Публичный интерес как предмет судебной защиты

Обновлено: 13.04.2024

Основная цель закрепления в нормативных актах данных категорий: установление надлежащих гарантий судебной защиты различных субъектов в спорах, возникающих в публично-правовой сфере. Использование законодателем данных категорий вызвано необходимостью удовлетворения и защиты потребностей отдельных социальных групп.

Под публичным интересом понимаются поддерживаемые государством общественные интересы, установленные нормами права и обеспеченные принудительной силой. Данный термин представляет собой парадигму единства интересов общества и государства. Но только тех интересов общества, которым необходимы гарантии государства. Публичные интересы заключаются в гарантиях реализации безопасности жизни и здоровья граждан, охраны окружающей природной среды, а также интересов неопределенного круга лиц.

Интерес неопределенного круга лиц зачастую рассматривается как понятие, тождественное общественному интересу. Но это не идентичные понятия. Невозможность установления лиц не означает обязательного наличия некоего общественного интереса. Интерес рассматриваемого круга лиц в большей степени представляет собой совокупность индивидуальных интересов, однородных по своей сути и лежащих в одной области. К примеру, собственники земельных участков на берегу реки, которая топит участки, заинтересованы в изменении русла реки. Но общественный интерес состоит в сохранении данного природного объекта в «нетронутом» виде с точки зрения обеспечения благоприятной экологической обстановки.

Соотношение категорий: государство может поддержать только тот интерес, который не противоречит общественному благу или собственно имеет своим объектом такое благо. Законодатель рассматривает данные понятия как общее и частное.
Неопределенный круг лиц представляет собой множественность «неизвестных» субъектов. Предварительно нельзя определить персональный состав всех субъектов. Только поименный состав множественности можно считать определенным.

Признаки:

- характеризуется множественностью, в которой нельзя заранее предусмотреть ее персональный состав (количественная неопределенность) в каждый отдельно взятый период времени;
- представляет собой отдельную социальную группу (категорию населения), а не все общество;
- характеризуется невозможностью установления потенциальных истцов;
- характеризуется невозможностью индивидуализации материально-правовых требований;
- имеется общий способ защиты интересов круга лиц;
- характеризуется возможностью защиты интересов без соучастия;
- интерес круга лиц всегда отражен в правовых нормах;
- интерес круга лиц не противоречит общественному благу и имеет своим объектом общее благо. Но общее не в смысле общественное, а общее в смысле для всех, кто подпадает под неопределенный круг лиц.

Особенности:

- все возможные участники автоматически включаются в круг лиц. Возможные персоны составляют круг лиц и без согласия на присоединение к претензии;
- защита рассматриваемого круга лиц имеет превентивный характер (направлена на предупреждение, предохранение);
- охрана данного круга лиц носит публичный характер. Следовательно, в данном случае должны отсутствовать частноправовые способы защиты интересов. В противном случае, исчезает стимул для самостоятельной защиты своих прав через суд.

В соответствии с ч. 1 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Публичный интерес как предмет судебной защиты в гражданском процессе представляет собой оценочную категорию, содержание которой определяется подвижностью границ между сферами жизнедеятельности общества и государства, между публичным и частным. Предметом публичного интереса выступает общее благо, позволяющее обнаружить закрепление публичного интереса не только в нормах действующего права, но и применить в данном случае нравственные ориентиры.

Под публичным интересом понимаются поддерживаемые государством общественные интересы, установленные нормами права и обеспеченные принудительной силой. Данный термин представляет собой парадигму единства интересов общества и государства. Но только тех интересов общества, которым необходимы гарантии государства.

Одним из приоритетных направлений по защите публичного интереса является работа прокуроров по возмещению в судебном порядке ущерба, причиненного государству преступлениями.

На состоявшемся в мае 2021 года заседании коллегии прокуратуры Республики Адыгея данным вопросам было уделено повышенное внимание.

В 2019 -2020 годах прокурорами в суды общей юрисдикции в порядке ст. 44 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) и ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) всего направлено 200 исковых заявлений о возмещении ущерба, причиненного преступлениями на сумму свыше 34 млн. руб., которые рассмотрены и удовлетворены.

Работа в данном направлении, в том числе по исполнению судебных решений, вынесенных по искам прокуроров, будет продолжена.

Прокуратура
Республики Адыгея

Прокуратура Республики Адыгея

3 июня 2021, 18:51

Защита прокурором публичных интересов в гражданском процессе

В соответствии с ч. 1 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Публичный интерес как предмет судебной защиты в гражданском процессе представляет собой оценочную категорию, содержание которой определяется подвижностью границ между сферами жизнедеятельности общества и государства, между публичным и частным. Предметом публичного интереса выступает общее благо, позволяющее обнаружить закрепление публичного интереса не только в нормах действующего права, но и применить в данном случае нравственные ориентиры.

Под публичным интересом понимаются поддерживаемые государством общественные интересы, установленные нормами права и обеспеченные принудительной силой. Данный термин представляет собой парадигму единства интересов общества и государства. Но только тех интересов общества, которым необходимы гарантии государства.

Одним из приоритетных направлений по защите публичного интереса является работа прокуроров по возмещению в судебном порядке ущерба, причиненного государству преступлениями.

На состоявшемся в мае 2021 года заседании коллегии прокуратуры Республики Адыгея данным вопросам было уделено повышенное внимание.

В 2019 -2020 годах прокурорами в суды общей юрисдикции в порядке ст. 44 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) и ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) всего направлено 200 исковых заявлений о возмещении ущерба, причиненного преступлениями на сумму свыше 34 млн. руб., которые рассмотрены и удовлетворены.

Работа в данном направлении, в том числе по исполнению судебных решений, вынесенных по искам прокуроров, будет продолжена.

Данная статья представляет собой текст выступления автора на Всероссийской научно-практической конференции "Интересы в праве" (Жидковские чтения - 2016). Конференция прошла 25 - 26 марта 2016 г. в юридическом институте Российского университета дружбы народов (РУДН).

Туманов Дмитрий Александрович, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и административного судопроизводства Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина.

В статье ставится вопрос о понятии общественного интереса, делается вывод, что таким интересом может обладать не только общество в целом, но и та или иная социальная группа. Показано, как общественный интерес может выступать в качестве опосредованного и непосредственного объекта защиты в гражданском судопроизводстве.

Ключевые слова: общественный интерес; защита общественного интереса; гражданское судопроизводство.

Public interest as a mediated and direct object of advocacy in civil proceeding

Tumanov Dmitry A., Phd, Assistant Professor of Civil and Administrative Proceedings of the Moscow State Law University named after O.E. Kutafin.

An author raised a question of a definition of public interest with a conclusion that this type of interest belongs not only to the public at all, but also to some social group. It is shown, how public interest may be represented as a mediated and direct object of advocacy in civil proceeding.

Key words: public interest; advocacy of public interest; civil proceeding.

Для начала следует заметить, что вопрос об общественном интересе в настоящее время в юридической литературе поднимается довольно часто, при этом в большинстве случаев носителем такого интереса признается либо все общество в целом, либо подавляющее большинство лиц, составляющих общество. Однако подобный подход представляется неточным, поскольку очевидно, что глобальное общество (общемировое) отнюдь не всегда однородно в своих интересах, то же самое можно сказать об обществах отдельных государств. Речь идет по меньшей мере о том, что общество эклектично, и граждане, проживающие даже в рамках одного государства, нередко могут принадлежать к определенным группам, которые, являясь частью общества соответствующего государства, в то же время могут иметь свои институты, ценности, интересы, отличные от интересов иных общественных групп, составляющих в целом общество одного и того же государства.

При этом, как указывают авторитетные социологи, зачастую даже в мононациональных государствах сплоченность в рамках различных групп бывает настолько интенсивной, что индивид в большей мере ассоциирует себя именно с этой группой, а не с обществом государства в целом . Очевидно и то, что поскольку социальная группа - это часть общества, то ее интересы тоже следует признавать общественными интересами. Необходимо понимать, что соответствующий интерес у социальной группы может присутствовать вне зависимости от того, признается он или нет остальным обществом, а также учитывается или нет действующим в государстве правом. Признание интересов той или иной социальной группы другими группами, как и их учет в позитивном праве, влияет не на существование таких интересов, а на то, как они реализуются, а также на наличие возможности их защиты правовыми средствами.

См., например: Гидденс Э. Устроение общества: очерки теории и структуры. 3-е изд. М., 2015. С. 243 - 247.

Исходя из сказанного мы понимаем общественный интерес как интерес общества в целом , а также как интерес отдельных социальных групп, образованных по разному основанию , в наличии неких полезных для общества или социальных групп благ .

Разумеется, с той оговоркой, что "в целом" не означает непременно "всех без исключения индивидов". Например, общемировое общество заинтересовано в обеспечении безопасности от террористов, но понятно, что такому интересу явно противостоят террористы.
Например, жители отдельного города могут быть заинтересованы в создании (или сохранении) в нем некоего имеющего социальное значение объекта; женщины могут быть заинтересованы в предоставлении равных прав с мужчинами и т.д.
См. об этом подробнее: Туманов Д.А. Об общественном интересе и его судебной защите // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 12. С. 54 - 70.

Каждая социальная группа сама определяет, что является для нее благом, т.е. тем, что имеет для нее положительный эффект. Например, известно, что в Ницце обычай ставить синие кресла зародился в 1950 г., и с тех пор и местные жители, и туристы так привыкли к ним, что, когда в 2003 г. кресла попытались убрать, общественность воспротивилась , считая их символом города. При этом для отдельных социальных групп общественное значение могут иметь те явления, которые со стороны других групп зачастую не видятся существенными.

Проблематика общественного интереса обширна. Широк и спектр средств, направленных на защиту таких интересов (которые могут быть как внеправовыми, так и правовыми). Очевидно, что порой в случае потребности защитить некий общественный интерес необходимые социальные изменения возникают уже в силу отчетливо сформированного общественного мнения по тому или иному вопросу. В то же время важно и то, что в определенных случаях такой интерес может защищаться и посредством обращения к различным компетентным органам и лицам с требованием о его защите. При этом основным среди таких органов, безусловно, является суд.

Понятно, что в гражданском судопроизводстве общественный интерес может выступать как опосредованным, так и непосредственным объектом защиты, что отчетливо влияет на порядок защиты .

В данном случае автор вслед за многими процессуалистами исходит из широкого понимания гражданского судопроизводства, включающего в себя гражданский (осуществляемый по ГПК РФ), арбитражный (осуществляемый по АПК РФ) и административный (осуществляемый по КАС РФ) процессы.

Речь о нем как об опосредованном объекте защиты может идти при защите прав и интересов любых лиц. В данном случае имеется в виду, что, поскольку подавляющее большинство лиц, составляющих общество, без сомнения, заинтересовано в стабилизации правопорядка, следовательно, защита прав и интересов любых лиц в определенной мере ведет к такой стабилизации (при этом сказанное полностью согласуется с закрепленными в процессуальном законодательстве задачами судопроизводства ).

См.: ст. 2 ГПК РФ, ст. 2 АПК РФ, ст. 3 КАС РФ.

Более явно, но все еще опосредованно такой интерес защищается в случаях, когда, например, ставится вопрос о защите прав и интересов некоего лица, которое само по себе имеет особое значение для общества или социальной группы. Речь идет, например, о защите чести лица, которое считается в том или ином обществе героем, или прав авторства почитаемого в государстве писателя (художника и т.д.). Отчетливо, но по-прежнему опосредованно общественный интерес защищается в ситуации, когда в судебном порядке восстанавливаются права лица, ограничение которых было связано с дискриминацией последнего по причине его принадлежности к определенной социальной группе. И дело в данном случае не только в том, что при защите прав конкретного лица происходит стабилизация правопорядка, но и в том, что соответствующее судебное решение по конкретному делу может оказать сильнейшее влияние на изменение положения всей социальной группы, поскольку станет причиной соответствующих социальных преобразований даже в ситуации, когда в решении суда вопрос об интересах группы в целом не ставился. То обстоятельство, что в некоторых случаях определенные области общественных отношений приобретают особое значение, приводит некоторых авторов к мысли, что судом при рассмотрении дел, возникающих из соответствующих отношений, всегда непосредственно защищается именно публичный (или общественный) интерес . Так, зачастую утверждают, что такой интерес защищается в делах о лишении родительских прав или во всех делах, возникающих из публичных правоотношений (по терминологии КАС РФ - административных делах). Позволим себе тем не менее заметить, что в первом случае непосредственным объектом защиты, несомненно, выступает интерес ребенка, поскольку именно его должен учесть суд при решении вопроса о родительских правах. В свою очередь, административные дела весьма разнообразны, и очевидно, что в некоторых из них непосредственным объектом защиты выступает интерес индивидуального лица (например, при оспаривании решения органа, наделенного публичной властью, принятого в отношении такого лица), а в некоторых - как общественный, так и индивидуальный интерес (например, при оспаривании нормативных правовых актов). Необходимо учитывать, что в подавляющем числе случаев определение непосредственного объекта защиты влияет на то, каким образом может происходить инициирование судопроизводства и защита соответствующего интереса.

Необходимо учитывать, что нередко под публичными интересами понимаются именно общественные интересы. В то же время в отечественной юридической литературе словосочетанию "публичный интерес" нередко придается неодинаковое значение. Например, под публичным интересом понимают: интересы большинства лиц; интересы неопределенного круга лиц; интересы государства и иных публичных образований и т.д. Поэтому каждый раз необходимо уточнять, что именно тот или иной автор понимает под публичным интересом.

Здесь важно понимать, что, если непосредственным объектом защиты являются интересы конкретного лица, исходя из принципа диспозитивности, вне зависимости от того, какое значение такое лицо имеет для общества, защита этого лица должна осуществляться исключительно по его воле. В свою очередь, возможность обращения в суд в защиту такого лица должна либо ставиться в зависимость от просьбы последнего, либо осуществляться вне такой просьбы, но только при условии, что непосредственно заинтересованное лицо самостоятельно в суд обратиться не может, например, в силу недееспособности или несовершеннолетия.

Истории известно множество примеров, когда в гражданском судопроизводстве защиту получал непосредственно общественный интерес. Так, например, непосредственно такой интерес был защищен, когда на основании судебного решения в США была запрещена сегрегация по расовому признаку. Этот интерес получал защиту, когда на основании судебного решения сохранялись исторические ценности или запрещалась деятельность, причиняющая вред окружающей среде. Думается, что анализ судебной практики различных государств снабдит желающих множеством примеров защиты именно общественного интереса. При этом, безусловно, необходимо учитывать, что непосредственная защита общественного интереса означает и защиту тех лиц, которые составляют общество или отдельные социальные группы. Однако когда такой интерес выступает в качестве непосредственного объекта защиты, его невозможно разделить между членами общества (социальной группы), являющегося его носителем, т.е. он неделим. В свою очередь, каждый член общества (или социальной группы) посредством защиты общественного интереса получает также и защиту своего интереса, который в результате судебного процесса по защите общественного интереса защищается опосредованно. Например, при решении в судебном порядке вопроса о возведении (или сохранении) некоего социального объекта на территории города очевидно, что вопрос о таком объекте имеет значение в целом для социальной группы, которую составляют жители соответствующего города. Но в то же время очевидно, что каждый из жителей города в дальнейшем сможет, прибегая к этому объекту, удовлетворять свои личные (индивидуальные) интересы.

Необходимо учитывать, что судебная защита общественного интереса как непосредственного объекта защиты зависит от множества нюансов, которые в различных государствах решаются далеко не одинаково. Так, например, практически исключена защита общественного интереса, если он не учитывается правом (хотя известны случаи, когда общественный интерес получал судебную защиту даже при отсутствии в действующем праве положений, дающих такую возможность. Тем самым судебные органы, по сути, развивали право, приспосабливали его к существующим общественным потребностям).

Заметим также, что, даже когда общественный интерес учитывается в праве, его защита может быть организована весьма разнообразными способами. Например, если общественный интерес отождествляется с государственным интересом, возможность инициирования судебного процесса в его защиту, как правило, относится исключительно к компетенции различных государственных органов и должностных лиц. Этим путем долгое время шла Россия, и лишь сравнительно недавно круг лиц, правомочных обращаться в суд по таким делам, стал расширяться благодаря включению в их состав общественных организаций, а в отдельных случаях и конкретных граждан. При этом, по нашему мнению, закон должен предусматривать широкие возможности обращения организаций и граждан в защиту общественных интересов.

Мировой практике известны и особые судебные механизмы защиты общественных интересов. Речь идет, например, о групповых и общественных исках, прообразом которых являются известные actiones populares римского права. В настоящее время в России соответствующие институты неразвиты, а отдельные положения законодательства, по которым должно происходить, в частности, рассмотрение групповых исков (гл. 28.2 АПК РФ, ст. 42 КАС РФ), имеют существенные недостатки, создающие значительные препятствия в их применении и, как следствие, в эффективной защите общественных интересов. Следовательно, необходимо совершенствование законодательства по соответствующим вопросам.

Список литературы

Гидденс Э. Устроение общества: очерки теории и структуры. 3-е изд. М., 2015. С. 243 - 247.

Туманов Д.А. Об общественном интересе и его судебной защите // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. N 12. С. 54 - 70.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

1. Для начала следует заметить, что вопрос об общественном интересе в настоящее время в юридической литературе поднимается довольно часто, при этом в большинстве случаев носителем такого интереса признается либо всё общество в целом, либо подавляющее большинство лиц, составляющих общество.

Однако подобный подход представляется неточным, поскольку очевидно, что глобальное общество (общемировое) отнюдь не всегда однородно в своих интересах, то же самое можно сказать об обществах отдельных государств. Речь идет по меньшей мере о том, что общество эклектично и граждане, проживающие даже в рамках одного государства, нередко могут принадлежать к определенным группам, которые, являясь частью общества соответствующего государства, в то же время могут иметь свои институты, ценности, интересы, отличные от интересов иных общественных групп, составляющих в целом общество одного и того же государства.

При этом, как указывают авторитетные социологи, зачастую даже в мононациональных государствах сплоченность в рамках различных групп бывает настолько интенсивной, что индивид в большей мере ассоциирует себя именно с этой группой, а не с обществом государства в целом [1].

Очевидно и то, что поскольку социальная группа – это часть общества, то ее интересы тоже следует признавать общественными интересами. Необходимо понимать, что соответствующий интерес у социальной группы может присутствовать вне зависимости от того, признается он или нет остальным обществом, а также учитывается или нет действующим в государстве правом.

Признание интересов той или иной социальной группы другими группами, как и их учет в позитивном праве, влияет не на существование таких интересов, а на то, как они реализуются, а также на наличие возможности их защиты правовыми средствами.

Исходя из сказанного мы понимаем общественный интерес как интерес общества в целом [2], а также как интерес отдельных социальных групп, образованных по разному основанию [3], в наличии неких полезных для общества или социальных групп благ [4].

Каждая социальная группа сама определяет, что является для нее благом, т. е. тем, что имеет для нее положительный эффект. Например, известно, что в Ницце обычай ставить синие кресла зародился в 1950 году и с тех пор и местные жители, и туристы так привыкли к ним, что, когда в 2003 году кресла попытались убрать, общественность воспротивилась [5], считая их символом города. При этом для отдельных социальных групп общественное значение могут иметь те явления, которые со стороны других групп зачастую не видятся существенными.

2. Проблематика общественного интереса обширна. Широк и спектр средств, направленных на защиту таких интересов (которые могут быть как внеправовыми, так и правовыми).

Очевидно, что порой в случае потребности защитить некий общественный интерес необходимые социальные изменения возникают уже в силу отчетливо сформированного общественного мнения по тому или иному вопросу. В то же время важно и то, что в определенных случаях такой интерес может защищаться и посредством обращения к различным компетентным органам и лицам с требованием о его защите. При этом основным среди таких органов, безусловно, является суд.

Понятно, что в гражданском судопроизводстве общественный интерес может выступать как опосредованным, так и непосредственным объектом защиты, что отчетливо влияет на порядок защиты [6].

Речь о нём как об опосредованном объекте защиты может идти при защите прав и интересов любых лиц. В данном случае имеется в виду, что, поскольку подавляющее большинство лиц, составляющих общество, без сомнения, заинтересовано в стабилизации правопорядка, следовательно, защита прав и интересов любых лиц в определенной мере ведет к такой стабилизации (при этом сказанное полностью согласуется с закрепленными в процессуальном законодательстве задачами судопроизводства [7]).

Более явно, но все еще опосредованно, такой интерес защищается в случаях, когда, например, ставится вопрос о защите прав и интересов некоего лица, которое само по себе имеет особое значение для общества или социальной группы. Речь идет, например, о защите чести лица, которое считается в том или ином обществе героем, или прав авторства почитаемого в государстве писателя (художника и т. д.).

Отчетливо, но по-прежнему опосредованно, общественный интерес защищается в ситуации, когда в судебном порядке восстанавливаются права лица, ограничение которых было связано с дискриминацией последнего по причине его принадлежности к определенной социальной группе. И дело в данном случае не только в том, что при защите прав конкретного лица происходит стабилизация правопорядка, но и в том, что соответствующее судебное решение по конкретному делу может оказать сильнейшее влияние на изменение положения всей социальной группы, поскольку станет причиной соответствующих социальных преобразований даже в ситуации, когда в решении суда вопрос об интересах группы в целом не ставился.

То обстоятельство, что в некоторых случаях определенные области общественных отношений приобретают особое значение, приводит некоторых авторов к мысли, что судом при рассмотрении дел, возникающих из соответствующих отношений, всегда непосредственно защищается именно публичный (или общественный) интерес [8].

Так, зачастую утверждают, что такой интерес защищается в делах о лишении родительских прав или во всех делах, возникающих из публичных правоотношений (по терминологии КАС РФ – административных делах).

Позволим себе тем не менее заметить, что в первом случае непосредственным объектом защиты, несомненно, выступает интерес ребенка, поскольку именно его должен учесть суд при решении вопроса о родительских правах.

В свою очередь административные дела весьма разнообразны, и очевидно, что в некоторых из них непосредственным объектом защиты выступает интерес индивидуального лица (например, при оспаривании решения органа, наделенного публичной властью, принятого в отношении такого лица), а в некоторых – как общественный, так и индивидуальный интерес (например, при оспаривании нормативных правовых актов).

Необходимо учитывать, что в подавляющем числе случаев определение непосредственного объекта защиты влияет на то, каким образом может происходить инициирование судопроизводства и защита соответствующего интереса.

Здесь важно понимать, что, если непосредственным объектом защиты являются интересы конкретного лица, исходя из принципа диспозитивности, вне зависимости от того, какое значение такое лицо имеет для общества, защита этого лица должна осуществляться исключительно по его воле. В свою очередь возможность обращения в суд в защиту такого лица должна либо ставиться в зависимость от просьбы последнего, либо осуществляться вне такой просьбы, но только при условии, что непосредственно заинтересованное лицо самостоятельно в суд обратиться не может, например, в силу недееспособности или несовершеннолетия.

3. Истории известно множество примеров, когда в гражданском судопроизводстве защиту получал непосредственно общественный интерес. Так, например, непосредственно такой интерес был защищен, когда на основании судебного решения в США была запрещена сегрегация по расовому признаку.

Этот интерес получал защиту, когда на основании судебного решения сохранялись исторические ценности или запрещалась деятельность, причиняющая вред окружающей среде. Думается, что анализ судебной практики различных государств снабдит желающих множеством примеров защиты именно общественного интереса.

При этом, безусловно, необходимо учитывать, что непосредственная защита общественного интереса означает и защиту тех лиц, которые составляют общество или отдельные социальные группы. Однако когда такой интерес выступает в качестве непосредственного объекта защиты, его невозможно разделить между членами общества (социальной группы), являющегося его носителем, т.е. он неделим. В свою очередь, каждый член общества (или социальной группы) посредством защиты общественного интереса получает также и защиту своего интереса, который в результате судебного процесса по защите общественного интереса защищается опосредованно.

Например, при решении в судебном порядке вопроса о возведении (или сохранении) некоего социального объекта на территории города, очевидно, вопрос о таком объекте имеет значение в целом для социальной группы, которую составляют жители соответствующего города. Но в то же время очевидно, что каждый из жителей города в дальнейшем сможет, прибегая к этому объекту, удовлетворять свои личные (индивидуальные) интересы.

Необходимо учитывать, что судебная защита общественного интереса как непосредственного объекта защиты зависит от множества нюансов, которые в различных государствах решаются далеко не одинаково. Так, например, практически исключена защита общественного интереса, если он не учитывается правом (хотя известны случаи, когда общественный интерес получал судебную защиту даже при отсутствии в действующем праве положений, дающих такую возможность. Тем самым судебные органы по сути развивали право, приспосабливали его к существующим общественным потребностям).

Заметим также, что даже когда общественный интерес учитывается в праве, его защита может быть организована весьма разнообразными способами. Например, если общественный интерес отождествляется с государственным интересом, возможность инициирования судебного процесса в его защиту, как правило, относится исключительно к компетенции различных государственных органов и должностных лиц. Этим путем долгое время шла Россия, и лишь сравнительно недавно круг лиц, правомочных обращаться в суд по таким делам, стал расширяться благодаря включению в их состав общественных организаций, а в отдельных случаях и конкретных граждан.

При этом, по нашему мнению, закон должен предусматривать широкие возможности обращения организаций и граждан в защиту общественных интересов.

Мировой практике известны и особые судебные механизмы защиты общественных интересов. Речь идет, например, о групповых и общественных исках, прообразом которых являются известные actiones populares римского права.

В настоящее время в России соответствующие институты неразвиты, а отдельные положения законодательства, по которым должно происходить, в частности, рассмотрение групповых исков (гл. 28. 2 АПК РФ, ст. 42 КАС РФ), имеют существенные недостатки, создающие значительные препятствия в их применении и как следствие в эффективной защите общественных интересов. Следовательно, необходимо совершенствование законодательства по соответствующим вопросам. [1] См., например, Гидденс Э.
Устроение общества: очерки теории и структуры. 3-е. изд. М., 2015. С. 243–247.

[2] Разумеется, с той оговоркой, что «в целом» не означает непременно «всех без исключения индивидов». Например, общемировое общество заинтересовано в обеспечении безопасности от террористов, но понятно, что такому интересу явно противостоят террористы.

[3] Например, жители отдельного города могут быть заинтересованы в создании (или сохранении) в нём некоего имеющего социальное значение объекта; женщины могут быть заинтересованы в предоставлении равных прав с мужчинами и т. д.

[4] См. об этом подробнее: Туманов Д.А. Об общественном интересе и его судебной защите // Законы России: опыт, анализ, практика №12 2015 С. 54-70.

[6] В данном случае автор вслед за многими процессуалистами исходит из широкого понимания гражданского судопроизводства, включающего в себя гражданский (осуществляемый по ГПК РФ), арбитражный (осуществляемый по АПК РФ) и административный (осуществляемый по КАС РФ) процессы.

[8] Необходимо учитывать, что нередко под публичными интересами понимаются именно общественные интересы. В то же время в отечественной юридической литературе словосочетанию «публичный интерес» нередко придается неодинаковое значение. Например, под публичным интересом понимают: интересы большинства лиц; интересы неопределенного круга лиц; интересы государства и иных публичных образований и т. д. Поэтому каждый раз необходимо уточнять, что именно тот или иной автор понимает под публичным интересом.

Проблемы защиты прокурором публичных интересов в гражданском судопроизводстве.

Особенность национального законодательства заключается в сосуществовании сразу трех отраслей цивилистического процесса с участием прокурора, параллельно допускающих рассмотрение гражданских дел с отличающимися целями. Нормы права, регулирующие вступление прокурора в дела, разрешаемые судами в порядке гражданского, административного и арбитражного судопроизводства, допускают возможность вмешательства прокурора в процесс по многим условиям (ст. 45 ГПК РФ, ст. 39 КАС РФ, ст. 52 АПК РФ). Законодательство закрепляет право прокурора на обращение в суд для защиты публичного интереса, а также для исполнения правозащитной функции государства. Данное право реализуется путем подачи в суд исков в защиту прав лиц, лишенных возможности самостоятельного предъявления судебного иска, аналогично право осуществляется и в защиту широкого круга социальных прав граждан. Исходя из вышеизложенного, участие прокурора в российском судопроизводстве не ограничивается перечнем конкретно названных в законе категорий дел в отличие от иностранного законодательства.

Действующий, в настоящее время, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации связывает деятельность прокурора в гражданском процессе с необходимостью защиты прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, а также их субъектов, муниципальных образований [1, ст. 4532]. Прокурор, как закреплено в Федеральном законе от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», в соответствии с процессуальным законодательством вправе обратиться в суд с заявлением или вступить в дело на любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства (п. 4 ст. 27) [2, ст. 4472].

Стоит отметить, что законодатель, закрепляя общие положения об участии прокурора в гражданском процессе, вообще не употребляет термин «публичный интерес». В ряде статей ГПК РФ содержится лишь упоминание указанного термина. Так, согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. О нарушении прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов как одном из оснований для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора говорится и в п. 2 ст. 391.9 ГПК РФ. Отсутствие легального определения публичного интереса, как показывает судебная практика, порождает определенные сложности не только для прокурора, но и для суда, которому приходится устанавливать наличие «публичного интереса», являющегося предметом судебной защиты в конкретном деле.

Разъяснение, что такое «публичный интерес» был дан в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором разъясняется, что под публичными интересами, следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечения безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды. Таким образом, публичные интересы – это интересы общества, признаваемые государством и урегулированные правом. Следовательно, деятельность по защите публичных интересов в первую очередь направлена на защиту интересов общества либо имущественных прав государства.

Взглянув с одной стороны, можно сделать вывод о существенной недоработке со стороны законодателя. Но, в то же самое время, ее можно рассматривать и в роли некоего законодательного инструмента, позволяющего праву оперативно и соответствующе реагировать на постоянно изменяющиеся общественные отношения. Суть, в данном случае, заключается в использовании оценочных категорий, которые занимают значительное место в правовом регулировании общественных отношений и в реализации норм права. И лишь неизменным сохраняется предмет публичного интереса – общее благо, подлежащее судебной защите.

С защитой прав неопределенного круга лиц прокурором возникает противоречие: прокурор, имея полномочия по обращению в суд, не имеет четко очерченных границ своего участия в таких делах. На это обращает внимание Е. С. Смагина при исследовании вопроса, подчеркивает, что в отношении защиты общественных интересов в гражданском судопроизводстве должны существовать однозначные критерии предоставления защиты, не допускающие дискреции государственных органов в инициировании такой защиты [4, c. 11-16].

Несмотря на то, что полномочия прокурора по предъявлению иска в защиту публичного интереса в гражданском процессе практически не ограничены, правовое регулирование в существующем виде не обеспечивает эффективную защиту публичного интереса. Причины подобного явления можно разделить на объективные (неконтролируемое увеличение гражданских дел, требующих участия прокурора) и субъективные (поведение прокурора в процессе). С течением времени и внесением изменений в законодательство, категории дел с участием прокурора только добавляются. Одной из наиболее поздних и резонансных новелл является наделение прокурора правом обращаться в суд с административным исковым заявлением о госпитализации гражданина в недобровольном порядке либо о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, которая регулируется ст. 275 КАС РФ.

Новыми требованиями, отнесенными судебной практикой к кругу дел, инициируемых прокурором в защиту публичного интереса, являются требования о признании информации запрещенной к распространению либо о признании информационных материалов экстремистскими, правовая природа которых до сих пор не определена. Споры в отношении описанной проблемы по сей день не прекратились, а с постоянным развитием цифровых технологий не теряет свою актуальность. Одним из наиболее актуальных судебных требований, заявленных прокурором в 2018 г., стало требование о признании информации о возможности использования в качестве средства платежа «электронной валюты Bitcoin (биткоин)» информацией, запрещенной к распространению на территории РФ [4]. Вывод о правомерности такого притязания сделан на основании толкования ряда правовых норм Федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [3].

Расширительное применение прокурорами закона нередко приводит к выходу за пределы предоставленных государством полномочий. И не только прокуроры попадают в заблуждение относительно своих полномочий в гражданском процессе. Судьи, на которых возложена проверка правоспособности прокурора в конкретном случае обращения в защиту прав неопределенного круга лиц, нередко ошибочно принимали или отказывали в принятии исковых заявлений прокурора, на чем делает акцент в своей работе С. З. Женетль [6, ст. 10-14].

Другой распространенной проблемой является неправильный выбор прокурором способа защиты прав неограниченного круга лиц. Е.В. Козлова, Р.А. Сидоров приводят несколько примеров заявления прокурором требований, не подходящих для защищаемого права. В частности, авторы описывают случаи обращения прокуроров в суд с требованиями в интересах неопределенного круга лиц о признании бездействия администрации образовательного учреждения незаконным и возложении на них обязанности по установке забора в целях обеспечения прав несовершеннолетних на благоприятную среду обитания, охрану здоровья, антитеррористическую безопасность. Однако закон не требует и не устанавливает такого способа защиты гражданских прав. Невозможность установления названной судебной ответственности исключает право любого лица, как физического, так и юридического, равно как и неопределенного круга лиц, на обращение в суд общей юрисдикции с такими требованиями в порядке гражданского судопроизводства. Таким образом, представляется, что в данном случае имеются основания для отказа в принятии искового заявления в силу положений подп. 1 п. 1 ст. 134 ГПК РФ (заявление подлежит рассмотрению и разрешению в порядке производства по делам об административных правонарушениях, т.е. в ином судебном порядке). Так, например, по указанным основаниям Определением судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 26 января 2010 г. было отменено решение Сонковского районного суда Тверской области, и производство по гражданскому делу прекращено [9, ст. 6-10].

Другая сторона проблемы участия прокурора в защиту неопределенного круга лиц - избирательность такого участия. Кто и по каким критериям делает вывод о необходимости вмешательства, законом не установлено. Круг дел (особенно в ГПК РФ), по которым возможно участие, неоправданно широк. Другая проблема: реальная, физическая "нехватка" прокуроров для участия во всех тех делах, на которые они претендуют [9, ст. 6-10].

Анализ правоприменения норм национального процессуального права, регулирующего участие прокурора в гражданском судопроизводстве, а также позиций ученых по вопросу о защите публичных интересов в цивилистических делах с участием прокурора, дает возможность составить группу выводов.

1. Отсутствие четких критериев вторжения прокурора в гражданские дела, направленные на защиту прав и интересов граждан, лишенных возможности самостоятельно обратиться в суд по уважительным причинам, социальных прав граждан, а также на защиту публичного интереса.

2. Пробелы правового регулирования и неопределенность правовой природы отдельных категорий гражданских дел, в которых необходимо участие прокурора (например, дела о признании информационных материалов экстремистскими либо о признании информации запрещенной к распространению на территории РФ) [5].

3. Расширительное толкование прокурорами закона в пользу увеличения количества случаев участия в гражданских делах, множественность избираемых способов судебной защиты.

4. Выход прокуроров за пределы своих полномочий, в связи с ошибочным определением своей компетенции в процессе, неправильный выбор прокурорами способов судебной защиты.

5. Неправильное применение судами норм, регулирующих участие прокурора в гражданском процессе, в связи с отсутствием четких критериев его участия в гражданских делах.

На данный момент предлагается внести изменения в законодательство РФ, касаемо участия прокурора в защите публичных интересов в гражданском производстве, а именно: установить четкий границу компетенции прокурора в гражданском процессе, а также обозначить конкретные критерии участия прокурора в защиту публичных интересов, прав и интересов граждан, лишенных возможности самостоятельно обратиться в суд по уважительным причинам, социальных прав граждан.

Основной спор разгорается вокруг конкуренции и дублирования полномочий прокурора и компетентных в защите публичных интересов государственных органов. Как отмечает С.А. Халатов, дублирование влечет за собой не эргономичное использование властных и материальных ресурсов; потенциальную возможность перекладывания ответственности за принятие или непринятие решений; нестабильность отношений прокуратуры с публично-правовыми образованиями. Кроме того, вполне реальна угроза процессуального неравенства сторон, в том случае, если к органу публично - правового образования в суде присоединится прокурор [11, ст. 69-81].

Существующие проблемы нормативного и правоприменительного свойства отрицательно сказываются на работе прокуратуры, ряд недостатков которой освещен в научной литературе. Л. А. Терехова, описывая ситуацию с многочисленными сферами материальных правоотношений, в спорах по которым возможно участие прокурора, метко указывает на некую «всеядность» прокуратуры [9, ст. 6-10]. Прокуратура не должна и не может быть всеядной, так как это противоречит ст. 26, 27, 35 ФЗ «О Прокуратуре Российской Федерации». Предъявляемые прокурорами иски должны опираться на конкретные нормы материального и процессуального права, официальное толкование которых производит Верховный Суд РФ.

Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 (ред. от 03.08.2018) «О прокуратуре Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. - 20.11.1995. - № 47. - ст. 4472.

Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // Собрание законодательства РФ. 2006. N 31 (1 ч.). Ст. 3448

Женетль С.З. Защита интересов неограниченного круга лиц в гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. № 5. С. 10 – 14

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: