Какое значение для конституционного суда рф имеет опыт зарубежных стран

Обновлено: 16.04.2024

В целом можно выделить три модели конституционного контроля и, соответственно, три варианта решения вопроса о возможности судов, рассматривающих гражданские дела, непосредственно применять конституцию:

1) Традиционная (американская) модель, для которой характерна следующая особенность: контроль является диффузным и конкретным, т.е. проверка на соответствие конституции осуществляется всеми судами. «Кроме США традиционная система действует в Аргентине, Японии, Норвегии, Дании», Канаде. Так, Верховный суд Канады постановил, что «судьи имеют право отказывать в применении неконституционного закона или давать закону интерпретацию, соответствующую конституции (в частности, в отношении сферы применения закона)» в силу положений статьи 24 и 52 Конституционного акта 1982 г., в соответствии с которой «Конституция Канады является высшим законом Канады, и любой закон, не соответствующий Конституции в тех положениях, которые ей не соответствуют, не действует или не имеет силы». «К этой же системе относятся случаи проверки конституционности только верховными судами страны (Индия, Мальта): другие суды не обладают правом конституционного контроля, но в верховный суд дела поступают после их рассмотрения в нижестоящих судах».

Таким образом, в странах с традиционной системой конституционного контроля суды при рассмотрении и разрешении гражданских дел непосредственно применяют конституцию, в большинстве стран суды вправе интерпретировать положения Конституции и проверять закон на соответствие ей.

2) Европейская (централизованная) модель, характеризующаяся создание специального, квазисудебного органа, наделенного функцией конституционного контроля. Идея этой модели принадлежит Г. Кельзену, который участвовал в разработке Конституции Австралии 1920 г. Г. Кельзен исходил из того, что раз Конституция является основным, самым важным законом страны, то для обеспечения его наибольшей стабильности необходима особая система контроля – аннулирование неконституционных актов необходимо подчинить независимой от любой другой государственной власти органу – судебному органу или Конституционному трибуналу. При этом, решения в такой модели конституционного контроля являются окончательными и не могут обжаловаться, как в традиционной системе.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1 Основного закона Федеративной Республики Германия 1949 г. основные права обязательны для законодательной, исполнительной власти правосудия как непосредственно действующее право.

«В ряде Европейских стран судебные органы непосредственно применяют нормы конституций о гражданских и политических правах и свободах (Ирландия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Франция, Австрия, Италия, Испания, Португалия, Греция). Что же касается социальных и экономических прав и свобод, указанные органы в названных государствах не столь единодушны и часто требуется издание соответствующего «промежуточного» законодательного акта.»

Кроме того, в ряде стран существует возможность прямого обращения индивида за защитой основных прав и свобод в орган конституционной юстиции государства.

«Основной закон ФРГ также предоставляет такое же право на обращение в Конституционный суд при нарушении равенства гражданских прав и обязанностей, доступа ко всякой публичной должности, нарушение права пользования гражданскими и политическими правами по причине принадлежности или непринадлежности к какому-либо вероисповеданию и мировоззрении; при нарушении принципа неизъятия из подсудности своего судьи, нарушении свободы личности (т.е. при нарушении статей 22, 33, 101, 103, 104)».

«В Португалии непосредственное обращение в Конституционный трибунал (статьи 207 и 208 Конституции Португалии) не является специфическим инструментом защиты только основных прав и свобод: в этот орган можно обратиться и при нарушении других конституционных норм актами законодательной или исполнительной власти».

Таким образом, в странах с европейской системой конституционного контроля суды при рассмотрении и разрешении гражданских дел непосредственно применяют только положения конституции об основных гражданских и политических правах и свободах.

3) Смешанная модель, которая обычно либо представлена органами, сочетающими две основные модели, либо, проводящими контроль различными органами в отношении актов различного происхождения. Примерами стран с подобной моделью можно считать Грецию (где действуют различные органы в отношении актов различного уровня) и Францию (где заимствована европейская модель, однако контроль осуществляется не только Конституционным советом Франции, но и Государственным советом).

К смешанной модели можно также отнести латиноамериканскую модель, при которой наравне с органами конституционной юстиции распространена процедура ампаро.

Процедура ампаро существует в Мексике, Эквадоре, Перу, Бразилии, Венесуэле. К странам со смешанной моделью относится и Испания, поскольку «согласно пункту 2 статьи 53 Основного закона Испании 1978 г. каждый испанский гражданин в порядке процедуры ампаро может обращаться в Конституционный суд Испании».

Основная характерная черта процедуры ампаро нашла отражение в частности в статье 107 Конституции Мексики, согласно которой решение, выносимое федеральным судом по делам о нарушении прав человека, предоставляет защиту по конкретному делу и не содержит общего заявления о законе или обжалуемом действии, при этом такое решение не влечет отмены акта по мотивам неконституционности.

Таким образом, в странах со смешанной системой конституционного контроля суды при рассмотрении и разрешении гражданских дел, тяготеющие к судам стран европейской системы непосредственно не применяют конституцию, однако в государствах латиноамериканской модели непосредственное применение конституции при рассмотрении и разрешении гражданских дел возможно в рамках особой процедуры.

А вот суды Великобритании в принципе не осуществляют конституционный контроль, в чем проявляется принцип парламентского верховенства: статутом можно отменить положение противоречащего ему общего права, суд же обязан подчиниться парламенту.

Источники: 1) Конституции зарубежных государств: Великобритания, Франция, Германия, италия, Европейский союз, Соедин. Штаты Америки, Японпия, Индия: учеб. Пообие / [сост. Сб., пер., авт. Введ. И вступ. Ст. В.В, Маклаков]. – 5-е изд., переработ. И доп. – М.: Волтерс Клувер, 2007. 2) Маклаков, В.В. Конституционное право зарубежных стран. Общая часть [учеб. для студентов юрид. вузов и фак.] / В.В. Маклаков. – М.: Волтерс Клувер, 2006. 3) Гражданский процесс: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / отв. ред. В.В. Ярков. 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005.


Высокую актуальность данной теме придает процесс модернизации действующего законодательства и приведения его в соответствие с текстом обновленной Конституции РФ в ходе конституционной реформы 2020 года. Ввиду чего Президент РФ 14 октября 2020 года внес проект ФКЗ № 1024643–7 «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации». На стадии рассмотрения законопроекта во втором чтении к нему были предложены поправки, содержащие положения о порядке назначения Председателя Конституционного Суда, его заместителя, а также порядок опубликования особых мнений судей и комментирования ими решений Конституционного Суда. Данные поправки были предложены депутатом Государственной Думы РФ П. В. Крашенинниковым и сенатором РФ А. А. Клишасом. А уже 9 ноября 2020 г. данный законопроект был подписан Президентом РФ.

Статья 5 ФКЗ «О конституционном суде Российской Федерации» среди основных принципов деятельности Конституционного Суда РФ выделяет независимость, гарантией которой отчасти выступает и право судей Конституционного Суда РФ на особое мнение [2]. Н. В. Витрук отмечает, что особое мнение судьи представляет собой официально выраженное судьей мнение, которое не совпадает с позицией большинства судей относительно постановляющих выводов решения или их обоснования [3]. Наличие такого института как особое мнение в конституционном судопроизводстве отражает реальное действие независимости Конституционного Суда РФ как судебного органа конституционного контроля.

Ст. 76 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» [2] выделяет два вида мнения: во-первых, особое мнение, которое выражает судья Конституционного Суда РФ при его полном несогласии с общим решением остальных судей; во-вторых, совпадающее мнение, которое судья вправе выразить в случае, если он голосовал за постановление или заключение, однако остался в меньшинстве при голосовании по какому-либо другому вопросу или по мотивировке принятого решения. Примером второго вида может служить мнение судьи Константина Арановского к постановлению КС РФ о том, что реабилитированные жертвы политических репрессий имеют право на жилье от государства. Он подверг сомнению тезис о России, как о правопреемнице советского репрессивного режима, хотя и не оспаривал само право на жилье.

Решения Конституционного Суда принимаются большинством голосов судей, которые в процессе его подготовки предлагают собственную позицию по делу. В случае, когда позицию отдельного судьи не разделяют другие, его мнение может быть сформулировано в виде особого мнения. Такое мнение до принятия редакции от 09.11.2020 г. ФКЗ «О конституционном суде РФ» публиковалось в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации». В настоящее же время судьи КС РФ «не вправе обнародовать особое мнение или мнение в какой-либо форме или публично на него ссылаться» [2].

Институт мнений и особых мнений судей призван оказывать воздействие на развитие понимания общественных процессов, дальнейшую общественную дискуссию по вопросам, которые стали предметом рассмотрения. Несмотря на то что принимаемое Судом решение не подлежит обжалованию, институт мнений и особых мнений судей способен в будущем привести к переосмыслению ситуации и принятых Судом решений [6]. Также стоит отметить, что возможность выражения особого мнения очень важна как для репутации суда, так и для граждан, поскольку это дает более полную картину проблемного вопроса, позволяет увидеть детали. К тому же в особых мнениях четко формулируются причины несогласия судьи, что существенно расширяет восприятие всей палитры юридических позиций по рассматриваемому вопросу.

Ст. 29 Конституции Российской Федерации [1] содержит положение о том, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Несомненно, данное положение Конституции РФ распространяется и на мнения судей Конституционного Суда РФ.

Особое мнение не является судебным постановлением, поскольку оно не отвечает его признакам (законность, обоснованность), у него отсутствует властный характер [5, С.75]. Как известно, особые мнения судей Конституционного Суда РФ не имеют юридической силы, однако имеют важное доктринальное значение для развития и совершенствования законодательства. Особые мнения выступают частью правовой доктрины, которая в свою очередь является важным атрибутом правового государства, к которому и стремится Российская Федерация, провозглашая данный принцип в ст. 1 Конституции РФ [1]. Одной из идей правового государства можно выделить понятность и простоту восприятия норм права.

Ни для кого не секрет, что довольно часто наши нормативные правовые акты написаны таким языком, который вызывает трудности восприятия и понимания нормы не только у простых обывателей, но и у высококвалифицированных юристов. В этой связи считаю важным отметить именно роль особых мнений судей Конституционного Суда РФ, которые в свою очередь являются высококлассными юристами, их позиции — это огромный вклад в дальнейшее развитие законодательства.

Инициаторами поправок в законопроект № 1024643–7 приводились доводы о том, что во многих зарубежных странах вообще отсутствует институт особого мнения судей, назывались такие страны как Австрия, Бельгия, Италия, Люксембург и др. П. В. Крашенинников указывал на то, что в названных странах «выражение судьей конституционного суда особого мнения считается несовместимым с принципом коллегиальности, с которым связывается солидарная ответственность всех судей за принятое решение». Исходя из этого, считаем целесообразным более подробно разобрать зарубежный опыт в сфере наличия института особого мнения судей.

Институт особого мнения «видится достаточно реальным способом косвенного влияния на развитие действующего законодательства» [4]. В подтверждение данного тезиса как раз-таки приведем в пример зарубежный опыт. В США так называемые «канонические особые мнения» в практике Верховного суда США имели огромное значение, «сработав» спустя некоторое время после вынесения основного решения по рассматриваемому делу.

Классическим примером является дело «Скотт против Сэнфорда». Оно касалось признания свободным гражданином Дредда Скотта, раба, в течение некоторого времени находившегося на территории «свободного» штата, где рабство было отменено. Скотт был признан Судом рабом, а акты Конгрессов штатов, которыми определенные территории признавались свободными, неконституционными. Против решения высказалось двое судей, один из которых, в частности, указал, что оснований не считать негров гражданами к моменту рассмотрения дела уже не было, и Суд принял решение «более на основании личных предпочтений, чем права». Рабство в США было полностью отменено в 1865 году, спустя одиннадцать лет [5].

Конечно, нельзя отрицать, что США относятся к англосаксонской правовой системе, а Российская Федерация в свою очередь к романо-германской правовой системе, исходя из чего приведенный пример может вызвать критику, однако хотелось отдельно отметить то, что даже в разных правовых семьях институту особого мнения уделяется должное внимание.

Возвращаясь к проблеме запрета на опубличивание судьям Конституционного Суда РФ особого мнения, хотелось бы отметить, что, рассматривая данный институт с точки зрения обеспечения реализации принципа приоритета прав и свобод человека, особое мнение в какой-то степени гарантирует, что охрана прав и свобод человека в рамках конституционного судопроизводства ведется с особой ответственностью, существует плюрализм мнений, ведется активная дискуссия, что и получало выражение впоследствии в особых мнениях судей Конституционного Суда РФ, как бы дополняя и расширяя взгляды на определенную проблему. Отдельно стоит отметить тот факт, что особое мнение способствовало обеспечению гласности, прозрачности конституционного правосудия, обеспечивая всех заинтересованных лиц возможностью проследить ход разрешения поставленных перед Конституционным Судом РФ вопросов права.

Некоторыми авторами выдвигается позиция, что особые мнения направлены только на критику большинства, голосовавшего за принятие итогового решения, в этой связи считаем важным привести мнение Н. С. Бондаря, выраженное им к Постановлению Конституционного Суда РФ от 18.07.2019 N 29-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца первого пункта 1 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина О. В. Сухова»: «мнение судьи как способ процессуального реагирования на итоговое решение Конституционного Суда не обязательно должно быть связано с критической оценкой тех или иных положений, содержащихся в постановлении (как это имеет место и в данном случае); оно может быть продиктовано, прежде всего, желанием представить некоторые дополнительные аргументы в пользу принятого решения, дать уточняющие пояснения по отдельным положениям и выводам, содержащимся в принятом решении, которые в последующем могут вызвать неоднозначное толкование в законотворческой и правоприменительной практике» [7].

Уделяя отдельное внимание запоминающимся и имеющим значение на практике особым мнениям судей Конституционного Суда РФ, обратимся к особому мнению судьи Владимира Ярославцева, выраженному им в 2017 г., о том, почему КС РФ не должен был рассматривать запрос Минюста, который хотел, чтобы Россия не выполняла решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу ЮКОСа. ЕСПЧ тогда потребовал выплатить акционерам компании компенсацию в размере около 1,8 млрд евро. Большинство членов КС тогда поддержали Минюст, и это стало вторым случаем, когда Россия отказалась выполнять решения международных судов (после принятия поправок приоритет решений КС РФ над международным правом закреплен в Конституции РФ).

Подводя итоги, стоит отметить, что запрет на опубликование особых мнений и вывод их из публичной сферы влечет за собой утрату важного элемента правовой традиции. Именно особые мнения могут содержать в себе детальный анализ юридической конструкции, изложенной в Постановлении или Определении КС РФ. Лишение судей Конституционного Суда РФ права обнародовать свое особое мнение, а также права на него ссылаться, неизбежно приведет к снижению качества конституционного правосудия. Также стоит отметить, что запрет на опубликование особых мнений ограничит доступ гражданам к информации о деятельности Конституционного Суда РФ. К тому же особые мнения судей Конституционного Суда РФ обладали профессиональной и в то же время доступной гражданам аргументацией, юридической логикой. Особые мнения выступали средством коммуникации суда и общества. Терпимость судебной системы к наличию внутри себя публичных обособленных мнений непосредственно связана с ее открытостью обществу. Нельзя забывать и о том, что особые мнения имеют важное доктринальное значение для развития и совершенствования законодательства.

Основные термины (генерируются автоматически): Конституционный Суд РФ, особое мнение, особое мнение судей, конституционный суд, Российская Федерация, мнение, Россия, США, доктринальное значение, зарубежный опыт.

Общеизвестно, что Конституционный Суд РФ (далее КС РФ) является судом права, а не факта. Однако, это не совсем так. Судьи КС РФ придерживаются точки зрения, что возбуждение конституционного судопроизводства происходит по жалобам лишь в случаях, когда без признания оспариваемого закона неконституционным нарушенные права и свободы гражданина не могут быть восстановлены иным образом 1 . Как мы уже указывали ранее, учитывая такую точку зрения, а также то, что КС РФ осуществляет конкретный нормоконтроль, проверяя также примененность оспариваемых норм, можно утверждать, что КС РФ устанавливает также факт нарушения конституционных прав применением неконституционной нормы либо ее неконституционным толкованием 2 .

То есть, КС РФ, таким образом, также исследует и вопросы фактического характера. Отсюда можно сделать, в частности, вывод о том, что судебные акты КС РФ, как акты, в которых установлено нарушение конституционных прав и свобод, должны обладать преюдициальными свойствами для других судов.

Поскольку КС РФ связывает примененность оспариваемой нормы в делах заявителя и тем самым предполагаемое нарушение конституционных прав и свобод, то правильная оценка КС РФ фактических обстоятельств является важным моментом конституционного судопроизводства. От того как будет осуществлена данная оценка зависит и приемлемость жалобы и в конечном итоге восстановление нарушенных конституционных прав. Ошибка при данной оценке является фактически неустранимой, поскольку Определение КС РФ об отказе в принятии жалобы, как и другие решения КС РФ, является окончательным и не подлежит обжалованию.

Учитывая, что вопрос принятия жалобы решается без вызова сторон в пленарном заседании КС РФ, процедура подготовки решения о приемлемости, на наш взгляд, может и должна быть усовершенствована. Данный вывод основан, прежде всего, на том, что совершенствование данной процедуры сможет существенно снизить возможность ошибок связанных с оценкой фактических обстоятельств при решении вопроса о приемлемости жалобы заявителей.

В качестве примера рассмотрим Определение КС РФ от 13 октября 2009 г. N 1230-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ООО "Мир Новостей" на нарушение конституционных прав и свобод статьей 392 ГПК РФ".

Данное Определение вынесено по результатам обращения в КС РФ ООО «Мир Новостей» после неудачной попытки пересмотра ранее вынесенного решения Советского районного суда г. Орла от 4 октября 2002 года после в связи с принятием Европейского Суда по правам человека (далее ЕСПЧ) Постановления от 23 октября 2008 года по делу "Годлевский против России".

Надо отметить, что само ООО «Мир новостей» не было заявителем жалобы в ЕСПЧ, но полагало возможным обратиться с заявлением о пересмотре, поскольку в ЕСПЧ предметом рассмотрения было нарушение прав и свобод человека, в результате вынесения решения Советского районного суда г. Орла от 4 октября 2002 г.

В Постановлении ЕСПЧ от 23 октября 2008 г. по делу "Годлевский против РФ" в разделе «B. Разбирательство о защите чести, достоинства и деловой репутации» было указано, что в качестве соответчиков при разбирательстве в Советском районном суде г. Орла были редакция газеты «Орловский меридиан» и автор публикации. Результатом разбирательства было решение Советского районного суда г. Орла от 4 октября 2002 г. обязывающее газету опубликовать опровержение, а также выплатить ООО "Мир новостей" в пользу истцов денежные суммы.

В Определении КС РФ №1230-О-О были раскрыты обстоятельства, предшествовавшие обращению в КС РФ. Как следует из представленных материалов, решением Советского районного суда г. Орла от 4 октября 2002 года, вступившим в законную силу, был удовлетворен иск ряда граждан к редакции издаваемой ООО "Мир Новостей" газеты "Орловский меридиан" о защите чести, достоинства и деловой репутации и компенсации морального вреда, газета "Орловский меридиан" обязывалась опубликовать опровержение и выплатить каждому из истцов компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб. (всего 60 000 руб.).

Постановлением ЕСПЧ от 23 октября 2008 года по делу "Годлевский против России", вынесенному по жалобе автора публикации и главного редактора газеты "Орловский меридиан", признано нарушение статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении заявителя, однако в возмещении материального ущерба в размере 60 000 руб. ему было отказано, поскольку указанная сумма была выплачена истцам не заявителем, а газетой как юридическим лицом; постановлено, что заявителю должна быть выплачена компенсация морального вреда в размере 1 000 евро.

Полагая, что данное постановление можно рассматривать как подтверждение нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод и в отношении самой газеты, ООО "Мир Новостей" обратилось с заявлением о пересмотре решения Советского районного суда г. Орла от 4 октября 2002 г. по вновь открывшимся обстоятельствам. Определением данного суда от 2 февраля 2009 г. в удовлетворении заявления было отказано со ссылкой на то, что статья 392 ГПК РФ не относит вынесение постановлений ЕСПЧ к основаниям для пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

КС РФ, изучив представленные материалы, не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав «Как следует из этих материалов, постановление ЕСПЧ, в котором констатируется нарушение статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, выносилось не в отношении ООО "Мир Новостей", а в отношении автора публикации - гражданина Г.В. Годлевского. ЕСПЧ указал, что, хотя мера ответственности и была направлена против ООО "Мир Новостей" - работодателя заявителя, заявитель как автор статей, являвшихся предметом рассмотрения, был задет судебными решениями, в которых его публикации назывались клеветническими и оскорбительными и которые содержали распоряжение об их публичном опровержении. При этом ЕСПЧ сослался на постановления от 12 июля 2007 года по делу "Диена и Озолиньш против Латвии" и от 21 сентября 2006 года по делу "Моннат против Швейцарии". Указание на необходимость устранения нарушения и в отношении ООО "Мир Новостей" в постановлении ЕСПЧ от 23 октября 2008 года отсутствует. Кроме того, в нем упоминается, что решение Советского районного суда г. Орла от 4 октября 2002 года, о пересмотре которого просило ООО "Мир Новостей", было отменено президиумом Пензенского областного суда 7 февраля 2003 года и стороны заключили мировое соглашение (пункт 24).Таким образом, нет оснований полагать, что статьей 392 ГПК РФ в данном деле были нарушены конституционные права и свободы заявителя, перечисленные в жалобе».

Конечно же, можно было бы возражать о правильности данного определения в части того, что ЕСПЧ лишь устанавливает нарушение Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенции) и что нарушение Конвенции было выявлено именно фактом вынесения решения Советского районного суда г. Орла от 4 октября 2002 года 3 . Однако, данное Определение нами было приведено лишь в качестве примера ошибочной оценки фактических обстоятельств. Соответственно, обратим внимание на изложение фактов, которое послужило основанием для вывода об отсутствии нарушения конституционных прав: «… в нем ( в Постановлении ЕСПЧ от 23.10.2008) упоминается, что решение Советского районного суда города Орла от 4 октября 2002 года, о пересмотре которого просило ООО "Мир Новостей", было отменено президиумом Пензенского областного суда 7 февраля 2003 года и стороны заключили мировое соглашение (пункт 24).

Полагаем, что искушенному читателю не составит труда обнаружить ошибку: во-первых, решение Советского районного суда г. Орла не могло быть отменено президиумом Пензенского областного суда, поскольку Пензенский областной суд географически находится далеко и ему подсудны решения судов Пензенской, а не Орловской области. Соответственно, первая возникшая мысль об ошибке ЕСПЧ. Но в Постановлении ЕСПЧ не было установлено факта, о том, что «решение Советского районного суда г. Орла от 4 октября 2002 года, о пересмотре которого просило ООО "Мир Новостей", было отменено президиумом Пензенского областного суда 7 февраля 2003 года и стороны заключили мировое соглашение (пункт 24)». Пункт 24 Постановления ЕСПЧ от 23.10.2008 находится в разделе «D. Практика Верховного Суда РФ» и не относится к описанию обстоятельств дела, а к описанию судебной практики РФ.

Соответственно, упоминание о заключении мирового соглашения также является ошибочным. Для того чтобы проверить это оказалось достаточным позвонить в ООО «Мир новостей», в котором сообщили, что, конечно же, ни пересмотра Пензенским областном суде, ни мирового соглашения не было 4 .

На данном примере видно, что ошибка в неправильной оценке фактических обстоятельств послужила препятствием для доступа к защите своих конституционных прав в рамках конституционного судопроизводства, притом, что отсутствовали всякие сомнения в наличии неопределенности соответствия ст.392 ГПК РФ Конституции РФ в толковании придаваемой ей правоприменительной практикой, как не допускающей пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу решений на основании Постановления ЕСПЧ 5 .

Причины этому могут быть различны и в частности, функция Секретариат КС РФ в качестве фильтра от необоснованных жалоб, разгрузки судей КС РФ, может быть причиной «профессиональной деформации» и рассмотрения любых обращений в КС РФ с точки зрения возможности их отклонения. Выявление настоящих причин всегда имеет важное значение для предложения путей решения проблемы. Но в данной статье мы не ставили перед собой цели решения проблемы исключения необоснованного отклонения жалоб в КС РФ. Хотя, конечно же, совершенствование процедуры решения вопроса о приемлемости жалобы является частичным ответом и на данную проблему.

Так в рассматриваемом случае, проблема могла бы легко решена путем лишь предоставления возможности до назначения слушания по вопросу принятия жалоб заявителю дать пояснения по поводу фактических обстоятельств имеющих значения для решения вопроса о принятии жалобы к рассмотрению.

Однако предоставление лишь одной стороне возможности дать пояснения по поводу фактов влияющих на приемлемость жалобы и лишить другую сторону возможности заявить возражения против приемлемости может породить вопросы о нарушении принципа состязательности в конституционном судопроизводстве. В тоже время, предоставление возможности стороне принявшей и подписавшей оспариваемый акт до принятия решения вопроса о приемлемости может одновременно быть причиной для установления запрета уже в ходе судебного заседания приводить доводы о неприемлемости жалоб для разбирательства в КС РФ. Такое ограничение вполне соответствует общепризнанному принципу международного права «эстоппель» 6 , который требует придерживаться определенного уровня последовательности в поведении. 7 Применение данного принципа широко развито в практике Международного суда ООН. ЕСПЧ также применяет данный принцип, упоминание данного принципа можно найти в Постановлениях по делам « Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v . Greece » 09. 12. 1994 (жалоба №13427/87), « Bricmont v . Belgium » 07 July 1989 (жалоба № 10857/84) и многих других. Но порой ЕСПЧ фактически применяет данный принцип не упоминая его. Так например, ЕСПЧ в Постановлении по делу «Сергей Медведев против РФ» (жалоба №3194/08) от 30.07.2009 отказался анализировать аргументы, которые не приводились в качестве основания для ареста в российских судах. 8 В деле «Сергей Золотухин против РФ» Большая Палата ЕСПЧ отказала в предварительных возражениях о неисчерпании внутригосударственных средств защиты, указав, что данное возражение не заявлялось на стадии рассмотрения вопроса приемлемости жалобы, поэтому на этой стадии оно полежит отклонению 9 .

Надо отметить, что в настоящее время, конституционное судопроизводство не предусматривает ограничений для заявления о неприемлемости обращения в любой стадии рассмотрения дела. Соответственно, зачастую в ходе устных слушаний можно услышать много доводов для прекращения жалобы, что жалоба не соответствует требованиям допустимости и пр. Что порой, на наш взгляд, несколько загромождает слушание в ущерб рассмотрению вопросов конституционности оспариваемых норм.

Конечно, возникает вопрос, в какой процедуре осуществлять подготовку к слушанию вопрос о приемлемости. Данный вопрос порожден только тем фактом, что ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» предусматривает устность разбирательства (ст. 32). Несмотря на высокую степень демократичности устного разбирательства, письменная процедура в условиях подготовки дела к слушанию может быть предпочтительней, как вполне обеспечивающая реализацию процессуальных прав в соответствии с принципами справедливого правосудия. Тем более, что требование на данной стадии устного разбирательства может просто парализовать работу КС РФ. Надо отметить, что 13 октября 2009 г, когда выносилось Определение КС РФ N 1230-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ООО "Мир Новостей" на нарушение конституционных прав и свобод статьей 392 ГПК РФ", было вынесено 296 Определений 10 .

Сама по себе письменная процедура в стадии приемлемости жалобы не находится в противоречии с требованиями проведения устного разбирательства в заседаниях КС РФ. Но данная письменная процедура должна обеспечить возможность не только сторонам представить пояснение по поводу вопросов поставленных КС РФ, и обеспечить обмен состязательными бумагами, но также обеспечить ознакомление с заключениями «экспертов» и «специалистов» по делу 11 . Это приобретает особое значение, в связи с тем, что КС РФ в ряде случаев отказывает в принятии жалобы, ограничиваясь вынесением «Определения с позитивным содержанием» 12 . Соответственно, когда при разрешении вопроса о принятии жалобы, рассматриваются вопросы по существу поданной жалобы, у сторон должна быть возможность представить не только пояснения по существу фактических обстоятельств имеющих значение для принятие решения о приемлемости, но и по существу жалобы и в том, числе возражения на письменные замечания другой стороны. Только такой подход сможет обеспечить выполнение требований европейских стандартов справедливого правосудия.

Так в Постановлении ЕСПЧ по делу «Милатова и другие против Чешской Республики» от 21 июня 2005 года установил нарушение ст.6 Конвенции указал, что для соблюдения справедливости процесса Конституционный Суд должен был уведомить их о том, что были представлены замечания других участников производства по делу и обеспечить возможность заявителям, если они того пожелали бы, представить свои пояснения в письменной форме.

ЕСПЧ в этом деле указал, что нет необходимости устанавливать, причинил ли вред интересам заявителей тот факт, что Конституционный Суда не направил им письменные замечания других сторон, поскольку наличие нарушения положений Конвенции возможно и в отсутствие вреда. Поскольку заявители сами должны были решать, нужно ли или нет отвечать на замечания других сторон, на Конституционном Суде лежала обязанность предоставить заявителям возможность дать свои объяснения на письменные замечания до принятия этим судом своего решения.

Надо отметить, что проект изменения процедуры рассмотрения дела в КС РФ обсуждался в КС РФ на пленарном заседании 11 мая 2004 и подготовленный проект ФКЗ "О внесении изменений и дополнений в ФКЗ о КС РФ» был отправлен для дачи заключения в Венецианскую комиссию.

В проекте предлагалась возможность осуществления письменной процедуры разбирательства в случаях, когда оспариваемые нормы являются "аналогичными" к тем, которые уже были объектом разбирательства в КС РФ.

Венецианской комиссией было дано положительное заключение о том, что введение в данном случае не будет противоречить конституционным принципам и европейским стандартам.

После изменений в ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» вот уже несколько лет Конституционным Судом РФ выносится большое количество судебных актов, которые рассматриваются именно в письменной процедуре. Это безусловно свидетельствует о росте эффективности Конституционного Суда РФ. В тоже время, заявители теперь еще чаще узнают о неприемлемости их жалоб из отказных определений, не имея возможности никаким образом привести аргументы о приемлемости жалобы. Ранее Секретариат Конституционного Суда РФ писал причины о неприемлемости жалобы и заявитель не согласный с такими доводами мог привести дополнительные доводы в пользу приемлемости жалобы. Полагаем, что развитие письменной процедуры в Конституционном Суде РФ должно быть направлено, прежде всего, для достижения целей конституционного судопроизводства, которые могут быть достигнуты только когда «ворота широко открыты» и нет чрезмерных барьеров к конституционному судопроизводству.

 2021, А.Р. Султанов

1 Гаджиев Г.А. Категория «предназначение» в конституционном судопроизводстве// «Актуальные проблемы теории и практики конституционного судопроизводства», Казань, 2007, С. 41

2 Султанов А.Р. Проблемы исполнения решений Конституционного Суда РФ//Журнал российского права. N 9. 2009.

Кряжкова Ольга

Поправки в Федеральный конституционный закон (далее – ФКЗ о КС), подписанные Президентом РФ (Федеральный конституционный закон от 9 ноября 2020 г. № 5-ФКЗ, далее – Закон № 5-ФКЗ), представляют собой 17-й по счету случай изменения этого Закона и, на первый взгляд, выглядят самой крупной реформой за все время его существования. Из 117 статей, содержавшихся в прежней редакции ФКЗ о КС, в той или иной степени изменились 83, что составляет 70% от объема документа. Единственная оставшаяся в неприкосновенности часть – это гл. XI, регулирующая процедуру рассмотрения в КС дел по спорам о компетенции. Плюс к этому предлагаются три новые главы об особенностях производства по отдельным категориям дел и одна статья об официальном интернет-сайте Суда.

Как указывалось в пояснительной записке, соответствующий законопроект был подготовлен в связи с «существенными изменениями» в ст. 125 Конституции РФ после реформы 2020 г.

Напомню, что новой редакцией Конституции:

  • уменьшено общее число судей КС (до 11);
  • изменен порядок прекращения полномочий судей (теперь – Советом Федерации по представлению главы государства);
  • скорректирована структура руководства Суда (один заместитель председателя вместо двух);
  • трансформирована компетенция этого органа, что, с одной стороны, затруднило подачу жалоб на нарушение конституционных прав и свобод граждан, а с другой – вменило Суду разрешение новых вопросов (например, проверку законопроектов по запросу президента).

Адвокаты, юристы и ученые анализируют предлагаемые изменения в Основной Закон, касающиеся перераспределения полномочий органов власти, усиления роли парламента и иных вопросов

Некоторые поправки в ФКЗ о КС напрямую с конституционным регулированием не связаны и направлены, как указали разработчики, на «совершенствование организационных основ деятельности» Суда.

На самом деле глубина изменений не слишком большая. Принципиальные новеллы затрагивают устройство Конституционного Суда, правовое положение судьи и отдельные вопросы конституционного судопроизводства. А компетенция КС лишь конкретизируется.

Рассмотрим подробнее, как изменится Суд после вступления поправок в силу, ни в коем случае не претендуя на то, что этот анализ будет исчерпывающе полным.

Устройство КС

Сокращенное до 11 общее число судей КС будет не нормативным, а максимально возможным. Рабочий состав – т.е. численность судей, при наличии которой Суд в целом правомочен функционировать, – снижается до 8 (ч. 2 ст. 4 ФКЗ о КС). Президент РФ должен будет инициировать заполнение вакантной должности, только если судей станет меньше 8 (ч. 4 ст. 9). Уменьшается и кворум в заседании. Суд сможет принимать решения, если в нем участвуют 6 судей (ч. 2 ст. 30). Эти положения вступят в силу с момента, когда в Конституционном Суде останется 11 судей (ч. 2 и 3 ст. 2 Закона № 5-ФКЗ). На данный момент их 12.

После официального опубликования документа судьи КС утратят право не только обнародовать свои особые мнения, но и публично ссылаться на них

Из Закона исключено положение о том, что председатель КС и его заместитель назначаются «из числа судей Конституционного Суда» (ч. 1 ст. 23 ФКЗ о КС). Это открывает возможность наделения нового лица руководящими полномочиями одним действием – одновременно с назначением его судьей. Кстати, депутаты Госдумы и члены Совета Федерации впредь не смогут выдвигать предложения о кандидатуре судьи – это правомочны делать комитеты палат парламента (ч. 1 ст. 9 ФКЗ о КС).

Тем временем роль председателя Суда в конституционном судопроизводстве продолжает усиливаться: при подготовке дела к слушанию судья-докладчик сможет требовать проведения проверок, исследований, представления письменного профессионального мнения не самостоятельно, а только по согласованию с ним (ч. 2 ст. 49 ФКЗ о КС).

Секретариат, в свою очередь, получит новую возможность по уведомлению гражданина о недопустимости его обращения в связи с явной неисчерпанностью всех других внутригосударственных средств судебной защиты (п. 5 ч. 2 ст. 40). Если заявитель не будет с этим спорить, судьи окажутся «избавлены» от изучения значительного пласта обращений.

Снижению нагрузки на судей будет способствовать и то, что определения КС не будут подлежать разъяснению (ч. 1 ст. 83).

Наконец, у Суда больше не будет официального издания – «Вестника Конституционного Суда Российской Федерации», наличие которого, однако, является важным фактором самостоятельности этого органа государственной власти.

Правовое положение судьи

Хотя декларации о несменяемости и независимости судей КС в ФКЗ о КС остаются, судьи утрачивают одну из гарантий их статуса, а именно – право на публичное особое мнение (ч. 4 ст. 76). Для них также вводятся запреты критиковать «в какой бы то ни было форме» решения Суда (ч. 4 ст. 11) и обнародовать свое несогласие с решением (ч. 3 ст. 43, ч. 5 ст. 70).

Указанные поправки в первоначальном тексте законопроекта отсутствовали – их внесли два парламентария после его принятия в первом чтении. Именно эти новшества вызвали острую реакцию юристов, продиктованную неприятием тенденций отступления от принципа открытости Суда и лишения судей свободы слова.

Подчеркну, что даже однократное нарушение названного запрета сможет расцениваться как совершение действий, не совместимых с должностью судьи, и стать поводом для принудительного прекращения судейских полномочий Конституционным Судом либо Советом Федерации по представлению президента (п. 7 ч. 1, ч. 3, 5 и 6 ст. 18 ФКЗ о КС).

Судью также возможно будет отстранить от участия в рассмотрении дела по новому, широко сформулированному основанию: если «имеются обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в объективности и беспристрастности судьи» (п. 3 ч. 1 ст. 56).

Процедуры конституционного судопроизводства

В обновленных правилах процедуры в КС первостепенного внимания заслуживают, на мой взгляд, три момента, которые в совокупности могут привести к увеличению длительности разбирательства и усилению его непрозрачности.

Первый – отмена процессуальных сроков для Суда: в частности, трех месяцев на решение вопроса о принятии обращения к рассмотрению после регистрации (ч. 1 ст. 42 ФКЗ о КС) и месяца для назначения дела к слушанию (ст. 47).

Второй момент – практически беспредельное право Суда назначить разбирательство по делу в письменном режиме: решение о производстве без слушания будет принято, «если с учетом характера поставленного вопроса и обстоятельств дела отсутствует явная необходимость в устном представлении позиции заявителя и другой стороны при ее наличии» (ч. 1 ст. 47.1). При этом стороны и иные участники процесса не смогут знакомиться с протоколом и стенограммой заседания при рассмотрении дела без слушания (ч. 4 ст. 59).

Третий – правомерность оглашения решения КС не в полном объеме, без мотивировки (ч. 1 ст. 77).

Конкретизация компетенции КС

Конституционные поправки 2020 г. дополнили компетенцию Конституционного Суда новыми аспектами:

  • предварительным нормоконтролем законопроектов, федеральных конституционных и федеральных законов, законов субъектов Федерации;
  • вопросами об исполнимости решений международных (межгосударственных) судов, иностранных или международных третейских судов (арбитражей), если эти решения противоречат «основам публичного правопорядка Российской Федерации»;
  • участием Суда в процедурах снятия неприкосновенности с бывшего президента.

Все это отражено в новой редакции ФКЗ о КС в виде обновленного перечня полномочий КС (ст. 3) и раскрывается подробнее в третьем разделе с точки зрения используемых процедур (гл. XIII.2 и XVII). Например, проясняется критерий проверки в делах о блокировании исполнения решений межгосударственных и иностранных судов и арбитражей: таковым выступает их соответствие основам конституционного строя РФ (ст. 104.7).

Будущее покажет, насколько часто в практике Суда будут возникать новые аспекты компетенции. Поскольку чаще всего КС рассматривает жалобы граждан и организаций, более насущным представляется уточнение о том, что понимать под «исчерпанием всех других внутригосударственных средств судебной защиты», при условии чего Конституционный Суд теперь сможет принять жалобу к рассмотрению. По общему правилу исчерпание – это обращение в максимально высокую кассационную инстанцию (п. 3 ст. 97 ФКЗ о КС), а в течение 6 месяцев со дня вступления в силу поправок – в любую кассацию (ч. 4 ст. 2 Закона № 5-ФКЗ). Таким образом, требования к жалобам ужесточатся немедленно, и никакого реального переходного периода для адаптации граждан к новым правилам доступа к Суду не предполагается.

В заключение отмечу, что какими бы разнонаправленными ни были поправки в ФКЗ о КС, в результате проведенного анализа вырисовывается следующий образ обновленного Суда: малочисленный, при необходимости подвергаемый быстрым кадровым заменам, подконтрольный председателю в плане судопроизводства, демонстрирующий только единодушие, закрытый от внешнего наблюдателя и труднодоступный для граждан.

Насколько действительность совпадет с первыми впечатлениями от законодательной модели высшего судебного органа конституционного контроля образца 2020 г., покажет только практика.

1. Конституционный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом конституционного контроля в Российской Федерации, осуществляющим судебную власть посредством конституционного судопроизводства в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации состоит из 11 судей, включая Председателя Конституционного Суда Российской Федерации и его заместителя .

2. Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой сенаторов Российской Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации :

а) федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации ;

б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации ;

в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации ;

г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации .

3. Конституционный Суд Российской Федерации разрешает споры о компетенции:

а) между федеральными органами государственной власти;

б) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации.

4. Конституционный Суд Российской Федерации в порядке, установленном федеральным конституционным законом, проверяет :

а) по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан - конституционность законов и иных нормативных актов, указанных в пунктах "а" и "б" части 2 настоящей статьи, примененных в конкретном деле, если исчерпаны все другие внутригосударственные средства судебной защиты;

б) по запросам судов - конституционность законов и иных нормативных актов, указанных в пунктах "а" и "б" части 2 настоящей статьи, подлежащих применению в конкретном деле .

5. Конституционный Суд Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации дает толкование Конституции Российской Федерации.

5.1. Конституционный Суд Российской Федерации:

а) по запросу Президента Российской Федерации проверяет конституционность проектов законов Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации, проектов федеральных конституционных законов и федеральных законов, а также принятых в порядке, предусмотренном частями 2 и 3 статьи 107 и частью 2 статьи 108 Конституции Российской Федерации, законов до их подписания Президентом Российской Федерации;

б) в порядке, установленном федеральным конституционным законом, разрешает вопрос о возможности исполнения решений межгосударственных органов, принятых на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, а также о возможности исполнения решения иностранного или международного (межгосударственного) суда, иностранного или международного третейского суда (арбитража), налагающего обязанности на Российскую Федерацию, в случае если это решение противоречит основам публичного правопорядка Российской Федерации;

в) по запросу Президента Российской Федерации в порядке, установленном федеральным конституционным законом, проверяет конституционность законов субъекта Российской Федерации до их обнародования высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) .

6. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Акты или их отдельные положения, признанные конституционными в истолковании, данном Конституционным Судом Российской Федерации, не подлежат применению в ином истолковании .

7. Конституционный Суд Российской Федерации по запросу Совета Федерации дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации либо Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления .

8. Конституционный Суд Российской Федерации осуществляет иные полномочия, установленные федеральным конституционным законом .

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: