Верховный суд отменил принцип нет оснований не доверять инспектору

Обновлено: 20.04.2024

Верховный суд (ВС) РФ снова выступил на стороне водителей, указав инспекторам ГИБДД на необходимость составлять протоколы без ошибок и заполнять все графы документа: любой промах автоинспектора трактуется в пользу автомобилистов и является поводом вернуть им право садиться за руль.

До высшей инстанции с жалобой дошёл житель Москвы, которого сотрудники ГИБДД остановили на Рублевском шоссе. Они составили на водителя Land Rover Freelander II протокол об отказе пройти медосвидетельствование, и на основе этого документа сначала мировой суд столичного района Кунцево лишил его прав вождения и оштрафовал на 1,5 тысячи рублей, а затем Мосгорсуд признал это решение законным. Тогда автолюбитель обратился с жалобой в Верховный суд РФ, и судья Сергей Никифоров обнаружил в протоколе целый ворох нарушений, который подробно проанализировал.

Временной сбой

ВС напоминает, что к числу доказательств по делу об административном правонарушении относится протокол об административном правонарушении, в котором, согласно части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, должны отражаться:

- событие административного правонарушения,

- место и время совершения административного правонарушения.

«Установление места и времени совершения административного правонарушения имеет существенное значение для правильного рассмотрения дела об административном правонарушении, в частности для защиты лица, привлекаемого к административной ответственности.

Протокол об административном правонарушении - это процессуальный документ, где фиксируется противоправное деяние лица, в отношении которого возбуждено производство по делу, формулируется вменяемое данному лицу обвинение», - отмечает ВС.

При этом в деле московского водителя протоколы содержали разные данные о времени совершения правонарушения: согласно одному документу правонарушение произошло в 2 часа 40 минут, а согласно другому - на сорок минут позже (в 3 часа 20 минут).

Эту ошибку судья ВС РФ счёл существенной.

Разъяснение прав

Согласно части 3 статьи 28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, разъясняются их права и обязанности, о чем обязательно делается запись в протоколе.

Игнорирование этого требования приводит к тому, что доказательства по делу признаются судами недопустимыми, подчеркивает высшая инстанция. Она ссылается на пункт 18 постановления пленума от 24 марта 2005 года №5 - при рассмотрении дела собранные доказательства должны оцениваться с позиции соблюдения требований закона при их получении.

«Нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные частью 1 статьи 25.1, частью 2 статьи 25.2, частью 3 статьи 25.6 КоАП РФ и статьей 51 Конституции», - указывает ВС.

В данном случае в протоколе не отображено, что водителю разъяснили положения статьи 25.1 КоАП: в соответствующей графе документа его подпись отсутствует. Нет в деле и расписки о разъяснении автовладельцу его прав.

«Изложенное свидетельствует о том, что привлечённый к административной ответственности не был осведомлен об объеме предоставленных ему процессуальных прав, что повлекло нарушение его права на защиту», - отмечает ВС РФ.

Понятые и Конституция

Высшая инстанция напоминает, что доказательствами по делу являются любые фактические данные, на основании которых устанавливаются наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (часть 1 статьи 26.2 КоАП РФ).

Эти данные устанавливаются протоколом, объяснениями привлекаемого к ответственности, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами (часть 2 статьи 26.2 КоАП РФ).

Не допускается использование доказательств, если они получены с нарушением закона, а отсутствие разъяснений норм КоАП и Конституции понятым относится к подобным нарушениям, отмечает ВС.

Он ссылается на письменные объяснения двух понятых, из которых усматривается, что им не были разъяснены положения статьи 25.1 КоАП и нормы статьи 51 Конституции, так как в документах нет их подписи об этом.

«Следовательно, протокол об административном правонарушении и письменные объяснения понятых являются недопустимыми доказательствами по делу и не могли быть использованы судом при вынесении постановления», - подчеркивает судья.

Извещение правонарушителя

Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 25.1 КоАП дело должно быть рассмотрено с участием привлекаемого к ответственности, а исключение составляют случаи, когда имеются данные о надлежащем извещении правонарушителя о процессе, на который он добровольно и без уважительной причины не явился.

Но в материалах рассматриваемого дела информация о надлежащем извещении водителя Land Rover о предстоящем судебном процессе отсутствует.

«Аналогичная информация отсутствует и в отчете автоматизированной информационной системы «ПК Мировые судьи». Из истории операции доставки регистрируемых почтовых отправлений уведомление об извещении (водителя) о дате судебного заседания находилось в стадии «обработка».

Таким образом, порядок рассмотрения дела об административном правонарушении был нарушен, поскольку дело рассмотрено мировым судьей в отсутствие (водителя), который не был надлежащим образом извещен о месте и времени рассмотрения дела», - считает ВС РФ.

Он пришёл к выводу, что все ошибки, допущенные сотрудниками ГИБДД и судами, являются существенными, а значит нельзя считать, что по делу принято справедливое и верное решение. В связи с этим ВС не только отменил решение о лишении водителя прав и наложении на него штрафа, но и прекратил административное преследование автомобилиста в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было принято решение.


Верховный суд (ВС) РФ вновь встал на защиту водителей от необоснованных штрафов: высшая инстанция отметила, что автолюбителей нельзя привлекать к административной ответственности на основании одного только протокола ГИБДД. Утверждения автоинспектора не могут приниматься за истину, если его слова не подтверждены другими доказательствами — показаниями понятых, фото и видеоматериалами и т.п., подчеркивает ВС РФ.

При этом он напомнил, что бремя доказывания вины водителя лежит на сотрудниках ГИБДД, которые обязаны привести полный комплект доказательств, подтверждающих совершение правонарушения.

Суть спора. С жалобой до высшей инстанции дошёл водитель из Самары, которого оштрафовали на 1,5 тысячи рублей за нарушение правил остановки и стоянки транспорта. Согласно материалам ГИБДД, автолюбитель остановил свой автомобиль далее правого ряда от края проезжей части, чем нарушил пункт 12.2 Правил дорожного движения.

Автор жалобы факт остановки и стоянки машины не оспаривал, однако указал, что он припарковался не далее правого крайнего ряда проезжей части, при этом движению иных транспортных средств нисколько не мешал.

Однако Советский суд Самары и Самарский областной суд поверили инспекторам ГИБДД, а не водителю и оштрафовали последнего.

Между тем судья ВС РФ Сергей Никифоров с такой позицией не согласился, отметив, что для признания водителя виновным и привлечения его к ответственности мало ссылаться лишь на протокол сотрудника ГИБДД.

Позиция Верховного Суда. РФ. Суд напомнил, что обеспечение законности при рассмотрении административных дел предполагает не только наличие законных оснований привлечения к ответственности, но и соблюдение установленной законом процедуры (часть 1 статьи 1.6 КоАП РФ).

Задачами судебного производства являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (статья 24.1 КоАП РФ), указывает суд.

В соответствии со статьей 26.1 этого же кодекса в ходе процесса суду следует выяснить как событие административного правонарушения, так и виновность привлекаемого к ответственности человека.

Между тем в рассматриваемом случае в протоколе не оказалось ссылок на фото либо видеоматериалы, которые могли бы подтвердить факт совершения правонарушения. Кроме того, к материалам дела не были приложены какие-либо доказательства, подтверждающие факт нахождения автомобиля далее правого ряда от края проезжей части, отмечает ВС РФ.

Из материалов дела также следует, что какие-либо доказательства, фиксирующие сам факт нарушения, помимо протокола об административном правонарушении, оспариваемого постановления по делу, показаний инспектора ДПС ГИБДД, данных им в судебном заседании, в представленных материалах отсутствуют, говорится в определении суда.

«То есть, каких-либо доказательств, объективно подтверждающих обстоятельства, на основании которых административным органом было вынесено оспариваемое постановление, в материалах дела не имеется. Вышеизложенное не является безусловным подтверждением наличия в действиях привлекаемого к ответственности лица вмененного ему административного правонарушения. Не содержится соответствующих доказательств и в представленных материалах дела», — подчеркивает высшая инстанция.

ВС напоминает, что согласно требованиям статьи 1.5 КоАП РФ привлекаемый к административной ответственности не обязан доказывать свою невиновность — то есть бремя доказывания обстоятельств совершения им вмененного правонарушения возложено на административный орган.«Каких-либо бесспорных доказательств совершения правонарушения при возбуждении дела и в ходе его рассмотрения по существу получено не было, а имеющиеся по делу сомнения подлежат толкованию в пользу привлекаемого к ответственности лица», — считает ВС РФ.

Таким образом, ГИБДД и суды не выяснили все обстоятельства, которые имели значение для принятия законного и обоснованного решения по делу, а сами постановления о назначении наказания вынесены на неполно исследованных доказательствах по делу, в связи с чем не могут быть признаны законными и обоснованными.

В связи с этим Верховный суд отменил все решения по делу и прекратил административное дело из-за недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены судебные акты.

Если протокол составлен с нарушениями процедуры, то в суде он может быть признан недопустимым доказательством, а нарушитель освобожден от ответственности. Об этом снова напомнил ВС, разбирая довольно запутанное дело. И хоть речь идет о конкретном случае, но все решения ВС - это некий пример того, как должны рассматриваться подобные дела судьями.

Некоего Калашова обвинили в том, что он управлял автомобилем, будучи лишенным прав. Суд назначил ему 150 часов обязательных работ. Прав же он был лишен за отказ от прохождения медосвидетельствования. И, по его показаниям, права сдал, как и положено. Однако Калашов утверждает, что за рулем не сидел, а лежал на заднем сиденье. Мол, его гражданская жена везла его с больным зубом. Его гражданская жена это в суде подтвердила.

История совершенно запутанная еще и потому, что каждое процессуальное действие проделывали разные инспекторы. Один - машину остановил. По его показаниям в мировом суде, он видел, что за рулем мужчина.

Второй инспектор подошел к машине. Он в суде заявил, что видел, как водитель перелезает на заднее сидение, меняясь с пассажиром, при этом автомобиль раскачивается.

Оформлял протокол третий инспектор, который подъехал на место нарушения позже. И в суде он пояснил, что знает все со слов первых двух.

Такая чехарда инспекторского состава судью в тупик не поставила, Калашов был признан виновным. Даже несмотря на одну маленькую деталь. Копия протокола отличалась от оригинала. В ней не было объяснения и подписи Калашова. Не было его подписи и в графе о том, что права и обязанности ему разъяснены. Кроме того, не было и отметок инспектора об отказе от подписи. А это грубейшее процессуальное нарушение. Не раз из-за того, что нарушителю не были разъяснены его права и обязанности, дела прекращались.

Тем не менее в оригинале протокола эти отметки и объяснения самого обвиняемого чудесным образом появляются. Чем не фальсификация? И как же на это реагирует судья? Мировой - никак. А судья второй инстанции заявляет, что раз слова инспектора о том, что Калашову его права разъяснены, признаны достоверным доказательством, то и протокол - достоверное доказательство. Объективных доказательств, что записи в оригинале протокола были сделаны позже - нет, считает судья второй инстанции. А также признает слова инспекторов достоверными, поскольку не видит оснований в них сомневаться. С такой точкой зрения соглашается кассационный суд.

Право на защиту требует, чтобы обвиняемому была предоставлена адекватная и надлежащая возможность оспорить показания свидетеля

Однако Верховный суд посчитал иначе. Копия и оригинал протокола должны быть идентичны. Но ни один из судов не проверил, почему эти документы отличаются друг от друга, и не дал оценки этому факту. Может, конечно, сам Калашов подделал свою копию. Но этого никто не устанавливал. А может, оригинал протокола был исправлен позже без ведома обвиняемого.

Судья районного суда процитировал показания инспекторов из решения мирового суда, однако их самих для дачи показаний не вызывал. И причин отличия документа от его копии не выяснял.

Версию самого Калашова, а также его гражданской жены районный суд и вовсе не проверял, решив, что их словам просто не стоит доверять.

Между тем в деле есть протокол об отстранении Калашова от управления, который составлялся в присутствии двух понятых. Судья районного суда мог вызвать понятых и допросить их, чтобы проверить доводы привлекаемого к ответственности. Но не сделал этого.

"Согласно позиции Европейского суда по правам человека, прежде чем признать лицо виновным, все доказательства должны быть изучены судом в его присутствии в ходе публичного заседания с целью обеспечения состязательности процесса. Право на защиту требует, чтобы обвиняемому была предоставлена адекватная и надлежащая возможность оспорить показания свидетеля и произвести его допрос. Иное признается нарушением права на справедливое судебное разбирательство", - указал Верховный суд.

Поэтому ВС отменил решения районного суда и кассационной инстанции как вынесенные с существенными нарушениями процессуальных требований. А дело вернул на новое рассмотрение в районный суд. В общем, никаких "нет оснований не доверять". Только полная проверка доводов, обстоятельств, документов и фактов.

Текст: Владимир Баршев
Российская газета - Федеральный выпуск № 258 (8312)

Московский водитель добился отмены лишения прав и штрафа за отказ проходить медицинское освидетельствование. Верховный суд (ВС) РФ отменил решения нижестоящих инстанций, отметив в постановлении, что одних показаний сотрудников ГИБДД недостаточно для признания автовладельца виновным. Высшая инстанция сочла, что при таком подходе появляются сомнения в виновности автовладельца, а такие сомнения должны трактоваться в его пользу.

Автовладельцы при защите своих прав в суде зачастую сталкиваются с ситуациями, когда их показаниям противостоят утверждения сотрудников ГИБДД. Как правило, суды склонны верить сотрудникам правоохранительных органов и назначают водителям наказания на основании их слов. Однако ВС РФ критически подошел к такой позиции. Рассматривая дело московского водителя Ковалева П.А., высшая инстанция пришла к выводу, что если автоинспекторы не могут привести ничего, кроме собственных показаний, значит они «не собрали достаточных объективных доказательств по делу».

Сотрудники ДПС остановили автомобиль Ковалева 12 марта 2015 года в 4.40 утра на 69 километре МКАД. Инспекторы указали, что водитель согласился пройти проверку на алкотестере, который выявил наличие абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе в концентрации 0,588 мг/л. Автолюбитель не согласился с этими выводами, а пройти медицинское освидетельствование отказался, заявили сотрудники правоохранительных органов.

В результате, водителя привлекли к административной ответственности по части 1 статьи 12.26 КоАП РФ за отказ выполнять законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Впоследствии судебный участок №146 района Южное Тушино и вышестоящие суды – Тушинский районный суд столицы и Мосгорсуд – признали водителя виновным и оштрафовали его на 30 тысяч рублей с лишением права управлять транспортными средствами на 1,5 года.

Однако Ковалев дошел с жалобой до Верховного суда РФ, и тот счел, что с состоявшимися по делу судебными актами согласиться нельзя.

Суд напомнил, что часть 1 статьи 1.6 КоАП РФ предписывает привлекать к административной ответственности не только при законных основаниях для этого, но и при соблюдении установленного законом порядка.

Также кодекс предусматривает (статья 26.2), что доказательствами по такой категории дел являются любые фактические данные, на основании которых можно сделать вывод о наличии или отсутствии события правонарушения. Эти данные устанавливаются протоколами, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, а также показателями специальных технических средств и вещественными доказательствами. Если доказательства получены с нарушениями, то суды не принимают их во внимание, напомнил ВС.

Суд также сослался на собственный пленум от 24 октября 2006 года, в пункте 9 которого судам предписывалось привлекать водителей за отказ проходить медосвидетельствование в случаях, когда в протоколе зафиксирован такой выбор автолюбителя.

Между тем, в разбираемом деле в акте о несогласии с результатами проверки на алкотестере и протоколе о направлении на освидетельствование на наличие опьянения не выражена позиция водителя, а сообщается, что он отказался подписывать оба документа.

«Согласие либо несогласие Ковалева П.А. пройти соответствующую процедуру в этом протоколе не зафиксировано, в графе «пройти медицинское освидетельствование» содержится запись «от подписи отказался», – указал ВС РФ.

Он также сослался на допрос понятого, который подтвердил, что водитель не согласился с результатами алкотестера, но не слышал, чтобы инспекторы предлагали ему пройти медосвидетельствование.

Таким образом, в деле содержались лишь показания инспектора ДПС Сеничкина М.А., который утверждал, что автовладелец категорически отказывался от экспертизы на алкоголь. Ковалев и понятой заявляли обратное.

В таких условиях Верховный суд счел, что «объективных данных, подтверждающих, что Ковалев П.А. был направлен инспектором ДПС на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, не имеется».

«Приведенные обстоятельства не позволяют сделать вывод о соблюдении должностным лицом предусмотренного законом порядка направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения и свидетельствуют о наличии неустранимых сомнений в виновности Ковалева П.А. в совершении вмененного ему административного правонарушения», - указал суд.

Он напомнил, что все неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого человека.

В связи с этим, суд отменил все решения предыдущих судебных инстанций и прекратил административное дело в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановления.

Верховный суд (ВС) РФ вновь встал на защиту водителей от необоснованных штрафов: высшая инстанция отметила, что автолюбителей нельзя привлекать к административной ответственности на основании одного только протокола ГИБДД. Утверждения автоинспектора не могут приниматься за истину, если его слова не подтверждены другими доказательствами — показаниями понятых, фото и видеоматериалами и т.п., подчеркивает ВС РФ.

При этом он напомнил, что бремя доказывания вины водителя лежит на сотрудниках ГИБДД, которые обязаны привести полный комплект доказательств, подтверждающих совершение правонарушения.

С жалобой до высшей инстанции дошёл водитель из Самары, которого оштрафовали на 1,5 тысячи рублей за нарушение правил остановки и стоянки транспорта. Согласно материалам ГИБДД, автолюбитель остановил свой автомобиль далее правого ряда от края проезжей части, чем нарушил пункт 12.2 Правил дорожного движения.

Автор жалобы факт остановки и стоянки машины не оспаривал, однако указал, что он припарковался не далее правого крайнего ряда проезжей части, при этом движению иных транспортных средств нисколько не мешал.

Однако Советский суд Самары и Самарский областной суд поверили инспекторам ГИБДД, а не водителю и оштрафовали последнего.

Между тем судья ВС РФ Сергей Никифоров с такой позицией не согласился, отметив, что для признания водителя виновным и привлечения его к ответственности мало ссылаться лишь на протокол сотрудника ГИБДД.

Позиция ВС РФ

ВС РФ напомнил судам, что обеспечение законности при рассмотрении административных дел предполагает не только наличие законных оснований привлечения к ответственности, но и соблюдение установленной законом процедуры (часть 1 статьи 1.6 КоАП РФ).

Задачами судебного производства являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (статья 24.1 КоАП РФ), указывает суд.

В соответствии со статьей 26.1 этого же кодекса в ходе процесса суду следует выяснить как событие административного правонарушения, так и виновность привлекаемого к ответственности человека.

Между тем в рассматриваемом случае в протоколе не оказалось ссылок на фото либо видеоматериалы, которые могли бы подтвердить факт совершения правонарушения. Кроме того, к материалам дела не были приложены какие-либо доказательства, подтверждающие факт нахождения автомобиля далее правого ряда от края проезжей части, отмечает ВС РФ.

Из материалов дела также следует, что какие-либо доказательства, фиксирующие сам факт нарушения, помимо протокола об административном правонарушении, оспариваемого постановления по делу, показаний инспектора ДПС ГИБДД, данных им в судебном заседании, в представленных материалах отсутствуют, говорится в определении суда.

«То есть, каких-либо доказательств, объективно подтверждающих обстоятельства, на основании которых административным органом было вынесено оспариваемое постановление, в материалах дела не имеется. Вышеизложенное не является безусловным подтверждением наличия в действиях привлекаемого к ответственности лица вмененного ему административного правонарушения. Не содержится соответствующих доказательств и в представленных материалах дела», — подчеркивает высшая инстанция.

Она напоминает, что согласно требованиям статьи 1.5 КоАП РФ привлекаемый к административной ответственности не обязан доказывать свою невиновность — то есть бремя доказывания обстоятельств совершения им вмененного правонарушения возложено на административный орган.

«Каких-либо бесспорных доказательств совершения правонарушения при возбуждении дела и в ходе его рассмотрения по существу получено не было, а имеющиеся по делу сомнения подлежат толкованию в пользу привлекаемого к ответственности лица», — считает ВС РФ.

Таким образом, ГИБДД и суды не выяснили все обстоятельства, которые имели значение для принятия законного и обоснованного решения по делу, а сами постановления о назначении наказания вынесены на неполно исследованных доказательствах по делу, в связи с чем не могут быть признаны законными и обоснованными.

В связи с этим Верховный суд отменил все решения по делу и прекратил административное дело из-за недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены судебные акты.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: