Какие негосударственные арбитражные суды действуют постоянно на территории рф

Обновлено: 13.04.2024

С 1 ноября 2017 года третейские суды 1 , не получившие разрешение Правительства РФ, утрачивают возможность рассматривать споры. Введение разрешительного порядка предоставления права на учреждение институциональных третейских судов направлено на достижение одной из основных целей реформы арбитража (негосударственного) в России – на борьбу с «карманными» третейскими судами, повышение доверия к арбитражу и улучшение его качества.

Как следствие, это повлияет на рассмотрение споров по договорам, в которых уже содержатся третейские оговорки, а также приводит к необходимости изменить проекты (шаблоны) еще не заключенных договоров.

Об этом и других изменениях третейских судов в России – в нашем новом обзоре.

1. КЛЮЧЕВЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

С 1 сентября 2016 года вступили в силу Федеральный закон от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации (далее – «Закон об арбитраже») и Федеральный закон от 29.12.2015 № 409-ФЗ о внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с принятием Закона об арбитраже.

Данные законодательные акты внесли существенные изменения в российское законодательство о третейских судах, глобальной целью которых является доведение российского третейского разбирательства до мировых стандартов.

    Разрешительный порядок создания третейских судов (подробнее см. ниже)

Разрешительный порядок не распространяется на два наиболее известных арбитражных учреждения в России – МКАС при ТПП РФ и МАК при ТПП РФ – они получили право рассматривать споры в качестве постоянно действующих арбитражных учреждений (ПДАУ) в силу закона.

Прямое закрепление арбитрабельности корпоративных споров (подробнее см. ниже)

Ограничение компетенции третейских судов ad hoc

• Третейские суды ad hoc, т.е. образованные для рассмотрения конкретного спора, не могут рассматривать корпоративные споры.

• Cтороны арбитража ad hoc не могут заключить соглашение об отказе от возможности обращения в государственный суд за содействием.

• Третейские суды ad hoc лишены права обращаться к государственным судам за содействием в получении доказательств.

• Соглашение сторон об окончательности решения арбитража ad hoc является недействительным, т.е. сторона не утрачивает право на обращение в государственный суд с заявлением об отмене решения третейского суда adhoc.

• Стороны арбитража ad hoc могут поручить выполнение отдельных функций по администрированию спора ПДАУ, но это не повлечет за собой признание такого арбитража администрируемым со стороны ПДАУ.

Обращение в иностранные арбитражные учреждения

Необходимость получения разрешения Правительства РФ на осуществление функций ПДАУна территории РФ распространяется и на иностранные арбитражные учреждения. Однако единственным требованием, предъявляемым к иностранным арбитражным учреждениям, является наличие широко признанной международной репутации.

Если иностранное арбитражное учреждение не получило разрешение на администрирование арбитража в России, его решение рассматривается как решение третейского суда ad hoc с соответствующими ограничениями (см. выше).

Кроме того, для рассмотрения большинства корпоративных споров иностранное арбитражное учреждение также должно опубликовать специальный регламент по рассмотрению корпоративных споров (у большинства серьезных международных «арбитражей» такие регламенты существуют).

В связи с этим существует риск отказа в признании на территории РФ решений иностранных арбитражных учреждений, не получивших разрешения Правительства, по корпоративным спорам.

• Нововведения предусматривают, что арбитражное соглашение может быть заключено в том числе путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами (включая электронные), передаваемые по каналам связи, позволяющим достоверно установить, что документ исходит от другой стороны, а также путем обмена процессуальными документами.

• Возможность включения арбитражного соглашения в устав юридического лица (кроме уставов АО с числом акционеров более 1000 и уставов ПАО). Устав должен быть одобрен всеми участниками. При этом важно иметь в виду, что арбитражное соглашение, включенное в устав юридического лица, распространяется на споры с третьим лицом, если третье лицо прямо выразило свою волю на обязательность для него указанного арбитражного соглашения.

2. КАКИЕ ПОСТОЯННО ДЕЙСТВУЮЩИЕ АРБИТРАЖНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ УЖЕ ПОЛУЧИЛИ РАЗРЕШЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ?

До 01.09.2016 не существовало практически никаких ограничений в создании третейских судов, что привело к формированию многочисленных «карманных» судов, учреждаемых для сомнительных целей.

Для исключения злоупотреблений в этой сфере введен разрешительный порядок. Право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения (ПДАУ) теперь предоставляется распоряжением Правительства РФ. Распоряжение издается по рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Министерстве юстиции РФ.

ПДАУ может быть создано при некоммерческой организации (НКО) при соответствии следующим требованиям:

Соответствие правил арбитража требованиям Закона об арбитраже;

Достоверность представленной информации о НКО и ее учредителях (участниках);

Наличие у НКО репутации, масштаба и характера деятельности, позволяющих обеспечить высокий уровень деятельности ПДАУ, в также осуществление НКО деятельности, направленной на развитие арбитража в России;

Ведение и публикация в информационных целях рекомендованного списка арбитров, состоящего не менее чем из 30 человек, при условии получения в письменной форме согласия каждого кандидата на включение в список.Один арбитр не может входить в списки более 3 арбитражных учреждений. При этом установлены требования к списку арбитров с точки зрения квалификации и опыта работы по юридической специальности (см. диаграмму ниже).

Список арбитров.jpg

Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП (не требуется получение разрешения Правительства РФ в силу закона)

Морская арбитражная комиссия при ТПП (не требуется получение разрешения Правительства РФ в силу закона)

Арбитражный центр при Институте современного арбитража (на основании Распоряжения Правительства Российской Федерации от 27.04.2017 №799-р)

На данный момент отсутствует единый реестр ПДАУ, которые получили разрешения Правительства РФ.

3. СТАТУС ТРЕТЕЙСКОЙ ОГОВОРКИ О РАССМОТРЕНИИ СПОРА В АРБИТРАЖНОМ УЧРЕЖДЕНИИ, НЕ ПОЛУЧИВШЕМ РАЗРЕШЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ

Арбитражное учреждение, которое до 1 ноября 2017 года не будет соответствовать новым правилам, не сможет далее осуществлять деятельность по администрированию арбитража. Это значит, что третейские оговорки о передаче споров в такие арбитражные учреждения станут неисполнимыми.

После 1 ноября 2017 года третейские оговорки о передаче спора на рассмотрение в постоянно действующее арбитражное учреждение, не получившее разрешение Правительства РФ, станут de facto неисполнимыми.

При этом незаконченные споры будут администрироваться как в арбитраже ad hoc, если стороны не договорятся об иной процедуре разрешения спора или если арбитражное соглашение не станет неисполнимым.

4. АРБИТРАТЕЛЬНОСТЬ КОРПОРАТИВНЫХ СПОРОВ

Несмотря на то, что до введения в действие Закона об арбитраже законодательство не содержало прямого запрета рассмотрения корпоративных споров в третейских судах, государственные суды в основном поддерживали точку зрения, отрицающую арбитрабельность корпоративных споров.

В настоящее время арбитрабельными являются корпоративные споры, связанные с созданием юридического лица, управлением им, участием в юридическом
лице-коммерческой организации, а также ряде некоммерческих организаций.

Все корпоративные споры должны рассматриваться только постоянно действующими арбитражными учреждениями (ПДАУ). Например, это касается корпоративных споров, связанных с принадлежностью акций и долей в уставном капитале российских юридических лиц, включая:

  • споры из договоров купли-продажи акций и долей;
  • споры, связанные с обращением взыскания на акции и доли;

споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг.

Ко многим корпоративным спорам применяются также дополнительные правила; они могут быть переданы на рассмотрение третейского суда лишь при соблюдении следующих условий:

1) Юридическое лицо, все его участники и иные лица, являющиеся истцами и ответчиками, заключили третейское соглашение;

2) В арбитражном учреждении утверждены правила рассмотрения корпоративных споров;

3) Местом арбитража является РФ.

Не могут рассматриваться третейскими судами те корпоративные споры, в которых, по мнению законодателя, явно выражен публичный интерес:

Споры о созыве общего собрания участников юридического лица;

Споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале ООО;

Споры, связанные с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий/бездействия государственных органов, органов местного самоуправления и т.д.;

Споры в отношении стратегических обществ (за исключением споров из сделок с акциями и долями в уставном капитале таких обществ, не требующих предварительного согласования);

Споры, связанные с приобретением и выкупом размещенных акций акционерным обществом и приобретением более 30% акций публичного общества;

Споры, связанные с исключением участников юридического лица.


Арбитражные соглашения о передаче корпоративных споров в третейский суд могут быть заключены не ранее 1 февраля 2017 г. Соглашения, заключенные ранее этой даты, признаются неисполнимыми.

5. АРБИТРАБЕЛЬНОСТЬ СПОРОВ О ПРАВАХ НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО

Законодательство не ограничивает передачу в арбитраж любых споров о правах на недвижимое имущество, однако запись в публичный реестр 2 о правах на недвижимость не может быть внесена в отсутствие исполнительного листа, выданного на основании судебного акта государственного суда.

Аналогичное требование – получение исполнительного листа – касается внесения записей в любые юридически значимые реестры по решению третейского суда (ст. 43 Закона об арбитраже), включая ЕГРЮЛ, ЕГРИП, ЕГРН и любые другие реестры, внесение записей в которые влечет за собой возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

6. ВЫВОДЫ

Основная рекомендация - при заключении договора проверять арбитражное учреждение, указанное в третейской оговорке, – иначе она может быть неисполнимой.

Все информационные материалы «Мозго и партнеры» доступны на нашем сайте и странице в LinkedIn .

Настоящий материал не является юридической консультацией, подготовлен исключительно в ознакомительных и информационных целях. «Мозго и партнеры» не несет ответственности за возможные последствия использования содержащихся в настоящем материале сведений без обращения к профессиональным консультантам.

© Mosgo & Partners. Москва, 2017.

1 Новый закон оперирует рядом терминов, воспринимаемых в повседневной речи в качестве синонимов: арбитраж, третейский суд, арбитражное учреждение. Однако закон их разделяет. Так, по закону арбитраж – это синоним третейского разбирательства, то есть процесса (не следует путать с обиходным словом «арбитраж», которое часто означает государственный арбитражный суд). Третейский суд по закону – это непосредственное лицо (арбитр) или группа лиц (коллегия арбитров), которые рассматривают спор. Проводимое специалистами по третейскому разбирательству деление на институциональные арбитражи и арбитражи adhoc в законе находит выражение в двух терминах: «постоянно действующее арбитражное учреждение» (ПДАУ) (подразделение НКО, выполняющее на постоянной основе функции по администрированию арбитража) и «третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора». Все эти детали можно подробнее рассмотреть в ст. 2 Закона об арбитраже.

Российский бизнес сможет решать корпоративные споры в Гонконгском международном арбитражном центре. Соответствующий статус предоставил ему Минюст РФ.

У российского бизнеса появится новая площадка для разрешения коммерческих споров. Такую возможность предоставит Гонконгский международный арбитражный центр (Hong Kong International Arbitration Centre, HKIAC). Соответствующее распоряжение подписали в Минюсте России. Согласно ему, HKIAC стал первым постоянно действующим для РФ иностранным арбитражным учреждением.

В начале апреля центр получил положительную рекомендацию от российского ведомства. Председатель HKIAC Мэтью Геринг назвал тогда разрешение Минюста положительным изменением. «Мы считаем, что стороны получат больше возможностей для разрешения своих споров», - говорил он. На сайте центра также уточняется, что судиться можно будет на русском языке, для чего в списки арбитров HKIAC войдут 35 русскоговорящих арбитров. Среди преимуществ - юрисдикция не вводила санкции в отношении России, также не нужна виза.

Ранее генеральный секретарь HKIAC Сара Гриммер также пояснила, что Гонконгский центр сейчас не сможет администрировать внутренние споры российского бизнеса, кроме споров между участниками специальных административных районов (САР) в Калининградской области и Приморском крае, сообщал РБК. Не имея на территории России обособленного подразделения, HKIAC вправе администрировать международные коммерческие споры, споры между участниками САР и споры, вытекающие из договора об осуществлении деятельности на территории специального административного района, подтвердила пресс-служба Минюста.

HKIAC - первый всемирно известный и признанный арбитраж, который обратился за разрешением, требуемым законом «Об арбитраже». Согласно законодательству, иностранным арбитражам достаточно подтвердить «широко признанную международную репутацию», чтобы получить рекомендацию.

Гонконгский арбитраж создан в 1985 году. За время своего существования рассмотрел более 10 000 споров между компаниями из 40 разных стран.

В России сейчас работают четыре постоянно действующих арбитражных учреждения (ПДАУ) - это Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате, Морская арбитражная комиссия при ТПП, Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей и Российский арбитражный центр при Российском институте современного арбитража.

25 апреля Минюст предоставил также автономной некоммерческой организации «Спортивная арбитражная палата» права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Как рассказал замминистра юстиции Денис Новак, такой арбитраж сможет рассматривать трудовые споры спортсменов и вопросы, связанные с употреблением допинга. Подобные дела сейчас до сих пор уходили в зарубежные арбитражные институты, потому что в России они отсутствовали. «По нашему Трудовому кодексу и гражданско-процессуальному законодательству такие споры относятся к компетенции государственных судов общей юрисдикции. Поняв, что в наших судах решения арбитражей приводиться в исполнение не будут, все эти споры уходят за рубеж», - пояснил Новак.

Международный спортивный арбитражный суд (CAS) находится в Лозанне (Швейцарии), спортивные арбитражные комиссии (суды) – в Бельгии, Германии, Испании, Италии, Люксембурге, Франции и других странах мира. Подобный третейский суд – Спортивный арбитраж – был образован при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в октябре 2003 года, но в 2017-м «Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ стал правопреемником Спортивного арбитража при ТПП РФ», сообщается на сайте ТПП.

Согласно п. 1 ст. 11 Гражданского кодекса защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет суд, арбитражный суд или третейский суд в соответствии с их компетенцией.

При определении места и способа разрешения спора стороны спора чаще всего исходят из таких параметров как величина судебных расходов, язык разбирательства, удобство и территориальная удаленность места разрешения спора. Такой подход, вне всякого сомнения, является верным.

В пользу третейского разбирательства традиционно свидетельствуют также такие важные его особенности, как возможность каждой из сторон участвовать в формировании коллегии арбитров, конфиденциальность, тщательность рассмотрения доказательств и доводов сторон, мотивированность решений.

Для международных споров бесспорным преимуществом является возможность исполнения третейских решений более чем в 160 странах мира в силу Нью-Йорской конвенции 1958 года.

Однако третейское разбирательство имеет свою специфику, которая способна повлиять не только на процесс разрешения спора, но и на его результат. Таких особенностей достаточно много – в настоящей колонке я проиллюстрирую их на примерах исчисления срока исковой давности и определении субъектного состава участников спора.

Итак, простая задачка студенческого уровня на определение момента истечения срока исковой давности.

Дано: между истцом (проектировщиком), имеющим местонахождение, скажем, в Швейцарии, и российским ответчиком (заказчиком) был заключен договор подряда на выполнение проектных работ. По состоянию на 1 января 2018 года работы выполнены и приняты заказчиком, но не оплачены. Срок оплаты – 30 дней с даты приемки. Применимое материальное право: право России. В договоре стороны оговорили срок ответа на претензию, равный 30 календарным дням с момента ее направления. Претензия направлена ответчику 20 января 2021 года, ответ на нее поступил 10 февраля 2021 года.

Вопрос: когда истекает срок исковой давности по требованию об оплате выполненных работ?

Ответ на этот, казалось бы, простой вопрос прямо зависит от того, какой форум будет рассматривать данный спор.

Решение № 1: предположим, что такой спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде России по правилам Арбитражного процессуального кодекса.

Тогда решение задачи будет таково: мы применим норму ст. 196, ст. 200, ГК РФ и определим, что по общему правилу течение срока исковой давности должно было бы завершиться по истечении трех лет с того момента, как наш подрядчик узнал, что его право нарушено, то есть 31 января 2021 года.

Далее мы воспользуемся п. 3 ст. 202 ГК РФ и ч. 5 ст. 4 АПК РФ, из которых следует правило о том, что течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом на срок фактического соблюдения претензионного порядка (с момента направления претензии до момента получения отказа в ее удовлетворении), и определим момент истечения срока исковой давности.

Получим ответ: 21 февраля 2021 года.

Решение № 2: теперь предположим, что такой спор подлежит рассмотрению в третейском суде в России.

На текущий момент в России действуют лишь несколько постоянно действующих арбитражных учреждений, которые вправе администрировать рассмотрение таких неспециализированных споров: Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (МКАС), Арбитражный центр при Общероссийской общественной организации "Российский союз промышленников и предпринимателей", Российский арбитражный центр при некоммерческой автономной организации "Российский институт современного арбитража", а также два известных иностранных центра.

При таком регулировании мы не будем иметь оснований для применения п. 3 ст. 202 ГК РФ, согласно которой течение срока исковой давности приостанавливается, только если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом ("Обзор практики применения арбитражными судами положений процессуального законодательства об обязательном досудебном порядке урегулирования спора", утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22 июля 2020 г.).

В нашем случае такая несудебная процедура разрешения спора будет установлена не законом, а договором, поэтому течение срока исковой давности по этому основанию приостанавливаться не будет и завершится по истечении трех лет с того момента как наш подрядчик узнал, что его право нарушено: поэтому ответ для решения № 2 будет 31 января 2021 года.

Решение № 3: если спор подлежит рассмотрению в третейском суде на территории Великобритании, то определение срока исковой давности произойдет в соответствии с правилами применимого процессуального права.

Действительно, арбитраж при разрешении спора применяет свои правила процедуры, а также избранное сторонами материальное право. Поскольку исковая давность в большинстве правопорядков общего права является институтом именно процессуального права, а не материального, как в России (ст. 1208 ГК РФ), то срок давности будет определен в соответствии с законодательством места разрешения спора.

Согласовав, например, разрешение рассматриваемого спора в авторитетном Лондонском международном третейском суде, стороны должны осознавать, что срок исковой давности, в нашем примере, может истечь 31 января 2024 года.

При этом также стоит учитывать, что в целом ряде правопорядков, такой институт как исковая давность вовсе не применяется при рассмотрении дел в третейских судах (например, большинство штатов США, Иран и др.).

Особенности исчисления исковой давности – один из примеров того, как кажущиеся второстепенными вопросы о выборе места и способа разрешения спора, могут в корне изменить результат разрешения спора по существу.

Следующая отличительная особенность рассмотрения строительных споров в третейских судах кроется в субъектном составе участников спора.

Как правило, помимо заказчика и подрядчика при реализации строительных проектов деловая цепочка, включает целый ряд иных участников правоотношений: субподрядчиков, инвесторов, агентов (заказчиков-застройщиков, инженеров строительного надзора и иных).

Предположим самую неосложненную модель спора: иностранный заказчик – российский генеральный подрядчик-субподрядчик. Стороны имеют взаимные претензии в отношении качества результата выполненных работ и их оплате. Субподрядчик полагает, что его право на получение оплаты нарушено, и желает восстановить свое право обращением в суд с иском к генеральному подрядчику.

При рассмотрении такого спора в государственном арбитражном суде нашему ответчику – генеральному подрядчику, не получившему в свою очередь оплату от своего заказчика, конечно разумно просить о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица заказчика проекта, имея ввиду, что принятый судебный акт может повлиять на его права или обязанности (п.1 ст. 51 АПК РФ).

Напомним, о вступлении в дело третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, либо о привлечении третьего лица к участию в деле или об отказе в этом арбитражный суд должен вынести определение (п. 3 ст. 51 АПК РФ).

Принятое арбитражным судом решение по такому спору между генеральным подрядчиком и субподрядчиком будет иметь преюдициальное значение при рассмотрении самостоятельного спора между генеральным подрядчиком и заказчиком в дальнейшем.

При рассмотрении такого же правоотношения в третейском суде механизм участия заказчика, вероятнее всего, будет иным, так как порядок привлечения третьих лиц в порядке арбитража осуществляется, как уже упоминалось, на основании норм правил постоянно действующего арбитражного учреждения – устава, положения, регламента и т.п.

Учитывая, что в основу указанных правил положены базовые принципы арбитража: конфиденциальность и отсутствие преюдициальности арбитражного решения, чаще всего, правила постоянно действующего арбитражного учреждения ограничивают усмотрение стороны в вопросе привлечения третьих лиц.

Рассмотрим ситуацию на примере МКАС при ТПП РФ. Правила арбитража международных коммерческих споров МКАС при ТПП РФ (Приложение 2 к приказу ТПП РФ от 11 января 2017 г. № 6) в п.1 § 14 устанавливают, что привлечение к арбитражному разбирательству третьего лица, не заявляющего исковых требований против сторон арбитражного разбирательства, а также вступление в арбитражное разбирательство такого третьего лица допускается при условии, если все стороны и третье лицо связаны одним арбитражным соглашением или все стороны и третье лицо выразили согласие на проведение арбитражного разбирательства с участием такого третьего лица в установленный срок.

Таким образом, привлечь заказчика к участию в споре в качестве третьего лица можно будет в отсутствие единой арбитражной оговорки лишь с согласия самого заказчика и сторон спора. Если заказчик не выразит явного согласия на участие в процессе, то иск генерального подрядчика к нему может быть заявлен только в самостоятельном разбирательстве.

Более того, даже если и удастся привлечь заказчика к участию в деле, то в силу отсутствия правил о преюдициальности такое решение коллегии арбитров не будет носить обязательный характер для рассмотрения будущего спора между генеральным подрядчиком и заказчиком. Такое решение будет оцениваться лишь в качестве доказательства наравне с иными доказательствами, представленными сторонами.

Статья 44 Регламента Арбитражного центра при Общероссийской общественной организации "Российский союз промышленников и предпринимателей" предусматривает более гибкую норму, устанавливая, что постановление по вопросу о привлечении третьего лица выносится после консультаций со всеми сторонами, но для участия в арбитраже третьего лица все же требуется письменное согласие такого лица. Согласие третьего лица на участие в арбитраже означает, что такое лицо ознакомлено с правилами Арбитражного центра, согласно с ними и обязуется их соблюдать.

При таких обстоятельствах возникает закономерный вопрос: предлагает ли арбитраж, как исторический форум для разрешения, в первую очередь, коммерческих споров, решение для таких, откровенно говоря, типовых ситуаций?

Ответ на этот вопрос должен быть утвердительным. Большинство современных правил арбитража предусматривают участие неизвестного АПК РФ субъекта: дополнительной стороны.

Например, согласно п. 1-2 § 13 Правил арбитража международных коммерческих споров МКАС при ТПП РФ, сторона арбитражного разбирательства вправе предъявить иск против дополнительной стороны. Такой иск может быть рассмотрен при условии, если требования против дополнительной стороны охватываются тем же арбитражным соглашением, на котором основан первоначальный иск или требования против дополнительной стороны охватываются другим арбитражным соглашением, предусматривающим передачу споров в МКАС и совместимым с первым арбитражным соглашением по своему содержанию, а также связаны с первоначальным иском в материально-правовом отношении.

При соблюдении любого из указанный условий лицо, не являющееся истцом или ответчиком, вправе вступить в арбитражное разбирательство в качестве дополнительной стороны, предъявив иск к истцу и (или) ответчику. В отношении иска к дополнительной стороне и иска дополнительной стороны применяются соответствующие положения о встречном иске.

Применительно к нашему примеру, генеральный подрядчик при рассмотрении спора в МКАС при ТПП РФ получает механизм предъявления и рассмотрения его иска к заказчику в едином процессе одновременно с рассмотрением иска субподрядчика к нему. Поскольку отдельного разбирательства для рассмотрения иска генерального подрядчика к заказчику не понадобится, существенно сократятся сроки урегулирования спора по проекту и издержки сторон на судебную защиту.

Учитывая изложенные различия, сторонам договора разумно еще на стадии заключения договора предусмотреть для себя такое соглашение о порядке разрешения споров, которое позволит истцу при подаче иска выбрать тот форум, который позволит адекватней реализовать его право на судебную защиту. Таким соглашением, в числе прочих, может стать альтернативная оговорка, которая предоставит будущему истцу право выбора между обращением в государственный арбитражный суд или третейский суд.

Арбитражные суды рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, имеющих статус индивидуального предпринимателя, а также в отдельных случаях с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя. Арбитражные суды также рассматривают подведомственные им дела с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую деятельность, организаций с иностранными инвестициями, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

В соответствии со статьей 3 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" система арбитражных судов в РФ состоит из специализированных арбитражных судов, арбитражные суды первой инстанции или арбитражных судов субъектов РФ, арбитражных апелляционных судов, а также арбитражных судов округов, или кассационных арбитражных судов.

Высшим судебным органом по делам по разрешению экономических споров и осуществлением судебного надзора является Верховный Суд Российской Федерации, осуществляющий свою деятельность на основании ст. 19 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации".

Арбитражные суды округов проверяют в кассационной инстанции законность судебных актов по делам, рассмотренным арбитражными судами субъектов Российской Федерации и арбитражными апелляционными судами, а в случаях, установленных федеральными законами, - судебных актов, принятых судами кассационной инстанции. Кассационная инстанция рассматривает жалобы на решения арбитражного суда, вступившие в законную силу и постановления апелляционной инстанции. При рассмотрении дела в кассационной инстанции арбитражный суд проверяет правильность применения норм материального права и норм процессуального права арбитражным судом первой и апелляционной инстанций. Кассационная инстанция обладает всеми полномочиями апелляционной инстанции, и дополнительно включает в себя право кассационной инстанции передать дело на новое рассмотрение в инстанцию арбитражного суда, решение или постановление которого отменено.

Арбитражные апелляционные суды проверяют в апелляционной инстанции законность и обоснованность судебных актов арбитражных судов субъектов Российской Федерации, принятых ими в первой инстанции. Суть апелляционного производства состоит в том, что по жалобе лица, участвующего в деле, на решение арбитражного суда, не вступившее в законную силу, арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело в полном объеме. Апелляционная инстанция обладает следующими полномочиями: оставить решение без изменения, изменить решение, отменить решение и принять новое решение либо прекратить производство по делу или оставить иск без рассмотрения.

Арбитражные суды субъектов Российской Федерации действуют в субъектах Российской Федерации - республиках, краях, областях, городах федерального значения, автономной области и автономных округов.

В соответствии со Статьей 4 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" арбитражные суды субъектов Российской Федерации, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды округов и специализированные арбитражные суды относятся к федеральным судам и составляют систему федеральных арбитражных судов. Указанные суды в соответствии с положением статьи 17 данного закона могут создаваться и упраздняться только путем внесения в статью 4 закона.

Система арбитражных судов Российской федерации

Система арбитражных судов Российской федерации

На основании Статьи 5 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ основными и наиболее общими применительно к различным судебным инстанциям в системе арбитражных судов являются следующие задачи:

- защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

- содействие укреплению законности и предупреждению правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Вступившие в законную силу судебные акты - решения, определения, постановления арбитражных судов обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

История создания арбитражных судов Российской Федерации

Предшественниками арбитражных судов Российской Федерации являются коммерческие суды, осуществлявшие свою деятельность до 1917 года. Декретом Совета народных комиссаров от 24 ноября 1917 года коммерческие суды были упразднены, декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 29.12.1917 "О направлении неоконченных дел упраздненных судебных установлений" было предписано все дела коммерческих судов распределить по цене иска между местными и окружными судами для решения их по общим правилам судопроизводства.

В 1922 году, на основании декрета ВЦИК и СНК РСФСР от 21.09.1922 "Положение о порядке разрешения имущественных споров между государственными учреждениями и предприятиями" для решения кономических споров, были учреждены Высшая Арбитражная Комиссия, действующая при Совете Труда и Обороны и Арбитражные Комиссии при Областных Экономических Совещаниях. К компетенции Высшей Арбитражной Комиссии было отнесено разрешение споров, в которых хотя бы одной из сторон является центральное учреждение, споры между учреждениями или предприятиями различных губерний, если губернии эти не входят в состав одной автономной Республики или области, рассмотрение жалоб на решения местных арбитражных комиссий, пересмотр всякого рода дел, разрешенных местными арбитражными комиссиями и Высшей Арбитражной Комиссией. Решения арбитражных комиссий имели силу судебных решений и приводились в исполнение способом, указанном в самом решении. Наблюдение (надзор) за деятельностью Арбитражных комиссий осуществлялся Народным комиссариатом юстиции (Декрет ВЦИК от 01.02.1923). В 1924 году Декретом ЦИК СССР, СНК СССР от 06.05.1924 "Положение об Арбитражной Комиссии при Совете Труда и Обороны Союза С.С.Р.", из числа имущественных споров, подлежащих разрешению Арбитражной Комиссии при Совете Труда и Обороны, были исключены споры между государственными учреждениями и предприятиями одного и того же ведомства, споры, возникающие по операциям Государственного Банка и Главного Правления государственного страхования, споры, вытекающие из договоров железнодорожной перевозки, регулируемые Уставом железных дорог, а также споры, вытекающие из договоров о почтовой пересылке, иски по протестованным векселям, иски, вытекающие из договоров общеустановленного типа о пользовании коммунальными услугами, споры возникающие по поводу обложения налогами.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 04.03.1931 Арбитражные комиссии были упразднены, а дела подлежащие разрешению арбитражных комиссий, были переданы в общие судебные учреждения согласно законодательству союзных республик, или на рассмотрение Верховного суда Союза ССР.

Также, в 1931 году Постановлением ЦИК СССР N 5, СНК СССР N 298 от 03.05.1931 было принято положение о Государственном арбитраже. В соответствии с указанным положением Государственный арбитраж учреждался при Совете труда и обороны (впоследствии – при СНК) - для разрешения споров, в которых хотя бы одной из сторон является центральный орган общесоюзного значения, а также споров между центральными органами различных союзных республик, при СНК союзных республик - для разрешения споров, в которых одной из сторон является центральный орган союзной республики или республиканский орган предприятий общесоюзного значения, а также споров между краевыми (областными) органами, при советах народных комиссаров автономных республик, при краевых и областных исполнительных комитетах и при исполнительных комитетах автономных областей - для разрешения всех остальных споров, подлежащих государственному арбитражу. В соответствии с Постановление ВЦИК, СНК РСФСР от 30.05.1931 «Об учреждении государственного арбитража РСФСР», на территории РСФСР, при СНК РСФСР, совнаркомах автономных республик, краевых (областных) исполкомах и исполкомах автономных областей были учреждены государственные арбитражи.

В Конституции 1977 года Государственный арбитраж был закреплен в качестве органа, разрешающего хозяйственные споры между предприятиями, учреждениями и организациями. В 1979 году законом СССР от 30.11.1979 "О Государственном арбитраже в СССР", была установлена система органов государственного арбитража в СССР, которая состояла из Государственного арбитража СССР, государственных арбитражей союзных республик, государственных арбитражей автономных республик, государственные арбитражи краев, областей.

В 1991 году в РСФСР был принят закон N 1543-1 "Об арбитражном суде". Данным законом была установлена система Арбитражных судов в Российской Федерации, которая является предшественником современной системы Арбитражных судов. Система арбитражных судов составляли Высший арбитражный суд Российской Федерации, Высшие арбитражные суды республик в составе Российской Федерации, краевые арбитражные суды, областные арбитражные суды, городские арбитражные суды, арбитражный суд автономной области и арбитражные суды автономных округов.

Федеральным конституционным законом от 28.04.1995 N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" с 1 июля 1995 года были определены основные задачи, полномочия, состав и структуру современной системы Арбитражных судов в Российской Федерации.

Госпошлина по делам, рассматриваемым в арбитражных судах

Государственная пошлина по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, взимается с физических лиц и организаций в соответствии со статьями 333.16 и 333.17 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с рассмотрением дел или совершением отдельных процессуальных действий в арбитражном процессе. Плательщик государственной пошлины обязан самостоятельно, то есть от своего имени, уплатить ее в бюджет, если иное не установлено законодательством о налогах и сборах.

Особенности и размеры уплаты государственной пошлины при обращении в Арбитражные суды Российской Федерации определяются с учетом особенности обращения следующими нормативными актами.

Особенности и размеры оплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах (сумма платежа (перерасчеты, недоимка и задолженность по соответствующему платежу, в том числе по отмененному) - ст. 333.21, ст. 333.22 НК РФ, п. 5.1 Положения "О Федеральной налоговой службе", утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 506

Особенности и размеры оплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах (уплата процентов, начисленных на суммы излишне взысканных (уплаченных) платежей, а также при нарушении сроков их возврата) рассматриваемым в арбитражных судах (прочие поступления) - п. 10 ст. 78, п. 5 ст. 79 НК РФ.

В ситуации, когда две российские компании для разрешения споров выбирают какое-то экзотическое арбитражное учреждение или третейский суд, у профессиональных юристов всегда возникают вопросы. Всегда есть сомнения, будет ли последующее решение такого суда действительно обоснованным и не будут ли учитываться интересы только одной стороны, которая навязала выбор суда другой стороне. Не зря законодатель провел реформу третейских судов, существенно сократив их количество и установив особый порядок доступа иностранных арбитражных учреждений. Однако некоторый «схематоз» на рынке таких услуг все равно присутствует.

В марте 2020 года Верховный суд дал оценку деятельности Хельсинского международного коммерческого арбитража (ХМКА) при организации «Хельсинские международные арбитры».

Определением от 12 марта 2020 г. № 304-ЭС19-20506 по делу № А47-7120/2018 Верховный суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения иностранного арбитража ad hoc, поскольку под его «маской» скрывается институциональный арбитраж, не получивший разрешение от Правительства РФ, но администрирующий дела в России.

Фабула дела довольно проста. Стороны (ООО «ВостокЭнергоЧермет» и ООО «ОЛИМП-ГРУПП») включили в договор арбитражную оговорку, передающую все споры из договора на рассмотрение ХМКА. Данный арбитраж не обладал правом на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения по российскому праву.

«ОЛИМП-ГРУПП», ссылаясь на ненадлежащее исполнение договора «ВостокЭнергоЧермет», обратилось в ХМКА. Хотя арбитражная оговорка не содержала положения о выборе процедуры ad hoc, ХМКА, тем не менее, принял постановление о компетенции и образовании третейского суда для разрешения конкретного спора . В итоге с «ВостокЭнергоЧермет» был взыскан основной долг плюс неустойка в размере 300% от суммы долга.

В связи с неисполнением решения ответчиком «ОЛИМП-ГРУПП» обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения.

Суды первой и кассационной инстанции не нашли препятствий для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения. Они сослались на п. 3 ст. 44 Закона об арбитраже, согласно которому арбитражные решения, принятые в РФ при администрировании дел иностранными арбитражными учреждениями, не обладающими правами ПДАУ, рассматриваются как арбитражные решения арбитражей ad hoc.

Однако Верховный суд посчитал иначе. Он обратил внимание на то, что стороны выразили волю на рассмотрение споров именно арбитражем как администрируемым арбитражным учреждением (ХМКА) – согласования процедуры ad hoc сторонами не было. Иск был подан по Регламенту ХМКА, было вынесено постановление о компетенции, в суде хранились материалы дела. Суд признал все эти действия администрированием арбитража, причем институционального.

Более того, суд не признал за ХМКА статус иностранного арбитража и поэтому посчитал п. 3 ст. 44 Закона об арбитраже неприменимым. По мнению суда, «иностранный» характер арбитража – это обстоятельство, которое подлежит доказыванию. В данном же случае таких доказательств в деле не было – иск подан в секретариат в РФ, назначение арбитра осуществлялось в Москве, а на сайте арбитража написано, что ХМКА действует на основании Закона РФ об арбитраже.

Вынесение арбитражного решения ХМКА Верховный суд признал нарушением публичного порядка РФ, которое выразилось в обходе закона с противоправной целью (ст. 10 ГК РФ) – ХМКА старался обойти положения российского права об обязательном получении разрешения от Правительства РФ на осуществление функций ПДАУ. В ситуации «обхода закона», уточнил Верховный суд, не применяется также принцип эстоппель – утраты стороной, не возражавшей о компетенции арбитража, права в дальнейшем ссылаться на отсутствие у состава арбитража полномочий рассматривать спор.

Приняв такое категоричное Определение, суд в очередной раз попытался устранить возможность злоупотреблений со стороны арбитражных учреждений признавать компетенцию при рассмотрении арбитражных дел, рассматривать которые они не могут в силу действующего законодательства, в том числе через формирование ad hoc арбитражей.

Несмотря на то, что все это вместе создает риск, что принудительное исполнение арбитражных решений ad hoc всегда будет находится под сомнением и использоваться недобросовестными сторонами для неисполнения вынесенных через процедуру ad hoc арбитражных решений. Тем не менее, с точки зрения юриста, такое Определение Верховного суда позволяет прежде всего снизить риск злоупотреблений в такой важной сфере, как реализация права на рассмотрение спора компетентным и квалифицированным судом

В этой ситуации очень хочется дать совет сторонам - внимательно относиться к выбору суда/арбитражного учреждения для рассмотрения споров. Если по каким-то причинам вы не хотите передавать разрешение споров на рассмотрение государственных судов существуют арбитражные учреждения, зарекомендовавшие себя на рынке и соблюдающие все требования законодателя, что позволит не беспокоиться о дальнейшем приведении их решений в исполнение.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: