Взыскание штрафа по закону о защите прав потребителей отдельным иском

Обновлено: 23.02.2024

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон) при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Согласно постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Если после принятия иска к производству суда требования потребителя удовлетворены ответчиком по делу (продавцом, исполнителем, изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) добровольно, то при отказе истца от иска суд прекращает производство по делу в соответствии со ст. 220 ГПК РФ. В этом случае штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона, с ответчика не взыскивается.

Так, в настоящее время Судами Самарской области уже реализуется разъяснение Верховного Суда РФ. Например, по иску потребителя А. Красноглинским районным судом г. Самары от 02.07.2012 гвынесено решение в отношении ОАО «АВТОВАЗ», согласно которому ОАО «АВТОВАЗ» обязан принять у потребителя А., а потребитель А. обязан сдать ОАО «АВТОВАЗ» автомобиль LADA-217230 ненадлежащего качества в течение одного месяца со дня вступления решения суда в законную силу. Взыскать с ОАО «АВТОВАЗ» в пользу потребителя А. стоимость автомобиля в размере 292000 рублей, убытки в виде разницы между уплаченной стоимостью за автомобиль и стоимостью аналогичного автомобиля на день вынесения решения в размере 83900 рублей, неустойку в виде расходов по приобретению и установке дополнительного оборудования в размере 17850 рублей, неустойку в размере 15000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, а всего 411750 рублей.За несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя взыскать с ОАО «АВТОВАЗ» штраф в размере 205875 рублей, обязав ОАО «АВТОВАЗ» пятьдесят процентов от суммы взысканного штрафа, то есть в размере 102937 рублей 50 копеек перечислить в местный бюджет.

Статья 13. Ответственность изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за нарушение прав потребителей

(в ред. Федерального закона от 21.12.2004 N 171-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Перспективы и риски арбитражных споров и споров в суде общей юрисдикции. Ситуации, связанные со ст. 13

Споры в суде общей юрисдикции:

1. За нарушение прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) несет ответственность, предусмотренную законом или договором.

(в ред. Федерального закона от 21.12.2004 N 171-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Если иное не установлено законом, убытки, причиненные потребителю, подлежат возмещению в полной сумме сверх неустойки (пени), установленной законом или договором.

(п. 2 в ред. Федерального закона от 17.12.1999 N 212-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Уплата неустойки (пени) и возмещение убытков не освобождают изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченную организацию или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) от исполнения возложенных на него обязательств в натуре перед потребителем.

(в ред. Федерального закона от 21.12.2004 N 171-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.

(в ред. Федеральных законов от 17.12.1999 N 212-ФЗ, от 21.12.2004 N 171-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. Требования потребителя об уплате неустойки (пени), предусмотренной законом или договором, подлежат удовлетворению изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) в добровольном порядке.

(в ред. Федеральных законов от 17.12.1999 N 212-ФЗ, от 21.12.2004 N 171-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

6. При удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

(в ред. Федерального закона от 21.12.2004 N 171-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Если с заявлением в защиту прав потребителя выступают общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) или органы местного самоуправления, пятьдесят процентов суммы взысканного штрафа перечисляются указанным объединениям (их ассоциациям, союзам) или органам.

Верховный Суд подчеркнул, что при удовлетворении требований после принятия иска к производству штраф по п. 6. ст. 13 Закона о защите прав потребителей не взыскивается, только если истец отказался от иска, а суд прекратил производство по делу


По мнению одного из адвокатов, ВС исправил грубую ошибку апелляционной инстанции, которая «от привычки к самоуправству» совсем позабыла о праве. Другой убежден, что вывод краевого суда об исчислении взыскиваемого штрафа без учета суммы страхового возмещения, выплаченной ответчиком в период рассмотрения спора, нельзя признать правильным. Третья адвокат обратила внимание на то, что после подачи искового заявления в суд удовлетворение требований утрачивает признак добровольности.

В Определении № 19-КГ20-6 Верховный Суд рассмотрел вопрос о том, при каких условиях допустимо не взыскивать с исполнителя штраф за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке.

Краевой суд существенно снизил сумму «потребительского» штрафа

В сентябре 2014 г. и январе 2015 г. Вячеслав Фадеев при заключении кредитных договоров со Сбербанком застраховал в СК «Сбербанк страхование жизни» свою жизнь и здоровье на общую сумму 930 тыс. руб. (именно столько составила заложенность по указанным кредитам). Страхование охватывало в том числе имущественные интересы, связанные с причинением вреда жизни и здоровью мужчины.

В апреле 2017 г. Вячеслав Фадеев умер. Его дочь и единственная наследница Лидия Фадеева не смогла получить страховую выплату во внесудебном порядке, поэтому подала иск в Промышленный районный суд г. Ставрополя. В ходе рассмотрения дела за несколько дней до вынесения решения страховая компания перечислила денежные средства в счет погашения задолженности Вячеслава Фадеева по кредитным договорам.

Первая инстанция удовлетворила требования истца частично, снизив суммы неустойки и компенсации морального вреда. В резолютивной части суд указал на взыскание страхового возмещения, отметив, что в этой части решение не подлежит принудительному исполнению из-за «добровольного исполнения» ответчиком. Дополнительно истцу был присужден штраф за неудовлетворение требования потребителя в добровольном порядке. Суд определил размер штрафа на основании закона как 50% от взысканной суммы, однако тут же снизил его почти вдвое, признав несоразмерным.

Ответчик обжаловал решение в апелляционную инстанцию. По мнению страховой компании, ее необоснованно привлекли к гражданско-правовой ответственности в виде штрафа, неустойки и компенсации морального вреда. Изменяя решение в части размера штрафа, взысканного на основании п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, Ставропольский краевой суд указал, что расчет должен производиться от суммы, присужденной в пользу потребителя, т.е. в данном случае от неустойки и компенсации морального вреда (без учета выплаченного до разрешения спора по существу страхового возмещения).

Истец не смог добиться пересмотра дела в первой кассации, поэтому подал жалобу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда.

ВС рассчитал штраф по-другому

Изучив положения п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей и п. 46, 47 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», Суд пришел к выводу, что штраф за неудовлетворение требования потребителя в добровольном порядке не взыскивается с исполнителя услуги при удовлетворении им требований потребителя после принятия иска к производству, только если истец отказался от иска, а суд прекратил производство по делу. «Если отказ истца от иска заявлен не был, то в пользу потребителя подлежит взысканию предусмотренный Законом о защите прав потребителей штраф, исчисляемый от всей присужденной судом суммы», – подчеркнул ВС.

В данном случае производство в связи с отказом от иска не прекращалось. «Само по себе наличие судебного спора о страховом возмещении указывает на несоблюдение страховщиком добровольного порядка удовлетворения требований потребителя, в связи с чем перечисление денежных средств на счет выгодоприобретателя в период рассмотрения спора в суде при условии, что истец не отказался от иска, не является основанием для освобождения страховщика от ответственности в виде штрафа за ненадлежащее исполнение обязательств», – полагает Судебная коллегия.

Верховный Суд заметил, что апелляционная инстанция, исчислив штраф из размера взысканной неустойки и компенсации морального вреда, не объяснила, почему взысканные, но не приведенные к принудительному исполнению суммы не подлежат учету. Указанный недостаток Ставропольскому краевому суду предстоит исключить при новом рассмотрении дела.

Эксперты прокомментировали позицию ВС

По мнению адвоката АП Калужской области Дмитрия Кияшко, ВС исправил грубую ошибку судебной коллегии, которая «от привычки к самоуправству» совсем позабыла о праве. «С точки зрения процесса нарушение тривиальное – отсутствует мотивировка. Нарушение материального права тоже налицо – штраф взыскивается от присужденных сумм за нарушение их своевременной выплаты. Судебная коллегия своим апелляционным определением фактически простила ответчику такое нарушение», – пояснил эксперт.

Партнер АБ «FORTIS» Дмитрий Павлов также считает, что права истца были изначально нарушены из-за несоблюдения ответчиком сроков выплаты страхового возмещения. «Именно от волеизъявления истца в виде отказа от иска зависит взыскание штрафа с ответчика, так как законодательством предусмотрено взыскание штрафа и без заявления такого требования со стороны истца», – подчеркнул он.

Адвокат уверен, что вывод апелляционной инстанции об исчислении взыскиваемого штрафа без учета суммы страхового возмещения, выплаченной ответчиком в период рассмотрения спора, нельзя признать правильным: «Суд первой инстанции взыскал в пользу истца страховое возмещение. При этом оно не должно обращаться к принудительному исполнению из-за добровольного исполнения этого же требования ответчиком в ходе судебного процесса. Однако сумма страхового возмещения была присуждена, это отражено в решении. Соответственно, она должна учитываться при расчете штрафа за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя».

Адвокат АП Нижегородский области Елисавета Ноянова полагает, что данное определение ВС имеет большое практическое значение: «Вопрос о взыскании штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, в случае удовлетворения ответчиком требований потребителя после предъявления последним иска, решался судами неоднозначно, несмотря на разъяснения, содержащиеся в п. 47 Постановления Пленума ВС № 17». По словам эксперта, зачастую правоприменители не учитывали важную оговорку, имеющуюся в указанном постановлении, а именно то, что освобождение от взыскания штрафа в данной ситуации возможно лишь при условии отказа истца от иска и прекращения производства по делу.

«Этот вывод корреспондирует с правовой природой такого штрафа, который является мерой гражданско-правовой ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств, т.е. формой законной неустойки. Поэтому возможность освобождения от его взыскания ставится в зависимость от волеизъявления пострадавшей стороны», – пояснила Елисавета Ноянова.

Верховный Суд, по ее словам, в очередной раз напомнил нижестоящим судебным инстанциям о том, что основанием освобождения от взыскания штрафа за ненадлежащее исполнение обязательств по договору с участием потребителей является одновременное наличие двух обстоятельств: удовлетворение требований потребителя в процессе рассмотрения дела и последующий отказ истца от иска с прекращением производства по делу.

Кроме того, добавила адвокат, ВС акцентировал внимание на еще одной спорной на практике ситуации – на том, исходя из каких сумм определяется размер штрафа и подлежат ли включению в расчет суммы, выплаченные ответчиком самостоятельно после предъявления потребителем иска: «Законодатель в п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей буквально указывает на то, что размер штрафа определяется от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. ВС также неоднократно отмечал, что при определении размера штрафа учитываются все суммы, присужденные судом в пользу истца по его материально-правовым требованиям».

Как представляется Елисавете Нояновой, добровольным удовлетворением требований в истинном понимании этого термина, помимо самостоятельного исполнения спорных обязанностей по желанию обязанного лица, следует считать случаи, когда такому удовлетворению предшествовало письменное обращение потребителя с заявлением либо претензией: «В данном случае стороны могут самостоятельно корректировать размер и порядок удовлетворения требований, участвуя в переговорных процессах. После подачи искового заявления в суд удовлетворение требований утрачивает признак добровольности, так как предполагается, что стороны не смогли договориться и для разрешения спорной ситуации требуется участие независимого органа, обладающего властными полномочиями».

Верховный Суд указал, что при удовлетворении требований потребителей взыскание штрафа является обязанностью суда, если истец не отказался от иска в результате добровольного удовлетворения требований ответчиком


Один из адвокатов позитивно оценил, что обращение с иском о взыскании штрафа в отдельном производстве не вызвало у судов, вплоть до ВС, вопросов о наличии у истца права на иск, вопреки практике. Другой с сожалением указал, что многочисленные разъяснения Верховного Суда по вопросам неустойки и штрафа в делах о долевом участии в строительстве не играют никакой роли для нижестоящих судов.

Верховный Суд РФ вынес Определение № 36-КГ19-8, в котором указал, что отсутствие досудебного порядка урегулирования спора с застройщиком не является причиной отказа в удовлетворении исковых требований в суде.

Александр Кореньков обратился в суд с иском к ООО «Гарант-Жилье» о взыскании штрафа в сумме более 102 тыс. руб. В обоснование иска он указал, что решением Промышленного районного суда г. Смоленска от 23 июля 2018 г. с общества в его пользу были взысканы неустойка за просрочку исполнения обязательства по договору долевого участия в строительстве жилья в сумме 200 тыс. руб. и компенсация морального вреда в размере 5 тыс. руб. Александр Кореньков посчитал, что ответчик на основании положений ст. 13 Закона о защите прав потребителей обязан уплатить штраф в размере 50% от присужденной суммы за отказ от добровольного исполнения его требований.

22 октября 2018 г. Промышленный районный суд г. Смоленска в удовлетворении исковых требований отказал, отметив, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о досудебном обращении истца к ответчику о неисполнении обязательств, в связи с чем необходимости возмещения неустойки нет. Суд пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для взыскания штрафа за неудовлетворение прав потребителя в добровольном порядке. 15 января 2019 г. апелляция оставила решение суда первой инстанции без изменения. Истец обратился с кассационной жалобой в ВС.

Верховный Суд отметил, что согласно п. 4 ст. 13 Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что это произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом. Из п. 6 статьи следует, что при удовлетворении требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Суд указал, что в п. 47 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что если после принятия иска к производству суда требования потребителя удовлетворены ответчиком по делу добровольно, то при отказе истца от иска суд прекращает производство по делу в соответствии со ст. 220 ГПК РФ. В этом случае штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, с ответчика не взыскивается.

«Из приведенных выше правовых норм и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что взыскание штрафа при удовлетворении требований потребителей является обязанностью суда при условии того, что истец не отказался от иска в результате добровольного удовлетворения его требований ответчиком при рассмотрении дела», – посчитал Суд.

Кроме того, ВС отметил, что в случае выявления допущенных судами существенных нарушений закона, не указанных в доводах кассационных жалобы, суд кассационной инстанции в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы и обратить внимание на это и учесть их при принятии решения.

Так, высшая инстанция указала, что при рассмотрении требований, заявленных истцом к ООО «Гарант-Жилье», суд указал, что решением Промышленного районного суда г. Смоленска от 23 июля 2018 г. с общества в пользу Александра Коренькова взыскана неустойка за просрочку исполнения обязательства по договору долевого участия в строительстве жилья за период с 1 января по 18 ноября 2016 г. с учетом применения положений ст. 333 ГК в размере 200 тыс. руб., 5 тыс. руб. – в счет компенсации морального вреда. Вместе с тем, подчеркнул ВС, указанным решением суда неустойка и компенсация морального вреда в пользу истца были взысканы с ООО «Агентство недвижимости «Гарант-Жилье», с которым истцом был заключен договор долевого участия в строительстве от 19 декабря 2014 г.

«С учетом этого суду следовало установить, с ООО «Гарант-Жилье» или ООО «Агентство недвижимости «Гарант-Жилье» возникли у истца правоотношения, вытекающие из договора участия в долевом строительстве, а следовательно, кто является надлежащим ответчиком по делу, на котором лежит обязанность по выплате истцу штрафа в связи с невыплатой неустойки в добровольном порядке», – отметил Верховный Суд, отменив решения нижестоящих судов и направив дело на новое рассмотрение.

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы Дмитрий Лесняк отметил, что ВС неоднократно высказывался о том, что обязанность добровольно удовлетворить требования потребителя, за неисполнение которой взыскивается штраф, не подразумевает соблюдения потребителем специальной формы досудебного порядка урегулирования.

Дмитрий Лесняк указал, что если потребитель не обращался к ответчику в досудебном порядке, то в любом случае возможность добровольного удовлетворения его требований возникла у ответчика с момента ознакомления с иском и сохранялась до завершения рассмотрения дела судом первой инстанции. Поскольку в период рассмотрения дела требования добровольно удовлетворены не были, очевидно, что ответчик не выплатил бы неустойку и ранее, если бы до обращения в суд ему была направлена претензия. Адвокат отметил, что такой позиции Суд стабильно придерживается как минимум с опубликования Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17, процитированного в определении.

«Однако представляет интерес сам выбранный истцом способ защиты. Дело в том, что, согласно п. 46 того же постановления Пленума ВС № 17, вопрос о взыскании штрафа должен быть рассмотрен непосредственно при удовлетворении основных материальных требований истца, и штраф подлежит взысканию независимо от того, заявлялось ли такое требование суду. То есть, если суд не взыскал в пользу потребителя штраф, наиболее очевидным способом видится преодоление такого решения путем его обжалования или – если вопрос вообще не был рассмотрен – путем заявления о вынесении дополнительного решения», – посчитал Дмитрий Лесняк. Он добавил, что КС в Определении от 20 марта 2014 г. № 570-О указывал на такой способ «довзыскать» штраф как на единственно возможный. Тогда Конституционный Суд посчитал справедливым прекращение производства по иску о взыскании штрафа по мотиву тождественности предыдущему делу.

В данном случае, отметил адвокат, обращение с иском о взыскании штрафа в отдельном производстве не вызвало у судов всех инстанций, вплоть до ВС, вопросов о наличии у истца права на иск. «Мне такой подход представляется правильным: удовлетворение основных требований по первоначальному иску повлекло возникновение у ответчика обязательства выплаты штрафа, и выглядит логично, что право на его получение потребитель может реализовать не обязательно путем обжалования состоявшегося судебного акта, но и в общей форме искового производства», – резюмировал Дмитрий Лесняк.

Адвокат АБ «Синум АДВ» Дмитрий Салмаксов указал, что Верховным Судом было рассмотрено, на первый взгляд, очевидное дело: суды двух инстанций отказали дольщику в требовании, сославшись на несоблюдение претензионного порядка. «Истинной причиной отказа в требовании явилось не что иное, как всяческое выгораживание судебными органами интересов застройщиков, однако в данном деле такое выгораживание достигло своего апогея. Данная ситуация является следствием непрекращающихся разговоров о так называемом “потребительском экстремизме”, который набрал оборот до такой степени, что даже депутаты выходят с инициативами в интересах застройщиков, стараясь законодательно снизить размер взыскиваемых неустоек», – отметил Дмитрий Салмаксов.

По его мнению, в вопросах между участником долевого строительства и застройщиком не было и не может быть никакого «потребительского экстремизма». Адвокат считает, что в то, что гражданин будет намеренно вкладывать миллионы рублей, в том числе заемных средств, в покупку квартиры не с целью проживания в ней, а с целью попасть в ситуацию существенного нарушения сроков строительства с последующим получением права на установленную законом неустойку и штрафы, сложно поверить.

Дмитрий Салмаксов указал, что судам, в свою очередь, необходимо безусловно взыскивать все полагающиеся санкции, действуя в интересах дольщиков, а не коммерческих структур. Между тем, отметил он, дела, связанные с размером неустойки по вопросам долевого участия в строительстве, регулярно становятся предметом рассмотрения в высшей судебной инстанции, причем каждый раз это достаточно очевидные ошибки нижестоящих судов. При этом адвокат с сожалением указал, что многочисленные разъяснения Верховного Суда по вопросам неустойки и штрафа в делах о долевом участии в строительстве не играют никакой роли для нижестоящих судов.


Закон РФ «О защите прав потребителей» представляет интерес тем, что кроме неустойки в виде пени он устанавливает и иную ответственность изготовителя, исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера (для краткости в дальнейшем будем всех указанных субъектов именовать – продавец) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя – штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

До принятия постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" (далее – Постановление от 28.06.2012 N 17) данный штраф носил скорее административный характер, после принятия постановления Верховный Cуд РФ фактически ввел новый способ защиты права.

Для понятия происхождения этого штрафа, необходимо обратиться к истории изменений вносимых в Закон РФ «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей).

Впервые он появился в редакции п. 6 ст. 13 Закона от 09.01.1996 согласно которому, при удовлетворении судом требований потребителя, установленных настоящим Законом, суд вправе вынести решение о взыскании с продавца (изготовителя, исполнителя), нарушившего права потребителя, в федеральный бюджет штрафа в размере цены иска за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя. То есть, данный штраф носил административный характер, поскольку взыскивался в доход федерального бюджета. При этом взыскание штрафа было правом, а не обязанностью суда. Редакция Закона имела существенные изъяны, при буквальном толковании суд был вправе взыскать штраф в размере цены иска, которая могла значительно отличаться от размера удовлетворенных судом требований.

Не совсем понятно было регулирование гражданских правоотношений отношений административными способами.

Второй абзац данной нормы предусматривал выплату 50% суммы штрафа в пользу общественных объединений потребителей (их ассоциаций, союзов) или органов местного самоуправления в случае если это они обратились с заявлением в защиту прав потребителя. Также непонятно почему общественные организации претендовали на часть штрафа причитающегося федеральному бюджету. Либо же это было уменьшение административного штрафа, и в то же время возникновения гражданско-правовых обязательств в порядке ч. 9 п. 1 ст. 9 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК) вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий. Получился некий административно-гражданский кентавр.

Последующая редакция п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей от 17.12.1999 существенных изменений не вносила, кроме того, что штраф взыскивался не только за удовлетворение требований Закона о защите прав потребителей, но и любого другого закона.

Редакция от 21.12.2004 носила уже кардинально другое содержание пункта 6 статьи 13. В частности штраф был снижен до 50% и не от цены иска, а что более правильно от присужденной в пользу потребителя суммы. В новой редакции было изъято право суда на взыскание штрафа, теперь это стало обязанностью, вне зависимости от того заявлялись ли истцом такие требования или нет. Исчезала формулировка о том, что штраф взыскивается в федеральный бюджет, и при буквальном прочтении нормы означало, что штраф взыскивается в пользу потребителя. Но судя по всему, Верховный Суд РФ не смог поверить в то, что законодатель мог сделать такой подарок потребителю и в вопросе на ответ № 29 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2006 года разъяснил, что при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, штраф с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя должен взыскиваться в соответствии с п. 1 ст. 46 Бюджетного кодекса Российской Федерации, а именно в бюджеты городских округов и муниципальных районов, городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга по месту нахождения органа или должностного лица, принявшего решение о наложении штрафа.

28 июня 2012 года было принято постановление Пленума Верховного суда РФ N 17, в п. 46 которого содержится разъяснение о взыскании указанного штрафа в пользу потребителя. Это разъяснение дано исходя из гражданско-правового характера санкции, предусмотренной в пункте 6 статьи 13 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", как разъяснено самим Верховным Суд в постановлении Президиума от 04.07.2012 года.

Тем самым Верховный Суд утвердился во мнении, что данный штраф носит гражданско-правовой характер. Остается выяснить к какому способу защиты гражданского права такой вид штрафа относиться.

Статья 12 ГК дает открытый перечень способов защиты гражданского права. Одним из таких способов защиты права является взыскание неустойки.

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (пункт 1 статьи 330 ГК).

Неустойка может существовать в виде пени или штрафа. Штраф устанавливается в твердой сумме, тогда как неустойка исчисляется из расчета периода времени нарушения обязательства.

С первого взгляда может возникнуть мнение, что штраф по пункту 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей отвечает признакам неустойки. Попробуем в этом разобраться.

Неустойка взыскивается в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Разница между неисполнением и ненадлежащим исполнением существенна и заключается в том, что при неисполнении обязательств должник в полном объеме не исполняет их в полном объеме, а при ненадлежащим исполнении обязательства должником исполняются, но с нарушением порядка, объема или сроков установленных соглашением или законом. Статья 330 ГК конкретизирует, что неустойка в частности взыскивается в случае нарушения сроков исполнения обязательства. Таким образом, право требования неустойки у кредитора возникает на следующий день после последнего дня срока исполнения обязательства и вне зависимости от обращения за судебной защитой.

Право требования штрафа по Закону о защите прав потребителей у потребителя не возникает до обращения в суд не возникает. В случае же если требования потребителя были добровольно исполнены продавцом, хоть и с нарушением срока, такой штраф взыскан быть не может. В пункте 47 Постановления от 28.06.2012 N 17 разъяснено, что если после принятия иска к производству суда требования потребителя удовлетворены ответчиком по делу (продавцом, исполнителем, изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) добровольно, то при отказе истца от иска суд прекращает производство по делу в соответствии со статьей 220 ГПК РФ. В этом случае штраф, предусмотренный пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, с ответчика не взыскивается.

Таким образом, кредитор вправе обратиться с самостоятельным иском о взыскании неустойки с момента нарушения срока исполнения обязательства, даже в том случае если это обязательство в конечном итоге будет исполнено, тогда как, иск о взыскании штрафа не может быть удовлетворен в случае если продавцом добровольно исполнено требование потребителя хоть и с нарушение срока его исполнения. В этой связи можно прийти к выводу, что данный штраф не является законной неустойкой и не может рассматриваться как способ обеспечения обязательств, цель его состоит в стимулировании продавца к досудебному разрешению конфликта. В этом и есть существенная разница между штрафом по Закону о защите прав потребителей и неустойкой по статье 330 ГК.

Кроме того, данный Закон содержит самостоятельные нормы о взыскании неустойки в виде пени (п. 1 ст. 23, п. 3 ст. 23.1, п. 5 ст. 28). При этом при исчислении 50%-го штрафа в сумму следует включать и взысканную неустойку, поскольку штраф исчисляется исходя из взысканной в пользу потребителя суммы.

Из этого можно сделать вывод, что штраф установленный Законом о защите прав потребителей относится к самостоятельному способу защиты права.

Возникает вопрос можно ли снижать его сумму штрафа?

Судебная практика, как правило, исходит из того, что размер штрафа императивно установлен законом, поэтому снизить его нельзя. Но бывают и редкие решения, как правило по спорам при большой цене иска, когда суды все же снижают размер суммы штрафа, понимая, что например при цене автомобиля в несколько миллионов рублей, взысканная сумма может привести если не к разорению ответчика, то к невозможности или затруднению исполнения текущих обязательств.

Полагаем, что такое снижение возможно на основании ч. 1 ст. 6 ГК в соответствии с которой в случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Штраф по Закону о защите прав потребителей сходен по своей природе с неустойкой. Неустойка в соответствии со статьей 333 ГК может быть снижена судом в случае явной несоразмерности последствиям нарушенного обязательства. При этом каких-либо ограничений по снижению неустойки императивно установленной законом данная норма не содержит.

Имеет ли право на существование такой способ защиты права? Думается что – нет. Во-первых дополнять способы защиты права какой-либо квазинеустоичной конструкцией не имеет ни какой объективной необходимости, а во-вторых такая норма в законе родилась не из-за какой-то продуманной политики законодателя, а из административно-правовой сущности первоначальной редакции, противоречащей общим принципам гражданского права - принципам диспозитивности, требованиям разумности и справедливости на которые опирается гражданское право.

Основой основ частного права является принцип осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (статья 1 ГК).

В нарушение данного принципа Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 48 Постановления от 28.06.2012 N 17 разъясняет, что суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду. То есть, помимо воли истца суд принуждает его к защите своих прав путем взыскания данного штрафа.

Конечно, можно возразить данному тезису со ссылкой на ч. 3 ст. 196 ГПК РФ по которой суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях предусмотренных федеральным законом, при том, что абз. 4 п. 13 постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" специально в качестве примера выхода за пределы искового требования приводит решение вопроса о взыскании штрафа с изготовителя (исполнителя, продавца и т.д.). Однако следует отметить, что данное постановление было опубликовано до выхода Постановление от 28.06.2012 N 17, до которого взыскание штрафа производилось в пользу муниципального бюджета и соответственно реализовать права в судебном заседании муниципалитет не мог. Остальные примеры: о взыскании алиментов на ребенка, о применении последствий недействительности сделки, вполне соответствую принципам гражданского права, поскольку первый направлен на защиту ребенка, который также не может самостоятельно реализовать свои права и нуждается в особой защите государства, а второй направлен на защиту стабильности гражданского оборота, поскольку например, при признании договора купли-продажи недействительным покупатель лишается титула и как следствие права собственности и в дальнейшем этой собственностью распоряжаться не может, тем самым вещь из оборота исключается, для этого суд и может самостоятельно применить реституцию. Говорить же о том, что взыскание штрафа в пользу потребителя помимо его воли направлено на защиту общественных отношений или лиц особо нуждающихся в специальной защите (инвалидов, детей и т.д.) считаем несостоятельным.

Подводя итог можно сказать, что какой либо необходимости в применении дополнительных мер защиты потребителя путем взыскания штрафа не имеется. Неустойка по ст. 330 ГК в полной мере защищает права потребителя. В случае если же законодатель этим штрафом хочет встать и на стимулирование общественных организаций по защите прав потребителей путем перечисления части штрафа в их пользу, то следует внести в гражданское процессуальное законодательство изменения в части судебных расходов, которые возмещаются такой общественной организации продавцом в случае удовлетворения требований потребителя. Поэтому на наш взгляд, п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей следует исключить.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: