В чем заключалась судебная реформа династии габсбургов

Обновлено: 13.04.2024

Более всеобъемлющий и последовательный характер приняли преобразования в духе «просвещенного абсолютизма» в Австрии. Преобразования были обязаны государственной деятельности императрицы Марии-Терезии (1740–1780 гг.) и ее сына Иосифа II(1780–1790 гг.).

Одним из мотивов государственного реформирования администрации в Австрии также стало усиление централизации. Такое стремление было связано с политической унификацией положения отдельных территорий и бывших королевств в составе австрийской монархии: Чехии, Венгрии, — а также с изживанием остатка сословных порядков. Во главе администрации стал Государственный совет (1760 г.). В нем сосредоточилась правительственная деятельность и законоподготовительная работа. Централизовано было и управление финансами и вообще внутренними экономическими («камеральными») делами — созданием особого Директората (1749 г.). Позднее Директорат подразделялся на три контрольно-специализированных финансовых ведомства с общим управлением. Унификация финансовой организации сопровождалась введением всеобщего для всех сословий подоходного налога.

Ликвидация сословного самоуправления и исторических сословных институтов управления на местах проходила параллельно с учреждением нового, единого для всего государства административного деления и создания чисто монархической местной администрации. Основные полномочия по управлению были переданы губернаторам (1763 г.) и состоящим при них губернским присутствиям, чисто бюрократическим органам. Введено унифицированное разделение страны на провинции (губернии). Низовое управление вручалось окружным начальникам (1748 г.), в компетенции которых были основные — налоговые и полицейские — вопросы.

Важное место заняли судебные преобразования. Суды были отделены от органов управления. Начаты широкие работы по обновлению и кодификации права, которые завершились изданием целой серии сводов законов (см. § 66). В провинциях и округах была создана новая система сословных судов — в основном со строго посословной подсудностью: дворянство подлежало суду земских судов (в округах) и юстиц-сенатов (в провинциях), горожане — суду традиционных магистратов, крестьяне — преимущественно вотчинным и домениальным судам. Провинциальные инстанции были поставлены под контроль губернаторов. В качестве единого высшего судебного органа была учреждена Верховная судебная инстанция (в Вене), которая играла роль одновременно и апелляционного органа, и судебно-административного (своего рода министерства юстиции).

Судебные преобразования были тесно связаны с укреплением полицейской организации и в целом полицейского управления в стране. «Просвещенный абсолютизм» вообще возлагал на полицейскую администрацию особые задачи: не только по охране правопорядка, но и по созиданию нового, «просвещенного» жизненного уклада. Это приводило к возрастанию государственной регламентации во всех областях жизни под предлогом обеспечения «добрых нравов». Согласно государственному уставу в задачи полиции вошли «охранение общественного порядка, тишины и спокойствия, надзор за правильностью мер и весов, за торговлею на ярмарках, за чистотою на городских улицах, охрана от несчастных случаев и право издавать распоряжения при обстоятельствах повреждения в нравах».

В силу разных обстоятельств более последовательными, чем в Пруссии, стали австрийские реформы социально-правового строя. В течение 1756–1775 гг. было проведено несколько мероприятий, изменивших крепостнические отношения в деревне. Наследственные права крестьян на землю были законодательно обеспечены. Издана серия т. н. урбариев (законодательных предписаний) об определении точных размеров крестьянских повинностей в пользу как короны, так и помещиков. Барщина была ограничена 3 днями в неделю, рабочий день — 10 часами. Запрещен был самовольный захват помещиками крестьянских владений. Начиная с 1781 г., наконец, был полностью ликвидирован режим личной крепостной зависимости крестьян. В 1789 г. урегулировано взимание поземельного чинша, все повинности заменялись денежным сбором.

Особое место в австрийских реформах заняли церковные преобразования. Это было связано с тем значением, которое играла в укладе монархии католическая церковь; ее роль и привилегии вызывали даже политические опасения. В 1746–1771 гг. рядом законов был установлен жесткий государственный контроль за церковной деятельностью, с тем чтобы ослабить влияние римской курии. Папские буллы (грамоты) могли быть впредь опубликованы только с разрешения императора, усилена власть местных епископов над духовенством. Была проведена секуляризация церковных имуществ (более 1/3 монастырей закрыты), усилено налогообложение сохранившейся церковной недвижимости. Ограничена церковная юрисдикция, которая сохранялась только в чисто канонических вопросах. В 1781–1782 гг. были изданы законы об уравнении в правах с католиками приверженцев других христианских исповеданий, а затем и сняты некоторые ограничения с иудеев. В империи была запрещена деятельность ордена иезуитов.

28. Реформы XVI–XVII вв

28. Реформы XVI–XVII вв Государственная централизация потребовала реформ в административной, финансовой и военной областях. На смену дворцово-вотчинной системе пришла приказно-воеводская система управления, означавшая централизацию всего управления и усиливающая власть

37. Реформы феодального землевладения и сословные реформы Петра Великого

37. Реформы феодального землевладения и сословные реформы Петра Великого До царствования Петра I в России не проводилось четких правовых разграничений между различными сословиями. Более всего реформированию Петра I подверглись высшие сословия.В 1714 г. Петровским указом

34. Реформы Солона

34. Реформы Солона Начиная с VI в. до н. э. город стал средоточием людей, принадлежавших к разным племенам, родам, фратриям: вместо простого соседства племен происходит их слияние в единый народ. На смену старому делению приходит новое. Знатные образуют сословие эвпатридов

35. Реформы Клисфена

39. Реформы Сервия Туллия

39. Реформы Сервия Туллия Реформы Сервия Туллия положили в основу общественной организации Рима имущественный и территориальный принципы. Все свободное население Рима – и члены римских родов, и плебеи – было разделено на имущественные разряды. В основу деления был

Реформы в Пруссии

Реформы в Пруссии В силу разного рода причин «просвещенный абсолютизм» наиболее полное свое выражение получил в германских государствах — в Пруссии, Бадене, Баварии, Австрии. В Пруссии преобразования в направлении «просвещенного абсолютизма» приобрели двойное

§ 67. Всеобщее гражданское уложение Австрии

§ 67. Всеобщее гражданское уложение Австрии Австрийское гражданское уложение 1811 года заняло особое место среди кодификаций рубежа XVIII–XIX вв. В нем первом среди сводов права государств, где монархии не претерпели потрясений революций, нашли выражение принципы

Военные реформы

Военные реформы Намеченные в 1830-е гг. военные преобразования (нацеленные главным образом на создание значительной по размерам регулярной армии и обученного резерва, как это вызывалось потребностями общемирового уровня военной организации и военного дела) долгое время

Судебно-правовые реформы

Судебно-правовые реформы Основным направлением модернизаций юстиции и права в период танзимата стало постепенное вытеснение шариатских судов и права из сферы юстиции. Организация новых светских судебных учреждений была взаимосвязана с обновлением и кодификацией

§ 4. Значение земельной реформы

§ 4. Значение земельной реформы (цели земельной и аграрной реформ; экологическая задача земельной реформы; дискуссии вокруг земли)Главной российской проблемой последних двух столетий является вопрос о земле: его пытались решать А. Н. Радищев, декабристы, народовольцы,

В 15-м столетии династия столкнулась с рядом серьёзных вызовов, которые могли привести к распаду Священной Римской империи. В ответ начались реформы.

Для немецких земель 15-й век был непростым периодом. Круговорот внутренних проблем и катаклизмов породил довольно крепкое государственное образование, которое могло противостоять новым испытаниям. После смерти Сигизмунда I Люксембурга имперский престол занял супруг его дочери Елизаветы Альбрехт из дома Габсбургов. Он был избран 18 мая 1438 года без особых проволочек. Но в Богемии его ждали проблемы, вызванные гуситским восстанием и уступками, на которые пошёл его тесть Сигизмунд. Альбрехт был ревностным католиком, что довольно сильно отпугнуло чехов. Богемская знать даже обратила свой взор в сторону короля Польши, но Альбрехт был твёрд и непримирим. Венгрия тоже была не очень рада новому монарху.

1.jpg

Тем временем император для защиты своих подданных направился в Трансильванию навстречу турецким захватчикам. В этом походе 10 октября 1439 года Альбрехт пал жертвой дизентерии. Детей у него, способных взять бразды правления в свои руки, не было. Поэтому выбор пал на его троюродного брата, герцога Штирии, Каринтии и Крайны Фридриха Габсбурга.

Он явно не дотягивал до своих легендарных тёзок. Фридрих был не таким решительным и блестящим, но скорее безучастным и в чём-то робким. Он действовал постепенно. Империя нуждалась в реформах, но Фридрих лишь неспешно улучшал отдельные сферы жизни немецкого общества.

Главной проблемой империи оставались междоусобные войны. Принимались указы, но правила никто не соблюдал. Зачастую даже сами представители власти получали выгоду от распрей. Чиновники могли с помощью пленных брать под свой контроль населённые пункты Германии. Так, например, поступил казначей Вейнсберг, который взял в заложники 135 горожан из Франкфурта. Базельские священники жаловались на грабителей с большой дороги — как правило, то были рыцари. А епископ Страсбурга, например, состоял в сговоре с бандитами, и часть криминальной выручки попадала в его карман. В то же время на востоке империи действовало гуситское движение.

4.jpg

Тем временем в 1439 году с запада в Эльзас и Лотарингию вторглись банды грабителей, которые остались без дела после заключения очередного перемирия между Францией и Англией. В 1444 году было совершено ещё одно нападение, которое уже возглавляли французский дофин Людовик и король Карл VII.

С Бургундией ситуация изменилась в пользу Габсбургов, когда в 1477-м будущий император Максимилиан (сын Фридриха) взял в жёны Марию Бургундскую. На востоке империи ситуация была куда сложнее — венгры выбрали своим королём Матиаша Корвина, а чехи сделали ставку на Иржи Подебрада, который поддерживал таборитов и идеи Яна Гуса.

Дела Тевтонского ордена в Пруссии были также незавидны. Поляки окончательно почувствовали себя хозяевами в регионе, а действия орденской верхушки настроили против неё местное население: дворянство и горожане восстали против власти военно-монашеской организации. Польский монарх в 1466 году навязал Немецкому ордену Второй Торуньский мир, который предусматривал передачу славянскому королевству Эльбинга, Кульма и Померелии. 16 марта 1452 года Фридрих III был коронован в Риме.

Реформы Фридриха III и Максимилиана I

Преобразования в империи коснулись и церкви. Начиная с Констанцского собора (1414−1418 гг.) в умах просвещённой элиты витали мысли о реформировании церковной организации. За 15-й век появилось около 11 проектов церковных реформ. Такие мыслители, как Дитрих Ниемский, мечтали о былой славе империи и старых временах.

Фридрих приступил к реформам, направленным на сохранение единства империи. Заняв трон, он издал «Reformatio»: документ разрешал прибегнуть к частной войне только в случае, если урегулирование конфликта оказалось безуспешным. В 1467 году междоусобицы были запрещены сроком на 5 лет. Подобные моратории принимались и в дальнейшем.

2.jpg

Судебная система также нуждалась в значительных доработках. Все споры рассматривал имперский камеральный суд. C 1451 года появилась должность налогового прокурора. Когда количество судебных процессов выросло, в 1464 году был взят курс на полную реорганизацию камерального суда. Но реформы требовали материальных средств: доход государства в 10 тыс. флоринов в год был явно недостаточным. Займы у городских корпораций также не всегда помогали: в 1474 году жители Аугсбурга закидали грязью императорскую свиту за то, что она во время своего пребывания наделала долгов.

Частые отъезды императора стали одной из причин появления новой структуры — рейхстага, собрания выборщиков. До того созывались лишь собрания двора — хофтаг. Князья переняли подобную практику — появились ландтаги.

Не все князья были рады усилению властных полномочий императора, поэтому реформы системы управления государством шли не так просто. А 19 августа 1493 года Фридриха III не стало: казалось, что завершить преобразования так и не удастся.

3.jpg

Его сын Максимилиан I был человеком и Средневековья, и Нового времени. Последний рыцарь Европы и отец полков наёмных ландскнехтов, он оказался, пожалуй, одним из ярчайших государей своего времени. После смерти супруги в 1482 году Максимилиан получил бургундское наследство в Нидерландах. Его главными задачами были завершение реформ отца, укрепление Австрийского дома и восстановление мощи империи.

Войны с Францией, в Швейцарии, а также внутри империи были обременительны для казны и императора. Но благодаря Бургундии империя при Максимилиане стала получать ощутимый доход из недр своей земли. Финансовые службы заработали с большей отдачей.

Император во многом опирался на реформатора Бертольда фон Хеннеберга, который являлся сторонником коренных преобразований. В 1495 году в Вормсе был созван рейхстаг, который длился с 18 марта по 10 сентября. Это собрание определило дальнейшее развитие империи: камеральный суд отделялся от двора монарха, частные войны запрещались полностью — в государстве объявлялся земский мир, устанавливался новый общеимперский налог. Священная Римская империя верно шла к статусу правового государства. Полномочия императора ограничивались решениями рейхстага: без согласия с княжеской ассамблеей решение любого важного вопроса теперь было немыслимо.

Несмотря на довольно успешный ход имперских реформ, позиции Габсбургов были не так прочны, как казалось. Тяжелейшие испытания были ещё впереди.

В 13-м веке королём Германии стал Рудольф из малозаметной династии Габсбургов. Никто не подозревал, что в будущем его род станет ведущей силой в Европе.

Крах Штауфенов и междуцарствие в империи

В середине 13-го века произошло крушение династии Штауфенов. Яркое и противоречивое правление Фридриха II (1220−1250), который уделял больше внимания Италии, чем Германии, завершилось катастрофой. Ни на Апеннинском полуострове, ни в землях немецкой знати его имперские идеи не получили отклика. В 1254 году умер последний король Германии из династии Штауфенов — Конрад IV.

В своё время немецкий классик Фридрих Шиллер сказал: «Ужасно время без императора». Именно во второй половине 13-го века в немецких землях не было правителя. Главный претендент на престол и основной кандидат всех противников штауфеновского времени, граф Вильгельм Голландский, скончался в 1256 году.

6.jpg

После этого за имперскую корону боролись два совершенно неочевидных претендента: представитель английского монаршего дома Ричард Корнуэльский и кастильский король Альфонсо X Мудрый. Первого кандидата поддерживали архиепископы Майнца и Кёльна, а также светские правители — король Чехии и пфальцграф. Правда, князьям прилично заплатили — 30 тыс. марок серебром за голоса в пользу Ричарда. Маркграф Бранденбурга и его сосед, герцог Саксонии, а также Трирский архиепископ сделали ставку на Альфонсо.

Кастильский государь по матушке был внуком Филиппа Швабского и с большой охотой смотрел на итальянское наследство Штауфенов. Германия его совсем не интересовала. Ричард же два раза бывал в немецких землях, однако дела на островах не давали покоя ни ему, ни его отцу Генриху III. Формально королями Германии были избраны оба претендента. На самом же деле в империи в этот период напрочь отсутствовала верховная власть.

Отсутствие государя в Германии негативно сказалось на системе управления. Своевольные князья, чуя бессилие верховной власти, спокойно устраивали битвы за дворцы, замки, города и угодья. Междоусобные войны было попросту некому остановить. Появление большого количества мелких дворян и рыцарей, желавших вступить в бой за лакомый кусочек земли, также принесло массу проблем с общественным порядком в империи.

2.JPG

В такой ситуации римский понтифик призвал в августе 1273 года выборщиков поскорее провести голосование. Карл Анжуйский тут же нашёл претендента на вакантное место — своего племянника, короля Франции Филиппа III. Но папа не поддержал подобное выдвижение. Другим кандидатом был король Чехии Пржемысл II Отакар. Ему явно симпатизировал апостольский престол: он помог Тевтонскому ордену овладеть Пруссией и основать Кёнигсберг (названный в честь него же). У него было достаточно подвластных земель: Штирия, Австрия, Каринтия и Карниола. Но вот незадача: имперские выборщики были категорически против кандидатуры чешского короля.

Неожиданно для всех 1 октября 1273 года королём Германии был выбран граф Рудольф Габсбург. 24 октября его короновали и усадили на трон Карла Великого в Ахене.

Король Рудольф Габсбург

Новый монарх не обладал связями с императорскими фамилиями. Родовой замок Габсбург на севере современной Швейцарии был довольно скромных размеров. Сын графа Альбрехта IV Рудольф родился в 1218 году в замке Лимпург. В его руках оказалось наследство, состоявшее из земель в Верхнем Эльзасе и Брисго. Рудольф поддерживал Штауфенов и участвовал в крестовом походе против пруссов в 1254 году.

Рудольф не был бедным. Он скопил приличное состояние, и на момент избрания ему уже было за 50. Репутация набожного человека только добавила ему очков в глазах выборщиков и папы. При этом граф не был лишён харизмы.

5.jpg

Ещё до принятия короны Германии Рудольф провозгласил земский мир и отменил все незаконные дорожные пошлины. Он также назначил нового верховного судью. При этом лично взялся приструнить всех рыцарей-разбойников в немецких землях. В период его правления многие бандиты были казнены.

Чешский король Отакар совершенно ни во что не ставил нового государя. Он откровенно высмеивал проводимую Рудольфом политическую линию. В итоге в 1275 году непокорный вассал был объявлен вне закона и попал в опалу. Новый король Германии тщательно подготовил эту акцию, и уже буквально через год Отакар принёс публичное покаяние и склонил голову перед Рудольфом. Символично, что на эту церемонию представитель дома Габсбургов надел кожаный плащ разорённого мелкого землевладельца, дабы специально показать богемскому королю, что его издёвки вышли ему боком. Через два года Отакар вновь поднял мятеж. Однако его армия потерпела поражение, а сам он был убит. После подавления бунта Отакара его австрийские владения перешли в 1282 году в руки сыновей Рудольфа. Следует сказать, что с этого времени Габсбурги стали князьями — их вотчиной отныне была Австрия.

3.jpg

Италии и Бургундии при Рудольфе не удалось выйти из имперской орбиты. Папа Николай III фактически дал понять Карлу Анжуйскому, что его роль «миротворца» в регионе неактуальна, а король Германии смог восстановить свои права в Италии.

В Бургундии ситуация была сложнее: в 1283 году пришлось призвать к порядку графа Монтбельярда и успокоить силой Савойю. В 1284 году Рудольф, уже старец, взял в жёны сестру герцога Бургундии, которой было всего 15 лет. Но герцог при этом не оказывал особой поддержки немецкому государю. В 1289 году король Германии вновь силой привлёк к ответу своего наместника Франш-Конте Оттона.

4.jpg

Рудольф сидел на троне короля, однако титул императора он так и не получил. Согласовать эту коронацию с апостольским престолом всё никак не удавалось: папа Григорий X умер в 1276 году, Николай III не интересовался империей совсем, а Гонорий IV банально не смог договориться с Рудольфом о дате коронации.

Так и не дождавшись короны императора, Рудольф умер в 1291 году в Шпайере. Габсбурги заняли доминирующее положение в Священной Римской империи только в 15-м веке.

Реорганизацию Австрийской империи обычно связывают с 1867 г., когда был достигнут «компромисс» по Венгрии и приняты основные законы, определившие конституцию австрийской части государства, которая теперь стала дуалистической (двуединой) монархией. Эти события действительно были решающей наивысшей точкой развития, которое началось сразу же после поражения в 1859 г., ускорилось еще одним поражением в войне в 1866 г. и еще не закончилось перед оккупацией Боснии и Герцеговины в 1878 г. Так как такая большая часть Центрально-Восточной Европы и многие ее народы – по крайней мере, какая-то часть почти их всех – были включены в Габсбургскую монархию, эволюция ее структуры и характера была одним из самых важных событий истории XIX в. всего этого региона.

В то же время это была одна из самых многообещающих перемен. Завершившись без еще одной революции, это был возврат к конструктивным идеям 1848 г., которые на этот раз в большой степени осуществились. Для Дунайской монархии это был шанс на выживание, несмотря на все трудности, с которыми пришлось столкнуться разнородному по этническому составу государству, а для его народов он открыл возможности свободного национального развития, которое могло даже затронуть судьбу их сородичей за пределами владений Габсбургов. Из контролируемой немцами централизованной абсолютистской империи это государство, одно из самых крупных в Европе, казалось, превратилось в федерацию с равными правами для всех народов. Почему все эти надежды не сбылись – один из самых важных вопросов в истории Центрально-Восточной Европы и даже общеевропейской истории.

К чести императора Франца-Иосифа I, родившегося в эпоху Меттерниха и утвердившегося на троне благодаря победе реакционных сил над революционными в 1848–1849 гг., он понял необходимость двоякого изменения методов своего правления. И хотя император был глубоко привязан к имперской традиции прошлого, он постепенно и добровольно делал уступки современным требованиям – конституционным правам и общественному прогрессу. И хотя он всегда считал себя германским правителем, он признавал, что ему приходится управлять многонациональным государством, в котором ненемцы составляют приблизительно три четверти населения и все они сохранили или достигли высокого уровня национального сознания. То, что ему не всегда удавалось удовлетворить всех из них и что он не полностью освободил свою внутреннюю и внешнюю политику от влияния немецкого меньшинства, которое очень хотело сохранить свое привилегированное положение и объединяющую роль, – это, разумеется, другой вопрос.

Колебания императора между этими двумя различными направлениями отчетливо видны с самого начала его программы реформ. Именно поляка графа Агенора Голуховского, бывшего вице-короля Галиции, Франц-Иосиф I сделал в 1859 г. министром внутренних дел империи и государственным министром – практически премьером – в 1860 г. Ему первому Франц-Иосиф I доверил задачу реорганизации монархии, и его идеи он одобрил в Октябрьском дипломе, датированном 20 октября 1860 г. Голуховский был твердым федералистом, желавшим равных прав для всех национальностей, их языков и культур. Он также хотел расширить самоуправление исторических провинций, но был готов оставить ограниченное число общих вопросов для решения рейхсрату (Государственный совет), который, несмотря на едва ли демократический состав, смог превратиться в настоящий парламент. Однако он восстановил против себя мадьяр, так как Венгрия считалась не отдельным государством, а группой автономных земель, как Австрия. Еще сильнее было сопротивление почти всех немцев, потому что именно либералы в их среде, стоявшие за конституционное правление, хотели, чтобы оно оставалось строго централизованным.

Под их влиянием 26 февраля 1861 г. император заменил Октябрьский диплом предыдущего года на Февральский патент, подготовленный новым государственным министром Антоном фон Шмерлингом – представителем немецкой бюрократии. В нем осталась концепция парламента, в который входили делегаты от местных законодательных собраний, но компетенция последних была сильно уменьшена в пользу центрального органа власти, а вице-короли или губернаторы отдельных земель стали совершенно независимы от законодательных собраний и подчинялись кабинету министров в Вене. Система, предложенная Шмерлингом, могла удовлетворить венгров не более, чем система Голуховского. Предполагалось, что собственно Венгрия, Хорватия и Трансильвания будут посылать определенное число представителей в центральный парламент, в то время как Законодательное собрание Венгрии с Ференцем Деаком в качестве лидера оппозиции Вене продолжало требовать возврата к конституции 1848 г., признавая только личный союз исторического королевства с Австрией. Поляки тоже были недовольны, так как вице-королями Галиции были назначены один за другим два немца. Еще более недовольными были чехи, которые хотели для земель короны святого Вацлава такого же положения, которого требовала для себя Венгрия. Однако даже теперь их лидер Палацкий защищал «идею Австрийского государства» при условии, что оно будет по-настоящему федеративным государством с равным правосудием для всех.

И снова эта идея, казалось, имела шансы на осуществление, когда в 1865 г. Шмерлинг был заменен на графа Белькреди. После войны с Пруссией и Италией в 1866 г., принесшей много бед, когда была утрачена еще одна итальянская провинция, Венеция, и Австрия была исключена из Германского союза, он всерьез пытался превратить Габсбургскую монархию в федерацию. Он сделал уступку полякам, снова назначив Голуховского вице-королем Галиции, где сейм проголосовал за обращение к императору, которое приписывало Австрии миссию защитницы западной цивилизации и прав народов. Но уже Белькреди, который был против немецких централистов, а еще больше его преемник – саксонский барон (позднее граф) Ф. Бейст склонялись к промежуточному решению, которое полностью удовлетворяло только венгров. Это решение, также поддерживаемое императрицей Елизаветой, нашло свое воплощение в Компромиссе 1867 г., который был ратифицирован сеймом Венгрии 8 июня.

В своих исторических границах Венгрия была признана независимым королевством со своими собственными конституцией, парламентом и правительством, первым премьер-министром которого стал граф Дьюла Андраши, проявивший себя в долгих переговорах перед подписанием Компромисса. Кроме личности общего правителя, который должен был быть коронован королем Венгрии, связи с Австрией, где этот же правитель продолжил бы оставаться императором, свелись к созданию трех «совместных министерств» – иностранных дел, военного министерства и общих финансов. Общий бюджет должны были устанавливать «делегации» двух парламентов, заседающих раз в году по очереди то в Вене, то в Будапеште, но встречающихся только для голосования в том случае, когда трех обменов корреспонденциями оказалось недостаточно. Доли обоих партнеров в этих общих расходах определялись на десятилетний период.

Эта тщательно разработанная система вернула Венгрии свободу на очень благоприятных для нее условиях, так что среди венгров лишь верные сторонники Кошута, позднее объединившиеся в Партию независимости под руководством сына знаменитого эмигранта, продолжали оставаться в оппозиции. Но гораздо менее удовлетворительным было положение других народов в Венгрии. Только хорваты получили гарантии автономии в дополнительном «компромиссе», заключенном между Хорватией и Венгрией в 1868 г. Королевством Хорватия и Славония должен был управлять бан, подотчетный венгерскому правительству, а провинциальный сейм в Загребе призван был решать вопросы внутреннего управления, юстиции и образования, в то время как 29 хорватских парламентариев должны были заседать в парламенте Венгрии и обсуждать общие проблемы финансов и обороны. Однако в Хорватии оставалась оппозиция этому соглашению, вдохновляемая епископом Й. Штроссмайером – лидером движения за единство Югославии. Более того, некоторые югославы, главным образом сербы, остались на территории самой Венгрии, где находились в положении аналогичном положению румын в полностью включенной в Венгрию Трансильвании, а также словаков и украинцев в северных округах королевства. Ни одна из этих групп населения не имела никаких прав на автономию или даже гарантий свободного культурного развития, несмотря на явно либеральный закон 1868 г., который регламентировал использование разных языков.

Гораздо большее число югославов, а именно часть хорватов (особенно в Далмации) и все словенцы, вместе с небольшим числом итальянцев, всеми чехами, поляками и украинцами Галиции и некоторыми румынами в Буковине остались в австрийской части монархии, которая получила официальное название «королевства и земли, имеющие представителей в Государственном совете». В этом парламенте, заседающем в Вене, все эти «земли короны» сначала были представлены делегатами местных законодательных собраний, а позднее, с 1873 г., – напрямую избранными депутатами. Это последнее изменение снова было шагом к большей централизации и поэтому вызвало возмущение ненемецких народов, которые уже были разочарованы тем, что в 1867–1868 гг., в отличие от Венгрии, другие части монархии получили лишь новые гарантии автономии провинций с равными правами для всех языков в местной администрации, судах и школах. Даже поляки, которые сразу приняли решение 1873 г., вынуждены были отказаться от так называемой Галицийской резолюции от 1868 г., повторенной несколько раз, которая требовала настоящего «национального самоуправления». Они могли только постепенно развивать автономию Галиции не без нескончаемых споров с украинцами, к которым благосклонно относилось центральное правительство.

Особенно враждебно настроены к урегулированию 1867 г. были, конечно, чехи, у которых была причина надеяться, что государственные права Чехии получат признание аналогично правам, дарованным Венгрии. Такое признание, по крайней мере в коронационной клятве императора как короля Богемии (Чехии), Франц-Иосиф I обещал им в 1871 г. В то же время прославянский кабинет министров Гогенварта побуждал сейм Чехии сформулировать государственные требования чехов в так называемых Основополагающих статьях. Все эти надежды не оправдались из-за влияния немцев и венгров, и чехи, в течение нескольких лет бойкотировавшие парламент в Вене, столкнулись с противодействием могущественного немецкого меньшинства даже в местных законодательных собраниях Чехии и Моравии. В таких условиях руководство чешским национальным движением перешло от умеренных «старых чехов» под руководством зятя Палацкого Ф.Л. Ригера к радикально настроенным «молодым чехам», а Палацкий отказался от своей веры в обновленную Австрию.

Главной причиной разочарования Палацкого было то, что в своей внешней политике Габсбургская монархия постепенно переходила под «протекцию» Пруссии, забыв об унижении, пережитом в 1866 г., вопреки интересам и желаниям всех населявших ее народов, за исключением немцев и мадьяр. Несмотря на незаконченный характер федерализации империи, недостатки, присущие ее дуализму, и ограниченности парламентской формы правления, реформы 1860-х гг. стали бы заметным прогрессом и важным шагом в правильном направлении, если бы внутренняя обстановка в стране не пострадала от неправильной в своей основе внешней политики, уже ставшей очевидной в 1873 г., когда Франц-Иосиф I поехал в Берлин, чтобы встретиться с императорами Германии и России.

Хотя реформы Габсбургов конца XVIII в. проводились по всей империи, в Галичине их влияние было особенно сильным, ибо эта доведенная до крайности провинция, как никакая другая, требовала перемен. Со своей стороны Иосиф II видел в ней нечто вроде лаборатории, в которой он апробировал различные пути и средства перестройки общества и прежде всего повышения его производственной отдачи. Венское правительство отдавало себе отчет гом, что в Галичине для достижения этой главной цели поначалу необходимо решить две задачи: во-первых, ликвидировать устаревший шляхетский уклад, заменив его строго централизованной бюрократической системой; во-вторых, покончив с безудержным произволом шляхты, поднять социально-экономический уровень всех прочих слоев населения.

Административная реорганизация Галичины была проведена быстро и эффективно. До 1786 г. польские законы были заменены австрийскими, а шляхетские «сеймики» распущены. Чтобы смягчить удар для старой знати и дать ей голос в делах управления, Вена учреждает Ассамблею сословий, состоявшую из шляхты и духовенства. Но этот орган практически не обладал правом принимать собственные решения, а мог лишь обращаться с петициями к императору. Вся реальная власть сосредоточивалась в руках имперской бюрократии. Провинция была разбита на 18 округов (с присоединением Буковины их стало 19), возглавляемых назначенными Веной чиновниками с их немецкоязычной канцелярией. Над всей бюрократической лестницей стоял губернатор, назначаемый самим императором. Губернатор и его штат размещались во Львове, который австрийцы называли Лембергом,— административном и судебном центре провинции.

Реформы Иосифа ІІ. Важнейшие из преобразований реформатора на австрийском троне касались крестьянского вопроса. Уже к началу 1780-х годов император понял, что ему не удастся сдвинуть с места галицкое общество без существенного облегчения участи замученного украинского крестьянства. И с 1781 г. Иосиф предпринимает ряд смелых политических шагов, направленных на отмену крепостного права. Поначалу он устанавливает максимальную продолжи-тельность барщины — 156 дней в году, т. е. не более трех дней в неделю, а для самых бедных крестьян и того меньше. Строго ограничивались все виды дополнительных повинностей в пользу землевладельца. Законом устанавливались права крестьянина обрабатывать свой собственный надел, жениться без согласия помещика, переходить на другие наделы и обращаться в суд с жалобами на помещика.

Это были перемены огромного значения. Отныне галицкий крестьянин уже не был «вне закона» и мог чувствовать себя пусть и не полноправным, но все-таки гражданином империи. Разумеется, все это ни в коей .мере не означало его равенства с представителями других сословий. Во многих отношениях он по-прежнему зависел от помещика и подчинялся ему. И все же он был уже не «вещью» помещика, а как бы наследственным арендатором помещичьей земли, и отношения его с землевладельцем имели четкие юридические основания. А если мы вспомним, что в это же самое время «коллега» Иосифа II Екатерина II, наоборот, закрепощала крестьян Левобережья, бывших полтора столетия до этого юридически свободными, то это сразу снимет все вопросы о том, кто же был истинно «просвещенным» реформатором.

Большие преимущества новая имперская политика принесла и греко-католической церкви. С самого начала Мария Терезия и Иосиф II в своих отношениях с католиками и греко-католиками опирались на принцип паритета. После многих десятилетий открытой дискриминации со стороны польского режима греко-католическая церковь наконец могла вздохнуть свободно. Приходские священники обеих конфессий по новым имперским законам получали равные права, и польские помещики не могли теперь вмешиваться в назначение новых священников на своих землях. Более того, правительство начало выплачивать всем священникам, в том числе и греко-католическим, скромное жалованье, что сразу подняло их экономический статус. Все эти меры венчало восстановление в 1808 г., после 400-летнего перерыва, Галицкой митрополии. Таким образом, греко-католическая церковь, этот единственный духовно-идеологический орган, который галицкое крестьянство могло считать «своим», входила в XIX в. обновленной, со свежими силами и возрожденными надеждами.

Для надежд была еще одна немаловажная причина — начатые Марией Терезией реформы в области образования. В 1774 г. императрица основала в Вене греко-католическую семинарию, так называемый Барбареум. Она не только давала западноукраинским студентам систематическое богословское образование, но и приобщала их к западной культуре.

В 1783 г. еще более крупная семинария открылась во Львове. Как всегда, Иосиф II пошел на шаг дальше своей матери и в 1784 г. основал первый в Украине Львовский университет, чтобы на месте готовить образованных чиновников и священников, необходимых для проведения в жизнь его реформ. На четырех факультетах университета учились 250 студентов — в основном поляки, но были и украинцы. Со временем для них даже организовали специальный факультет — «Студиум рутенум» (от слова «русины» — самоназвания западных украинцев), ибо большинство из них не понимали немецкого и латыни, на которых читались лекции на других факультетах. В «Студиум рутенум» занятия шли на искусственном высокопарном «язычии» — смеси церковнославянского языка с местным диалектом украинского.

Впрочем, грандиозно задуманные реформы Иосифа далеко не полностью воплотились в жизнь. Не только в Галичине, но и в других провинциях многие идеи, выношенные в тихих венских кабинетах, натолкнулись на непреодолимые препятствия. Так, не оправдался расчет императора на немедленное увеличение продуктивности сельского хозяйства благодаря улучшению положения крестьян. Вскоре стало очевидным, что экономические проблемы Галичины кроются не только в крестьянстве. В отличие от той части Украины, что вошла в состав Российской империи, Восточная Галичина не имела ни целины, которую можно было бы освоить, ни выхода к морю, который способствовал бы развитию торговли. А в отличие от Западной Европы, где массы крестьян уходили в города, которые нуждались в рабочих руках, даже те города Галичины, что можно было назвать городами (а таких уже было около 60), пребывали в глубоком застое. Короче говоря, возможности хозяйственного развития в этом регионе были весьма и весьма ограничены. Более того, экономическая политика Вены лишь обострила его проблемы, ибо она преследовала цель в основном сохранить аграрный характер восточной части империи и способствовать промышленному развитию лишь западных регионов, прежде всего Австрии и Чехии. При такой политике Галичина была обречена оставаться лишь сырьевым придатком и рынком сбыта готовой продукции, т. е. фактически внутренней колонией более развитых западных провинций империи.

Реформы наталкивались и на сопротивление со стороны шляхты, пользовавшейся любой возможностью вредить им. Сомнительным союзником имперского правительства была и католическая церковь, обозленная конфискацией ее земель и уменьшением роли в образовании. Наконец, растущая оппозиция переменам, которые, кроме всего прочего, несли с собой неуклонную централизацию и «германизацию» всего уклада империи, достигла апогея, когда восстала Венгрия. Обескураженный и разочарованный Иосиф II вынужден был отменить многие свои так красиво задуманные реформы. Он умер в 1790 г., оставив по себе горькую эпитафию: «Здесь покоится Иосиф II, все усилия которого пошли прахом».

Попятное движение от реформ, начатое еще Иосифом в конце жизни, продолжили его наследники, особенно консервативный Франц I. Прежде всего были отменены многие улучшения в жизни крестьян и фактически восстановлено крепостное право. Однако те перемены, что касались церкви, образования и права, в основном остались в силе. Без этих «просвещенных» мер Иосифа II трудно было бы представить себе последующую либерализацию империи, которая произойдет к концу XIX в.

«Рутенство». Реформы Марии Терезии и Иосифа II, при всей их ограниченности и неполноте, все же существенно улучшили положение западных украинцев — одного из самых угнетенных народов империи. При этом перемены к лучшему коснулись не только материальных условий жизни, но и взглядов и настроений. Как и следовало ожидать, реформы возбудили в украинцах чувство глубокой благодарности Габсбургам вообще и Иосифу в частности, и преданность этого народа габсбургской династии стала притчей во языцех: украинцев даже называли в империи «тирольцами Востока».

Эта преданность вплоть до раболепия имела свои негативные последствия, ибо питала так называемое «рутенство» — особую ментальность западноукраинской элиты (своеобразный аналог «малороссийской» ментальности), широко распространенную вплоть до 1830-х годов. Претендуя на особую причастность к имперскому централизму, «рутенцы» на самом деле являлись крайними провинциалами, ибо отождествляли свою «нацию» исключительно с Галичиной, греко-католицизмом и священнической кастой. Установившийся в Вене новый консерватизм способствовал развитию и ранее свойственной галицкой духовной элите подозрительности к нововведениям. Во всем подражая польской шляхте, перенимая все ее нравы и обычаи (вплоть до языка), «рутенцы» культивировали в своей среде псевдоаристократизм, свысока поглядывая на крестьянский уклад и «язык чабанов». После того как Габсбурги подняли статус духовенства, тесная связь греко-католических священников с крестьянами, среди которых они жили, стала лишь воспоминанием. Духовенство стало смотреть лишь в сторону Вены, рабски принимая и гнев, и милость императоров и ни в коем случае не выдвигая собственных требований. «Рутенская» ментальность помогала держать в покорности целые поколения галичан, заставляла их мириться с унижением и отсталостью, препятствовала любой инициативе, направленной на изменение существовавшего положения вещей. Таким образом, не только в Российской, .но и в Австрийской империи многие представители украинской элиты помогали своим соотечественникам пустить глубокие корни в имперскую почву.

Живя в империях, украинцам пришлось иметь дело с гораздо более жесткими, всеобъемлющими и навязчивыми формами регламентации их общественной, политической и хозяйственной жизни, чем все те, с которыми им доводилось сталкиваться доселе. С помощью вездесущей бюрократии государство проникало повсюду, где жили украинцы. А это постоянное присутствие всезнающего, всех и вся опекающего государства порождало в общем-то успокоительное ощущение, что где-то в далекой и прекрасной столице всемогущий государь-император не только распоряжается жизнью всех своих подданных (в том числе, конечно, и украинцев), но и творит ее по собственному соизволению. И по мере того как это ощущение овладевало украинской элитой, ее политическая преданность Украине постепенно сходила на нет. В конце концов украинские земли стали для нее всего лишь частью будь то российского, будь то австрийского имперского целого. Таким же образом ослабевало и чувство украинской самобытности, столь сильное в казацкой Украине XVII—XVIII вв.

Другая особенность имперской эпохи состояла в раздвоении украинского общества на «украинско-российское» и «украинско-австрийское». Впрочем, глубокие отличия между Западной и Восточной Украиной начали развиваться гораздо раньше — не позднее 1654 г., когда Москва распространила свою власть на Левобережье, а Правобережье осталось в составе Речи Посполитой; таким образом украинцы стали жить в двух совершенно различных политических системах. Но в Речи Посполитой в ее последние десятилетия политическое, культурное и социально-экономическое значение западных украинцев настолько упало, что стало почти неощутимым. Зато, как мы увидим, в Австрийской империи XIX в. их положение коренным образом изменится, и западные украинцы вновь станут играть ведущую роль в истории всего украинского народа. Во всяком случае отныне Новая история Украины пойдет двумя параллельными путями: один прокладывали западные украинцы в Австрийской империи, другой — восточные в Российской.

Украинцы — кто они

Украинцы — кто они История России и Украины начинается одинаково с возникновения в VIII–IX веках Киевского государства. С возникновением Владимиро-Суздальского княжества и распадом Киевского государства на Черниговское, Переяславское, Тьмутараканское, Турово-Пинское,

68 лет на троне Габсбургов

Империя Габсбургов

ВАЛУА ПРОТИВ ГАБСБУРГОВ

ВАЛУА ПРОТИВ ГАБСБУРГОВ В 1519 г. умер император Максимилиан Габсбург. Франциск I заявил о своих притязаниях на императорскую корону и тратил огромные суммы на подкуп немецких кюрфюрстов. Однако императором под именем Карла V стал король Испании, внук Максимилиана и Марии

Украинцы под властью Габсбургов

Украинцы под властью Габсбургов Большинство украинских подданных Австрийской империи жили в Галичине, т. е. в юго-восточной части бывшей Речи Посполитой, при первом разделе которой в 1772 г. эти земли и отошли к Габсбургам. Одновременно с Речью Посполитой начинает

Американские украинцы

Американские украинцы Вполне естественно, что наиболее многочисленные, хорошо организованные и самые динамичные украинские общины сосредоточены в США и Канаде. Если говорить об американских украинцах, то сильной стороной их общины является прежде всего ее

§ 1. Внутренняя политика Габсбургов

§ 1. Внутренняя политика Габсбургов После окончания гуситских войн феодалы приступили к восстановлению своего хозяйства. Но их затрудняло отсутствие рабочих рук. Поэтому основной целью землевладельцев было собрать ушедших крестьян и окончательно прикрепить их к земле.

30. РЕФОРМЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в.: ЗЕМСКАЯ, ГОРОДСКАЯ И СТОЛЫПИНСКАЯ АГРАРНАЯ РЕФОРМЫ

30. РЕФОРМЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в.: ЗЕМСКАЯ, ГОРОДСКАЯ И СТОЛЫПИНСКАЯ АГРАРНАЯ РЕФОРМЫ Земская реформа. В 1864 г. в России были созданы земские органы самоуправления. Система земских органов была двухуровневой: на уровне уезда и губернии. Распорядительные земские органы

Под эгидой монархии Габсбургов

Под эгидой монархии Габсбургов На протяжении нескольких десятилетий Немецкий орден почти не пользовался влиянием и, самое главное, существовала большая неопределенность в отношении его правового статуса. Но самое главное - орденское братство сохранилось. После смерти

Глава IX Реформы Александра II. — Реформы — судебная, военная, университетская и печати. — Политические вольности русского подданного

Глава IX Реформы Александра II. — Реформы — судебная, военная, университетская и печати. — Политические вольности русского подданного Преобразование всего судебного дела России обыкновенно отмечается, как третья из великих реформ, проведенных в царствование Александра

3. Украинцы-трипольцы, или Насколько украинцы «тормознутый» народ

3. Украинцы-трипольцы, или Насколько украинцы «тормознутый» народ В гиперпатриотическом видении происхождения украинцев пересекаются две проблемы: генетическая и лингвистическая, которые путаются многими авторами, исследующими украинский этногенез[19]. Здесь

3. Галичане и украинцы

3. Галичане и украинцы Можно было бы долго рассуждать на тему покоя и движения, но вернемся к Украине. Сегодняшний политический фон Украины основан на русофобии.Откуда взялся этот разрушительный миф о том, что русские украинцам враги? Как могло случиться, что в некогда

Западные и юго-западные земли древней Руси в составе Великого княжества Литовского

Западные и юго-западные земли древней Руси в составе Великого княжества Литовского Великое княжество Литовское, Жемоитское и Русское в древнерусских летописях и в современной литературе именуют Литвой. Сами жители княжества часто называли его Русью. И на то были

3. Украинцы-трипольцы, или Насколько украинцы «тормознутый» народ

3. Украинцы-трипольцы, или Насколько украинцы «тормознутый» народ В гиперпатриотическом видении происхождения украинцев пересекаются две проблемы: генетическая и лингвистическая, которые путаются многими авторами, исследующими украинский этногенез[19]. Здесь

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: