Вопросы романтических отношений между адвокатом и клиентом

Обновлено: 13.04.2024

2.1. Взаимоотношения адвоката с лицом, которому он оказывает юри­
дическую помощь, должны основываться на доверии. Доверие достигает­
ся честностью и правдивостью адвоката. Он не вправе давать каких-либо
гарантий или заверений в успешном разрешении дела и порождать надеж­
ды клиента с помощью ссылок на свой опыт или особые отношения с пред­
ставителями властных структур.

Необходимым правилом должны быть точность и пунктуальность адво­ката.

2.2. Надлежащее выполнение профессионального поручения возмож­
но лишь при условии добросовестного отношения со стороны адвоката.
Это требование включает должную организацию труда, исключение спеш­
ки и поверхностности, активность в судебном процессе, принципиальность
и настойчивость в отстаивании избранной позиции, полное использова­
ние процессуальных возможностей, включая предусмотренное законом
право обжалования неблагоприятных решений. Адвокат обязан оказывать
доверителю и подзащитному иную юридическую помощь: разъяснение
правового значения возникающих проблем, ознакомление с документами
и т.п.

2.3. Принимая поручение, адвокат должен быть уверен в своей компе­
тентности в вопросах существа дела. Выполняя поручение, адвокат обязан
принять все зависящие от него меры к наиболее полному уяснению всех
специальных вопросов дела, знакомству с судебной практикой и соответ­
ствующей литературой, привлекая в надлежащих случаях заключения спе­
циалистов и прибегая по мере необходимости к консультациям с коллега­
ми, соблюдая при этом правила конфиденциальности.

2.4. Адвокат не вправе принять поручение на ведение дела, если:

• в расследовании дела или его рассмотрении участвует лицо, с кото­
рым адвокат находится в родственных отношениях;

• он ранее участвовал в этом деле в качестве судьи, следователя, дозна­
вателя, прокурора, общественного обвинителя, эксперта, переводчи­
ка, свидетеля, понятого, потерпевшего, гражданского истца или ответ­
чика, а также секретаря судебного заседания;

• он ранее оказывал в какой-либо форме юридическую помощь лицу, ин­
тересы которого противоречат интересам обратившегося;

• ему заранее известно, что он не сможет участвовать в назначенном к
слушанию деле в силу занятости по другим делам;

• ему известно, что он сам может быть вызван в качестве свидетеля по
делу.

2.5. Адвокат не вправе принять поручение по гражданскому делу, если
притязания клиента не защищаются законом. Выяснив характер правоот­
ношений и наличие правовых оснований для выполнения такого поруче­
ния, адвокат должен сообщить клиенту свое мнение относительно необхо­
димых доказательств и перспектив судебного разбирательства.

Адвокат не должен принимать поручение на ведение граждан­ского дела, если:

• обнаруживается отсутствие фактов, необходимых для обоснования тре­
бований или возражений доверителя;

• обоснование требований или возражений не может быть подтвержде­
но доказательствами, допущенными законом для данных правоотноше­
ний;

• правовая позиция адвоката противоречит позиции клиента;

• он является родственником другой стороны по делу.

2.6. Принимая решение о невозможности выполнения поручения, ад­
вокат обязан поставить об этом в известность клиента заблаговременно,
чтобы тот имел возможность обратиться к другому адвокату.

2.7. Поручение на ведение уголовного дела принимается по просьбе
любого лица. Если подзащитный не согласен, чтобы это лицо заключало
соглашение на ведение его дела, такое соглашение должно быть расторг­
нуто.

2.8. Адвокату не следует в групповом уголовном процессе принимать
на себя защиту нескольких лиц, чьи интересы хотя и не соприкасаются по
делу, но обвиняемые придерживаются различных позиций. Следует воз­
держиваться от объединения защиты взрослого и несовершеннолетних
обвиняемых.

2.9. Адвокат, выполняющий поручение по обязательному назначению,
должен разъяснить своему подзащитному о наличии у него права пригла­
сить адвоката по соглашению.

2.10. Адвокат обязан поддержать и обосновать позицию обвиняемого,
не признающего своей вины. Он не вправе занять иную позицию. Призна­
ние виновности подзащитного при данных обстоятельствах является гру­
бым нарушением права на защиту.

2.11. Если подзащитный признает факты, лежащие в основе обвине­
ния , как содержащие признаки состава преступления, но отрицает при этом
свою виновность, адвокат должен исходить из необходимости надлежащей
правовой оценки этих фактов, разъяснив при этом подзащитному неизбеж­
ность расхождения с его позицией.

2.12. Поскольку в соответствии с законом признание обвиняемым сво­
ей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтвержде­
нии признания совокупностью имеющихся доказательств по делу, если
обвиняемый признает свою вину, но это признание не подкрепляется дру­
гими доказательствами, и материалы дела, таким образом, свидетельству­
ют о необоснованности обвинения, адвокат по согласованию со своим под-
защитным вправе разойтись с его позицией и занять независимую
позицию.

В случае когда признание виновности было вызвано незаконным воз­действием на обвиняемого, адвокат-защитник обязан принять зависящие от него меры к установлению этого обстоятельства и его фиксации в про­токоле.

2.13. При наличии коллизии между обвиняемыми (подсудимыми) ад­
вокат должен выяснять обстоятельства, изобличающие сообвиняемых,
только в пределах, необходимых для защиты подзащитного, не превраща­
ясь, как правило, в обвинителя.

2.14. Адвокат не вправе отказать клиенту в просьбе об обжаловании при­
говора. Если адвокат усматривает основания для обжалования, а осужден­
ный возражает против обжалования, желательно получение письменного
отказа осужденного от обжалования приговора. Это правило не распрост­
раняется на несовершеннолетних и лиц, страдающих физическими и пси­
хическими недостатками.

2.15. Гонорар по соглашению должен назначаться в разумных преде­
лах. При этом должны учитываться:

• объем и сложность дела;

• длительность процесса или время, затраченное на консультации кли­
ента;

• материальное положение клиента;

• необходимость проведения исследований с привлечением специалис­
тов;

♦традиции данного региона;

3. Отношения с судом и участниками процесса

3.1. Участвуя в судебном разбирательстве, адвокат обязан строго со­
блюдать правила, установленные процессуальным законом. Обязательным
требованием к адвокату является соблюдение необходимого уважения к
суду. Возражая в установленном законом порядке против действий пред­
седательствующего, если они ущемляют право на защиту или права сто­
роны в гражданском процессе, адвокат обязан соблюдать сдержанность и
такт.

3.2. В стадии предварительного расследования адвокат должен согла­
совывать свое участие в тех или иных следственных действиях и иные дей­
ствия процессуального характера со своим подзащитным. Представляя
доказательства, адвокат должен проявлять необходимую требовательность
к их достоверности, не нарушая правил о допустимости доказательств. Это
никак не ограничивает прав адвоката по собиранию фактических данных,
могущих иметь значение для дела.

Свои возражения против неправильных действий следователя или ра­ботника дознания адвокат обязан облекать в форму, предусмотренную за­коном. Недопустимо умаление чести и достоинства должностных лиц пред­варительного следствия.

3.3. Участвуя в допросе, адвокат не должен ставить наводящих или не
относящихся к делу вопросов, задавать вопросы, задевающие честь и
достоинство потерпевших, свидетелей и других лиц, участвующих в про­
цессе.

3.4. При свиданиях с лицами, находящимися под стражей, адвокат обя­
зан соблюдать правила мест заключения.

3.5. Как участник судебных прений, адвокат должен уважительно отно­
ситься к своим оппонентам. Его доводы должны быть основаны на анализе
материалов дела, исследованных судом. Из судебной речи должны быть
исключены личные наблюдения адвоката, которые могут рассматриваться
как свидетельские показания.

4. Отношения с коллегами по профессии

4.1. Адвокат обязан уважительно относиться к коллегам, поддерживать
нормальный нравственно-психологический климат в адвокатском коллек­
тиве, оказывать в необходимых случаях консультативную помощь колле­
гам, внимательно относиться к работе начинающих адвокатов, помогая им
своими знаниями и опытом.

4.2. В беседах с клиентами, а также в правовых документах адвокат не
должен допускать бестактных высказываний в отношении других адвока­
тов.

4.3. Принимая поручение по делу, в котором уже принимал участие, хотя
бы и в консультативном порядке, другой адвокат, адвокату следует избрать
надлежащую форму уведомления его о своем участии в деле.

4.4. Если у противной стороны по гражданскому делу имеется адвокат,
адвокат не вправе общаться со стороной без участия этого адвоката.

4.5. При обращении клиента с просьбой о ведении дела в его интере­
сах совместно с другим адвокатом адвокат должен удостовериться в нали­
чии согласия этого адвоката.

5. Заключительные положения

Настоящие Правила не являются исчерпывающими и могут быть допол­нены нормами, предусмотренными уставами коллегий адвокатов.

Соблюдение правил должно помочь адвокату выполнять свои профес­сиональные обязанности достойно, честно, компетентно, эффективно и способствовать повышению престижа адвокатуры.

Не пара: что делать, если адвокат влюбился в клиента

Отношения между адвокатом и его клиентом не должны мешать работе. Если личные связи возникли, надо стараться сохранять профессионализм, а лучше передать дело коллеге. Но, как говорят даже очень опытные защитники, любовь не всегда выбирает, когда именно и в каких ситуациях приходить в сердце человека. Рассказываем историю американского адвоката, которого отстранили от практики за роман с клиенткой. А еще вместе с российскими юристами разбираемся, допустимы ли романтические отношения между защитником и доверителем в нашей стране.

Отстранили от работы за отношения с доверительницей

Как сообщает издание Above the Law, осенью 2021 года Верховный суд Флориды отстранил адвоката Джона Кевина Кери от юридической практики за сексуальные отношения со своей доверительницей. Теперь он не сможет работать три месяца, будет посещать курсы профессиональной этики и состоять на дисциплинарном учете два года (это максимальный срок). На протяжении этого времени за профессиональной деятельностью Кери будет наблюдать эксперт. Если защитник впредь не будет нарушать этические принципы, то с учета его могут снять и раньше. В случае некорректного поведения срок наблюдения могут увеличить еще на два года. Как указано в правилах Американской ассоциации юристов, на дисциплинарный учет адвокатов ставят за нарушения, которые не причиняют вред обществу.

Кери в нескольких судебных разбирательствах представлял интересы доверительницы, с которой у него завязались романтические отношения. В числе прочего помогал ей развестись. Как сказано в решении суда, интимная связь с клиенткой негативно повлияла на бракоразводный процесс: адвокат вел себя непрофессионально, грубо высказываясь в адрес оппонентов.

Юрист признал свою вину, но подчеркнул, что роман развивался по взаимному согласию. «Я по-прежнему представляю интересы своей клиентки, у нее не возникало претензий к моей работе. Только ее бывший муж жаловался своему адвокату на меня. Правда, оглядываясь назад, понимаю, что должен был отложить любовные отношения до окончания судебного разбирательства», — рассказывает Кери. Его слова в суде подтвердила и сама доверительница.

В США адвокатам запрещено вступать в сексуальные отношения с доверителем, если их не было до привлечения защитника к делу (например, когда муж отстаивает интересы жены). Это правило в кодекс профессиональной этики Американская ассоциация юристов внесла в 2002 году. Принцип соблюдают как минимум в 30 штатах, за его нарушение адвокатов отстраняют от практики и ставят на дисциплинарный учет. Так случилось не только с Кери, но и с Томасом Лоу из Миннесоты, а также с Мэтью Фортадо из Огайо.

В России прямого запрета на интимные отношения с доверителем нет. Кодекс профессиональной этики адвоката (КПЭА) обязывает придерживаться делового поведения (ст. 8), не допускать фамильярностей (ст. 10) и не руководствоваться безнравственными интересами (ст. 9). Но в жизни случается всякое. Мы провели опрос, чтобы узнать позицию подписчиков нашего телеграм-канала по поводу допустимости любовной связи между адвокатом и клиентом, всего проголосовало 3122 человека.


Мнения разделились. Один из подписчиков считает, что если думать о романе, то есть риск не выполнить профессиональную задачу, а другой уверен в обратном — личные отношения с доверителем добавляют адвокату мотивации.

Кто-то написал, что надо отталкиваться от положений адвокатского кодекса: раз фамильярные отношения недопустимы, то и романтические тоже. Распространенным оказалось мнение, что начинать отношения можно, когда они не мешают работе. Отношения позволительны, если адвокат и доверитель ранее состояли в любовной связи или если они женаты. Один из юристов добавил, что сексуальные отношения не должны быть условием профессионального представительства, доверитель и адвокат не должны чувствовать никакого давления по этому поводу.

Есть у юристов и счастливые истории: один адвокат выиграл сложное дело для доверительницы, а потом женился на ней. Сейчас у них уже двое детей. Другая подписчица рассказала, что после того как между ней и доверителем возникли чувства, она передала дело коллеге.

«С этической и профессиональной точки зрения отношения между адвокатом и доверителем недопустимы. Какой бы ни была проблема доверителя, ее решение требует профессионального подхода. Надо соблюдать рамки, а выход за их пределы — необязательный риск. Несерьезно, в общем», — написал юрист.

Подвел итог спору такой комментарий: «Нормативного ограничения на такие отношения нет. Все остальное — полемика».

Мнение экспертов

По обсуждаемому вопросу позиции экспертов похожи в одном — личные связи не должны мешать работе.

Адвокат Адвокатское бюро «НБ» Елена Менде рассказывает, что не встречала практики, в которой дисциплинарная комиссия рассматривала исключительно фамильярные отношения. Обычно они упоминаются как «отягчающее» обстоятельство. Но если пофантазировать, то при наличии жалобы доверителя дисциплинарное производство возможно. По его итогам адвокату, скорее всего, вынесут предупреждение. Хотя вероятность такого развития событий в реальности ничтожно мала.

Позицию Менде поддерживает старший партнер Адвокатское бюро ZKS Андрей Гривцов. Он считает, что сами по себе интимные отношения адвоката и доверителя вряд ли повлекут дисциплинарную ответственность. Проблемы могут появиться, если отношения закончились скандалом, отмечает Гривцов. Конфликт может стать причиной возникновения у адвоката самостоятельного интереса по предмету соглашения, отличного от интереса доверителя. Это будет прямым нарушением п. 2 ч. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Адвокат коллегии адвокатов Регионсервис Павел Семенцов напоминает, что на практике встречается много случаев, когда защитник представляет интересы своего супруга. И в этом нет ничего необычного, считает он. При этом надо иметь в виду, что злоупотребление доверием несовместимо со статусом адвоката (п. 3 ст. 5 КПЭА). Потому надо избегать любых двусмысленных ситуаций, которые могут поставить под сомнение профессиональную независимость, порядочность и честность.

С этической точки зрения опрошенные адвокаты не одобряют сексуальные отношения адвоката и доверителя. И дело здесь не в недоступном образе адвоката, а в принципе «Не навреди» и психологической зависимости, которая может возникнуть у доверителя, подчеркивает Менде.


При возникновении романтических отношений с доверителем адекватной реакцией будет исключить адвоката из рабочей группы по проекту, чтобы снизить зависимость результата от эмоциональной составляющей.

Гривцов согласен с коллегой, но отмечает, что в жизни случается всякое и не всегда удается управлять своими чувствами.


Интимные отношения с доверителем скорее будут мешать работе, и вряд ли адвокату следует в них вступать. Во всяком случае до завершения всех вопросов, связанных с оказанием этому доверителю правовой помощи. Впрочем, любовь не всегда выбирает, когда именно и в каких ситуациях приходить в сердце человека, поэтому, наверное, возможно всякое.

Семенцов подчеркивает, если адвокат имеет внебрачные сексуальные отношения с доверителем и проживает с ним, то он обязан вести адвокатское делопроизводство отдельно от материалов и документов, принадлежащих доверителю (п. 9 ст. 6 КПЭА), не вправе ставить себя в долговую зависимость от доверителя (п. 4 ст. 10 КПЭА) и должен соблюдать правила работы с деньгами доверителя (п. 6 ст. 16 КПЭА).

Правила секса адвоката с клиентом

Сегодня в большинстве стран принято за правило, что деловые отношения между адвокатом и клиентом не следует смешивать с другими, например, романтическими, но, конечно, такое случается регулярно. "Право.Ru" заинтересовался теорией и практикой регулирования интимных отношений между юристом и клиентом на примере самой информационно открытой юрисдикции — США.

В ходе опроса, проведенного в 1993 г. в США (последнее подобное исследование на сегодняшний момент), не менее 7% адвокатов признались, что вступали в сексуальные отношения со своими клиентами, а 32% ответили, что их коллеги имели такие отношения. Вот, например, реальный случай из 1991 г.: Реджинальд Пауэлл был признан коллегией присяжных виновным в убийстве двух человек, совершенном во время драки. Его адвокат Марианна Маркскорс очень расстроилась, когда сообщала ему эту новость, и клиент, 20-летний парень, начал утешать ее, что быстро перетекло в поцелуи и так далее. Следующее свидание произошло уже после утверждения смертного приговора судьей. Впоследствии в камере, где содержался Пауэлл, нашли немало писем от юриста, местами весьма откровенных. Пауэлл был казнен в 1998 г., причем любовь адвоката Маркскорс отчасти тому виной: она так хотела выиграть дело, чтобы быть с ним, что отказалась от сделки со следствием — признание вины до суда и пожизненное заключение. Сама Маркскорс формально не была наказана, но со временем практически перестала вести юридическую практику.

Такие связи издавна считаются неэтичными, но формального запрета на интимные отношения между адвокатом и клиентом до 2002 года ни в одном штате не было. И хотя с тех пор в большинстве штатов они были введены, формулировки там очень скромные. Пункт 1.8 (j) в Типовых правилах профессиональной ответственности, принятых Американской адвокатской ассоциацией в 1983 г. и описывающих правила поведения для адвокатов, требует лишь, чтобы юрист не вступал в сексуальные отношения с клиентом, "за исключением случаев, когда добровольные сексуальные отношения начались до того, как начались отношения клиент-юрист". Иными словами, вы можете быть юристом для своей подруги, но не можете "подружиться" со своей клиенткой.

Между тем, в других профессиях этические правила на этот счет куда жестче. Клятва Гиппократа, существующая около 2500 лет, гласит: "В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами". В большинстве профессий, подразумевающих работу непосредственно с людьми — медицина, социальная служба и т.п., — интимные отношения с клиентами или пациентами строжайше запрещены.

Особенно часто подобное случается с адвокатами по бракоразводным делам. Но удачный финал такие истории обычно имеют в кино. Классический пример — Шарлотта из сериала "Секс в большом городе", которая завела роман с Гарри, своим адвокатом, когда разводилась с мужем, и этот роман закончился самым счастливым образом. В реальности куда чаще дела принимают неприятный оборот. Возьмем случай Рэймонда ван Арнама, адвоката из Нью Мехико. В 2011-2012 гг. он защищал интересы Мелиссы Стоунсайфер, разводившейся со своим мужем. Он влюбился, да так, что стал защищать ее интересы слишком рьяно и несколько выходил за пределы дозволенного: в январе 2012 г. вместе со своей клиенткой он вломился в дом ее мужа, чтобы забрать ее вещи, а заодно устроил там погром. В результате и он, и его доверительница попали под суд. Впрочем, он легко отделался — всего 30 дней тюрьмы и $5000 компенсации (лицензию он сохранил). Хуже дело закончилось для Уильяма Фрика. В 1985 он завел роман с клиенткой и оказался адвокатом не только усердным — процесс он выиграл, — но и очень ревнивым. Узнав, что его пассия встречается с другим мужчиной, он стал слать ей письма с угрозами и в конечном итоге был арестован, когда выводил ее имя на общественном здании, попутно выстрелив в охранника, пытавшегося остановить его. В том же году Уильям Фрик лишился адвокатской лицензии.

Отношения между клиентом и адвокатом в США, разумеется, защищены адвокатской тайной, но лишь до тех пор, пока речь идет о профессиональных отношениях. Соответственно, если другая сторона (т.е. муж или жена клиента) заподозрит свою половину в романтических отношениях с нанятым юристом, то в ходе бракоразводного процесса может потребовать вызвать этого адвоката в качестве свидетеля. Поскольку показания будут касаться не профессиональных, а личных отношений, свидетель должен будет под присягой рассказывать об интимных деталях личной жизни клиента — а это будет не только стыдно и унизительно, но и может обречь клиента на судебное поражение. Именно так и произошло, например, в случае адвоката Бартона Рудника.

Предположим, кто-то из супругов хочет развестись, и в жизни семьи появляется адвокат, не просто оказывающий юридические услуги одному из супругов, но и вступивший с ним или с ней в слишком близкие отношения. Такая ситуация сама по себе будет способствовать дальнейшему развитию конфликта, который в противном случае, возможно, мог бы быть разрешен менее радикальным образом, чем судебный процесс и последующий развод. Могут пострадать дети — ребенок будет знать, что, скажем, мама лично близка с юристом, чья задача — помочь ей в борьбе с отцом. Дети обычно любят обоих родителей, и развод — уже огромная трагедия для ребенка. Безусловно, это создаст этически неприемлемую ситуацию с точки зрения юридической профессии, и будет способствовать общему уменьшению доверия к юристам — дети вырастут, имея этот травматический опыт вмешательства адвоката в их жизнь. Персональная близость может привести к нарушениям закона или этических правил со стороны юриста, ведь тому, с кем тесно связан, труднее отказать, и клиент может уговорить своего адвоката сделать что-то неподобающее.

Существует и другая точка зрения. Зенас Зелотес, юрист, практикующий в штате Коннектикут и специализирующийся на делах о банкротстве, считал, что интимные отношения с адвокатом могут помочь клиентам, а вовсе не помешать. У него завязался роман с женщиной, интересы которой он представлял, но дисциплинарная комиссия местной адвокатской ассоциации подала на него жалобу в Верховный суд штата, поскольку, как утверждалось в жалобе, эти отношения помешали адвокату полноценно исполнить свой профессиональный долг. Зелотес не соглашался: "Когда вы представляете интересы того, кого любите, вы, разумеется, работаете вдвое усерднее. Я советую женщинам в бракоразводном процессе найти компетентного адвоката и завести с ним роман". Он считал, что запрет на интимные отношения между клиентом и адвокатом не только контрпродуктивен, но и противоречит конституции. Однако суд с ним не согласился — летом 2013 года действие его лицензии было приостановлено на пять месяцев.

Клиентов любвеобильных адвокатов может ждать и совсем неприятный сюрприз. Томас Лоу, юрист из штата Миннесота, завел роман с доверительницей, который продолжался несколько месяцев. А потом отправил ей счет за то время, что они провели вместе, наслаждаясь друг другом, причем исходя из тарифа на свои профессиональные услуги. Сейчас лицензия Лоу приостановлена на 15 месяцев.

В Верховный суд штата подали жалобу, в связи с раскрытием информации о романе Зенаса со своей клиенткой, поскольку, как утверждалось в жалобе, эти отношения «мешают адвокату полноценно исполнять свой профессиональный долг». Зелотес был не согласен: «Когда вы представляете интересы того, кого любите, вы, разумеется, работаете вдвое усерднее. Я советую женщинам в бракоразводном процессе найти компетентного адвоката и завести с ним роман». Но суд вынес решение против Зенеса, и летом 2013 года действие его лицензии было приостановлено на пять месяцев.

В Америке подобные отношения регулируются в каждом штате по-своему, но всё чаще, начиная с 2002 года, начали вводиться законы, запрещающие интимные отношения между адвокатом и подопечным, хотя их формулировки достаточно скромны. Пункт 1.8, подпункт j в «Типовых правилах профессиональной ответственности» предписывает юристу не вступать в сексуальные отношения с клиентом, «за исключением случаев, когда добровольные сексуальные отношения начались до того, как начались отношения клиент-юрист».

Разумеется, отношения между адвокатом и клиентом в США защищены адвокатской тайной, но лишь до тех пор, пока речь идёт о профессиональных отношениях. Следовательно, если другая сторона заподозрит своего партнёра в отношениях, выходящих за рамки деловых, с нанятым юристом, то в ходе бракоразводного процесса тот может потребовать вызвать этого адвоката в качестве свидетеля. А поскольку такие показания будут касаться не профессиональных, а личных отношений, свидетель обязан будет под присягой рассказывать об интимных деталях личной жизни клиента — подобное будет мало того, что стыдно, но и может обречь клиента на судебное поражение: такая ситуация произошла, например, в случае адвоката Бартона Рудника.


В Российской Федерации нет законов, регулирующих подобные отношения. Имеет место «Кодекс профессиональной этики адвоката», но и он не запрещает интимные отношения между юристом и клиентом, лишь прописывая в пятом пункте статьи 10 недопустимость фамильярных отношений с доверителем.

А как же мораль?

Так как мы выяснили, что данный вопрос находится вне правового регулирования, встаёт вопрос морали. Насколько допустимы такие действия с точки зрения принятых в обществе негласных норм? Из-за того, что такие ситуации не столь часты, общественное мнение об отношениях между юристом и доверителем не сложено. Однако мы можем сравнить их с моделью отношений психолог-клиент и врач-пациент, в которой «чёрным по белому» прописана недопустимость оного. Клятва Гиппократа, существующая более 2000 лет, гласит: «В какой бы дом я ни вошёл, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами». В ситуации с психологом и пациентом ни раз дело доходило даже до суда: дело Анастасии П. 2019 года или психотерапевтки Елены Москалёвой.

Говорить о том, насколько допустимы или всё же аморальны романтические отношения между адвокатом и клиентом, можно бесконечно. Законодательством нашей страны данные отношения не регулируются, как и этическими правилами, в отличие от иных профессий, а значит, всё зависит от внутренних установок самого адвоката. А как думаете вы: согласитесь ли с наказаниями для юристов в таких ситуациях? Нужны ли нам правовые нормы, регулирующие эту сферу?

Идеальный клиент для юриста: как он выглядит

У юристов с клиентами порой возникают разногласия. Причин у таких конфликтов может быть множество: от завышенных ожиданий до денежных противоречий. Как избежать подобных трудностей? Кто в них виноват и что делать юристу, если разногласия уже появились? Читайте в нашем материале. Кроме того, партнеры известных юрфирм рассказали "Право.ru", с какими клиентами они никогда не станут работать, а кто для них будет идеальным доверителем.

Денежные вопросы

Проблема: самый болезненный вопрос взаимоотношений с доверителем – стоимость услуги, говорит партнер Capital Legal Services, руководитель практики разрешения споров, член Совета ФПА Ирина Оникиенко: «Экономическая ситуация и состояние юридического рынка такие, что клиенты все меньше и меньше готовы платить, а консультанты вынуждены соглашаться работать почти задаром». Многие клиенты действительно очень болезненно переживают момент установления стоимости услуг консультанта, признает Екатерина Болдинова, партнер юрфирмы "Тиллинг Петерс": «Они часто уверены, что юристы «накручивают» часы и завышают свою цену». Отдельные трудности финансового плана возникают с заказчиками из госсектора. Максим Черниговский, партнер юрфирмы "Инфралекс", отмечает, что у такой категории клиентов зачастую деньги есть, но потратить их они не могут, поскольку закупки юруслуг оказались не запланированы.

Решение: Оникиенко отмечает, что в подобном вопросе важно доверие и взаимопонимание: «Если это есть, то проблема стоимости услуг решается значительно легче». А Болдинова рекомендует консультантам подробно обосновывать цену своей работы с самого начала. Черниговский советует компаниям госсектора планировать закупки, а частным фирмам – формировать резервы на непредвиденные расходы. По его словам, в таких ситуациях может помочь юридическая страховка, по которой страховщик покрывает расходы на юруслуги для своего клиента, если наступают определенные страховые случаи. Но в России подобная услуга пока не слишком распространена.

Завышенные ожидания

Проблема: по словам Александра Вязовика, партнера VEGAS LEX, некоторые проблемы во взаимоотношениях клиентов с юристами связаны с неоправданными надеждами: «Иногда консультант сам завышает ожидания клиента, рассчитывая таким образом дороже продать услугу, а в других случаях заказчик додумывает то, чего на переговорах не звучало».

Решение: Вязовик советует правильно управлять ожиданиями клиента: если есть проблемы, то сразу говорить о них, обозначая все возможные риски и вероятность их наступления. После любых клиентских переговоров стоит направлять на согласование клиенту резюме по итогам встречи, говорит юрист: «Вроде бы элементарное правило, о котором все знают, но многие им пренебрегают, полагая, что никаких разночтений быть не может».

Нечеткие задачи

Проблема: еще одна сложность возникает в том случае, когда клиент, получив результаты заказанной работы, понимает, что это не совсем то, что ему нужно, или совсем не то. Надо что-то еще доделывать, а денег на такую услугу уже не хватает. Тогда начинается торговля по поводу объёма дополнительной бесплатной работы или дополнительного бюджета, говорит партнер "ФБК Право" Надежда Орлова .

Решение: уберечься от таких ситуаций невозможно даже при самом аккуратном и добросовестном подходе, поясняет Орлова: «Однако можно снизить их количество или последствия, посвящая заранее своего клиента в различные сценарии решения поставленной задачи и проговаривая, что же нужно именно ему в конкретном случае». Она советует фиксировать хотя бы в рабочей переписке не только то, что входит в задание, но и то, от чего клиент осознанно отказался: «На взаимную память тут полагаться не стоит».

Отсутствие единого контакта

Проблема: некоторые трудности зависят от профиля клиента. Если речь идет о крупной компании, то в ней много центров принятия решения и контроля на стороне заказчика, предупреждает партнер юрфирмы ART DE LEX Евгений Арбузов: «Зачастую это приводит к просрочке принятия необходимых решений и неэффективности выбранных способов коммуникаций». Нередко можно встретить ситуацию, когда юристу приходится общаться не с теми специалистами клиента, кто ему нужен, добавляет Болдинова. В частности, налоговому консультанту логичнее и удобнее контактировать с бухгалтерией и финансовыми службами компании-доверителя. А на практике консультанта часто переводят на инхауса, который только предаёт запросы в бухгалтерию, поясняет Болдинова.

Решение: надо заранее (желательно путём включения в текст договора) согласовать уполномоченное лицо клиента, с которым вы будете обмениваться информацией, советует Арбузов. Болдинова отмечает, что надо заранее обозначить, какие службы и сотрудники клиента понадобятся консультанту для общения по всем вопросам. Кроме этого, полезно развивать личные и непосредственные отношения с юристами-инхаусами заказчика, говорит эксперт и добавляет: «Прямые контакты с руководителем организации или её бенефициаром тоже будут только на пользу».

Клиент со своими советами

Проблема: другая распространенная проблема выглядит примерно так: юрист предлагает клиенту определенный порядок действий и мотивированно аргументирует, почему такой вариант лучше всего подходит для сложившейся ситуации. Однако доверителю кажется, что озвученный алгоритм ему не подходит, и он начинает говорить консультанту, что и как делать, рассказывает руководитель уголовной практики BMS Law Firm Тимур Хутов. А другие клиенты просто не хотят понимать или принимать во внимание серьезность рисков, которые возникают или уже возникли у них. В особенности это касается уголовно-правовых вопросов, которые связаны с ведением бизнеса, говорит Валерий Зинченко, управляющий партнер Pen&Paper.

Решение: Хутов советует обрисовать доверителю плюсы и минусы каждого из выбранных вариантов решения его проблемы. Если человек все же твердо намерен воплощать в жизнь свои идеи, но вашими руками, то лучше отказаться от сотрудничества, рекомендует юрист: «У нас действует правило – если доверитель обращается к нам, мы ему советуем, что и как делать, а не наоборот». Зинченко добавляет, что иногда нужно получить второе и даже третье мнение, но не следует, приходя к врачу, говорить: «Сейчас я вам расскажу, как меня лечить».

Неполная информация

Проблема: встречаются случаи, когда клиенты не раскрывают всю информацию по делу. По словам старшего партнера КА "Юков и партнёры" Марка Каретина, это может проявляться в разных вариантах: от предоставления неполного пакета документов до объяснения не всех обстоятельств дела.

Решение: Каретин советует запрашивать у доверителя на старте проекта полный объем информации и документов по делу: «Надо самостоятельно знакомиться с материалами и постоянное уточнять все детали».


Причины конфликтов

Правильное построение отношений юриста с клиентом – это задача юриста, а не доверителя, утверждает управляющий партнер АБ "ЕМПП" Сергей Егоров. Насколько эффективно ты решаешь проблемы клиента, настолько ты и профессионален, соглашается Арбузов. Он подчеркивает, что функция юриста – сервис, значит, ты должен оказать профессиональную услугу и сделать это в максимально удобной для клиента форме. По словам Егорова, в некоторых проблемах виноват сам консультант. В частности, юрист может сформировать у заказчика неверное ожидание от результата своей работы, отмечает эксперт.

Иногда сложности в общении между консультантом и его клиентом возникают из-за того, что юрист ведет себя несколько напыщенно и предвзято, замечает Егоров: «Кто-то ставит себя выше над доверителем, нередко маскируя так свою некомпетентность». Встречаются и обратные ситуации, когда консультант ставит себя в подчиненное положение и позволяет заказчику собой помыкать. Это тоже в конечном счете приводит к неудовлетворенности и нарушению интересов самого клиента, поясняет управляющий партнер АБ ЕМПП. По словам Егорова, юриста нанимают как независимого советника по правовым вопросам, и в отношениях со своим заказчиком он находится на одном уровне.

Если говорить о проблемах вокруг стоимости юрпомощи, то эти трудности имеют место из-за того, что ее ценообразование совершенно различно, поясняет Валерий Еременко, партнер АБ "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры": «Одна и та же услуга по цене может отличаться в десятки раз у нескольких компаний». А вообще эксперт уверен, что все трудности с клиентом возникают из-за недостаточного общения – максимально искреннего и честного. По его словам, зачастую консультанты ведут себя хуже чиновников, общаясь с доверителем исключительно на языке статей. Любому клиенту интересен собеседник, поэтому надо максимально наладить отношения с заказчиком, подчеркивает Еременко. Но когда к консультанту приходят с вопросом: «Нам бы понять, есть проблема или нет?», то обычно это заканчивается потерянным временем для обеих сторон, предупреждает Болдинова.

С кем не стоит работать консультанту

Еще один вариант решения и скорее даже профилактики возможных проблем – не работать с теми клиентами, которые будут создавать всевозможные трудности. Но как же определить, что проситель квалифицированной юрпомощи может в итоге стать вашей головной болью? Зинченко говорит, что не стоит сотрудничать с доверителем, который намеренно искажает информацию, вводит адвоката в заблуждение и попросту врет. Рустам Курмаев, управляющий партнер фирмы "Рустам Курмаев и партнеры", точно не станет работать с теми клиентами, которые «лучше юриста знают, как и что устроено, как надо написать позицию и выступать в суде» или страдают «синдромом сутяжника». Оникиенко разъясняет, что они откажутся от выгодного проекта в случае конфликта интересов или его противоречия внутренней политике компании. Эксперт не возьмётся за дело и в том случае, если от него будут ждать гарантированного результата в суде.

Черниговский говорит, что они воздержатся от дальнейшего сотрудничества с клиентом, у которого есть неурегулированная задолженность перед их адвокатами и нет внятных планов по ее погашению. Кто-то честно откажется от клиента, если почувствует у себя нехватку времени качественно помочь своему доверителю. В частности, так считает правильным поступить Александр Боломатов, партнер "ЮСТ". А Владислав Ганжала, партнер АБ «Линия права», и вовсе старается не делить клиентов на «плохих» и «хороших». Нередко бывает так, что на самом деле клиент не «плохой», а все дело в нас самих, говорит эксперт и цитирует Льва Толстого: «Если вы стали для кого-то плохим, значит вы сделали ему много хорошего». Таким образом, практически к любому доверителю можно найти подход и с ним работать, уверен Каретин. По его мнению, сотрудничество будет невозможно лишь в том случае, если у клиента с юристом полностью отсутствуют доверие и уверенность друг в друге.

В поисках идеала

Но можно ли найти идеального клиента? И как он может выглядеть? Мы попросили наших экспертов обрисовать условный портрет из критериев желанного заказчика. Прежде всего, идеальный клиент это тот, у кого есть амбициозный и интересный проект, говорит Оникиенко, но тут же добавляет: «Конечно, у него должен быть бюджет на консультантов». По словам эксперта, сейчас слишком часто приходится сталкиваться с ситуацией, когда есть проект, но нет денег на его реализацию.

Для Оникиенко самые идеальные клиенты – это «старые» доверители, с которыми они сотрудничают много лет и вместе прошли огонь, воду и медные трубы. Она рассказывает, что интереснее всего работать с профессионалами, которые глубоко погружены в свои бизнес-процессы: «У них есть чему поучиться, они обычно очень вовлечены в проект и благодарны за нашу помощь». Но идеальных клиентов, как и людей, не существует, констатирует Зинченко, замечая: «Хороший доверитель – тот, кто ценит работу консультанта не только, когда «горит пожар», но и когда он уже юристом потушен».

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: