Протокол разъяснения обвиняемому условий выбора порядка судопроизводства бланк

Обновлено: 14.04.2024

В соответствии со ст. 47 УПК РФ обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Последнее является основным процессуальным документом, который в дальнейшем будет определять пределы судебного разбирательства.

Именно с момента вынесения следователем указанного постановления, которое порождает в уголовном деле возникновение статуса обвиняемого, последний приобретает процессуальное положение и права, посредством которых включается механизм защиты от предъявленного обвинения.

ФОРМАЛИЗАЦИЯ ПРОЦЕДУРЫ ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ОБВИНЕНИЯ

Исходя из положений п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, обвиняемый вправе знать, в чем он обвиняется.

Данное положение закона означает, что лицо, привлеченное в качестве обвиняемого, в целях эффективной защиты от предъявленного обвинения (возражать против обвинения, давать показания о невиновности или непричастности к совершению преступления, представлять доказательства невиновности, заявлять ходатайств и проч.) вправе знать существо и объем обвинения, его содержание и характер.

Реализация данного права обеспечивается такой процедурой уголовного судопроизводства, как предъявление обвинения, во время которой следователь в силу ч. 1 ст. 11, ч. 5 ст. 172 УПК обязан разъяснить привлекаемому в качестве обвиняемого лицу существо предъявленного обвинения и его процессуальные права, предусмотренные ст. 47 УПК.

Между тем, как показывает практика, органы следствия превратили порядок предъявления обвинения в формальную процедуру определения процессуального положения привлекаемого к уголовной ответственности лица, которая заключается в том, что следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику само постановление, предлагает расписаться в его получении и вручает его копию.

И как только следователь сталкивается с позицией стороны защиты об исполнении требований закона при предъявлении обвинения, сразу возникают проблемы следующего порядка.

Так, за последние 10 лет автор настоящего материала, участвуя в качестве защитника по уголовным делам на стадии предварительного следствия, каждый раз при предъявлении подзащитному обвинения обращался к следователю с просьбой разъяснить существо предъявленного обвинения и сталкивался с полным непониманием сути такого обращения.

В большинстве случаев сами следователи отвечали вопросом на вопрос и спрашивали, что означает сам термин «существо предъявленного обвинения», либо ограничивались молчанием, хотя, казалось бы, каких-либо затруднений разъяснить это определение быть не должно.

КАКИМ ДОЛЖНО БЫТЬ РАЗЪЯСНЕНИЕ ОБВИНЕНИЯ

Разъяснение обвиняемому существа предъявленного обвинения, суть которого пересекается с п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, выражается в том, что следователь в понятных выражениях и более простым в понимании языком должен разъяснить обвиняемому юридические и фактические аспекты самого обвинения.

Что это означает?

Первое: следователь, используя добытую информацию о всей совокупности установленных фактических данных (обстоятельствах произошедшего), должен объяснить обвиняемому содержание обвинения, а именно, когда, где и какие именно действия (бездействие) совершил последний и почему органы следствия считают, что таковые являются преступными, и в чем именно была выражена преступность действий (бездействия).

Далее, следователю надлежит определить обвиняемому объем обвинения.

Кроме того, он должен объяснить, какой именно вред, кому конкретно и в каком объеме был причинен в результате таких действий обвиняемого и что такой вред был причинен именно по вине обвиняемого (умышленной или неосторожной).

Второе: содержание конкретных обстоятельств совершенного преступления должно быть изложено следователем таким образом, чтобы оно согласовывалось с диспозицией соответствующей нормы уголовного закона, то есть содержание самого обвинения должно характеризовать юридические признаки конкретного состава преступления.

В связи с этим следователь должен объяснить обвиняемому, почему совершенные им действия (бездействие) квалифицируются по той или иной статье уголовного закона.

Соответственно, в резолютивной части постановления должно быть указано, по какой статье (пункту, части) УК РФ лицо привлекается в качестве обвиняемого.

Решение следователя о квалификации действий обвиняемого должно содержать юридическую оценку совершенного обвиняемым деяния, в соответствии с которой следователь должен обосновать свой вывод о применении по делу конкретной уголовно-правовой нормы и донести его до сознания обвиняемого.

При этом одной лишь ссылкой на резолютивную часть постановления следователь ограничиться не может. Закон обязывает следователя при предъявлении обвинения разъяснить обвиняемому юридические термины, применяемые в постановлении, а также ознакомить лицо с точным текстом статьи уголовного закона, объяснив и раскрыв при этом все признаки самой диспозиции. А в том случае, если диспозиция уголовно-правовой нормы является отсылочной, следователь обязан разъяснить обвиняемому положения данного нормативного акта и его применение в квалификации по уголовному делу.

Именно в таком сплетении юридических и фактических аспектов образуется существо предъявленного обвинения, которое и должно быть разъяснено привлеченному в качестве обвиняемого лицу.

ДЕЙСТВИЯ ЗАЩИТНИКА В СЛУЧАЕ НЕНАДЛЕЖАЩЕГО РАЗЪЯСНЕНИЯ ОБВИНЕНИЯ

Как следует поступать стороне защиты, если следователь не исполняет возложенные на него законом обязанности и отказывается разъяснить обвиняемому существо предъявленного обвинения?

В таких ситуациях защита в самом постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должна сделать запись о том, что обвинение предъявлено в нарушение ч. 5 ст. 172 УПК, так как следователь не смог разъяснить обвиняемому существо предъявленного обвинения.

Если на практике возникает такая проблема, то подобная запись в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого будет являться основанием для обжалования постановления либо руководителю следственного органа, либо в суд.

Но на практике возникают и другие случаи.

ИЗ ПРАКТИКИ. Органами предварительного следствия А. было предъявлено обвинение по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. При предъявлении обвинения следователь не выполнил требования ч. 5 и ч. 8 ст. 172 УПК, а именно не разъяснил обвиняемому существо предъявленного обвинения и не вручил защите копию самого постановления, о чем защитником в самом постановлении была сделана запись и проставлена подпись обвиняемого.

В ходе судебного разбирательства было выявлено, что в материалах уголовного дела находится другое постановление о привлечении А. в качестве обвиняемого, в котором отсутствовала данная запись защиты, а также отсутствовали подписи самого обвиняемого и его защитника, и следователем была сделана запись о том, что обвиняемый и защитник от подписи в постановлении отказались.

Защита заявила в суде о фальсификации постановления о привлечении в качестве обвиняемого, однако суд отказался возвращать уголовное дело прокурору и ограничился вынесением в адрес следователя частного постановления, признав, что обвинение А. на стадии следствия было предъявлено, но с изъянами, которые не влекут возращение дела прокурору (дело № 22–3200).

ПОСЛЕДСТВИЯ НАРУШЕНИЯ ПРОЦЕДУРЫ ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ОБВИНЕНИЯ

Однако нарушение самой процедуры предъявления обвинения, замена постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого на иное, без соблюдения процедуры предъявления обвинения, влечет незаконность всего дальнейшего хода как предварительного следствия, так и судебного разбирательства.

Именно такую позицию занимает высший судебный орган страны.

ИЗ ПРАКТИКИ. Приговором Московского областного суда от 11.03.2013 С. и З. были признаны виновными по ст. 209 , ч. 3 ст. 163, ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Б. по ст.ст. 209 , 222 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указанный приговор отменила, указав следующее.

Судом первой инстанции были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлекли нарушения прав подсудимых на защиту и повлияли на законность и обоснованность судебного решения.

В ходе судебного разбирательства защитой были заявлены ходатайства о возвращении дела прокурору, в которых указывалось о нарушении органами следствия требований ст.ст. 172–174 УПК РФ, утверждалось, что обвинения, изложенные в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого (окончательная редакция), находящиеся в материалах уголовного дела, никогда С. и З. не предъявлялись.

Подсудимым С. и З. были предъявлены иные, существенно отличающиеся от имеющихся в уголовном деле обвинения, по которым они и были допрошены. Фактически предъявленные обвинения были меньше по объему и существенно отличались в описании вменяемых деяний (время, место, способ и другие обстоятельства).

В подтверждение своих доводов защита просила суд приобщить к материалам дела копии постановлений о привлечении в качестве обвиняемых, которые были вручены следователем обвиняемым С. и З.

В нарушение требований ст. 6 УПК РФ суд первой инстанции уклонился от проверки доводов стороны защиты о допущенных органами следствия нарушениях порядка привлечения С. и З. в качестве обвиняемых и предъявления им обвинения.

По заявленным ходатайствам судом вынесено постановление об отказе в их удовлетворении по мотиву соответствия обвинительного заключения предъявленному подсудимым обвинению и что представленные защитой ксерокопии постановлений о привлечении в качестве обвиняемых не являются надлежащим образом заверенными копиями указанных процессуальных документов, в связи с чем не имеется возможности установить их происхождение и не имеется никаких оснований считать, что имеющиеся в деле постановления о привлечении подсудимых в качестве обвиняемых были каким-то образом сфальсифицированы или изменены, либо что они не соответствуют обвинению, которое предъявлялось подсудимым.

Вместе с тем, как это правильно было указано в апелляционных жалобах, обвиняемым и их защитникам копии постановлений о привлечении в качестве обвиняемых всегда вручаются именно в том виде, в каком эти копии были предоставлены суду, какого-либо порядка заверений копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого ч. 8 ст. 172 УПК РФ не предусматривает.

При таких обстоятельствах обвинительный приговор не может быть признан законным, а потому подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания (дело № 4-АПУ13-82СП).

РЕКОМЕНДАЦИИ ЗАЩИТНИКАМ И ЗАКОНОДАТЕЛЮ

Запись о нарушении порядка предъявления обвинения в момент выполнения следователем данного процессуального действия защита нигде, кроме как в самом постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, сделать не может.

Между тем возникают ситуации, когда следователи препятствуют защите делать такую запись в постановлении, мотивируя тем, что подобного рода реагирование стороны защиты о нарушении порядка предъявления обвинения не предусмотрено законом, а форма постановления не содержит положений о внесении защитой в само постановление каких-либо самостоятельных записей.

Свой протест на подобного рода действия следователя защита может выразить путем отказа от подписания постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

В таком случае следователь, как показывает практика, применяет правила, предусмотренные ст. 167 УПК РФ, которая регулирует порядок удостоверения факта отказа от подписания протокола следственного действия, и применяет эту норму закона по аналогии к постановлению о привлечении в качестве обвиняемого.

Согласно этой же норме закона лицу, отказавшемуся подписать постановление, должна быть предоставлена возможность дать объяснение причин отказа от подписи, которое в обязательном порядке должно быть занесено в постановление.

В таком варианте событий сторона защиты также достигает желаемого, и запись о нарушении порядка предъявления обвинения оказывается в самом постановлении.

В последнее время участились случаи, когда следователи для фиксации отказа обвиняемого подписать постановление о привлечении в качестве обвиняемого, игнорируя положения ст. 167УПК РФ, приглашают двух понятых, в присутствии которых удостоверяют, во-первых, отказ от подписи в постановлении и, во-вторых, факт вручения копии постановления стороне защиты.

Подобными действиями органы следствия исключают саму возможность для стороны защиты сделать какие-либо записи в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что органы следствия фактически превращают процессуальные действия в следственные, что не предусмотрено уголовно-процессуальным законом.

В статье 172 УПК РФ относительно действий следователя говорится лишь о том, что обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее 3 суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, и последнее должно быть объявлено лицу в момент самой встречи следователя с обвиняемым.

Таким образом, сама норма процессуального закона страдает формализмом, что порождает определенные конфликтные ситуации между сторонами обвинения и защиты.

Необходимо заявить о том, что процедура предъявления обвинения не может быть формальной и выражаться только в предъявлении и вручении лицу постановления о привлечении в качестве обвиняемого и подписей в самом постановлении лиц, участвующих в этой процедуре.

С учетом важного значения такой процедуры, как привлечение лица в качестве обвиняемого, таковая должна иметь более очерченные признаки, нежели те, которые описаны в ст. 172 УПК РФ.

Одной из важнейших гарантий соблюдения процедуры предъявления обвинения и прав обвиняемого должно быть закрепление в законе протокольной формы предъявления обвинения, которая бы отражала весь ход и результат предъявления обвинения.

Такая форма позволит перевести порядок предъявления обвинения из процессуального действия в следственное.

Именно такая форма предоставит возможность стороне защиты реализовать свои права и закрепить в протоколе допущенные органами следствия нарушения прав обвиняемого, процедуры и порядка предъявления обвинения.

Кроме того, протокольная форма позволит исключить подмену или замену следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а в случае совершения следователем таких действий позволит привлечь его к ответственности.


Последняя часть шестая ст. 47 УПК РФ посвящена порядку разъяснения обвиняемому прав при его допросе. Здесь отмечается, что при первом допросе обвиняемого следователь (дознаватель и др.) разъясняет ему права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ. При последующих допросах обвиняемому повторно разъясняются его права, предусмотренные п. п. 3, 4, 7 и 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, если допрос проводится без участия защитника.

Под первым допросом обвиняемого понимается осуществляемый немедленно после предъявления первого обвинения допрос рассматриваемого участника уголовного процесса. Причем первое предъявление обвинения — это оглашение первый раз вынесенного в отношении данного конкретного лица по расследуемому уголовному делу постановления о привлечении его в качестве обвиняемого.

В последующем обвинение обвиняемому может перепредъявляться. После предъявления нового обвинения он вновь будет впервые допрашиваться по новому обвинению. Между тем, несмотря на то, что обвиняемый допрашивается впервые по новому обвинению, по данному уголовному делу его уже допрашивали в качестве обвиняемого. Значит, на него не распространяется требование первого предложения ч. 6 ст. 47 УПК РФ. Ему повторно разъясняются права обвиняемого, предусмотренные п. п. 3, 4, 7 и 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, да и то только в том случае, если допрос проводится без участия защитника.

Права обвиняемому следователь (дознаватель и др.) обязан разъяснить. Иначе говоря, «объяснить, сделать ясным, понятным». Соответственно, данную обязанность следователь (дознаватель и др.) не исполнит, пока обвиняемому не станет понятным содержание каждого из прав, каким образом им можно воспользоваться, как отказаться от его реализации и какие последствия могут наступить в случае отказа от использования обвиняемым своего права. Все указанные вопросы обвиняемому должны быть разъяснены.

Законодатель не уточнил, в каких формах должно осуществляться разъяснение обвиняемому его прав. В этой связи любую форму разъяснения — как письменную, так и устную — следует считать правомерной. Единственное условие, которое касается данного вида разъяснения и которое вытекает из ч. 6 ст. 47 УПК РФ, а также из ч. 4 ст. 166 УПК РФ, — это необходимость фиксации факта осуществления искомого вида разъяснения в протоколе допроса обвиняемого.

Буквальное толкование ч. 6 ст. 47 УПК РФ нацеливает правоприменителя на разъяснение обвиняемому лишь прав, предусмотренных ст. 47 УПК РФ. Однако, исходя из требований ч. 1 ст. 11 УПК РФ, следователь (дознаватель и др.) обязан разъяснить обвиняемому все его права (процессуальные права). Поэтому нами рекомендуется после предъявления обвинения перед началом первого допроса разъяснять обвиняемому все вышеизложенные права обвиняемого. Причем неразъяснение обвиняемому перед допросом не указанных в ст. 47 УПК РФ его прав участника следственного действия (участника допроса) вполне может быть расценено как нарушение не только ч. 1 ст. 11 УПК РФ, но и ч. 5 ст. 164, ч. 10 ст. 166, ч. 3 ст. 173, ч. 1 ст. 189 УПК РФ. Все это вместе может служить основанием заявления ходатайства о признании протокола допроса обвиняемого недопустимым доказательством.

Отсутствие же в материалах уголовного дела данных о разъяснении обвиняемому его прав, предусмотренных ст. 47 УПК РФ, влечет отмену приговора.

Первый допрос обвиняемого в уголовном деле может состояться лишь один раз. И на данное обстоятельство не влияет присоединение к уголовному делу новых уголовных дел, перепредъявление обвинения, вынесение постановлений о прекращении уголовного дела в части и др. Все последующие допросы обвиняемого не могут считаться первыми, а это означает, что на них распространяются правила второго предложения ч. 6 ст. 47 УПК РФ.

Факт повторного разъяснения осуществляется в каждом случае нового допроса обвиняемого, если допрос проводится без участия его защитника. Однако новый допрос обвиняемого не следует путать с продолжением допроса обвиняемого после перерыва. Если допрос в отсутствии защитника продолжается, а не начинается новый допрос, в разъяснении обвиняемому повторно предусмотренных п. п. 3, 4, 7 и 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ прав нет необходимости.

Можно предположить ситуацию, когда в начале допроса защитник был, а после (например, в связи с отказом обвиняемого от защитника) перерыва отсутствовал. Как только защитника не стало, обвиняемому должны быть разъяснены его права, предусмотренные п. п. 3, 4, 7 и 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ.

Пунктами 3, 4, 7 и 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ предусмотрены следующие права обвиняемого:

1) возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению и (или) отказаться от дачи показаний;

2) представлять доказательства;

3) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

4) пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно, в случаях, предусмотренных УПК РФ.

Если в допросе не принимает участия защитник вышеуказанные права обязательно должны быть разъяснены обвиняемому. Но данное требование ни в коей мере не лишает обвиняемого возможности заявить ходатайство о разъяснении и иных принадлежащих ему прав. Данное ходатайство при наличии к тому фактических оснований должно быть удовлетворено. В этом случае обвиняемому будут разъяснены и иные его права.

Факт разъяснения указанных прав также обязательно отражается в протоколе допроса обвиняемого и удостоверяется его подписью.

В ч. 6 ст. 47 УПК РФ речь идет о допросе. Тем не менее рекомендуется правила второго предложения этой части распространять и на очную ставку (проверку показаний обвиняемого на месте), где одним из участников является обвиняемый, а защитник в таковой участия не принимает.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: