Признаются ли объектами авторских прав образцы исковых заявлений размещенных на стендах в суде тест

Обновлено: 16.04.2024

Коллеги, буквально на днях мне потребовалось проанализировать большой объём судебной практики по искам о признании права отсутствующим. К моему удивлению, в значительной, если даже не в большей части судебных актов по таким требованиям, суды указывают на то, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты своего права.

Эта ситуация подтолкнула меня к написанию настоящей заметки, в которой я постарался максимально кратко отразить, как мне кажется, наиболее важные черты этого иска, а также указать распространенные ошибки истцов, которые я обнаружил, при исследовании судебной практики.

1. Общая характеристика:

  • предъявляется в исключительных случаях;
  • имеет очень узкую сферу применения;
  • им нельзя заменять виндикационные, негаторные или иные иски;
  • он допустим только в случаях, когда лицо не может защитить нарушенное право иными средствами.

Исключения, которые можно обнаружить в судебной практике:

(см., например, п. 53 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

4. Ситуации, в которых применяется:

(см., например, п. 52 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 № 14624/09 по делу № А55-14624/2008, Постановление Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 № 4372/10 по делу № А40-30545/09-157-220, Определение Верховного Суда РФ от 26.01.2018 № 301-ЭС17-22269 по делу № А11-4520/2016).

5. Срок исковой давности: не применим к данному иску.

(см., например, п. 12. Информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения», Определение ВС РФ от 13.06.2017 № 33-КГ17-10).

6. Когда нельзя предъявлять подобный иск (распространенные ошибки):

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Составление понятного договора

Составление понятного договора

Правовая система Англии/English Legal System

Похожие материалы

Комментарии (32)

Да, под разными кадастровыми номерами. У меня есть ЗУ, у которого целых три кадастровых номера. Не исключено, что если его продать, то переход права зарегистрируют только на тот кадастровый номер, который будет указан в договоре и свидетельстве о ПС. А по остальным номерам так и останется запись о моей собственности.

Александр Латыев Екатеринбург Партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, г. Екатеринбург. Кандидат юридических наук, доцент.

Необязательно: один из случаев, который приводится в самом Пленума 10/22 - регистрация права на один объект за двумя лицами. Истцу не нужно признавать его право - оно и так уже признано состоявшейся регистрацией, ему нужно только лишь убрать из реестра право другого.

Как по вашему мнению, надлежащим ли способом будет в таком случае иск о признании отсутствующим права собственности на ЗУ за одним из собственников помещения в здании?

цитата "в большей части судебных актов по таким требованиям, суды указывают на то, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты своего права."

И в соответствии с указаниями п.3.ППВС и ППВАС 10/22 на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суды определяли из какого правоотношения возник спор и какие нормы права подлежат применению при разрешении дела ?

Александр Латыев Екатеринбург Партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С, г. Екатеринбург. Кандидат юридических наук, доцент.

Коллеги, а вот такая ситуация собственник пристройки (состав 2 помещения - и два отдельных свидетельства) (правомерно возведенной) к МКД сделал к ней временную пристройку, в далекие 2000 "юристы решалы" предложили ее узаконить). Стандартная ситуация. Собственник человек не сведущий в делах правовых доверился им. Юристы принесли ему одно свидетельство содержащее площадь двух помещений правомерной пристройки и площадь временной "узаконенной" пристройки. Понятное дело самострой. Участок под МКД поставлен на кад учет. Прошло время и ДГИ и совместно с инспекцией по недв. предъявляют заявление в суд о сносе. К моменту рассмотрения собственник фактически снес незаконную пристройку, но запись о неверной площади (площадь правомерной пристройки и "узаконеной") осталось в ЕГРН. Суд выносит решение: поскольку пристройка снесена, то заявлять о ней неправильно, а вот то что запись в ЕГРН нарушает права других лиц, то со ссылкой на ПП 10/22 суд прекращает право собственности на все. Ответчик заявляет что дайте время и мы приведем запись в порядке, о том что выбран ненадлежащий способ защиты, суд не реагирует. Скажите верно ли решил суд? И что делать собственнику - в суд с иском о признании права? Заранее благодарен.


Словами "прекращает право собственности на все", Вы имеете в виду только Ваше помещение? Что суд указывает в качестве обоснования нарушения права других лиц? На мой взгляд, сама по себе запись с неверной площадью только Вашего помещения не нарушает права иных лиц.

первая инстанция признала право отсутствующим, но отказалась признать право собственности. вторая инстанция оставила в силе признание права отсутствующим и признала право собственности. если интересно, то дело А40-62477/2011

Как Вы считаете, насколько применим такой способ защиты права, как признание права отсутствующим, в сферах, которые не относятся к институту собственности?

Насколько перспективен иск о признании отсутствующим права на регистрацию в данном ломе?

Некоторая судебная практика говорит о том, что вернее в таких случаях заявлять требование о прекращении права собственности:

"Таким образом, прекращение права собственности, относящегося к вещным правам, связано с прекращением физического существования самой вещи, поскольку право не может существовать без вещи. В этой связи суд также отметил, что в случае уничтожения или гибели вещи право собственности на нее не может сохраняться независимо от причин, по которым вещь перестала существовать, и от характера действий, в результате которых вещь уничтожена (Постановление ФАС СЗО от 04.07.2012 по делу № А13-9077/2011, Постановление Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 № 4372/10 по делу № А40-30545/09-157-220)."

Как мне кажется, разница в последствиях - при признании права отсутствующим, последствия заключаются в признании того, что собственности не было никогда (как до решения суда, так и после).
А при прекращении права собственности, ввиду утраты последствие должно быть в прекращении права с конкретного момента.

А как быть, если бывший муж умер, суд признал за бывшей женой право на супружескую долю в общем имуществе супругов, но она зарегистрировала это общее имущество целиком на своё имя? Наследнику умершего бывшего мужа заявлять требование о признании права на долю в порядке наследования + об истребовании своей доли из чужого незаконного владения? Или о признании права бывшей жены на долю наследника отсутствующим + о признании права на долю в порядке наследования?

Партнёр рубрики


Судебная практика

106. Предметом лицензирования договоров о предоставлении смежных прав являются:
• права публикатора

107. Предоставляется ли охрана персонажу литературного произведения:
• если обладает признаками оригинальности

108. Прекращение исключительного права публикатора на произведения может быть прекращено:
• досрочно в судебном порядке

109. Препятствует ли создание организации по управлению правами на коллективной основе осуществлению представительства обладателей авторских и смежных прав другими юридическими лицами и гражданами?
• не препятствует

110. При определении размера компенсации суды должны учитывать кроме требований разумности и справедливости:
• вину нарушителя

111. При отсутствии письменного согласия лицензиара на заключение субсидиарного договора последующая передача прав является:
• неправомерной

112. При отчуждении оригинала произведения его собственником, обладавшим исключительным правом на произведение, но не являющимся автором произведения, исключительное право:
• переходит к правообладателю оригинала произведения

113. Признаются ли объектами авторских прав образцы исковых заявлений, размещенных на стендах в суде?
• не признаются

114. Работник имеет право на вознаграждение за получение работодателем патента на полезную модель, выплачиваемое в размере, порядке и на условиях, установленных:
• Гражданским кодексом РФ

115. Размер вознаграждения за использование произведений российских авторов за рубежом определяется:
• договором

116. Распоряжением права преждепользования допускается только вместе с предприятием, путем заключения следующих договоров:
• купли-продажи

117. Регистрацию кино-видеофильмов осуществляет:
• Министерство культуры РФ

118. С момента официального принятия проекта к рассмотрению прекращается:
• право на имя

119. Свободное публичное исполнение музыкального произведения допускается:
• нет правильного ответа

120. Способом доказывания авторства является:
• регистрация автора в Российском авторском обществе
• регистрация произведения у нотариуса
• факультативная регистрация

Вопрос не новый и возможно заслуживает полноценного исследования, но в любом случае интересно обсудить.

Недавно с коллегой говорили об охране авторским правом текстов, которые пишут юристы в своей практической деятельности (тексты договоров, претензий, исковых заявлений, отзывов на иск и т.п.). Охраняются ли они?

Конечно сразу исключаем ситуации, когда используется готовый шаблон договора. Речь идет о случаях, когда текст пишется полностью самостоятельно либо создается на основе шаблонов или других текстов.

Какие подходы возможны.

1. Не охраняются.

1) Подобные тексты представляют собой решение практической задачи, которое авторским правом не охраняется (п. 5 ст. 1259 ГК, п. 80 ПП ВС №10 от 23.04.2019).

2) Подобные тексты не могут считаться литературными произведениями, т.к. в них, по сути, отсутствует образная система. Создатель текста излагает алгоритм действий субъектов правоотношений, фиксирует юридически значимые факты и релевантные нормы, акты толкования и т.п.

3) В ценностном плане содержание подобных текстов явно доминирует над формой. Иными словами, форма (то, как написано) в подобных текстах не так важна, намного важнее содержание (то, что написано).

1) Произведения охраняются авторским правом независимо от их назначения и достоинства (п. 1 ст. 1259 ГК)

2) Авторское право требует минимум творчества для возникновения правовой охраны (п. 80 ПП ВС №10 от 23.04.2019).

3) Авторское право не охраняет решение задачи, но охраняет форму его выражения в виде литературного текста. Например, применительно к тексту договора решением практической задачи можно считать набор правовых конструкций, к которым прибегает юрист при его написании (набор прав и обязанностей, гарантий, санкций, обеспечительных мер). Однако форма выражения данных конструкций – то, как они изложены на русском или ином языке, авторским правом охраняется.

4) Существуют различные виды литературы. Образная система в ее традиционном (художественном) понимании отсутствует в произведениях научной, учебной, справочной литературы, однако очевидно, что данные произведения авторским правом охраняются.

5) Произведения учебной, справочной литературы также решают практическую задачу – они предназначены для обучения чему-либо, информирования о чем-либо читателя.

6) Перечень разновидностей произведений, предусмотренных на нормативном уровне, традиционно не является исчерпывающим (ст. 2 Бернской конвенции, п. 1 ст. 1259 ГК, п. 80 ПП ВС №10).

Коллеги, интересно узнать Ваше мнение. Возможно будут другие аргументы или комментарии к аргументам, перечисленным выше.

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Налоговые споры. Защита прав налогоплательщиков

Составление понятного договора

Составление понятного договора

Правовая система Англии/English Legal System

Похожие материалы

Комментарии (21)

Задумался. Вообще если в практической работе учитывать еще и охраняемость правовых формулировок, то будет полный капец. Типа "вот так было бы правильнее, но нельзя". Или лицензию покупать у автора, которого надо еще найти(((
А у судей есть авторство на правовые мотивировки? А если они полностью заимствованы из процессуальных документов сторон?

« А у судей есть авторство на правовые мотивировки? А если они полностью заимствованы из процессуальных документов сторон? »

Всё же, думаю, что здесь можно сослаться на п. 1 ч. 6 ст. 1259 ГКР, где сказано, что не являются объектами авторских прав официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы.

В юридических документах - договорах, исках, претензиях, отзывах - нет новых идей. Они всегда формируются на основе заимствованного материала. Это - всегда переработанные на основе знаний из учебников, статей, законодательства, судебного материала произведения. И к какой области творчества их отнести? Ни к образцам изящной словесности, ни к изобразительному искусству, тем более, они не относятся. К произведениям науки? Претенциозно.

Некий элемент творчества присутствуют, но в целом это - служебные документы. И в этом смысле стоят ближе к актам приема-передачи, сверки, инвентаризации, чем к произведениям литературы, науки или искусства.

Элементы реальной творческой новизны и оригинальности в наших профессиональных бумагах выявить невозможно. Всегда найдутся те, кто писал тоже самое, но раньше тебя. Вплоть до кодекса Юстиниана.

Интересно, что конкретный образец договора или искового заявления вряд ли является охраняемым произведением. А вот их сборник, сформированный творческим трудом автора/составителя, является.


Спорное утверждение. И мысль у автора материала интересная. Сначала на базе этой идеи можно торпедировать копипаст судебных актов, потом сделать практически невозможным составление исковых заявлений и жалоб, а потом законодатели озаботятся либерализацией законов в области ИС.

Акт суда не может охраняться, а если Ваш отзыв публикуют в интернете как образец? Или Ваше исковое? Литературное произведение охраняется в не зависимости от его литературной ценности.

Договор как таковой является соглашением сторон. В этом своём качестве он не охраняется авторским правом, так как не может рассматриваться как литературное произведение. А вот принципиально новая типовая форма договора авторским правом, безусловно, охраняется, как литературное произведение.

Ярослав, думаю, что здесь нужно учитывать многозначность понятия "договор".
1) Договор как юридический факт - сделка, соглашение.
2) Договор как правоотношение - обязательство или совокупность обязательств, возникших между сторонами;
3) Договор как документ - это текст, который так или иначе создан одним или несколькими лицами.
Именно в последнем контексте возникает вопрос об охране авторским правом.

Было бы уместным добавить также общую презумпцию творческого вклада, пока не доказано иное (тот же п. 80 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Очень похожий правовой дискурс был относительно правовой охраны фотографий природных явлений (см. Постановление СИПа от 21.03.2014 № С01-57/2014 по делу № А24-1669/2013) в части идентификации творческого вклада фотографа.

В целом если говорить о литературных произведениях, то Бернская конвенция исключает правовую охрану для новостей дня или различных событий, имеющих характер простой пресс-информации, а также упоминает, что законодательство стран-участниц может предоставлять правовую охрану официальным текстам юридического характера, как бы намекая, что неофициальные тексты юридического характера находятся в правовом поле охраняемых объектов.

п. 3 Ваших доводов в совокупности с презумпцией, отраженной в п. 80 Постановления Пленума - наиболее весомые аргументы.

Скажем, я придумал условие: "рак на горе свистнет - платишь мне 100 рублей". И все? Больше без моего разрешения такое условие никто у себя не может писать в договорах? Если оно "авторское"?

Смотреть нужно через призму тех отношений, которые регулируются через предоставление правовой охраны. Речь идет, для примера, об инвестициях в создание договорных форм, к примеру, через интерпретацию какого-нибудь древнего правового языка и культуры составления правовых текстов. Какие основания не предоставлять правовую охрану разработанным формам?

Общеупотребимость речевых оборотов большинства правовых текстов, речь идет о неофициальных юридических документах, и создает абсурдность в правовом регулировании, если применять презумпцию творчества.

Почему собственно нет.
У любого текста есть автор!
Юридические тексты, представляющие собой нормы, кто-то ведь разрабатывает.
Другое дело, что не всякий автор наделён законодательной инициативой. ))

Сразу оговорюсь, что не специализируюсь в области авторского права и ИС.
Мне кажется, что элемент творчества в подготовке юридических документов безусловно присутствует. И исковое заявление, и договор не являются простым изложением фактов и/или норм права, но даже в самом примитивном варианте являются как минимум сборником этих фактов/норм.
Не вполне понятно, почему коллега Павел Дробышев отказывает в отнесении к "образцам изящной словесности", например, искам, отзывам на иск, пояснениям по делу. Между тем эти документы вполне могут быть написаны и хорошо, и красиво, и содержать вполне обстоятельный анализ правовой проблематики по какому-то вопросу (уж статью по гражданскому праву, я думаю, никто не исключает из объектов авторского права?). Чем сложнее и нестандартнее является вопрос, тем больше роль творческого элемента в работе юриста, потому что простым перечислением фактов и норм суд можно и не убедить - для этого нужно нечто большее, нужен творческий подход. Я в своих документах использую обороты речи, включая метафоры и сравнения; если пишу от имени простого гражданина - могу вставить просторечие.
Если бы не было творческого элемента, не было бы как факта и "стиля документов", по которым видно авторство. В некоторых делах, где приходится действовать от формально разных сторон, для маскировки своего стиля приходится прибегать к помощи "на стороне" и использовать подготовленные кем-то другим документы. И, что говорить, был случай, когда оппонент взял отзыв, написанный мной (истцом) от имени третьего лица, и ядовито сказал судье: "Ну, понятно, кто автор".
Даже типовые иски по простейшим делам имеют элемент творчества, я имею в виду - сама форма организации иска как документа является творческой. Можно ведь сделать иск, где просительная часть будет предшествовать изложению фактов и норм, и это не будет противоречить ни АПК, ни ГПК, но будет ли это эффективно? Поэтому даже в таком простом деле проявляется творчество: как изложить дело, чтобы у суда не возникало ни малейших сомнений в правоте истца? Кто-то излагает условия договора и факты, потом дает нормативное обоснование, кто-то использует конструкцию закон - договор - факт. Кто-то вываливает нормы права в одну неудобоваримую кучу, а то и цитирует их просто в последовательности изложения в законе, и непонятно, как каждая норма относится к конкретным обстоятельствам дела, а кто поопытнее и, чего уж там, поталантливее, компонует нормы права по их логической взаимосвязи, с отсылками на конкретные обстоятельства дела (изложенные здесь же или ранее).
Во всем этом нет творчества? Не не знаааааю.

1) Право на судебную защиту не может быть ограничено (с) статья 56 Конституции со ссылкой на 46-ю.

Поэтому до, во время, и после судебного процесса применяется статья 1278 ГК, которая хотя и кривовато ("воспроизведение" тут следует, безусловно, толковать расширительно, хотя бы для целей публичного исполнения в судебном заседании - но всяко это не "цитирование"), но невозбранно дозволяющая использование произведений и объектов смежных прав для осуществления судопроизводства в объеме, оправданном этой целью (во взаимосвязи со статьей 1306 ГК).

По этой же причине есть и пп.1 п.6 статьи 1259 ГК про неохраноспособность судебных решений, иных материалов законодательного, административного и судебного характера, под которые, вообще говоря, можно подогнать и процессуальные документы, которые готовятся юристами.

3) Достоинства (новизна, яркость, живость, тухлость и пр.) юридических текстов ни для целей пункта 1, ни для целей пункта 2 значения не имеют. Что, впрочем, не лишает права опровергать презумпцию творческого характера при помощи диссернетов и прочих средств доказательственной форензики.

ПСИП от 02.09.2016 по делу №А40-216504/2014

« Вместе с тем суд кассационной инстанции считает заслуживающим внимания довод РАО о неправомерности выводов судов о нарушении РАО при сборе доказательств положений части 3 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 1278 ГК РФ.

Поскольку РАО, являясь аккредитованной организацией в сфере коллективного управления авторскими права, действует в интересах и от имени правообладателей, то все его действия по сбору доказательств следует рассматривать как действия самих правообладателей, совершенные в порядке самозащиты гражданских прав (статья 14 ГК РФ).

Исходя из этого, воспроизведение произведения (подпункт 1 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ) со стороны РАО в целях использования для последующей защиты прав правообладателя не может быть признано незаконным использованием этого произведения. Такой способ самозащиты соразмерен нарушению и не выходит за пределы действий, необходимых для его пресечения. »

Суд пришел к выводу, что размещение фото на различных интернет-ресурсах без указания автора само по себе не свидетельствует о том, что изображение находится в свободном доступе с возможностью копирования без согласия автора и без выплаты вознаграждения


По мнению представителя истца, ошибки первой и апелляционной инстанции, скорее всего, связаны с тем, что в судах общей юрисдикции недостаточно специалистов по авторскому праву. Один из экспертов «АГ» заметил, что в настоящее время не хватает технологий, которые помогли бы достоверно определять авторов и обладателей исключительных прав на произведения. Второй указал, что на практике суды довольно часто руководствуются принципом «истец не автор, а даже если автор, это свободное использование». Третий обратил внимание на то, что доводы о наличии спорного произведения на различных ресурсах не свидетельствуют о правомерности его использования конкретным лицом.

Верховный Суд опубликовал определение от 28 января по делу № 5-КГ19-228, которым вернул на новое апелляционное рассмотрение спор между фотографом Олесей Цейтлин и Минстроем России. Ранее нижестоящие инстанции пришли к выводу о том, что размещение фотографии на различных сайтах без указания имени автора означает ее нахождение в свободном доступе.

Новость на сайте Минстроя

В 2016 г. Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ разместило на своем официальном сайте интервью замглавы Минстроя Андрея Чибиса «Русской службе новостей», публикация сопровождалась фотографией платежной квитанции за коммунальные услуги с банкнотами и монетами.

В марте 2017 г. в Тверской районный суд обратилась Олеся Цейтлин, которая заявила, что является автором этого фото, и потребовала запретить Минстрою использовать изображение, взыскать с госоргана компенсацию за нарушение исключительного права на произведение в размере 20 тыс. руб. за воспроизведение, 20 тыс. руб. за доведение до всеобщего сведения и 20 тыс. руб. за распространение, а также компенсацию морального вреда в размере 100 тыс. руб.

Суды сначала встали на сторону фотографа, а потом – Минстроя

Решением районного суда от 3 августа 2017 г., оставленным без изменения апелляцией, исковые требования были удовлетворены частично. В пользу истицы были взысканы компенсация за нарушение исключительного права на произведение в размере 30 тыс. руб. и 5 тыс. руб. компенсации морального вреда.

В апреле 2018 г. президиум Мосгорсуда отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в районный суд. Кассация, в частности, указала на необходимость оценки доводов министерства о том, что спорная фотография с текстом интервью является единым файлом, размещенным пресс-службой Минстроя России в разделе «СМИ», полученным из официального и первоначального источника его размещения – информационного агентства «Русская служба новостей», которое и является автором этого файла.

Ответчик также ссылался на то, что в Сети размещено множество фотографий, визуально схожих со спорной. Кроме того, само это фото также присутствует на различных сайтах в свободном доступе с возможностью копирования, и ни на одном из них нет информации о том, что автором изображения является Олеся Цейтлин. Этот довод, по мнению Мосгорсуда, также необходимо было проверить. «Факт наличия у истицы исходного цифрового файла фотографии, данных о серийном номере фотокамеры, на котором произведена фотосъемка, не является единственным и безусловным основанием для удовлетворения исковых требований», – указано в постановлении.

Разрешая спор во второй раз, Тверской районный суд принял указанные доводы Минстроя и отказал в удовлетворении исковых требований. Суд исходил из того, что спорная фотография и текст интервью являются единым файлом, размещенным пресс-службой Минстроя России в разделе «СМИ», полученным из официального и первоначального источника его размещения – информационного агентства «Русская служба новостей», являющегося автором и создателем этого файла. Минстрой России какого-либо участия в создании данного файла не принимал.

Суд заметил, что на различных сайтах в Сети размещено множество фотографий, похожих на спорную, где используются квитанции на оплату ЖКУ и денежные средства. Кроме того, данная фотография также размещена на различных информационных порталах в Интернете и находится в свободном доступе с возможностью ее копирования, при этом ни на одном из сайтов не содержится сведений об авторстве Олеси Цейтлин, добавила первая инстанция. Позднее апелляция согласилась с этими выводами.

Интернет не является местом, открытым для свободного посещения

Рассматривая кассационную жалобу фотографа, Верховный Суд не поддержал позицию нижестоящих инстанций. Он заметил, что свое авторство истец доказывала исходным цифровым файлом фотографии и данными о серийном номере фотокамеры, на которую произведена съемка. Кроме того, из материалов дела следует, что представитель Олеси Цейтлин представил на обозрение суда оригинал той самой квитанции за февраль 2015 г., которая изображена на фото.

Суды посчитали, что эти сведения не являются «безусловным подтверждением авторства» на спорное изображение. Между тем, согласно ч. 4 ст. 198 ГПК РФ в редакции, действовавшей на момент рассмотрения спора, в мотивировочной части решения суда должны быть указаны в том числе доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, чего в данном случае сделано не было, отметил ВС.

Кроме того, добавил Суд, признавая, что первоначальным и официальным источником размещения спорной фотографии является информационное агентство «Русская служба новостей», являющееся автором и создателем этого файла, суды не указали, в силу какой правовой нормы они пришли к выводу об авторстве информагентства на изображение.

Процитировав п. 1 ст. 1276 ГК РФ, Суд указал, что по его смыслу информационно-телекоммуникационная сеть Интернет не является местом, открытым для свободного посещения. Судебная коллегия по гражданским делам подчеркнула, что нахождение фотографии на различных информационных порталах в Интернете не означает нахождение ее в свободном доступе с возможностью копирования.

Согласно абз. второму ст. 1229 Гражданского кодекса правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, а отсутствие запрета не считается согласием, заметил ВС. Так, из материалов дела следует, что фотография, по поводу которой возник спор, была размещена истцом на двух сайтах, являющихся фотобанками и реализующих изображения на платной основе.

«Следовательно, сам по себе факт того, что спорная фотография в настоящее время размещена на различных информационных порталах в сети Интернет в отсутствие сведений об авторстве Цейтлин О.И., не свидетельствует о том, что изображение находится в свободном доступе с возможностью копирования без согласия автора и без выплаты вознаграждения», – заключила Судебная коллегия по гражданским делам.

Дело вернулось на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Комментарий представителя Олеси Цейтлин

Интересы истицы представлял юрист Илья Цейтлин. Отвечая на вопрос «АГ» о том, как удалось узнать о нарушении авторских прав, он пояснил, что Олеся Цейтлин регулярно «мониторит» интернет-пространство на предмет использования ее фотографий. «Это достаточно просто сделать с помощью любой поисковой системы. Разумеется, не всякое использование ее фотографий в Интернете осуществляется с нарушениями, но фактов незаконного использования достаточно много, в связи с чем мы готовим еще ряд исков по этой и другим фотографиям», – рассказал юрист.

Постановление Пленума разъясняет подсудность интеллектуальных споров, определение размера компенсации нарушенных прав, допустимость использования скриншотов как доказательств и иные вопросы

По словам представителя, немалую роль в удовлетворении кассационной жалобы Верховным Судом сыграло недавнее Постановление Пленума ВС от 23 апреля 2019 г. № 10 о применении части четвертой ГК РФ, и в частности его п. 110, в котором необработанная фотография признается доказательством авторства конкретного лица.

Отметим, что в определении по делу Олеси Цейтлин ВС не стал прямо ссылаться на п. 110, отметив лишь п. 109 того же постановления, согласно которому презюмируется авторство лица, указанного в качестве такового на оригинале или экземпляре произведения. При этом Суд подчеркнул, что такое же разъяснение содержалось в п. 42 совместного Постановления Пленумов ВС и ВАС № 5/29, действовавшего на момент вынесения оспариваемых актов. «К сожалению, нижестоящие суды факт наличия у моей доверительницы исходного файла фотографии сочли недостаточным для подтверждения ее авторства. Надеюсь, что в связи с Постановлением Пленума ВС от 23 апреля 2019 г. сложится иная практика», – указал Илья Цейтлин.

Представитель истицы не считает вынесенные в ходе второго рассмотрения в пользу Минстроя судебные акты обусловленными «превратно понимаемыми» государственными интересами. «Хотя фраза о том, что моя доверительница, подавая иск к государственному органу, пытается "нажиться на государстве", в выступлении представителей Минстроя звучала», – заметил юрист. По мнению Ильи Цейтлина, вероятнее всего, дело в том, что в судах общей юрисдикции недостаточно специалистов по авторскому праву, а также в том, что судьи не всегда верно трактуют применимые положения Гражданского кодекса.

«Позиция ответчика, поддержанная судами первой и апелляционной инстанций при втором рассмотрении дела, сводилась к тому, что поскольку на самой фотографии нет знаков правовой охраны, предусмотренных ст. 1271 ГК РФ, фотография находится на нескольких интернет-сайтах (на которых моя доверительница ее не размещала) и ответчик не смог установить автора фотографии, то такую фотографию можно свободно использовать. К сожалению, подобный обывательский подход присущ даже профессиональным юристам. На самом деле все обстоит иначе: если вы не можете установить автора фотографии, которую хотите использовать, ответственным и законным поведением будет отказ от использования», – заключил юрист.

Эксперты поддержали подход ВС РФ

Юрист по защите интеллектуальной собственности ИТ-компании ЗАО «КРОК инкорпорейтед» Виталий Антонов напомнил, что еще в п. 13 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом ВС 23 сентября 2015 г., было указано, что Интернет не является местом, открытым для свободного посещения. «Такая позиция поддерживается до настоящего времени. Абсолютно согласен с этим подходом, так как нельзя допускать свободного использования произведения на основании ст. 1276 ГК РФ только из-за того, что оно выложено в общем доступе в Сети. Это ограничивает права авторов и закрепленные на международном и национальном уровне пределы свободного использования произведений», – указал Виталий Антонов.

По словам эксперта, в настоящее время не хватает технологий, которые помогли бы достоверно определять авторов и обладателей исключительных прав на произведения. «Проблему определения автора и принадлежности исключительных прав многие юристы предлагают решить с помощью технологии распределенного реестра (блокчейн). Несмотря на отсутствие технологий, позволяющих фиксировать и отслеживать момент создания произведения, а также отчуждения прав на него, закон не позволяет свободно использовать произведение только из-за того, что оно размещено на многих интернет-ресурсах без указания автора», – отметил он.

Говоря о выводах судов о том, что на различных сайтах размещено множество фотографий, сходных со спорной, Виталий Антонов указал, что, к сожалению, к объектам авторских прав не применяется критерий оригинальности. «Для установления режима правовой охраны достаточно выражения произведения в объективной форме (например, публикации в Сети) и создания в процессе творческой деятельности. То есть неважно, насколько произведение сложное или неповторимое», – пояснил эксперт.

Старший юрист практики интеллектуальной собственности юридической фирмы Eversheds Sutherland Алексей Дарков полагает, что, отказывая Олесе Цейтлин в иске, суд должен был либо установить иного автора произведения, либо признать правомерное использование произведения Минстроем, причем оба таких вывода должны были быть обоснованы и мотивированы.

В данном деле, добавил он, Верховный Суд РФ в очередной раз напомнил о презумпции авторства. «Наличие оригинала объекта съемки в распоряжении истца само по себе вряд ли может доказывать авторство. Но в совокупности с оригиналом исходного файла, а также фактом загрузки изображения в фотобанк это весомые доказательства в пользу истца, – считает юрист. – Вероятно, доказательств авторства "Русской службы новостей" Минстроем представлено не было, поэтому ответчик и заявил довод о свободном использовании».

Алексей Дарков полагает, что при втором рассмотрении дела первая и апелляционная инстанции в действительности мотивировали отказ в иске «по совокупности», руководствуясь принципом «истец не автор, а даже если автор, это свободное использование». На практике такой прием встречается очень часто, заметил он. Однако довод о свободном использовании нельзя считать обоснованным. «ВС еще в 2015 году прямо высказался, что Интернет не является местом, открытым для свободного посещения: «Тот факт, что "все используют", безусловно, не означает правомерность использования изображения без согласия правообладателя, что прямо следует из ст. 1229 ГК РФ».

По мнению Алексея Даркова, когда суд решает рассмотреть доводы об авторстве иного лица, которое не указано на экземпляре произведения, такой потенциальный автор должен быть привлечен в процесс в качестве третьего лица. Иначе судебный акт установит права лица, не участвовавшего в рассмотрении дела, а принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, в силу ст. 330 ГПК РФ является самостоятельным основанием для отмены судебного акта, пояснил он. «Согласно карточке дела, "Русская служба новостей" не была привлечена к участию в деле. В данном споре суд не только установил авторство, но еще и пришел к выводу о допустимости свободного использования произведения, то есть констатировал отсутствие нарушения прав "Русской службы новостей". Уже на этом основании апелляция могла и должна была отменять решение суда первой инстанции, даже если истец при обжаловании не заявлял об этом. К сожалению, ВС не высказался по этому вопросу», – отметил Алексей Дарков.

Руководитель практики «Интеллектуальная собственность» юридической фирмы «Интеллектуальный капитал», патентный поверенный Василий Зуев заметил, что количество исков о защите авторских прав становится все больше, при этом в практике все еще остается много вопросов, несмотря на разъяснения Пленума ВС. «Применение ст. 1276 ГК РФ возможно при доведении до всеобщего сведения фотографии, находящейся в месте, открытом для свободного посещения, например на выставке в музее, но не фотографии, опубликованной в Сети. О том, что Интернет не является местом, открытым для свободного посещения, указано в п. 100 этого постановления», – пояснил Василий Зуев.

Он также согласился с тем, что доводы о наличии спорной фотографии на различных ресурсах не свидетельствуют о правомерности использования произведения конкретным лицом. «Использование спорной фотографии множеством других лиц может осуществляться на платной основе, как, например, при скачивании изображения из фотобанка. При этом незаконное использование произведения неопределенным множеством нарушителей не создает правовых оснований легального использования произведения еще одним нарушителем», – подчеркнул юрист.

Василий Зуев также согласился с тем, что сходство различных произведений не имеет значения для рассмотрения вопроса о нарушении авторских прав. «Как указал ВС РФ в этом определении со ссылкой на ст. 1259 ГК, объектами авторского права являются произведения, независимо от их достоинств и назначения, а также от способа выражения. Фотографии идентичных объектов материального мира будут всегда схожи между собой, что не умаляет их способности признаваться самостоятельными объектами авторских прав», – отметил эксперт.


Один из экспертов «АГ» обратил внимание на парадоксальность определения: призвав к отходу от формализма, Суд отменил акты нижестоящих инстанций из-за формального по своей сути подхода. Второй эксперт заметил, что результатом удовлетворения как иска о признании, так и иска о государственной регистрации перехода права собственности в данном случае будет внесение записи в ЕГРН. Третий подчеркнул, что принцип диспозитивности является важной гарантией справедливого разбирательства, а активная роль суда в состязательном процессе не должна простираться слишком далеко.

В Определении № 305-ЭС20-2700 по делу № А40-23052/2019 Верховный Суд напомнил, что при очевидности материально-правового интереса истца суды обязаны самостоятельно определять надлежащий способ защиты права.

Ненадлежащий способ защиты права обнаружила только четвертая инстанция

В декабре 2007 г. ООО «Строительное оборудование и материалы» купило у ООО «Лестехстрой» здание и земельный участок под ним. В тот же день был подписан акт приема-передачи, имущество перешло во владение покупателя.

В соответствии с договором ООО «Строительное оборудование и материалы» оплатило покупку частично, окончательный расчет стороны договорились произвести после госрегистрации перехода права собственности. Однако в ноябре 2008 г. управление Росреестра отказалось регистрировать переход права на спорные объекты из-за того, что в рамках уголовного дела на земельный участок был наложен арест.

В дальнейшем упоминание об аресте было исключено из реестра, «Строительное оборудование и материалы» несколько раз просило «Лестехстрой» зарегистрировать переход права собственности, но продавец на эти просьбы не реагировал. Покупатель был вынужден обратиться в АС г. Москвы с иском о признании договора купли-продажи действующим и признании права собственности на приобретенные здание и участок. В обоснование своего требования организация ссылалась на факт заключения с «Лестехстрой» договора, частичное внесение платы по нему, передачу имущества по акту и владение спорной недвижимостью.

Первая инстанция удовлетворила иск, с ней согласились апелляция и суд округа, однако ответчик подал жалобу в Верховный Суд.

В данном случае ООО «Строительное оборудование и материалы» не обладало правом собственности на спорное имущество до вступления Закона о госрегистрации 1997 г. То есть заключение договора купли-продажи и частичная уплата предусмотренной им цены не являются основаниями для признания права собственности, подчеркнула Экономколлегия.

Иск о признании права – это иск о подтверждении уже возникшего права. Иными словами, заявление такого требования в рассматриваемом споре – ненадлежащий способ защиты, пояснил ВС. Однако, добавил он, обращение общества «Строительное оборудование и материалы» за судебной защитой, по сути, направлено на государственную регистрацию права собственности на приобретенную недвижимость.

Экономколлегия напомнила, что согласно п. 3 Постановления № 10/22 и п. 9 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 о применении некоторых положений разд. 1 ч. 1 ГК в случае ненадлежащего формулирования истцом способа защиты при очевидности преследуемого им материально-правового интереса суд обязан самостоятельно определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы права подлежат применению.

ВС отметил, что истец неоднократно обращался к ответчику с заявлениями о необходимости государственной регистрации перехода права собственности, и именно из-за отсутствия действий руководства ООО «Лестехстрой» покупатель обратился в суд. При этом, добавила коллегия, п. 61 Постановления № 10/22 говорит о том, что если одна из сторон договора купли-продажи недвижимого имущества ведет себя подобным образом, то другая вправе обратиться с иском о государственной регистрации перехода права собственности.

Согласно п. 63 Постановления № 10/22 если требующая государственной регистрации сделка совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации этой сделки: «Сторона сделки не имеет права на удовлетворение иска о признании права, основанного на этой сделке, так как соответствующая сделка до ее регистрации не считается заключенной либо действительной в случаях, установленных законом».

На этом основании Суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Эксперты прокомментировали позицию ВС

Генеральный директор Юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов считает позицию ВС не до конца однозначной. По его мнению, подход, отраженный в Постановлении № 10/22, направлен на уход от формализма. Это указание на необходимость разбираться в споре по существу вне зависимости от того, как сформулированы исковые требования, считает эксперт: «И это верно, потому что суд должен разрешить спорную ситуацию, а не гонять истца по кругу, чтобы он угадал, что именно хочет суд. Такой “неформальный” подход сейчас встречается, но не всегда реализуется на практике. С этой точки зрения текущая позиция ВС РФ важна».

В то же время, добавил Павел Герасимов, ВС отменил акты нижестоящих инстанций из-за формального подхода: «И сторонам, и Суду было понятно, чего хочет истец. Нижестоящие суды разрешили вопрос именно исходя из целей истца. Без материалов дела, конечно, сложно судить о том, мог ли ВС самостоятельно изменить мотивировку, оставив требования по существу удовлетворенными. Возможно, что нет».

Теперь же при рассмотрении дела вновь встанет вопрос о пропуске срока исковой давности уже исходя из требования о государственной регистрации перехода права. «Если таковой признают пропущенным, то формальный подход ВС, по сути, одобрит недобросовестное поведение уклоняющегося ответчика», – считает Павел Герасимов.

Кроме того, заметил эксперт, в определении Экономколлегия ссылается на содержащиеся в п. 63 Постановления №10/22 правила о регистрации сделки, хотя договор купли-продажи недвижимого имущества в регистрации не нуждается. «Регистрируется не договор, а переход права. Сам договор считается заключенным с даты его подписания», – напомнил эксперт.

Юрист московского КА «Регионсервис» Алексей Петров с точкой зрения Суда согласился. «Иск о признании направлен на фиксацию наличия существующего права. Кроме того, такой иск является вещным, в то время как иск о государственной регистрации перехода права собственности носит, скорее, обязательственный характер. Радует, что Экономическая коллегия Верховного Cуда следует закрепленному в российском праве недвижимости принципу внесения, указывая, что самой по себе фактической передачи недвижимой вещи для возникновения права собственности недостаточно», – указал эксперт.

При этом, добавил он, результатом удовлетворения как иска о признании, так и иска о государственной регистрации перехода права собственности в данном случае будет именно внесение записи в ЕГРН: «Разница в том, что во втором случае истец станет собственником именно в момент внесения записи. Поэтому в данном случае при выборе надлежащего способа защиты суду достаточно применить нормы ст. 551 Гражданского кодекса, т.е. речь идет только о правовой квалификации требований истца. Поскольку именно суд определяет применимые нормы, то он сам решает, является ли требование о внесении записи в ЕГРН иском о признании или иском о регистрации перехода права собственности».

Гораздо сложнее, по словам Алексея Петрова, дело обстоит в тех случаях, когда просительная часть иска не соответствует надлежащему способу защиты права: например, лицо вместо предъявления виндикационного иска подает иск о признании. «В силу принципа диспозитивности суд не вправе заменить или дополнять требования, но может предложить истцу сделать это самостоятельно. В случае если истец этого не делает, то отказ в удовлетворении иска вполне закономерен», – убежден юрист.

Партнер Юридической фирмы «БИЭЛ» Николай Сапожников заметил, что позиция ВС не является новой или революционной. «Однако надо признать, что стороны и вслед за ними суды нередко не утруждают себя надлежащим юридическим анализом правоотношений, поэтому напоминание о содержании Постановления №10/22 должно пойти на пользу правоприменительной практике».

Определение, по мнению юриста, примечательно скорее тем, что в нем Суд четко сформулировал позицию о том, что суды должны были самостоятельно определить надлежащий способ защиты права, поскольку истец настаивал на признании права собственности в целях государственной регистрации права собственности.

«На практике суды в подобных обстоятельствах всегда стремятся разъяснить истцу его право на уточнение предмета иска в части избранного способа защиты права. Остается вопрос: как поступать суду, если даже после подобного разъяснения, истец будет настаивать на выбранном им способе защиты? Все же принцип диспозитивности гражданского и арбитражного процесса остается важной гарантией справедливого разбирательства, а активная роль суда в состязательном процессе не должна простираться слишком далеко», – заключил Николай Сапожников.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: