположенные в г. Воронеж, не являются филиалом или представительством, в связи с чем направление судебной корреспонденции в адрес магазинов не является надлежащим извещением. Ответчик не известны требования и доводы Истца, т.к. никаких документов из суда, кроме информации о вынесении заочного решения, не получало. В соответствии с вышеизложенным, руководствуюясь ст. 237-238 ГПК РФ прошу отменить заочного решение от 25.08.21 года по иску истца к ответчику о возмещении причиненного вреда и возобновить рассмотрение дела по существу". Ранее я отправлял ответчику копий документов с опись вложения и было отправлено в Воронеж, так как согласно по ч. 2 ст. 17 "О Законе защите прав потребителей" Иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца в суд по месту: нахождения организации, а если ответчиком является индивидуальный предприниматель, - его жительства; жительства или пребывания истца; заключения или исполнения договора. Если иск к организации вытекает из деятельности ее филиала или представительства, он может быть предъявлен в суд по месту нахождения ее филиала или представительства. Согласно по ч. 2 ст. 29 ГПК РФ. Иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по адресу ее филиала или представительства. Обоснованно, что ответчик просит суд об отмене заочного решения?

Может ли суд допустить к участию в деле в качестве представителя в закрытым гражданском процессе в связано с государственной тайны адвоката имеющего двойное гражданство? Например имеющий гражданства Казахстан и РФ, речь идет про государственной тайны. Если допустить суд то с какой условий?

Интересует следующее. Представителем истца является Генеральный директор. Судебное заседание назначено на 28.03. Однако генеральный директор задерживается в командировке и не успевает приехать. 21.03 Истцом подано ходатайство об отложении заседания в связи с отсутствием необходимых сведений, которые Истец запросил у Ответчика, ходатайство судом не рассмотрено. Может ли (Истец) компания выдать доверенность физическому лицу с юридическим образованием и этот человек подаст ходатайство на участие в онлайн заседании и будет представителем всего одно заседание? Большое спасибо за помощь.

Суд отметил, что если извещение вернулось в суд без уведомления о вручении или отметки отделения почтовой связи о причинах возврата, то нельзя считать ответчика извещенным о начале судебного разбирательства


По мнению одного из экспертов, Верховный Суд подошел к вопросу извещения менее формально, чем нижестоящие инстанции, и отметил, что суд должен располагать информацией о том, что лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о начавшемся процессе. Второй посчитал, что определение Суда демонстрирует, что в судебной системе сохраняется устойчивая тенденция к упрощению судебных процедур, в том числе за счет снижения уровня процессуальных гарантий доступа к суду.

ВС вынес Определение № 305-ЭС19-14303, в котором указал, что возврат судебного извещения без отметки отделения почтовой связи о причинах возврата не подтверждает информирование стороны о начале судопроизводства.

В октябре 2018 г. АО «Распорядительная дирекция Минкультуры России» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к ЗАО «Историко-архитектурный комплекс “Никольское-Урюпино”» о взыскании более 223 млн руб. задолженности по договору аренды земельного участка. Уже 24 декабря 2018 г. иск был удовлетворен, при этом представители ответчика в заседании не участвовали.

11 февраля 2019 г. общество обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой и ходатайством о восстановлении пропущенного срока на ее подачу, который истек 25 января. В жалобе, в частности, отмечалось, что ответчик не был уведомлен о судебном процессе.

Апелляционный суд, руководствуясь ст. 54, 165.1 ГК, ч. 4 и 6 ст. 121, ч. 1 ст. 259 АПК, разъяснениями п. 17 Постановления Пленума ВАС от 28 мая 2009 г. № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в Арбитражном суде апелляционной инстанции», прекратил производство по жалобе в связи с отказом в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на ее подачу. Апелляция отметила, что полный мотивированный текст решения суда первой инстанции был изготовлен 24 декабря 2018 г. и размещен на информационном портале «Картотека арбитражных дел» 25 декабря 2018 г. «В соответствии с ч. 6 ст. 121 АПК РФ заявитель самостоятельно обязан был принять меры по получению информации о судебном акте», – указал суд.

Суд апелляционной инстанции также отметил, что согласно материалам дела ответчик был извещен о принятии искового заявления к производству и о назначении дела к судебному разбирательству, поскольку судебное извещение направлено в соответствии с ч. 4 ст. 121 АПК по месту нахождения юридического лица. Таким образом, ответчик несет риск наступления неблагоприятных последствий в результате непринятия мер по получению информации о движении дела. АС Московского округа оставил определение апелляции без изменения.

Не согласившись с постановлением кассационной инстанции, общество обратилось в Верховный Суд.

Изучив материалы дела № А40-238644/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что в соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 121 АПК информация о принятии искового заявления или заявления к производству, о времени и месте судебного заседания размещается арбитражным судом на официальном сайте арбитражного суда в интернете не позднее чем за 15 дней до начала судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия, если иное не предусмотрено данным Кодексом. Документы, подтверждающие размещение арбитражным судом на официальном сайте арбитражного суда в интернете указанных сведений, включая дату их размещения, приобщаются к материалам дела.

Пленум ВС РФ принял постановление по вопросам применения законодательства об электронном документообороте в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов

ВС сослался на п. 15 Постановления Пленума ВС от 26 декабря 2017 г. № 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде в деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов», в соответствии с которым по смыслу ч. 1 и 6 ст. 121 АПК РФ под получением первого судебного акта лицом, участвующим в деле, иным участником процесса следует понимать получение, в том числе по электронной почте, копии определения по делу.

Высшая инстанция отметила, что из ч. 1 ст. 122 АПК следует, что копия судебного акта направляется по почте заказным письмом с уведомлением о вручении либо путем вручения адресату под расписку непосредственно в арбитражном суде или по месту нахождения адресата, а в случаях, не терпящих отлагательства, путем направления телефонограммы, телеграммы, по факсимильной связи или электронной почте либо с использованием иных средств связи. Согласно ч. 6 ст. 122 АПК в случае, если место нахождения или место жительства адресата неизвестно, об этом делается отметка на подлежащем вручению уведомлении с указанием даты и времени совершенного действия, а также источника информации.

Суд напомнил, что согласно ч. 1, 3 ст. 123 АПК, лица, участвующие в деле, считаются извещенными надлежащим образом, если к началу судебного заседания арбитражный суд располагает сведениями о получении ими копии определения о принятии искового заявления к производству и возбуждении производства по делу или иными доказательствами получения информации о начавшемся судебном процессе. Судебное извещение, адресованное юридическому лицу, вручается лицу, уполномоченному на получение корреспонденции. Абзацем 3 ч. 4 ст. 123 АПК предусмотрено, что лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса также считаются извещенными надлежащим образом, если копия судебного акта не вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд с указанием источника данной информации.

ВС отметил, что согласно п. 34 Правил оказания услуг почтовой связи почтовые отправления разряда «судебное» и разряда «административное» при невозможности их вручения хранятся в отделениях почтовой связи в течение 7 дней. В соответствии с п. 35 Правил почтовое отправление или почтовый перевод возвращается по обратному адресу, помимо прочего, при обстоятельствах, исключающих возможность доставки, в том числе из-за отсутствия указанного на отправлении адреса адресата.

Верховный Суд указал, что первым судебным актом по данному делу является определение АС г. Москвы от 15 октября 2018 г. о принятии искового заявления к производству и о назначении предварительного судебного заседания на 9 ноября 2018 г. Ответчик в предварительном судебном заседании не участвовал. В протоколе имеется запись о том, что ответчик, извещенный о времени и месте заседания, в суд не явился.

«Между тем документы, подтверждающие направление ответчику судом первой инстанции почтового отправления разряда “судебное” с уведомлением о вручении или отметкой отделения почтовой связи о причинах возврата отправления, в материалах дела отсутствуют. Суд апелляционной инстанции и суд округа на такое почтовое отправление также не ссылались», – подчеркнул ВС.

Таким образом, отметил он, в нарушение приведенных норм права первый судебный акт – определение о принятии искового заявления к производству – суд первой инстанции ответчику не направил, ответчик о начавшемся против него судебном процессе извещен не был.

Кроме того, Судебная коллегия указала, что по результатам предварительного судебного заседания судом первой инстанции вынесено определение о назначении дела к судебному разбирательству по существу на 17 декабря 2018 г. Данное определение было направлено ответчику по адресу его места нахождения. При этом в материалах дела имеется конверт почтового отправления с уведомлением о вручении, на котором содержится штамп «в обслуживании не значится».

«При таких обстоятельствах не имеется оснований, предусмотренных ч. 4 ст. 123 АПК РФ, которые позволяли бы считать ответчика извещенным надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела также и в судебном заседании 17 декабря 2018 г., где без участия ответчика был вынесен судебный акт по существу спора. Порядок размещения информации на официальном сайте суда в сети “Интернет” судом также не соблюден, поскольку к материалам дела не приобщены доказательства такого размещения», – подчеркнул Суд.

По его мнению, ответчик был лишен возможности участвовать в судебном заседании суда первой инстанции и защищать свои права и законные интересы, представлять свои возражения и доказательства относительно заявленных истцом требований, в результате чего были допущены нарушения таких принципов арбитражного процесса, как обеспечение равной судебной защиты прав и законных интересов всех лиц, участвующих деле, равноправие сторон и состязательность.

«Поэтому Верховный Суд указал нижестоящим судам на то, что вопросы извещения сторон для целей соблюдения их процессуальных прав должны регулироваться исключительно нормами АПК РФ, и привел конкретные ссылки на подлежащие применению нормы права», – указал Василий Котлов.

Адвокат полагает, что ВС принял во внимание и обстоятельства конкретного дела, а именно сумму иска, превышающую 200 млн руб., а также незначительный период пропуска срока на подачу апелляционной жалобы, хотя прямо об этом и не указал. «Важный вывод касается значения информационного ресурса, в котором размещаются тексту судебных актов. ВС РФ подчеркнул, что непринятие мер по получению информации о движении дела имеет значение только в случае, если суд располагает информацией о надлежащем извещении о начавшемся процессе», – отметил он.

По мнению Василия Котлова, соблюдение процедуры извещения лица, участвующего в деле, имеет большое значение и в том контексте, что является необходимым условием для признания и приведения в исполнение судебного решения в иностранной юрисдикции.

По мнению Ольги Дученко, ВС подошел к вопросу извещения менее формально, чем нижестоящие инстанции, и отметил, что суд должен располагать информацией о том, что лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о начавшемся процессе. «Такой подход, безусловно, выгоден лицам, участвующим в деле, поскольку позволяет им реализовывать свои процессуальные права. Главное, чтобы они этими правами не злоупотребляли», – заключила она.

Как пояснил Суд, нормы АПК не ограничивают право лиц, участвующих в деле, иметь нескольких представителей, один из которых обязательно должен иметь высшее юридическое образование либо ученую степень по такой специальности


Конституционный Суд вынес Постановление № 37-П/2020 по жалобе ООО «Александра» и его учредителя Константина Бударина на ряд норм АПК РФ, регламентирующих порядок участия в арбитражном судопроизводстве представителей юридического лица.

Повод для обращения в КС и позиция заявителей

При рассмотрении кассационной жалобы общества на судебные акты по оспариванию решения налогового органа арбитражный суд округа не допустил до судебного разбирательства одного из его учредителей и исполнительного директора Константина Бударина в качестве представителя этого юрлица. Отказ суд округа мотивировал тем, что Бударин как не является генеральным директором ООО, так и не имеет высшего юридического образования или ученой степени по такой специальности. В связи с этим в кассационной инстанции интересы общества защищали два его представителя по доверенности, удовлетворяющие квалификационным требованиям.

В жалобе в Конституционный Суд заявители указали, что ч. 3 ст. 59, ч. 4 ст. 61 и ч. 4 ст. 63 АПК противоречат Основному Закону, поскольку не позволяют участнику (учредителю) ООО, являющемуся его исполнительным директором, глубоко осведомленному о специфике его предпринимательской деятельности и до того успешно выступавшему представителем в спорах с участием общества, представлять интересы последнего в арбитражном суде на основании доверенности без юридического образования.

КС проанализировал порядок судебного представительства в ряде отраслей права

После изучения материалов дела высшая судебная инстанция напомнила, что право на судебную защиту не предполагает выбора по своему усмотрению любых ее способов и процедур, а право вести свои дела в суде через самостоятельно избранного представителя не означает возможности участия в судопроизводстве любого лица в качестве представителя. В свою очередь, законодатель уполномочен установить критерии квалифицированной юридической помощи и обусловленные ими особенности допуска тех или иных лиц в качестве защитников или представителей в конкретных видах судопроизводства, но при этом должен обеспечиваться баланс публичных интересов и законных интересов лица.

В рамках арбитражного судопроизводства отступление от принципа диспозитивности при выборе представителя возможно, лишь если установленные законодателем ограничения продиктованы конституционно значимыми целями. При этом подходы, продиктованные, к примеру, спецификой административного судопроизводства с участием граждан по конкретным делам, предметом которых были публичные отношения, не связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, не могут быть автоматически распространены на любые дела с участием организаций в арбитражном процессе.

Конституционный Суд также отметил, что, в отличие от граждан, организации по своей природе не могут непосредственно участвовать в судопроизводстве, поэтому отсутствие у них возможности иметь представителя для реализации своих прав как участника арбитражного процесса лишало бы их самого права на судебную защиту на основе конституционных принципов состязательности и равноправия сторон. Таким образом, подчеркнул Суд, оспариваемые заявителями нормы устанавливают лишь минимальный стандарт обеспеченности участников арбитражного судопроизводства квалифицированной юридической помощью. Соответственно, они предполагают необходимость того, чтобы в случае ведения лицом дела в арбитражном суде через представителей (за исключением лиц, которые в силу закона, иного правового акта или учредительного документа уполномочены выступать от имени организации) оно гарантированно бы имело профессионального представителя.

При этом, пояснил КС, такие нормы не ограничивают право лиц, участвующих в деле, иметь нескольких представителей. «Такая возможность – когда хотя бы один представитель в силу императивного указания закона должен иметь высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности, а иные в силу обусловленной их статусом учредителей (участников) или трудовыми отношениями правовой связи между ними и организацией обладают практическими познаниями и могут довести до суда значимую информацию применительно к тем отношениям с участием данной организации, спор из которых вынесен на разрешение арбитражного суда, – отвечает как цели реализации права на доступ к суду, так и целям достижения процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты, прозрачности осуществления правосудия, поскольку позволяет сторонам разбирательства представить суду свои доводы максимально компетентно, наиболее полно раскрыть детали спорных материальных правоотношений», – отмечено в постановлении.

Следовательно, спорные нормы, требуя, чтобы при наличии у лица, участвующего в деле, нескольких представителей хотя бы один из них (за исключением лиц, осуществляющих представительство в силу закона, иного правового акта или учредительного документа организации) имел высшее юридическое образование либо ученую степень по такой специальности, не возлагают те же квалификационные ограничения на иных представителей данного лица. Такое правило не расходится и с подходами, принятыми законодателем в иных отраслях права (в частности, уголовно-процессуальном).

В налоговых спорах могут участвовать и представители юрлица без высшего юридического образования

«Такой исключительно формальный критерий, как наличие высшего юридического образования либо ученой степени в области права, а равно адвокатского статуса, не дает реальной гарантии оказания представителем эффективной помощи, поскольку многообразие споров, входящих в компетенцию арбитражных судов, сложность в регулировании отдельных правоотношений позволяют утверждать, что даже самый опытный адвокат не может быть достаточно компетентным во всяком арбитражном деле. Во многих случаях о необходимой квалификации для ведения дела может свидетельствовать наличие у лица, вовлеченного в деятельность представляемой организации, не столько юридического, сколько иного специального образования», – отметил КС.

Суд добавил, что отсутствие возможности привлечь в качестве представителей (наряду с адвокатами и другими лицами, имеющими высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности) тех лиц, которые связаны с организацией и в силу корпоративного участия, имущественных, трудовых отношений способны оказывать влияние на ее деятельность, несоразмерно ограничивало бы права участвующей в деле организации довести до суда свою позицию в тех случаях, когда организация заинтересована в представлении суду их объяснений.

В рассматриваемом деле, пояснил КС, Константин Бударин был глубоко вовлечен в деятельность общества, а его объяснения могли содержать ценную для суда информацию, так как рассмотрение налоговых споров касается разрешения не только сугубо правовых вопросов, но и правильности ведения бухгалтерского и налогового учета и отчетности, а такой вид деятельности осуществляют бухгалтеры, аудиторы и в целом лица, имеющие финансовое и экономическое образование. При этом в налоговых спорах распространена практика совместного представительства интересов налогоплательщика с участием одновременно профессионального юриста и профильного работника организации (исполнительного директора, главного бухгалтера, бухгалтера), обладающего финансовым или экономическим образованием и сведущего в тех аспектах ее деятельности, которые подлежат судебному исследованию. Следовательно, заявители по делу столкнулись с неоправданным и непропорциональным ограничением права на судебную защиту.

В связи с этим Суд признал оспариваемые нормы соответствующими Конституции и распорядился пересмотреть судебные акты по делу заявителей.

Эксперты «АГ» поддержали выводы КС

Адвокат практики разрешения споров юридической фирмы «Инфралекс» Михаил Гусев отметил, что постановление Конституционного Суда разрешает достаточно спорный вопрос о применении положений АПК РФ, касающихся ограничения участия в деле представителей, не имеющих высшего юридического образования.

По мнению эксперта, позиция Суда представляется обоснованной и логичной, поскольку нормы АПК РФ преследуют прежде всего не цели ограничения права участников споров на судебное представительство, а цель обеспечения представления интересов лиц, участвующих в деле, квалифицированными представителями. «При этом, как верно отметил Конституционный Суд, по отдельным категориям споров (например, по вопросам налогообложения организаций) участникам споров требуется не только квалифицированная юридическая помощь, но и детальное знание и понимание внутренней деятельности организации. Представляется, что изложенный КС РФ подход позволит снизить риск необоснованного отказа в привлечении в качестве представителей по арбитражным делам лиц, непосредственно участвующих в управлении делами организаций. Такой подход при его реализации может привести к рассмотрению судами споров с учетом всех обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, включая обстоятельства деятельности отдельно взятой организации», – убежден Михаил Гусев.

Юрист ART DE LEX Александра Козина напомнила, что Законом от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ введено дополнительное требование для договорного представительства – наличие у представителя высшего юридического образования, при этом оно не предъявляется для органов юрлиц в силу ч. 4 ст. 53 АПК РФ, п. 1 ст. 53 ГК РФ. «Конституционный Суд допустил отход от указанных правил о наличии высшего юридического образования для иных лиц, не входящих в состав органов юридического лица, при наличии следующих критериев: лицо находится в тесной связи с организацией, обладает специальными знаниями, необходимыми для разрешения спора, и кроме него в процессе участвует хотя бы один профессиональный представитель. К таким выводам Суд приходит, выявляя цель введенных в 2018 г. новелл – минимальный стандарт обеспеченности сторон процесса квалифицированной юридической помощью, но стоит отметить, что это весьма вольное толкование императивной процессуальной нормы», – отметила она.

При этом наибольшее внимание было уделено делам о банкротстве и налоговым спорам, имеющим важное значение для практики

По мнению эксперта, положительный ответ на данный вопрос полностью нивелирует требования п. 3 ст. 59 АПК РФ для организаций. «Это означает, что норма изначально была несовершенной, так как она не отвечает запросам практики. Отрицательный ответ налагает на организации дополнительное бремя по найму юристов для того, чтобы “допустить” в процесс нужного представителя, а это бессмысленные дополнительные издержки. Вне зависимости от ответа указанная проблема обозначила очевидные минусы введения образовательного ценза для представительства в суде. Это отмечает и Конституционный Суд: “…даже самый опытный адвокат не может быть достаточно компетентным во всяком арбитражном деле”. Логичным выводом из этого посыла было бы отдать на откуп организациям выбирать себе представителя из числа штатных сотрудников, если того требуют обстоятельства дела. Если же организация хочет воспользоваться услугами внешнего консультанта, то требование о высшем юридическом образовании не вызывает возражений, о чем Конституционный Суд уже неоднократно высказывался», – полагает юрист.

Александра Козина добавила, что Верховный Суд РФ также стремится скорректировать норму ч. 3 ст. 59 АПК РФ. «Например, в Обзоре судебной практики № 1 от 10 июня 2020 г. Суд допустил представительство без высшего юридического образования по делам о несостоятельности (банкротстве), сославшись на Закон о банкротстве № 127-ФЗ. Остается надеяться, что в скором времени появится разъяснение об объеме процессуальных правомочий, для реализации которых необходимо соблюдение требований ч. 3 ст. 59 АПК РФ. Вызывает много вопросов наличие требования о высшем юридическом образовании, например, для ознакомления с материалами судебного дела», – заключила она.


В комментарии «АГ» двое экспертов отметили, что действия суда первой инстанции являются существенным нарушением норм права и могут привести к незаконному и необоснованному решению, поскольку ответчик был лишен возможности представить доказательства и возражения по иску, заявлять ходатайства, излагать свои доводы по всем возникающим в заседании вопросам. Третий указал, что именно совокупность процессуальных нарушений и полного отсутствия исследования фактических обстоятельств дела стала причиной появления определения ВС.

Верховный Суд опубликовал Определение № 305-ЭС20-14939 по делу № А40-289646/2019, в котором напомнил нижестоящим инстанциям базовый принцип арбитражного судопроизводства.

Суды посчитали, что отсутствие ответчика не мешает рассмотрению

ООО «Строительная компания “Сити-Строй”» и ООО «Строй систем инжиниринг» заключили договор подряда от 12 октября 2018 г. 17 сентября 2019 г. между «Строй систем инжиниринг» и ООО «Арсиком» был заключен договор уступки прав требования, в соответствии с которым «Арсиком» принял на себя право требования по договору подряда к «Сити-Строй» на сумму более 3,5 млн руб. Цедент уведомил должника об уступке права требования. В дальнейшем, ссылаясь на наличие неоплаченной задолженности и договора цессии, «Арсиком» обратился в суд с иском к должнику.

Определением Арбитражного суда г. Москвы от 15 ноября 2019 г. о принятии искового заявления к производству, подготовке дела к судебному разбирательству и назначении предварительного судебного заседания было назначено проведение предварительного судебного заседания на 5 декабря 2019 г.

22 ноября в 15:56 строительной компанией было подано ходатайство о невозможности явки представителя в судебное заседание. При этом ответчик на основании ч. 4 ст. 137 АПК заявил возражение относительно перехода к рассмотрению дела по существу в предварительном судебном заседании. Однако на заседании суд, указав на отсутствие возражений сторон, определил перейти к рассмотрению дела по существу, отметив, что заявлений и ходатайств, препятствующих рассмотрению дела, нет. В судебном заседании принял участие представитель истца по доверенности, об ответчике указано, что он не явился, но был извещен о времени и месте проведения слушания.

По результатам рассмотрения дела суд первой инстанции принял решение об удовлетворении иска, объявил его резолютивную часть. Полный текст решения был изготовлен 25 декабря 2019 г.

Пленум ВС РФ принял доработанное постановление о некоторых вопросах применения положений гл. 24 Гражданского кодекса

Признавая обоснованным иск, суд руководствовался ст. 309, 310, 382, 702, 711 ГК, разъяснениями, содержащимися в п. 1 Постановления от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», и исходил из того, что работы по договору подряда выполнены подрядчиком, но не оплачены компанией, при этом право требования задолженности по договору цессии передано истцу, о чем заказчик надлежащим образом уведомлен цедентом.

Суды апелляционной и кассационной инстанций, ссылаясь на положения ст. 9 АПК, в соответствии с которой лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий, признали необоснованными доводы ответчика о нарушении Арбитражным судом г. Москвы ч. 4 ст. 137 АПК, выразившемся в завершении предварительного судебного заседания и открытии судебного заседания в первой инстанции при наличии возражений компании, изложенных в ходатайстве.

Апелляция, с учетом надлежащего уведомления компании судом первой инстанции о времени и месте судебного заседания, указала, что ответчик мог в полной мере реализовать процессуальные права, в том числе представить в первую инстанцию письменный отзыв с обоснованием своей правовой позиции и приложить соответствующие документы в подтверждение своих доводов. По мнению апелляции, ст. 137 АПК предусматривает право суда в отсутствие мотивированных возражений отсутствующей стороны перейти к рассмотрению дела по существу.

Кассация согласилась с такими выводами и указала, что, поскольку ответчик не мотивировал причины невозможности рассмотрения спора в отсутствие его представителя, не заявлял возражения по существу предъявленных требований, не направлял в суд доказательства, свидетельствующие о неправомерности требований истца, несмотря на то, что именно к предварительному судебному заседанию он должен представить свои доказательства и возражения, неудовлетворение первой инстанцией ходатайства ответчика не относится к процессуальным нарушениям, влекущим безусловную отмену судебного акта.

ВС указал на ошибки нижестоящих инстанций

Строительная компания обратилась в Верховный Суд, который, изучив материалы дела, заметил, что сведения о наличии ходатайства компании и результате его рассмотрения в полном тексте решения суда первой инстанции не отражены, однако ходатайство имеется в материалах дела.

Суд отметил, что ч. 4 ст. 137 АПК и ее толкование, изложенное в п. 27 Постановления Пленума ВАС от 20 декабря 2006 г. № 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству», однозначно предусматривают действия первой инстанции на стадии подготовки дела к судебному разбирательству по завершению предварительного судебного заседания и возможности открыть судебное заседание только при отсутствии на то возражений лиц, участвующих в деле, не явившихся в судебное заседание, извещенных о времени и месте судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия. При этом закон и Постановление № 65 не предусматривают при подаче таких возражений необходимости мотивированного обоснования лицами, участвующими в деле, невозможности перехода из предварительного судебного заседания в судебное заседание.

ВС указал, что п. 27 Постановления № 65 также содержит указание на то, что при наличии возражений лиц, участвующих в деле, относительно продолжения рассмотрения дела в судебном заседании арбитражного суда первой инстанции суд назначает иную дату рассмотрения дела по существу, о чем указывает в определении о назначении дела к судебному разбирательству.

Верховный Суд отметил, что в силу прямого указания в законе и Постановлении № 65 на действия судьи в случае подачи возражения о переходе из предварительного судебного заседания в судебное заседание его несоблюдение влечет нарушение процессуальных прав лиц, участвующих в деле, в том числе связанных с подготовкой сторон к судебному заседанию, урегулированием спора с использованием примирительных процедур, обеспечивая также баланс интересов сторон и недопущение ими злоупотребления правом посредством назначения дела к судебному разбирательству на иную дату.

Аналогичная позиция, заметил Суд, изложена в Постановлении Президиума ВАС от 25 марта 2014 г. по делу № 18692/13. Несоблюдение такого положения закона при рассмотрении дела, иск по которому был принят судом 15 ноября 2019 г., и было рассмотрено с принятием завершающего судебного акта 5 декабря 2019 г. при наличии возражения ответчика на переход из предварительного судебного заседания к судебному заседанию, что создало условия, при которых ответчик был лишен возможности представить доказательства и возражения по иску, заявлять ходатайства, излагать свои доводы по всем возникающим в заседании вопросам, т.е. участвовать не только в подготовке дела к судебному заседанию, но и в самом разбирательстве по делу.

Высшая инстанция указала, что, как следует из доводов кассационной жалобы, ответчик считает заявленный по делу иск необоснованным в связи с уплатой им задолженности перед обращением истца в суд как непосредственно обществу «Арсиком», действовавшему на основании договора цессии, так и первоначальному кредитору – подрядчику, выполнившему работы по договору подряду. Заявитель обращал внимание, что по договору подряда были выполнены и приняты работы на общую сумму 14 млн руб., при этом часть оплаты в размере более 3,3 млн руб. была произведена непосредственно истцу, а часть в размере почти 11 млн руб. – подрядчику. По мнению компании, ее обязательство прекратилось надлежащим исполнением условий договора подряда, оснований для взыскания задолженности не имелось. При этом, заметил ВС, кассатор представил платежные поручения об уплате суммы долга, которые ранее им также представлялись в суды апелляционной и кассационной инстанций вместе с жалобами, но не были ими должным образом исследованы и оценены со ссылкой на непредставление их в суд первой инстанции.

На основании изложенного Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты оценили подход ВС

В комментарии «АГ» адвокат КА Республики Марий Эл «Тезис» Оксана Ухова отметила, что ВС рассмотрел вечный вопрос баланса между качественной оценкой фактических обстоятельств конкретного дела и скоростью рассмотрения судебного спора (предотвращения целенаправленных действий сторон, направленных на затягивание процесса). «По фабуле, изложенной в определении, мы знаем, что ответчик, направив суду ходатайство о наличии возражений против перехода к рассмотрению спора в основном судебном заседании, не представил суду отзыв на исковое заявление и платежные поручения о полном исполнении обязанности по оплате выполненных работ, что совершенно очевидно является процессуальным злоупотреблением. Но вот должно ли такое поведение караться повторным взысканием уже выплаченной суммы, как вышло в рассмотренном споре?» – задается вопросом эксперт.

По мнению Оксаны Уховой, если бы в этом деле были установлены только процессуальные нарушения п. 4 ст. 137 АПК, дело не было бы истребовано в ВС и юридическое сообщество не увидело суждения Суда по поводу возможности завершения стадии подготовки дела к судебному разбирательству и переходу к рассмотрению дела по существу при наличии письменных возражений одной из сторон, представленных своевременно. «Именно совокупность процессуальных нарушений и полного отсутствия исследования фактических обстоятельств дела хотя бы одной из трех судебных инстанций стало причиной появления определения ВС», – посчитала адвокат.

Оксана Ухова отметила, что подобная «скорость» рассмотрения судебных споров в ущерб качественному исследованию всех фактических и правовых оснований дела – всего лишь ответная реакция судебной системы на допускаемые участниками злоупотребления в судебных процессах и на значительную загруженность судей больших субъектов РФ: «Недаром до Верховного Суда дошло именно дело Арбитражного суда г. Москвы».

Юрист АБ «Asterisk» Степан Хантимиров указал, что действия АС г. Москвы являются существенным нарушением норм права и могут привести к незаконному и необоснованному решению, поскольку ответчик был лишен возможности представить доказательства и возражения по иску, заявлять ходатайства, излагать свои доводы по всем возникающим в заседании вопросам. «Ответчик в целом был лишен возможности участвовать не только в подготовке дела к судебному заседанию, но и в самом разбирательстве по делу, на что и указала Судебная коллегия Верховного Суда», – отметил юрист. Он указал, что, как правило, вышестоящие суды отменяют такие решения. В то же время он заметил, что аналогичные решения судов первой инстанции редко доходят до ВС – они составляют менее 1% от общего количества дел, которые поступают в Суд.

По мнению адвоката АП Санкт-Петербурга Сослана Бетрозова, в данной ситуации очевидна процессуальная небрежность первой инстанции, не просто формально ограничившая ответчика в его праве, но, как мы видим из текста определения, – объективно лишившая его возможности представить суду доказательства, имеющие существенное значение по делу и, по сути, – деактивирующие правовую позицию процессуального оппонента.

«Если незаконное решение суда первой инстанции можно объяснить определенной “конвейерностью” его работы или, скажем, техническими особенностями работы электронной картотеки (kad.arbitr), то вовсе непонятна позиция двух вышестоящих инстанций, убедившихся в наличии в материалах дела соответствующего ходатайства (о невозможности явки), однако же посчитавших данное обстоятельство несущественным, а доводы апеллирующего ответчика – необоснованными», – заметил Сослан Бетрозов.

«Остается лишь сожалеть о том, что вопросы подобного порядка, по существу не представляющие собой сложности и давно разрешенные (в частности, в п. 27 Постановления Пленума ВАС от 20 декабря 2006 г.), получают надлежащую оценку, лишь достигнув площадки высшего органа судебной власти», – резюмировал он.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: