В какой стране социал демократы заявили о завершении построения государства всеобщего благоденствия

Обновлено: 01.03.2024

Формирование идей общественного благоденствия проходило параллельно с развитием социального законодательства в странах Западной Европы и США. Инициаторами реформ в области социального обеспечения, как правило, выступали левые силы — партии социалистической ориентации и профсоюзы. Реформы социального законодательства проводили также либеральные и консервативные партии, вынужденные учитывать в своей политике запросы и требования неимущих.

Идеи государства благоденствия и сам этот термин впервые появились в общественно-политической мысли Германии в 80-е гг. XIX столетия. Стремясь ослабить влияние партии социал-демократов, правительство О. фон Бисмарка подготовило тогда серию законов о страховании рабочих промышленных предприятий. Как указывалось в правительственном заявлении по этому поводу, лечение социальных недугов требует применения не только репрессивных мер против социал-демократов, но и заботы о "благосостоянии рабочих". Социальная политика была возведена в ранг официальной доктрины Германии. Она получила закрепление в Веймарской конституции 1919 г. — первой европейской конституции, наделившей граждан социальными правами (правами на объединение в профсоюзы, защиту от безработицы, охрану здоровья и трудоспособности). С конца XIX в. отдельные меры в области социальной политики начинают осуществлять и другие государства, однако ее развитие было прервано экономическим кризисом 30-х гг.

Процессы формирования идеологии общественного благоденствия возобновились после Второй мировой войны. Кейнсианские представления о всеобщей занятости и высоких доходах населения оказали ощутимое влияние на реформы, проведенные социал-демократами Швеции и лейбористами Великобритании.

Под политикой социального благоденствия в 40—50-е гг. понимали программы, направленные на достижение высокого жизненного уровня населения путем создания государственных систем образования, здравоохранения и поддержки жилищного строительства, а также оказания помощи гражданам, которые не в состоянии собственными силами обеспечить себе минимум доходов. В последующие годы эти программы дополнялись положениями о демографической политике государства, его задачах в области охраны окружающей среды, превенции социальных отклонений, защиты национальной культуры и др. Социальная политика промышленно развитых стран нашла отражение в многочисленных работах, опубликованных в Великобритании и США, где за ней закрепилось название политики благоденствия (Welfare State).

В официальных документах и законодательстве западных стран понятие государства благоденствия используется крайне редко. Чаще употребляется термин "социальное государство". Эта формула содержится в программных документах многих политических партий, а также в конституциях трех государств Западной Европы: в Основном законе ФРГ 1949 г., Конституции Франции 1958 г. и Конституции Испании 1978 г.

Различные общественно-политические движения и партии вкладывают в понятие социального государства разное содержание.

Идеологи либерально-демократических партий трактуют его как "государство социальных услуг". Либералы считают, что социальная политика позволяет стабилизировать развитие общества, уладить возникающие в нем конфликты и тем самым добиться утверждения в общественной жизни отношений солидарности и партнерства. Социальное государство, писал западногерманский юрист Э. Губер, представляет собой "государство современной индустриальной эпохи, которое стремится преодолеть посредством социальной интеграции конфликт между индустриальным классовым обществом и традиционной государственностью". Важнейшими задачами современного государства он называл обеспечение полной занятости и "умиротворение общества". Идеологи неолиберализма выдвигают лозунги общества с высоким уровнем потребления, оказания помощи малоимущим, но избегают говорить о всеобщем благоденствии, опасаясь породить у социальных низов завышенные ожидания.

Социал-демократические партии рассматривают социальное государство как ступень к своей главной цели — демократическому социализму. Государственная власть, заявляют они, призвана подготовить условия для перехода к социальной демократии, при которой демократические методы управления будут применяться во всех сферах общественной жизни. Одновременно подчеркивается, что социальная политика является не услугой или милостью со стороны государства, а его прямой обязанностью, вытекающей из предоставленных гражданам социальных прав. Теоретики социал-демократии разрабатывают идеи правового социального государства, ответственного перед своими гражданами, и возлагают на него обширный круг задач, вплоть до утверждения в обществе отношений социальной справедливости.

Промежуточное положение между позициями неолибералов и социал-демократов занимают концепции, выдвинутые идеологами средних классов. В идеологии именно этих слоев сложилась теория государства благоденствия. Она возникла в 50-е гг. — в период экономического подъема в странах Западной Европы и США.

Одним из создателей теории был шведский экономист и государственный деятель Карл Гуннар Мюрдаль (1898—1987), автор известной книги "За пределы государства благоденствия".

В основе его концепции лежит утверждение о том, что всеобщее благоденствие уже достигнуто в индустриальных странах Запада. Остальные страны рано или поздно встанут на тот же путь экономического и социального развития. Суть теории общественного благоденствия, как ее формулировал Мюрдаль, заключается в том, чтобы "мирно и без революции — а фактически взамен революции — проводить в капиталистическом государстве скоординированную публичную политику, и притом с такой эффективностью, которая постепенно привела бы экономику страны в соответствие с интересами большинства граждан".

Государства благоденствия, согласно его концепции, обладают рядом общих признаков.

Богатейшие страны Запада имеют смешанную экономику, т.е. рыночные отношения сочетаются в них с государственным планированием. Возражая Ф. фон Хайеку и его последователям, Мюрдаль доказывал, что планирование в современном капиталистическом обществе вызвано объективными причинами, и прежде всего образованием монополий. Индустриально развитые страны Запада, писал он, "бесконечно далеки от либеральной модели свободного рынка". Государственное вмешательство необходимо для поддержания равновесия и стабильного роста экономики. Планирование призвано урегулировать деятельность крупных экономических объединений и не затрагивает, следовательно, индивидуальной свободы.

Для государств социального благоденствия характерна также тенденция к демократизации политической жизни. Всеобщее избирательное право и рост общественного благосостояния, утверждал Мюрдаль, позволяют перейти к децентрализации государства и передать часть его функций, которые традиционно осуществляло правительство, органам местного самоуправления и добровольным объединениям граждан. В отличие от государств прошлого века современная западная демократия предполагает удовлетворение интересов всех слоев общества, их участие в распределении социальных благ. Политический процесс в наиболее развитых государствах благоденствия (к ним Мюрдаль относил Швецию и Великобританию) поставлен под "расширяющийся народный контроль". Общественная жизнь при всеобщем благоденствии изображалась теоретиком как состояние полной гармонии и преодоления идеологических разногласий.

Более обстоятельно эту тему осветил американский социолог Даниел Белл в своей книге "Конец идеологии". Как и Мюрдаль, он называл отличительными признаками государства благоденствия смешанную экономику, децентрализацию политической власти и отсутствие в обществе идеологического противоборства вследствие удовлетворения интересов всех социальных слоев.

Недостатком современной политики, направленной на достижение общественного благополучия, названные теоретики считали то, что она проводится в рамках отдельных государств. В связи с этим Мюрдаль призывал выйти за пределы организации благоденствия в национальных масштабах и положить идеи социальной политики в основу межгосударственных отношений. Будущее представлялось ему в виде мирового порядка социального благоденствия. В некоторых концепциях эти идеи были соединены с представлениями о конвергенции социализма и капитализма как общественно-экономических систем.

Экономический кризис 70-х гг. и последовавшие за ним события опровергли многие положения, содержавшиеся в теории государства благоденствия. В настоящее время она утратила целостный характер и развивается преимущественно в исследованиях, посвященных отдельным проблемам общественного благополучия — компенсаторной и распределительной справедливости (Дж. Роулс), прав граждан на равную долю социального благоденствия (Р. Дворкин)и др.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Государство всеобщего благосостояния: вопросы внутренней политики

Государство всеобщего благосостояния: вопросы внутренней политики Американцев всегда волновал вопрос соотношения власти и свободы – он касался основополагающих принципов их общества. Еще со времен революции высказывались доводы «за» и «против» расширения

Политическая организация Каролингского государства. Классовое содержание его политики

Политическая организация Каролингского государства. Классовое содержание его политики Раннефеодальное государство, возникшее еще в меровингский период, в VIII—IX вв. при Каролингах все более отчетливо выступает как орган политического господства уже сложившегося в

1. Задачи финансовой политики Советского государства и условия их осуществления

1. Задачи финансовой политики Советского государства и условия их осуществления Гражданская война и интервенция иностранных империалистов превратили Советскую республику в осажденный лагерь, окруженный кольцом фронтов и блокады. Потребовалось напряжение всех сил,

Правительство не имеет ни собственной концепции аграрной политики, ни конкретной программы развития АПК

Правительство не имеет ни собственной концепции аграрной политики, ни конкретной программы развития АПК Правительство не имеет ни собственной концепции аграрной политики, ни конкретной программы развития АПК, которая имела бы силу закона.Верховная Рада перед Новым

1. Переход к нэпу и задачи финансовой политики Советского государства

1. Переход к нэпу и задачи финансовой политики Советского государства Приняв решение о переходе к нэпу, X съезд партии поручил Центральному Комитету «пересмотреть в основе всю нашу финансовую политику и систему тарифов»268. XI съезд партии обсудил и принял специальное

Основные направления внешней политики Московского государства в XVII веке.

Основные направления внешней политики Московского государства в XVII веке. Оправившись от последствий военной интервенции шведов и поляков, Московское государство при первых Романовых постепенно принимает черты более или менее мощной абсолютной монархии.

Государство всеобщего благоденствия 1945–1979 гг

Государство всеобщего благоденствия 1945–1979 гг С окончанием войны в Европе страна вернулась к нормальной политической жизни. Коалиционное правительство Черчилля было распущено, и уже 5 июля, несмотря на то что на Дальнем Востоке еще продолжались бои, прошли всеобщие

Глава V Новый этап колониальной политики России. Подъем национального и социального движения (40–60-ые годы XIX века)

Глава V Новый этап колониальной политики России. Подъем национального и социального движения (40–60-ые годы XIX века) §1. Изменения в системе колониального управления. Усиление колонизации 1. Изменения в системе колониального управления. К концу первой трети XIX века Россия

25. Теория «государства благоденствия»: сущность, причины кризиса?

25. Теория «государства благоденствия»: сущность, причины кризиса? Концепция «государства благоденствия» наибольший расцвет получила в конце 1950-х – начале 1960-х гг. Согласно этой концепции в странах Запада осуществлялось такое регулирование экономического развития,

2. Основные направления внешней политики советского государства

2. Основные направления внешней политики советского государства 2.1.Торговые отношения. Обширный рынок, возможность получить ценные материальные ресурсы (хлеб, лес, нефть и др.) и надежды на возврат долгов царской России толкали западные государства на путь переговоров с

1.1. Две концепции новой экономической политики советской власти

1.1. Две концепции новой экономической политики советской власти Окончание Гражданской войны и изгнание иностранных интервентов совпало с началом тяжелейшего политического кризиса советской власти, порожденного многолетней войной, разрухой, голодом, политическими

Уничтожение «социального государства»

Уничтожение «социального государства» С 1913 по 1974 год доля 1 % самых богатых людей в общем богатстве империалистических стран сократилось вдвое. За последнюю четверть ХХ века, в период неолиберальной глобализации, крупнейшие капиталисты взяли реванш. В Британии,

20. ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВА И ПОЛИТИКИ АРАБСКОГО ВОСТОКА

20. ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВА И ПОЛИТИКИ АРАБСКОГО ВОСТОКА В рамках исламской политической мысли сформировалось два основных подхода к изучению государства и политики – нормативно-юридический и этико-фи-лософский. Нормативно-юридическое направление опиралось на

§ 3. Социологические концепции права и государства в России. С. А. Муромцев. Н. М. Коркунов. М. М. Ковалевский

§ 3. Социологические концепции права и государства в России. С. А. Муромцев. Н. М. Коркунов. М. М. Ковалевский Социологическое направление в теории права и государства методологически исходило из того, что существование и развитие права и государства определяются

Размышления об истоках государства «всеобщего благосостояния»

Размышления об истоках государства «всеобщего благосостояния» Наиболее часто повторяющейся, шаблонной ошибкой исторической публицистики и политической пропаганды является представление о реформаторстве Рузвельта в виде нагромождения экспериментов, творимых

Король Виллем Александр

Король Нидерландов Виллем Александр в середине сентября объявил о конце государства всеобщего благосостояния. На его обломках монарх предложил построить «общество активного участия» (participation society), предполагающее, главным образом, сокращение социальных расходов государства и повышение ответственности за собственное благосостояние самих голландцев. Так завершилась (по крайней мере, на символическом уровне) очередная «европейская экономическая сказка», предполагавшая высокий уровень жизни всего населения страны.

Чтобы понять, от чего отказались Нидерланды, необходимо взглянуть на недавнюю историю королевства. Известная поговорка гласит, что бог создал землю, а голландцы — Голландию. Ее истинность была вновь подтверждена после Второй мировой войны, когда Нидерландам пришлось восстанавливаться после немецкой оккупации. Страна оказалась одной из наиболее пострадавших от войны — в 1945 году ее экономика достигала лишь 28 процентов от уровня конца 1930-х годов, за шесть лет военных действий было разрушено до 60 процентов транспортной системы.

Существенную роль в развитии экономики Нидерландов сыграл «план Маршалла». За период с 1948 по 1952 год США предоставили стране свыше миллиарда долларов, что стало крупнейшим объемом помощи на душу населения среди всех континентальных европейских государств. Средства, полученные из Америки, были направлены на стабилизацию финансовой системы, обуздание инфляции и массовое жилищное строительство. К 1953 году правительство финансировало строительство до 65 тысяч домов в год, а к 1985 году в стране было построено свыше пяти миллионов жилых зданий.

Послевоенный экономический рост частично объясняется и деколонизацией. Нидерланды потеряли контроль над Индонезией в 1949 году, что, по оценкам некоторых экспертов, должно было серьезно ударить по конкурентоспособности голландской экономики. Новые послевоенные реалии, однако, показали, что стоимость содержания колониальной администрации и сопутствующие расходы лишь тормозят развитие хозяйства в метрополии. Деколонизация заставила Нидерланды развивать новые секторы промышленности, в то время как до войны экономика страны в большей степени ориентировалась на торговлю.

Период с 1950 по начало 1970-х годов даже иногда называют «золотым веком» голландской экономики. ВВП рос в среднем на 4-5 процентов ежегодно, а ВВП на душу населения увеличился (.pdf) с 5,285 тысячи долларов на человека в 1950 году до 13,4 тысячи долларов в 1973 году. Столь значительный экономический рост позволил правительству и голландским предпринимателям постепенно повышать зарплату наемным работникам, избегая серьезных конфликтов с рабочими и их профсоюзами.





Цветочные поля вблизи города Лиссе на юге Нидерландов

Фото: Rick Nederstigt / ANP / AFP

Экономическое процветание, с одной стороны, благотворно сказалось на социальной стабильности, а с другой — само стало следствием этой стабильности. Исторически Нидерланды были пестрой страной в этническом, религиозном и идейном отношениях — на ее территории проживали католики и протестанты, а в конце XIX века в стране начали набирать популярность социалистические идеи. Неоднородность голландского общества заставляла его искать компромиссы и поддерживать диалог между различными группами. Эти навыки пригодились после войны и способствовали поступательному развитию экономики.

Например, с 1950 года правительство и профсоюзы согласились ограничить повышение зарплат. Это позволило голландскому бизнесу получить конкурентное преимущество на внешнем рынке и привлечь в страну огромные инвестиции из-за рубежа. Ограничение продержалось 13 лет, и лишь совпадение неблагоприятной экономической конъюнктуры с разногласиями в правительстве и профсоюзах положило конец подобной практике.

Повышение зарплат, впрочем, не смогло помешать росту ВВП, структура которого всего за пару десятилетий серьезно поменялась. С 1960-х годов вместо металлургии и сельского хозяйства (которое сохранило свою высокую эффективность) тон в промышленности стали задавать судостроение и химическая отрасль, а также международная торговля.

К началу 1970-х годов голландцы могли уверенно утверждать, что они построили государство всеобщего благоденствия. К прочим богатствам местной экономики добавилась и «манна небесная», а вернее — подземная: в Северном море были обнаружены большие запасы нефти, что должно было сделать королевство одним из самых богатых в мире. Однако именно с ростом разработки месторождений в Нидерландах начались трудности, которые позже станут знаковыми для многих государств по всему миру.

В начале 1960-х годов Голландия начала масштабное промышленное освоение нефтегазовых запасов Северного моря. Относительная дешевизна производства и рост цен на топливо в начале 1970-х годов привели к тому, что нефтегазовая отрасль стала доминировать в экономике страны, в нее стало вкладываться больше денег, чем в другие области. В результате промышленному потенциалу Нидерландов был нанесен существенный урон, который лишь усугубился с появлением на мировом рынке новых индустриальных стран. Последние начали активно конкурировать с Нидерландами в тех секторах, где позиции голландцев были особенно сильны — в судостроении и химической промышленности.

В 1970-х годах существенно замедлился рост производительности голландского рабочего. Если в предыдущие десятилетия, по некоторым данным, он достигал, в среднем, 5,12 пункта (увеличение произведенной продукции за час работы) в год, то в 1973-1979 годах — лишь 3,40 пункта, а в 1980-е годы он и вовсе упал до 1,73 пункта.

График увеличения бюджета Нидерландов

График увеличения бюджета Нидерландов

Gerard JP van Westen

Все это позволило журналу The Economist назвать появившиеся в экономике Нидерландов неблагоприятные тенденции «голландской болезнью». Впоследствии этот термин неоднократно применялся к государствам, экономика которых попадала под влияние ресурсодобывающих секторов в ущерб промышленности и сфере услуг.

Негативные экономические явления в 1970-х годах не помешали Нидерландам вкладываться в образование и инфраструктуру, которые, наравне с обороной, стали лидирующими расходными статьями бюджета. Инвестиции окупились уже в следующем десятилетии.

В 1980-е годы преодолеть неблагоприятные последствия «голландской болезни» Нидерландам помог типичный для Европы и США «правый поворот». Он заключался в приватизации части государственных предприятий и сокращении государственных расходов. В результате с 1985 года экономика страны вышла из рецессии и в следующие десять лет ежегодно росла на 2,53 процента.

Наиболее серьезные перемены произошли в структуре экономики — подобно тому, как это было в ФРГ, в хозяйстве страны наибольшую роль стали играть мелкие и средние компании, в то время как доля крупных корпораций и государства сократилась.

Евроинтеграция и транснационализация мировой экономики в конце 1990-х — начале 2000-х годов оказали благотворное влияние на Нидерланды. В конце 1990-х годов страна сумела извлечь значительную выгоду от снижения курса национальной валюты, гульдена, к доллару. Другим положительным фактором для экономики стал рост цен на недвижимость и фондового рынка в целом, которые увеличились в семь и три раза соответственно. Рост экономики привел к созданию новых рабочих мест и снижению безработицы, тем самым создав базу для значительного спроса, что, в свою очередь, также поддерживало стабильные темпы роста. С 1996 по 2000 годы ВВП страны ежегодно увеличивался в среднем на 3,7 процента.

Солидная база позволила правительству в 1990-е годы увеличить расходы на здравоохранение, социальные меры и образование, тем самым вновь оживив представления о Нидерландах как об обществе «всеобщего благосостояния». Однако экономическое чудо конца 1990-х годов оказалось краткосрочным. Повышение зарплат негативным образом сказалось на конкурентоспособности голландской экономики и вызвало всплеск инфляции. Увеличение цен, в свою очередь, привело к оттоку капитала и снижению иностранных инвестиций.

Налоговая система Нидерландов очень сложна. Фискальные органы учитывают место проживания и работы, возраст, семейный статус налогоплательщиков, а также различные виды доходов. Подоходный налог может достигать 52 процентов. Взамен законодательство страны гарантирует всем наемным работникам минимальный отпуск в 28 дней, а также различные социальные выплаты, включая детские пособия, компенсации безработным и больным. Например, еще несколько лет назад правительство ежемесячно перечисляло семьям с детьми свыше 300 евро на каждого ребенка. Кроме того, семьи с малолетними детьми могут претендовать на компенсацию расходов на детский сад — в год такие компенсации достигали 10-12 тысяч евро на ребенка. Женщины во время беременности получают полную компенсацию зарплаты, но не более 193 евро в день.

Нидерланды в 2000-х годах в целом оставались стабильной страной еврозоны, которую относили к благополучному Северу Европы в противовес проблемным государствам PIIGS: Греции, Ирландии, Испании, Португалии и Италии. При этом долговой кризис еврозоны все же затронул и Голландию.

Наиболее ярким эпизодом стало выделение государственной помощи крупнейшему голландскому банку ING Group в 2009 году, который получил 10 миллиардов евро для того, чтобы избежать банкротства. Другой проблемный финансовый институт — банк ABN Amro — с 2008 года получил уже в общей сложности до 30 миллиардов евро помощи. Механизм, который был выбран голландским правительством для финансирования банка, в дальнейшем вызвал нарекания в ЕС и даже привел к нескольким судебным разбирательствам в Брюсселе.

В том же 2009 году экономика Нидерландов сократилась на 3,5 процента. После незначительного роста в 2010 и 2011 годах экономика в 2012-м вновь сократилась на 1,2 процента. Дефицит бюджета в 2010 году составил 5,3 процента ВВП, что превышает нормы еврозоны, предписывающие ограничивать дефицит бюджета тремя процентами. К 2013 году правительство по-прежнему не смогло сократить дефицит до требуемых ЕС уровней.

Относительно неблагоприятная макроэкономическая статистика в Голландии в 2013 году совпала с новым раундом помощи финансовому сектору. В феврале спасение банковской и страховой группы SNS Reaal от банкротства потребовало 14 миллиардов долларов, что вызвало опасения в стране и ЕС относительно устойчивости голландской банковской отрасли в целом.

Кризис, с которым сталкиваются Нидерланды, не следует преувеличивать. Пока он скорее связан с совпадением ряда неблагоприятных факторов, чем со структурной уязвимостью местной экономики. Страна по-прежнему занимает одно из ведущих мест в мире по основным экономическим индикаторам. В частности, несмотря на свои незначительные размеры и относительно небольшую численность населения (около 16 миллионов человек), Нидерланды занимают 17 место в мире по абсолютному размеру ВВП — в 2011 году, по данным ООН, он превышал 836 миллиардов долларов. В рейтинге Всемирного банка Doing Business в этом году страна оказалась на 31 месте. Надежность государственного долга Нидерландов пока не ставят под сомнение и в рейтинговых агентствах — он сохраняет высшую оценку AAA.

В настоящее время Голландия ассоциируется не столько с тюльпанами, сколько с легализованными проституцией и наркоманией. По оценке BBC News, оборот рынка сексуальных услуг в стране ежегодно достигает 625 миллионов евро. Местные СМИ подсчитали, что продажа легких наркотиков приносит дилерам до двух миллиардов евро, а казне позволяет получать до 400 миллионов евро. Для сравнения – оборот знаковой для страны судостроительной отрасли в 2012 году достиг 6,1 миллиарда евро

Высокий уровень экономического развития пока вполне позволяет Нидерландам сохранять льготы для своих граждан. В том числе и такие спорные, как отсутствие налогов на проценты, получаемые по ипотечным ценным бумагам. Очевидно, что отсутствие налогов сказывается благоприятным образом не только на состоянии отдельных голландцев, но и всего рынка недвижимости, который сохраняет привлекательность для инвесторов.

Речь короля Виллема Александра стоит воспринимать главным образом в символическом ключе: неслучайно ее произнес именно он, а не автор текста — премьер-министр Марк Рютте. Символ получился противоречивым и одновременно запоздалым. Противоречивым — потому что, как едко отметило Agence France-Presse, чтобы заявить о закате государства всеобщего благосостояния, король прибыл в парламент в золотой карете. Запоздалым — потому что по факту с концепцией всеобщего благоденствия Европа рассталась еще в 1980-е годы. Несмотря на это, символическая речь Виллема Александра кажется исключительно важной. Она сигнализирует о новом повороте в идеологии преуспевающих европейских стран: вслед за Голландией о переформатировании экономической модели наверняка вскоре заявят и другие государства Европы.

(welfare state) политическая система, при которой специальная политика становится приоритетной деятельностью правительства и государство принимает на себя ответственность за благосостояние всех своих граждан, обеспечивая выплату пенсий, бесплатную медицинскую помощь и т.п. В 1942 г. в Соединенном Королевстве в доклад Бевериджа (Beveridge Report) стал программой создания в государства всеобщего благоденствия. Коалиционное правительство, возглавлявшееся консерваторами, сначала никак не отреагировало на содержавшиеся в докладе предложения. Однако популярность доклада заставила правительство пересмотреть свою позицию, и еще до окончания войны началась разработка законодательной основы программы. К 1944 г. в Белой книге было записано, что первоочередной экономической целью правительства является обеспечение полной занятости, а в соответствии с законом Батлера вводилось всеобщее среднее образование. Однако на всеобщих выборах в 1945 г. победили лейбористы, в немалой степени благодаря тому, что они более горячо поддержали план Бевериджа. За этим последовала реализация главных положений плана: в 1946 г. были приняты Закон о государственном страховании и Закон о государственной службе здравоохранения, а в 1948 г. – Закон о государственной помощи. Приступили к осуществлению грандиозной программы строительства миллиона квартир. В 1948 г. газета "Таймс" писала, что принятые меры обеспечивают социальные гарантии каждому гражданину со дня рождения и до смерти. Вышеперечисленные меры легли в основу государства всеобщего благоденствия, которое стало считаться синонимом понятия "социальные гарантии". Конкретно это означало право на получение пенсий и пособий согласно вновь утвержденным системам государственного страхования и помощи. В более широком смысле термин использовался и по отношению к другим реформам того времени, особенно к гарантиям полной занятости и возможности бесплатно пользоваться услугами национальной медицинской службы по месту обращения. Все нововведения вытекали из новой концепции отношений между государством и личностью в обществе рыночной экономики, признававшей необходимость расширенного государственного вмешательства для смягчения наиболее пагубных последствий, причины которых крылись скорее в самой системе, нежели в деятельности отдельных людей. Тем не менее за признанием необходимости государства всеобщего благоденствия скрывалось политическое разногласия из-за смысла, который вкладывался в это понятие. Принадлежащие к либеральной традиции "сопротивляющиеся коллективисты" (в т.ч. и сам Беверидж) считали, что реформы 1940-х гг. являются вершиной возможного. Им противостояли социалисты-реформисты, которые видели в этих реформах лишь основу для более организованного движения к плановому и эгалитарному обществу. Незначительное меньшинство, такие как Хайек (Hayek), никогда не считали создание государства всеобщего благоденствия первоочередной задачей и оставались твердыми "антиколлективистами". Нарастающий с 1917-х гг. кризис государства всеобщего благоденствия может рассматриваться как следствие либо изменения социально-экономических условий, либо ослабления послевоенного консенсуса, либо и того и другого. Несомненно, что увеличивавшиеся экономические трудности усложняли и процесс совершенствования общественных служб, и удовлетворение возросших социальных нужд, связанных с изменением модели семьи, ростом числа пожилых людей и безработных. С другой стороны, государство всеобщего благоденствия все больше критиковали политики, придерживавшиеся полярных взглядов. Критики правого толка утверждали, что, снимая ответственность с индивида, государство всеобщего благоденствия подавляет его инициативу в решении собственных проблем. Критики слева, частично соглашаясь с тем, что реально существующее государство всеобщего благоденствия нередко прибегает к давлению, но связывали это с отсутствием борьбы с глубинными причинами классового, сословного или расового неравенства. Их анализ и предлагаемые рецепты были более радикальными, нежели те, что отстаивали социалисты в 1940–50-х гг., и охватывали более широкий круг проблем – возможно, под влиянием "новых социалистических движений", возникших в 1960-е годы. Даже лейбористские правительства 1974–79 гг. после кризиса расходов 1976 г. сокращали и "перекраивали" расходы на обеспечение благосостояния. Способы осуществления этих мер больше отвечали позиции критиков правого крыла. После победы консерваторов на выборах 1979 г. изменение в этом направлении осуществлялись уже более согласованно. Были значительно реформированы все службы, созданные на основании доклада Бевериджа. Однако существенное сокращение расходов произошло только в жилищной сфере. В других социальных сферах ограничились ужесточением требований соответствия персонала занимаемым должностям и разработкой мер, направленных на децентрализацию ответственности управленческого персонала при более жестком централизованном контроле за финансами. Возможно, наиболее противоречивой из всех была реформа Национальной службы здравоохранения (1990 г.), проведенная, несмотря на серьезное сопротивление, в целях создания "внутреннего" рынка в рамках национализированной системы. В более широком смысле изменения исходных положений Бевериджа оказались значительно серьезнее. Наиболее важным было смещение экономических приоритетов – от обеспечения полной занятости в сторону контроля над инфляцией. Умеренное перераспределение доходов и материальных благ, достигнутое до 1970-х гг., повернули вспять, снизив подоходный налог и частично вернувшись к прежним формам косвенных налогов типа налога на добавленную стоимость (НДС). Несмотря на все это, к концу 1980-х гг. государство всеобщего благоденствия было скорее реконструировано, нежели упразднено. Предполагалось, что сложился новый "плюралистический консенсус благосостояния", допускавший сосуществование частного, государственного и общественного секторов. Обострение экономического кризиса в 1990-е гг. вновь поставило серьезные вопросы о будущем государства всеобщего благоденствия. Правое крыло консерваторов открыто призывало к государству "сети страхования", подоплекой чего была растущая интернационализация мировой экономики, ограничившая автономию национальных правительств и побуждавшая их снижать расходы на заработную плату ради привлечения исключительно мобильных капиталовложений. Возможно, будет небесполезным определить британский вариант в аналитическом и сравнительном планах как "режим государства всеобщего благоденствия". Как утверждает Дж. Эспинг-Андерсон в книге "Три мира капитализма благоденствия", эти режимы относятся к трем основным типам государств с рыночной экономикой: консервативным, социал-демократическим и либеральным – в зависимости от того, насколько они способствуют или противодействуют влиянию рынка на социальное неравенство. Примером консервативного режима служит Германия с ее высоким уровнем благосостояния и иерархически-упорядоченным общественным устройством. В то же время Швеция наиболее близка к эгалитарному социал-демократическому режиму. Британское государство всеобщего благоденствия, относившееся в 1948 г. к числу наиболее развитых, к 1970-м гг. приблизилось к либеральной модели: Соединенное Королевство предпринимало лишь слабые попытки использовать благосостояние для уменьшения социального неравенства, в то время как страны с консервативным и социал-демократическим режимами наращивали усилия для обеспечения благосостояния своих граждан. В условиях экономических затруднений 1980–90-х гг. правительства всех государств всеобщего благоденствия оказались в тяжелом положении, но в Великобритании и США было объявлено о сдвиге в сторону либерализму.

Политика. Толковый словарь. — М.: "ИНФРА-М", Издательство "Весь Мир". Д. Андерхилл, С. Барретт, П. Бернелл, П. Бернем, и др. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М. . 2001 .

термин для обозначения сущности государства в США и Европе 30-х – 70-х гг. ХХ в., начиная с «нового курса» Рузвельта (по имени советника которго – Дж.Кейнса – часто именуется «кейнсианским»). Являясь формой разрешения кризиса («Великой депрессии») государство всеобщего благоденствия ориентировалось на социальное партнерствои главной задачей имело эффективное исполнение функций социальной защиты («социальное государство»). Поэтому государству вменялось в обязанность стабилизация финансов; стимулирование «большой науки»; контроль за прогрессивным налогообложением, социальным страхованием, образованием, медицинским обслуживанием, сферой услуг.

Полученные налоги перераспределялись для решения социальных проблем. По мысли К.Боулдинга, государство всеобщего благоденствия основано на национализации и планировании сфер экономики, системе социальных мероприятий (социальное обслуживание, страхование, государственное регулирование зарплаты, труда, денежного обращения и пр.), «антитрестовском (антимонопольном) законодательстве», повышении роли широких народных масс в политической жизни.

Несомненно, на становлении парадигмы государства всеобщего благоденствия сказалось влияние марксизма (поэтому в большей степени она развивалась в рамках социал-демократической идеологии). Последовательная критика теории и практики государства всеобщего благоденствия дана в творчестве либеральных исследователей (Ф.А.Хайека и др.) с их тезисом о государственном иентервенционизме как пути соскальзывания к тоталитарному строю. Сильное государство и этатистская психология народа облегчают этот путь; причем первое лишает человека необходимых активности, ответственности и самостоятельности. А расширительно толкуемые функции государства приводят к хроническому их неисполнению; растет контрольно-бюрократический аппарат, коррупция, всевозможные преференции, теневой бизнес; высокие налоги на прибыль не способствуют экономическому росту и повышению производительности общественного труда. На смену лозунгу государства всеобщего благоденствия в результате так называемой «неоконсервативной революции» 70-х – 80-х гг. («тэтчеризм» и «рейганомика») приходит либерально-демократическое требование «умеренного государства» (М.Крозье).

"Государство всеобщего благосостояния ", - совр. бурж.-реформистская и ревизионистская теория, отрицающая клас. характер совр. бурж. гос-ва и утверждающая, будто бы это гос-во обеспечивает интересы всех слоев общества. Теорию "Г.в. б.", возникшую после 2-й мировой войны, развивают бурж. теоретики - амер. проф. В. Мунд, Дж. Галбрейт, зап.-герм. бурж. экономист Л. Эрхард, австр. реформисты О. Поллок, Б. Каутский, зап.-герм. с.-д. К. Шмид, теоретик англ. лейбористов Дж. Стрейчи, амер. ревизионист А. Виттелмен и мн. др. В качестве "Г. в. б." они изображают Англию, Австрию, ФРГ; образцом "Г. в. б." объявляются США. Хотя среди защитников этой теории нет единства в характеристике отд. сторон "Г. в. б.", но обычно к важнейшим его признакам они относят: регулирование гос-вом экономич. жизни страны "в интересах всего общества", осуществление гос-вом "социальных функций" - законодат. ограничение рабочего времени, социальное страхование, "уравнение доходов" путем налогового обложения и т. п. Возникнув на почве широкого развития государственно- монополистического капитализма, сопро- вождающегося вмешательством гос-ва в экономику и усилением его вмешательства в отношения между трудом и капиталом, теория "Г. в. б." дает искаженную картину этих процессов. Она представляет собой апологетику гос.-монополистич. капитализма, при к-ром на деле имеет место использование монополиями бурж. гос-ва для укрепления своей экономич. мощи и усиления эксплуатации трудящихся. Бурж.-реформистские теоретики "Г. в. б." пытаются выдать за мероприятия "надклассового гос-ва" нек-рые реформы, к-рые пр-ва ряда капиталистич. стран вынуждены осуществлять лишь под давлением возрастающей борьбы рабочего класса. Реформисты и ревизионисты определяют "Г. в. б." как особую стадию капитализма, в к-рой уже осуществлены осн. мероприятия по переходу к социализму. Теория "Г. в. б." - новый вариант реформистских теорий отрицания необходимости социалистич. революции и "врастания" капитализма в социализм. Коммунистич. и рабочие партии ведут борьбу против бурж. и реформистской идеологии и разоблачают теорию "Г. в. б.", маскирующую эксплуататорскую природу бурж. общества и совр. бурж. государства.

Лит.: Критика бурж.-реформистских и ревизионистских теорий в вопросах гос-ва и права. Сб. ст., под ред. С. А. Покровского, М., 1960; Дворкин И. Н., Критика экономии, теорий правых социалистов (зап.-герм, и австрийских), М., 1959.

Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . Под ред. Е. М. Жукова . 1973—1982 .

Полезное

Смотреть что такое ""ГОСУДАРСТВО ВСЕОБЩЕГО БЛАГОДЕНСТВИЯ"" в других словарях:

Государство всеобщего благоденствия — (welfare state) политическая система, при которой специальная политика становится приоритетной деятельностью правительства и государство принимает на себя ответственность за благосостояние всех своих граждан, обеспечивая выплату пенсий,… … Политология. Словарь.

Государство всеобщего благоденствия — Термин, который сформировался на основе доктрины (кейнсианство) известного английского экономиста Джона Мейнарда Кейнса (1883 1946). Эта доктрина была им изложена в книге «Общая теория занятости, процента и денег» (1935). Иносказательно:… … Словарь крылатых слов и выражений

Государство всеобщего благоденствия — (welfare state), термин, авторство к рого (1941) приписывают архиепископу Темплу. Используется для х ки стран с развитой системой социального обеспечения, финансируемой за счет налогов и программ государствен ного страхования. Возникновение в 19… … Всемирная история

ГОСУДАРСТВО ВСЕОБЩЕГО БЛАГОДЕНСТВИЯ — (welfare state) государственное предоставление льгот и социального обеспечения, предназначенное для улучшения благосостояния граждан. Термин был внедрен после второй мировой войны по отношению к социальному законодательству, особенно в областях… … Большой толковый социологический словарь

Государство всеобщего благоденствия — Социальное государство (государство всеобщего благосостояния, государство всеобщего благоденствия) политическая система, в которой каждому гражданину гарантирован достойный уровень жизни и широкий набор социальных благ: занятость, жильё,… … Википедия

Государство всеобщего благоденствия — (welfare state), полит, система, при к рой социальная политика становится приоритетной деят тью пр ва и гос во принимает на себя ответственность за благосостояние всех своих граждан. Не существует единого определения, чтобы развитую… … Народы и культуры

ГОСУДАРСТВО ВСЕОБЩЕГО БЛАГОДЕНСТВИЯ — концепция, рассматривающая современное капиталистич. об во как такое, к рое с развитием науки, техники и экономики стало способным обеспечить относительно высокий уровень жизни для всех своих членов. Основная идея концепции в утверждении… … Российская социологическая энциклопедия

ГОСУДАРСТВО ВСЕОБЩЕГО БЛАГОДЕНСТВИЯ — концепция, рассматривающая современное капиталистическое общество как способное с развитием науки, техники и экономики обеспечить относительно высокий уровень жизни для всех своих членов. Постулируется идея государства как нейтральной,… … Политология: словарь-справочник

Государство всеобщего благосостояния — Социальное государство (государство всеобщего благосостояния, государство всеобщего благоденствия) политическая система, в которой каждому гражданину гарантирован достойный уровень жизни и широкий набор социальных благ: занятость, жильё,… … Википедия

Государства всеобщего благоденствия теория — («Государства всеобщего благоденствия теория»,) одна из современных буржуазно реформистских апологетических теорий о сущности капиталистического общества и буржуазного государства, которое изображается как сила, устраняющая… … Большая советская энциклопедия


Манифест неолиберала о неизбежности отмирания "общества всеобщего благосостояния в Финляндии".

Социальная политика будущего не предполагает ответственности государства перед гражданами. В дальнейшем ответственным за качество своей жизни будет сам гражданин. Так пишет в специальной колонке для Новостной службы Yle финский писатель и культуролог Яри Эрнрут.

Реформа соцздрава – это лишь начало, а модель активности – это легкое дуновение будущего. Устаревшая концепция государства всеобщего благоденствия добралась до своего идеологического, политического и экономического завершения. В следующий созыв парламента начнет происходить небывалая перестройка финской общественной политики.

По моим оценкам, мы начнем переход от модели благоденствия (hyvinvointimalli, well-being) к модели «благодействия» (hyvätoimintamalli, well-doing), при которой ответственность за качество жизни свободного индивида возвращается от государства к тому, у кого она и должна быть: к самому индивиду.

Те, кто живет на различные социальные пособия и пользуется социальными услугами, должны понимать, что скоро все изменится.

Зависимость от пособий делает людей несвободными подданными государства, а это противоречит духу прогресса, заложенного в нашей конституции. Либеральное общество, составленное из свободных личностей, может развиваться только благодаря улучшению самостоятельного заработка каждого его члена, повышению производительности труда и способности людей вносить свой, имеющий какую-либо ценность трудовой вклад.Иными словами, от золотого времени «государственного иждивенчества» в скором времени останутся одни воспоминания. Социальная политика 2020-х будет требовать огромного изменения сознания.

Во-первых, идеологическая основа марксистского коллективизма и равного распределения дохода окончательно рухнет.

Во-вторых, политика консенсуса потерпит крах, поскольку к этому приведут изменения в экономике публичного сектора, которые необходимо провести.

В-третьих, претворение в жизнь идей общественной справедливости будет все больше сопряжено с сокращением безответственности, «общественного иждивенчества» и жизни за чужой счет.

В-четвертых, социальная политика 2020-х даст понять, что здоровье и благополучие не являются целью достойной жизни, а обязательными условиями. Минимальное благополучие нужно для того, чтобы свободный индивид мог сосредоточиться на создании чего-либо ценного.

Читая написанный 170 лет назад Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом «Коммунистический манифест», невозможно не поражаться безрассудности их основной идеи.

Согласно социалистической мечте, наименее образованный и занимающийся примитивным физическим трудом общественный класс, пролетариат, становится ведущей силой исторического прогресса, ломая капиталистическую рыночную экономику и частную собственность на орудия производства.

В XX веке мы увидели, какой социализм построили добравшиеся до власти представители рабочего класса и как хорошо функционирует общественная собственность на средства производства и плановая экономика. Нелепая пролетарская общественная система ни в коем случае не привела к идеалам коммунизма.

Когда тень марксистского социализма останется в прошлом, систему общественных услуг будут развивать, основываясь на идеях классического либерализма и общей деонтологической этики.

Пока же в парламенте удивляются тем, кто способен думать независимо и говорит, что диктует разум. В следующем десятилетии индивидуальное представительство в парламенте и завязанные на нем союзнические отношения станут привычными, когда авторитарные партии начнут восприниматься как институты, ограничивающие представительские функции общества свободных личностей. Вместо выборной модели, дающей предпочтение партиям, могут появиться свободные двухэтапные выборы на основе индивидуальных выдвижений в кандидаты.

Фактором, поддерживающим стабильность в политике, все более явно станет необходимость бюджетных сокращений. Главный архитектор социальной политики 60-х годов прошлого века Пекка Кууси считает, что социальные расходы не должны превышать 20 процентов. На деле эта граница уже выше.

Расходы на услуги общества всеобщего благоденствия уже дважды вызывали крупные финансовые кризисы во время обычных для развития экономики периодов стагнации. В 1990-х и в 2010-х годах кризис привел к серьезным бюджетным сокращениям, когда доля расходов на социальные нужды превысила рубеж в 30 процентов.

В социальной политике 2020-х годов принятие решений и раздача предвыборных обещаний будет ограничена бюджетными рамками, которые будут предупреждать кризисы и поспешные сокращения. Повышение качества, например, образовательных услуг будет намного стабильнее, когда в планировании финансирования учтены колебания экономики.

В политике в отношении здравоохранения необходимо осознавать ответственность за свой образ жизни и его последствия. Медицинское страхование должно ограничить выплаты по осознанному причинению вреда здоровью с помощью индивидуальных договоров. Каждый человек, употребляющий в больших количествах алкоголь, каждый курильщик, каждый человек с избыточным весом, каждый, пренебрегающий физическими упражнениями и ведущий дурной образ жизни знает, что своим образом жизни он губит свое здоровье и отнимает средства у тех, кто ведет ответственный, добропорядочный образ жизни.

Эта самая большая несправедливость, заложенная в наших медицинских услугах, не может продолжаться вечно, потому что рост затрат превысит любые возможности. Серьезно больные и стареющее население в любом случае будут нуждаться в лечении.

В образовательной политике индивидуальная ответственность будет означать то. что каждый должен получать то образование, с помощью которого он сможет найти себе работу.

Сейчас у нас до сих пор есть люди, которые получают дипломы благодаря бесплатному образованию, а потом начинают обвинять систему, если не могут найти работу по специальности. Такой уход от ответственности – это ужасный пример того, к чему привела устаревшая концепция государства всеобщего благоденствия. Взрослые люди ведут себя, как дети, о которых всемогущее мать-государство заботится от утробы до могилы.

Если какой-нибудь смелый политик вроде депутата Сусанны Коски выступает за ограничение социального иждивенчества и требует у свободных личностей самостоятельности в образе мыслей и поступках, повязанные социалистическим коллективизмом популисты спешат заклеймить этого политика фашистом, хотя его рассуждения полностью соответствуют базовым ценностям нашей конституции.

В стране свободы и просвещения ответственность за достойную, здоровую, добропорядочную и приносящую прибыль жизнь возложена на личность, то есть на каждого из нас. Поскольку мы, независимые и свободные люди, все же зависим друг от друга, будет честно, если все будут стараться и выкладываться по полной. На этом и только на этом принципе ответственности будет строиться справедливое общество. Когда основанная на социалистическом равномерном распределении доходов модель благоденствия будет заменена на модель «благодействия», ведущей к личной ответственности индивида, анархические паразитические мечты рухнут, обязанностей у каждого члена общества прибавится, а вся культура сможет развиться до более высокого, элитистского уровня.

Автор, по собственному описанию, является писателем и философски ориентированным культурологом. Он работает доцентом истории культуры и социологии.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: