Смирнов а в публичность открытость судебной власти как условие демократии в россии

Обновлено: 16.04.2024

Анишина В.И., заместитель руководителя отдела конституционного права, доцент кафедры конституционного права РАП, кандидат юридических наук, судья в отставке.

Каждый российский судья знает, что гласность и открытость его деятельности - важная гарантия его независимости и самостоятельности при осуществлении правосудия, и каждый, кто нуждается в судебной защите, уверен, что гласный и открытый судебный процесс - это гарантия законного и справедливого решения по его делу.

Поэтому одним из важнейших основополагающих начал организации и деятельности судебной власти является принцип транспарентности (открытости, гласности). Традиционно этот принцип называют определяющим в организации процесса слушания дел. Однако в современных условиях он приобретает особое значение и в аспектах организации судебной системы. Это проблемы доступности и открытости различного рода информации о работе судебных учреждений, о назначениях судей, порядке приема обращений и назначенных к слушанию общественно значимых процессах, о принимаемых решениях и т.п.

Термин "транспарентность" происходит от английского слова "transparent" - прозрачный.

Таким образом, в современном понимании содержание данного принципа многогранно, и нам представляется целесообразным разделить различные его элементы. Все термины, используемые в названии данного принципа (гласность, открытость, транспарентность), весьма близки по значению, однако не идентичны, каждый из них связан с определенной стороной в организации или деятельности судебной власти.

Так, в соответствии со ст. 123 Конституции РФ разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом судебном заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом. Также в силу части 2 статьи 123 Конституции РФ заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом. Таким образом, принцип открытости в большей мере характеризует деятельность суда по организации процесса рассмотрения конкретного дела, при которой обеспечивается возможность присутствия публики и прессы.

Далее, каждый из процессуальных кодексов Российской Федерации закрепляет принцип гласности судебного разбирательства, что является одним из основных проявлений данного принципа непосредственно в процессе осуществления правосудия по конкретным делам. На основе этого принципа регламентируются основания и порядок принятия решения о закрытости судебного слушания. То есть принцип гласности характеризует само судопроизводство, способ рассмотрения, слушания дела, что сближает его по смыслу с принципом устности и непосредственности судебного разбирательства.

При этом открытость судебного разбирательства означает, что любой гражданин, желающий присутствовать на слушании дела, может находиться в зале судебного заседания без дополнительного специального чьего-либо разрешения - судьи, прокурора, секретаря, судебного пристава или иного должностного лица (и мнения участников процесса в том числе). В зал судебного заседания допускаются публика и пресса.

Большое внимание данному принципу уделено в международных актах и практике. Право на публичное разбирательство закреплено в ст. 10 Всеобщей декларации прав и свобод, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод . Европейский Суд по правам человека отметил, что открытость судебного разбирательства направлена на защиту от тайного правосудия, не подпадающего под контроль общественности, и что она является одним из средств сохранения доверия в судах всех уровней .

Подробнее см.: Абросимова Е.Б. Транспарентность судебной власти // Судебная власть в Российской Федерации: система и принципы. М., 2002. С. 119 - 124.
Досье по правам человека N 3. Русская версия. Изд-во Совета Европы. 1994. С. 21.

Ограничения принципа открытости судебного заседания могут быть установлены лишь для лиц моложе 16 лет, если они не являются участниками процесса или свидетелями. Однако проблема реализации данного принципа остается нерешенной в полном объеме по причинам, связанным с организационными и материальными аспектами обеспечения судебной деятельности. Залы судебных заседаний в нынешних судах в основной своей массе маловместительны, не рассчитаны на возможность присутствия большого количества граждан, что зачастую создает дополнительные сложности и самому суду, особенно по публично значимым процессам, когда все желающие физически не могут быть обеспечены местами в зале судебного заседания. Создание надлежащих условий для слушания дел в открытых судебных заседаниях - обязанность государства, которая обусловлена принципом публичности в деятельности судов. Как отмечал Б.Н. Топорнин, "прозрачность и открытость - неотъемлемый признак организации власти в демократическом правовом государстве, и они нужны суду не меньше, чем другим властям, иначе суд утратит связи с обществом, самоизолируется" .

Топорнин Б.Н. Развитие судебной власти в России: общие подходы // Судебная реформа: проблемы и перспективы / Отв. ред. Топорнин Б.Н., Петрухин И.Л. М., 2001. С. 45.

Возможность присутствия в судебном заседании прессы также является неотъемлемым элементом открытости и гласности судебного разбирательства, освещение судебной деятельности средствами массовой информации может быть ограничено только федеральным законом. Однако ограничения в использовании специальных средств прессой в зале судебного заседания могут быть определены судьей для обеспечения порядка и соблюдения процедур судопроизводства. К регулированию этого вопроса обращался Пленум Верховного Суда СССР, указав в своем Постановлении от 5 декабря 1986 г.: "в целях обеспечения гласности судебного разбирательства устранить факты воспрепятствования лицам, присутствующим в зале суда, ведения записи судебного процесса. При этом необходимо иметь в виду, что фото-, кино- и видеосъемка в зале суда могут проводиться только по разрешению председательствующего по делу" .

Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924 - 1986. М., 1987. С. 885.

В 2005 году Пленум Верховного Суда РФ вновь обратился к данной проблеме. В настоящее время обсуждается проект постановления "О гласности, публичности и транспарентности деятельности судов общей юрисдикции". Хотелось бы сразу отметить некоторые проблемы использования понятийного аппарата в названном проекте постановления Пленума. Понятия "гласность", "публичность" и "транспарентность" рассматриваются в проекте как синонимы для характеристики открытости и прозрачности организации и деятельности органов судебной власти для общества в целом, каждого заинтересованного лица, средств массовой информации, а также международного сообщества, различных структур международных органов и организаций.

Проблема состоит в использовании термина "публичность" при характеристике содержания рассматриваемого принципа. Состоит она в том, что в науке конституционного права наряду с принципом гласности, открытости, транспарентности, в содержании которого, несомненно, имеется и аспект публичной доступности, который именуется публичностью судебной власти, выделяют также принцип публичности судебной власти как начало ее государственно-правовой природы. Основополагающее начало публичности означает, что судебная деятельность является органичной составляющей управленческо-властных функций государства и осуществляется именем Российской Федерации.

В этом значении термин "публичность" берет свое начало в разделении права на частное и публичное, которое определяется, как известно, со времен римского права и устанавливает степень возможного вмешательства государства в личные и семейные проблемы. При этом для характеристики деятельности суда используется не частноправовое, а публично-правовое начало, как это и подобает самостоятельной ветви государственной власти. Таким образом, два совершенно разных по содержанию принципа: один означающий осуществление судебной власти как составляющей государственного механизма, а другой - осуществление власти открыто, в присутствии публики - обозначаются одним термином "публичность". Думается, данную тавтологию необходимо устранить и для характеристики принципа гласности, открытости деятельности судебной власти не следует использовать термин "публичность".

Полагаю, что в названии и содержании проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ было бы правильным термин "публичность" заменить на термин "открытость". Само же постановление представляется исключительно своевременным и востребованным. В современных условиях требуют разрешения актуальные проблемы взаимодействия судов со средствами массовой информации как с одним из механизмов обеспечения принципа транспарентности , проблемы открытости и доступности судебного решения (в частности, для лиц, не являющихся участниками процесса), проблема соотношения принципа гласности и конфиденциальных прав участников процесса. Проект постановления отражает некоторые из отмеченных проблем. Пункт 10, к примеру, посвящен вопросу возможности ограничения принципа публичности при рассмотрении вопросов, затрагивающих личную и семейную тайну.

Сложные и многообразные проблемы в этой сфере интересно освещены в книге "Судьи и журналисты в странах восточной Европы в период перехода к демократии". СПб.: Freedom house, 1998.

Представляется уместным рассмотрение в аналогичном ключе проблемы защиты медицинской и нотариальной тайны. При этом мы солидарны с авторами, которые предлагают предусмотреть в процессуальном законе право сторон ходатайствовать перед судом о слушании дела в закрытом судебном заседании и установить более широкий круг оснований, позволяющих суду провести закрытое судебное заседание . Поскольку открытость судебного процесса, являющаяся важнейшей гарантией прав участников процесса, справедливого и беспристрастного рассмотрения дел, все-таки не должна причинять ущерб нематериальным благам и нарушать конституционные права на неприкосновенность частной жизни, личную, семейную тайну и др.

Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. М., 1998. С. 183 - 184.

Не отмечен в проекте названного постановления Пленума такой важнейший аспект реализации данного принципа, как обеспечение гарантий информационной доступности не только самих судебных слушаний по отдельным делам, но и итоговых решений судов, информации о времени и месте слушаний назначаемых к рассмотрению дел, а также иной информации, обеспечивающей доступность правосудия для населения (с учетом уровня юридической культуры и грамотности населения).

Судебная власть должна способствовать общественной доступности сведений о судах, их местонахождении, времени работы и приема населения, их полномочиях, подведомственных им спорах, порядке обжалования отказа в принятии заявления и т.п. Частично эту проблему в своей статье затрагивает Л.А. Грось , отмечая проблемы доступа к правосудию (для неимущих граждан и иных категорий) с позиций их информированности и подведомственности споров компетенции различных судов, а также проблемы доступности юридической помощи. Такой аспект принципа транспарентности, открытости организации и деятельности судебной власти тесно связан с основополагающим началом доступности правосудия и призван способствовать его реализации для граждан Российской Федерации.

Грось Л.А. О проблемах "прозрачности" правосудия в Российской Федерации // Российский судья. 2005. N 5. С. 4 - 5.

Таким образом, термин "транспарентность" в содержании рассматриваемого принципа судебной власти является наиболее широким по объему и охватывает все стороны организации (открытость судебного заседания) и деятельности (гласность судопроизводства) судебной власти, включая форму организации и проведения судебных слушаний, работу (режим) судебных учреждений, назначение судей, полномочия и обязанности должностных лиц в данных учреждениях, нормативно-правовую информацию о подсудности и подведомственности споров и т.п.

Неотъемлемой частью этого принципа является доступность решений суда, принятых в установленном порядке и провозглашенных по конкретному делу. Международные нормы весьма требовательно относятся к форме объявления судебного решения. К примеру, Международный пакт о гражданских и политических правах устанавливает, что "любое судебное постановление. должно быть публичным". Исключение составляют случаи, когда задеты интересы несовершеннолетних, когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми. Согласно Европейской конвенции о защите прав человека "судебное решение объявляется публично. " (ст. 6). В российском процессуальном законодательстве закрепляется, как правило, только публичность оглашения решения. При этом доступность его текста, как правило, не оговаривается. Это существенная проблема, она требует урегулирования в соответствии с принципом гласности и конституционными началами прав лиц, участвующих в процессе.

Необходимо отметить также особую актуальность проблем, связанных с публикацией решений и иных итоговых постановлений судов по делам, имеющим публичную значимость, делам, возникающим из публичных правоотношений. Практически все дела, рассматриваемые Конституционным Судом Российской Федерации, конституционными судами субъектов, имеют такой характер. В Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации" закреплено, что независимо от формы проведения заседания (открытое или закрытое) решения Конституционного Суда РФ в любом случае провозглашаются публично и обнародуются в официальном издании.

В соответствии с положениями подраздела III ГПК РФ некоторые категории дел, возникающих из публичных правоотношений, также подведомственны судам общей юрисдикции. Такие решения должны быть публично доступны, что означает обязательность их опубликования в официальных изданиях Российской Федерации.

Современное понимание данного принципа должно включать все аспекты организации и деятельности судебной власти. Это и информация о суде; о конкретном судебном процессе, о судейском самоуправлении, о кадровых назначениях и возможностях доступа к судейской должности (объявление конкурса на замещение вакантной должности судьи).

Принцип транспарентности судебной власти, гласности правосудия представляется надежным механизмом в системе обеспечения самостоятельности и независимости суда, поскольку в условиях открытости и прозрачности деятельности суда на него значительно сложнее воздействовать извне, придание гласности фактов воздействия на суд - дополнительный фактор обеспечения его самостоятельности в решении вопросов правосудия, организации и деятельности судебной власти.

Одновременно гласность, открытость являются и формой реализации контроля общества за работой судебных органов, ведь подлинная независимость судебной власти предполагает такую ее безупречную деятельность (в том числе и по форме), которая не позволяла бы независимости превращаться во вседозволенность, проявление произвола и беззакония. Данные требования, как отметил В.М. Лебедев, заслуженно рассматриваются в качестве непреложного свойства правосудия в демократическом обществе .

Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. М.: РАП, 2000. С. 118.

"Гласность судебного разбирательства, с одной стороны, является существенным признаком демократизма судопроизводства, а с другой - своеобразной формой контроля населения за реализацией в судебной деятельности конституционных принципов правосудия" .

Комментарий к ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" / Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Изд. группа ИНФРА-М-НОРМА, 1998. С. 42.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

1. Открытость судебной власти и ее роль в современном обществе: краткий политико-правовой анализ

Культура и цивилизованность есть, прежде всего, сознательное самоограничение. Главное достижение западной (либерально-гуманитарной) цивилизации — самоограничение государства в пользу индивида, этой “некогда безгласной овцы в человеческом стаде”, а теперь “равноправной с государством державы.” [1] Признание высшей ценностью неотъемлемых прав человека, примата права над властью, индивидуальной свободы, правового равенства государства и личности в условиях XXI века — не вопрос вкуса законодателя, а условие выживания человечества.

Естественный предел, который положен всевластию государства — это правосудие. Добровольное самоограничение государства правом, на страже которого стоит правосудие, – необходимое условие и политическая гарантия либерально-гуманитарной цивилизации. Более всего это актуально для уголовного процесса, так как именно здесь государство в лице своих органов уголовного преследования вступает в острый юридический конфликт с индивидуумом, обвиняемом в совершении преступления. Однако суд есть, в первую очередь, институт государства. Поэтому и сам он нуждается в публичном контроле. Убеждение в достоинстве суда возможно лишь с тем условием, чтобы каждый шаг судебной деятельности был открыт, известен обществу.

Публичность, или открытость правосудия, – значительно более глубокое понятие, нежели просто гласное ведение судебного разбирательства или оглашение приговора. В сущности, она – приоритет гражданского общества над государством в судопроизводстве. Гласность возникает лишь в связи с такой публичностью, но не в силах ее подменить. В ином случае гласность судебного разбора – не открытость правосудия, а прилюдное устрашение либо ширма в театре марионеток.

Юридической и общественной практикой выработаны определенные формы контроля гражданского общества над правосудием. Наряду с гласностью процедуры судопроизводства, это — демократический порядок формирования судебной системы и судейского корпуса; информированность общества о механизме функционирования судебной власти, о принимаемых ею решениях, о назначениях и личных качествах ее представителей, а также предание гласности и открытое обсуждение всех этих вопросов в рамках публичного дискурса. Все вместе это составляет открытость, «прозрачность», или транспарентность правосудия. Она призвана выполнять следующие функции:

· контроль гражданского общества за независимостью и справедливостью судопроизводства;

· создание условий для единообразия практики применения и соблюдения закона;

· обеспечение юридической экономии, позволяющей участникам процесса полно и оперативно охватить как весь нормативный материал, так и практику его судебного применения.

Все названные функции тесно взаимосвязаны, хотя и не равнозначны: первая имеет в основном политическое; вторая — правовое; третья — технико-юридическое значение.

В России открытость правосудия – особая проблема. Она имеет не только юридический, но, в первую очередь, политический характер. Государство и гражданское общество еще не сделались здесь равноправными партнерами, но только собираются ими стать. Авторитарно-бюрократические традиции государственного управления не могут быть поломаны самим государством — для этого необходимо, чтобы реформами двигал более мощный стимул, чем должностные инструкции и вялый официальный интерес. Таким стимулом может быть только частная заинтересованность граждан. В состязательном правосудии индивидуум по определению есть сторона равноправная с государством, и именно здесь он имеет шанс реально, а не в декларациях, сегодня, а не завтра заставить государство считаться со своими правами и законными интересами. Однако судейский корпус еще не вполне готов к такому восприятию задач правосудия. Большинство судей по-прежнему продолжают понимать его назначение как орудия борьбы с преступностью, а не меры индивидуальной справедливости в праве; многие из них демонстрируют пренебрежение законными интересами личности в пользу интересов государства, а порой — слабое знание закона и низкий профессионализм. Поэтому открытость судопроизводства должна выполнять здесь не только, и не столько техническую задачу юридической экономии, но, главным образом, преследовать цель кардинального повышения качества процессуальной деятельности и судебных актов за счет полного или, по крайней мере, достаточно репрезентативного их публичного освещения и обсуждения. Варварских судебных решений не будет, если ценой за нерадивость станет публичное осмеяние и позор.

[1] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 309-310.








75 обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел по коррупционным преступлениям за 2005-2007 гг.


76 Тургумбаев Е.З. Уголовная ответственность за превышение власти или должностных полномочий, Алматы. 2004.С.29.


78 И.Ш.Борчашвили. Перспективы развития уголовного законодательства Республики Казахстан. Сб. материалов международной научно-практической конференции 13 ноября 2008 г. «Национальное законодательство Республики Казахстан: пути дальнейшего развития»

79 Выступление Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева на IV съезде судей Республики Казахстан (г. Астана, 3 июня 2005 года)

82 Ведерникова О. Предупреждение коррупционного и иного противоправного поведения: опыт судей России и США// Бизнес, менджемент и право. 2003.№4.с54-56.


87 Кони А.Ф. Нравственные начала в уголовном процессе. Собрание сочинений в 8 т. М., 1967. т.4. с.59.


89 Ведерникова О.Н. Предупреждение коррупционного и иного противоправного поведения:опыт судей России и США//Бизнес, менджемент и право.2003.№4. с54-65.


90 Е. Нургалиева Некоторые вопросы теории судебной власти, сб. материалов Международной научно-практической конференции «Суды и их роль в укреплении государственной независимости.2001. с.163.


91 Каламкарян Р. Российско-Американский семинар «Подбор судей, судейская этика и дисциплина/Государство и право №6.1999 с.114.


92 Назарбаев Н.А. Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев. – Стратегия-2030. – Алматы: Атамура, 1997. – С.6

94 Сарсенбаев А.С. Стратегия формирования информационной политики Республики Казахстан в переходный период: Автореф.дис.док-ра полит.наук. – Алматы. – 2000. – С. 14


95 Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. – М., 2003. - С.84.

97 Мами К. Когда открытость - синоним доверия//Казахстанская правда. - 2005. - 25 февр. - С.2


98 Ибраева Г. СМИ и информационная безопасность: прогнозы и реалии.//Вестник КазНУ. серия журналистики. - 2002. - №2. - С.10.


102 Шаймерденов К. Глава государства критичен в оценке ситуации на рынке СМИ//Панорама. - 2002. - 15 марта.


105 Анализ проекта Конституционного закона Республики Казахстан "О внесении изменений и дополнений в Конституционной закон "О судебной системе и статусе судей""/Т.Г. Морщакова. - Астана, 2007. – С.3(14с.)


107 Склярова О. О стабильности судебных решений//Де-Юре. Журнал юриста и нотариуса. - 2005. - №6. – С.24(С.23-25)


108 Лебедев В.М. Судебная власть и средства информации: теория вопроса и практика взаимоотношений//Российская юстиция. – 1999. - №12. – С.2


111 Мами К. Когда открытость - синоним доверия//Казахстанская правда. - 2005. - 25 февр. – С.2(С.1-2)


116 Мауленов К.С. Международные и европейские судебные учреждения//Экономика и право Казахстана. - 2006. - №20. – С.34(С.33-36); Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2004. – С.46(312с.); Мякота А. Чтоб стал суд скорым, правым и справедливым//Акмолинская правда. - 2005. - 9 июня. - С.1


118 Бруштунов В.Н. СМИ Казахстана и России в трансформационный период: политологический анализ. – Дисс. … канд. полит. наук. - Астана, 2007. - С.75(165с.)


119 Мякота А. Чтоб стал суд скорым, правым и справедливым//Акмолинская правда. - 2005. - 9 июня. - С.2


122 Контуры государственной власти США/[вед. ред. Р. Таргонски; худож. оформ. Клоуди Д. Эллис; фото-ред. М.Д. Слайкер; ред. К.Е. Ханг и К. Нортон]; Отдел международных информационных программ, Государственный департамент США. - [б.г.]: [б.и.], 2007. – С.13(139с.)


126 Демократические основы советского социалистического правосудия/Под ред. М.С. Строговича. – М.: Наука, 1965. – С.54


129 Фаргиев И. Судебные решения и вопросы защиты личных данных//Российская юстиция. – 2003. - №8. – С.11


130 Молдабаев С.С. Судебный документ: теория и практика: учеб.-практ. пособие/Ин-т законодательства М-ва юстиции РК. - Астана: [Б.и.], 2002. – С.115(250с.)


132 Ю.А. Дмитриев, И.Ф. Казьмин, В.В. Лазарев и др под общ. ред. А.С. Пиголкина // Общая теория права: Учебник для юридических вузов.. – 2-е изд., испр. и доп. – М: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1996. – С. 148


141 Кенжалиев З.Ж. «Конституционно-правовые основы формирования профессиональной культуры работников судебной системы» Сборник материалов научно-практического семинара Алматы, 13.03.08.


142 Профессиональная культура как важный фактор противодействия правонарушениям в судебной системе. Сборник материалов научно-практического семинара 13 марта 2008г.


143 Рогов И.И.. Приветсвеное слово «Профессиональная культура как важный фактор противодействия правонарушениям в судебной системе». 13.03.2008


144 Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, Д.П. Котов. Судебная этика. Изд-во Воронежского университета. Воронеж 1973


148 К.А. Мами «Низкий профессиональный уровень начинающих судей - это в немалой степени издержки вузовского образования». Казахстанская правда. 26.06.2006


149 Нурсеитов А.Ш. «Качественная подготовка и создание благоприятных условий для эффективно деятельности менеждеров как факторы преодоления коррупции». Коррупция в Казахстане (сущность, проблемы, предупреждение) Материалы международной научно-практической конференции 11-12 июня 1999 г. – Астана. С.173


151 К.А. Мами. Тезисы к выступлению на научно-практической конференции "Правосудие и проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией" (г. Киев, 21-23 февраля 2001 г.).


155 Домбровский В.В. Профессиональная правовая культура и ее функции. // Сб. науч. трудов. – Л, 1987. – С.89-90.

156 Зиманов С.З. Спасение судебной власти – спасение демократии // Материалы научно-практической конференции, посвященной 30-летию Алматинского горсуда. – Алматы, 2000. – С.27.


157 Назарбаев Н.А. Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев. – Стратегия-2030. – Алматы: Атамура, 1997. – С.6

159 Сарсенбаев А.С. Стратегия формирования информационной политики Республики Казахстан в переходный период: Автореф.дис.док-ра полит.наук. – Алматы. – 2000. – С. 14


160 Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. – М., 2003. - С.84.

161 Мами К. Когда открытость - синоним доверия//Казахстанская правда. - 2005. - 25 февр. - С.2


162 Ибраева Г. СМИ и информационная безопасность: прогнозы и реалии.//Вестник КазНУ. серия журналистики. - 2002. - №2. - С.10.


166 Шаймерденов К. Глава государства критичен в оценке ситуации на рынке СМИ//Панорама. - 2002. - 15 марта.


169 Анализ проекта Конституционного закона Республики Казахстан "О внесении изменений и дополнений в Конституционной закон "О судебной системе и статусе судей""/Т.Г. Морщакова. - Астана, 2007. – С.3(14с.)


171 Склярова О. О стабильности судебных решений//Де-Юре. Журнал юриста и нотариуса. - 2005. - №6. – С.24(С.23-25)


172 Лебедев В.М. Судебная власть и средства информации: теория вопроса и практика взаимоотношений//Российская юстиция. – 1999. - №12. – С.2


175 Мами К. Когда открытость - синоним доверия//Казахстанская правда. - 2005. - 25 февр. – С.2(С.1-2)


180 Абдрассулов Е.Б. Роль судебной системы Республики Казахстан в защите прав человека. / Зангер.- 2008.-№6.- С.144 (117)


181 Мауленов К.С. Международные и европейские судебные учреждения//Экономика и право Казахстана. - 2006. - №20. – С.34(С.33-36); Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2004. – С.46(312с.); Мякота А. Чтоб стал суд скорым, правым и справедливым//Акмолинская правда. - 2005. - 9 июня. - С.1


183 Мякота А. Чтоб стал суд скорым, правым и справедливым//Акмолинская правда. - 2005. - 9 июня. - С.2


186 Контуры государственной власти США/[вед. ред. Р. Таргонски; худож. оформ. Клоуди Д. Эллис; фото-ред. М.Д. Слайкер; ред. К.Е. Ханг и К. Нортон]; Отдел международных информационных программ, Государственный департамент США. - [б.г.]: [б.и.], 2007. – С.13(139с.)


190 Демократические основы советского социалистического правосудия/Под ред. М.С. Строговича. – М.: Наука, 1965. – С.54


193 Фаргиев И. Судебные решения и вопросы защиты личных данных//Российская юстиция. – 2003. - №8. – С.11


194 Молдабаев С.С. Судебный документ: теория и практика: учеб.-практ. пособие/Ин-т законодательства М-ва юстиции РК. - Астана: [Б.и.], 2002. – С.115(250с.)


195 См.: Квашис В. Преступность и правосудие: ответы на вызовы ХХI века. Российская юстиция. 2000. № 9. С. 36.

197 Цагикян С. Материалы международного семинара по проблеме борьбы с коррупцией в Армении

г. Цахкадзоре 09 октября 1999 г.


198 Справочный документ о международной борьбе с коррупцией, подготовленный Секретариатом ООН. A/CONF. 169/14.13 Apr. — 1995; Опыт осуществления практических мер, направленных на борьбу с коррупцией государственных должностных лиц. A/CONF. 169/L. 20/Add. 3. 6 May. — 1995. Девятый конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. — Каир, Египет, 29 апреля — 8 мая 1995 г. A/CONF. 169/16. — С. 78–83.


199 См.: Ашавский Б. Международный кодекс поведения государственных должностных лиц. Чистые руки. 1999. № 2. С. 95–98.


202 г. Палермо, Италия, 12–15 декабря 2000 г. См. подробнее о Конвенции: Михайлов В. Палермская Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. Российская юстиция. 2001. № 7. С. 20.


204 См.: Репецкая А. Л. Транснациональная коррупция: понятие и меры борьбы. Организованная преступность и коррупция. 2000. № 1. С. 38.


205 См.: Корчагин А. Г., Иванов А. М. Сравнительное исследование коррупционных и служебных преступлений. Владивосток, 2001. С. 114.


206 См.: Карпович О.Г. Анализ современных международных подходов к борьбе с коррупцией. Международное публичное и частное право №3 (42). 2008 г. С 38.


207 См.: Овчинский В. С. ХХI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М., 2001. С.47


209 См.: Влассис Д. Разработка проекта конвенции ООН против коррупции. Форум по проблемам преступности и безопасности общества. Т.2. №1. ООН Нью-Йорк, 2002. С. 171.

211 См.: Закон Республики Казахстан от 4 мая 2008 года N 31-IV. Казахстанская правда от 6 мая 2008 года

213 См.: О проекте ФЗ «О противодействии коррупции» и проекте Конвенции ООН против коррупции.

М., 2002. С. 18. Цит. по Коррупция в мире и международгая стратегия борьбы с ней. Под ред. Номоконова В. А. Владивосток 2004. С. 80.

217 См.: О проекте ФЗ «О противодействии коррупции» и проекте Конвенции ООН против коррупции.


219 См.: Глобализация общей, организованной и коррупционной преступности. Материалы «круглого стола». Государство и право. 2001. № 12. С. 95.


221 См. подробно о Конвенциях: Швец Е. В. Некоторые аспекты международно-правового сотрудничества государств-членов Совета Европы в области борьбы с коррупцией. Журнал российского права. 2000. № 7. С. 65–73.

222 См.: Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. Чистые руки. 1999. № 3.


224 См. подробнее: Корчагин А. Г., Иванов А. М. Сравнительное исследование коррупционных и служебных преступлений. Владивосток, 2001. С. 116–117.


225 См.: Наумов А. В. Ответственность за коррупционные преступления по законодательству России, европейских стран и США (сравнительно-правовой анализ). Организованная преступность и коррупция. 2000. № 1. С. 93.


234 См.: Марк Пит. Международные мероприятия по борьбе с коррупцией. Базель. 12 августа 1999. С 2. Цит. по Номоконов В. А. Указ соч. Владивосток 2004. С. 88.


235 См.: Марк Пит. Указ.соч. 12 августа 1999. С. 6. Цит. по Номоконов В. А. Указ соч. Владивосток 2004. С. 88.


236 См.: Марк Пит. Прекратим прежнюю практику ведения бизнеса. Борьба со взяточничеством и коррупцией. Базель: Организация экономического сотрудничества и развития, 2001. С. 73–74.


240 См. подробнее: Марк Пит. Прекратим прежнюю практику ведения бизнеса. Борьба со взяточничеством и коррупцией. Базель: Организация экономического сотрудничества и развития, 2001. С. 68–70.


242 О мерах противодействия коррупции внутри Всемирного Банка и о помощи, оказываемой государствам-членам в борьбе с коррупцией, подробнее см.: Шихата И. Всемирный Банк против коррупции. Чистые руки. 1999. № 1, 2, 3.


254 См.: Шихата И. Борьба с коррупцией требует от руководства страны высоких моральных стандартов. Чистые руки. 1999. № 2. С. 38.


256 См.: Шихата И. Борьба с коррупцией требует от руководства страны высоких моральных стандартов. Чистые руки. 1999. № 2. С. 38.


257 См. подробнее: Пинто-Душинский М. Россия и коррупция: кто кого? Политическая коррупция: уроки для России на основе международного опыта (взгляд из-за рубежа). Чистые руки. 2000. № 4. С. 22.


258 См.: Шихата И. Борьба с коррупцией требует от руководства страны высоких моральных стандартов. Чистые руки. 1999. № 2. С. 40.


259 См. подробнее: О проблеме международной коррупции. Борьба с преступностью за рубежом (по материалам зарубежной печати). 2001. № 8. С. 6–7.


260 См.: А.В. Куракин, В.А. Тюрин, А.А. Савостин Международные, европейские и национальные аспекты борьбы с коррупцией в системе государственной службы РФ. С.2-3.

263 См.: Номоконов В. А. Указ соч. Владивосток 2004. С.36.


270 См. подробнее: Организованная преступность: тенденции, перспективы борьбы. Владивосток, 1999. С. 251–253.


272 Меритократия - принцип управления, согласно которому руководящие посты должны занимать наиболее способные люди, независимо от их социального и экономического происхождения. Материал из Википедии — свободной энциклопедии


274 Организованная преступность: тенденции, перспективы борьбы. Владивосток, 1999. С. 250. Цит. по Номоконов В.А. Указ. Соч. С. 41.


277 См.: Фонд ИНДЕМ. Россия и коррупция: кто кого? Международный опыт борьбы с коррупцией: от неудач Китая до успехов Израиля. Чистые руки. 1999. № 3. С. 12. Цит. по Номоконов В. А. Указ соч. Владивосток 2004. С.42-43.


279 См. подробнее: Номоконов В. А. России нужна стратегия борьбы с коррупцией. Чистые руки. 2000. № 4. С. 27–31.


284 См.: Чернега Ю. Чтобы жил на одну зарплату. Коммерсантъ ВЛАСТЬ. 2002. 20 августа. С. 33 Цит. По Номоконов В.А. Указ. Соч. С.49.


292 Определение коррупции и ответственности за нее изложено в главе 11 «Подкуп, незаконные доходы и конфликт интересов» титула 18 Свода законов США. Статья 201 названной главы устанавливает уголовную ответственность за предложение, обещание и дачу взятки в обмен на совершение незаконных действий должностным лицом (так называемый «активный подкуп»). Пункт (b) данной статьи предусматривает ответственность публичного должностного лица, которое «прямо или косвенно требует в качестве подкупа, добивается, получает, принимает или соглашается получить или принять какую-либо ценность лично или для любого другого лица или организации» в обмен на какие-либо незаконные действия или бездействия по службе (пассивный подкуп).


293 Бочарников И.В. Зарубежный опыт противодействия коррупции. Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. № 6 (351) 2008 г.


296 См. Куракин А. В. Реформирование государственной службы в России должно иметь антикоррупционную направленность. Российская юстиция. 2002. № 7. С. 26.


297 См.: Бочарников И.В. Указ.соч. Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. № 6 (351) 2008 г. С.2.


298 См.: Закон «О зарубежной коррупционной практике» 1977 г. См.: Де Джордж Р. Т. Деловая этика. М., 2001. С. 913–916


299 См. подробнее: Стратегия США в вопросах борьбы с международной коррупцией (по материалам Торгпредства РФ в США). БИКИ. 1999. № 122. С. 5.


301 Международный опыт борьбы с коррупцией: от неудач Китая до успехов Израиля (из аналитического доклада Фонда «Информатика для демократии») Чистые руки. 1999 г. №3 С. 17-26.


304 Гришанков М.И. Рекомендации парламентских слушаний на тему: «О проблемах имплементации российского законодательства в связи с присоединением России к Конвенции ООН против коррупции (2003 г.), Конвенциям Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию» (1999 г.) и "О гражданско-правовой ответственности за коррупцию" (1999 г.)» Москва 2004 г.


307 См.: Чершинцев В.С. Предупреждение коррупционных преступлений на муниципальном уровне. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва. 2008 г.


309 Из выступления В.В.Путина 12 января 2004 г. на первом заседании Совета по борьбе с коррупцией при Президенте РФ.

В данной статье рассмотрен вопрос необходимости мотивированности судебных актов, через призму принципов справедливого правосудия, необходимости обеспечить контроль со стороны гражданского общества.

Ключевые слова: справедливое правосудие, мотивированность судебных актов, верховенство права, публичность, произвол.

This article discusses the need for motivation of judicial acts, through the prism of the principles of fair justice, the need to ensure control by civil society.

Key words: fair justice, motivation of judicial acts, rule of law, publicity, arbitrariness.

Строго соблюдая закон, граждане обретают личную безопасность, что справедливо,
поскольку ради этого люди объединяются в общество, и полезно,
поскольку в этом случае предоставляется возможность точно просчитать неудобства противоправного поведения.
Правда, граждане приобретают дух независимости, но не для того, чтобы расшатывать законодательную основу и не повиноваться властям.
Они скорее окажут неповиновение тем, кто осмеливается назвать священным именем добродетели
потакание своим прихотям и корыстным интересам или взбалмошным мнениям.
Эти принципы вызовут неудовольствие тех, кто считает себя вправе тиранить подчиненных столь же жестоко,
как их, в свою очередь, тиранит вышестоящий деспот.
И я должен был бы бояться всего на свете, если бы дух тирании мог заставить смириться дух просветительства.

Чезаре Беккария «О преступлениях и наказаниях».

Данная статья отчасти порождена ознакомлением с инициативой Верховного Суда РФ по освобождению судей от обязанности готовить мотивировочные части судебных актов, оставив обязанность мотивировать судебные акты только по некоторым категориям дел 1 . Впрочем, суды будут обязаны составить мотивированные судебные акты, в случае если сторона попросит об этом.

Однако, в проекте Верховного Суда есть также уже ничем не ограниченное право суда апелляционной инстанции не составлять мотивированное определение, если решение суда первой инстанции оставлено им без изменения при условии, что в апелляционных жалобе, представлении отсутствуют доводы, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, и при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции не были приняты новые доказательства. Эта право суда не ограничено ни категорией дел, ни возможностью лиц, участвующих в деле просить о мотивировании судебного акта.

Ранее, поднимая проблему мотивированности судебных актов, мы обращали внимание на ее актуальность, разделяя точку зрения, что «главной болезнью судебного контроля в России является игнорирование судами доводов жалоб» 2 .

Конечно же, общество было вправе ожидать, что если сколь скоро немотивированные судебные акты могут быть нарушением права на справедливый суд 4 , то требование мотивированности 5 должно стать объектом пристального внимания всех судебных инстанций 6 .

Немотивированность судебных актов иногда обращала на себя внимание в актах высших судебных инстанций. Так в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 мая 2007 г. N 27 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности" обращено внимание судов на то, что «судебные акты должны быть точными, понятными, убедительными и объективными по содержанию, не допускающими неясностей при исполнении. Немотивированные и неубедительные, небрежно составленные судебные акты, содержащие искажения имеющих значение для дела обстоятельств, порождают сомнения в объективности, справедливости и беспристрастности судей» 7 . Таким образом, в Верховном Суде РФ уже давно существует абсолютно правильное понимание недопустимости немотивированных решений.

И это не удивительно, поскольку «требование мотивированности юрисдикционных актов отнюдь не новое веяние в процессуальной науке, порожденное влиянием практики ЕСПЧ, не новое представление о справедливости, а общий принцип юридического процесса» 8 .

Хотя в постановлениях ЕСПЧ очень точно выражено значение мотививированности судебных актов: «Еще одна роль мотивированного решения состоит в том, что оно доказывает сторонам, что их позиции были выслушаны. Кроме того, мотивированное решение дает возможность какой-либо стороне обжаловать его, а апелляционной инстанции – возможность пересмотреть его» 9 , но мы можем аналогичные понимания необходимости мотивированности в трудах российских правоведов.

Так в начале 20 века административист М.Д. Загряцков в своей работе «Право жалобы», написанной в 1923-1924 годах, обращал внимание на то, что «отсутствие мотивировки противоречит самой идее права жалобы, лишая жалобщика основания для дальнейшего обжалования неправильного решения и чрезвычайно ослабляя и даже совершенно отнимая возможность жаловаться» 10 .

Подобную идею найдем у А. Г. Гойхбарга в его книге «Курс гражданского процесса», опубликованной также в 20 годах прошлого века 11 .

Современные ученые также пишут о необходимости судов публично транслировать и разъяснять свои взгляды участникам судо-производства посредством постановлений, ведь они обладают безусловным правом подвергнуть сомнению окончательные выводы органов правосудия, оспорив их в вышестоящих инстанциях 12 .

Полагаем, что данные положения в полной мере применимы к судебным актам апелляционных инстанций, поскольку их судебные акты, также подлежат обжалованию и на них в полной мере распространяются требования принципов справедливого правосудия, в том числе, обеспечение публичности для обеспечения гражданского контроля 13 .

Безусловно, контроль апелляционных судов за законностью и справедливостью судебных решений повышает доверие общества к судебной системе, создает стимулы для судей первой инстанции, мотивирует ответственное отношение к исполнению их обязанностей 14 , но контроль вышестоящей кассационной инстанции выполняет такие же функции, которые нельзя выполнить при отсутствии мотивированных актов апелляционной инстанции.

ЕСПЧ в своих постановлениях разъясняет, что «изложение мотивированного решения является единственной возможностью для общественности проследить отправление правосудия» 15 , российские ученые также отмечают, что «немотивирование судебного акта противоречит принципу прозрачности судебной власти и правосудия, которые являются необходимыми условием осуществления за ними эффективного гражданского контроля» 16 , «информация о судебной деятельности должна преследовать две главные цели: во-первых, держать судебную власть и судебную реформу под гражданским контролем, естественно, при гарантиях невмешательства в отправление собственно правосудия, а также защищать судебную власть, и, во-вторых, помогать гражданам лучше ориентироваться в системе судебной защиты, дабы более эффективно отстаивать, защищать свои права и законные интересы» 17 .

В Постановлении ЕСПЧ по делу «Рякиб Бирюков против РФ» 18 было установлен факт нарушения права на справедливое судебное разбирательство, где в качестве основания для установления нарушения статьи 6 Конвенции был указан факт не оглашения судебного акта в полном объеме публично. Возражения РФ о том, что резолютивная часть кассационного определения была оглашена в присутствии заявителя были отклонены.

Полагаем, что данный вывод вполне актуален для оценки инициативы Верховного Суда РФ по упрощению судопроизводства в виде освобождения судов от мотивирования судебных актов по результатам рассмотрения апелляционных жалоб. Очевидно, что тот, кто готовил вышеизложенную инициативу, не учел уроков из данного Постановления ЕСПЧ.

В данном постановлении ЕСПЧ также напомнил, что публичный характер судебного разбирательства защищает стороны судебного процесса от отправления правосудия в режиме секретности и без общественного контроля; что также является одним из средств, посредством которого поддерживается доверие к нижестоящим и вышестоящим судам. Когда отправление правосудия осуществляется открыто, то гласность способствует достижению цели Статьи 6 § 1, а именно: справедливое судебное разбирательство, гарантия одного из фундаментальных принципов любого демократического общества по смыслу Конвенции 19 .

Мотивированность судебных актов – это также требование уважения достоинства личности. Именно мотивированность судебного акта является подтверждением, что государство в лице суда действительно выслушало и поняло человека в ходе судебного процесса где суд не только надлежащим образом организовал коммуникацию в ходе судебного процесса, услышал стороны, но и дал им ответ в мотивированном судебном акте.

Как отмечают исследователи судебной коммуникации: эффективность судебной коммуникации оценивается через достижение цели коммуникации, то есть, понятный всем участникам процесса и закономерный, то есть соответствующий логике состоявшегося судебного разбирательства, результат рассмотрения дела, отраженный в судебном акте 20 .

Но результат судебного разбирательства важен не только лицам участвующим в деле, порой тот, кто собирается в суд изучает сложившуюся практику судов, для того, чтобы понять, возможный результат судебного разбирательства. Известность судебной практики судов также создает правовую определенность.

Те, кто исследовал апелляционное производство, предлагают не просто делать доступными судебные акты апелляционных инстанций, но и пишут, что «…следует обязать делать ежеквартальные обзоры практики, тем самым обеспечивая единство применения права на территории, находящейся под юрисдикцией суда. При этом данные обзоры должны выкладываться в специальный раздел сайта и быть доступны для ознакомления широкого круга лиц. Это позволит лучше ориентироваться в практике апелляционных судов, тем самым повысить прозрачность и предсказуемость правосудия» 21 .

Полагаем, что самое главное достоинство мотивированных судебных актов – это то, что они заменяют бездушную силу, силу произвола, силой логики и права.

«Освобождение» от мотивирования судебных актов – это не только освобождение от уважения личности, не только вывод судов из под контроля гражданского общества, но и ключ к перерождению права в режим произвола и бесправия.

Не можем не процитировать российских правоведов, которые предостерегали: «величайшая опасность, грозящая новыми потрясениями, заключается в перерождении ее неокрепшего еще права, в замене нового права старой бездушной силой… Остережемся от повторения роковых, непоправимых ошибок; будем помнить, что в господстве права - и только в нем - залог возрождения испытанной многими и великими бедствиями России» 22 .

Надеемся, что законодатель с осторожностью подойдет к инициативе Верховного Суда РФ и не допустит превращение правосудия, основанного на уважении к личности, в систему бездушного произвола, которая не отправляет правосудие, а лишь издает приказы…

Пристатейный список:

Афанасьев С.Ф. К проблеме реализации права быть выслушанным в суде при рассмотрении гражданских дел // Вестник гражданского процесса. 2012. N 4. С. 28 – 45.

Афанасьев С.Ф. Право на получение мотивированного судебного решения по гражданскому делу (международный и национальный аспекты)// Арбитражный и гражданский процесс. 2008. N 12. С 13-16.

Афанасьев С.Ф., Борисова В.Ф. Право на получение мотивированного судебного решения в контексте доступности правосудия по гражданским делам//Вестник Российского фонда фундаментальных исследований. Гуманитарные и общественные науки. 2015. № 2 (79). С. 154-164.

Васяев А.А., Князькин С.А Мотивированность судебных решений - стандарт Европейского суда по правам человека//Адвокат. N 6. 2013. С. 27-32.

Верещагин А.Н. Особые мнения в российских судах // Государство и право. 2008. № 2. С. 22.

Викут М.А. Законность и обоснованность актов социалистического правосудия, как главное условие выполнения задач гражданского судопроизводства// Цивилистические проблемы правового статуса личности в социалистическом обществе. Саратов. 1982. С. 124.

Гессен В.М. Исключительное положение. Харьков, 2004. С. 194.

Гойхбарг А. Г. Курс гражданского процесса. М.1928. С.97.

Грибов Н. Д. Правовая природа апелляции в цивилистическом процессе. Дисс. канд. юр. наук М. 2016. С. 50-51.

Загайнова С.К. Судебные акты в механизме реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе. М., 2007. С. 299 – 300.

Загряцков М.Д. Право жалобы. Вопросы правоведения. №1. 2012. С.227-228.

Зайцев И.М. Решение суда как процессуальный документ// Вестник СГАП. 1995. №2. С.74

Краснов М. У судебной власти есть только один защитник – общество//Российская юстиция. 2003. N 6. С. 3

Поляков С.Б. К вопросу о независимости суда//Государство и право. 2000. №10. С. 85.

Пономаренко В. А. Мотивированность судебного решения в гражданском и арбитражном процессе. СПб. 2009. С. 91.

Рабцевич О.И. Право на справедливое судебное разбирательство: международное и внутригосударственное правовое регулирование. М., 2005. С. 136.

Ратушная Б.П. Проблемы мотивированности судебных решений в Украине// Право и политика. № 6. 2013. С. 798 – 802.

Султанов А.Р. О проблеме мотивированности судебных актов, через призму постановлений Европейского Суда по правам человека//Международное публичное и частное право. 2008. № 2. С. 11-14.

Султанов А.Р. Мотивированность судебного акта как одна из основных проблем справедливого правосудия//Закон. 2014. № 8. С. 114-118.

Султанов А.Р. Безусловное безобразие, или является ли полное копирование текста возражений допустимым в качестве судебного решения?//Вестник гражданского процесса. 2017. №5. С. 264-282/

Султанов А.Р. Копипаст как отказ в правосудии// Евразийская адвокатура №5. 2017. С. 40-44.

Сухорукова О.А. Эффективность гражданского судопроизводства: коммуникативный процесс. Воронеж. 2017. С. 10.

Тузов Н.А. Мотивирование и преюдиция судебных актов. М. 2006

© 2017 А. Р. Султанов

2 Поляков С.Б. К вопросу о независимости суда//Государство и право. 2000. №10. С. 85; см. также Верещагин А.Н. Особые мнения в российских судах // Государство и право. 2008. № 2. С. 22.

3 Султанов А.Р. О проблеме мотивированности судебных актов, через призму постановлений Европейского Суда по правам человека//Международное публичное и частное право. 2008. № 2. С. 11-14.

4 Или свидетельствуют о его незаконности см. Викут М.А. Законность и обоснованность актов социалистического правосудия, как главное условие выполнения задач гражданского судопроизводства// Цивилистические проблемы правового статуса личности в социалистическом обществе. Саратов. 1982. С. 124

5 Пономаренко В. А. Мотивированность судебного решения в гражданском и арбитражном процессе. СПб. 2009. С. 91.

6 Афанасьев С.Ф. Право на получение мотивированного судебного решения по гражданскому делу (международный и национальный аспекты)// Арбитражный и гражданский процесс. 2008. N 12. С 13-16; Рабцевич О.И. Право на справедливое судебное разбирательство: международное и внутригосударственное правовое регулирование. М., 2005. С. 136; Загайнова С.К. Судебные акты в механизме реализации судебной власти в гражданском и арбитражном процессе. М., 2007. С. 299 – 300; Зайцев И.М. Решение суда как процессуальный документ// Вестник СГАП. 1995. №2. С.74; Тузов Н.А. Мотивирование и преюдиция судебных актов. М. 2006; Поляков С.Б. К вопросу о независимости суда//Государство и право. 2000. №10. С. 85; С. 91; Афанасьев С.Ф. К проблеме реализации права быть выслушанным в суде при рассмотрении гражданских дел // Вестник гражданского процесса. 2012. N 4. С. 28 – 45; Ратушная Б.П. Проблемы мотивированности судебных решений в Украине// Право и политика. № 6. 2013. С. 798 – 802. Васяев А.А., Князькин С.А Мотивированность судебных решений - стандарт Европейского суда по правам человека//Адвокат. N 6. 2013. С. 27-32 и др.

7 Текст постановления опубликован в Российской газете от 8 июня 2007 г. N 122, в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, август 2007 г. N 8.

8 Султанов А.Р. Мотивированность судебного акта как одна из основных проблем справедливого правосудия//Закон. 2014. № 8. С. 114-118; Султанов А.Р. Мотивированность судебного акта как одна из основных проблем справедливого правосудия//Закон. 2014. № 8. С. 114-118.

9 Постановление от 11 января 2007 по делу «Кузнецов и другие против РФ», п.83, см.также п. 30 Постановления по делу «Хирвисаари против Финляндии» от 27.09.2001; Постановление ЕСПЧ по делу "Хаджианастасиу против Греции"от 16 декабря 1992 г. N 12945/87.

11 Гойхбарг А. Г. Курс гражданского процесса. М.1928. С.97.

12 Афанасьев С.Ф., Борисова В.Ф. Право на получение мотивированного судебного решения в контексте доступности правосудия по гражданским делам//Вестник Российского фонда фундаментальных исследований. Гуманитарные и общественные науки. 2015. № 2 (79). С. 154-164.

13 Султанов А.Р. Безусловное безобразие, или является ли полное копирование текста возражений допустимым в качестве судебного решения?//Вестник гражданского процесса. 2017. №5. С. 264-282; Султанов А.Р. Копипаст как отказ в правосудии// Евразийская адвокатура №5. 2017. С. 40-44.

15 Постановление от 11 января 2007 по делу «Кузнецов и другие против РФ», п.83, см.также п. 30 Постановления по делу «Хирвисаари против Финляндии» от 27.09.2001.

17 Краснов М. У судебной власти есть только один защитник – общество//Российская юстиция. 2003. N 6. С. 3

18 Постановление ЕСПЧ от 17.01.2008 по делу «Рякиб Бирюков против РФ», перевод на русский язык опубликован в журнале «Права человека. Практика Европейского Суда по правам человека» №5(26). 2008. С.38

19 См. также Постановление ЕСПЧ по делу «Pretto and Others v. Italy» от 8.12.1983, § 21 и Постановление ЕСПЧ по делу «Axen v. Germany» от 8.12.1983, § 25)

20 Сухорукова О.А. Эффективность гражданского судопроизводства: коммуникативный процесс. Воронеж. 2017. С. 10.

21 Грибов Н. Д. Правовая природа апелляции в цивилистическом процессе. Дисс. канд. юр. наук М. 2016. С. 50-51

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: