Клад полностью взыскивался в пользу государства если римское право

Обновлено: 20.06.2024

— отыскание клада. Клад в древнем цивильном праве — составная часть вещи, в которой он спрятан, а потому принадлежащая собственнику этой вещи. Начиная со II в. клад стал признаваться принадлежащим собственнику земли, в которой он отрыт, и лицу, нашедшему его, в равных долях;

— соединение вещей. Если самостоятельная вещь присоединяется к другой вещи так, что превращается в ее составную часть, она в силу утраты самостоятельного существования поступает в собственность того, кому принадлежит главная вещь, а собственник основной вещи обязан выплатить собственнику присоединенной вещи ее двойную стоимость. Имеет место при посевах, возведении строений, в случаях намыва земли к берегу публичной реки. В случае написания на чужом материале (скриптура) право собственности на вещь принадлежит собственнику материала, а в случае живописи на чужом материале — художнику;

— смешение вещей — нельзя указать, какая из вещей поглотила другую. Возникает право общей собственности лиц, имевших право собственности на каждую из вещей до смешения;

— спецификация — переработка одной вещи в другую. По праву Юстиниана, если несмотря на переработку вещи можно вернуть ей первоначальный вид, то она принадлежит собственнику материала, если же нет — переработчику с условием возмещения собственнику материала всех убытков;

— приобретение плодов. Плоды являются собственностью того, кому принадлежит плодоносящая вещь, за исключением случая узуфрукта;

— приобретение по давности владения (приобретательская давность) — признание собственником лица, фактически провладевшего вещью в течение установленного законом срока. В эпоху XII Таблиц приобретательская давность (usucapio) была установлена для земельных участков — 2 года, для остальных вещей — год. Условия приобретения права собственности по давности по Юстиниану: добросовестное владение вещью на законном основании, срок владения — 3 года в отношении движимых вещей, 10 и 20 лет — в отношении недвижимых; способность вещи к приобретению по давности, коей не обладали изъятые из оборота и краденые вещи.

Производные способы приобретения права собственности:

— манципация — форма передачи наиболее ценных манципированных вещей и права собственности на них. Совершалась путем произнесения определенных формул в присутствии 5 свидетелей и весовщика;

— in jure cessio — мнимый судебный процесс, где приобретатель (якобы истец) заявлял о том, что ему принадлежит некая спорная вещь. Отчуждатель (якобы ответчик) при этом молчал или соглашался с истцом. Претор констатировал право истца и выдавал соответствующий документ;

— традиция — передача одним лицом другому фактического владения вещью с целью перехода права собственности на нее. Элементы: переход владения вещью по воле отчуждателя; право передающего вещь на ее отчуждение; соглашение сторон о том, что владение передается с целью перенесения права собственности на вещь;

— по судебному решению;

— по предписанию закона.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Вопрос 86. Основания приобретения и прекращения права собственности.

Вопрос 86. Основания приобретения и прекращения права собственности. Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом (ст. 218 ГК). Право собственности на плоды, продукцию,

Вопрос 89. Вещно-правовые способы защиты права собственности.

Вопрос 89. Вещно-правовые способы защиты права собственности. Под защитой права собственности понимается использование предусмотренных законом гражданско-правовых способов защиты в целях устранения препятствий к осуществлению этого права. В зависимости от характера

45. Способы приобретения и прекращения владения

45. Способы приобретения и прекращения владения Владение всегда приобреталось первоначально и самостоятельно лицом, желающим владеть вещью. Требование самостоятельности не исключало содействия при этом подвластных и рабов, но право владения возникало лишь у

50. Способы приобретения права собственности

50. Способы приобретения права собственности Первоначальные способы приобретения права собственности:— оккупация — захват бесхозной вещи. Вещь, не изъятая из оборота и не имеющая собственника, поступает в собственность того, кто первый ее захватит с намерением себе

51. Способы прекращения права собственности

51. Способы прекращения права собственности Как индивидуализированное право право собственности предопределялось жизненной и правовой судьбой субъекта права, предметом права (вещью). Утрата собственности могла происходить вследствие изменения фактически-физических

21. Первоначальные способы приобретения права собственности

21. Первоначальные способы приобретения права собственности Первоначальные способы (юридические основания) приобретения права собственности:1. Изготовление новых вещей (с использованием своих материалов).2. Получение плодов и доходов от своих вещей.3. Occupatio — оккупация

Основания приобретения и прекращения права собственности

Основания приобретения и прекращения права собственности Основаниями приобретения права собственности, как и других вещных прав, являются юридические факты. Эти основания бывают первоначальные и производные.К первоначальным относят те, при которых право

СТАТЬЯ 218. Основания приобретения права собственности

СТАТЬЯ 218. Основания приобретения права собственности 1. Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.Право собственности на плоды, продукцию, доходы, полученные в

Статья 218. Основания приобретения права собственности

Статья 218. Основания приобретения права собственности 1. Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.Право собственности на плоды, продукцию, доходы, полученные в

32. Способы приобретения и прекращения права собственности

32. Способы приобретения и прекращения права собственности Способы приобретения права собственности — обстоятельства, при наступлении которых лицо приобретает право собственности на определенную вещь.Способы приобретения права собственности делятся на

Статья 218. Основания приобретения права собственности

Статья 218. Основания приобретения права собственности 1. Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.Право собственности на плоды, продукцию, доходы, полученные в

СТАТЬЯ 218. Основания приобретения права собственности

СТАТЬЯ 218. Основания приобретения права собственности 1. Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.Право собственности на плоды, продукцию, доходы, полученные в

33. Способы защиты права собственности и других вещных прав. Виндикационный и негаторный иски

33. Способы защиты права собственности и других вещных прав. Виндикационный и негаторный иски Защита права собственности — совокупность предусмотренных законом приемов и способов, с помощью которых осуществляется защита нарушенного права собственности, направленных

54. Виды приобретения права собственности

54. Виды приобретения права собственности Способами приобретения права собственности являются факты, с наступлением которых лицо приобретает право собственности. Титулом приобретения называются юридические факты (в частности, разного рода сделки), служащие основанием

36. ОСНОВАНИЯ ПРИОБРЕТЕНИЯ И ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

36. ОСНОВАНИЯ ПРИОБРЕТЕНИЯ И ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.Право собственности на плоды, продукцию, доходы, полученные в

Римляне разделяли способы приобретения собственности по историческому признаку принадлежности к цивильному праву или к праву народов. В систематическом изложении их удобнее различать по признаку производного перехода права собственности от одних лиц к другим и первоначального возникновения в лице данного приобретателя — впервые или, во всяком случае, независимо от права предшественника. Обычно закон указывал, в каких случаях имеет место такое первоначальное приобретение права собственности.

Виды приобретения права собственности:

путем договоров и сделок;

право собственности на плоды;

за приобретательной давностью.

Переход собственности допускался только между лицами, способными отчуждать и приобретать имущество, и осуществлялся путем договоров и сделок в обороте между живыми (inter vivos), а также на основе сделок по случаю смерти (mortis causa), т. е. путем наследования по завещанию и отказов, а равно и путем наследования по закону.

Под этим термином подразумевалось изготовление новой вещи (nova species) из одной или нескольких других. Юридическое затруднение возникало, когда создатель новой вещи пользовался материалом, принадлежавшим другому лицу.

Существовало 2 точки зрения:

собственник материала оставался собственником вещи и в ее новом виде;

новая вещь принадлежит на правах собственности своему создателю, собственник же материала предъявляет к последнему иск из воровства об уплате штрафа (actio furti) и о возвращении владения (condictio furtiva), а при невозможности возврата — об уплате вознаграждения.

В праве Юстиниана возобладало среднее мнение, по которому новая вещь принадлежит собственнику материала или спецификатору, в зависимости от того, может ли она быть обращена в прежнюю форму или нет. По праву Юстиниана спецификатор становился всегда собственником новой вещи, если он к чужому материалу прибавил частично и свой собственный.

Под оккупацией (occupatio) разумелось присвоение и завладение вещами с намерением удержать их за собой. Она обосновывала право собственности захватчика и распространялась на все бесхозяйные вещи согласно принципу, выраженному в Законах XII таблиц: бесхозяйная вещь следует за первым захватившим (res nullius cedit primo occupanti). Вещи, принадлежавшие всем (res omnium communes), были главными объектами для такого захвата — путем охоты, рыболовства и птицеводства. Римское право не признавало за собственником земельного участка исключительного права охоты на этом участке, которое мешало бы таким захватам. Наконец, сюда относились вещи, брошенные прежним собственником (res derelictae). Вражеское имущество считалось бесхозяйным и могло быть предметом оккупации, но не все. Утверждение Гая, что римлянин особенно считал своим то, что взято им у врагов, является лишь воспоминанием о древнейших временах; в исторические времена военная добыча принадлежала государству. Солдаты получали в собственность лишь часть добычи, предоставлявшуюся им полководцами.

К оккупации приравнивался захват морского берега или дна путем застройки и установления ограждений.

Под кладом (thesaurus) понималась всякая ценность, которая была где-нибудь сокрыта так давно, что после открытия нельзя уже найти ее собственника.

Если такое сокровище было найдено на чьей-либо земле, то с II в. н. э. половину клада получал находчик, а другую — владелец земли. Между ними возникала общая собственность. Тогда же было установлено, что находка на священном или погребальном месте принадлежала находчику целиком. Позднее половина шла в пользу фиска. Если находчик производил розыски клада без разрешения собственника земли, то последний получал все.

За поиски путем колдовства находчик лишался всяких прав, а найденное поступало в пользу фиска.

Лицо, владев чужой вещью в течение установленного законом срока, приобрело собственность на нее. В данном случае речь идет о лице своего права (самовластного — sui iuris). Приобретение по давности было возможно в том случае, когда в период отчуждения вещи не была использована процедура манципации или мнимого судебного спора. Здесь собственником вещи и по квиритскому праву остается отчуждатель. Но добросовестный приобретатель приобретал ее по давности, причем отчуждателем мог быть и несобственник.

Срок давности должен был течь непрерывно, в результате чего наследник мог воспользоваться владением наследодателя.

Точно так же в прижизненных сделках допускались зачет и причисление времени владения предшественника в пользу добросовестного преемника. Это называлось приращением во владении (accessio possessionis).

Приобретательная давность применялась только к италийским землям и между римскими гражданами. Однако в провинциях, в отношении провинциальных земель, римские правители, а затем и императорское законодательство в борьбе с упадком земледелия и забрасыванием земель ввели институт исковой погасительной давности. Он был основан на эллинистическом принципе, что нельзя сохранить за собой право, которое долго оставалось в пренебрежении. Новому институту дали процессуальное название «приобретательная давность».

Стать собственником вещи путем простого приобретения владения ею возможно в том случае, если вещь является ничейной, то есть не имеет собственника. Такая ситуация возможна в двух случаях:

1. вещь никогда не имела собственника (ничейная вещь в собственном смысле слова – res nullius). Классическими примерами подобного рода является приобретение охотником или рыболовом права собственности на пойманную дичь или рыбу. Для того, чтобы стать собственником, необходимо действительное завладение (то есть установление действительного господства над вещью). оккупирует ничейную вещь тот, кто устанавливает над ней свое господство, поэтому если один охотник ранил животное, а другой его поймал, то собственником по праву оккупации становится последний. (Подробнее см.: Дигесты Юстиниана / Том VI. Полутом 2. / Отв. ред. Л. Л. Кофанов. М., 2005. С. 11 - 13)

2. вещь брошена собственником (то есть он отказался от владения вещью и от права собственности на нее – res derelicta). В римской юриспруденции вызывал споры вопрос о юридической природе оставления (выбрасывания) собственником своей вещи. Сабинианцы считали, что брошенная вещь становится ничейной с момента, когда собственник ее оставил, и дальше приобретается новым собственником как res nullius. В то же время представители школы прокулианцев считали, что оставление вещи (derelictio) представляет собой передачу владения неопределенному лицу, то есть двусторонний акт. Соответственно в рамках такого подхода дереликция оказывается производным способом приобретения права собственности, а право собственности лица, отказавшегося от владения, прекращается не в момент, когда он бросил вещь, а в момент, когда ею завладел тот, кто намерен стать ее собственником.

В тех случаях, когда для передачи права собственности недостаточно простой передачи владения, а требуется соблюдение дополнительных формальностей (манципируемые вещи), с точки зрения прокулианцев оккупация невозможна, и такая вещь становится собственностью завладевшего ею только на основании приобретательной давности.

Отказ от владения не всегда означает отказ от права собственности, поскольку он может быть вынужденным (как, например, в случае выбрасывания груза за борт для спасения судна во время шторма). Равным образом не всегда очевидно, было ли владение утрачено помимо воли собственника, или он отказался от него добровольно (например, потеряна вещь или выброшена). Иногда не ясно даже то, утрачено ли владение (например, собственник земельного участка долгое время отсутствует по неизвестной причине, которая вполне может быть уважительной, так что о его намерении отказаться от владения не может быть и речи). Во всех этих случаях оккупация невозможна, и приобретение права собственности возможно только по давности владения (при наличии всех тех признаков владения, которые необходимы для приобретательной давности, в частности – добросовестности владения).

Обнаружение клада. Клад это ценные вещи, зарытые в землю или иным образом спрятанные, установление собственника которых не представляется возможным. (Подробнее см.: Дигесты Юстиниана / Том VI. Полутом 2. / Отв. ред. Л. Л. Кофанов. М., 2005. С. 37)

По общему правилу клад принадлежит собственнику земли, на которой он был найден. Это правило действует в том случае, если клад был обнаружен самим собственником земельного участка, или розыски клада осуществлялись по его поручению, или наоборот, обнаружившее клад лицо осуществляло раскопки без ведома собственника земельного участка или вопреки его воле. Однако в том случае, если клад был случайно обнаружен лицами, которые вели земляные работы (или просто находились на участке) по воле собственника, он подлежит разделу между собственником земли и лицом, обнаружившим клад, поровну. Такой порядок был введен при императоре Адриане (до этого и в такой ситуации клад полностью получал собственник земельного участка). Если клад найден на священном или религиозном участке, то он полностью принадлежит нашедшему. Если клад найден на публичном (государственном) земельном участке, то половина клада отходит фиску как собственнику. Не всякая спрятанная вещь это клад. Не считаются кладом вещи, в отношении которых возможно установление личности их собственника, например, если вещь входила в состав наследства, но наследник не знал о ее существовании, так как она была спрятана в тайнике, и продал объект недвижимости вместе с находившимся в нем тайником, то вещь в тайнике не будет кладом, если можно доказать ее принадлежность умершему, но она не будет и проданной вещью, так как не являлась составной частью объекта недвижимости, а продать то, о наличии чего не подозреваешь – невозможно.

Приращение(accessio, inaedificatio) – неразрывное присоединение одной (побочной) вещи к другой (главной) вещи. В результате по общему правилу собственник главной вещи приобретает право собственности и на побочную вещь как на неотделимую часть вещи главной. Есть 2 вида ситуаций приращения:

1. приращение движимых вещей к недвижимым (посев, посадка, застройка)

2. приращение движимых вещей к движимым (сварка, окраска, нанесение рисунка или письма). При сварке право собственности приобреталось тем, кто имел право собственности на функционально главную вещь. В остальных случаях – собственник материала, на который была нанесена краска или чернила. Однако по поводу картины возник спор между сабинианцами и прокулианцами. Вопреки общему принципу римского права прокулианцы приписывали право собственности на картину, нарисованную на чужом материале, художнику, а не собственнику материала (на художника при этом возлагалась обязанность выплатить стоимость материала бывшему собственнику). То есть в этом решении прокулианцев явно видно, что они считали труд художника главнее материала. Эта точка зрения была воспринята и в кодификации Юстиниана.

Речные наносы – об этом см.: Дигесты Юстиниана / Том VI. Полутом 2. / Отв. ред. Л. Л. Кофанов. М., 2005. С. 15 – 17; 37; 53 - 55

Слияние(confusio) и смешение (commixtio) – это соединение однородных жидкостей (вино, масло) или сыпучих вещей (зерно, мука и др.) разных собственников. Если соединение произошло добровольно, образуется общая долевая собственность.

Однако, если смешение произошло помимо их воли (случайно) – имеется фикция сохранения индивидуального права собственности, и возможна «виндикация количества» (vindicatio quantitatis), то есть истребование вещным иском (actio in rem) того количества определенных родовыми признаками вещей, которое подверглось смешению. Впрочем, предъявление vindicatio quantitatis возможно постольку, поскольку можно доказать, что вещи данного лица находятся в общей массе. (См. например: Dig.6.1.5.pr. Ульпиан в 16-ой книге “Комментариев к эдикту”. Дигесты Юстинана. Том II. / Отв. ред. Л. Л. Кофанов. М., “Статут”. 2002. С. 149). Если этого доказать невозможно, надо предъявлять кондикцию (иск о возврате неосновательного обогащения) против того, в чьем владении находится смешавшаяся масса.

Видимо на случай неопределенности владения смешанной массой римский юрист Кассий высказал мнение, что собственником получившейся в результате смешения массы является тот собственник, кому принадлежала большая часть подвергшегося смешению вещества.

Спецификация (переработка). Это изготовление новой вещи из принадлежащего другому собственнику материала не по его поручению. Сабинианцы считали, что новая вещь принадлежит собственнику материала, прокулианцы – что спецификатору. (Подробнее см.: Дигесты Юстиниана / Том VI. Полутом 2. / Отв. ред. Л. Л. Кофанов. М., 2005. С. 17)

В последнем случае против добросовестного спецификатора полагается иск о возмещении убытков (иск по аналогии). Если спецификатор действовал сознательно, полагался штрафной иск о краже. В постклассическом праве (и в Кодексе Юстиниана) утвердилась точка зрения, что собственником новой вещи является спецификатор, если он действовал добросовестно. Однако, если вещь может быть возвращена в первоначальное состояние, она всегда принадлежит собственнику материала. Например, бронзовый кубок, отлитый из чужого слитка бронзы, всегда можно расплавить.

§ 3. защита владения: Римское право, И.Б. Новицкий, 1997 читать онлайн, скачать pdf, djvu, fb2 скачать на телефон Настоящее четвертое издание учебника печатается без изменений с последнего издания, вышедшего в свет в 1972 г. Работа представляет собой элементарный учебник римского частного (гражданского) права.

§ 3. защита владения

1. В отличие от держания владение пользовалось самостоятельной владельческой защитой. Характерная черта владельческой защиты заключалась в том, что в процессе о владении не только не требовалось доказательства права на данную вещь, но даже и не допускалась ссылка на такое право. Для того чтобы получить защиту владения, необходимо установить факт владения и факт его нарушения. В источниках римского права эта мысль выражена с явным преувеличением: «между собственностью и владением нет ничего общего» (D.41.2.12.1). Преувеличение здесь в том, что нормально вещью владеет тот, кому она принадлежит на праве собственности; в этом смысле в большинстве случаев между владением и собственностью общее есть.

Поскольку во владельческом процессе доказывались только факты, а вопрос о том, кому принадлежит право на владение данной вещью оставался в стороне, владельческий процесс являлся, с одной стороны, более легким в отношении доказывания претензии (доказать право собственности на вещь нередко представляет большие трудности); с другой стороны (в силу той же причины), владельческая защита имела только предварительный (или провизорный) характер: если в результате спора о владении вещь присуждалась не тому, кто имел на нее право, то этот последний мог затем предъявить свой собственный иск (виндикацию). Если ему удавалось доказать право собственности (а не только факт владения), он мог истребовать вещь от фактического владельца.

Владельческая защита, построенная на выяснении одних только фактов (владения и его самоуправного нарушения), вне зависимости от вопроса о праве на владение данной вещью, называлась поссессорной (possessorium); защита прав, требующая доказательства наличия у данного лица права, называлась петиторной (petitorium).

2. В литературе римского права является спорным вопрос: как объяснить основание, по которому государство оказывало защиту владельцу, не проверяя правомерности его владения и даже не позволяя другой стороне в процессе ссылаться на свое право владеть данной вещью? Среди разных точек зрения, выражавшихся по данному вопросу, следует отметить две, пользующиеся наибольшим признанием.

Одно объяснение1 сводится к следующему. Совпадение в дице и собственника и владельца встречалось в жизни настолько часто, что можно было предполагать (пока не доказано иное), что кто владеет вещью, тот и собственник, и обратно раз у данного лица нет вещи во владении, следовательно, ему не принадлежит и право собственности. Исходя из нормальнoгo, постоянно наблюдаемого в жизни совпадения в одном лице владельца и собственника, государство в целях наилучшей защиты собственника облегчало его положение как владельца тем, что охраняло владение, не требуя доказательства права собственности и не позволяя затягивать процесс ссылкой ответчика на его право собственности. Если же в отдельном конкретном случае оказывалось, что вещь находилась в незаконном владении лица, которое получило защиту благодаря указанной особенности владельческого процесса, то претендующему на эту вещь лицу предоставлялась возможность прибегнуть к петиторному процессу, доказать свое право собственности и истребовать вещь. Это объяснение во многом соответствует нормам римского права: владельцами по римскому праву могли быть только те же лица, которые были способны приобретать право собственности; предметами владения признавались только вещи, на которые могло быть право собственности (нельзя владеть публичной дорогой, общественным театром и т.п.).

Другое, часто встречающееся объяснение сводится к тому, что упрощенная владельческая защита была одной из мер борьбы с самоуправством 2. Фактически сложившиеся отношения не должны нарушаться по усмотрению отдельных лиц, считающих, что вещи могут находиться во владении не тех, кто ими фактически обладает, а в их владении. Изменение фактического положения вещей возможно только через посредство суда, т.е. путем предъявления иска. Если же лицо посягало на чужое фактическое владение помимо суда, государство ограждало владельца, даже если он и не имел права на владение. Это объяснение можно было бы признать удовлетворительным, например, для современного буржуазного права, не различающего “владельцев” и “держателей”. Но применительно к римскому праву оно не соответствует его особенности, выражающейся в том, что значительные массы фактических обладателей вещей, но являющихся только держателями, не пользовались владельческой защитой.

При этом объяснении остается без ответа вопрос, почему самоуправное посягательство на обладание вещью держателя (например, хранителя вещи, арендатора и т.п.) является менее опасным и не дает этому фактическому обладателю вещи основания получить скорую и облегченную защиту.

Таким образом, более правдоподобным объяснением основания поссессорной защиты в римском праве надо признать первое из изложенных.

3. Владение защищалось не исками (actiones), a интердиктами (см. разд. II, §5, п. 2).

Владельческие интердикты давались или для того, чтобы защитить от самовольных посягательств на вещь владельца, еще не утратившего владения, т.е. чтобы удержать за ним владение (это — interdicta retinendaepossessionis, интердикты «об удержании владения»), или же для того, чтобы вернуть утраченное владение (interdicta recuperandae possessionis, интердикты «о возврате владения»).

Классическое право знало два интердикта, направленных на удержание владения: interdictum uti possidetis для защиты владения недвижимостью, и interdictum utrubi для защиты владения движимой вещью. Interdictum uti possidetis назван так по начальным словам преторской формулировки интердикта: «как вы теперь владеете. так и должно остаться, я (претор) не позволю применять насилие, направленное на изменение существующего владения». По интердикту uti possidetis защита обеспечивалась не всякому владельцу, а только тому, кто владеет недвижимостью, «пес vi пес clam пес precarioab adversario». Это значит, что владельческая защита не дается тому, кто захватил недвижимость силой (vi) от того, кто является другой стороной в процессе (ab adversario), не дается, далее, защита тому, кто захватил недвижимость тайно (clam) no отношению к другой стороне — противнику в процессе; наконец, не получает защиты тот, кто получил недвижимость от противника в процессе в пользование до востребования (precario, D. 43.27, l.pr.).

Таким образом, если незаконный захватчик недвижимости просил защитить его владение от посягательств не того лица, у которого он незаконно захватил эту недвижимость, а от посягательств со стороны какого-то третьего лица, то незаконный захватчик получал защиту с помощью интердикта uti possidetis. Если же его противником в процессе был как раз тот, в отношении кого у него имеется один из трех названных пороков владения (получение вещи vi, clam или precario), то по интердикту uti possidetis недвижимость присуждалась во владение другой стороне.

В последнем случае исход дела был таков, что интердикт, предъявленный одним лицом для удержания своего владения, приводил к возвращению владения другой стороне в процессе. Это необычно для гражданского процесса; гражданский процесс вообще кончается или присуждением в пользу истца, или отказом в иске, но не присуждением в пользу ответчика, как в данном случае.

Поэтому интердикт uti possidetis называют «двойным» в том смысле, что хотя здесь есть, конечно, заявитель, инициатор процесса, но нет истца и ответчика; каждая сторона может оказаться на положении ответчика. Interdictum utrubi также получил название по начальному слову интердикта: «где (utrubi, т.е. у кого из сторон) вещь. »ит.д. Интердиктом utrubi защищалось владение движимыми вещами. Защита давалась тому, кто за последний год провладел вещью больше времени, притом получил вещь в отношении другой стороны без тех же пороков, которые служили препятствием для защиты и по предыдущему интердикту (D.43.31.1). Таким образом, и utrubi был интердиктом «двойным»; процесс и в этом случае мог закончиться закреплением владения не за тем, кто предъявил интердикт, а за другой стороной.

При Юстиниане давался единый интердикт для удержания владения, а именно uti possidetis, как для защиты владения недвижимыми, так и движимыми вещами.

К другой категории владельческих интердиктов, а именно интерциктов для возврата владения (recuperandae possessionis), относились интердикты unde vi и de precario. Interdictum unde vi дается юридическому владельцу недвижимостью, насильственно (vi) лишенному владения. В процессе по интердикту unde vi не допускалась не только ссылка ответчика на свое право собственности, но даже и ссылка на то, что лишившийся вследствие насилия владения недвижимостью сам приобрел владение vi, clam или precario в отношении ответчика. В случае подтверждения факта насильственного отнятия у истца яедвижимости ответчик по интердикту unde vi присуждался к возвращению истцу недвижимости со всеми плодами и приращениями (за время после отнятия владения) и к возмещению убытков (D.43.16.6 и др).

При Юстиниане interdictum unde vi был распространен и на случай самовольного захвата недвижимости в отсутствие владельца (С. 8.4.11).

Interdictum de precario давался лицу, предоставившему свою вещь другому в так называемое прекарное пользование т.е. в бесплатное пользование до востребования, если лицо взявшее вещь на этих условиях, не возвращало ее по первому требованию. Этот интердикт не являлся последовательно поссессорным, так как в случае его предъявления ответчик мог выставить в качестве возражения не только ссылку на невозможность вернуть вещь, наступившую помимо вины ответчика, но также и ссылку на то, что в данное время ответчик — уже собственник вещи (D.43.16.2. рг. 4, §3 и др.).

4. Добросовестный владелец помимо интердиктов имел еще специальное средство защиты — actio in rem Publiciana. Этот иск давался лицу, владение которого отвечало всем требованиям, необходимым для приобретения вещи по давности, за исключением лишь истечения давностного срока (см, ниже, гл. III, § 3, п. 4). Для того чтобы дать такому владельцу защиту, претор включал в форму иска предписание судье предположить, что истец провладел давностный срок и, следовательно, приобрел право собственности.

Таким образом, actio Publiciana служит примером «иска с допущением фикции» (см. разд. II, § 4, п. 5).

Поскольку actio Publiciana предполагала добросовестность владения истца, а также законный способ приобретения владения (не приведший к приобретению права собственности только в силу некоторого обстоятельства, например потому, что отчуждатель вещи сам не имел на нее права собственности) , этот иск нельзя назвать владельческим (поссессорным) средством защиты; скорее это средство защиты права (так называемое петиторное средство).

Добросовестный владелец получал защиту по actio Publiciana только против недобросовестных владельцев, но не против собственника или такого же, как и истец, добросовестного владельца. Actio Publiciana давалась также для защиты так называемого «преторского собственника» (об этом см. ниже, гл. III, § 1, п. 5).

Упоминания о кладах впервые появляются у античных историков и летописцев. И уже с тех времен формировались посвященные им законодательные акты. При этом решалась основная проблема: как делить найденный клад? В Древнем Риме до хрипоты спорили, кому принадлежат найденные сокровища: тому, кто их нашел, или тому, на чьей земле была сделана находка? Великий законодатель, византийский император Юстиниан в середине VI века повелел делить клад пополам: половину нашедшему, а вторую половину получал владелец земли, на которой он был найден.

В средневековой Европе судьбу клада и самого кладоискателя решали самым оригинальным способом: по неизвестным признакам определяли, самостоятельно ли было найдено сокровище или же с помощью злых духов? Но уже в 1515 году римский папа Лев X издал декрет, который обязывал каждого, кто найдет клад на территории Папской области, предъявлять его папскому правительству.


Император Юстиниан впервые узаконил раздел кладов

По Статуту Великого княжества Литовского 1566 года клад принадлежал тому, кто его найдет. В случае если клад был найден не на своей земле, его делили пополам с землевладельцем. Именно эту практику дележа кладов, позаимствованную из Римского права, взяли за основу законодательства всех европейских стран.

Английский закон 1276 года гласил: «Если в доме или земле найден клад и о его существовании владелец не знает, то клад принадлежит королю». Закон действует и в наши дни, правда, с небольшим дополнением. Согласно поправке, внесенной в 1887 году, государственная комиссия может выдать нашедшему премию «по своему усмотрению».

Примерно такой же закон принят и в Австралии. А вот в США, согласно федеральному законодательству, клад полностью принадлежит нашедшему его счастливчику, который обязан лишь уплатить подоходный налог с оценочной стоимости сокровищ.

В России до XVIII века не было специального законодательства о кладах. Люди, нашедшие клад, задерживались, а иногда даже и заключались в тюрьму в ожидании ответа из Москвы.

При Петре I правительство объявило все клады собственностью государства. В царствование Екатерины II право собственности владельца земли было распространено на все богатства, сокрытые в ее недрах, в том числе и на клады. В 1803 году последовало разъяснение Сената о том, что «клад без позволения владельца земли не только частными лицами, но и местным начальством отыскиваем быть не может».

Свод гражданских законов 1832 года окончательно сформулировал положение о том, что «клад принадлежит владельцу земли»: если клад найден на твоей земле — он твой, а если на государственной — отдай его в казну. Это же положение вошло во все последующие своды законов и сохранялось неизменным до 1917 года.

В XIX веке в России действовала такая практика: за находки на государственной земле отвечали органы внутренних дел. Приезжал урядник, описывал клад, потом шло донесение в Петербург, где находилась Археологическая комиссия. Из столицы приезжал представитель комиссии и решал на месте, что с кладом делать. Как правило, наиболее интересные монеты и вещи отбирали, а остальные отдавали в переплавку. Потом платили какую-то сумму нашедшему клад. В большинстве случаев находки фиксировались, из года в год издавались отчеты комиссии, где был специальный раздел о кладах. А в архиве на каждый клад заводилось дело — с отчетом, рисунками и описями.

После 1917 года вся земля и все, что скрыто в ее недрах, в том числе и клады, были объявлены собственностью государства. Нашедшему клад полагалась денежная премия в размере 25 % от его стоимости, а все остальное шло в доход государству. При этом, согласно инструкции, создавалась комиссия, которая оценивала клад чаще всего на вес.

В настоящее время в России вернулись к Римскому праву — кодексу Юстиниана: государство и кладоискатель делят находку пополам. Если, конечно, счастливый искатель или случайный находчик решит ее легализовать. Однако ситуация от этого только ухудшилась. Принятый закон далек от совершенства. И вот почему.

В Уголовном кодексе РФ, принятом Государственной думой в мае 1996 года, уже нет статьи о лишении свободы за сокрытие найденного клада. Нои сегодня кладоискателя теоретически можно привлечь к уголовной ответственности по целому ряду статей. Например, за уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243), незаконное предпринимательство (ст. 171), хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164), незаконный оборот и нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов (ст. 191–192) и некоторых других


Эта случайно обнаруженная бронзовая деталь античной колесницы идеально вписывается в понятие «находка»

Казалось бы, суровая статья, аналогичная, например, израильской. В этой стране незаконные раскопки также караются 5-летним сроком заключения. Но это в теории. Не знаю, как в Израиле, но в России она фактически не работает. Пока я не слышал, чтобы кого-то посадили за уничтожение археологического объекта.

На Украине аналогичная ситуация, да и закон помягче. Здесь присвоение клада наказывается штрафом до пятидесяти минимумов доходов граждан, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до шести месяцев (ст. 193 УК Украины). Эта статья также не работает, поэтому никого и не пугает.

Нынешнее Гражданское законодательство разделяет понятия «клад» и «находка». Клад — это скрытые любым способом деньги или другие ценные предметы. В свою очередь, находка — это утерянная собственником и найденная вещь. Проще говоря, клад это сразу и много, а находка это всего лишь одна вещь, которая, скорее всего, была потеряна, а не спрятана. Правда, в некоторых случаях находка может быть ценнее иного клада.

В зависимости оттого, что вы выкопали, клад или находку, поступать с ними следует по-разному. Найденный клад поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (другими словами — хозяину земельного участка или строения), и лица, обнаружившего клад, в равных долях. Если сокровища обнаружены без согласия на поиски собственника земельного участка, то они подлежит передаче только ему (ст. 233). Если же найденные вещи относятся к памятникам истории или культуры, они подлежат передаче в государственную собственность. При этом собственник земельного участка или иного имущества, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на получение вместе вознаграждения в размере 50 % стоимости клада, то есть по 25 % каждому.

Здесь вроде бы все понятно. Главное, полюбовно договориться с собственником земли, на которой ведутся поиски. Однако не совсем ясно, за какие заслуги собственник получает часть стоимости обнаруженных сокровищ? Разве с землей он купил у государства и все находящиеся в ней исторические памятники? Разве в договоре о купле-продаже земли оговорена такая возможность? Сегодня в России почти любой населенный клочок земли — частная собственность. И только хозяин теперь вправе позволить не только кладоискателям, но даже и археологам перекопать его участок, засаженный картошкой, луком и помидорами. И не важно, что под его грядками находятся московские трофеи Наполеона или библиотека Ивана Грозного. Получается, что у нас частная собственность важнее здравого смысла!

Еще более невнятная ситуация сложилась с понятием «находка». Согласно ст. 227 Гражданского кодекса РФ, человек, нашедший потерянную вещь, обязан немедленно уведомить об этом ее собственника или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить находку. Если такие лица неизвестны, находчик вещи обязан заявить о ней в милицию или в орган местного самоуправления. Далее начинается самое интересное. Если в течение шести месяцев с момента заявления владелец вещи не будет установлен, она переходит в собственность… заявителя, то есть случайного находчика! После этого он официально приобретает на нее все права собственности!

Иными словами, нашли вы, к примеру, золотую гривну скифского вождя и как законопослушный гражданин написали заявление в милицию. Скажем прямо: вероятность того, что за ней придет сам царь или его потомки, не очень высока. В таком случае по закону после шести месяцев ожидания вы становитесь владельцем ювелирного шедевра огромной ценности. Ведь в Гражданском кодексе не сказано, когда вещь потеряна: вчера, шестьсот или две тысячи лет назад? Кроме этого, что мешает человеку, нашедшему клад, выбрать из него наиболее ценное изделие, объявить его случайной находкой и после соблюдения необходимых формальностей стать его законным владельцем? А согласно законодательству Украины, выплата каких-либо вознаграждений за находку (в отличие от нахождения клада) вообще не предусмотрена. Кто же в таком случае ее сдаст?

Выходит, что необходим новый закон, который ради сохранения археологического наследия будет запрещать совершение сделок по купле-продаже и переводу земель в разряд частных без согласования с госорганами по охране памятников. Необходимо также и более вразумительно переписать статью о праве собственности на отдельные находки. Но принятие новых законов в нашей стране — путь извилистый, и как российские дороги усеян рытвинами да ухабами. К сожалению, мы знаем, что у депутатов Госдумы и чиновников есть заботы поважнее.

Невнимание к проблемам сохранения культурного наследия страны, невежество «народных избранников» и несовершенство законодательства привели к бесконтрольному расхищению древностей. Дальнейшее развитие кладоискательства грозит полным уничтожением памятников истории и археологии уже в обозримом будущем. Поэтому в деле сохранения национального достояния давно пора звонить во все колокола! Завтра будет поздно!

Говорит Костомаров

Говорит Костомаров Я сильно боюсь, что иной читатель сочтет мои слова преувеличенными, а суждения пристрастными. Хорошо! Вот рассказ одного из лучших русских историков за всю историю России — Николая Ивановича Костомарова:«Московский царь давно уже не терпел Новгород.

Глава XXXVII О том, какие раздоры породил в Риме аграрный закон, а также о том, что принимать в республике закон, имеющий большую обратную силу и противоречащий давним обычаям города, — дело, чреватое многими раздорами

Глава XXXVII О том, какие раздоры породил в Риме аграрный закон, а также о том, что принимать в республике закон, имеющий большую обратную силу и противоречащий давним обычаям города, — дело, чреватое многими раздорами Мнение древних писателей таково, что люди обычно

Мистер «Нет» говорит «Да»

Мистер «Нет» говорит «Да» Согласно воспоминаниям Анатолия Громыко, заявив во время первой встречи с А. Н. Яковлевым, что действует от своего имени, он предложил ему организовать переговоры между отцом и М. С. Горбачевым относительно возможного преемника К. У.

Она еще и говорит!

Она еще и говорит! Кстати, японские ученые смогли «разговорить» Мону Лизу: в 2006 году специалисту по акустике Матсуми Сузуки удалось смоделировать голос таинственной Джоконды. Сначала Матсуми с коллегами замерили лицо и руки женщины, изображенной на знаменитом полотне XVI

Говорит по телефону…

Говорит по телефону… Молотов говорит по телефону с родственником жены:— Да, я. Семен Михайлович? Здравствуй. Откуда говоришь? С Камчатки? Вот то-то, то-то, еле слышно. Там погода, говорят, лучше, но скоро здесь будет лучше, а там хуже. А, ну ты догадливый, приедешь. Да, чувствую

Говорит Жуков

Говорит Жуков В связи с публикацией воспоминаний маршала Чуйкова, а точнее ввиду его утверждения, что война могла быть закончена раньше и с меньшими потерями, возникла дискуссия в печати и в военных кругах. Кто мог внести ясность в этот очень важный для истории вопрос?

Глава 3 Говорит обвиняемая

Глава 3 Говорит обвиняемая …На что мне было решиться в критических обстоятельствах? Я могла лишиться жизни и чести. Надлежало вооружить себя мужеством и взять иную дорогу. Все способы истощались, все письмабыли перехватываемы…Из письма предполагаемой

Приложение. Статистика говорит

Приложение. Статистика говорит I. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИТАЛЬЯНСКОГО ФЛОТА 10 июня 1940 года — 8 сентября 1943 года 9 сентября 1943 года — 30 июня 1945 года Не считая напряженных и важных действий мелких и вспомогательных кораблей, эти цифры говорят, что одни только крупные корабли

5. Первый закон о полях. Закон Терентилия. Арсы. Децемвиры.

5. Первый закон о полях. Закон Терентилия. Арсы. Децемвиры. (480…450 г. до Р.Х.)Большая несправедливость в отношении плебеев совершалась потому, что значительная часть земель, отнятых у неприятеля и ставших собственностью государства, была предоставлена патрициями, и они

3.2. О чём говорит русский языковой код

3.2. О чём говорит русский языковой код Прежде всего следует обратить внимание на то, что слово «русский» — по своей грамматической форме — имя прилагательное, которое в современном Русском языке употребляется в значении имени существительного — как этноним[52].

Громыко говорит «нет»

Громыко говорит «нет» В конце 40-х гг. ситуация на Дальнем Востоке принципиально изменилась — бывшие союзники по антигитлеровской коалиции становились непримиримыми противниками. По мере все большего осложнения советско-американских отношений и перехода к политике

Что говорит право

Что говорит право Право, объясняет Лоран Жималак, адвокат и специалист в области права применительно к моде, — это в некотором смысле арбитр между свободой быть собой и обязанностью быть кем-то еще в профессиональной сфере. Между тем вопреки тому, что можно было бы

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: