Судебная практика по налоговым вычетам

Обновлено: 16.04.2024

Системе предоставления налоговых вычетов грозят революционные изменения: Минфин России в рамках очередного пакета поправок в Налоговый кодекс 1 предлагает предоставить гражданам упрощенный механизм возврата ранее уплаченного НДФЛ посредством оформления одного лишь заявления, без заполнения уже ставшей привычной декларации по форме 3-НДФЛ.

Публичное обсуждение законопроекта, размещенного на федеральном портале проектов нормативных правовых актов, закончилось 17 сентября, но уже сейчас на себя обращает внимание санкционная составляющая документа – новая ст. 126 Налогового кодекса, предусматривающая ответственность налоговых агентов и кредитных учреждений за предоставление ФНС России недостоверных сведений о доходах налогоплательщиков, в отношении которых налоговым органом принимается решение об упрощенном формате предоставлении вычета.

Впрочем, в настоящей колонке мы не будем подробно останавливаться на самом тексте проекта, но рассмотрим вопрос санкций с другой стороны. Так ли безобиден механизм получения налогового вычета? Нет ли здесь "подводных камней", не может ли налогоплательщику грозить суровое наказание при использовании данного законом права? Разберем несколько системных кейсов, когда ошибка при оформлении, несоблюдение смежных правовых норм или простое нежелание заранее уточнить те или иные тонкости процесса квалифицируется как серьезное налоговое правонарушение.

Кейс 1. Ошибочка вышла

Время от времени налоговые органы осуществляют возврат НДФЛ из-за допущенных ошибок: человеческих либо технических. Ввиду достаточно продолжительного срока исковой давности незамеченными они не остаются, и налогоплательщик рискует столкнуться с требованием взыскания с него неосновательного обогащения.

Пример 1

Межрайонная инспекция ФНС России обратилась в суд с иском к налогоплательщику о взыскании суммы неосновательного обогащения, мотивируя тем, что последний безосновательно, с нарушением норм закона получил налоговый вычет за приобретение жилого помещения, а при оформлении документов на его получение не поставил в известность инспекцию о приобретении данного жилья за счет федерального бюджета.

Суд первой инстанции встал на сторону налогового органа. Было установлено, что инспекция, рассмотрев заявление налогоплательщика и подтвердив его право на получение имущественного налогового вычета на доходы физических лиц в сумме фактически произведенных налогоплательщиком расходов на приобретение жилого помещения, сделала это ошибочно. Инспекция не приняла во внимание уведомление МВД России с информацией о том, что квартира была приобретена налогоплательщиком за счет единовременной социальной выплаты в соответствии со ст. 4 Федерального закона от 19 июля 2011 г. № 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", которая была направлена на его расчетный счет. Данное обстоятельство в силу п. 5 ст. 220 НК РФ послужило основанием для отказа в предоставлении налогоплательщику налогового вычета за его расходы на приобретение квартиры и, соответственно, удовлетворения требований ИФНС России.

Примечательным является то, что суд первой инстанции, несмотря на ошибку самой инспекции, квалифицировал действия налогоплательщика как противоправные и умышленные, направленные на введение налогового органа при принятии им соответствующего решения по его заявлению в заблуждение.

Суд апелляционной инстанции отменил ранее принятое решение, указав на то, что налоговым органом не было использовано предусмотренное законом право на истребование от налогоплательщика дополнительных сведений об источнике дохода, на которые была приобретено жилое помещение при наличии того обстоятельства, что налогоплательщик по характеру своей работы относится к числу участников государственной программы о дополнительной социальной поддержке. Также инспекцией не были предоставлены доказательства неправомерности поведения налогоплательщика при наличии полной, своевременной проверки органом представленных им документов.

Пример 2

Управлением ФНС России по субъекту РФ по результатам проверки обоснованности возмещения из бюджета сумм налога на доходы физических лиц установлен факт ошибочного предоставления имущественного налогового вычета, в результате чего был осуществлен возврат денежных средств налогоплательщику в соответствии с положениями ст. 78 НК РФ.

При выявлении необоснованности перечисления бюджетных средств в пользу налогоплательщика налоговым органом было инициировано обращение в правоохранительные органы, на основании которого было возбуждено уголовное дело по факту хищения бюджетных средств неустановленными лицами, а также направлено требование на имя налогоплательщика о возврате ранее выплаченной суммы.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций, установив отсутствие каких-либо оснований для получения налогоплательщиком перечисленной денежной суммы, невозможность применения ст. 1109 Гражданского кодекса к спорным правоотношениям, пришли к выводу о необходимости взыскания суммы в размере 97 352 руб. в качестве неосновательного обогащения (кассационное определение Пятого кассационного суда общей юрисдикции от 12 февраля 2020 г. № 88А-1020/2020).


Кейс 2. Родственные узы

Что может быть проще и надежнее сделки с близким человеком? Ответ на этот вопрос не так прост, как кажется на первый взгляд. В случае, если налоговые органы докажут, что стороны сделки являлись взаимозависимыми лицами, примененный в ней налоговый вычет может быть квалифицирован как неосновательное обогащение, и требование о его взыскании не заставит себя долго ждать.

Пример 1

Налоговая инспекция обратилась в суд с требованием о возврате налогоплательщиком ранее выплаченных ему денежных средств. По мнению ИФНС России, неосновательное обогащение возникло в результате незаконно полученного имущественного налогового вычета по НДФЛ в связи с приобретением объекта недвижимости. В ходе мероприятий налогового контроля деклараций, поданных для получения имущественного налогового вычета, было установлено, что договор купли-продажи налогоплательщиком был заключен с родной сестрой, что является препятствием в силу подп. 3 п. 1 ст. 20, п. 5 ст. 220, подп. 11 п. 2 ст. 105.1 НК РФ для его применения.

Удовлетворяя заявленные исковые требования ИФНС России в части взыскания излишне возвращенных сумм НДФЛ, суды первой и апелляционной инстанций указали на отсутствие у налогоплательщика права на получение имущественного налогового вычета.

Судебная коллегия кассационного суда, проверяя законность ранее вынесенных судебных постановлений, оснований для их отмены не установила. Коллегия еще раз указала на то, что федеральный законодатель установил случаи, когда право на имущественный налоговый вычет по налогу на доходы физических лиц не применяется. К их числу отнесено совершение сделки купли-продажи квартиры между физическими лицами, являющимися взаимозависимыми в соответствии со ст. 105.1 НК РФ (абз. 26 подп. 2 п. 1 ст. 220 НК РФ). В случаях, когда сделка купли-продажи квартиры совершается между физическими лицами, указанными в ст. 105.1 НК РФ, то есть между взаимозависимыми лицами, налоговая льгота, предусмотренная ст. 220 НК РФ, не предоставляется.

Пример 2

Лицо А в 2017 году по договору купли-продажи приобрело у лица Б за 2 млн руб. квартиру, зарегистрировав право собственности в установленном законом порядке. В 2018 году в налоговый орган представлена налоговая декларация по НДФЛ лиц, в которой лицо А заявило о праве на получение имущественного налогового вычета за 2017 год в связи с приобретением квартиры.

МИФНС России отказала в предоставлении налогового вычета, мотивируя в числе прочего тем, что отношения сторон по договору свидетельствуют о взаимозависимости указанных лиц, действия которых направлены на получение налоговый выгоды в виде получения имущественного налогового вычета.

Лицо А обратилось в суд за защитой своих прав. Суд первой инстанции встал на сторону инспекции. Судебная коллегия апелляционной инстанции также согласилась с выводами суда первой инстанции о законности решения налогового органа. Стороны были признаны взаимозависимыми, не являясь родственниками, на основании п. 1 ст. 105.1 НК РФ.

Примечательными в данном примере являются факты, выявленные МИФНС России при проведении камеральной проверки и послужившие основанием для принятия решений судебными инстанциями:

  1. Сумма сделки при приобретении квартиры стоимостью 2 млн руб. значительно превышала общую сумму доходов лица А за последние три года;
  2. Ранее в декабре 2016 года лицо А продала принадлежащую ей спорную квартиру лицу Б, а через год, в июне 2017 года, вновь приобрела ее у последнего; оба лица обратились за предоставлением имущественного налогового вычета и возвратом излишне уплаченного налога;
  3. Лицо Б было допущено к управлению транспортным средством, принадлежащим отцу лица А;
  4. Информация, содержащаяся на страницах социальных сетей лица А, свидетельствовала о взаимосвязанности лиц А и Б.

В выплате имущественного налогового вычета в размере в сумме 50 934 руб. было отказано, иных санкций для лиц А и Б применено не было (апелляционное определение Свердловского областного суда от 3 июля 2019 г. по делу № 33а-11121/2019).


Кейс 3. Предпринимай

При применении налогового вычета крайне важно быть осмотрительным при использовании объекта, в отношении которого он заявлен. В противном случае инспекция может попытаться доказать, что ваши действия носили умышленный характер и были направлены на получение необоснованной выгоды. При определенном исходе событий это приведет как к доначислению налога, так и к взысканию пени и штрафа.

Пример 1

ИФНС России по субъекту РФ проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и уплаты налогов, по результатам которой был составлен акт выездной налоговой проверки и принято решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Суд первой инстанции установил, что налогоплательщик в проверяемом периоде фактически осуществлял предпринимательскую деятельность по реализации недвижимого имущества (квартир), приобретенного по договорам инвестирования, физическим лицам по договорам купли-продажи; целью приобретения жилых помещений являлось не личное потребление, а их дальнейшая реализация конечным потребителям и получение доходов; выявлены обстоятельства, подтверждающие недобросовестное поведение налогоплательщика, а также умышленность действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды в виде применения схемы ухода от налогообложения путем создания формального документооборота в рамках договора инвестирования с взаимозависимым лицом в целях минимизации налоговых обязательств и завышения расходов при определении налоговой базы по НДФЛ.

Апелляционная инстанция подтвердила выводы нижестоящего суда.

Налогоплательщику начислен к уплате в бюджет НДФЛ за 2014 год в сумме 300 360 руб., пени в сумме 84 866,72 руб., штраф в сумме 105 126 руб. (апелляционное определение Челябинского областного суда от 29 октября 2018 г. по делу № 11-14110/2018).

Пример 2

ИП обратился в суд кассационной инстанции с заявлением о признании недействительным решения МИФНС в части взыскания с него НДФЛ в сумме 1 581 645,65 руб., пени в сумме 456 737,35 руб. и штрафа в размере 52 721,52 руб., а также государственной пошлины в сумме 33 456 руб. в доход федерального бюджета.

Суды первой и апелляционной инстанции ранее поддержали требования инспекции и пришли к выводу, что инспекцией доказано занижение налогоплательщиком налоговой базы по НДФЛ, неправомерное применение имущественного вычета в отношении доходов от реализации земельных участков в рамках осуществляемой предпринимательской деятельности.

Позиция ИП основывалась на том, что при доначислении НДФЛ налоговый орган в нарушение подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ не применил расчетный метод и не установил сумму расходов, связанных с получением спорных доходов.

Суд кассационной инстанции подтвердил, что предприниматель неправомерно занизил доходы для целей исчисления НДФЛ:

  • за первый рассматриваемый год на сумму 9,9 млн руб.;
  • за второй рассматриваемый год на сумму 1,77 руб.;
  • за третий рассматриваемый год налогоплательщик включил в налоговую базу по НДФЛ реализацию 26 земельных участков на сумму 6,16 руб., однако уменьшил базу на имущественный вычет в сумме 1 млн руб.

Деятельность по приобретению и продаже земельных участков была признана предпринимательской. Ключевым для судов различных инстанций послужило то, что после приобретения земельных участков налогоплательщиком осуществлялось изменение их категории из земель сельскохозяйственного назначения в категорию земель населенных пунктов, производилось межевание участков, информирование покупателей о продаже участков посредством рекламы (установка баннера), земельные участки приобретались с целью их последующей реализации, сдачи в аренду и извлечения прибыли.

Судами также было учтено, что реализация земельных участков не являлась разовой сделкой и носила систематический характер, направленный на получение дохода.


***

Получение налогового вычета в ряде случаев может иметь крайне неблагоприятные последствия для налогоплательщика, вплоть до возбуждения уголовного производства. Следует заранее проверять имеющиеся документы на наличие оснований для возврата НДФЛ и, если возникают сомнения, консультироваться с профильными специалистами. Как мы видим, опытный налоговый инспектор в целях пресечения необоснованной выплаты может обратить внимание как на соотношение ваших официальных доходов и стоимости приобретаемого имущества, так и на содержание страниц ваших соцсетей.

Что касается упрощенного порядка возврата НДФЛ, то этот путь только начат. Налоговым органам предстоит серьезная доработка имеющихся информационных систем, для того чтобы процесс стал более прозрачным и, надеемся, более удобным и быстрым для налогоплательщиков.

1 С текстом законопроекта "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части введения упрощенной процедуры получения налоговых вычетов по налогу на доходы физических лиц" и материалами к нему можно ознакомиться на федеральном портале проектов нормативных правовых актов (ID: 02/04/09-20/00107814).

Доклад на конференции "Налоговое право в решениях Конституционного суда РФ", 20 - 28 апреля 2021 г. Вы можете принять участие в конференции, оставив комментарий к этому докладу и к докладам других участников конференции. Программа конференции по этой ссылке.

Юстус Ольга Ивановна – канд. юрид. наук, доцент кафедры конституционного, административного и таможенного права ФГБОУ ВО «Тверской государственный университет»

Конец «эпохи налогового романтизма» ознаменовал собою кардинальное изменение позиций судов по рассмотрению налоговых споров. Если раньше суды обосновывали свои выводы на формально-юридическом анализе обстоятельств дела и доказательств, то теперь они используют сугубо содержательно-фактический анализ, руководствуясь новыми позициями власти по борьбе с недобросовестными налогоплательщиками. Революционные преобразования в обществе всегда сопряжены с соблазном власти употребить силу [1].

Первая ситуация, ставшая предметом рассмотрения КС РФ, связана с необоснованным привлечением к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) М.А. Литвинова, который органами предварительного следствия обвинялся в мошенничестве, а именно в хищении чужого имущества путем обмана в крупном размере. Ему инкриминировалось, что, приобретя квартиру за счет средств федерального бюджета, он представил в инспекцию ФНС России по Всеволожскому району Ленинградской области три налоговых декларации по налогу на доходы физических лиц (форма 3-НДФЛ) за 2011, 2012 и 2013 годы с заявлением о предоставлении имущественных налоговых вычетов, на получение которых он не имел права, будучи участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих.

Первоначальным приговором М.А. Литвинов по предъявленному обвинению оправдан, поскольку, по мнению суда, ошибочное решение налогового органа о предоставлении вычета не было обусловлено подложными документами либо документами, скрывающими факт приобретения квартиры за счет средств федерального бюджета. При этом суд пришел к выводу, что обращение М.А. Литвинова за вычетом не свидетельствовало об обмане, а явилось следствием добросовестного заблуждения о законных основаниях к его получению.

В последующем оправдательный приговор был отменен, поскольку, по мнению рассматривающих данное дело иных судебных инстанций (вплоть до Верховного Суда Российской Федерации), неоднократное получение подсудимым, не имеющим на то права, соответствующего вычета после подачи им налоговой декларации говорит о наличии у него умысла на обман должностных лиц налогового органа с целью хищения денежных средств.

При этом, признав М.А. Литвинова виновным в совершении преступления, предусмотренного частью третьей статьи 159 УК Российской Федерации, один из судов указал, что ошибочные действия сотрудников налоговой инспекции не находятся в причинно-следственной связи с содеянным, не свидетельствуют о невиновности подсудимого, а лишь указывают на обстоятельства, способствовавшие преступлению.

В этой связи М.А. Литвинов был вынужден обратится в КС РФ с жалобой о несоответствии указанной уголовно-правовой нормы ст. 18 и ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, поскольку данная норма «позволяет привлекать налогоплательщика к уголовной ответственности без опровержения презумпции добросовестности его действий и без установления признаков совершения им обмана, возлагая на него уголовное наказание за ошибочные решения налоговых органов о предоставлении ему налогового вычета» [2].

Вопросы взыскания с физических лиц задолженности по налогу на доходы физических лиц, образовавшейся вследствие необоснованного предоставления имущественных налоговых вычетов, уже становились предметом рассмотрения КС РФ [3], который не исключил возможность взыскания с налогоплательщика денежных средств, полученных им вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного по решению налогового органа имущественного налогового вычета по налогу на доходы физических лиц, в порядке возврата неосновательного обогащения в случае, если эта мера оказывается единственно возможным способом защиты фискальных интересов государства. Указанная позиция СК РФ вызвала справедливые нарекания специалистов в сфере финансового и налогового права, а также общественности [4].

Вместе с тем, как свидетельствуют акты КС РФ за 2020 – 2021 гг., вопрос юридических последствий необоснованно предоставленного налогового вычета приобрел еще большую остроту в текущем периоде.

Имущественный налоговый вычет, в размере фактически понесенных и документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением соответствующего жилого помещения устанавливается ст. 220 НК РФ, предусматривающей: особенности предоставления вычета, его предельный размер и порядок исчисления фактических расходов ( пп.1,3 и 4 п. 3 ст. 220 НК РФ), перечень документов, представляемых в налоговый орган для подтверждения права на вычет (пп.6 и 7 п. 3 ст. 220 НК РФ), обстоятельства, при которых вычет не предоставляется (п. 5 и 11 ст. 220 НК РФ), а также порядок его предоставления (п.7 – 10 ст.220 НК РФ).

Таким образом, НК РФ осуществляет детальную правовую регламентацию процедуры предоставления данного имущественного налогового вычета, поскольку одним из принципов налогового планирования, направленного на минимизацию налогового обязательства, является установленная законодательством о налогах и сборах обязанность налогоплательщика подтвердить свое право на льготы. Указанное, как подчеркнул КС РФ, является закрепленной законом формой реализации налогоплательщиком своих правомочий.

При надлежащем исполнении данной обязанности вопрос о предоставлении налоговой льготы решается налоговым органом путем реализации контрольных функций, закрепленных ст. 31, 32, 88 НК РФ, в том числе в порядке текущего контроля за деятельностью нижестоящих налоговых органов [5].

В этой связи само по себе даже необоснованное обращение налогоплательщика в налоговый орган с целью реализации права на имущественный налоговый вычет не может считаться представляющим достаточную для криминализации общественную опасность, поскольку предоставление вычета должно быть в такой ситуации исключено действиями сотрудников налогового органа, которыми принимается решение – по результатам камеральной налоговой проверки – о действительном размере налоговой обязанности лица за конкретный налоговый период (абз.2 п.4 анализируемого постановления).

Таким образом, надлежащее реализация данного налогового правоотношения зависит не столько от правомерности и добросовестности действий налогоплательщика, сколько от правомерности и добросовестности действий властного субъекта правоотношения – налогового органа.

Вместе с тем позиция КС РФ по данному вопросу не была столь категоричной.

Осуществляя конституционный контроль, КС РФ акцентировал внимание на произвольном применении ст.159 УК РФ органами следствия и суда, что имело результатом нарушение принципов законности, вины и справедливости, установленных уголовным законодательством (особенно с учетом того обстоятельства, что необоснованно полученный налоговый вычет в полном объеме был возвращен налогоплательщиком казне).

Что касается налоговых органов, то КС РФ в анализируемом постановлении по сути отказался от надлежащей конституционно-правовой оценки их деятельности, возможно, «в силу наличия оснований ожидать надлежащего исполнения налоговым органом своих обязанностей» (абз.1 п.3.2 постановления) при принятии решения об обоснованности налогового вычета.

Сглаживая ситуацию, КС РФ со ссылкой на письмо Федеральной налоговой службы от 22 августа 2014 года № АС-4-15/16675 «О представлении имущественного вычета участникам в накопительной ипотечной системе жилищного обеспечения», предписывающее управлениям ФНС по субъектам РФ провести дополнительный анализ материалов камеральных налоговых проверок налоговых деклараций по налогу на доходы физических лиц по предоставлению вычета участникам накопительно-ипотечной системы, констатировал, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут ошибочно оценить наличие у налогоплательщика права на соответствующий налоговый вычет.

Результат такой лояльности КС РФ в оценке незаконных/злоупотребительных (то есть антиконституционных) действий налоговых органов не заставил себя долго ждать.

Предметом конституционного контроля в начале 2021 года стали доводы жалобы В.В. Калугарова, также обвиненного в мошенничестве в связи с необоснованным использованием имущественного налогового вычета, вначале подтвержденного налоговым органом, но в дальнейшем им же и опровергнутого [6].

Анализируя данную ситуацию, КС РФ подчеркнул следующее: поскольку регулирование налоговых правоотношений осуществляется с использованием юридических средств межотраслевого характера и основано на властном методе, предполагающем подчинение налогоплательщика требованиям государства, его органов и должностных лиц [7], установление преступности и наказуемости посягательств на собственность, сопряженных с получением налогового вычета при реализации права на жилище, и привлечение к ответственности конкретных лиц невозможны без учета нормативных положений, определяющих основания и порядок предоставления налогового вычета, полномочия органов и должностных лиц, которые разрешают вопрос о возможности применения этого механизма государственной поддержки граждан при улучшении ими жилищных условий.

При этом КС вторично указал, что само по себе такое обращение гражданина хотя и может быть необоснованным (например, если налогоплательщик ошибается в оценке наличия права на вычет и полагается на компетентность сотрудников налогового органа, чтобы подачей обращения разрешить вопрос о наличии или отсутствии этого права), но не образует объективных признаков мошенничества, поскольку при обычной внимательности и осмотрительности сотрудников налогового органа может быть принято решение об отказе в предоставлении налогового вычета, а также поскольку обращение налогоплательщика является лишь предпосылкой для выполнения налоговым органом своей обязанности по контролю за соблюдением законодательства о налогах и сборах.

Таким образом, как представляется, КС РФ в Постановлении от 04.03.2021 № 5-П обозначил принципиальное условие оценки действий налогоплательщиков при получении налоговых вычетов как законных и добросовестных, а именно: надлежащее выполнение налоговым органом своей обязанности по контролю за соблюдением законодательства о налогах и сборах.

В этой связи хотелось бы акцентировать внимание на позиции КС РФ, сформулированной в одном из постановлений 2020 года [8]: отсутствие публично-властных злоупотреблений со стороны уполномоченных органов предполагает, по мнению КС РФ, не только надлежащее выполнение ими своих обязанностей, но и отсутствие ошибок, проявление разумности и осмотрительности с их стороны в реализации властных полномочий; только при таком условии можно обеспечить незыблемость соблюдения принципа поддержания доверия к закону и действиям государства.

Выводы

  1. Анализируемые постановления обладают безусловной значимостью не только с точки зрения борьбы с необоснованной криминализацией действий/бездействия налогоплательщиков, но и с точки зрения пресечения незаконности/злоупотребительности (неконституционности) при реализации полномочий государственно-властными субъектами (налоговыми органами, органами следствия и суда).
  2. Частота рассмотрения КС РФ вопроса об уголовной ответственности при необоснованном заявлении налогового вычета при приобретении жилья, стабильность позиции КС РФ в отношении данной проблемы свидетельствуют о необходимости внесения изменений в пп.6 п. 3 ст. 220 НК РФ либо о необходимости корректировки соответствующей налоговой отчетности (в частности, бланка декларации 3-НДФЛ и т.п.), поскольку, как представляется, нецелесообразно конституционным контролем пресекать недобросовестность/неконституционность деятельности субъектов налоговых правоотношений; в этих целях должны использоваться более простые и действенные механизмы, доступные как для налогоплательщиков, так и для налоговых органов.

В этой связи предлагается:

1) дополнить пп. 6 п. 3 ст. 220 НК РФ абз. 9 следующего содержания:

«документы по установленной форме, подтверждающие отсутствие осуществления расходов налогоплательщика на новое строительство либо приобретение на территории Российской Федерации жилого дома, квартиры, комнаты или доли (долей) в них за счет средств работодателей или иных лиц, средств материнского (семейного) капитала, направляемых на обеспечение реализации дополнительных мер государственной поддержки семей, имеющих детей, за счет выплат, предоставленных из средств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации либо сумму расходов, произведенных за счет средств работодателей или иных лиц, средств материнского (семейного) капитала, направляемых на обеспечение реализации дополнительных мер государственной поддержки семей, имеющих детей, за счет выплат, предоставленных из средств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации»;

2) дополнить Приложение 7 Декларации 3-НДФЛ «Расчет имущественных налоговых вычетов по расходам на новое строительство либо приобретение объектов недвижимого имущества» разделом, отражающим сведения, указанные в предложенной редакции абз. 9 пп. 6 п. 3 ст. 220 НК РФ.

[1] Ардашев В.Л. «Антисоциальность» сделки как новое оружие в руках налоговых органов // Налоговое право в решениях Конституционного Суда Российской Федерации 2004 года: по материалам 2-й Междунар. науч.-практ. конф. 15–16 апр. 2005 г., Москва / сост. В.М. Зарипов; под ред. С.Г. Пепеляева. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – С.167.

[2] Примечательно, что сам заявитель обозначил суть проблемы, с которой впоследствии в целом согласился КС РФ.

[3] Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 марта 2017 № 9-П.

[5] Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2010 г. № 595-О.

6] Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 04 марта 2021 № 5-П.

[7] Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2008 г. № 10-П, от 24 марта 2017 г. № 9-П, от 6 июня 2019 г. № 22-П и др.

Гражданин обратился с просьбой дать правовую оценку законности требования налогового органа о возврате суммы необоснованно предоставленного имущественного налогового вычета в качестве неосновательного обогащения.

По мнению инспекции, налогоплательщику за 2014 год неправомерно предоставлен имущественный налоговый вычет по налогу на доходы физических лиц (далее - НДФЛ), так как ранее ему уже предоставлялся вычет за 2004 год.

Содержание требования мне показалось интересным с практической точки зрения. Полагаю, изложенные здесь правовые выкладки и заключения помогут не только разобраться в нюансах предоставления имущественных налоговых вычетов, но и грамотно воспользоваться своими правами в полной мере тем, кто этого еще, возможно, не сделал.

Фабула (кратко)

Физическому лицу (далее – ФЛ) за 2004 год действительно был предоставлен имущественный налоговый вычет по приобретенному объекту жилой недвижимости, но всего в сумме 10 000 руб. (примечание: суммы немного изменены для удобства восприятия, при этом незначительная корректировка сумм никак не отражается на существе рассматриваемого вопроса), и произведен возврат из бюджета 1 300 руб. (10 000 х 13%) НДФЛ.

В 2014 году ФЛ приобретает другой объект жилой недвижимости и предъявляет имущественный налоговый вычет в размере 1 100 000 руб. Налоговый орган посчитал этот вычет правомерным и с 2015 по 2019 год произвел возврат НДФЛ в общей сумме 143 000 руб. (1 100 000 х 13%).

Однако в 2020 году налоговый орган признаёт заявленный имущественный налоговый вычет за 2014 год повторным, ссылаясь на предоставленный ранее вычет за 2004 год и пункт 11 статьи 220 Налогового Кодекса РФ (далее - НК РФ) о недопустимости повторного предоставления вычета, после чего направляет ФЛ требование о возврате неосновательного обогащения в сумме 143 000 руб.

Имущественные налоговые вычеты регулируются статьей 220 НК РФ.

Чтобы понять, являются ли требования налогового органа обоснованными и правомерными, первым делом сравним редакцию статьи 220 НК РФ, действующую в 2004 году, с редакцией 2014 года.

В 2004 году подпункт 2 пункта 1 статья 220 НК РФ предусматривал следующее:

  • налогоплательщик имеет право на получение имущественного налогового вычета в сумме, израсходованной на новое строительство либо приобретение на территории РФ жилого дома или квартиры, в размере фактически произведенных расходов;
  • общий размер имущественного налогового вычета не может превышать 1 000 000 рублей;
  • повторное предоставление налогоплательщику имущественного налогового вычета не допускается;
  • если в налоговом периоде имущественный налоговый вычет не может быть использован полностью, его остаток может быть перенесен на последующие налоговые периоды до полного его использования.

С 2014 года статья 220 НК РФ действовала в редакции Федерального закона от 23.07.2013 №212-ФЗ «О внесении изменения в статью 220 части второй НК РФ» и содержала ряд интересных новшеств, в сравнении с редакцией 2004 года.

Помимо увеличения предельного размера имущественного вычета до 2 000 000 руб. пункт 3 статьи 220 НК РФ предусматривал возможность предоставления вычета по нескольким объектам недвижимости до полного его использования, если налогоплательщик воспользовался правом на получение имущественного налогового вычета в размере менее его предельной суммы. При этом предельный размер имущественного налогового вычета равен размеру, действовавшему в налоговом периоде, в котором у налогоплательщика впервые возникло право на получение имущественного налогового вычета, в результате предоставления которого образовался остаток, переносимый на последующие налоговые периоды. Норма о недопущении повторного предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета осталась прежней и нашла свое отражение в пункте 11 статьи 220 НК РФ.

Согласно пункту 2 статьи 2 Федерального закона от 23.07.2013 №212-ФЗ «О внесении изменения в статью 220 части второй НК РФ» положения статьи 220 НК РФ (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к правоотношениям по предоставлению имущественного налогового вычета, возникшим после дня вступления в силу настоящего Федерального закона (то есть с 01.01.2014).

Вернемся к требованию налогового органа. Инспекция считает, что положения Федерального закона от 23.07.2013 №212-ФЗ применимы к налогоплательщикам, которые впервые обращаются в налоговые органы за предоставлением имущественного налогового вычета по НДФЛ, и в отношении объектов недвижимого имущества, приобретенных после 01.01.2014. Поскольку налогоплательщик воспользовался имущественным налоговым вычетом по НДФЛ по недвижимости, приобретенной до 01.01.2014, постольку оснований для получения вычета в связи с приобретением еще одного жилого объекта в 2014 году у него не имелось.

Прав ли налоговый орган?

Налогоплательщик приобрел недвижимость в 2014 году, когда статья 220 НК РФ уже действовала в редакции Федерального закона от 23.07.2013 №212-ФЗ. Следовательно, эта редакция распространялась на правоотношения по предоставлению имущественного налогового вычета по указанному объекту недвижимости.

То, что новая редакция распространяется исключительно на тех, кто впервые обращается за вычетом – придумка самого налогового органа. Слово «впервые» в Федеральном законе от 23.07.2013 №212-ФЗ не фигурирует.

Теперь ответим на вопрос: является ли предоставление вычета за 2014 год повторным, с учетом того, что ранее ФЛ уже предоставляли вычет?

Не надо быть сверходаренным юристом, чтобы понимать: повторное предоставление вычета – это предоставление вычета после того, как налогоплательщиком уже был получен вычет в полном объеме, то есть в размере предельно допустимой величины, а именно - 1 000 000 руб. до 2014 года или 2 000 000 руб. - после 2014 года.

Как было указано выше, с 2014 года законодатель предоставил налогоплательщикам возможность получения вычета по нескольким объектам недвижимости до полного его использования, но с оговоркой о том, что предельный размер имущественного налогового вычета равен размеру, действовавшему в налоговом периоде, в котором у налогоплательщика впервые возникло право на получение имущественного налогового вычета, в результате предоставления которого образовался остаток, переносимый на последующие налоговые периоды

В нашем случае у налогоплательщика право на получение имущественного вычета впервые возникло в 2004 году, когда ему был предоставлен вычет всего на сумму 10 000 руб. На тот момент предельно допустимая величина вычета составляла 1 000 000 руб. Следовательно, у налогоплательщика в остатке еще 990 000 руб. недополученного вычета. И именно на эту сумму он был вправе претендовать.

Учитывая то, что ФЛ по предоставленным имущественным налоговым вычетам был возвращен НДФЛ на общую сумму 144 300 руб. (1 300 руб. за 2004 и 143 000 руб. за 2014), требования налогового органа обоснованы лишь на сумму 14 300 руб. НДФЛ:

144 300 руб. (общая сумма возвращенного НДФЛ) – 130 000 руб. (максимально возможная сумма НДФЛ к возврату, исходя из предельно допустимого размера вычета (1 000 000 х 13%)) = 14 300 руб. (переплата по возвращенному НДФЛ).

Налоговый орган считает, что нормы о возможности получения вычета по нескольким объектам недвижимости и до полного его использования не применимы к нашему налогоплательщику, потому что он воспользовался своим правом на вычет до 2014 года.

Если согласиться с мнением налогового органа, то налицо явная дискриминация по отношению ко всем тем налогоплательщикам, которые в свое время, до 2014 года, получали имущественные налоговые вычеты, но в суммах менее предельной величины: мало того, что для них предельная величина вычетов в два раза меньше по сравнению с теми, кто впервые воспользовался вычетами после 2014 года, так еще они лишаются права получить вычет в полной сумме, то есть до 1 000 000 руб. включительно.

Конституционный суд РФ в своих судебных актах неоднократно подчеркивает, что «Налоговые правоотношения имеют публично-правовую природу, обусловленную целями обеспечения равного налогового бремени и защиты прав, свобод и законных интересов налогоплательщиков». Это касается и применения льгот, несмотря на императивный характер предписаний налогового закона (см., например, пункт 2.2. постановления КС РФ от 01.03.2012 №6-П, пункт 2 определения КС РФ от 07.11.2008 №1049-О-О).

Кроме того, в силу пункта 3 статьи 5 НК РФ акты законодательства о налогах и сборах, устанавливающие дополнительные гарантии защиты прав налогоплательщиков, имеют обратную силу.

Нормы о возможности получения вычета по нескольким объектам недвижимости и до полного его использования, с оговоркой о предельном размере вычета, как раз и есть те самые дополнительные гарантии защиты прав налогоплательщиков. И эти нормы в равной степени распространяются на всех налогоплательщиков независимо от того, когда предоставлялись имущественные налоговые вычеты: до или после 2014 года.

Откуда дует ветер?

Позиция налогового органа не вызвала у меня удивления. А чему тут удивляться, если налоговому органу есть на кого равняться. Например, на Министерство финансов РФ, которое в своих письмах (см. письмо от 24.10. 2013 №03-04-05/44997) прямо говорит о том, что «получение имущественного налогового вычета в сумме разницы между его максимальным размером и фактически предоставленным налогоплательщику Федеральным законом не предусмотрено».

Государственные органы не должны обманывать или вводить в заблуждение своих граждан. Но у Минфина РФ, похоже, свое мнение на этот счет.

Подборка наиболее важных документов по запросу Повторно заявлен имущественный налоговый вычет (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Повторно заявлен имущественный налоговый вычет

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Возврат подоходного налога по решению суда
(Евтеев Д.)
("Трудовое право", 2021, N 12) В 2009 году Ч.И.В. приобрела другую квартиру и заявила право на имущественный вычет повторно. На основании предоставленных документов ответчик получила имущественный вычет в 2009, 2010 и 2011 гг.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Путеводитель по налогам. Энциклопедия спорных ситуаций по НДФЛ и страховым взносам То обстоятельство, что налогоплательщик приступил к достройке и отделке не завершенного строительством жилого дома не в периоде его приобретения, заявив имущественный вычет в части таких расходов в последующих налоговых периодах, не свидетельствует о повторном характере имущественного вычета и не может являться основанием для отказа в его применении.

Нормативные акты: Повторно заявлен имущественный налоговый вычет

"Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с применением главы 23 Налогового кодекса Российской Федерации"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21.10.2015) По мнению налогового органа, заявленный налогоплательщиком вычет является повторным, поскольку в предыдущем налоговом периоде ему уже был предоставлен имущественный налоговый вычет в отношении того же объекта недвижимости при его приобретении. В силу пункта 11 статьи 220 НК РФ повторное предоставление налоговых вычетов не допускается.

Определение Конституционного Суда РФ от 19.07.2016 N 1485-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бобина Павла Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 14 статьи 101 и пункта 11 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации" Предусматривая в Налоговом кодексе Российской Федерации возможность применения имущественного налогового вычета при приобретении квартиры, федеральный законодатель указал, что налогоплательщик вправе учесть в том числе расходы на приобретение отделочных материалов и расходы на работы, связанные с отделкой квартиры, если такая квартира была приобретена без отделки (статья 220). При этом статья 220 данного Кодекса не содержит указаний на то, что имущественный налоговый вычет, заявленный в последующие налоговые периоды в отношении одного объекта недвижимости, но применительно к разным затратам, входящим в состав фактических расходов на его приобретение, является повторным, поскольку различные расходы на отделку квартиры могут быть понесены не только в том налоговом периоде, когда была приобретена квартира. Соответствующий вывод содержится в пункте 17 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением главы 23 Налогового кодекса Российской Федерации (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 21 октября 2015 года).


И. И. Греченко
автор статьи, консультант Аскон по бухгалтерскому учету и налогообложению

Между налогоплательщиками и налоговыми органами нередки споры относительно правомерности применения имущественных налоговых вычетов. Рассмотрим наиболее актуальные вопросы по данной теме.

По статистике, каждый третий российский налогоплательщик, подающий декларацию по налогу на доходы физических лиц, претендует на получение одного из имущественных налоговых вычетов. К примеру, по итогам 2014 года в налоговые органы Российской Федерации было подано более 9 млн деклараций по НДФЛ. Свыше 6 млн из них (более 65%) содержали заявление о предоставлении имущественного налогового вычета.

Проблема получения имущественных налоговых вычетов сегодня актуальна, поскольку в правилах их предоставления немало «подводных камней».

Напомним, что предоставление имущественных налоговых вычетов предусмотрено ст. 220 Налогового кодекса Российской Федерации.

Применение вычетов означает, что часть полученного дохода (в размере вычетов) не облагается налогом на доходы физических лиц.

  • Если вычеты не используются полностью в течение одного календарного года – остаток можно получать в последующие годы, пока их сумма не будет использована полностью (п. 9 ст. 220 НК РФ).
  • Чтобы воспользоваться вычетами, нужно иметь доходы, которые облагаются НДФЛ по ставке 13%. Например, получать заработную плату.
  • В отношении доходов от долевого участия в организации, которые также облагаются по ставке НДФЛ 13% (для налоговых резидентов), вычет не применяется (абз. 2 п. 3 ст. 210, п. 1 ст. 224 НК РФ).
  • Пенсионеры вправе использовать вычеты за предыдущие три года, в которых у них были соответствующие доходы (п. 10 ст. 220 НК РФ).

Положения ст. 220 НК РФ не распространяются на доходы, которые индивидуальные предприниматели получают от продажи имущества в связи с осуществлением предпринимательской деятельности.

В частности, в Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 08.02.2016 N Ф04-15/2016 по делу N А70-5480/2015 рассмотрена следующая ситуация.

Налоговый орган доначислил НДФЛ, пени и штраф налогоплательщику за неправомерное применение имущественного налогового вычета при продаже земельных участков, находившихся в собственности менее трех лет. Проверяющие усмотрели признаки предпринимательской деятельности, а именно реализации земельных участков на систематической основе.

По результатам рассмотрения материалов дела требования налогового органа отклонены, поскольку спорные участки налогоплательщик получил для личного пользования. Они предназначались для садоводства, огородничества и дачного хозяйства. Факт использования реализованного имущества в предпринимательской деятельности не был доказан.

Необходимо отметить, что Конституционный Суд Российской Федерации в определениях от 14.07.2011 N 1017-О-О и от 22.03.2012 N 407-О-О указал, что решающее значение для получения имущественного налогового вычета имеет характер использования имущества.

Именно характер использования имущества определил итог судебного заседания и вынесенного Постановления Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.02.2016 N 16АП-5425/2015 по делу N А63-8749/2015.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлениях от 18.06.2013 N 18384/12, от 16.03.2010 N 14009/09 разъяснил, что одним из признаков того, что продажа объекта (нежилого помещения) связана с предпринимательской деятельностью, является то, что он по своим характеристикам не предназначен для использования для личных потребительских нужд предпринимателя.

Учитывая характер проданного транспортного средства (грузовой тягач, предназначенный для автомобильных перевозок габаритных грузов), а также основной вид деятельности предпринимателя – грузовые автоперевозки, Суд пришел к выводу, что продажа связана с предпринимательской деятельностью.

О том, что автотранспортное средство приобреталось для использования в предпринимательских целях, свидетельствовало и то обстоятельство, что кредит на покупку автомобиля был получен как предпринимателем, а не как физическим лицом.

Предприниматель направил взятые кредитные средства на инвестиционные цели: на пополнение внеоборотных активов, то есть на предпринимательскую деятельность. Он не доказал, что спорное транспортное средство использовалось в личных целях. Равно как и не было доказано, что оно не использовалось из-за неисправности.

Таким образом, полученные от продажи доходы были вложены в предпринимательскую деятельность. И они подлежали включению в налоговую базу по НДФЛ без применения имущественного налогового вычета.

Имущественный вычет в случаях покупки у близких родственников

Часто возникают споры, применять ли имущественный вычет в случаях покупки имущества у близких родственников. В силу ст. 105.1 НК РФ взаимозависимыми для целей налогообложения признаются лица, особенности отношений между которыми могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых ими. Закон прямо относит к взаимозависимым близких родственников (супругов, родителей, детей, братьев, сестер и т.п.).

Налоговые органы однозначно исходят из невозможности применения имущественного налогового вычета в случае приобретения имущества у таких лиц (см., например, письмо Министерства финансов РФ от 18 ноября 2010 г. N 03-04-05/7-680, письмо УФНС России по г. Москве от 5 мая 2012 г. N 20-14/040261@). До недавнего времени суды критически относились к доводам налоговых органов. Достаточно распространенной была позиция, что наличие родственных отношений не является достаточным основанием для отказа в предоставлении налогоплательщику имущественного налогового вычета. Для этого налоговый орган должен был дополнительно доказать факт влияния родственников на условия и экономические результаты сделки купли-продажи имущества.

9 февраля 2016 года Определением Челябинского областного суда по делу N 11а-2318/2016 истцу было отказано в предоставлении налогового вычета по сделке купли-продажи доли в квартире. Судьи сослались на то, что стороны договора являются взаимозависимыми лицами.

Периодически возникают споры, правомерно ли применять имущественные вычеты в случае перепланировки (переустройства) дома. В Апелляционном определении Нижегородского областного суда от 03.02.2016 по делу N 33-1247/2016 рассмотрена следующая ситуация.

Налоговый орган начислил задолженность по НДФЛ. Проданный жилой дом с учетом изменения общей площади и внешних границ в результате кирпичного пристроя принадлежал налогоплательщику менее трех лет с момента регистрации права собственности. Следовательно, доходы от продажи данного имущества подлежат обложению налогом на доходы физических лиц.

Требование налогового органа было удовлетворено, поскольку налогоплательщик не представил доказательств, что данный дом, разделенный в результате перепланировки на две квартиры, находился в его собственности более трех лет.

При рассмотрении дела Суд руководствовался положением пункта 2 статьи 8.1, статьи 219 ГК РФ: право на имущество, подлежащее регистрации, возникает и прекращается с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр.

Пункт 67 Правил ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (Постановление Правительства РФ от 18.02.1998 N 219), действующих на момент возникновения спорных правоотношений, предусматривает: к изменениям, не влекущим прекращение или переход права собственности, относится изменение объекта недвижимого имущества после реконструкции или перепланировки (переустройства) без сдвига внешних границ.

Вместе с тем, в результате проведенных работ по возведению кирпичного пристроя внешние границы жилого дома изменились. Поскольку дом с учетом изменения его общей площади и внешних границ принадлежит налогоплательщику менее трех лет с момента регистрации права собственности, то его доходы от продажи данного имущества подлежат обложению налогом на доходы физических лиц.

Еще один спорный случай отказа в предоставлении имущественного налогового вычета был рассмотрен Омским областным судом 13 января текущего года по делу N 33а-284/2016. Налоговый орган отказал истцу в налоговом вычете в порядке наследства, ссылаясь на то, что передача наследнику права на налоговый вычет в НК РФ не предусмотрена.

Возврат НДФЛ может быть реализован налогоплательщиком в виде получения налоговых вычетов, если соблюдались законодательно установленные процедуры.

Право на получение суммы налогового вычета не наследуется. Наследник не может претендовать на имущественный налоговый вычет, не полученный наследодателем. Он не может требовать признания за собой права на получение налогового вычета на будущее время.

Конечно, в нашей статье мы рассмотрели только некоторые спорные ситуации, возникшие при получении имущественного налогового вычета. По остальным вопросам вы можете получить консультацию у специалистов «Горячей линии».

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: