Кто адвокат профессора соколова

Обновлено: 20.04.2024

03.08.2020, 15:36 | Василий Заика Василий Заика Шеф-редактор сайта Пятого канала Общество Эксклюзив 279

Давний оппонент доцента-расчленителя заявил о давлении со стороны СПбГУ на правосудие.

Фото, видео: ТАСС / Демьянчук Александр, Ivtorov

«Я считаю, что, по сути, это означает давление со стороны СПбГУ на правосудие. Это абсолютно недопустимо. Если раньше СПбГУ ему помогал в гражданской тяжбе со мной, и, кстати говоря, проиграл. Именно этот Торгашев проиграл два суда — один 29 октября прошлого года и через несколько дней Олег совершил то, что он совершил, а второй суд он проиграл в Москве. Дело в том, что именно этот адвокат, который помогал Олегу два года, сотрудник СПбГУ. Более того, он не просто сотрудник СПбГУ, он еще и работник частной фирмы Шварца — заведующего кафедрой гражданского права», — сказал Евгений Понасенков.

Историк уверен, что подобные действия невозможно провести без санкции ректора вуза, который также является юристом. Евгений Понасенков считает, что сложившаяся ситуация может негативным образом повлиять на исход процесса.

«Я считаю, что это очень похоже на ангажированность и, кроме того, это затягивание процесса. Вечная чехарда с юристами — каждый раз они просят ознакомиться с материалами дела. Хотя Торгашев ознакомлен с этими материалами гораздо ранее, чем прошлые два адвоката. Он вел дела Олега два года, поэтому я не поверю, что он не знаком с материалами дела в достаточной степени. Они всячески затягивают процесс, они всячески пытаются его отмазать», — заявил оппонент Олега Соколова.

Евгений Понасенков убежден, что имеет место открытое вмешательство в процесс со стороны СПбГУ. Историк напомнил, что ранее руководство вуза уже покрывало Олега Соколова после опубликованного заявления якобы пострадавшей от его рук девушки. В настоящее время преподаватель СПбГУ официально назначен представителем подсудимого.

«Если раньше из СПбГУ могли помогать как-то закулисно, то теперь уже стало открытым. Я считаю, что это недопустимо и необходимо обращаться обществу в Рособрнадзор! Это аморально, это некая ангажированность! Общество должно правильно понимать, что происходит!» — считает Евгений Понасенков.

Историка Соколова, убившего аспирантку Анастасию Ещенко, приговорили к 12 годам и 6 месяцам заключения. Вспоминаем детали нашумевшего дела: интриги главного врага Соколова Понасенкова, неожиданные признания бывшей любовницы и другие подробности.


События последней ночи Ещенко

Судебного процесса, подобного масштабному «развлекательному шоу», которое устроили историк Олег Соколов и его «заклятый враг» Евгений Понасенков, Петербург не видел давно. В деле доцента-расчленителя хватает и вполне реальных жутких и поразительных подробностей, но созданный вокруг этой истории «ореол безумных интриг» превращает её в настоящий детектив уровня Дарьи Донцовой.

Чуть позже, в 3,5 км от места «ночного улова» полицейских в реке Екатерингофке обнаружились другие останки девичьего тела. По мнению экспертов, они были сброшены туда ранее и унесены течением. Анализ истории браузера Соколова показал, что набережную Мойки он исследовал ещё накануне убийства, вечером 8 ноября с помощью карт в интернете. Сам Соколов заявил на одном из заседаний, что пытался «отвлечься от ссоры с Ещенко», разглядывая карты.

Фото: соцсети

Фото: соцсети

Без сомнения, изучение возможных мест захоронения раздражающего тебя человека может успокоить. Возможно, именно этим объясняется спокойное поведение Соколова и после убийства. Как установило следствие, ночью 8 ноября преподаватель СПбГУ застрелил аспирантку Ещенко и свою сожительницу из обреза, после чего сломал ей шею, выстрелил ещё несколько раз в упор, а затем расчленил девушку с помощью ножа и пилы.

Убийство Анастасии Ещенко произошло между 02:36 и 03:00 часов ночи 8 ноября. А уже в 08:55 историк спокойно решал бытовые проблемы – именно в это время он позвонил в «Петербурггаз», оставив заявку на починку газовой колонки. Записанный разговор свидетельствует, что Соколов был чрезвычайно озабочен сломанной колонкой, которая «сначала зажигалась через раз, а потом и вовсе перестала зажигаться». 11 ноября ему пообещали прислать мастера. Однако к этому моменту квартира была уже опечатана, а сам Соколов совершал гигиенические процедуры совсем в другом месте.

Воспоминания бывшей: инквизиторские пытки при свечах

Тем не менее, сам «петербургский Наполеон» утверждал, что стал «наивной жертвой» обезумевшей от ревности «ведьмы», которая якобы вела себя в последнее время крайне агрессивно и даже бросалась на сожителя с ножом. По заявлениям Соколова, в ночь убийства аспирантки они серьёзно поссорились, и он схватил обрез (который неожиданно оказался полностью заряженным боевыми патронами), дабы выстрелом в воздух «напугать и успокоить» девушку.

Первый же выстрел «успокоил» Ещенко навсегда, точно попав жертве в лицо. Ещё три «нечаянные пули» пришлись ей в висок. «Оступился, с кем не бывает», – могут сказать сторонники Соколова. Но вот позже в деле появилась свидетельница, рассказавшая, что оступился таким образом он не впервые.

Романы харизматичных преподавателей со студентками и аспирантками – дело довольно обычное, что уж тут говорить. Вот и у Соколова Ещенко не была первой в университете. На суде об отношениях с историком рассказала Екатерина Пржигодзкая, бывшая студентка Соколова, также состоявшая с ним в «романтических отношениях».

Екатерина Пржигодзкая/ Фото: объединённая пресс-служба судов Санкт-Петербурга

Екатерина Пржигодзкая/ Фото: объединённая пресс-служба судов Санкт-Петербурга

По словам Екатерины, познакомилась с Соколовым она в 2004 году, будучи зелёной первокурсницей польского отделения исторического факультета СПбГУ. А в 2007 году, поддавшись его «красивым ухаживаниям», девушка вступила с историком в отношения. Правда, тогда преподаватель не рассказал студентке, что у него имеется законная жена с новорожденным ребёнком. Поделился, заливаясь слезами, только информацией о первой жене, ушедшей из жизни, и детях от первого брака.

Со временем красивые ухаживания сменились проявлениями взрывного характера, а однажды Соколов и вовсе устроил возлюбленной сеанс инквизиторских пыток. Девушка узнала о супруге Соколова и маленькой дочке, но вопрос с расставанием решила отложить – на носу были стажировка и экзамены. Однако когда девушка собралась порвать с историком и забрать вещи из его квартиры, он сначала устроил ей истерику по телефону, а затем вдруг успокоился и пригласил «поужинать и расстаться, как цивилизованные люди».

Вот только когда Екатерина пришла к историку домой, он связал ей руки, привязал к стулу и начал истязать – причём изысканно, при свете свечей, в комнате, задрапированной красной тканью. Как рассказала в суде девушка, Соколов душил её лошадиными поводьями, поднимал за уши, бил, а также угрожал изуродовать, держа в руках раскалённый утюг.

От «безупречности» к «коварству»

Позже «петербургский Наполеон» всё же отпустил Пржигодзкую. Но тут же расплакался и заявил, что это она «довела его до состояния аффекта». Талант «переобуваться из агрессора в жертву» историк во время заседаний суда показал недюжинный – поэтому не удивительно, что такими перевоплощениями он увлекается давно.

Екатерина вернулась из Москвы, где они жили на тот момент с Соколовым, в Петербург, и отправилась в полицию снимать побои. С этого момента историк «превратил её жизнь в ад», по собственным словам девушки: он постоянно звонил её матери, рассказывал, будто Екатерина является нимфоманкой, и т.д., и т.п.

История с Пржигодзкой всплыла на суде также во время дачи показаний блогером Дмитрием «Гоблиным» Пучковым. Пучков рассказал, что Соколов признался ему однажды: была у него девушка, он её бил. Что делать, если история всплывёт? Как «эксперт» и бывший сотрудник угрозыска Гоблин дал приятелю совет не волноваться – раз дело «не получило ход», проблем не будет.

Дмитрий Пучков/ Фото: объединённая пресс-служба судов Санкт-Петербурга

Дмитрий Пучков/ Фото: объединённая пресс-служба судов Санкт-Петербурга

На суде Екатерина рассказала: уже тогда выяснилось, что Соколов не просто изменял с ней молодой жене, но и поддерживал одновременно интимные отношения с ещё одной любовницей. Несмотря на эти «интересные обстоятельства», в своём «последнем слове», написанном, по его обыкновению, крайне высокопарно, историк сделал ставку на «страшную измену» и коварство Ещенко.

Отношения Соколова и аспирантки длились 3,5 года – и в начале девушка, по признанию историка, «была безупречна». Историк не раз ссылался на личный дневник сожительницы, где она, по его словам, сделала однажды запись «я люблю и любима». Но потом начались ссоры и размолвки. На суде огласили смс-переписку Ещенко и Соколова, в которой, девушка ревновала его к некой «Софи» и спрашивала, с каким «бабами» он общается.

Собственно, сложно назвать такое поведение уникальным – обвинения в «общении с другими бабами» всплывают в какой-то момент практически в каждой паре. Однако Соколов заявил, что на Ещенко повлиял, ни много ни мало, некий украинский любовник – «преступник и рецидивист, находившийся в розыске СК России и Интерполом». Что это за преступник, так и не стало известно.

Но именно после этой «интимной связи» Анастасия, по словам Соколова, охладела к нему. А ссоры и побои от сожителя терпела лишь ради квартиры в центре Петербурга и помощи в написании диссертации. В остальном же, заявил на одном из заседаний историк, девушка в последний год превратилась в настоящую «ведьму», которая называла его детей от прошлого брака уродами и не хотела, чтобы он встречался с бывшей женой.

Пранк от врага

Впрочем, поверить в то, что Ещенко оставалась с Соколовым ради квартиры и карьеры, можно. Вот только данный факт, даже если он и имел место, не оправдывает выстрел в лицо и отрубленные руки в рюкзаке. Чтобы «злодейство аспирантки» выглядело более эффектно, Соколов рассказал в своём последнем слове о настоящем заговоре против него, орудием в котором якобы и стала Анастасия.

Кто же организовал этот «заговор»? Далеко ходить не надо – у одиозного преподавателя всегда под рукой «дежурный враг», историк и соперник Евгений Понасенков. Соколов и Понасенков жестоко соперничали на протяжении многих лет на научном поле, радостно поливая друг друга грязью в интернете и в жизни.

Именно Понасенкова Соколов обвинил в совращении Анастасии.

– Я верил ей. Я очень наивный человек, меня очень легко обмануть. Некоторые подонки разрушили наше счастье, погубили нашу жизнь, – заявлял на суде историк, намекая на недоброжелателя-Понасенкова.

Понасенков, в свою очередь, решил развлечься от души над неприятелем. В начале декабря адвокат Соколова Сергей Лукьянов заявил, что появился новый и крайне важный свидетель в деле доцента. Свидетелем оказалась некая Жанна Рузанова, которая должна была рассказать, что незадолго до убийства Ещенко и Понасенков встречались в ресторане.

– Этот свидетель подтвердит, что Понасенков натравил Ещенко на меня, он главный организатор трагедии! – такое заявление сделал Соколов во время одного из заседаний суда по его делу. – Понасенков – главный убийца и организатор!

Но вскоре выяснилось, что никакой «Жанны, сотрудницы ресторана, где встречались Анастасия Ещенко с Евгением Понасенковым», на самом деле не существует. Она оказалась пранком самого Понасенкова, который создал фейковую страничку в соцсети и стал писал от имени девушки историку-убийце, обещая помочь. Об этом сам Понасенков рассказал в видеоролике на своём Youtube-канале:

– Я выдумал персонаж (девушка Жанна, которая якобы обладает важной информацией обо мне) – и несколько недель вёл переписку с расчленителем Соколовым! Этот придурок не просто поверил, но даже был полностью мною очарован!

В ближайшие годы очаровываться Олегу Соколову будет некем – он проведёт их в колонии строгого режима.

В Санкт-Петербурге в очередной раз отложили слушания по делу историка и бывшего доцента СПбГУ Олега Соколова, обвиняемого в убийстве и расчленении своей аспирантки Анастасии Ещенко, а также незаконном хранении оружия. Заседание перенесли из-за того, что один из трех адвокатов обвиняемого не смог заранее ознакомиться с вещественными доказательствами по делу.

Адвокаты Олега Соколова Олег Лукьянов (второй слева) и Александр Почуев (второй справа)

Адвокаты Олега Соколова Олег Лукьянов (второй слева) и Александр Почуев (второй справа)

Фото: Скриншот с портала Городского суда

Выездное заседание Октябрьского районного суда в здании Городского суда Санкт-Петербурга по делу доцента Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) Олега Соколова, обвиняемого в убийстве своей аспирантки СПбГУ Анастасии Ещенко

Выездное заседание Октябрьского районного суда в здании Городского суда Санкт-Петербурга по делу доцента Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) Олега Соколова, обвиняемого в убийстве своей аспирантки СПбГУ Анастасии Ещенко

Фото: Скриншот с портала Городского суда

Доцент Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) Олег Соколов, обвиняемый в убийстве своей аспирантки СПбГУ Анастасии Ещенко

Доцент Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) Олег Соколов, обвиняемый в убийстве своей аспирантки СПбГУ Анастасии Ещенко

Фото: Скриншот с портала Городского суда

Адвокаты Олега Соколова Олег Лукьянов (второй слева) и Александр Почуев (второй справа)

Фото: Скриншот с портала Городского суда

Выездное заседание Октябрьского районного суда в здании Городского суда Санкт-Петербурга по делу доцента Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) Олега Соколова, обвиняемого в убийстве своей аспирантки СПбГУ Анастасии Ещенко

Фото: Скриншот с портала Городского суда

Доцент Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) Олег Соколов, обвиняемый в убийстве своей аспирантки СПбГУ Анастасии Ещенко

Фото: Скриншот с портала Городского суда

На заседании адвокат Сергей Лукьянов, с сегодняшнего дня представляющий интересы Олега Соколова, сообщил, что ему необходимо ознакомиться с вещественными доказательствами. Среди них — записи с камер видеонаблюдения, записи разговоров с «Петербурггазом» и ноутбук убитой Анастасии Ещенко. Ранее Сергей Лукьянов уже привлекался для участия в деле, однако от его услуг историк на время отказывался. Однозначной позиции по отложению заседания защита Олега Соколова выработать не смогла — судья несколько раз переспрашивала адвокатов и обвиняемого, о чем именно они ходатайствуют.

Против отложения заседания выступала адвокат Александра Бакшеева, представляющая интересы потерпевших. Она назвала ходатайство защитников Соколова злоупотреблением права, отметив, что для зачитывания обвинительного заключения сегодня нет никаких препятствий. Отметим, адвокат Александр Почуев, представляющий интересы историка, неоднократно заявлял журналистам, что затягивать процесс они не намерены. «Отложение на неделю — это не затягивание, а реализация права на защиту. Появление в процессе снова моего коллеги было для меня доброй внезапной вестью. При этом, возможность ознакомиться с вещественными доказательствами у защиты была лишь на следствии. Суд отказывал ранее защите в ознакомлении с делом. Так что никаких проволочек со стороны защиты нет»,— ответил адвокат Александр Почуев на соответствующий вопрос корреспондента “Ъ-СПб”.

На данный момент интересы Олега Соколова представляют три адвоката — Александр Почуев, Сергей Лукьянов и Екатерина Осадчук. Последняя указана в карточке дела на сайте суда, однако на сегодняшнем заседании не присутствовала.

Онлайн-трансляцию процесса вела объединенная пресс-служба судов Санкт-Петербурга. Из-за ситуации с коронавирусом слушателей в здания судов города не допускают.

Напомним, в начале ноября 63-летнего историка достали из реки Мойка, а при нем обнаружили рюкзак с отрубленными женскими руками и пистолетом. Вечером того же дня он оформил явку с повинной, где рассказал, как убил свою аспирантку и сожительницу Анастасию Ещенко.

В Санкт-Петербурге продолжился суд над бывшим доцентом СПбГУ Олегом Соколовым по делу об убийстве аспирантки Анастасии Ещенко. Адвокат Александра Бакшеева, представляющая интересы потерпевшей стороны, обратила внимание на то, что в материалах есть сведения о звонках обвиняемого в посольство Франции в день убийства девушки. Госпожа Бакшеева предположила, что это могло свидетельствовать о его желании скрыться за границей от уголовного преследования.

Адвокат указала на скриншоты с экранов телефонов Олега Соколова, имеющиеся в материалах дела. На одном из них видно, что абонент дважды звонил по номеру телефона, который указан в качестве единственного контактного у посольства Франции в Москве. Оба звонка длились около минуты и были совершены утром 8 ноября 2019 года, уже после убийства Анастасии Ещенко. Представитель потерпевших полагает, что Олег Соколов планировал скрыться в другой стране и избежать наказания за свои действия. Свои доводы адвокат обосновывала, в частности, хорошим знанием французского языка у обвиняемого.

Судья Октябрьского районного суда Юлия Максименко удовлетворила ходатайство Александры Бакшеевой об отправке в посольство Франции судебного запроса с требованием предоставить аудиозапись этих разговоров. Если это не представится возможным — найти и вызвать в суд в качестве свидетеля сотрудника посольства, с которым мог говорить Олег Соколов.

Чем известен историк Олег Соколов

Ранее на заседании был допрошен приятель обвиняемого — доцент кафедры истории войн и военного искусства Военно-морской академии имени Кузнецова Олег Вербовой. Он вместе еще с одним знакомым был в гостях у Олега Соколова вечером 8 ноября, когда Анастасия Ещенко уже была мертва. Обвиняемый, по словам Олега Вербового, выглядел усталым. Ничего необычного свидетель в квартире не заметил.

Напомним, согласно обвинительному заключению, Олег Соколов убил Анастасию Ещенко около трех часов ночи 8 ноября 2019 года «в ходе бытового конфликта на почве взаимной ревности». Из материалов дела следует, что он несколько раз выстрелил в нее, расчленил труп и попытался утопить его в Мойке по частям, но сам упал в реку. В совершении преступления историк признался в тот же день, оформив явку с повинной. Однако за полгода его позиция несколько изменилась: на вопрос о признании вины в суде он не ответил, выразив желание послушать сторону обвинения.

О процессе читайте в материале “Ъ” «Историк подождал с раскаянием».

13.08.2020, 19:38 | Виктория Андреева Виктория Андреева Журналист Общество 3 850

Юрист Сергей Лукьянов объяснил, почему не видит ничего постыдного в том, чтобы быть на стороне возможных убийц.

«Ревность не доказывает убийства», или Почему один адвокат защищает Соколова и Кохал

Фото: ТАСС / Егоршин Валентин, /Демьянчук Александр

Случайное совпадение или все-таки нет? Два громких дела о расчленении жителей Петербурга и один адвокат. Юрист, готовый до последнего бороться за права обвиняемых в жестоких расправах.

В июне 2020 года историк Олег Соколов , подозреваемый в убийстве собственной студентки и любовницы Анастасии Ещенко, отказался от услуг двух адвокатов и нанял нового — Сергея Лукьянова. В августе за помощью к тому же юристу обратилась вдова расчлененного рэпера Энди Картрайта . Даму также обвиняют в убийстве супруга.

Как строить линию защиты в том случае, если ревность послужила причиной кровавой трагедии? И является ли это основанием для реального срока в колонии? Ответы на эти вопросы Лукьянов дал в беседе с RT.

«Я специализируюсь в первую очередь на уголовных делах как таковых. И ко мне обратились именно как к адвокату, занимающемуся уголовными делами. Это можно назвать совпадением», — сразу отметил юрист.

Собеседник издания пояснил, что вопреки расхожему мнению «специалистом по расчлененке» он не является. В его практике были разные дела. При этом многие, действительно, необычные и даже оригинальные. Вероятно, поэтому Лукьянов не видит в общении с такими подзащитными как Кохал и Соколов каких-либо особенностей. По его словам, они — такие же, обычные люди.

«Я общаюсь со своими подзащитными одинаково, вне зависимости от дела. Каждый человек имеет право на защиту. Именно каждый. Я просто делаю свою работу и защищаю людей от незаконного и необоснованного — полностью или частично — обвинения, защищаю их права в ходе уголовного преследования», — заявил Сергей.


ТАСС / Александр Демьянчук

Говорить о подробностях двух громких дел Лукьянов не стал. Лишь выразив уверенность, что банальная ревность точно не может стать причиной убийства. Комментируя ситуацию Марины Кохал и Энди Картрайта, адвокат особо подчеркнул: здесь очень много «но».

«Если в семье кто-то кого-то ревнует, что происходит достаточно часто в нашей жизни, и человек умирает естественной смертью… Раз была ревность, то, значит, убили? Конечно, нет. Должны быть веские доказательства, которых на данный момент нет. Об этом можно говорить, когда установлен сам факт убийства», — решительно заявил собеседник RT.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: