Типичные экспертные ошибки судебной экономической экспертизы

Обновлено: 13.04.2024

Согласно Перечню родов (видов) экспертиз, утвержденному Приказом Минюста России от 27 декабря 2012г. №237, судебно-бухгалтерская экспертиза проводится с целью:

  • исследования показателей бухгалтерского учета и отчетности хозяйствующего субъекта;
  • исследование признаков и способов искажения данных бухгалтерского учета, влияющих на финансовую отчетность и расчеты по обязательствам хозяйствующего субъекта;
  • исследование данных неофициального учета.

Аналогичный подход наблюдается и в системе судебно-экспертных учреждений МВД России.

Типичными экспертными ошибками при проведении судебно-бухгалтерской экспертизы являются:

  • неправильное использование плана счетов бухгалтерского учета;
  • неверное формирование первичных документов;
  • ошибки при группировке регистров бухгалтерского учета и форм бухгалтерской (финансовой) отчетности.

Данные ошибки связаны с недостаточной квалификацией эксперта-бухгалтера и слабым владением нормативной документацией, регулирующей бухгалтерский учет в Российской Федерации.

Наиболее часто встречающейся ошибкой является отождествление судебно-бухгалтерской экспертизы и аудита.

Несмотря на общие методы, приемы, методики, использование одних и тех же объектов, аудит и судебно-бухгалтерская экспертиза имеют ряд весьма существенных отличий.

Использование юридических знаний при проведении аудита не только возможно, но и необходимо для его качественного осуществления. При проведении аудита осуществляется проверка достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности организации, в том числе ответы на вопросы заказчика аудита, к примеру, «Соответствовала ли финансовая деятельность организации в проверяемом периоде требованиям действующих нормативных правовых актов?».

Но аудит и судебная экспертиза – это разные виды деятельности, имеющие разные цели и задачи, регулируемые разными нормативными правовыми актами. Судебная экспертиза проводится в жестко регламентированной законом процессуальной форме, подразумевающей использование специальных знаний эксперта и исключающей постановку перед экспертом правовых вопросов и ответ эксперта на правовые вопросы.

Наиболее часто имеют место попытки использования заключения аудиторов вместо заключения судебно-бухгалтерской экспертизы в арбитражном процессе. Согласно ст. 64 АПК «в качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы». Таким образом, для использования в качестве доказательства в судебном процессе аудиторское заключение должно обладать статусом заключения экспертов.

Очевидно, для того чтобы организация, которой поручено проведение судебно-экономической экспертизы, могла рассматриваться как экспертное учреждение, в ее уставе должно быть предусмотрено производство судебных экспертиз в качестве одного из основных видов деятельности. Эта организация должна регулярно выполнять судебные экспертизы, быть известна именно как судебно-экспертное учреждение. Как правило, в представляемых аудиторских заключениях нет никаких данных о том, что данная компания осуществляет судебно-экспертную деятельность.

Закон не позволяет поставить знак равенства между судебно-экспертным учреждением и любой иной организацией, пусть даже там работают весьма компетентные лица. Эти лица вполне могут производить судебную экспертизу как частные эксперты вне экспертного учреждения. Однако в этом случае их фамилии должны быть названы для обеспечения прав участников процесса (в частности, на отвод эксперта), предоставленных им ч. 3 ст. 82 АПК.

В заключении аудиторов не указывается, что им разъяснены права и обязанности эксперта, об ответственности по ст. 307 УК они не предупреждены. Формальный подход к разъяснению аудиторам прав и обязанностей судебного эксперта наглядно виден при анализе текстов заключения, которое, как правило, изобилует процессуальными, гносеологическими и деятельностными ошибками.

Нередко в заключениях авторы используют неверные понятия. Например, в заключении эксперта аудиторы указывают: «Нами был проведен аудит. ». Однако согласно Федеральному закону от 30.12.2008 г. №307-ФЗ «Об аудиторской деятельности»:

Аудит – независимая проверка бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица в целях выражения мнения о достоверности такой отчетности.

Аудиторское заключение – официальный документ, предназначенный для пользователей бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемых лиц, содержащий выраженное в установленной форме мнение аудиторской организации, индивидуального аудитора о достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица.

Согласно Федеральному закону от 31.05.2001 №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»:

Судебная экспертиза – процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, а заключение эксперта – письменный документ, отражающий ход и результаты исследований, проведенных экспертом.

Таким образом, аудит и судебная экспертиза – это различные виды деятельности. Типичной ошибкой аудиторов является не ответ на поставленные вопросы, а выявление нарушений в бухгалтерском учете организации.

Наиболее часто встречающейся экспертной ошибкой при производстве судебно-бухгалтерских экспертиз является отказ эксперта от использования первичных бухгалтерских документов. Так, в заключении эксперт указал: «Первичными документами, на основании которых были приняты к учету маркетинговые услуги, затраты по которым были отнесены на счет учета расходов будущих периодов, являлись акты сдачи-приемки работ (услуг) по Соглашению б/н от 21 ноября 2013 г.».

По мнению эксперта, «данные акты не могут быть использованы в качестве первичных документов с точки зрения требований, предъявляемых к таким документам Федеральным законом от 06.12.2011 №402-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Составляемые один-два раза в месяц акты приема-сдачи работ (услуг) отличаются друг от друга только суммой, подлежащей оплате за оказанные услуги, и датой составления акта. В качестве содержания хозяйственной операции в актах повторяется общая формулировка определения услуг из статьи договора. Таким образом, в актах вопреки требованиям законодательства помимо должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции, не указаны также конкретное содержание хозяйственной операции и измерители хозяйственной операции в натуральном выражении. Такие первичные документы не могут быть приняты к учету. Непонятно, в чем здесь усматривают нарушение эксперты. Акты приема-сдачи работ (услуг) должны составляться по мере выполнения работ (оказания услуг) (в том числе один-два раза в месяц); если акты приема-сдачи работ (услуг) относятся к одному и тому же договору на оказание одного вида услуг, то отличаться друг от друга они будут только суммой, подлежащей оплате за оказанные услуги, и датой составления акта.

Вторая типичная экспертная ошибка при обработке первичных бухгалтерских документов состоит в необоснованном непризнании затрат в соответствии с конкретным договором. Так, в заключении эксперт указывает: «оформляемые при приеме-сдаче работ документы не соответствуют условиям договора. Согласно договору цена услуг составляет сумму внутренних операционных издержек, понесенных Исполнителем для выполнения услуг». При этом в договоре говорится, что «Исполнитель обязуется предоставить все материалы и документы, подтверждающие понесенные внутренние операционные издержки». К большинству актов такие материалы и документы не приложены. Но даже если такая информация по акту есть, она используется лишь для определения цены услуг и не заменяет конкретное содержание оказанных маркетинговых услуг, которое все равно должно быть указано в акте».

Непонятно, почему исходя из вышеизложенного, эксперт считает, что оформляемые при приеме-сдаче работ документы не соответствуют условиям договора. В заключении указано: «согласно договору цена услуг составляет сумму внутренних операционных издержек, понесенных исполнителем для выполнения услуг». Данный пункт не может иметь никакого отражения в первичных документах, оформляемых при приеме-сдаче работ.

Третья типичная экспертная ошибка при обработке первичных бухгалтерских документов состоит в необоснованном непризнании факта выполненных работ. Так, в заключении эксперт указывает: «В актах сдачи-приемки работ (услуг) по договору указываются выполненные работы, которые, совершенно очевидно, исполнителем не выполнялись и выполнены быть не могли». Непонятно, исходя из чего это «совершенно очевидно» эксперту и почему данные работы «не выполнялись и выполнены быть не могли».

Далее эксперт указывает, что представленные акты сдачи-приемки работ по соглашению об оказании маркетинговых услуг не могут служить документами, подтверждающими факт оказания услуг, и не могут быть приняты к учету, так как:

  • не соответствуют закону,
  • противоречат условиям договора,
  • не отражают фактическое положение дел.

Необходимо подчеркнуть необоснованность, неподтвержденность данных выводов, так как экспертом не указано ни одного несоответствия закону, ни одного противоречия условиям договора. Что касается утверждения, что «документы не отражают фактическое положение дел», то непонятно, какое конкретно значение вкладывает в данное выражение эксперт и как данный вывод обоснован проведенными исследованиями. Что касается ссылки эксперта на недопустимость принятия к бухгалтерскому учету актов приема-сдачи работ (услуг) ввиду того, что в них «не указаны также конкретное содержание хозяйственной операции и измерители хозяйственной операции в натуральном выражении», то данное утверждение противоречит судебной практике (Постановление ФАС МО от 23 июля 2009 г. №КА-А41/6105-09).

Нередко при производстве судебно-бухгалтерских экспертиз эксперты анализируют меру ответственности должностных лиц. Например, в заключении указано: «. ответственность руководителя организации как единоличного исполнительного органа общества с ограниченной ответственностью предусмотрена Федеральным законом от 08.02.1998г. №14-ФЗ. В статье 44 данного Закона указано, что единоличный исполнительный орган общества несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием)». Однако вопрос ответственности лежит за рамками компетенции эксперта. Таким образом, отвечая на этот вопрос, эксперт выходит за пределы своей компетенции.

Целый ряд экспертных ошибок связан с неверно выбранной методикой исследования. Так, отвечая на вопрос «Нашло ли отражение в представленных банковских документах списание денежных средств наличными за период с 7 сентября 2010 года по 22 октября 2010 года: с р/счета 4070 ООО «Альянс» в КБ «Траст»; с р/счета №4070 ООО «Дамит» в КБ «Траст»; с р/счета №4070 ООО «Консалтинг» в КБ «Траст», ранее полученных от ООО «Фармоком», ООО «Вантейн», если да, то в каком размере?», эксперт анализировал движение денежных потоков по счетам по совокупности за весь период с 7 сентября 2010г. по 22 октября 2010г., что не позволяет определить принадлежность денежных средств, списанных наличными к определенному договору, и дать правильный и обоснованный ответ на поставленный вопрос. Чтобы определить, по каким договорам и от каких контрагентов получены позже списанные по чекам со счетов денежные средства, необходимо проводить анализ движения денежных средств по каждой дате анализируемого периода.

Эксперты в ряде случаев отождествляют понятия прибыли и дохода, что является экономически некорректным. Согласно Положению по бухгалтерскому учету «Доходы организации» ПБУ 9/99 «доходами организации признается увеличение экономических выгод в результате поступления активов (денежных средств, иного имущества) и (или) погашения обязательств, приводящее к увеличению капитала этой организации, за исключением вкладов участников (собственников имущества)».

Согласно Положению по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденному Приказом Минфина РФ от 29 июля 1998г. №34н «прибыль представляет собой конечный финансовый результат, выявленный за отчетный период по данным бухгалтерского учета всех хозяйственных операций организации и оценки статей баланса». Согласно ст. 247 Налогового кодекса РФ прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину расходов. Таким образом, прибыль и доход являются различными экономическими понятиями и отождествление недопустимо.

Источник: Е.Р. Россинская. Судебная экспертиза: типичные ошибки, М: Проспект, 2012

Как известно, своевременное назначение и проведение экспертиз экономической направленности имеет важное значение, т.к. в противном случае возможно не только затягивание сроков расследования, но и утрата самих будущих объектов экспертного исследования. Эффективное использование результатов специальных экономических знаний зависит от правильного выбора соответствующей формы их использования. В этой связи мы находим обоснованным и полностью разделяем мнение А.П. Резвана и Ф.В. Глазырина о том, что "тактически важным является вопрос о моменте назначения экспертизы", который определяется исходя из достаточности материалов, характера и состояния объектов.

Назначение

Учет тактических условий времени назначения экспертизы способствует экономии сил и средств предварительного исследования. "Решая вопрос о времени назначения экспертизы, не следует забывать, что ее осуществление - не последнее следственное действие, которое проводит следователь. От того, когда назначена экспертиза и получены ее результаты, зависят возможности и тактика проведения других не менее важных следственных действий", - подчеркивают авторы.

Принятие решения о необходимости проведения судебной экономической экспертизы зависит от самого следователя или от инициативы заинтересованных лиц при наличии мотивированного ходатайства. При этом довольно часто следователь для уяснения необходимости назначения экспертизы обращается за консультацией к соответствующим специалистам-экономистам, которые могут, с одной стороны, высказать мнение о нецелесообразности назначения экспертизы на определенном этапе (например, привести доводы о том, что интересующие следствие вопросы в настоящий момент разрешены быть не могут).

С другой стороны, ознакомившись с содержанием ходатайств, а также имеющимися в деле материалами, специалист может сообщить следователю, что их вполне достаточно для разрешения вопросов, указанных в ходатайстве и необходимости в сборе дополнительных материалов нет. Опираясь на мнение специалиста о перспективах проведения экспертизы, а также его оценку качества и количества материалов, которые могут быть предоставлены эксперту, следователь принимает решение о ее назначении.

Следователь также вправе воспользоваться помощью специалиста при разрешении ходатайства заинтересованного лица, заявленного при ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы. Здесь следует подчеркнуть, что все рекомендации специалиста при подготовке к назначению судебной экспертизы не имеют обязательного процессуального значения, хотя следователи при принятии решения о назначении экспертизы довольно часто опираются на консультационную помощь специалиста.

Выбор эксперта

При выборе эксперта и экспертного учреждения для производства судебной экономической экспертизы, на наш взгляд, следователю необходимо учитывать как сроки производства предварительного следствия, так и наличие экспертов соответствующих специальностей в экспертных учреждениях, а в некоторых случаях - наличие ходатайства заинтересованных лиц о поручении производства экспертизы конкретному экспертному учреждению или эксперту. Как правило, при выборе эксперта следователь исходит из того, консультировал его этот эксперт до назначения экспертизы ли нет, так как, если тот уже знакомился с материалами дела (пусть в статусе специалиста), он сможет быстрее провести экспертное исследование.

По нашему мнению, целесообразнее поручать проведение экспертизы именно этому человеку еще и потому, что тем самым повышается его ответственность за рекомендации, которые он дает следователям до назначения экспертизы. Зная, что степень вероятности вовлечения его в процесс в статусе эксперта достаточно высока, специалист (особенно, когда речь идет о сотрудниках государственных судебно-экспертных учреждений) возможно, и перестрахуется в части советов следователю по сбору дополнительных материалов для проведения экспертизы, но уж точно не отмахнется от дополнительной нагрузки, а постарается вникнуть в суть дела.

Ошибки при вынесении постановления о назначении экспертизы

При вынесении постановления о назначении судебной экономической экспертизы следователи зачастую допускают одни и те же ошибки:

  • неверно формулируют или вовсе не указывают основания назначения экспертизы;
  • неверно или некорректно ставят вопросы (чаще всего в ситуации отсутствия предварительной консультации со специалистом или экспертом);
  • не индивидуализируют объекты исследования.

Так, на практике нередки случаи, когда следователи ограничиваются в постановлении о назначении экспертизы следующей фразой: "В распоряжение эксперта предоставить материалы уголовного дела N. " В целях полноты экспертного исследования, а также исключения упущений со стороны эксперта, необходимо точно и полно перечислять в постановлении вид и количество предоставляемых для исследования объектов.

Такого рода рекомендации важны также в контексте вопроса об определении пределов компетенции судебного эксперта при исследовании материалов уголовного дела, среди которых есть, к примеру, объяснения отдельных лиц, протоколы их допросов, к которым и сам следователь может относиться критично. Не углубляясь в дискуссию, мы находим правильным вывод Д.П. Чипуры о том, что эксперт-экономист вправе использовать материалы уголовного дела (включая объяснения и показания заинтересованных лиц, акты проверок и ревизий) только при соблюдении определенных условий:

а) если факты, изложенные в этих материалах, приняты органом расследования как доказательства и указаны в постановлении о назначении экспертизы в качестве исходных данных;

б) если эти данные относятся к предмету судебно-экономической экспертизы;

в) если эти данные эксперт использует на основе своих специальных знаний.

Вывод

Таким образом, при правильной организации взаимодействия следователя и специалиста (или эксперта) до назначения судебной экономической экспертизы можно решить следующие задачи:

  • сократить сроки проведения судебных экономических экспертиз;
  • усилить наступательность деятельности следователя при расследовании дел экономической направленности;
  • повысить эффективность использования следователем знаний в непроцессуальной форме;
  • снизить расходы, связанные с проведением судебных экономических экспертиз.

Как нам представляется, привлечение экспертов-экономистов к проведению методических занятий со следователями, специализирующимися на расследовании дел экономической направленности, могло бы не только способствовать повышению квалификации следователей, но и оптимизации процесса их взаимодействия с носителями специальных знаний.

Экспертные ошибки - это суждение эксперта или его действия, которые не соответствуют объективной действительности и не приводят к цели экспертного исследования. Экспертные ошибки являются результатом добросовестного заблуждения.

Классификация экспертных ошибок

Профессор Е.Р. Россинская, заведующая кафедрой судебных экспертиз МГЮА, д.ю.н. предложила следующую классификацию :

  • ошибки процессуального характера;
  • гносеологические ошибки;
  • Деятельностные, или операционные ошибки.

Остановимся на каждом из трёх классов.

1. Ошибки процессуального характера

Эти ошибки возникают когда:

- эксперт нарушает процессуальный режим и процедуру производства экспертизы;
- эксперт выходит за пределы своей компетенции;
- эксперт выражает инициативу в форме, не предусмотренной законом;
- эксперт самостоятельно собирает материалы/объекты экспертизы;
- эксперт обосновывает выводы не результатами, а материалами дела;
- эксперт контактирует с заинтересованными лицами, и этот контакт не санкционирован судом или следователем;
- эксперт принимает материалы для экспертизы от неуполномоченных лиц;
- в экспертном заключении отсутствуют необходимые реквизиты.

2. Гносеологические ошибки

Причина этого класса ошибок лежит в сложности процесса экспертного познания. Такие ошибки возникают при познании сущности, свойств и признаков объектов экспертизы, также отношений между ними. Ошибки могут появится и при оценке результатов познания, итогов экспертного исследования, их интерпретации.

В учебной литературе гносеологические ошибки делят на логические и фактические (предметные).

Логическая ошибка - это нарушение какого-либо закона, правил и схем логики. Логические ошибки связаны с нарушением в акте мышления законов и правил логики, некорректным применением логических приемов и операций, например смешение причинной связи с простой последовательность во времени или обоснование тезиса аргументами, из которых данный тезис логически не вытекает.

Фактические ошибки обусловлены незнанием предмета и фактического положения дел. Фактические (предметные) ошибки появляются от искаженного представления об отношениях между предметами объективной действительности. Распространенной ошибкой является омонимия - смешение или подмена понятий. Эта ошибку относят к фактическим.

3. Деятельностные (операциональные) ошибки

Ошибки, связанные с деятельностью (процедурами), которую осуществляет эксперт. Например, он нарушил последовательность, неправильно использовал средства исследования, применял непригодные технические и иные средства исследования и т.д.

Есть ошибки, которые не зависят от эксперта. Их причины:

- в отсутствии разработанной и апробированной методики;
- в несовершенстве используемой экспертной методики;
- в применении ошибочно рекомендованных методов;
- в применении методов, находящихся в стадии экспериментальной разработки;
- в применении неисправного оборудования;
- в использовании методов и приборов, не обладающих достаточной чувствительностью или разрешающей способностью;
- в использовании для измерений физических величин приборов, не относящихся к сертифицированными средствам измерений;
- в применении неповеренных средств измерений и эталонов;
- в использовании неаттестованных методик измерений физических величин;
- в использование неправильных математических моделей и компьютерных программ;
и др.

Есть и субъективные экспертные ошибки. Которые могут являться причиной:

- профессиональной некомпетентности эксперта;
- неправильной оценки идентификационной значимости признаков, результатов, полученных другими членами комиссии при производстве комплексной экспертизы, и т.д.;
- неполноты или односторонности исследования;
- пренебрежения правилами и условиями применения методик экспертного исследования и технических средств;
- профессиональными упущениями эксперта; эксперт неаккуратен и небрежен, поверхностно провёл исследования и др.

Экспертные ошибки могут быть связаны с определенными чертами личности эксперта. Речь идёт:

- о дефектах или недостаточной остроте органов чувств эксперта: зрения, слуха и т.д.;
- о неординарном психологическом состоянии эксперта или его измененном сознании после/вследствие болезни, стресса и др.;
- о характерологических свойствах личности, например, неуверенности в своих знаниях, повышенной внушаемости, мнительности, излишней самоуверенности и др.;
- о психоэмоциональных свойствах: темперамент, психологическая устойчивость, волевые качества, мотивационные установки и т.д.;
- о стремлении проявить экспертную инициативу без достаточных к тому оснований;
- о дефектах в организации и планировании экспертного исследования.

Ошибки могут являться следствием и некритического осмысления материалов дела, предыдущего экспертного заключения, поведения руководителей, следователя, иных участников судопроизводства.

Кто и когда обнаруживаются ошибки?

В первую очередь ошибки обнаруживает сам эксперт, особенно на стадии формулировании выводов. Затем заметить ошибки может комиссия экспертов при производстве комиссионной или комплексной экспертизы, при контроле хода и результатов, которые осуществляет руководитель учреждения.

Также ошибки могут быть выявлены при оценке заключения эксперта следователем или судом (первой, апелляционной, кассационной, надзорной инстанций). А также при обобщении экспертной практики, осуществляемом в практических или научных целях.

Если обнаруженные ошибки повлекли за собой неправильный вывод эксперта, то руководитель экспертного учреждения ставит об этом в известность орган, назначивший экспертизу.

Важно: умение отличать экспертные ошибки и заведомую ложность заключения.

Так как заведомая ложность - это умышленное действие, направленное на сознательное и целенаправленное игнорирование или умалчивание при исследовании существенных фактов и свойств объекта экспертизы. И оно может состоять:

  • в осознанных неверных действиях по проведению экспертизы;
  • в умышленно неверном применении или выборе методики экспертного исследования;
  • в заведомо неправильной их оценке.

Добросовестное заблуждение - это осознание экспертом ложности своих выводов или неправильности действий; это такое психологическое состояние, при котором субъект не осознает неправильности своих суждений или действий, а искренне полагает, что мыслит и действует правильно.

Естественно, ошибка может крыться и в исходных данных, которые могут быть сфальсифицированными. В этом случае нельзя говорить об экспертной ошибке, поскольку причиной является ошибка субъекта, назначившего экспертизу, либо его умышленно неправильные действия/правонарушения.

Как предупредить возникновение экспертных ошибок?

Возможности предупреждения экспертных ошибок во многом зависят от специфики того или иного рода или вида судебной экспертизы.

Ученые выделяют следующие подходы к предотвращению появления ошибок:

  • полнота и достаточность представляемых на экспертизу объектов и материалов;
  • совершенствование методов и средств экспертного исследования, внедрение в экспертную практику современных высокотехнологических и компьютеризированных методов исследования объектов экспертизы, активное развитие информационного обеспечения экспертной деятельности;
  • профессиональная подготовка квалифицированных экспертных кадров, подтверждение и повышение квалификации экспертов в рамках целевой профессиональной переподготовки;
  • контроль качества экспертных исследований, в том числе взаимное и внешнее контрольное рецензирование экспертных заключений с привлечением независимых специалистов.

Заключение эксперта – один из источников сведений, на основании которых суд устанавливает факты, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Как и любое другое доказательство, оно будет иметь юридическую силу при условии, что получено с соблюдением закона. В этой колонке я рассмотрю ошибки, которые допускаются судом при назначении экспертизы в гражданском процессе и возможности их предупреждения во избежание затягивания сроков для рассмотрения дела, признания заключения эксперта недопустимым доказательством, а также увеличения расходов по делу.

Порядок назначения экспертизы

Процедура назначения экспертизы в гражданском процессе регламентируется ст. 79-80 Гражданского процессуального кодекса.

Назначение судебной экспертизы осуществляется судом по собственной инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в процессе. В ряде дел, таких как дела о признании гражданина недееспособным, проведение экспертизы является обязательным процессуальным действием (ст. 283 ГПК РФ).

Экспертиза может быть назначена как на стадии подготовки к судебному разбирательству, так в и процессе самого судебного разбирательства.

Поводом для проведения экспертизы является возникновение в деле вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, и для разрешения которых недостаточно опросить в судебном заседании специалиста. Назначение экспертизы должно быть обоснованным.

Перед вынесением определения о назначении экспертизы суд:

  • устанавливает факты, для подтверждения которых необходимо проведение экспертизы;
  • определяется с видом экспертизы;
  • выбирает судебно-экспертное учреждение или эксперта (экспертов);
  • рассматривает ходатайства об отводе экспертов, если таковые имеются;
  • формулирует круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта;
  • обозначает дату назначения экспертизы и дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд;
  • решает вопрос о предоставлении эксперту материалов и документов для сравнительного исследования, особые условия обращения с ними, если это необходимо;
  • определяет за чей счет должна быть проведена экспертиза.

Выбор эксперта и определение круга вопросов осуществляются судом с учетом мнения участников процесса. Отклоняя вопросы, предложенные стороной по делу, суд обязан мотивировать свое решение.

Содержание определения о назначении экспертизы должно соответствовать требованиям ст. 80, ст. 225 ГПК РФ.

Эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения об ответственности, предусмотренной ст. 307 Уголовного кодекса.

Далее, суд имеет право воспользоваться правом, представленным ст. 216 ГПК РФ, и приостановить производство по делу.

Ошибки в судебной практике

Анализ правоприменительной практики в этом вопросе приведен в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 декабря 2011 года (далее – Обзор). Изучение обобщений, проведенных на уровне верховных судов субъектов РФ, показывает, что Обзор сохраняет актуальность и в настоящий момент. Приведем типичные ошибки судов при назначении экспертизы.

Не указано наименование вида экспертизы. В отдельных случаях вместо названия экспертизы суды указывали ожидаемые от исследования результаты. Так, в одном определении экспертиза была названа: "судебная экспертиза по определению рыночной стоимости заложенного имущества". Назначаются несуществующие виды экспертиз. Перечень возможных видов судебных экспертиз содержится в Приказе Минюста России от 27 декабря 2012 г. № 237 "Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России".

Неверно определен вид экспертизы. Судом на разрешение эксперта поставлены вопросы, на которые не могли быть получены ответы в результате указанного в определении вида экспертизы.

Неверно указан тип экспертизы (повторная или дополнительная). Повторная экспертиза согласно ст. 87 ГПК РФ, ст. 20 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" назначается судом, когда есть основания сомневаться в объективности и обоснованности заключения эксперта. Дополнительная экспертиза, как правило, имеет место быть при выявлении неясности, неточности, неполноте выводов эксперта. Эта ошибка может повлечь неверное решение вопроса о том, возможно ли поручение этой же экспертизы тому же эксперту.

Не определены даты проведения экспертизы и даты предоставления суду заключения эксперта. При определении сроков судьи руководствуются Методическими рекомендациями по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской федерации, утв. приказом Минюста России от 20 декабря 2002 года № 346, а также сложившейся практикой по срокам проведенных ранее экспертиз. Отсутствие конкретной даты в определении о назначении экспертизы также приводит к неопределенности, и как следствие затягиванию процесса во времени.

Ошибочный выбор экспертного учреждения или эксперта. Не всегда предварительно выяснялась возможность конкретного экспертного учреждения провести необходимые вид экспертизы, наличие соответствующей материально-технической базы или условий для проведения экспертизы.

Не составлялся протокол судебного заседания или составлялся с нарушением ст. 228 ГПК РФ. Обязанность суда – составлять протокол при проведении каждого отдельного процессуального действия. Применительно к назначению экспертизы в протоколе подлежат обязательному отражению: лицо, ходатайствующее о назначении экспертизы, сведения о разъяснении прав участникам процесса и последствий уклонения от экспертизы, данные о представление сторонами вопросов для исследования, обсуждений выбора эксперта, заявления отводу эксперта.

На разрешение экспертам ставились вопросы правового характера. Например, разрешение такие вопросов, как: "Соответствовали ли действия истца и ответчика перед столкновением ПДД, и если нет, то какие пункты ПДД были нарушены?" или "Нуждается ли данный гражданин в установлении опеки?" относится к компетенции суда, и ставить их перед экспертом считается недопустимым.

В большинстве из перечисленных нарушений определение о назначении судебной экспертизы и материалы для ее проведения возвращаются из экспертного учреждения без исполнения обратно в суд для уточнения соответствующих пунктов. Данное обстоятельство приводит к затягиванию сроков разрешения дела по существу.

Возможности участников процесса

Ошибкой со стороны участников процесса является пассивное поведение в процессе и предоставление решений всех вопросов, касающихся назначения экспертизы, на откуп суду и другой стороне по делу.

Важно ясно представлять возможности того или иного вида экспертизы и результаты, которые она может дать. В ходатайстве о назначении экспертизы необходимо обосновать ее назначение и указать конкретный факт, для установления которого требуется специальные знания. Предложенные на разрешение эксперта вопросы должны быть конкретны, понятны, корректно сформулированы и последовательны. Для этого можно воспользоваться специальной литературой или проконсультироваться со специалистом. Предлагая суду эксперта, желательно предварительно провести мониторинг уже проведенных ранее аналогичных судебных экспертиз и экспертов, работающих в нужной сфере, и предоставить суду информацию об экспертном учреждении или данные эксперта (экспертов) с указанием сведений об их компетентности, стаже эксперта, сроков, за которые он проведет экспертизу, и стоимость его услуг.

При назначении экспертизы по инициативе суда также важно активно пользоваться предоставленными сторонам процессуальными правами, контролировать внесение соответствующих замечаний в протокол судебного заседания и знакомиться с вынесенным определением о назначении экспертизы.

Последнее приобретает особое значение в связи с тем, что формально законодатель дает возможность принесения частной жалобы на определение суда о назначении экспертизы только в отношении вопросов, связанных с судебными расходами (ст. 104 ГПК РФ), а также приостановлении производства по делу (ст. 218 ГПК РФ).

Это мотивируется тем, что определение суда о назначении экспертизы само по себе не исключает возможность дальнейшего движения дела и в соответствии со ст. 331 ГПК РФ частные жалобы на определения суда такого рода не подаются. Возможность обжалования определения отсутствует и в ст. 80 ГПК РФ, касающейся непосредственно определения суда о назначении экспертизы.

Право оспорить выбор суда в отношении эксперта и круга вопросов процессуальное законодательство не предоставляет. В случае вынесения неблагоприятного решения возможно включить свои доводы в аппеляционную жалобу, воспользовавшись правом, указанным в п. 3 ст. 331 ГПК РФ.

Савицкий Алексей

В настоящей статье автор рассматривает актуальные проблемы производства судебной экономической экспертизы в уголовном процессе, связанные с отсутствием четкой регламентации ее основных понятий, единой классификации, отмечает особенности судебных оценочных экспертиз, формулирует перечень объектов экспертизы, в том числе недопустимых, и приводит рекомендации по формулированию вопросов перед экспертом.

В современных условиях в уголовном процессе по экономическим делам в силу специфики экономических операций и финансовых процессов следствие и суды нередко назначают судебные экономические экспертизы. В частности, без заключения эксперта не обойтись при исследовании экономических взаимосвязей между контрагентами, определении размера ущерба от экономических операций, выявлении признаков преднамеренного и фиктивного банкротства и пр. Наиболее часто судебные экономические экспертизы назначаются при расследовании уголовных дел по следующим статьям УК РФ:

Купив номер, вы получаете доступ к полной версии как этой статьи, так и всех материалов этого выпуска на сайте. Кроме того, вы получите возможность просмотреть его PDF-версию в вашем личном кабинете.

Устюжанина Ольга

Брославский Лазарь

Ершов Игорь

Луцкий Никита

Неправильная квалификация деяния

© 2007—2017 «Новая адвокатская газета»
© 2017—2022 «Адвокатская газета»

Воспроизведение материалов полностью или частично без разрешения редакции запрещено. При воспроизведении материалов необходима ссылка на источник публикации – «Адвокатскую газету». Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов. Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются.

Редакция «Адвокатской газеты» не предоставляет юридические консультации, контакты адвокатов и материалы дел.

Метка * означает упоминание лиц, внесенных в реестр иностранных агентов.
Метка ** означает упоминание организации, запрещенной в РФ.

Отдельные публикации могут содержать информацию, не предназначенную для пользователей до 18 лет.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: