Почему принцип независимости считается одним из основных в профессии адвоката

Обновлено: 13.04.2024

Профессиональная этика в сфере юриспруденции — это система профессиональных моральных норм, нравственных предписаний, дкховных принципов работников юридического профиля.

Предметом юридической этики является выражение нравственности в правоохранительной практике и правосудии.

В юридическом обществе Российской Федерации приняты Кодексы: судейской этики, профессиональной этики адвоката и нотариусов. Во всех этих кодексах содержатся нормы и правила профессиональной этики лиц, имеющих отношение к юриспруденции. Необходимость такого рода кодексов продиктована потребностью в разработке новых этических стандартов, что связано с важностью повышения качества защиты прав человека.

Профессиональная этика в юриспруденции, где вся деятельность направлена непосредственно на человека, подразумевает неукоснительное соблюдение особых нравственных требований, без которых ее реализация становится невозможной.

Особенности профессиональной этики юриста

В российской правовой системе выработано понимание профессиональной этики юриста, согласно которому юристы обязаны соблюдать особые, предъявляемые к ним, этические требования.

Юридическая этика — это разновидность профессиональной этики, которая представляет собой комплекс правил поведения юристов, которые должны обеспечивать высоконравственный уровень их трудовой деятельности и поведения вне службы. Этическим компонентом деятельности юриста является совокупность требования, в случае пренебрежения которым не могут быть достигнуты цели и результаты этой деятельности.

Особенности профессиональной морали и этики юриста, как отражения субъективной зрелости сообщества юристов, зависит от ряда факторов:

  • стремление юридических корпораций повысить уровень требований к своим сотрудникам;
  • обеспечение авторитета и престижа профессии юриста в обществе.

Готовые работы на аналогичную тему

Все, свойственные определенному обществу требования морали без исключения, распространяются на работников юридической специальности. Следователь, арбитр, прокурор и за пределами выполнения должностных обязанностей остаются следователем, арбитром, прокурором. Определенные моральные нормы, адресованные служащим юридических профессий, не могут не совпадать с общими для всех принципами и правилами нравственности. Юристы могут только восполнять и конкретизировать их согласно обстоятельствам юридической работы.

К служащим юридических профессий предъявляются особые нравственные требования, обусловленные чрезвычайным доверием к ним со стороны людей и обязательным характером выполняемых ими функций. Юрист как человек, требующий от других следования морали и законам, решающий их участь, должен иметь на это не только формальное, но и нравственное право.

Ценность юридической этики заключена в том, что она придает нравственный характер следственной деятельности, выполнению функций прокурора, работе по осуществлению правосудия, другим обликам работы, осуществляемой профессионалами юридической службы. Нравственные общепризнанные меры наполняют работу юристов и правосудие гуманистическим содержанием.

Особенности профессиональной этики адвоката

Кодекс профессиональной этики адвоката содержит правила поведения, которых он должен придерживаться при осуществлении своей профессиональной деятельности, основанные на традициях адвокатуры и нравственных критериях, на международных стандартах профессиональной деятельности и обязательные для каждого адвоката.

Адвокатура в РФ это:

  • негосударственная структура, она не создается государством и не финансируется им;
  • добровольное объединение юристов-профессионалов, обладающих статусом адвоката, которые призваны неуклонно защищать интересы своих клиентов - доверителей;
  • некоммерческая организация, в которой адвокатская деятельность на законодательном уровне принципиально и чётко отделена от предпринимательской;
  • институт гражданского общества.

В практической этике адвоката большую роль играет доверие, которое составляет суть профессии и конечным воплощением которого выступает феномен адвокатской тайны. Профессиональная независимость адвоката, убежденность доверителя в порядочности, честности и его добросовестности являются необходимым условием доверия к нему.

Общее правило в сфере отношений адвоката и клиента состоит в том, что адвокату нужно предоставлять компетентные услуги, что требует от него не только профессиональных знаний, но и знания психологии и этической подготовленности при оказании своих услуг. Между адвокатом и клиентом устанавливаются деловые, но в тоже время и доверительные отношения. Этика адвоката должна заключаться в том, чтобы убедить юриста выбрать ту или иную процедуру, следовать ей по собственной воле, соответствовать этим стандартам. Видеть в них не что-то навязанное извне, а собственное свойство.

Адвокатская этика — это свободный моральный выбор юристов, основанный на профессионализме. Задача этой этики — не давать готовые рецепты на все случаи жизни, а учить культуре нравственного мышления, давать надежные ориентиры в решении особых ситуаций, влияющих на формирование нравственных принципов адвоката в соответствии с профессиональными требованиями.

Право и этика в работе адвоката и юриста являются основой глубокого уважения к закону и правосудию. Профессия адвоката состоит и в завоевании хорошего имени и репутации, а средства достижения должны быть не только законными, но и моральными, этически допустимыми. Юридическая этика, этика адвокатов содействует правильному формированию взглядов представителей юридической профессии, направляет их на строгое соблюдение нравственных правил, обеспечение подлинной справедливости, защиту прав, свобод, охрану личной чести и репутации.

Принцип законности мы все знаем как основополагающий принцип права. Бесспорно то, что адвокат не должен осуществлять чего бы то ни было незаконного ни делом, ни словом – устным или письменным.

Тем грустнее видеть иногда примеры откровенно незаконных действий адвокатов, например, при реализации адвокатами статусных прав.

Однажды мне довелось увидеть, как к растерянно стоящей в коридоре одного из районных судов Москвы группе обычных граждан подошла энергичная дама и сразу же стала давать каждому из них указания: «Так, ты скажи, что он уехал сам. », «Ты скажи, что ему никто не чинил препятствий. » и т.п. Было ясно, что эта дама, скорее всего, – представитель бывшей жены, подавшей иск о признании бывшего мужа утратившим право пользования жилым помещением. В любом случае было очевидно, что она под видом опроса лиц с их согласия откровенно готовит фальсификацию свидетельских показаний по гражданскому делу.

К счастью, большинство адвокатов ведут практику законно.

Но давайте задумаемся над тем, что при всей близкой к абсолюту урегулированности общественных отношений в нашей стране есть много целых сфер или отдельных аспектов, которые пока еще не урегулированы конкретными нормами права. И у адвоката, оказывающего юридическую помощь своему доверителю, в такой ситуации есть соблазн войти в эту сферу и оказать помощь, необходимую доверителю, внутри этого «белого пятна». И вот тут призываю нас с вами к максимальной осторожности: мы привыкли к установке о том, что «разрешено все, что не запрещено законом». Однако, по моему пониманию, принцип законности нужно рассматривать по правилу «разрешено все, что прямо предусмотрено законом». Осознаю, что вызываю непонимание и несогласие высказыванием подобного подхода, но мы одинаково обязаны думать и о наших доверителях, и о себе самих, оказывающих помощь многим доверителям.

И вот тут выскажу тезис, который многим из вас, дорогие коллеги, покажется циничным: адвокат нередко должен осаживать внутри себя человека. Не боюсь такого решительного заявления: иногда бывает, что адвокат всей душой хочет помочь реально очень хорошему человеку, являющемуся его доверителем, оказавшемуся в сложной правовой ситуации (что возможно в любой сфере права), и готов в интересах этого доверителя подойти к краю правового поля, заглянуть за край этого поля или даже вообще пересечь край этого поля. Так вот это – недопустимо, потому что задача адвоката – квалифицированно помогать юридически, а не по-человечески. По моему искреннейшему убеждению, принцип законности в деятельности каждого конкретного адвоката заключается в том, что адвокат должен сделать для доверителя все, что прямо предусмотрено законом.

Мы должны твердо помнить очень важное положение Закона об адвокатуре: адвокат – независимый советник по правовым вопросам. Его задача в первую очередь – советовать (в соответствии с правом), а не делать что-то (на грани права и неправа).

Теперь о принципе независимости.

Когда мы упоминаем в одном предложении независимость и адвокатуру, конечно, мы сразу же представляем все, что связано с независимостью адвокатуры России как организации. Однако вопросы в плоскости этого принципа возникают и применительно к адвокатской деятельности.

Логично предположить, что никто не вправе вмешиваться в оказание адвокатом юридической помощи по каждому делу, находящемуся в его производстве, и давать ему указания, как и что он должен делать. Под «никем» понимаем органы государственной власти, органы местного самоуправления, любые организации, органы адвокатских палат, адвокатские образования (если адвокат состоит членом коллективного адвокатского образования). Только доверитель вправе давать адвокату, оказывающему ему помощь, указания о том, как и что он должен делать.

Позволю себе вновь напомнить норму Закона об адвокатуре о том, что адвокат является независимым советником по правовым вопросам. Кроме того, вполне применима норма ст. 973 ГК РФ, что доверитель вправе давать поверенному указания, и если они являются правомерными, конкретными и осуществимыми, то поверенный обязан выполнить их.

С учетом того, что мы с вами адвокаты и говорим о правилах поведения адвоката, уверенно позволю себе к критерию правомерности (законности) добавить критерий нравственности.

Этот аспект оказывается особенно проблемным для молодых адвокатов, которые не обладают достаточной опытностью / уверенностью / способностью строить общение с доверителем на условиях равной координации (не допуская крайне нежелательного перекоса в субординацию, предполагающего подчинение адвоката доверителю).

Но даже если говорить о требованиях доверителя, не выходящих за рамки законности и нравственности, адвокатам – особенно молодым адвокатам – нужно помнить принцип независимости для того, чтобы всегда критично оценивать любые, даже законные и нравственные, пожелания, требования, настояния и иные проявления воли доверителя.

Мне запомнилась одна ситуация, очевидцем которой я стал: молодая женщина сидела за компьютером и печатала, а рядом стоял мужчина средних лет и диктовал ей, что писать. По их диалогу понял, что молодая женщина – это адвокат, а мужчина – ее доверитель. Согласитесь, есть вероятность того, что под диктовку доверителя адвокат напечатает что-то не совсем подобающее.

Иногда бизнесмен приглашает адвоката лишь для того, чтобы тот грамотно сформулировал и далее озвучивал позицию, уже имеющуюся у такого доверителя, и при этом даже не предполагается правовая оценка этой позиции адвокатом. Это тоже противоречит принципу независимости.

Простите, но еще раз напомню нам: адвокат – независимый советник по правовым вопросам; объективный правовой совет – первое, чего ждет от адвоката доверитель. И в этом совете должно обязательно содержаться аргументированное мнение адвоката о перспективах дела. По моему глубочайшему убеждению, в этом состоит принцип независимости применительно к деятельности каждого конкретного адвоката.

Следующие два принципа – корпоративности и самоуправления – всегда рассматриваю едино; уверен, что они представляют собой две стороны одного глобального принципа. Конечно, эти принципы носят организационный характер, но все же деятельности каждого конкретного адвоката они тоже касаются как минимум тем, что адвокат как член профессиональной корпорации обязан соблюдать весь набор требований, сформулированных и предъявляемых корпорацией к его деятельности.

Однако, помимо указанных тяжких обязанностей, есть и положительные права. Корпорация не только требует, она еще и защищает.

К сожалению, не все наши с вами коллеги знают, что у каждого адвоката есть право в сложной ситуации обратиться в совет своей адвокатской палаты за разъяснением – советом, как ему нужно поступить; ему не может быть отказано в предоставлении такого разъяснения, и если он поступит в соответствии с этим разъяснением, то не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности. Это – реальная мера защиты адвоката нашей адвокатской корпорацией, и мы должны в случае необходимости пользоваться этой защитой.

У меня есть опыт подобного обращения в совет нашей Адвокатской палаты Московской области. 12 лет назад в ситуации, когда я оказывал гражданину помощь как ответчику по гражданскому делу на основании соглашения, заключенного со мной организацией как третьим лицом, перед решающим заседанием этот гражданин давал мне одни установки, а организация давала другие установки – прямо противоположные. Рекомендации руководства нашей палаты мне тогда очень помогли правильно поступить в той сложной ситуации.

Наконец, принцип равноправия адвокатов. Вот здесь чрезвычайно важна самокритичность адвоката по отношению к себе: абсолютно уверен, что каждый адвокат должен прежде сам проявлять равноправие, а уж затем требовать его по отношению к себе.

У меня есть прекрасный пример истинного соблюдения принципа равноправия всем нам известным (поистине, всероссийски известным) адвокатом. Много лет назад, приехав во время обеденного перерыва в один из районных судов Москвы перед приемным временем, я увидел в коридоре суда этого адвоката, который, приехав в обеденный перерыв в суд, в ожидании начала приемного времени для подачи исковых заявлений ничуть не стремился получить какие-либо преференции. Это при том, что исходя из его абсолютно заслуженной известности и к тому же заслуживающего уважения возраста он вполне мог бы попросить для себя любые привилегии. Но он не делал этого, а ждал назначенного времени в коридоре суда наряду с простыми адвокатами. Вот это – реальный пример того, как сам адвокат самым надлежащим образом соблюдает принцип равноправия.

Уверен, что нам, российским адвокатам, нужно взращивать в себе чувство самотребовательности, причем самотребовательности жесткой, последовательной и универсальной. Только так мы можем изначально защититься от часто звучащих, но нередко необоснованных претензий к нам.

И поэтому предлагаю подобную самотребовательность рассматривать в качестве одного из необходимых правил адвокатской профессии.

Как сообщает пресс-служба Адвокатской палаты города Москвы, мероприятие было организовано Московским отделением Ассоциации юристов России, Юридическим факультетом МГУ имени М.В. Ломоносова и Адвокатской палатой города Москвы. С мастер-классами выступили член Совета АП г. Москвы Константин Ривкин, который рассказал об адвокатском гонораре, а также член Совета АП г. Москвы, советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн, посвятивший свое выступление независимости как основе адвокатской профессии.

Адвокатский гонорар: теория, практика, проблемы

Приведя высказывания выдающихся юристов об этических аспектах адвокатского гонорара, Константин Ривкин отметил, что и сегодня споры о нем между адвокатом и доверителем часто являются предметом разбирательства и в органах адвокатского самоуправления, и в судах.

Опираясь на свой опыт и дисциплинарную практику Адвокатской палаты города Москвы, он дал молодым коллегам практические рекомендации, предложив следовать им при заключении соглашений с доверителями. По словам Константина Евгеньевича, для адвоката категорически недопустимо:

– Без согласия доверителя пересматривать размер гонорара, зафиксированного в соглашении об оказании юридической помощи.

– Включать в соглашение условия о выплате адвокату каких-либо сумм в виде неустойки, пени, возмещения убытков и т.п. либо удержания аванса или иной неотработанной части внесенного гонорара в случае досрочного расторжения соглашения доверителем.

– Включать в соглашение обязательство доверителя не разглашать условия соглашения под угрозой невозврата гонорара, так как именно доверитель является «распорядителем» адвокатской тайны.

– Заключать с доверителем соглашение, условия которого непрозрачны, в том числе не содержат однозначного понимания порядка выплаты и размера вознаграждения.

– Расторгать соглашение о защите по уголовному делу в связи с неоплатой или неполной оплатой вознаграждения. При этом соглашением может быть установлено, что отказ доверителя от исполнения предусмотренных соглашением обязательств по оплате адвокату вознаграждения рассматривается сторонами как одностороннее расторжение соглашения по инициативе доверителя.

– Предусматривать в соглашении иные способы оплаты, чем касса или счет адвокатского образования (в том числе перевод денежных средств от доверителя на личную банковскую карту адвоката).

– Принимать от доверителя какое-либо имущество в обеспечение соглашения о гонораре.

– Требовать от доверителя компенсации расходов, связанных с исполнением поручения, не определив в соглашении порядок и размер такой компенсации.

– Уклоняться от выдачи доверителю финансовых документов об оприходовании полученных от него средств (квитанция о приеме денежных средств, приходный кассовый ордер и т.п.) независимо от того, осуществлял ли оплату сам заявитель, его близкие родственники или третье лицо.

– Заключать и подписывать соглашение об оказании юридической помощи в одном экземпляре, а также уклоняться от выдачи экземпляра соглашения доверителю. Это может не только повлечь ответственность адвоката, но и осложнить исполнение доверителем обязательств по выплате гонорара и спровоцировать конфликт.

– Заключать соглашение с несколькими доверителями, не определив размер вознаграждения адвоката, выплачиваемый каждым из них.

– Принимать обязательство вернуть вознаграждение, если не будет достигнут положительный для доверителя результат исполнения поручения адвокатом, получая таким образом вознаграждение не за оказание профессиональной юридической помощи, а за положительный исход дела.

– Уклоняться от определения размера вознаграждения, подлежащего возврату доверителю, в случае если поручение не выполнено адвокатом в полном объеме.

– Получать денежные средства от доверителя за оказание юридической помощи в отсутствие заключенного соглашения об этом.

– Удерживать денежные средства доверителя без законных на то оснований.

– Одновременно получать оплату за осуществление защиты по уголовному делу от доверителя и за счет средств федерального бюджета.

По словам Константина Евгеньевича, адвокат может:

– Требовать от доверителя оплаты фактически оказанной адвокатом юридической помощи и понесенных им расходов при расторжении доверителем соглашения.

– Оговаривать в соглашении, что время ожидания назначенного судебного заседания, которое не состоялось по не зависящим от адвоката причинам, оплачивается.

– Оплачивать труд адвоката по соглашению об оказании юридической помощи из средств, собранных с применением технологий краудфандинга лицом, которому оказывается юридическая помощь, или третьими лицами, но не самим адвокатом (см. подробнее Разъяснение КЭС ФПА РФ от 13 сентября 2018 г. № 04/18).

– Предусмотреть не только размер вознаграждения и порядок его выплаты доверителем, но и внести в соглашение условие, в соответствии с которым принятие адвокатом поручения связано с перечислением определенной суммы вознаграждения на расчетный счет или в кассу адвокатского образования (аванс, депозит).

– Использовать судебный способ защиты нарушенных прав в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения доверителем обязательств об оплате вознаграждения адвоката. Однако соглашением или законом может быть предусмотрено предварительное исчерпание досудебных способов урегулирования.

– Ставить перед доверителем вопрос об увеличении размера вознаграждения в случае увеличения объема или сложности работы по делу, представив доверителю конкретное обоснование.

– Включать в соглашение об оказании юридической помощи условия, в соответствии с которыми выплата вознаграждения ставится в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера. Вознаграждение может быть определено пропорционально цене иска.

– Определять размер вознаграждения в зависимости от стоимости присужденного по гражданскому делу имущества.

– Предусмотреть в соглашении выплату такого вознаграждения, не дожидаясь зачисления на счет доверителя присужденной суммы.

– Предусмотреть в соглашении право адвоката вносить деньги в кассу адвокатского образования самостоятельно, но адвокат во всех случаях несет обязанность по своевременному внесению денежных средств в кассу или на счет адвокатского образования.

– Для подтверждения надлежащего исполнения обязательства по возврату денежных средств доверителю вносить причитающуюся с него сумму в депозит нотариуса, если это обязательство не может быть исполнено непосредственно доверителю (например, вследствие уклонения доверителя от принятия исполнения).

– Отказаться от заключения соглашения об оказании юридической помощи при недостатке у доверителя денежных средств, необходимых для заключения соглашения на защиту.

Независимость профессиональной деятельности адвоката

Евгений Рубинштейн рассказал о независимости в профессиональной юридической деятельности, прежде всего – в адвокатской.

Во многих нормативных актах, регламентирующих деятельность участников различных видов судопроизводства, закреплен принцип независимости их деятельности (ст. 4 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», ст. 5 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации», ст. 9 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»).

Однако, изучая и оценивая правоприменение в нашей стране, мы видим, что провозглашенный принцип независимости государственных органов не находит своего подтверждения в жизни и становится правовой фикцией, не реализуемой на практике. Само законодательство построено таким образом, что независимость понимается только как невмешательство в деятельность должностных лиц извне. Во внутреннем же контуре такой независимости, к сожалению, не существует, заключил спикер.

В настоящее время из всех профессиональных участников уголовного судопроизводства самым независимым является адвокат, что обеспечивается, в первую очередь, самим устройством адвокатуры и спецификой адвокатской деятельности. Для адвокатуры независимость является гораздо более значимой, чем для государственных органов и жизненно важной. Она составляет основу и является обязательным условием ее деятельности.

Как отметил Евгений Рубинштейн, в адвокатуре нет иерархии органов и нет соподчиненности; в адвокатских образованиях нет «главных» лиц, которые наделены полномочиями оказывать влияние на позицию адвокатов по делам, которые они ведут.

Существующая система организации адвокатуры предусматривает два уровня: Федеральная палата адвокатов РФ и адвокатские палаты субъектов Российской Федерации. Ни внутри региональной палаты, ни между палатами никакой соподчиненности нет. В структуре адвокатских палат существуют три органа адвокатского самоуправления: совет, квалификационная комиссия, ревизионная комиссия. Они не подчиняются друг другу, в отличие от правоохранительных органов, в которых существует строгая иерархичная подчиненность «по вертикали».

Иными словами, в адвокатуре нет «начальников». Президент ФПА РФ или адвокатской палаты субъекта РФ – первый среди равных, в то время как в правоохранительных органах все сотрудники подчиняются руководителю, а нижестоящие руководителя – вышестоящему. В адвокатуре нет классных чинов, званий и других атрибутов иерархии, но есть различные виды поощрений адвокатов за достижения в профессиональной деятельности (о практике поощрения членов Адвокатской палаты города Москвы можно прочитать в интервью Константина Ривкина. – Прим. ред.). Это, разумеется, не означает, что адвокат, удостоенный награды, приобретает больше прав, или его статус становится выше статуса адвоката, у которого медалей нет.

Адвокаты в своей профессиональной деятельности независимы и от государственных органов. Работая по одному делу, адвокаты на равных согласовывают между собой стратегию и тактические приемы, технические и организационные аспекты. Один из адвокатов может быть координатором группы защиты, но это не ущемляет независимость других адвокатов.

У наших же процессуальных оппонентов, подчеркнул Евгений Рубинштейн, взаимозависимость следователя и прокурора проявляется в различных аспектах, начиная от согласования процессуальных решений о возбуждении уголовного дела и в рамках предварительного судебного контроля, и заканчивая решениями, связанными с направлением уголовного дела в суд. И сегодня эта взаимозависимость играет большую роль: в некоторых районах и регионах месяцами нет случаев, когда бы прокуроры отменяли или направляли свое представление об отмене решений следователей. «И это очень странно, ведь человеку свойственно ошибаться. Я никогда не поверю, что в течение 5–6 месяцев ни один следователь ни одного из районов никогда не ошибся и все делал правильно», – посетовал эксперт.

Вступление в адвокатуру и выход из нее происходят публично и в состязательной процедуре – претендент на получение статуса адвоката не проходит собеседование в тиши какого-то кабинета, а подтверждает свои знания перед квалификационной комиссией, состоящей из 13 человек. При этом члены квалификационной комиссии представляют как адвокатскую корпорацию, так и органы власти: исполнительной, законодательной и судебной (7 адвокатов, 2 представителя территориального управления Министерства юстиции РФ, 2 представителя городской думы, 2 судей). Решение о прекращении статуса адвоката принимает коллективный орган – совет адвокатской палаты, состоящий только из адвокатов, и это еще одна важная гарантия независимости. Квалификационные же коллегии судей, которые участвуют в принятии решения о допуске кандидата на судейский статус, состоят только из представителей исполнительной и судебной власти. В правоохранительных органах такой публичной процедуры нет вовсе, заметил спикер.

На адвоката возложена обязанность постоянного повышения квалификации. При этом никто не диктует адвокатам, где повышать квалификацию, в какой форме, по каким вопросам. На первый взгляд, это обстоятельство не формирует независимость напрямую, но на самом деле является непременным ее атрибутом. Благодаря этому в адвокатской деятельности намного больше возможностей для творчества и самореализации, чем в государственных органах, а это само по себе важно и ценно, сказал Евгений Рубинштейн.

Во второй части вебинаров Константин Ривкин и Евгений Рубинштейн ответили на многочисленные вопросы аудитории.

Особенности гарантий независимости адвокатской деятельности

Адвокатская деятельность — это квалифицированная юридическая помощь, которая оказывается на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в установленном Федеральным законом порядке, юридическим и физическим лицам с целью защиты их интересов, прав и свобод, обеспечения доступа к правосудию.

Деятельность адвокатов — одна из основ соблюдения принципа верховенства закона на практике, обеспечения эффективной защиты прав человека. Такая деятельность невозможна без гарантий независимости.

Гарантия независимости адвокатуры в настоящее время обеспечивается не в полной мере, о чем свидетельствуют:

  • низкий уровень практической реализации и правовой регламентации профессиональных прав адвоката;
  • вмешательство в адвокатскую деятельность правоохранительных органов.

Правовой иммунитет не ограждает адвокатов от злоупотребления и произвола со стороны правоохранительных органов. Часто наблюдается давление, оказываемое на адвокатов, трансформирующееся в опасную тенденцию, которая имеет политический подтекст. Некоторые структуры власти попирают нормы и принципы российского и международного права. Данные обстоятельства снижают возможность реализации конституционного права на защиту, на профессиональную и качественную юридическую помощь, которая гарантируется Конституцией (ст. 48), Международным пактом о политических и гражданских правах (ст. 14), Конвенцией о защите прав и основных свобод.

Основной и наиболее характерной стороной адвокатской деятельности является независимость, так как адвокат должен быть свободен от давления извне, в частности, со стороны правоохранительных органов и государства. Независимость профессии юриста — основополагающий принцип, характеризующий статус и правовую природу адвокатуры. Это основа принципа верховенства закона, главная гарантия защиты прав человека.

Готовые работы на аналогичную тему

Выполняемые в процессе профессиональной деятельности адвоката задачи требуют его абсолютной независимости, отсутствия любого влияния, связанного с его личной заинтересованностью, давлением извне. Независимость адвокатской деятельности способствует укреплению в социуме доверия к правосудию. Адвокату необходимо избегать ущемления собственной независимости, не поступаться профессиональными принципами ради интересов суда, клиента, иных лиц.

Адвокатура функционирует на основе принципов независимости, законности, корпоративности, самоуправления, равноправия адвокатов. Органы государственной власти с целью обеспечения доступности юридической помощи населению и содействия адвокатской деятельности обеспечивают гарантии независимости адвокатуры.

Нормы национального и международного законодательства, обеспечивающие независимость адвокатской деятельности

Основу гарантий независимости адвокатуры представляют привилегии и иммунитеты, которые действуют в отношении адвокатов и содержаться в нормах национального и международного законодательства.

В РФ Закон об адвокатуре провозглашает, что адвокат — это независимый профессиональный советник по правовым вопросам. Гарантии независимости адвокатуры в национальном законодательстве закреплены в Конституции, федеральном законодательстве, определениях Конституционного суда, нормативно-правовых актах и постановлениях и др. Одной из гарантий независимости адвокатов являются особенности оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, которые допускаются исключительно на основании судебного решения.

Запрещено вмешиваться в адвокатскую деятельность, которая осуществляется согласно законодательству, препятствовать такой деятельность любым способом. Под защитой государства находится не только адвокат, но и члены его семьи, и имущество. Уголовное преследование адвоката возможно только с соблюдением гарантий адвокату, которые предусмотрены УПК (ст.18). Кодекс профессиональной этики адвоката предусматривает, что необходимым условием доверия адвокату является его профессиональная независимость (п. 1 ст.5).

Гарантии независимости деятельности адвоката отражены в процессуальном законодательстве:

  • адвоката нельзя допрашивать в качестве свидетеля по обвинению обвиняемого, подозреваемого, защитником которых он является;
  • адвокат не может быть допрошен об обстоятельствах дела, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи обвиняемому или подозреваемому.

Международные гарантии независимой адвокатской деятельности:

  1. Основные принципы деятельности юристов, закрепляющие за правительством разных государств обязанность обеспечить возможность юристам выполнять обязанности в обстановке, исключающей наличие препятствий, угроз, неоправданного вмешательства и запугивания;
  2. «Основные положения о роли адвокатов», принятые Конгрессом ООН (1990 г.);
  3. Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (п. 5.13 обязывает власти гарантировать независимую деятельность адвокатов);
  4. Общий кодекс правил для адвокатов стран Европейского Сообщества (п. 2.1).

Власти РФ приняли обязательство по соблюдению положений Документа, отмечая, что только лишь использование возможностей защиты, которую осуществляют независимые адвокаты, позволяет стороне процесса реализовать возможности законной защиты интересов, прав и свобод.

В соответствии с Рекомендациями Комитета министров СЕ о свободе реализации профессии адвоката (2000 г.) государство обязано принять все возможные меры для того, чтобы поощрялась, защищалась, уважалась свобода профессии адвоката без неправомерного вмешательства общественности, органов власти, без дискриминации. Адвокаты не должны бояться, что в отношении них или в отношении членов их семей будут применены санкции, будет оказано давление, когда они действуют в соответствии со своими обязанностями.

Для характеристики любого юридического, политико-государственного или иного института основополагающее значение имеет изучение и анализ принципов организации и деятельности соответствующего института, как основополагающих начал в обозначенной сфере.

Институт адвокатуры в данном отношении не является исключением, в связи с чем представляется целесообразным остановиться на подробной характеристике выделяемых в действующем законодательстве и современной юридической доктрине принципов адвокатуры.

При этом в качестве ключевого признака, с выделения которого принято начинать характеристику практически любого института подобного рода выступает принцип законности.

Обозначенная распространенность принципа законности вытекает из того, что верховенство закона, в том числе в самом широком понимании данного признака, во всех сферах общественной и политико-государственной жизни признается в качестве необходимой предпосылки (условия) не только эффективного функционирования, но и в принципе существования демократического правового государства, каковым в силу прямого указания действующей Конституции По данной теме мы уже выполнили курсовую работу Функции Конституции подробнее признается Российская Федерация.

Конкретизируя принцип законности применительно к рассматриваемому институту адвокатуры, следует отметить, что его сущностью в данной сфере выступает обязанность каждого адвоката неуклонно следовать требованиям действующего законодательства. Причем как основанного на положениях Конституции РФ По данной теме мы уже выполнили курсовую работу КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО подробнее законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, так и требованиям всех иных нормативно-правовых актов, принятых и наделенных юридической силой в установленном порядке.

Готовые работы на аналогичную тему

Более того, принцип законности отличается особенностью субъектного состава, поскольку обозначенная обязанность неуклонного соблюдения общеобязательных предписаний распространяется не только на самих адвокатов, но и на их помощников (стажеров), органы адвокатского сообщества (самоуправления), и т.д.

Анализ действующего законодательства и специальной литературы позволяет сделать вывод о том, что для целей обеспечения реализации принципа законности предусматриваются гарантии, некоторые из которых, в процессе эволюции правового регулирования адвокатской деятельности и адвокатуры приобрели самостоятельное значение, став обособленными принципами адвокатуры.

Так, например, гарантиями обеспечения соблюдения принципа законности выступают независимость адвоката в осуществлении собственной профессиональной деятельности, установление запрета принимать от обращающихся к адвокату за помощью лиц заведомо незаконные поручения, и т. д.

Принципы независимости адвокатуры

Наряду с рассмотренным выше принципом законности адвокатуры, в процессе проведения характеристики рассматриваемого института, традиционно принято выделять принцип его независимости.

При этом представляется целесообразным отметить, что обозначенный принцип носит основополагающий характер в части проведения анализа правовой природы и юридического статуса института адвокатуры. Так, в частности, рассматриваемая независимость указывает на то, что адвокатура не входит в систему государственных и муниципальных органов, и характеризуется известной степенью общей независимости от государства, что достигается посредством установления гарантий от властного вмешательства в деятельность адвокатуры.

Значение принципа независимости адвокатуры состоит в том, что рассматриваемое начало выступает гарантией и необходимым условием независимости самих адвокатов в процессе осуществления ими адвокатской правозащитной деятельности.

В то же время, необходимо понимать, что упомянутое выше указание на относительный характер независимости адвокатуры от государства неслучайно, поскольку соответствующая независимость не носит абсолютный характер. Выражается данное обстоятельство в тем, что несмотря на запрет оказывать непосредственное воздействие на деятельность адвокатуры и адвокатскую деятельность, государство как публичный субъект не может быть устранено от оказания организующего (регулятивного) воздействия на адвокатуру, реализующую в том числе государственную функцию по обеспечению защиты прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц.

Организационные принципы адвокатуры

С учетом того факта, что адвокатура по своему содержанию носит организационный характер, и не сводится при этом к простой совокупности всех лиц, получивших в установленном порядке статус адвоката, представляется целесообразным обратить внимание на выделение в специальной литературе отдельной группы организационных принципов адвокатуры, включающей в себя:

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: