Кто был вправе заниматься практикой в коммерческих судах

Обновлено: 16.04.2024

Указом от 14 июля 1809 Правительствующего Сената была введена обязательная регистрация стряпчих, т. е. профессиональных ходатаев по коммерческим спорам. Так как в Российских городах где особенно была развита торговля, возникало множество споров по коммерческим делам, то для их разрешения были созданы коммерческие суды.

Коммерческие суды по закону от 14 мая 1832 г. первоначально были учреждены в С-Петербурге и Москве, а затем в некоторых других городах (Одессе, Варшаве и ряде др.).

Согласно закона поверенными по делам между частными лицами могли быть лишь те, кто был внесен в Список присяжных стряпчих.

Для внесения в список присяжных стряпчих при коммерческом суде, желающие должны были подать в соответствующий суд прошения, а также аттестаты, послужные списки и прочие свидетельства.

Суд, по рассмотрении представленных документов, свидетельств, и по делам «в том суде производящимся, внеся лицо в список, или объявлял претенденту устно отказ, не обязуясь при этом входить ни в какие изъяснения о причинах отказа».

Лица, внесенные в список, давали присягу по установленной форме.

Стряпчий, внесенный в список, мог быть из него исключен по усмотрению суда даже без всяких объяснений с обозначением в протоколе причин исключения.

Число присяжных стряпчих не определялось. Они не имели государственного содержания и существовали от гонораров.

Кроме перечисленных категорий следует упомянуть юрисконсультов. Юрисконсультами до 1864 г. как правило называли лиц, которые занимались частной адвокатской практикой.

Однако существовал и официальный институт юрисконсультов. Так, согласно Положения о должности юрисконсульта императорских заводов от 7 ноября 1858 г. соответствующая должность устанавливалась «для попечения о правах собственности императорских заводов, в случаях, когда они представляют предмет следственного, полицейского или судебного производства».

В обязанности юрисконсульта входило: рассмотрение передаваемых на его заключение заводским начальством претензий заводского ведомства к другим ведомствам и лицам, а также претензий к ведомству императорских заводов; наблюдение за течением дел, возникающих в различных государственных органах, по искам заводского ведомства к сторонним лицам и искам к самому ведомству; защита при следствии и во всех государственных органах прав императорских заводов всеми мерами, какие установлены законом.

Юрисконсульт мог занимать должности и в других местах, помимо ведомства императорских заводов. Данному лицу полагалось жалование, размер которого определял управляющий заводами, количество мест где мог работать юрисконсульт не ограничивалось.

Все перечисленные категории в связи с бурным ростом экономики после отмены крепостного права уже не могли удовлетворить общество и нуждались в реформе.

Статья 2. Адвокат

О выявлении конституционно-правового смысла абз. 1 п. 1 ст. 2 см. Постановление КС РФ от 18.07.2019 N 29-П.

1. Адвокатом является лицо, получившее в установленном настоящим Федеральным законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.

Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования, а также с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации (далее также - адвокатская палата), Федеральной палате адвокатов Российской Федерации (далее также - Федеральная палата адвокатов), общероссийских и международных общественных объединениях адвокатов.

(п. 1 в ред. Федерального закона от 20.12.2004 N 163-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Оказывая юридическую помощь, адвокат:

1) дает консультации и справки по правовым вопросам как в устной, так и в письменной форме;

2) составляет заявления, жалобы, ходатайства и другие документы правового характера;

3) представляет интересы доверителя в конституционном судопроизводстве;

4) участвует в качестве представителя доверителя в гражданском и административном судопроизводстве;

5) участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях;

6) участвует в качестве представителя доверителя в разбирательстве дел в третейском суде, международном коммерческом арбитраже (суде) и иных органах разрешения конфликтов;

7) представляет интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях;

8) представляет интересы доверителя в органах государственной власти, судах и правоохранительных органах иностранных государств, международных судебных органах, негосударственных органах иностранных государств, если иное не установлено законодательством иностранных государств, уставными документами международных судебных органов и иных международных организаций или международными договорами Российской Федерации;

9) участвует в качестве представителя доверителя в исполнительном производстве, а также при исполнении уголовного наказания;

10) выступает в качестве представителя доверителя в налоговых правоотношениях.

3. Адвокат вправе оказывать иную юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом.

4. Представителями организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления в гражданском и административном судопроизводстве, судопроизводстве по делам об административных правонарушениях могут выступать только адвокаты, за исключением случаев, когда эти функции выполняют работники, состоящие в штате указанных организаций, органов государственной власти и органов местного самоуправления, если иное не установлено федеральным законом.

5. Адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства.

Адвокаты иностранных государств не допускаются к оказанию юридической помощи на территории Российской Федерации по вопросам, связанным с государственной тайной Российской Федерации.

6. Адвокаты иностранных государств, осуществляющие адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации, регистрируются федеральным органом исполнительной власти в области юстиции (далее - федеральный орган юстиции) в специальном реестре, порядок ведения которого определяется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

(в ред. Федерального закона от 23.07.2008 N 160-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Без регистрации в указанном реестре осуществление адвокатской деятельности адвокатами иностранных государств на территории Российской Федерации запрещается.

Барановский Алексей

Историю появления и становления российской дореволюционной адвокатуры можно проследить по следующим ключевым хронологическим отметкам.

1864 г. – принятие Судебных уставов, создававших институт присяжных поверенных в России и суды присяжных.

1866 г. – непосредственный запуск новой судебной системы и начало работы присяжных поверенных. С этого момента началось создание Советов присяжных поверенных как органов самоуправления адвокатского сословия. Однако за последующие 40 лет было создано лишь три таких Совета: в Москве, Санкт-Петербурге и Харькове.

Образование адвокатских Советов в иных губерниях искусственно тормозилось и блокировалось государством административными методами (сенатский запрет 1874 г.), так как адвокаты были слишком неподконтрольными и зачастую оппозиционно настроенными по отношению к самодержавному режиму. Кроме того, регулярно предпринимались различные попытки реформирования института защитников, предполагавшие в основном ограничение их прав (см. инфографику из газеты «Вести Советов присяжных поверенных» № 8, стр. 2). Такую государственную политику можно назвать если не попытками полного уничтожения российской адвокатуры, то, по крайней мере, совершенно точно ограничениями ее независимого развития.

Также в 1874 г. появился институт частных поверенных, требования к которым (цензы, прежде всего, образовательный) были значительно ниже, чем к присяжным поверенным. Первоначально предполагалось, что частные поверенные будут работать только по гражданским делам и в мировых судах, но фактически (в связи с нехваткой присяжных поверенных) они работали на всех позициях, в том числе и по уголовным разбирательствам.

Следующие рубежные годы – 1904–1906. После издания в 1905 г. Октябрьского Манифеста Николая II об изменении государственного устройства, даровавшего подданным некоторые гражданские права и свободы, началась общая либерализация режима, выразившаяся в том числе в снятии административных препонов к созданию новых Советов присяжных поверенных (хотя новые Советы по высочайшему разрешению начали организовываться даже немного раньше – с 1904 г.). В общем в период Революции 1905 г. и накануне нее Советы присяжных поверенных (помимо ранее созданных в Петербурге, Москве и Харькове) появились еще и в Новочеркасском, Одесском, Казанском, Иркутском, Омском и Саратовском округах судебных палат. В 1916 г. к ним добавились Советы присяжных поверенных в Киеве и Ташкенте.

Наконец, фактически последней хронологической отметкой в истории русской присяжной адвокатуры является 1917 г., когда после Октябрьской революции большевики одним махом отменили как старую судебную систему в целом, так и вместе с ней присяжную адвокатуру. Впрочем, в том или ином виде старые судебные институты и присяжная адвокатура просуществовали на обломках Российской империи примерно до конца 1919 г. (в частности, в Новочеркасске и Киеве, а также в неподконтрольных некоторое время большевикам сибирских регионах).

Возвращаясь же к вопросу о царских контрреформах, нужно заметить, что как таковых радикальных контрреформ адвокатуры не проводилось (за исключением временного запрета создавать новые Советы присяжных поверенных), но были заметные контрреформы суда.

Уже в 1872 г., после оправдания 42 из 78 подсудимых судом сословных представителей Петербургской судебной палаты по «Нечаевскому делу» (первый гласный политический процесс в России), государь-император распорядился срочно представить ему соображения, какие меры следует принять для «предупреждения подобных неудовлетворительных приговоров» в дальнейшем. Министр юстиции граф Константин Пален тут же внес предложение в Государственный совет об изменении некоторых статей Судебных уставов и создании нового органа – Особого присутствия Правительствующего сената для рассмотрения политических дел антигосударственной направленности, которое было принято и утверждено императором 7 июня 1872 г. Таким образом, контрреформирование судебной системы началось уже через шесть лет после ее запуска, после первого же крупного политического процесса. Попытки ужесточения судебных практик и проведение контрреформ с разной степенью успешности предпринимались и дальше.

В 1874 г., как уже указывалось, был наложен мораторий на создание новых Советов присяжных поверенных, кроме трех уже имевшихся, а в 1876-м министр юстиции граф Пален хотел затруднить условия для поступления в присяжную адвокатуру, учредить при судах наблюдательные (за поверенными) комитеты, установить лимиты числа присяжных поверенных и т.д. Этот проект Минюста, однако, был отложен царем «до особого распоряжения».

Тем не менее, к 1878 г. законодательно закрепилась неподсудность суду присяжных вообще всех политических дел, в том числе дел о печати, о государственных преступлениях и преступлениях, совершенных против должностных лиц (Закон от 9 мая 1878 г. «О подсудности и порядке производства дел о государственных преступлениях»). В соответствии с указанным актом все дела, имевшие политический характер, изымались из ведения суда присяжных на уровне окружных судов и передавались в Судебные палаты, где рассматривались с участием сословных представителей, что было весьма серьезным искажением изначального смысла Судебных уставов.

Далее можно указать и на другие контрреформы судебной системы, которые проводил уже император Александр III, воцарившийся после убийства своего отца Александра II в 1881 г. Так, сильнейший удар по Судебной реформе был нанесен отменой мировых судов везде, кроме Москвы и Петербурга, в 1889 г. с передачей судебной власти по данной категории дел в городах – городским судьям, а в сельской местности (для крестьян) – земским начальникам. Восстановлен институт мировых судей был лишь в 1912 г.. Кстати говоря, до земских начальников для крестьян существовали сословные суды – волостные, которые действовали наравне с мировыми, но пользовались у крестьян большей популярностью, поскольку действовали больше на основании правового обычая, чем формального закона.

В 1885 г. обер-прокурор Константин Победоносцев, считающийся главным архитектором контрреформ Александра III, предлагал царю вернуть судебную систему в зависимость от административного аппарата, отменить несменяемость судей, пресечь публичность всех судебных заседаний, «принять меры к обузданию и ограничению деятельности присяжных поверенных», ликвидировать суд присяжных. Однако этим идеям не дали ход, в том числе благодаря блокированию контрреформ на уровне Сената обер-прокурором Анатолием Кони.

Тем не менее, в 1887 г. было провозглашено право суда рассматривать уголовные дела при закрытых дверях, а позже сузилась гласность и гражданского судопроизводства. Предпринимались попытки запрета публикации отчетов о политических процессах в прессе. Появились и другие инициативы по ограничению прав присяжных поверенных и контрреформированию суда (см. К.П. Краковский «Судебная контрреформа второй половины XIX в.: историография и историко-правовые проблемы»), однако многие из них (в основном касающиеся присяжных поверенных) по тем или иным причинам потонули в бюрократической волоките на уровне Государственного совета.

Одновременно в судебной практике сформировался так называемый обвинительный уклон, в первую очередь, в деятельности судебных следователей, о чем прямо говорил в своих воспоминаниях Анатолий Кони: «Со времени оставления мною совместной службы со следователями в Петербурге прошло почти тридцать лет. Многое в судебной практике с тех пор изменилось и едва ли к лучшему. По делам, проходившим через мои руки по должности обер-прокурора уголовного кассационного департамента, я видел, как постепенно и нередко при явном влиянии и внушении, идущем с иерархических высот, вторгалось в следственную практику одностороннее обвинительное творчество. Оно проявлялось в расширении исследования далеко за пределы состава и свойства преступления и движущих к нему побуждений, в производстве ненужных и напрасных экспертиз по вопросам, из которых фантазия играла гораздо большую роль, чем разумная потребность, в приемах, облегчающих обвинителю на суде обход прямых запрещений закона…» (А.Ф. Кони: Собрание сочинений в 8 томах. Том 1 «Из записок судебного деятеля», глава «Судебные следователи»).

Также необходимо заметить, что в 1890 г. фактически был введен запрет на адвокатскую профессию для лиц не православного вероисповедания (для представителей иных конфессий была оставлена возможность допуска по специальному разрешению Министерства юстиции), а в 1909 г. вышли предписания Сената, фактически не допускавшие в состав присяжных поверенных женщин, по формальному основанию, дескать в Судебных уставах указано, что «присяжный поверенный носит фрак».

Всероссийский союз адвокатов ставил перед собой очень амбициозные задачи в области профессиональной деятельности – разработки и совершенствования правил адвокатской этики, внутренней организации сословия присяжных поверенных, содействия подъему нравственного уровня, ограждения членов сословия от произвола. Также Союз адвокатов намеревался оказывать содействие правовой науке и судебной практике, объединяя и обрабатывая богатый материал, черпаемый адвокатами из их профессиональной деятельности. И, наконец, Союз адвокатов предполагал содействовать улучшению материального обеспечения членов сословия, их семейств на случай смерти, болезни или неспособности к труду, созданию пенсионной кассы и иных видов взаимопомощи (здесь и далее – цитирую по книге Гессена И.В. «История русской адвокатуры», 1914 г., Том 1).

А уже 5-6 октября 1905 г. в Москве состоялся II Всероссийский съезд адвокатов, проведению которого также препятствовала полиция. На съезде было решено принять активное участие в выборах в первую Государственную Думу, поддержать всеобщую политическую забастовку и оказать ей содействие как юридической помощью, так и всеми доступными средствами, в том числе и материальными.

В дальнейшем, однако, как отмечает Гессен, Союз адвокатов «не сделал решительно ни одного шага для осуществления намеченных профессиональных целей. Союз весьма настойчиво сопротивлялся всяким внешним давлениям и обнаруживал тем больше жизнеспособности, чем давление было сильнее. Но он не смог выдержать внутренних трений, даже не трений, а просто уменьшения интереса к союзу. События развивались тогда быстро и бурно, значительная (пролетарски настроенная) часть адвокатуры стала презрительно трактовать союз как “буржуазную организацию”, и он быстро умер».

Таким образом, всероссийские съезды адвокатов 1905 г. и порожденный ими Всероссийский союз адвокатов сыграли некоторую политическую роль в истории страны, однако оставили лишь слабый след в профессиональной жизни отечественной адвокатуры. Но именно в этот момент отношения между государственной властью и адвокатурой окончательно испортились. Вновь созданный Союз адвокатов со стороны органов государственной власти не просто не был признан, а вскоре после петербургского съезда адвокатов некоторые его делегаты за участие в Союзе даже были привлечены к жандармскому дознанию по ст. 126 Уголовного уложения (об участии в сообществе, заведомо поставившем целью своей деятельности ниспровержение существующего в государстве общественного строя), поскольку одной из задач учрежденного Всероссийского союза адвокатов, как и было указано ранее, являлось изменение политического режима в России. К чести всех адвокатов – членов Союза они заступились за своих коллег путем подачи заявления в жандармские управления о своей принадлежности к Союзу. В результате такого массового демарша и страха излишней общественной огласки и скандала привлечение к уголовной ответственности за членство в Союзе адвокатов летом того же 1905 г. было прекращено.

Вместе с тем русское общество высоко оценило политическую активность адвокатуры. В учрежденной вскоре Государственной Думе ее представители сыграли весьма заметную роль: председателем Госдумы первого созыва был избран присяжный поверенный Сергей Муромцев, а в целом среди депутатов всех четырех созывов дореволюционного парламента было стабильно по два-три десятка представителей сословия присяжных поверенных.

После роспуска первой Госдумы Николаем II вместе с другими депутатами-кадетами Сергей Муромцев подписал так называемое «Выборгское воззвание» с призывом оказывать пассивное сопротивление власти – не платить налогов, не идти на военную службу и т.д., за что был приговорен к трем месяцам лишения свободы и находился в Московской губернской тюрьме (знаменитой «Таганке», где «все ночи полные огня») летом 1908 г. Кроме того, Муромцев был исключен из дворянского сословия, что лишило его права быть и присяжным поверенным.

В такой острой внутриполитической обстановке вполне логично, что Февральская революция 1917 г. сгруппировала адвокатов вокруг Временного правительства. Адвокатское сословие, инкорпорированное в его состав, официально признало существенное искажение имперскими властями первоначального смысла Судебной реформы Александра II. Так, постановлением Временного правительства при Министерстве юстиции была образована Комиссия по восстановлению основных положений Судебных уставов 1864 г., искаженных всевозможными изменениями и дополнениями. В Комиссию вошли 60 человек (все – известные юристы, присяжные поверенные и общественные деятели). Возглавил эту комиссию министр юстиции, бывший присяжный поверенный Александр Керенский, а его заместителем стал сын одного из авторов Судебной реформы – Александр Зарудный, также присяжный поверенный, который фактически и нес всю основную нагрузку работы в данной структуре (Звягинцев А.Г. «Три века российской прокуратуры»).

В этой комиссии существовала и специальная адвокатская подкомиссия, возглавляемая присяжными поверенными Николаем Муравьёвым и Николаем Карабчевским, которая занималась пересмотром «накопившихся за 1870–1900-е гг. ограничений адвокатуры» (Троицкий Н.А. «Корифеи российской адвокатуры», глава книги «Н.К. Муравьёв»). Кстати говоря, показательно, что, став министром юстиции Временного правительства, Александр Керенский первым делом приехал на встречу с Петроградским советом присяжных поверенных и выразил надежду на поддержку адвокатами нового правительства и активное участие в его деятельности. На что петербургские защитники высказали своему коллеге-поверенному «полное согласие». Первыми шагами «февральской власти» в области адвокатуры стали снятие национальных, религиозных и гендерных ограничений на вступление в корпорацию присяжных поверенных, а также отмена запрета на участие защитников в специализированных военных судах (Скрипилёв Е.А. «Российская присяжная адвокатура после Февральской буржуазно-демократической революции»). Вскоре, однако, власть в стране переменилась…

Резюмируя все изложенное, нельзя сделать вывод, что имперскими властями проводился жесткий курс на полное уничтожение независимости адвокатуры, однако принимались, несомненно, меры по искусственному созданию условий для ограничения ее развития, а также проводились существенные контрреформы в отношении судебной системы в целом.

Всероссийская акция

Всероссийская акция…

Ежегодная акция «Адвокаты-гражданам», проведенная адвокатами Тульской об…

Заседание Совета палаты 27 мая

Заседание Совета палаты 27 мая…

27 мая заседание Совета палаты прошло в торжественной обстановке. Были п…

Редакционная коллегия Вестника…

Работая над очередным номером Вестника, редколлегия приняла решение о п…

Встреча с будущими юристами

Встреча с будущими юристами…

12 мая 2022 г. в гости к адвокатам пришли студенты Тульского института (фили…

XIX Конференция адвокатов Тул…

18 марта состоялась XIX отчетно-выборная конференция адвокатов Тульской…

63 номер Вестника ТОАП

63 номер Вестника ТОАП…

Вышел в свет очередной номер Вестника ТОАП. Электронная версия Вестник…

История адвокатуры

Адвокатское сообщество имеет долгую и славную историю.

Из литературных источников известно, что впервые адвокаты появились в Древнем Риме. Термин «адвоко» в переводе с латинского языка означает «приглашать на помощь». Это одна из старейших профессий. Владимир Даль в «Толковом словаре живого великорусского языка» так определил юриста-адвоката: «Это присяжный поверенный, правовед, берущий на себя ведение тяжбы и защиту подсудимого; честный ходатай по тяжбам, стряпчий, ходок, делец ходить по делам, по судам, по искам».

Корпорация профессиональных защитников в суде сформировалась в Риме в эпоху империи более двух тысяч лет назад. Имелись обязательные требования к юристам-защитникам, они должны были быть занесены в матрикулы — официальный список лиц с определенным уровнем дохода — и успешно сдать испытания по праву. Такое устройство адвокатуры стало классическим и в том или ином виде явилось основой для всех видоизменений адвокатуры, вплоть до Новейшего времени.

В России правозаступничество возникло в связи с судебным представительством, которое превратилось в профессию только к XV в. В древнем Новгороде любая из сторон в суде владела правом иметь своего поверенного. Обязанности поверенного могли исполнять родственники, а также все правоспособные лица, за исключением тех, которые состояли на службе и были наделены властью, поскольку первоначально основной формой судебного представительства было родственное представительство. В Соборном Уложении 1649 г. записано, что в роли представителей имеют право выступать дети, братья, племянники и даже дворовые люди. К этому времени появляется институт наемных поверенных. Псковская судебная грамота 1467 г. предусматривала право иметь поверенных только женщинам, детям, монахам и монахиням, дряхлым старикам и глухим. В ней имеются сведения об ограничениях в работе поверенных, запрет на ведение более одного дела в день. В литературных источниках XIV—XVII вв. отсутствуют сведения о наличии организации профессиональных поверенных. Только к середине XVIII в. появляется сословие профессиональных поверенных, так называемых стряпчих. В 1775 г. Екатерина II подписала Указ «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи», по которому стряпчие являлись помощниками прокурора и защитниками казенных интересов. Каких-либо требований о виде образовательного или нравственного ценза к поверенным не предъявлялось. Не существовало и их внутренней организации. Впервые термин «адвокат» появился в 1715 г. в «Кратком изображении процессов или судебных тяжеб», введенном при Петре I, где имелась глава «Об адвокатах и полномочных».

Законом от 14 мая 1832 г. был создан институт присяжных стряпчих. По этому закону заниматься практикой в суде могли только те лица, которые были внесены в список присяжных стряпчих. В этот список включались кандидаты, представившие сведения о себе, подтверждающие их звание и поведение, послужные списки и другую информацию по усмотрению кандидата. Суд принимал решение о внесении стряпчего в список или отказывал без объяснения причин. После внесения в список стряпчий приносил присягу и получал право заниматься ходатайством по делам. Он в любое время мог быть исключен из списка присяжных стряпчих по усмотрению суда без какого-либо объяснения. К 50-м гг. XIX в. назрела необходимость судебной реформы и создания института адвокатуры. Особенно остро вопрос о судебной реформе встал после 1861 г. в связи с отменой крепостного права. В октябре 1861 г. в соответствии с царским указом началась разработка основных положений о судоустройстве и судопроизводстве.

20 ноября 1864 г. Судебные Уставы были утверждены императором Александром II, и российская адвокатура получила право на существование. Введение Судебных уставов открыло начало «Золотого века» российской адвокатуры. Выступления известных адвокатов привлекали в залы судебных заседаний все больше и больше слушателей. Присяжная адвокатура представляла собой корпорацию лиц свободной профессии — так называемое сословие присяжных поверенных, объединенных внутренним самоуправлением в виде выборных органов, Совета присяжных поверенных и внешним надзором высших судебных мест. Помимо защиты по уголовным делам, в том числе по назначению суда, представительства сторон в гражданском процессе, на них возлагалось оказание юридической помощи населению, включая бесплатные консультации для бедных.

Стать присяжным поверенным мог русский подданный, достигший 25-ти лет, при наличии высшего юридического образования и имеющий пять лет судебной практики в качестве чиновника судебного ведомства или помощника присяжного поверенного. Принятый в присяжные поверенные приносил присягу и вносился в список поверенных после утверждения Министром юстиции. Законом запрещалось быть присяжным поверенным иностранцам, состоящим на службе от правительства, или по выборам, уволенным со службы по суду, несостоятельным должникам. Присяжный поверенный, исключенный из числа таковых любой судебной палатой, лишался навсегда права вернуться к профессии на территории России. Списки исключенных из числа присяжных поверенных централизованно публиковались и регулярно рассылались по всем судебным палатам, окружным судам и съездам мировых судей. Аналогично поступали и судебные палаты, извещая суды низших инстанций об исключении того или иного лица из числа присяжных поверенных.

Организационной структурой присяжных поверенных являлось общее собрание и Совет, избираемый общим собранием. Первым образовался 2 мая 1866 г. Петербургский Совет, 16 сентября 1866 г. образовался Московский Совет присяжных поверенных. Третий Совет присяжных поверенных был создан в Харькове 6 мая 1874 г. Советы присяжных поверенных были наделены широкими полномочиями. Они ведали приемом новых адвокатов и контролировали всю деятельность сословия присяжных поверенных, следили за соблюдением законов, правил и обязанностей, распределяли участие в судебных делах, рассматривали жалобы на адвокатов, наказывали провинившихся.

Во многом именно благодаря самоотверженному труду первых русских адвокатов в новых судах восторжествовал принцип, традиционно приписываемый Екатерине II, но на самом деле впервые появившийся в пункте 9 главы V петровского Артикула воинского 1716 г.: «Лучше десять виновных освободить, нежели одного невинного наказать».

Присяжные поверенные В. Д. Спасович, Д. В. Стасов, Ф. Н. Плевако, А. И. Урусов, К. К. Арсеньев, В. И. Танеев, А. Ф. Кони, Н. П. Карабчевский, А. Я. Пассовер, П. А. Потехин навсегда вошли в историю российской адвокатуры.

Каждый защитник стремился обрести и продемонстрировать свой собственный, уникальный стиль уголовной защиты или представительства по гражданскому делу. Например, изысканный и европейски образованный кн. А. И. Урусов был исключительно рассудочен и логичен в речах, крайне скрупулезен в проверке удельного веса каждой улики, для чего практиковал составление особых таблиц, где в концентрических кругах изображал систему доказательств.

Вместе с тем он избегал широких обобщений и нравоучительных сентенций. Напротив, в речах Ф. Н. Плевако не было систематичности, соразмерности частей, следов тщательного изучения материалов дела. Порой оказывалось, что защитник почти совсем не изучал дела, ограничившись одним обвинительным актом. Однако незнание деталей вовсе не мешало ему, когда он выходил на уровень обобщений, облекая их в неповторимую по силе и страстности форму. Совершенно иной была школа В. Д. Спасовича — с горячими жестами и четкой архитектоникой логических построений, убедительность которых базировалась на научных познаниях и опыте житейского раздумья. Его манера писать и заучивать наизусть речи по всем серьезным делам, сочетая в них тонкий психологический анализ с использованием научных данных и литературных параллелей, перешла в традиции петербургской адвокатуры. Бесспорным корифеем адвокатуры того времени был К. К. Арсеньев, чьи выступления, полные спокойного достоинства и лишенные всяких внешних эффектов, производили всегда сильное впечатление. Современники подчеркивали его глубокие юридические познания, изящную простоту приемов и поучительную чистоту исполнения адвокатских обязанностей.

Всем известно имя Федора Никифоровича Плевако. Блестящий оратор, великий, талантливый адвокат, можно с уверенностью сказать — он непревзойденный в своей профессии. Речи Ф. Н. Плевако издавались многократно и всегда сопровождались восхищенными предисловиями. Всю свою жизнь он отдал служению людям и справедливости.

В наше время золотые и серебряные медали имени Ф. Н. Плевако — это самые высокие адвокатские награды.

Надо отметить, что в самодержавной стране, даже с учетом проведенной вышеупомянутой реформы, самоуправляющаяся корпорация адвокатов выглядела необычно и вызывающе, как белая ворона. Государство видело большую социальную опасность в лице адвокатуры, но полностью запретить её не имело возможности. Анализ процессов последних десятилетий самодержавия показывает, что борьбе адвокатов за гражданские права и свободы мешали многочисленные чиновники. Говоря об искусственном сдерживании численности адвокатуры, следует отметить, что во многих городах глубинки Российской империи местная администрация вообще запрещала открывать юридические консультации. С 1889 г. запрещалось вступление в коллегии адвокатов евреям, и они практиковали в основном в качестве помощников или «подпольных» адвокатов. Женщин не допускали к юридической практике вплоть до февраля 1917 г. Реформы 1864 г. не мешали женщинам стать присяжными поверенными, но им запрещалось посещение лекций по праву в университете.

Серьезным ударом по формировавшемуся сословию присяжных поверенных стала институциализация частных ходатаев.

Согласно Закону 1874 г. вести судебные дела разрешалось не только присяжным, но и частным поверенным. Ими могли быть лица, получившие высшее юридическое образование или удостоверившие суд в своих познаниях.

Никаких профессиональных ассоциаций частные поверенные не имели. В отличие от присяжных поверенных, на них не лежала обязанность вести дела по назначению суда. Частные поверенные осуществляли главным образом представительство тяжущихся по гражданским делам.

Вследствие Закона 1874 г. адвокатская практика, вопреки идее составителей Судебных уставов, не только не сосредоточилась в руках присяжных поверенных, а разделилась между ними, их помощниками и частными поверенными.

Российская адвокатура всегда была достаточно политизированной. Первая русская революция способствовала, с одной стороны, формированию внутри сословия различных партийных фракций, а с другой — объединению адвокатов России. В марте 1905 г. в Петербурге состоялся съезд, в котором участвовали 200 адвокатов, учредивший «Всероссийский союз адвокатов с целью объединения общественно-профессиональной деятельности адвокатуры и достижения политического освобождения России на началах демократической конституции». За участие в Союзе адвокатов некоторые его члены были привлечены к жандармскому дознанию. Как только об этом стало известно,
в жандармское управление поступила масса заявлений адвокатов об их принадлежности к Союзу, и дознание пришлось остановить. В октябре того же года состоялся второй съезд Союза, однако на этом все и закончилось. Вместе с тем общественность по заслугам оценила политическую активность адвокатуры, избрав в состав первой Государственной Думы 36 присяжных поверенных и их помощников, второй — 32, третьей — 29, четвертой — 23.

К 1913 г. в России было 5 658 присяжных поверенных и 5500 помощников присяжных поверенных.

Февральская революция 1917 г. сделала многое для демократизации и модернизации российской адвокатуры: в адвокатуру допустили женщин, отпал запрет на участие присяжных поверенных в военных судах, ушли в прошлое ограничения приема в сословие лиц нехристианского вероисповедания. Подкомитет по законопроектам Временного правительства готовил новый закон об адвокатуре.

Подавляющее большинство российских адвокатов стояло
на стороне Временного правительства, тем более что в его составе было немало выходцев из среды присяжных поверенных. Из шести министров юстиции Временного правительства пятеро — А. Ф. Керенский, П. Н. Переверзев, А. С. Загубный, А. А. Демьянов и П. Н. Малянтович — были присяжными поверенными. Многие адвокаты были назначены членами правительствующего Сената, заменили многих царских чиновников в прокуратуре, перешли на другие государственные должности. Всю полноту ответственности за судьбу страны принял на себя в качестве председателя правительства блестящий адвокат и публицист А. Ф. Керенский (1881—1970). Аналогичным образом поступил позднее, уже в ходе Гражданской войны, сибирский присяжный поверенный
П. В. Вологодский, ставший председателем правительства, действовавшего под защитой генерала Колчака.

Были среди присяжных поверенных и сторонники большевиков.

После Октябрьской революции 1917 г. произошли значительные изменения в статусе адвокатуры.

Всероссийская акция

Всероссийская акция…

Ежегодная акция «Адвокаты-гражданам», проведенная адвокатами Тульской об…

Заседание Совета палаты 27 мая

Заседание Совета палаты 27 мая…

27 мая заседание Совета палаты прошло в торжественной обстановке. Были п…

Редакционная коллегия Вестника…

Работая над очередным номером Вестника, редколлегия приняла решение о п…

Встреча с будущими юристами

Встреча с будущими юристами…

12 мая 2022 г. в гости к адвокатам пришли студенты Тульского института (фили…

XIX Конференция адвокатов Тул…

18 марта состоялась XIX отчетно-выборная конференция адвокатов Тульской…

63 номер Вестника ТОАП

63 номер Вестника ТОАП…

Вышел в свет очередной номер Вестника ТОАП. Электронная версия Вестник…

История адвокатуры

Адвокатское сообщество имеет долгую и славную историю.

Из литературных источников известно, что впервые адвокаты появились в Древнем Риме. Термин «адвоко» в переводе с латинского языка означает «приглашать на помощь». Это одна из старейших профессий. Владимир Даль в «Толковом словаре живого великорусского языка» так определил юриста-адвоката: «Это присяжный поверенный, правовед, берущий на себя ведение тяжбы и защиту подсудимого; честный ходатай по тяжбам, стряпчий, ходок, делец ходить по делам, по судам, по искам».

Корпорация профессиональных защитников в суде сформировалась в Риме в эпоху империи более двух тысяч лет назад. Имелись обязательные требования к юристам-защитникам, они должны были быть занесены в матрикулы — официальный список лиц с определенным уровнем дохода — и успешно сдать испытания по праву. Такое устройство адвокатуры стало классическим и в том или ином виде явилось основой для всех видоизменений адвокатуры, вплоть до Новейшего времени.

В России правозаступничество возникло в связи с судебным представительством, которое превратилось в профессию только к XV в. В древнем Новгороде любая из сторон в суде владела правом иметь своего поверенного. Обязанности поверенного могли исполнять родственники, а также все правоспособные лица, за исключением тех, которые состояли на службе и были наделены властью, поскольку первоначально основной формой судебного представительства было родственное представительство. В Соборном Уложении 1649 г. записано, что в роли представителей имеют право выступать дети, братья, племянники и даже дворовые люди. К этому времени появляется институт наемных поверенных. Псковская судебная грамота 1467 г. предусматривала право иметь поверенных только женщинам, детям, монахам и монахиням, дряхлым старикам и глухим. В ней имеются сведения об ограничениях в работе поверенных, запрет на ведение более одного дела в день. В литературных источниках XIV—XVII вв. отсутствуют сведения о наличии организации профессиональных поверенных. Только к середине XVIII в. появляется сословие профессиональных поверенных, так называемых стряпчих. В 1775 г. Екатерина II подписала Указ «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи», по которому стряпчие являлись помощниками прокурора и защитниками казенных интересов. Каких-либо требований о виде образовательного или нравственного ценза к поверенным не предъявлялось. Не существовало и их внутренней организации. Впервые термин «адвокат» появился в 1715 г. в «Кратком изображении процессов или судебных тяжеб», введенном при Петре I, где имелась глава «Об адвокатах и полномочных».

Законом от 14 мая 1832 г. был создан институт присяжных стряпчих. По этому закону заниматься практикой в суде могли только те лица, которые были внесены в список присяжных стряпчих. В этот список включались кандидаты, представившие сведения о себе, подтверждающие их звание и поведение, послужные списки и другую информацию по усмотрению кандидата. Суд принимал решение о внесении стряпчего в список или отказывал без объяснения причин. После внесения в список стряпчий приносил присягу и получал право заниматься ходатайством по делам. Он в любое время мог быть исключен из списка присяжных стряпчих по усмотрению суда без какого-либо объяснения. К 50-м гг. XIX в. назрела необходимость судебной реформы и создания института адвокатуры. Особенно остро вопрос о судебной реформе встал после 1861 г. в связи с отменой крепостного права. В октябре 1861 г. в соответствии с царским указом началась разработка основных положений о судоустройстве и судопроизводстве.

20 ноября 1864 г. Судебные Уставы были утверждены императором Александром II, и российская адвокатура получила право на существование. Введение Судебных уставов открыло начало «Золотого века» российской адвокатуры. Выступления известных адвокатов привлекали в залы судебных заседаний все больше и больше слушателей. Присяжная адвокатура представляла собой корпорацию лиц свободной профессии — так называемое сословие присяжных поверенных, объединенных внутренним самоуправлением в виде выборных органов, Совета присяжных поверенных и внешним надзором высших судебных мест. Помимо защиты по уголовным делам, в том числе по назначению суда, представительства сторон в гражданском процессе, на них возлагалось оказание юридической помощи населению, включая бесплатные консультации для бедных.

Стать присяжным поверенным мог русский подданный, достигший 25-ти лет, при наличии высшего юридического образования и имеющий пять лет судебной практики в качестве чиновника судебного ведомства или помощника присяжного поверенного. Принятый в присяжные поверенные приносил присягу и вносился в список поверенных после утверждения Министром юстиции. Законом запрещалось быть присяжным поверенным иностранцам, состоящим на службе от правительства, или по выборам, уволенным со службы по суду, несостоятельным должникам. Присяжный поверенный, исключенный из числа таковых любой судебной палатой, лишался навсегда права вернуться к профессии на территории России. Списки исключенных из числа присяжных поверенных централизованно публиковались и регулярно рассылались по всем судебным палатам, окружным судам и съездам мировых судей. Аналогично поступали и судебные палаты, извещая суды низших инстанций об исключении того или иного лица из числа присяжных поверенных.

Организационной структурой присяжных поверенных являлось общее собрание и Совет, избираемый общим собранием. Первым образовался 2 мая 1866 г. Петербургский Совет, 16 сентября 1866 г. образовался Московский Совет присяжных поверенных. Третий Совет присяжных поверенных был создан в Харькове 6 мая 1874 г. Советы присяжных поверенных были наделены широкими полномочиями. Они ведали приемом новых адвокатов и контролировали всю деятельность сословия присяжных поверенных, следили за соблюдением законов, правил и обязанностей, распределяли участие в судебных делах, рассматривали жалобы на адвокатов, наказывали провинившихся.

Во многом именно благодаря самоотверженному труду первых русских адвокатов в новых судах восторжествовал принцип, традиционно приписываемый Екатерине II, но на самом деле впервые появившийся в пункте 9 главы V петровского Артикула воинского 1716 г.: «Лучше десять виновных освободить, нежели одного невинного наказать».

Присяжные поверенные В. Д. Спасович, Д. В. Стасов, Ф. Н. Плевако, А. И. Урусов, К. К. Арсеньев, В. И. Танеев, А. Ф. Кони, Н. П. Карабчевский, А. Я. Пассовер, П. А. Потехин навсегда вошли в историю российской адвокатуры.

Каждый защитник стремился обрести и продемонстрировать свой собственный, уникальный стиль уголовной защиты или представительства по гражданскому делу. Например, изысканный и европейски образованный кн. А. И. Урусов был исключительно рассудочен и логичен в речах, крайне скрупулезен в проверке удельного веса каждой улики, для чего практиковал составление особых таблиц, где в концентрических кругах изображал систему доказательств.

Вместе с тем он избегал широких обобщений и нравоучительных сентенций. Напротив, в речах Ф. Н. Плевако не было систематичности, соразмерности частей, следов тщательного изучения материалов дела. Порой оказывалось, что защитник почти совсем не изучал дела, ограничившись одним обвинительным актом. Однако незнание деталей вовсе не мешало ему, когда он выходил на уровень обобщений, облекая их в неповторимую по силе и страстности форму. Совершенно иной была школа В. Д. Спасовича — с горячими жестами и четкой архитектоникой логических построений, убедительность которых базировалась на научных познаниях и опыте житейского раздумья. Его манера писать и заучивать наизусть речи по всем серьезным делам, сочетая в них тонкий психологический анализ с использованием научных данных и литературных параллелей, перешла в традиции петербургской адвокатуры. Бесспорным корифеем адвокатуры того времени был К. К. Арсеньев, чьи выступления, полные спокойного достоинства и лишенные всяких внешних эффектов, производили всегда сильное впечатление. Современники подчеркивали его глубокие юридические познания, изящную простоту приемов и поучительную чистоту исполнения адвокатских обязанностей.

Всем известно имя Федора Никифоровича Плевако. Блестящий оратор, великий, талантливый адвокат, можно с уверенностью сказать — он непревзойденный в своей профессии. Речи Ф. Н. Плевако издавались многократно и всегда сопровождались восхищенными предисловиями. Всю свою жизнь он отдал служению людям и справедливости.

В наше время золотые и серебряные медали имени Ф. Н. Плевако — это самые высокие адвокатские награды.

Надо отметить, что в самодержавной стране, даже с учетом проведенной вышеупомянутой реформы, самоуправляющаяся корпорация адвокатов выглядела необычно и вызывающе, как белая ворона. Государство видело большую социальную опасность в лице адвокатуры, но полностью запретить её не имело возможности. Анализ процессов последних десятилетий самодержавия показывает, что борьбе адвокатов за гражданские права и свободы мешали многочисленные чиновники. Говоря об искусственном сдерживании численности адвокатуры, следует отметить, что во многих городах глубинки Российской империи местная администрация вообще запрещала открывать юридические консультации. С 1889 г. запрещалось вступление в коллегии адвокатов евреям, и они практиковали в основном в качестве помощников или «подпольных» адвокатов. Женщин не допускали к юридической практике вплоть до февраля 1917 г. Реформы 1864 г. не мешали женщинам стать присяжными поверенными, но им запрещалось посещение лекций по праву в университете.

Серьезным ударом по формировавшемуся сословию присяжных поверенных стала институциализация частных ходатаев.

Согласно Закону 1874 г. вести судебные дела разрешалось не только присяжным, но и частным поверенным. Ими могли быть лица, получившие высшее юридическое образование или удостоверившие суд в своих познаниях.

Никаких профессиональных ассоциаций частные поверенные не имели. В отличие от присяжных поверенных, на них не лежала обязанность вести дела по назначению суда. Частные поверенные осуществляли главным образом представительство тяжущихся по гражданским делам.

Вследствие Закона 1874 г. адвокатская практика, вопреки идее составителей Судебных уставов, не только не сосредоточилась в руках присяжных поверенных, а разделилась между ними, их помощниками и частными поверенными.

Российская адвокатура всегда была достаточно политизированной. Первая русская революция способствовала, с одной стороны, формированию внутри сословия различных партийных фракций, а с другой — объединению адвокатов России. В марте 1905 г. в Петербурге состоялся съезд, в котором участвовали 200 адвокатов, учредивший «Всероссийский союз адвокатов с целью объединения общественно-профессиональной деятельности адвокатуры и достижения политического освобождения России на началах демократической конституции». За участие в Союзе адвокатов некоторые его члены были привлечены к жандармскому дознанию. Как только об этом стало известно,
в жандармское управление поступила масса заявлений адвокатов об их принадлежности к Союзу, и дознание пришлось остановить. В октябре того же года состоялся второй съезд Союза, однако на этом все и закончилось. Вместе с тем общественность по заслугам оценила политическую активность адвокатуры, избрав в состав первой Государственной Думы 36 присяжных поверенных и их помощников, второй — 32, третьей — 29, четвертой — 23.

К 1913 г. в России было 5 658 присяжных поверенных и 5500 помощников присяжных поверенных.

Февральская революция 1917 г. сделала многое для демократизации и модернизации российской адвокатуры: в адвокатуру допустили женщин, отпал запрет на участие присяжных поверенных в военных судах, ушли в прошлое ограничения приема в сословие лиц нехристианского вероисповедания. Подкомитет по законопроектам Временного правительства готовил новый закон об адвокатуре.

Подавляющее большинство российских адвокатов стояло
на стороне Временного правительства, тем более что в его составе было немало выходцев из среды присяжных поверенных. Из шести министров юстиции Временного правительства пятеро — А. Ф. Керенский, П. Н. Переверзев, А. С. Загубный, А. А. Демьянов и П. Н. Малянтович — были присяжными поверенными. Многие адвокаты были назначены членами правительствующего Сената, заменили многих царских чиновников в прокуратуре, перешли на другие государственные должности. Всю полноту ответственности за судьбу страны принял на себя в качестве председателя правительства блестящий адвокат и публицист А. Ф. Керенский (1881—1970). Аналогичным образом поступил позднее, уже в ходе Гражданской войны, сибирский присяжный поверенный
П. В. Вологодский, ставший председателем правительства, действовавшего под защитой генерала Колчака.

Были среди присяжных поверенных и сторонники большевиков.

После Октябрьской революции 1917 г. произошли значительные изменения в статусе адвокатуры.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: