Частное определение суда по уголовному делу в отношении следователя что будет

Обновлено: 14.04.2024

В соответствии с ч. 4 ст. 29 УПК РФ если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Суд вправе вынести частное определение или постановление и в других случаях, если признает это необходимым.

Следовательно, суд вправе вынести частное постановление при рассмотрении уголовного дела в любом случае, который признает необходимым в данной ситуации.

Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2017 № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)» с учетом того, что выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, в целях их дальнейшего устранения в соответствии с ч. 4 ст. 29 УПК РФ является важной составной частью судебного разбирательства, судам следует при рассмотрении каждого уголовного дела принимать необходимые меры к выполнению этого требования закона и при наличии достаточных оснований выносить частные постановления (определения).

Пленум Верховного Суда по отдельным категориям дел рекомендует выносить подобные постановления. Например:

- если состоявшееся судебное решение в порядке ст. 125 УПК РФ не исполняется следственными органами, заявитель вправе обратиться с жалобой на их бездействие. В этих случаях, а также когда при судебном рассмотрении жалобы будут выявлены иные нарушения прав и свобод граждан и юридических лиц, судам рекомендуется выносить частное определение (постановление), в котором обращать внимание должностных лиц на допущенные нарушения закона, требующие принятия соответствующих мер (п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»);

- при рассмотрении уголовных дел о преступлениях экстремистской направленности рекомендуется выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению указанных преступлений, и частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц (п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»);

- судам апелляционной инстанции рекомендуется реагировать на нарушения прав и свобод граждан, а также на другие нарушения закона, допущенные в ходе досудебного производства или при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции, путем вынесения частных определений (постановлений) в адрес соответствующих организаций и должностных лиц. Суд апелляционной инстанции может также частным определением (постановлением) обратить внимание должностных лиц, производивших дознание или предварительное следствие, либо суда первой инстанции на такие допущенные ими нарушения, которые не влекут за собой отмену или изменение приговора (п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.11.2012 № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

- судам надлежит реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту. При наличии к тому оснований суд, в частности, вправе вынести частное определение (постановление), в котором обратить внимание органов дознания, предварительного следствия, соответствующей адвокатской палаты или нижестоящего суда на факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер (п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве»);

- если судом при рассмотрении материалов о выдаче, передаче лица иностранному государству или признании приговора суда иностранного государства будут выявлены нарушения прав и свобод человека, а также иные нарушения закона, то суд вправе вынести частное определение или постановление, обратив внимание соответствующих организаций и должностных лиц на факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер (п. 40 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.06.2012 № 11 «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания»).

Заместитель прокурора Краснопееркопского района В.А. Волков

Прокуратура
Ярославской области

Прокуратура Ярославской области

16 февраля 2022, 09:14

О вынесении судом частного определения при рассмотрении уголовного дела

В соответствии с ч. 4 ст. 29 УПК РФ если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Суд вправе вынести частное определение или постановление и в других случаях, если признает это необходимым.

Следовательно, суд вправе вынести частное постановление при рассмотрении уголовного дела в любом случае, который признает необходимым в данной ситуации.

Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2017 № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)» с учетом того, что выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, в целях их дальнейшего устранения в соответствии с ч. 4 ст. 29 УПК РФ является важной составной частью судебного разбирательства, судам следует при рассмотрении каждого уголовного дела принимать необходимые меры к выполнению этого требования закона и при наличии достаточных оснований выносить частные постановления (определения).

Пленум Верховного Суда по отдельным категориям дел рекомендует выносить подобные постановления. Например:

- если состоявшееся судебное решение в порядке ст. 125 УПК РФ не исполняется следственными органами, заявитель вправе обратиться с жалобой на их бездействие. В этих случаях, а также когда при судебном рассмотрении жалобы будут выявлены иные нарушения прав и свобод граждан и юридических лиц, судам рекомендуется выносить частное определение (постановление), в котором обращать внимание должностных лиц на допущенные нарушения закона, требующие принятия соответствующих мер (п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»);

- при рассмотрении уголовных дел о преступлениях экстремистской направленности рекомендуется выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению указанных преступлений, и частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц (п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»);

- судам апелляционной инстанции рекомендуется реагировать на нарушения прав и свобод граждан, а также на другие нарушения закона, допущенные в ходе досудебного производства или при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции, путем вынесения частных определений (постановлений) в адрес соответствующих организаций и должностных лиц. Суд апелляционной инстанции может также частным определением (постановлением) обратить внимание должностных лиц, производивших дознание или предварительное следствие, либо суда первой инстанции на такие допущенные ими нарушения, которые не влекут за собой отмену или изменение приговора (п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.11.2012 № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

- судам надлежит реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту. При наличии к тому оснований суд, в частности, вправе вынести частное определение (постановление), в котором обратить внимание органов дознания, предварительного следствия, соответствующей адвокатской палаты или нижестоящего суда на факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер (п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве»);

- если судом при рассмотрении материалов о выдаче, передаче лица иностранному государству или признании приговора суда иностранного государства будут выявлены нарушения прав и свобод человека, а также иные нарушения закона, то суд вправе вынести частное определение или постановление, обратив внимание соответствующих организаций и должностных лиц на факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер (п. 40 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.06.2012 № 11 «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания»).

Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования – это такое его окончание, которое осуществляется в связи с наличием обстоятельств, исключающих дальнейшее производство по уголовному делу или наличием оснований для освобождения лица от уголовной ответственности. В отличие от прекращения уголовного дела, когда прекращается все производство по делу, прекращение уголовного преследования – это прекращение производства в отношении конкретного лица – подозреваемого или обвиняемого.

прекращение дела

Прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования – это такое его окончание, которое осуществляется в связи с наличием обстоятельств, исключающих дальнейшее производство по уголовному делу или наличием оснований для освобождения лица от уголовной ответственности.

В отличие от прекращения уголовного дела, когда прекращается все производство по делу, прекращение уголовного преследования – это прекращение производства в отношении конкретного лица – подозреваемого или обвиняемого.

Согласно ч. 1 ст. 212 УПК РФ уголовное дело и уголовное преследование прекращаются при наличии оснований, общий перечень которых предусмотрен ст. 24-28 УПК РФ. К ним относятся:

  • отсутствие события преступления;
  • отсутствие в деянии состава преступления;
  • истечение сроков давности уголовного преследования;
  • смерть подозреваемого или обвиняемого;
  • отсутствие заявления потерпевшего
  • непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;
  • наличие акта об амнистии;
  • наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению;
  • наличие определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;
  • наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо
  • наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела; сторон;
  • деятельное раскаяние;
  • отсутствие заключения суда или отсутствие согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного суда РФ или квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела, привлечение лица к уголовной ответственности лиц либо лишение неприкосновенности в отношении которых установлен особый порядок производства по уголовному делу.

Далее мы рассмотрим эти основания более подробно, а пока вернемся к различиям между прекращением уголовного дела и прекращением уголовного преследования.

Прежде всего, следует иметь в виду, что прекращение уголовного дела в любом случае влечет за собой прекращение уголовного преследования. Однако прекращение уголовного преследования не всегда влечет за собой прекращение уголовного дела.

Так, например, не влечет прекращения уголовного дела прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого ввиду непричастности их к данному преступлению. Это означает, что преступление имело место, его событие установлено, но лицо, его совершившее, осталось неустановленным.

Если по уголовному делу в качестве обвиняемых привлечено несколько человек, а основание прекращения уголовного преследования установлено только в отношении некоторых из них, прекращение уголовного преследования в отношении них не означает полного прекращения уголовного дела, производство по которому продолжается в отношении других обвиняемых.

Рассмотрим некоторые основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования более подробно.

Прекращение уголовного дела за отсутствием события преступления

В данном случае неустановление события преступления означает недоказанность самого преступного деяния, по которому было возбуждено уголовное дело. Если данный факт устанавливается в суде, это влечет постановление оправдательного приговора. Поэтому данное основание прекращения уголовного дела является реабилитирующим, т.е. влечет восстановление обвиняемого в правах и компенсацию причиненного ему материального и морального вреда.

Следует отметить, что на самом деле случаи прекращения уголовного дела по данному основанию достаточно редки.

Прекращение уголовного дела за отсутствием состава преступления

По данному основанию уголовное дело прекращается в тех случаях, когда само деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело, имеет место, но оно не является преступным, т.е. отсутствует какой-либо признак преступления (относящийся к объекту, объективной стороне, субъекту или субъективной стороне). Это может произойти, когда расследуемое деяние не является преступлением, т.е. не предусмотрено Уголовным кодексом РФ, т.е. совершены без вины в случае:

  • добровольного отказа от преступления;
  • необходимой обороны;
  • причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление;
  • крайней необходимости;
  • физического или психического принуждения;
  • обоснованного риска;
  • исполнения приказа или распоряжения.

Кроме того, согласно ч. 3 ст. 27 УПК РФ уголовное преследование по данному основанию прекращается в отношении лица, не достигшего к моменту совершения преступления возраста с которого наступает уголовная ответственность (ст. 20 УК РФ), а также несовершеннолетнего, хотя и достигшего возраста, с которого начинается уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии (не связанным с психическим расстройством), не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, имеющего признаки преступления. Кроме того, по рассматриваемому основанию уголовное преследование прекращается в отношении лица, совершившего деяние, предусмотренное уголовным кодексом РФ, признанного невменяемым (ст. 21 УК РФ).

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования в связи с истечением давности уголовного преследования

По данному основанию прекращение уголовного дела подлежит, если истекли следующие сроки (ст. 78 УК РФ):

  • два года после совершения преступления небольшой тяжести;
  • шесть лет после совершения преступления средней тяжести;
  • десять лет после совершения тяжкого преступления;
  • пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

Вместе с тем, согласно ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования по данному основанию не допускается, если обвиняемый против этого возражает.

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого

Следует иметь в виду, что по данному основанию уголовное дело и уголовное преследование прекращаются только в тех случаях, когда факт смерти человека подтвержден в установленном законом порядке (свидетельством о смерти).

Вместе с тем, если родственники умершего либо иные лица, считая его невиновным, ходатайствуют о продолжении производства по уголовному делу с надеждой вынесения оправдательного приговора с целью дальнейшей его реабилитации. Дело должно быть расследовано, передано в суд и по нему должен быть вынесен приговор.

Прекращение уголовного дела при отсутствии заявления потерпевшего о преступлении

Это основание применяется в тех случаях, когда обнаруживается, что уголовное дело возбуждено при отсутствии письменного заявление потерпевшего, в котором он просит привлечь лицо, совершившее по отношению к нему преступление, к уголовной ответственности. Речь идет о делах частно публичного обвинения, по которым уголовные дела возбуждаются не иначе, как при наличии указанного заявления (например, по преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 131 УК РФ «Изнасилование», ч. 1 ст. 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав»).

Прекращение уголовного дела и уголовного преследования в связи с примирением сторон

Данное основание прекращения уголовного дела и уголовного преследования достаточно рассмотрены в следующих публикациях, размещенных на страницах данного сайта:

Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием

Согласно ст. 28 УПК РФ уголовное преследование может быть прекращено в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных ст. 75 УК РФ:

  • лицо впервые совершило преступление;
  • добровольно явилось с повинной;
  • способствовало раскрытию преступления;
  • возместило ущерб или иным образом загладило вред причиненный преступлением.

До прекращения уголовного преследования лицу должны быть разъяснены основания его прекращения и право возражать против прекращения уголовного преследования.

Поскольку иные основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования на практике встречаются гораздо реже, рассматривать их не будем.

Однако обратим внимание, что в соответствии со ст. 28.1 УПК РФ по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности уголовное дело и уголовное преследование прекращается лишь в случаях, если подозреваемый или обвиняемый до назначения судебного заседания возместили вред, причиненный в результате преступления, в полном объеме (в том числе, уплатили недоимки, пени, штрафы).

Порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования

Уголовное дело уголовное преследование прекращается по постановлению следователя, копия которого направляется прокурору.

Если прекращение уголовного дела допускается только при согласии обвиняемого или потерпевшего, наличие такого согласия отражается в постановлении.

Копия постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования должна быть вручена или направлена следователем лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику, а также иным заинтересованным органам (например, в налоговый орган).

Когда основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым, следователь выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица. При этом, как отмечалось выше, производство по уголовному делу продолжается.

Постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования может быть обжаловано прокурору либо руководителю следственного органа, а также в суд.

Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.

Как акт правосудия частное определение (постановление) - это решение, вынесенное судом в строгом соответствии с законом, соблюдением процессуальной формы, наравне с другими решениями суда вступающее в законную силу и носящее обязательный характер. Как и любое другое решение суда, оно должно быть законным и основываться на обстоятельствах, исследованных в судебном разбирательстве.

частное определение суда

Статья 29 УПК РФ содержит перечень полномочий суда, связанных с осуществлением судебного контроля и правосудия на стадиях уголовного процесса.

Ч.4 ст.29 УПК РФ содержит «особое» полномочие суда: «Если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Суд вправе вынести частное определение или постановление и в других случаях, если признает это необходимым».

Следует отметить, что аналогичная норма существовала в УПК РСФСР в ст.26.1, в которой было указано следующее: «суд при наличии к тому оснований выносит частное определение (постановление), которым обращает внимание государственных органов, общественных организаций или должностных лиц на установленные по делу факты нарушения закона, причины и условия, способствовавшие совершению преступления и требующие принятия соответствующих мер. Частное определение (постановление) может быть также вынесено при обнаружении судом нарушений прав граждан и других нарушений закона, допущенных при производстве дознания, предварительного следствия или при рассмотрении дела нижестоящим судом».

Также ст.26.1 УПК РСФСР содержала правило: «Суд вправе частным определением (постановлением) обратить внимание общественных организаций и трудовых коллективов на неправильное поведение отдельных граждан на производстве или в быту, или на нарушение ими общественного долга. Суд может частным определением (постановлением) довести до сведения соответствующего предприятия, учреждения или организации о проявленных гражданином высокой сознательности, мужестве при выполнении общественного долга, содействовавших пресечению или раскрытию преступления».

Необходимо пояснить, что в свое время общественное порицание было распространенным, но в то же время и эффектным методом воспитательного воздействия на участника процесса. Сегодня данное правило не прижилось бы в связи с несколько иными взглядами на современную судебную власть и на современное уголовное судопроизводство.

Основанием вынесения судом частного постановления или определения являются: обстоятельства, способствовавшие совершения преступления, которые будут выявлены непосредственно при рассмотрении уголовного дела на стадии судебного разбирательства, нарушения прав и свобод граждан, допущенных при расследовании уголовного дела, нарушения закона непосредственно следователями, дознавателями либо оперативными сотрудниками, нижестоящими судьями, при расследовании и рассмотрении уголовного дела, а также в иных случаях, если в этом будет необходимость.

Анализ судебной практики Калининского районного суда г. Тюмени и Тюменского районного суда за 2004-2007гг. показывает, что количество вынесенных судом частных постановлений не слишком велико – всего 3-4 за год (или 3,5 % от общего числа уголовных дел рассмотренных одним судом за год). Но и имеющееся количество частных постановлений суда показывает истинную картину качества проводимого следственными органами и органами дознания расследования по тем или иным уголовным делам.

В 2006 году при рассмотрении уголовного дела по ч.1 ст.238 УК РФ судьей Калининского районного суда г. Тюмени было вынесено частное постановление, в котором было отражено что «доказательства по делу, начиная со сбора первоначального материала по проведению проверочной закупки, собраны крайне безобразно, в нарушении всех возможных требований УПК РФ: в нарушении требований ст.164, ч.1 ст.176, ч.ч.1-4, 6 ст.177, ч.10 ст.182, ч.2 ст.183 УПК РФ, ст.195, ст.196, ст.199, ст.81, ст.82, ст.84 УПК РФ предмет преступления по делу (мясная продукция), при изъятии с места происшествия надлежащим образом не упакована, не опечатана, подписями 2 понятых не заверена. Впоследствии данная продукция следователем не осмотрена, вещественным доказательством по делу не признана и к уголовному делу не приобщена… Пищевая экспертиза в нарушении требований п.9 ч.1 ст.204 УПК РФ проведена только исходя из этикетки с продуктом с истекшим сроком реализации, сама же продукция на предмет качества, пригодности для использования по назначению, опасности для жизни и здоровья потребителей при проведении пищевой экспертизы не исследовалась»[1].

Данный пример лишний раз подчеркивает насколько важно полномочие суда как выявление обстоятельств, связанные с нарушением уголовно-процессуального закона следственными органами, путем вынесения частного постановления или определения, так данный документ, прежде всего, ложится на стол их начальников - руководителей следственных органов и прокуратуры, с просьбой обратить на это внимание.

По сути, вынесение судом частных постановлений или определений позволяет судам «делать замечания» руководителям следственных органов и прокуратуры, за нарушение уголовно-процессуального закона их подчиненными, либо за некачественное расследование уголовного дела.

А.Н. Величко и С.Н. Шатилович пишут, что: «По сути, законодатель облегчил работу судей, чем активно пользуются последние. В итоге судье достаточно подойти формально к выявлению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, либо вообще их не выявлять. Поэтому считаем, что определение предмета доказывания с включением в него причин преступления и условий, способствовавших его совершению, и установление их методом доказывания будут обязывать судью осуществлять профилактическую деятельность в форме выявления и принятия конкретных мер по устранению таких обстоятельств»[2].

Анализ уголовных дел Тюменского районного суда позволил выявить иные обстоятельства, по которым суд может вынести частное постановление. Подобными обстоятельствами являются: грубое пренебрежение следователем уголовно-процессуального закона, приведшее к неправильной квалификации деяния по ч.1 ст.238 УК РФ вместо ст.234 УК РФ, что при в дальнейшем к оправданию подсудимой; ненадлежащее исполнение следователем своих обязанностей по раскрытию преступления, приведшее к неправильной квалификации деянии на ч.1 ст.108 вместо ч.1 ст.105 УК РФ; заявление ходатайства сотрудниками ГИБДД о неназначении своим коллегам наказания, связанного с лишением свободы по ч.2 ст. 290 УК РФ; неисполнение сотрудниками ОВД постановление суда о назначении принудительной меры медицинского характера подсудимому, что способствовало совершению повторного преступления подсудимым[3].

Таким образом, вынесение судом частных постановлений способствует защите прав личности и эффективности уголовного судопроизводства.

По мнению Б.Т. Безлепкина вынесение судом частного постановления или определения является формой судебного контроля за предварительным следствием, а также формой судебного надзора за деятельностью нижестоящих судебных органов[4].

Следует добавить, что частное постановление является документом, направленное на профилактику и на предупреждение преступлений среди сотрудников правоохранительных органов. Как акт правосудия частное определение (постановление) - это решение, вынесенное судом в строгом соответствии с законом, соблюдением процессуальной формы, наравне с другими решениями суда вступающее в законную силу и носящее обязательный характер. Как и любое другое решение суда, оно должно быть законным и основываться на обстоятельствах, исследованных в судебном разбирательстве.

Выносимые судами частные определения и постановления носят профилактическую функцию, направленную на предупреждение преступлений. Ведь чаще всего частные определения или постановления суда направляются руководителям правоохранительных органов с целью проведения профилактической и воспитательной работы. Примером может быть случай, когда по делу о взяточничестве судья направил частное постановление начальнику ГУВД Тюменской области с целью «обратить внимание на необходимость предупреждения преступлений сотрудниками ГИБДД Тюменского ОВД на необходимость устранения причин и условий способствующих совершению преступлений»[5].

Следует добавить, что норма ч.4 ст.29 УПК РФ должна распространяться и на защитника, участвующего в судебном разбирательстве. Анализ судебной практики показывает, что зачастую виновниками затягивания процесса помимо государственного обвинителя, свидетеля, подсудимого являются защитники (около 8,5% случаев за год, когда рассмотрение уголовного дела судом неоднократно откладывалось из-за неявки адвоката), которые идут на это осознанно, преследуя определенные цели. Ведь суду необходим правовой инструмент воздействия на «недобросовестных» защитников. Ч.4 ст.29 УПК РФ не содержит перечень участников уголовного процесса, в отношении которого суд может вынести частное постановление или определение. Можно предположить, что данная норма может (и должна) распространяться на защитников.

Источники и литература

  1. Уголовное дело №1-216-06. (л.д. 128) // Архив Калининского районного суда г. Тюмени за 2004-2007гг.
  2. Величко А.Н., Шатилович С.Н. Особенности предупредительной деятельности суда в форме выявления причин преступления и условий, способствовавших его совершению: вопросы теории и практики // Российский судья. 2007. №7. С.53.
  3. Уголовные дела №1-31-05 (л.д. 308), №1-170-06 (т.2, л.д.68), №1-344-05 (л.д.182), №1-203-06 (л.д.121) // Архив Тюменского районного суда за 2004-2007гг.
  4. См.: Безлепкин Б.Т. Участники уголовного судопроизводства // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ. М., 2004. С. 47.
  5. Уголовное дело №1-170-06 (т.2, л.д.68) // Архив Тюменского районного суда за 2004-2007гг.

Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.

Задачей предварительного следствия и суда является рассмотрение всех возможных версий совершенного преступления с целью установления объективной истины. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля1996 года № 1" О судебном приговоре» сказано, что при постановлении приговора «судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены".

ошибки в следствии

Поводом к написанию настоящий статьи явился один из случаев вопиющего непрофессионализма следователя, ошибки которого надлежащим образом не были оценены судом, что, по мнению автора, привело к незаконному и необоснованному осуждению гражданина К.

Поскольку, к сожалению, подобные ситуации в следственной и судебной практике не единичны, позволю себе поделиться результатами своей оценки обстоятельств данного дела.

Фабула дела такова.

Гражданин Т. Тобольским районным судом Тюменской области был осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УПК РФ («Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека»).

Поводом для привлечения Т. к уголовной ответственности явилась дорожная ситуация, связанная с тем, что на автомобильной трассе Тюмень – Сургут потерпевшая П., управляя легковым автомобилем, выехала на полосу встречного движения, и, допустив столкновение своего автомобиля с двумя другими автомобилями, погибла. По мнению стороны обвинения, это произошло в результате того, что другой водитель – обвиняемый Т., также управляя легковым автомобилем, в результате обгона грузового автомобиля, двигавшегося в попутном направлении, выехал на полосу движения П., чем создал помеху движению автомобиля потерпевшей.

Обвиняемый Т. вину свою не признал, т.к. полагал, что инкриминируемого ему деяния на самом деле не совершал.

Однако суд не принял доводы стороны защиты во внимание, и в отношении Т., как отмечалось выше, был вынесен обвинительный приговор.

На чем же строились доводы защиты? Вот об этом я и хотел бы поведать читателю, так как непосредственно участвовал в качестве защитника на всех стадиях уголовного процесса по данному делу. И чтобы не изощряться в теоретических изысканиях, далее приведу извлечения из своей кассационной жалобы в защиту Т. (имена и фамилии участников производства по делу мной не называются). При этом в связи с ограниченностью объема статьи говорить обо всех выводах суда, которые не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, мы не будем.

Итак. «Суд в приговоре, как на доказательство вины Т. в совершении преступления, ссылается на флеш-карту, изъятую в ходе выемки у свидетеля Б., протокол ее осмотра следователем, а также осмотр указанной флеш-карты и просмотр зафиксированной на ней видеозаписи в ходе судебного заседания.

Вместе с тем, давая оценку данным доказательствам, суд не учел, что в протоколе осмотра видеозаписи изложены умозаключения следователя, которые не соответствуют зафиксированной на ней дорожной ситуации, а также другим доказательствам по делу.

Так, в протоколе осмотра видеозаписи следует, что в момент разъезда встречного легкового автомобиля с другим легковым автомобилем, зафиксировано, что «водитель грузового транспортного средства съезжает на правую обочину, чтобы предотвратить ДТП».

Однако в ходе просмотра данной видеозаписи в суде установлено, что указанное обстоятельство не соответствует действительности. Кроме того, по делу не установлен и не допрошен водитель «грузового транспортного средства» с целью установить, предпринимал ли он на самом деле попытку съехать на правую обочину, как это утверждает следователь, а если да, то с какой целью.

Кроме того, в протоколе осмотра значится, что «в момент заноса встречного легкового автомобиля установлено, что это автомобиль MITSUBISHI типа «седан». Каким образом следователь установил, что это именно автомобиль MITSUBISHI, а не автомашина другой модели типа «седан», в протоколе не значится. В протоколе нет никаких данных о государственном регистрационном номере этого автомобиля и о том, кто управлял данным автомобилем. Не было этого установлено и при просмотре видеозаписи в ходе судебного разбирательства.

Из протокола также следует, что «водитель автомобиля «Н» CR-V грубо нарушил требования пункта правил 11.1 ПДД РФ и не предпринял никаких попыток для предотвращения дорожно-транспортного происшествия». Однако на исследованной видеозаписи на самом деле нет никаких сведений о механизме дорожно-транспортного происшествия, в результате которого погибла водитель П.. Видеозапись не содержит информации и о том, как маневр обгона попутного транспортного средства водителем Т. связан с дорожно-транспортным происшествием.

Согласно оглашенных в судебном заседании показаниям свидетеля К., явившегося участником ДТП, следует, что о том, как автомобиль под управлением погибшего водителя П. оказался на встречной полосе он не знает. Но от сотрудников полиции ему известно, что кто-то из очевидцев ДТП передал им флеш-карту, на которой запечатлен момент нарушения ПДД водителем внедорожника. Кто из сотрудников полиции сообщил ему об этом, а также кто управлял внедорожником, он суду не сообщил.

Свидетель Н.. допрошенный в суде, занимался расследованием данного уголовного дела. Но очевидцем ДТП он также не являлся. Тот факт, что Т. мог совершить преступление, является лишь его предположением, которое он сделал на основании просмотра видеозаписи, зафиксированной на флеш- карте, изъятой у свидетеля Б.

В соответствии ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Согласно ст. 87 УПК РФ проверка доказательств следователем проводится, в том числе, путем установления их источников.

В данном же случае в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства дела источник происхождения флеш-карты не установлен.

Согласно показаниям свидетеля Щ. (сотрудника ГИБДД) во время осмотра места происшествия к нему подошел один из участников ДТП - водитель Б., который передал ему флэш-карту с вышеуказанной записью.

В свою очередь, свидетель Б., допрошенный в ходе предварительного следствия и в суде, пояснил, что на месте ДТП эту флеш-карту ему передал неизвестный мужчина, личность которого органами следствия и судом на момент судебного следствия не установлена.

Таким образом, ни органы следствия, ни суд не установили, кому на самом деле принадлежит переданная свидетелю Б. флеш-карта, когда и при каких обстоятельствах выполнена хранящаяся на ней видеозапись. Не установлен, не изъят, не осмотрен и не признан вещественным доказательством по делу видеорегистратор, посредством которого осуществлялась видеозапись на данную флэш-карту.

Кроме того, как отмечалось выше, свидетель Б. передал флеш-карту свидетелю Щ. (сотруднику ГИБДД) во время осмотра места ДТП 4 января 2013 года. А согласно протоколу выемки флэш-карта была изъята следователем у свидетеля Б. только 17 января 2013 года.

Осужденный Т., который просматривал видеозапись, зафиксированную на флеш-карте в кабинете следователя 4 января 2013 года, просмотрев видеозапись в судебном заседании, заявил, что дорожная ситуация, которую он увидел в суде, не соответствует той, которую он видел, просматривая видеозапись 4 января 2013г.

В связи с этим у стороны защиты возникло предположение, что в период с момента получения информации о наличии флеш-карты у свидетеля Б. (4 января 2013 года) до ее выемки следователем (17 января 2013 года), во время ее нахождения вне материалов уголовного, дела кем-то могло быть внесено изменение в файл с видеозаписью.

Учитывая вышеизложенное, стороной защиты на предварительном следствии и в суде неоднократно заявлялись ходатайства о признании вещественного доказательства – флеш-карты с видеозаписью, а также протокола ее осмотра недопустимыми доказательствами.

Однако в удовлетворении данных ходатайств следователем и судом было отказано. Тогда стороной защиты в суде было заявлено ходатайство о назначении и производстве в отношении указанной видеозаписи видеотехнической судебной экспертизы с целью установления ее подлинности. Однако без всяких к тому законных оснований в удовлетворении данного ходатайства было также отказано.

В данном случае суд существенно нарушил следующие положения уголовно-процессуального законодательства:

  • положение части 2 статьи 50 Конституции РФ, которая предусматривает, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.
  • положение части 3 статьи 7 УПК РФ, в соответствии с которой нарушением норм настоящего кодекса судом, прокурором, следователем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким образом доказательств.
  • положение части 1 статьи 75 УПК РФ, согласно которой доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса.

В результате сомнение в достоверности видеозаписи, хранящейся на вышеуказанной флеш-карте, не только в ходе предварительного следствия, но в ходе судебного разбирательства, не устранено.

Кроме того, следует отметить, что задачей предварительного следствия и суда является рассмотрение всех возможных версий совершенного преступления с целью установления объективной истины. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля1996 года № 1 «О судебном приговоре» сказано, что при постановлении приговора «судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены» (п.4).

В приговоре суд ссылается на показания свидетеля Н. (следователя, который расследовал уголовное дело) о том, что на видеозаписи видно, как «автомобиль Мицубиси съехал на обочину, когда автомобиль Т. создал аварийную ситуацию, выехав на полосу встречного движения при наличии на ней автомобиля. Это причинно-следственная связь. По данному уголовному делу проверялись и другие версии ДТП, но они не подтвердились».

Этот вывод противоречит обстоятельствам дела хотя бы потому, что на самом деле столкновение автомобиля потерпевшей П. с другими автомобилями произошло не на обочине, куда выехал автомобиль потерпевшей Мицубиси, как отмечено выше, а на противоположной части дорожного полотна, т.е. на полосе встречного движения.

Кроме того, суд не выяснил у свидетеля Н. и не указал в приговоре, какие именно версии для проверки данного умозаключения и каким-образом проверялись по делу.

Вместе с тем, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства сторона защиты неоднократно настаивала на необходимости проверки следующих версий:

  • о нарушении Правил дорожного движения самой потерпевшей или другими участниками дорожного движения;
  • о возможности возникновения столкновения автомобиля, которым управляла потерпевшая, с другими автомобилями в связи с технической неисправностью транспортных средств – участников ДТП;
  • о том, что дорожно-транспортному происшествию могли способствовать внешние условия на участке ДТП, техническое состояние дороги и т.д.;
  • о том, что дорожно-транспортному происшествию могло способствовать неудовлетворительное психофизиологическое состояние водителей транспортных средств – участников дорожно-транспортного происшествия.

С целью проверки этих версий стороной защиты неоднократно заявлялись ходатайства о назначении судебной экспертизы дорожно- транспортного происшествия, судебной автодорожной экспертизы, судебной экспертизы технического состояния транспортных средств – участников ДТП (автотехническую экспертизу), комплексной судебно-медицинской, психофизиологической и инженерной экспертизы психофизиологического состояния потерпевшей и других участников дорожно-транспортного происшествия.

В соответствии со ст. 159 УПК РФ следователь обязан рассмотреть каждое заявленное по делу ходатайство. При этом обвиняемому и его защитнику не может быть отказано в производстве экспертизы, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела.

Таким образом, следователь, отказав стороне защиты в назначении судебных экспертиз для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, существенно нарушил право обвиняемого Т. на защиту. Суд же, проигнорировал данное нарушение. Кроме того, он также отказал в удовлетворении ходатайств о назначении судебных экспертиз.

Указанные нарушения, привели к тому, что в отношении Т. постановлен не законный и не обоснованный приговор. При постановлении данного приговора суд первой инстанции проигнорировал разъяснение Верховного Суда Российской Федерации о том, что «в соответствии со ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях», и что при его постановлении «следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в его пользу (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля1996 года № 1 «О судебном приговоре»).

Судебная коллегия по уголовным делам Тюменского областного суда не только не проверила указанные доводы, указанные в апелляционной жалобе, но и необоснованно отказала в ходатайстве стороне защиты в повторном исследовании в судебном заседании видеозаписи, зафиксированной на флэш-карте, являющейся вещественным доказательством по делу».[1]

В качестве завершения данного повествования хотелось бы отметить еще один интересный факт, свидетельствующий о профессиональном уровне некоторых следователей.

В суде, допрашивая свидетеля Н. (следователя, расследовавшего дело, о котором шла речь выше), я спросил у него, на каком основании он принял решение об отказе в удовлетворении ходатайства о назначении судебной экспертизы технического состояния транспортных средств – участников ДТП (автотехническую экспертизы). Он, приняв важный вид на «полном серьезе» с «переполнявшей» его гордостью сообщил суду следующее: «Я не посчитал нужным этого сделать, т.к. я лучше других следователей разбираюсь в автомобилях и являюсь специалистом в этом вопросе. В связи с этим «меня и поставили» расследовать дела о дорожно- транспортных происшествиях. Осматривая автомобили, столкнувшиеся в результате ДТП, я видел, что в техническом состоянии все эти автомобили были исправны?» И это при том, что по внешнему виду одного только автомобиля потерпевшей, было видно, что он восстановлению вряд ли полежит.

В связи с этим напрашиваются вопросы: «А может быть действительно, зачем назначать по уголовным делам какие-то там экспертизы, использовать специальные познания в науке, технике искусстве или ремесле, раз сами следователи – специалисты «широкого профиля»? А может нам и суды не нужны, раз легко соглашаются с мнением таких следователей?».

Источник: Архив Тобольского районного суда Тюменской области, уголовное дело № 1-39/2013

Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.

Жалоба адвокатов Дмитрия Мишина, Александра Лазурака и Михаила Беньяша стала поводом для уже второго «частника» следователю в одном и том же деле. Адвокаты оспаривали законность постановления об окончании ознакомления с материалами дела, которое следователь СО СК Сочи Леонид Смирнов вынес 7 мая без решения суда.

В жалобе защитники подчеркнули, что следователь «не наделён полномочиями ограничивать обвиняемого и его защитников во времени с ознакомлением с материалами уголовного дела и принимать решение об окончании защиты с ознакомлением». Они посчитали, что постановление следователя нарушило их права и привело к срыву процесса ознакомления.

Как рассказывала «Улица», это решение следователя Смирнова оказалось с «двойным дном». Прервав ознакомление, он передал дело прокурору, а тот выступил в суде с ходатайством о продлении обвиняемому «стражи» – якобы для «передачи дела в суд». Добившись желаемого, прокурор просто вернул материалы для доследования. Защита уверена, что таким образом следствие попыталось обойти максимально допустимый срок содержания их доверителя в СИЗО: он провёл там уже год. В своей жалобе адвокаты рассказали суду об этом трюке, потребовали признать постановление незаконным и отменить его.

Жалоба была рассмотрена 4 июня в Центральном районном суде Сочи. На заседании был допрошен следователь Леонид Смирнов. «Он рассказал, что самостоятельно принял такое дикое решение, никто на него не давил. Не обратился в суд [с просьбой окончить ознакомление] умышленно – была такая “следственная необходимость”», – рассказал Михаил Беньяш, добавив, что Смирнов отказался пояснить, что такое «следственная необходимость». «Следователь настолько уверовал в свою безнаказанность, что в итоге отказался отвечать на вопросы, когда его стали спрашивать о причинах вынесения постановления. Абсолютно циничное, наглое, бессовестное поведение», – добавил адвокат Дмитрий Мишин.

В свою очередь, прокурор просил прекратить рассмотрение жалобы адвокатов, потому что дело вернулось на доследование. Суд поддержал защитников и отменил постановление об ограничении ознакомления. Более того, судья вынесла второе частное постановление в отношении следователя.

Суд приходит к выводу, что следователем допущены существенные нарушения уголовного процессуального законодательства Суд считает подобные действия старшего следователя Смирнова недопустимыми, нарушающими права обвиняемого, затрудняющими доступ обвиняемого к правосудию.

Также судья посчитала необходимым «обратить внимание» руководителя СО СК Сочи на допущенные следователем нарушения. Копия «частника» была направлена прокурору города «для принятия установленных законом мер».

Ознакомление было продлено по 8 июня. Защитники в разговоре с «Улицей» сказали, что всё равно считают этот срок недостаточным для полноценной работы. При этом в постановлениях следователя и суда вообще не упоминается Михаил Беньяш – адвокаты полагают, что про третьего защитника просто забыли. «Буду знакомиться с материалами», – сказал «забытый» защитник «Улице».

Первый «частник» Леонид Смирнов получил в конце апреля в ходе апелляции по «страже». Тогда судья наказал следователя за препятствие правосудию, решив, что он намеренно скрывает от него подсудимого. Михаил Беньяш указывает, что второй «частник» теоретически может грозить следователю увольнением. Впрочем, Дмитрий Мишин напоминает, что первое частное постановление оставили без внимания и никто не отстранил следователя от дела. «В ответ на первый “частник” заместитель руководителя СО заявил мне, что это всё ерунда», – изумился адвокат.

Второе частное постановление – это закономерность того, что руководство следственного отдела не воспринимает судебные акты и никак на них не реагирует. Если перефразировать, «‎шакалы воют, караван идёт»‎.

«Улица» направила запрос в пресс-службу СУ СК по Краснодарскому краю с просьбой сообщить, какие меры предпринимаются в связи с двумя частными постановлениями, но пока что не получила ответа.

Напомним, что 29 апреля следователь СО Центрального района Сочи Леонид Смирнов отказал Мишину во вступлении в дело прямо во время следственных действий, несмотря на письменные просьбы обвиняемого. Адвокаты дважды требовали возбудить уголовные дела о злоупотреблении должностными полномочиями и их превышении (ст. 285 и 286 УК). Заявления были «спущены» из СУ СК по Краснодарскому краю в сочинский СО, но об их дальнейшей судьбе ничего не известно.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: