Вправе обратиться с исками о взыскании убытков за нарушение антимонопольного законодательства

Обновлено: 14.04.2024

Практика свидетельствует, что действия государственных органов иногда причиняют значительные убытки хозяйствующим субъектам. Строительные организации в данном случае не исключение. Однако практика также подтверждает возможность взыскания указанных убытков в пользу организации или ИП.

Администрация города (арендодатель) и общество (арендатор) заключили договор аренды земельных участков для строительства здания многофункционального назначения (для размещения косметического салона, аптеки, парикмахерской, массажного кабинета).

Управление ФАС обратилось в арбитражный суд с иском к застройщику о признании недействительным договора аренды земельных участков и применении последствий недействительности данной сделки. По мнению «антимонопольщиков», администрация нарушила порядок предоставления земельных участков для строительства.

По ходатайству УФАС суд вынес определение о принятии мер по обеспечению иска в виде запрета на строительство.

Впоследствии застройщик добился отмены указанного запрета.

Период судебных разбирательств, в течение которого застройщик не мог осуществлять строительство, длился 14 месяцев.

Застройщик обратился в суд с иском к УФАС о взыскании расходов, понесенных на охрану объекта, оплату аренды земли и строительной техники.

Арбитры удовлетворили иск частично, взыскав в пользу общества только расходы на охрану. (В подтверждение этих расходов организация представила договоры с двумя физическими лицами и расходные кассовые ордера. Ежемесячно каждому из работников начислялось по 24 000 руб., общая сумма платы за 14 месяцев составила 672 000 руб.)

В отношении затрат на аренду техники было указано: обеспечительные меры были приняты судом почти через полгода после заключения договоров аренды и оказания услуг по перевозке крана. Никакие объективные обстоятельства не препятствовали досрочному прекращению договора аренды и возвращению ранее арендованной строительной техники, которая не могла быть использована.

В результате, заявив иск на 1 млн руб., застройщик добился возмещения почти 70 % от этой суммы. Такой исход спора, на наш взгляд, безусловно, можно считать успехом организации.

Взыскивать убытки с «антимонопольщиков» удавалось не только застройщикам, но и подрядчикам. Обычно убытками признаются суммы, уплаченные банкам за предоставление банковской гарантии. Например, в Постановлении АС ДВО от 03.07.2017 № Ф03-2503/2017 по делу № А59-2058/2016 судьи анализировали следующую ситуацию.

УФАС аннулировало результат определения подрядчика по электронному аукциону.

Позднее предписание УФАС было отменено решением суда.

Подрядная организация обратилась в суд с иском о взыскании убытков, равных стоимости комиссии за выдачу банковской гарантии.

Удовлетворяя иск, арбитры отметили:

поскольку по результатам электронного аукциона контракт должен быть заключен с обществом, именно УФАС, воспрепятствовавшее организации заключить контракт, виновно в причинении убытков в виде платы за предоставление банковской гарантии;

размер причиненных обществу убытков подтвержден договором предоставления банковской гарантии, соглашением об оплате комиссии за ее выдачу, банковской гарантией и платежным поручением;

вопреки мнению УФАС неблагоприятные последствия для общества, выразившиеся в утрате денежных средств, уплаченных в качестве комиссии за оформление банковской гарантии, наступили не в связи с фактом участия в аукционе как элемент предпринимательского риска, а по причине признанных в судебном порядке недействительными ненормативных актов управления, не позволивших обществу заключить контракт;

несостоятельным является довод УФАС, что организация не приняла должных мер по предотвращению (уменьшению) убытков и способствовала их возникновению. Соглашением с банком предусмотрено, что комиссия за выдачу гарантии не подлежит возврату принципалу.

Еще один пример в пользу подрядной организации – Постановление АС ДВО от 06.12.2016 № Ф03-5168/2016 по делу № А59-4112/2015.

Обратите внимание:

Выиграв спор о взыскании с УФАС убытков, организация в общеустановленном порядке может требовать компенсации своих судебных расходов.

В частности, после того как судьи удовлетворили иск в деле № А59-4112/2015, организация вновь подала иск, требуя взыскать с УФАС судебные расходы на оплату услуг представителя.

В подтверждение этих расходов в сумме 100 000 руб. был представлен заключенный с ИП договор, предметом которого являлись юридическое консультирование, подготовка документов, представление интересов организации в арбитражных судах в связи с взысканием убытков с УФАС.

Этим договором регламентирована стоимость оказываемых услуг:

10 000 руб. – подготовка и предъявление искового заявления;

8 000 руб. – подготовка апелляционной (кассационной) жалобы, отзыва на нее;

8 000 руб. – участие в одном судебном заседании;

8 000 руб. – подготовка письменных пояснений, возражений, уточнений по делу;

10 000 руб. – подготовка и предъявление в суд заявления о взыскании судебных расходов;

8 000 руб. – участие в одном судебном заседании по рассмотрению заявления о взыскании судебных расходов.

Факт оказания услуг на общую сумму 100 000 руб. и их оплата обществом были подтверждены актами приемки-передачи результатов оказанных услуг, счетом, платежным поручением.

Оценив характер спора, его незначительную сложность и малый объем доказательственной базы, судьи сочли разумным и соразмерным взыскать 40 000 руб. судебных расходов на оплату услуг представителя вместо запрошенных 100 000 руб. (Постановление АС ДВО от 01.09.2017 № Ф03-2970/2017 по делу № А59-4112/2015).

В другом случае подрядная организация просила взыскать с УФАС 105 000 руб. судебных расходов, арбитры присудили 70 000 руб., отметив, что размер расходов снижен с учетом степени сложности и продолжительности спора (Постановление АС ДВО от 12.02.2018 № Ф03-81/2018 по делу № А59-2058/2016).

Обратите внимание:

Взыскать с УФАС можно не только фактически осуществленные организацией расходы, но и упущенную выгоду.

Рассмотрим в качестве примера Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2018 по делу № А60-55813/2016.

Администрация района провела аукцион на выполнение работ по реконструкции системы водоснабжения. С победителем (АО) был подписан контракт.

УФАС обязало администрацию отменить результаты аукциона и провести новые торги, к участию в которых АО не допущено.

Вступившими в законную силу решениями судов действия УФАС признаны незаконными, итоги второго аукциона и контракт, подписанный с его победителем, – недействительными.

Полагая, что в результате вынесения УФАС незаконных решения и предписания организации причинены убытки в виде упущенной выгоды, АО обратилось с иском о взыскании убытков, в том числе упущенной выгоды.

Арбитры удовлетворили иск частично, указав, что организация неверно рассчитала размер упущенной выгоды.

При этом в постановлении суда было отмечено следующее (полагаем, эти выводы необходимо взять на вооружение):

в целях возмещения убытков в виде упущенной выгоды истец должен доказать, что им были не получены доходы, которые он получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено, а также представить доказательства осуществления им действий, направленных на получение упущенной выгоды, и совершения с этой целью приготовлений;

под обычными условиями оборота следует понимать типичные для него условия функционирования рынка, на которые не воздействуют непредвиденные обстоятельства либо обстоятельства, трактуемые в качестве непреодолимой силы;

размер упущенной выгоды определяется с учетом разумных затрат;

для взыскания упущенной выгоды суду следует установить реальную возможность получения упущенной выгоды и ее размер;

для взыскания упущенной выгоды истцу необходимо доказать, что совершенное должником нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим заинтересованному хозяйствующему субъекту получить упущенную выгоду, при том что все остальные необходимые приготовления для ее получения им были сделаны.

Таким образом, рассмотренные нами случаи свидетельствуют о наличии у строительных организаций реальных шансов добиться возмещения своих расходов, которые пришлось осуществить в результате неправомерных действий антимонопольного органа, а также упущенной выгоды. Принципиально важно, что незаконность действий УФАС должна быть установлена решением суда, вступившим в силу.

1.1. Возмещение убытков как способ защиты прав и законных интересов лица, пострадавшего от нарушения антимонопольного законодательства.

Нарушение антимонопольного законодательства одними лицами может повлечь негативные последствия для других лиц.

Если злоупотребление доминирующим положением, недобросовестная конкуренция, картель или иные нарушения антимонопольного законодательства причинили кому-либо убытки, пострадавшее лицо (лица) вправе обратиться в суд с иском об их взыскании.

Вместе с тем на практике инициирование и рассмотрение подобных дел сопряжено с рядом существенных трудностей, основная из которых - сложность определения размера причиненных убытков.

Защита прав лиц, пострадавших вследствие нарушения антимонопольного законодательства, осуществляется по общим правилам гражданского права. Следовательно, пострадавшее лицо вправе использовать любые способы защиты своих имущественных прав, которые предусмотрены статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Гражданское законодательство Российской Федерации в большинстве случаев позволяет найти эффективное средство защиты.

При этом одним из основных способов защиты является взыскание убытков пострадавшего от нарушения антимонопольного законодательства лица.

Иск о возмещении убытков, причиненных совершением антиконкурентного действия (бездействия), заключением нарушающего законодательство о защите конкуренции соглашения или участием в нем, принятием антиконкурентного акта органа власти, может предъявить любое лицо, которое полагает, что ему в результате соответствующих действий (бездействия), соглашений, актов были причинены убытки.

На это указывают также специальные нормы антимонопольного законодательства: лица, права и интересы которых нарушены в результате нарушения антимонопольного законодательства, вправе обратиться в установленном порядке в суд, арбитражный суд с исками, в том числе с исками о восстановлении нарушенных прав, возмещении убытков, включая упущенную выгоду, возмещении вреда, причиненного имуществу (часть 3 статьи 37 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции).

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

ФАС России отмечает, что согласно действующему законодательству исковые требования о взыскании убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства, могут приниматься к рассмотрению и удовлетворяться судами как при наличии, так и при отсутствии решения антимонопольного органа о нарушении антимонопольного законодательства.

Удовлетворение судом такого иска возможно при доказанности трех обстоятельств: факта правонарушения, факта возникновения убытков и причинно-следственной связи между правонарушением и возникновением убытков.

В случае обращения лица в суд о возмещении убытков (а также о взыскании неосновательного обогащения), при наличии решения органа о нарушении антимонопольного законодательства, антимонопольный орган может быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора по ходатайству стороны процесса или по инициативе суда.

В случае привлечения судом в качестве третьего лица участие представителей органа в судебных заседаниях и представление в материалы судебного дела письменной позиции с приложением копии решения о нарушении антимонопольного законодательства являются обязательными.

В случае обращения лица в суд с требованием о возмещении убытков в отсутствие установленного решением органа факта нарушения антимонопольного законодательства антимонопольный орган также может быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, по ходатайству стороны или по инициативе суда.

В ходе рассмотрения подобных дел антимонопольному органу следует представлять в суд письменную позицию относительно наличия либо отсутствия признаков нарушения антимонопольного законодательства в рамках предмета заявленных исковых требований.

При этом в случае наличия признаков нарушения антимонопольному органу надлежит рассмотреть вопрос о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства, о чем следует своевременно сообщить суду до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Отмечается также, что представителям антимонопольных органов при участии третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора, по рассматриваемой категории дел следует в полной мере пользоваться предоставленным им процессуальными правами.

Больше документов и разъяснений по антикризисным мерам - в системе КонсультантПлюс.

Как пояснил Суд, сами факты проверки и рассмотрения дела УФАС о нарушении антимонопольного законодательства, которые имели для юрлица неблагоприятные имущественные последствия, не являются основанием для возмещения ему вреда


По мнению одной из экспертов «АГ», затраты компании на защиту своих прав не являются судебными расходами, так как охватывают досудебное рассмотрение вопроса. Другая отметила, что принятие позиции заявителя могло повлечь за собой безосновательное возложение на антимонопольный орган обязанности высказаться по существу поданного заявления еще до рассмотрения дела либо открывало бы возможность взыскания убытков в случаях прекращения производства по делу в связи с неподтвержденностью факта нарушения.

В первом полугодии 2017 г. УФАС России по Ростовской области провело внеплановую проверку ООО «Научно-производственная фирма “Литех”» в связи с проведением двух аукционов на приобретение оборудования. По результатам проверки в отношении общества и ФГАОУ «Южный федеральный университет» были возбуждены дела по признакам нарушения положений Закона о защите конкуренции, которые впоследствии были объединены в единое производство. Далее комиссия УФАС признала университет и общество нарушившими п. 1 ч. 1 ст. 17 Закона о защите конкуренции из-за заключения соглашения, направленного на ограничение круга участников торгов при проведении одного из аукционов.

Однако арбитражный суд признал недействительным решение комиссии антимонопольного органа (дело № А53-29467/2017), в связи с чем «Литех» обратилось с иском к УФАС о возмещении убытков в размере 140,7 тыс. руб. В обоснование требований истец указал, что был вынужден неоднократно направлять своего представителя для участия в заседании комиссии антимонопольного органа. Таким образом, заявленная к взысканию сумма убытков представляла собой командировочные расходы представителя общества.

Суд первой инстанции взыскал с ФАС России в пользу общества убытки в полном размере и госпошлину. Он счел, что действия истца по привлечению представителя для ведения дела в антимонопольном органе непосредственно были связаны с восстановлением права, нарушенного в результате вынесения незаконного ненормативного акта, а взыскиваемые расходы являются убытками в понимании ст. 15 ГК РФ и подлежат возмещению за счет казны.

Тем не менее апелляция не согласилась с такими выводами и отказала в иске. Вторая инстанция отметила, что в рамках дела № А53-29467/2017 было признано незаконным решение комиссии антимонопольного органа, а не действия регионального УФАС по возбуждению и рассмотрению дела по признакам нарушения антимонопольного законодательства. Следовательно, в этом случае отсутствует совокупность условий, предусмотренных ст. 15, 1069 ГК РФ и необходимых для возмещения вреда за счет казны.

В свою очередь окружной суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение первой инстанции, сославшись на Постановление Президиума ВАС РФ от 17 декабря 2013 г. № 9837/13, согласно которому расходы на привлечение представителя по ведению дела в антимонопольном органе могут быть возмещены в составе убытков на основании ст. 15 ГК РФ.

В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ УФАС по Ростовской сослалось на допущенные нижестоящими судами существенные нарушения норм материального права.

После изучения материалов дела № А53-32431/2018 высшая судебная инстанция отметила, что суды первой и третьей инстанций не учли ряд факторов. Так, тот факт, что законные действия по проведению антимонопольным органом проверки и рассмотрению дела о нарушении антимонопольного законодательства имели для соответствующего субъекта неблагоприятные имущественные последствия, не свидетельствует о противоправности поведения антимонопольного органа и не является достаточным основанием для возмещения им вреда.

«В данном случае дело о нарушении антимонопольного законодательства возбуждено антимонопольным органом на законном основании, предусмотренном п. 1 ч. 2 ст. 38 Закона о защите конкуренции, – в связи с поступлением из Управления Федеральной службы безопасности по Ростовской области сведений о признаках нарушения антимонопольного законодательства. На наличие обстоятельств, исключающих возможность возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства в соответствии с ч. 9 ст. 44 Закона о защите конкуренции, общество “Литех” не ссылалось, такие обстоятельствами судами не установлены», – отмечено в определении.

Следовательно, как пояснил ВС, не имеется оснований для возмещения расходов на участие представителя общества в рассмотрении дела антимонопольным органом за счет казны. По его мнению, иное также не следует из правовой позиции в Постановлении Президиума ВАС № 9837/13, которая состоит в возможности возмещения в соответствии со ст. 15 ГК РФ расходов на ведение дела в антимонопольном органе участнику производства, обратившемуся туда для защиты своих прав в административном порядке, за счет причинителя вреда, а не в допустимости возмещения затрат за счет казны в связи с одним лишь участием в производстве по делу.

Таким образом, Верховный Суд и отменил судебные акты первой и кассационной инстанций, оставив в силе постановление апелляции.

Руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры» Александра Улезко отметила, что попытка взыскать убытки за рассмотрение дела в антимонопольном органе в виде командировочных расходов штатного юрисконсульта за счет казны РФ сама по себе заслуживает внимания.

Руководитель антимонопольной практики Rights Business Standard (RBS) Анастасия Яремчук полагает, что в рассматриваемом случае заявитель ошибочно приравнял признание незаконным итогового акта органа к признанию всей процедуры проверки неправомерной. «Учитывая, что убытки в понимании ст. 1069 ГК РФ могут быть связаны только с незаконными действиями, судам оставалось лишь констатировать: необжалованные проверка заявления и рассмотрение дела являются выполнением законных полномочий госоргана», – отметила она.

Antitrust_top_Rybalchenko.jpg

Возбуждение и рассмотрение регулятором антимонопольного дела не является основанием для возмещения убытков

Участники дела

ООО «Научно-производственная фирма „Литех“» против ФАС России

Резюме эксперта

ВС РФ высказался по вопросу взыскания расходов на командировку представителя для участия в рассмотрении антимонопольного дела. По мнению Суда, если бы ФАС России возбудила дело незаконно, можно было бы говорить о наличии оснований для возмещения этих расходов в порядке ст. 15 ГК РФ. Но проверка сведений о нарушении законодательства – обязанность регулятора, равно как и возбуждение соответствующего дела при наличии признаков нарушения.

То, что затем решение по делу признали недействительным, не говорит о незаконном поведении ведомства. Следовательно, возбуждение и рассмотрение им антимонопольного дела не являются основанием для возмещения вреда, даже если в результате этих действий хозсубъект понес расходы.

Обстоятельства дела

Ростовское УФАС России признало «Литех» нарушившим п. 1 ч. 1 ст. 17 Закона о защите конкуренции (заключение соглашения, направленного на ограничение конкуренции при участии в торгах). «Литех» успешно оспорил это решение в суде и обратился с иском к РФ в лице ФАС России о взыскании убытков в виде командировочных расходов юриста, представлявшего интересы фирмы.

Суд первой инстанции удовлетворил иск. Апелляция это решение отменила, заключив, что имеющиеся у УФАС материалы содержали признаки антимонопольного нарушения, поэтому решение возбудить дело было законным и обоснованным. Кроме того, компания не обжаловала приказ о возбуждении дела.

Однако суд округа счел, что незаконный акт УФАС создал реальную возможность для несения «Литехом» расходов, которые являются убытками (ст. 15 ГК РФ), т. к. связаны с восстановлением права, нарушенного в результате неправомерных действий регулятора (Постановление Президиума ВАС РФ от 17.12.2013 № 9837/13).

Подробнее об истории рассмотрения этого дела мы рассказали в обзоре № 1 за 2020 г.

ФАС России подала жалобу в ВС РФ.

Решение ВС РФ и его обоснование

ВС РФ оставил в силе постановление апелляции, остальные судебные акты отменил. Суд пришел к следующим выводам.

Увеличение цены госконтракта: срок давности привлечения к ответственности исчисляется с момента оплаты

Участники дела

ООО «Строительная компания Сибирь ИнвестСтрой» против ФАС России

Резюме эксперта

ВС РФ напомнил: само по себе заключение дополнительного соглашения к госконтракту, изменяющего его стоимость, еще не является нарушением, предусмотренным ч. 5 ст. 7.32 КоАП РФ, т. к. не влечет новых расходов бюджета. Нарушение закона случится в момент оплаты по соглашению. Значит, срок привлечения к ответственности следует исчислять не с момента подписания такого соглашения, а с момента оплаты.

Обстоятельства дела

Заказчик и «Сибирь ИнвестСтрой» подписали дополнительное соглашение к госконтракту, увеличив стоимость работ. ФАС России признала изменение условий договора нарушением подп. «б» п. 1 ч. 1 ст. 95 Закона № 44-ФЗ, т. к. это привело к дополнительному расходованию средств бюджета. Компанию привлекли к ответственности по ч. 5 ст. 7.32 КоАП РФ.

Фирма обжаловала постановление ведомства в суде. Суды трех инстанций заключили, что в ее действиях есть состав административного правонарушения, но постановление ФАС России отменили из-за истечения срока давности привлечения к ответственности. Этот срок суды исчисляли с даты заключения допсоглашения к контракту.

«Сибирь ИнвестСтрой» обратился в ВС РФ.

Решение ВС РФ и его обоснование

ВС РФ признал выводы судов неправомерными и разъяснил:

  • на дату подписания допсоглашения отсутствовал такой квалифицирующий признак объективной стороны противоправного деяния, как дополнительное расходование бюджетных денег. А значит, не было и состава правонарушения по ч. 5 ст. 7.32 КоАП РФ;
  • само по себе изменение условий контракта не образует объективную сторону правонарушения по этой статье;
  • срок давности привлечения к ответственности за это нарушение исчисляется с момента оплаты работ по допсоглашению и в настоящем деле не истек.

ВС РФ отменил принятые по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Различающиеся условия договоров для поставщиков не всегда дискриминационны

Участники дела

ООО «Лента» против Нижегородского УФАС России

Резюме эксперта

Позиция судов неизменна: заключение с контрагентами договоров с одинаковым предметом на различных условиях еще не является дискриминацией. Запрет на установление дискриминационных положений не означает, что условия договоров с сопоставимыми предметами должны быть одинаковы для всех. Розничная торговля не является регулируемой сферой, поэтому такие условия могут зависеть в т. ч. от характеристик контрагента и поставляемой продукции.

Обстоятельства дела

УФАС выявило в действиях торговой сети «Лента» признаки нарушения п. 1 ч. 1 ст. 13 Закона о торговле: в договорах поставки алкогольной продукции для некоторых поставщиков размер штрафа за несоблюдение уровня исполнения заказа был ниже, чем для других. Антимонопольный орган обязал «Ленту» прекратить создание дискриминационных условий, определить одинаковый штраф для всех поставщиков алкоголя.

«Лента» оспорила решение и предписание УФАС в суде. Первая инстанция и апелляция компанию поддержали, не посчитав, что она создавала контрагентам дискриминационные условия. Из материалов дела следовало, что договоры поставки заключались по типовой форме, содержащей одинаковые размеры штрафов, далее стороны по взаимному согласованию дополняли и изменяли документ. Стороны не оспаривали заключенные договоры, они не признавались недействительными. Поставщики, участвующие в деле, не указывали на нарушение своих прав условиями этих документов.

УФАС подало кассационную жалобу.

Решение кассации и его обоснование

Суд округа поддержал точку зрения судов, отметив следующее.

  1. УФАС безосновательно отождествляет понятия «дискриминационные условия» и «дифференцированные условия» договоров и не учитывает, что договор поставки не является публичным договором либо договором присоединения. Розничная торговля не относится к регулируемым видам деятельности, поэтому условия договоров не могут быть идентичны для всех контрагентов. Дифференциация состоит в том, что отдельные положения договоров с разными поставщиками различаются. Для установления факта дискриминации дифференциация не является ни достаточным, ни необходимым условием.
  2. Если торговая сеть направила договор с невыгодными условиями, контрагент оспаривал их, а сеть отказывалась или уклонялась от согласования его предложений, то это признается навязыванием поставщику условий. Но добровольное их включение в договор поставки не образует нарушение ч. 1 ст. 13 Закона о торговле (письмо ФАС России от 05.09.2013 № АЦ/34872/13).

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: