Признание недействительной государственной регистрации юридического лица рб

Обновлено: 28.02.2024

В последнее время белорусская судебная практика пошла по пути удовлетворения исков о признании недействительной государственной регистрации коммерческих организаций в связи с представлением при государственной регистрации заведомо ложных сведений; в ситуации, когда указанные иски подавали заинтересованные физические или юридические лица. В рамках настоящей статьи проанализированы законодательная основа таких исков, а также понятие заведомо ложных сведений, представленных при государственной регистрации коммерческой организации.

Основания признания недействительной государственной регистрации коммерческих организаций

Норма п. 26 Положения о регистрации предусматривает такой предмет иска, как «признание недействительной государственной регистрации субъекта хозяйствования», а следовательно, и коммерческой организации. Единственным основанием для подачи такого иска является осуществление государственной регистрации на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующий орган.

Положение о государственной регистрации субъектов хозяйствования, утвержденное Декретом Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 № 1 (далее – Положение о регистрации).

Экономические суды удовлетворяют такие иски с учетом:

во-первых, умышленного представления заведомо ложных сведений;

во-вторых, наличия ущерба, причиненного имущественным интересам государства, граждан и (или) юридических лиц.

Из указанного следует однозначный вывод: экономические суды удовлетворяют иски о признании недействительной государственной регистрации коммерческой организации не в связи с представлением для такой регистрации заведомо ложных сведений, а в связи с тем, что государственная регистрация была осуществлена именно на основании заведомо ложных сведений, т.е. заведомо ложные сведения легли в основу государственной регистрации.

Иными словами, если буквально толковать законодателя, экономический суд удовлетворит рассматриваемый нами иск и в случае, если представление действительных, а не заведомо ложных сведений не позволило регистрирующему органу осуществить государственную регистрацию коммерческой организации.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что удовлетворение экономическим судом иска о признании недействительной государственной регистрации коммерческой организации должно осуществляться либо в указанном нами выше случае, когда государственная регистрация при представлении действительных, а не заведомо ложных сведений не была бы осуществлена, либо в случае, если представление заведомо ложных сведений осуществлено умышленно и при этом причинен ущерб интересам государства или иных субъектов. Последнее условие, на наш взгляд, должно быть уточнено путем указания на существенность ущерба, поскольку малозначительный ущерб или отсутствие ущерба не должны влечь за собой признание недействительной государственной регистрации коммерческой организации.

Правда, и последний вывод также нуждается в корректировке, так как законодатель в п. 26 Положения о регистрации указывает и на «иные обстоятельства», которые могут говорить о «злостном характере допущенных нарушений», при этом не разъясняя, что следует понимать под такими обстоятельствами.

Понятие заведомо ложных сведений, представленных для государственной регистрации коммерческой организации

В соответствии с п. 26 Положения о регистрации заведомо ложными сведениями являются сведения (информация):

1) не соответствующие действительности, т.е. не отражающие действительное состояние фактов (отношений и т.д.);

2) содержащиеся в подложных документах;

3) представленные для государственной регистрации субъекта хозяйствования;

4) о фактах, имеющих существенное значение для принятия решения о государственной регистрации;

5) не относящиеся к опискам в словах, не представляющие собой пропуск слов, букв, цифр, ошибки в арифметических расчетах и подобные ошибки.

При правоприменении возникает вопрос: насколько четвертый из перечисленных признаков имеет отношение именно к несоответствующим действительности сведениям (информации), поскольку он больше относится к представлению подложных документов? На практике этот вопрос решается следующим образом: существенное значение для принятия решения о государственной регистрации является квалифицирующим признаком исключительно представленных для государственной регистрации подложных документов, а не представленных для государственной регистрации несоответствующих действительности сведений (информации). Этот подход основан на лексическом анализе формулировки нормы п. 26 Положения о регистрации, поскольку слова «имеющих существенное значение для принятия решения о государственной регистрации» помещены после слов «представление подложных документов о фактах», то указанные первыми слова имеют отношение только к приведенному словосочетанию.

Мы не согласны с данным выводом по следующим причинам.

2. Законодатель предусмотрел для государственной регистрации субъектов хозяйствования небольшое количество документов (п. 14 Положения о регистрации). Если бы формулировка нормы п. 26 Положения о регистрации «о фактах, имеющих существенное значение для принятия решения о государственной регистрации» согласовывались исключительно со словами «представление подложных документов», то получалось бы, что государственная регистрация признавалась бы недействительной только в случаях подачи подложного заявления о государственной регистрации или устава, или платежного документа (и т.д.).

3. Считаем совершенно недопустимой ситуацию, когда сначала субъект регистрируется, т.е. признается правовой системой Республики Беларусь, а затем не признается ею же из-за незначительного несоответствия действительности сведений, представленных для государственной регистрации. И это в той ситуации, когда субъект в период своей признаваемой деятельности добросовестно совершает значительное количество сделок и иных юридически значимых действий, влияющих не только на него самого, но и на иных участников имущественного оборота.

В связи с указанным неизбежно возникает вопрос: может ли белорусский законодатель «создать проблемы» для своей собственной национальной экономики всего лишь из-за незначительного соответствия действительности сведений, представляемых для государственной регистрации определенной коммерческой организации? По нашему мнению, ответ на данный вопрос очевиден и он отрицательный.

Таким образом, во-первых, правила русского языка допускают существование и оспариваемого нами толкования нормы п. 26 Положения о регистрации, и предлагаемого нами;

во-вторых, экономическая целесообразность правового регулирования имущественных отношений не допускает признания несуществующим субъекта, который мог совершить значительное количество юридически значимых действий и взаимодействовать со значительным количеством иных субъектов в имущественном обороте, лишь по причине незначительного несоответствия действительности сведений (информации), представленных при его государственной регистрации.

Ян Функ, д-р юрид. наук, профессор, Председатель
Международного арбитражного суда при БелТПП

В последнее время белорусская правоприменительная, а точнее, судебная практика пошла по пути удовлетворения исков о признании недействительной госрегистрации коммерческих организаций в связи с представлением при госрегистрации заведомо ложных сведений в ситуации, когда указанные иски подавали заинтересованные физические или юридические лица.

В связи с указанным обстоятельством в рамках настоящей статьи будет проанализирована законодательная основа таких исков и будет дан ответ на вопрос о том, являются ли заинтересованные физические или юридические лица надлежащими истцами по подобной категории дел, а также какие действительные способы правовой защиты своих нарушенных прав могут использовать заинтересованные физические и юридические лица.

Пункт 26 Положения о госрегистрации предусматривает такой предмет иска, как признание недействительной госрегистрации субъекта хозяйствования, а следовательно, и коммерческой организации.

При этом в качестве единственного основания для подачи такого иска (а точнее, для его удовлетворения) указанная норма предусматривает осуществление госрегистрации на основании заведомо ложных сведений, представленных в регистрирующий орган.

Интересующие нас иски в соответствии все с тем же п. 26 Положения о госрегистрации подаются в экономические суды.

Суды удовлетворяют иски с учетом:

— характера допущенных нарушений, в том числе:

а) умышленного представления заведомо ложных сведений;

б) наличия ущерба, причиненного государственным или имущественным интересам, гражданам и (или) юридическим лицам;

Исходя из указанного, можно сделать однозначный вывод о том, что экономические суды удовлетворяют иски о признании недействительной госрегистрации коммерческой организации не в связи с представлением для такой регистрации заведомо ложных сведений, а в связи с тем, что госрегистрация была осуществлена именно на основании заведомо ложных сведений.

А, следовательно, экономический суд признает недействительной госрегистрацию коммерческой организации не исключительно по факту представления заведомо ложных сведений, а при условии, если представленные учредителями (участниками, собственниками имущества) коммерческой организации, руководителем коммерческой организации (или иным лицом, уполномоченным в соответствии с учредительными документами действовать от имени коммерческой организации) заведомо ложные сведения легли в основу госрегистрации.

Иными словами, если буквально толковать законодателя, то получается, что экономический суд удовлетворяет рассматриваемый нами иск в случае, если представление действительных, а не заведомо ложных сведений не позволило бы регистрирующему органу осуществить госрегистрацию коммерческой организации.

Если же для госрегистрации представлены заведомо ложные сведения, но указанные сведения по своей природе и существу не повлияли на сам факт госрегистрации или нерегистрации коммерческой организации, то представление при госрегистрации указанных заведомо ложных сведений не должно иметь в рамках рассматриваемого первого подхода в качестве своих последствий признание недействительной госрегистрации.

При этом сделанный выше вывод должен быть несколько скорректирован с учетом того обстоятельства, что действительно, с одной стороны, законодатель в п. 26 Положения о госрегистрации указывает, что может быть признана недействительной по решению экономического суда госрегистрация субъекта хозяйствования, осуществленная на основании заведомо ложных сведений; с другой стороны, законодатель указывает, что решение экономического суда по удовлетворению рассматриваемого нами иска должно выноситься с учетом характера допущенных нарушений, и в качестве характеризующих правовых черт конструкции «характер допущенных нарушений» законодатель указывает на две совокупные черты: умышленное представление заведомо ложных сведений и наличие ущерба у государства и иных субъектов.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что удовлетворение экономическим судом иска о признании недействительной госрегистрации коммерческой организации должно осуществляться либо в указанном нами выше случае, когда госрегистрация как таковая при представлении действительных сведений, а не заведомо ложных сведений не была бы осуществлена, либо в случае, если представление заведомо ложных сведений было осуществлено умышленно и при этом был причинен ущерб интересам государства или иных субъектов. При этом последняя правовая черта, на наш взгляд, должна быть уточнена путем указания на то, что речь идет не об ущербе как таковом, а именно о значительном, а скорее, сущностном ущербе, так как малозначительный ущерб и уж тем более отсутствие какого-либо ущерба не должны влечь за собой в качестве последствий признание недействительной госрегистрации коммерческой организации.

Правда, сделанный вывод также нуждается в некоторой корректировке, поскольку законодатель в п. 26 Положения о госрегистрации указывает и на иные обстоятельства, которые могут говорить о злостном характере допущенных нарушений.

При этом законодатель не разъясняет, что он понимает под иными обстоятельствами. А раз так, то, по нашему мнению, речь может идти лишь о тех обстоятельствах, которые действительно существенно влияют на осуществление или неосуществление госрегистрации коммерческой организации или на дальнейшее существование такой коммерческой организации.

Так, по нашему мнению, при буквальном толковании законодательных норм иск о признании недействительной госрегистрации коммерческой организации может быть удовлетворен лишь:

— в случае, если при представлении действительных сведений, а не заведомо ложных сведений госрегистрация коммерческой организации не была бы осуществлена;

— в случае, если заведомо ложные сведения для госрегистрации были представлены умышленно (первый фактор) и при этом одновременно представление указанных сведений повлекло за собой причинение ущерба интересам государства либо имущественным или иным интересам граждан или физических лиц;

— в случае наличия иных обстоятельств, которые существенно влияют на осуществление или неосуществление госрегистрации коммерческой организации или на ее дальнейшее существование.

Законодательством закреплено право на подачу иска о признании недействительной государственной регистрации коммерческой организации органами Комитета государственного контроля Республики Беларусь (КГК), прокуратуры, внутренних дел, государственной безопасности, налоговыми и иными уполномоченными органами.

А именно в силу абз. 1 ч. 4 п. 26 Положения о государственной регистрации субъектов хозяйствования, утв. Декретом от 16.01.2009 N 1 «О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования» (далее — Положение о госрегистрации), при обнаружении основания для признания недействительной государственной регистрации созданной коммерческой организации, в том числе созданной в результате реорганизации в форме выделения, разделения либо слияния (а также государственной регистрации некоммерческой организации, попадающей под действие Положения о госрегистрации, и ИП), органы КГК, прокуратуры, внутренних дел, государственной безопасности, налоговые и иные уполномоченные органы в пределах своей компетенции обращаются в экономический суд с иском о признании государственной регистрации коммерческой организации недействительной и взыскании полученных коммерческой организацией доходов в местный бюджет и иском о ликвидации коммерческой организации.

Кроме того, в силу Положения о госрегистрации при обнаружении основания для признания недействительной государственной регистрации изменений и (или) дополнений, вносимых в учредительные документы коммерческих организаций, в том числе в связи с реорганизацией в форме преобразования и присоединения (а также при внесении изменений и (или) дополнений в учредительные документы некоммерческих организаций, попадающих под действие Положения о госрегистрации, а также изменений, вносимых в свидетельство о государственной регистрации ИП) органы КГК, прокуратуры, внутренних дел, государственной безопасности, налоговые и иные уполномоченные органы в пределах своей компетенции обращаются в экономический суд с иском о признании недействительной данной государственной регистрации.

При этом указанного права юридически лишены иные юридические или физические лица, которые могут иметь определенную заинтересованность в государственной регистрации соответствующей коммерческой организации.

Сделанный вывод основывается, прежде всего, на требовании о взыскании в местный бюджет дохода, полученного коммерческой организацией, чья государственная регистрация признана недействительной.

По нашему мнению, в рамках правовой системы Республики Беларусь заботиться об интересах казны и, даже шире, об имущественных интересах государства, а именно Республики Беларусь и ее административно-территориальных единиц (если это только напрямую не затрагивает имущественных интересов государственных унитарных предприятий, учреждений и объединений), должны именно государственные органы.

Например, невозможно представить, что иск о взыскании в доход местного бюджета доходов соответствующей коммерческой организации подает некое физическое лицо или, например, ООО, никак не связанное с государством, в рамках законодательства.

С учетом же того обстоятельства, что, как мы отметили выше, подача иска о признании недействительной государственной регистрации коммерческой организации без одновременного требования о взыскании в бюджет его доходов невозможна, получается, что правом на подачу интересующего нас иска обладают именно указанные выше государственные органы.

В связи с этим встает вопрос о защите прав и законных имущественных интересов конкретных юридических или физических лиц, которые могут иметь определенную заинтересованность в государственной регистрации соответствующей коммерческой организации. Эта заинтересованность может возникнуть по разным причинам. В частности, если речь идет о государственной регистрации коммерческой организации, созданной в процессе реорганизации другой коммерческой организации, то такая государственная регистрация может интересовать кредиторов реорганизованной организации.

Учредители (участники) юридического лица или орган, принявший решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов реорганизуемого юридического лица . При этом кредитор реорганизуемого юридического лица (имеется в виду после получения указанного уведомления) вправе потребовать досрочного прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является реорганизуемое юридическое лицо, и возмещения убытков.

Таким образом, если учредители (участники) или орган реорганизуемой коммерческой организации не уведомляют кредиторов такой коммерческой организации о реорганизации, то такие кредиторы, безусловно, могут рассматриваться в качестве лиц, «имеющих определенную заинтересованность» в государственной регистрации возникшей в процессе реорганизации коммерческой организации.

Однако, несмотря на наличие такой заинтересованности, указанные выше кредиторы, по нашему мнению, должны иметь право не на подачу иска о признании недействительной государственной регистрации возникшей в процессе реорганизации коммерческой организации, а на подачу иска о признании недействительной реорганизации соответствующей коммерческой организации именно по причине того, что, как мы отметили выше, право на подачу иска о признании недействительной государственной регистрации коммерческой организации сопряжено в соответствии с п. 26 Положения о госрегистрации именно с обязанностью одновременно потребовать взыскания в местный бюджет доходов такой коммерческой организации.

При этом, несмотря на то что мы признаем возможность в рамках описанных нами отношений подать иск о признании недействительной реорганизации соответствующей коммерческой организации, мы не считаем законным удовлетворение такого требования в ситуации, когда кредитор коммерческой организации не был уведомлен о ее реорганизации.

Сделанный вывод объясняется тем, что законодатель фактически (да и юридически) предусматривает последствия неуведомления кредитора коммерческой организации в связи с ее реорганизацией. И эти последствия не сопряжены с признанием недействительной государственной регистрации возникшей в процессе реорганизации коммерческой организации.

А именно применительно к реорганизации в форме разделения или выделения, если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизуемого юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами .

Неуведомление кредитора реорганизуемой коммерческой организации в процессе ее разделения или выделения не означает, что государственную регистрацию всех возникших в рамках таких форм реорганизации коммерческих организаций необходимо признавать недействительной. Это означает лишь то, что соответствующий кредитор может потребовать удовлетворения (взыскать долг) со всех субъектов, которые возникли в процессе разделения, или с реорганизуемой коммерческой организации и вновь созданных коммерческих организаций — в процессе выделения. При этом указанные лица являются обязанными перед кредитором солидарно. А следовательно, кредитор имеет право потребовать от таких коммерческих организаций либо одновременно, либо последовательно удовлетворения своих требований. И признание в такой ситуации недействительной государственной регистрации вновь возникших коммерческих организаций не будет соответствовать требованиям законодательства, а кроме того, потребности имущественного оборота, так как приведет к исключению из участия в таком обороте без достаточных для этого оснований определенного количества субъектов, и, наконец, не будет соответствовать и интересам самого кредитора, поскольку при признании недействительной государственной регистрации вновь возникших в процессе реорганизации коммерческих организаций весь их доход будет взыскан в бюджет, а раз так, то неясно, как, а точнее, за счет какого имущества будут удовлетворены требования самого кредитора.

Таким образом, мы признаем незаконным и приносящим вред имущественным интересам как конкретных лиц, так и имущественного оборота в целом признание недействительной государственной регистрации вновь возникших в процессе разделения и выделения коммерческих организаций.

Что же касается преобразования как формы реорганизации, то в данном случае неуведомление кредитора в связи с реорганизацией фактически не затрагивает его интересов, так как при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида к вновь возникшему юридическому лицу переходят все права и обязанности реорганизованного юридического лица (правда, с определенным исключением, связанным с тем, что некоторые права и обязанности реорганизованного юридического лица не могут принадлежать вновь возникшему юридическому лицу) .

В такой ситуации фактически применительно к имуществу соответствующей коммерческой организации ничего не происходит, а раз так, то кредитор может получить удовлетворение своих требований фактически из того же имущества все той же с точки зрения факта коммерческой организации.

Исходя из указанного неуведомление кредитора о преобразовании соответствующей коммерческой организации, по нашему мнению, не может влечь за собой в качестве последствий признание недействительной государственной регистрации преобразованной коммерческой организации. А также не может предусматривать изъятие в местный бюджет доходов такой коммерческой организации с момента государственной регистрации преобразованной коммерческой организации, так как интересы государства в данном случае никак не нарушаются; и, наконец, безусловно, ни при каких условиях нельзя требовать ликвидации такой организации.

Если бы возможность подачи иска о признании недействительной государственной регистрации возникшей в процессе преобразования коммерческой организации все-таки была бы (что, по нашему мнению, в действительности отсутствует, так как это незаконно), то тогда бы в качестве единственного последствия был бы «возврат в первоначальное положение», то есть вместо, например, ЗАО опять бы было ООО.

При этом мы признаем возможность признания недействительной реорганизации в форме преобразования с указанными в предыдущем абзаце последствиями. Но подобные последствия лишь в связи с неуведомлением кредитора нам кажутся излишними.

Применительно к оставшимся двум формам реорганизации — присоединению и слиянию также нельзя не отметить, что неуведомление кредитора не может влечь за собой признание недействительной государственной регистрации вновь возникших коммерческих организаций как в связи с описанным выше формальным несоответствием, так и в связи с тем, что в рассматриваемой ситуации интересы кредитора также ни в коей мере не страдают.

При слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу в соответствии с передаточным актом . При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом .

В связи с указанным интересы кредитора коммерческой организации в связи с его неуведомлением и о подобных формах реорганизации никак не страдают, так как он может получить удовлетворение от объединенной коммерческой организации. И, что, на наш взгляд, также немаловажно, нельзя изымать в местный бюджет доходы объединенной коммерческой организации только лишь потому, что она надлежащим образом не уведомила своего кредитора о таком объединении. Безусловно, нет никаких оснований для ликвидации такой объединенной коммерческой организации, так как это не соответствует ничьим интересам, в том числе и интересам имущественного оборота Республики Беларусь в целом, и интересам конкретного кредитора.

Последствия, о которых можно говорить в рассматриваемой ситуации при подаче иска о признании недействительной реорганизации, — это возврат ситуации в первоначальное положение. То есть разделение, для того чтобы были сохранены прежние коммерческие организации.

Но нам представляется, что такие последствия в связи с неуведомлением кредитора излишни.

Предоставление заведомо ложных сведений при регистрации ООО

Сегодня белорусская правоприменительная, а если быть точнее – судебная практика активно занимается удовлетворением любого иска, касающегося признания регистрации ООО недействительной, в связи с участившимся представлением при государственной регистрации недостоверных сведений физическими или юридическими лицами. В этой статье рассмотрим подробно судебное разбирательство по данному вопросу.

Нарушение условий государственной регистрации

Для начала подметим, что в РБ ведётся работа по совершенствованию законодательства в части либерализации предпринимательской деятельности, что упрощает порядок регистрации субъектов хозяйствования. Однако данным обстоятельством начали пользоваться злоумышленники, старающиеся осуществлять хозяйственную деятельность путём обхода законодательства, а именно, представлением ложных сведений при госрегистрации.

Но законодатель создал в Положении о государственной регистрации субъектов хозяйствования, утвержденном Декретом Президента РБ от 16.01.2009 № 1 (далее - Положение), механизм, который обеспечивает самоконтроль подлинности тех сведений, что представляют заявители во время регистрации. Особенно, в соответствии с частью первой п.26 Положения собственники имущества (учредители, участники) коммерческой, некоммерческой организации, руководитель или иное лицо, уполномоченное в соответствии с учредительными документами действовать от имени организации, и индивидуальный предприниматель несут ответственность за подлинность информации, указанной в документах, которые представляются для государственной регистрации, не исключая и заявление о госрегистрации.

К ложной информации относится ещё и предоставление недостоверных сведений о фактическом юридическом адресе организации в момент ее госрегистрации. Если государственная регистрация признаётся незаконной для сформированного юридического лица или созданного в результате реорганизации в форме выделения, разделения либо слияния, госрегистрации индивидуального предпринимателя, в судебном порядке осуществляется взыскание доходов, полученных от деятельности данных субъектов хозяйствования, в местные бюджеты. К тому же взыскание доходов производится независимо от срока, который прошёл со дня такой регистрации, и за всё время осуществления коммерческой деятельности.

Признание регистрации ООО незаконной ведёт к ликвидации организации в судебном порядке. Причём требования о признании недействительной государственной регистрации, о взыскании полученных от деятельности данного юридического лица (индивидуального предпринимателя) доходов в местный бюджет, основанные на п.26 Положения, и требование о ликвидации юридического лица (прекращении деятельности индивидуального предпринимателя) могут быть соединены в одном исковом заявлении по правилам части первой ст.165 Хозяйственного процессуального кодекса РБ (далее - ХПК) или заявлены отдельно (п. 13 постановления Пленума ВХС РБ от 20.12.2018 № 10 "О некоторых вопросах применения законодательства при рассмотрении судами экономических дел, связанных с государственной регистрацией и ликвидацией (прекращением деятельности) субъектов хозяйствования" (далее – постановление № 10)).

Судебные разбирательства

Теперь перейдём непосредственно к процессу судебного разбирательства. В качестве примера можно привести иск одного из соучредителей общества с ограниченной ответственностью «Икс», поданного в Экономический суд г. Минска. В иске соучредитель (гражданка С.) В обоснование своих требований истец ссылается на предоставление ответчиком в регистрирующий орган заведомо ложных сведений при регистрации ООО «Икс».

После рассмотрения документов, изучив и оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, хозяйственный суд установил следующее:

Но после проверки места нахождения ООО «Икс» инспекцией Министерства по налогам и сборам, было установлено, что организация по указанному адресу не находится. Кроме того, согласно сведениям республиканского унитарного предприятия «Агентство по государственной регистрации и земельному кадастру» указанное помещение является жилым, а проживавшая в указанном помещении учредитель ответчика – гражданка С. - выехала из жилого помещения в неизвестном направлении в январе-феврале 2019 г.

Как следует из содержания заявления о государственной регистрации ООО «Икс», его учредителем была представлена регистрирующему органу ложные сведения относительно места расположения общества, получения согласования правообладателя помещения о предоставлении помещения и переводе помещения из категории жилого в нежилое помещение.

В соответствии с п.26 Положения собственники имущества (учредители, участники) коммерческой, некоммерческой организации, руководитель (иное лицо, уполномоченное в соответствии с учредительными документами действовать от имени организации), индивидуальный предприниматель несут ответственность за достоверность сведений, указанных в документах, представленных для государственной регистрации, включая заявление о государственной регистрации.

Деятельность ООО «Икс», государственная регистрация которой осуществлена на основании заведомо ложной информации, представленной в регистрирующие органы, является незаконной и запрещается, а её государственная регистрация признается недействительной по решению хозяйственного суда. Таким образом, всё ведёт к признанию регистрации ООО незаконной.

С учетом изложенного, учитывая наличие убедительных доказательств представления учредителем ООО «Икс» заведомо недостоверной информации при обращении за государственной регистрацией ответчика, произведенную государственную регистрацию ООО «Икс» следует признать незаконной, а коммерческую деятельность ООО «Икс» с момента указанной регистрации субъекта хозяйствования - недействительной и запрещенной законодательством.

В соответствии с п.3 Положения юридическое лицо может быть ликвидировано по решению хозяйственного суда в случае признания хозяйственным судом государственной регистрации юридического лица недействительной.
При этом в соответствии с п.13 постановления № 10 требования о признании недействительной государственной регистрации юридического лица (индивидуального предпринимателя), о взыскании полученных от деятельности данного юридического лица (индивидуального предпринимателя) доходов в местный бюджет, основанные на п.26, могут быть соединены в одном исковом заявлении (ч. 1 ст. 165 ХПК), подлежащем рассмотрению в срок, установленный абз. 1 ч. 2 ст. 175 ХПК

В связи с признанием государственной регистрации ООО недействительной – ООО «Икс» будет ликвидировано.

Ликвидационная комиссия

При принятии решения о ликвидации юридического лица (прекращении деятельности индивидуального предпринимателя) хозяйственный суд с учетом всех обстоятельств дела (основание для ликвидации юридического лица (прекращения деятельности индивидуального предпринимателя), фактическое осуществление деятельности, объем имущества и т.п.) назначает ликвидационную комиссию или ликвидатора.

Копия решения хозяйственного суда о ликвидации юридического лица в течении 5 дней с момента его вступления в законную силу направляется хозяйственным судом лицам, участвующим в деле, регистрирующему и налоговому органам, независимо от того, являются ли они лицами, участвующими в деле.

Предложения по персональному составу ликвидационной комиссии (кандидатуре ликвидатора), согласованные с соответствующими органами и лицами, направляются (передаются) в хозяйственный суд сторонами по делу или одной из них до назначения дела к судебному разбирательству.

При отсутствии предложений по персональному составу представителей государственных органов хозяйственный суд вправе указать в решении на необходимость включения представителей государственных органов в состав ликвидационной комиссии и обязать соответствующие органы определить для этого конкретных лиц исходя из положений ст.27 ХПК, согласно которой вступившие в законную силу судебные постановления обязательны для всех юридических лиц, организаций, не являющихся юридическими лицами, индивидуальных предпринимателей и граждан и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РБ.

Включение в состав ликвидационной комиссии представителей контролирующих и иных органов является правом хозяйственного суда, рассматривающего дело, и производится в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Количество членов ликвидационной комиссии и её персональный состав определяет хозяйственный суд. Председатель ликвидационной комиссии назначается из числа ее членов.

Представитель государственного, обратившегося органа в хозяйственный суд с иском о ликвидации ООО «Икс», будет назначен председателем ликвидационной комиссии, (прекращении деятельности индивидуального предпринимателя), либо вместо него может быть представитель государственного органа, вынесшего представление (предложение) о ликвидации юридического лица (прекращении деятельности индивидуального предпринимателя).

Применительно к п.3 ст.58 Гражданского кодекса РБ моментом назначения ликвидационной комиссии (ликвидатора) по решению хозяйственного суда является момент вступления в законную силу решения хозяйственного суда о ликвидации юридического лица (прекращении деятельности индивидуального предпринимателя), если только хозяйственный суд не допустил немедленного исполнения решения в соответствии с частью второй ст.205 ХПК. С момента вступления решения в законную силу, а в случае немедленного исполнения - со дня его объявления полномочия по управлению делами юридического лица (индивидуального предпринимателя) переходят к ликвидационной комиссии (ликвидатору).

Учредители со дня назначения ликвидационной комиссии не могут реализовывать свои права по управлению ликвидируемым ООО ни непосредственно, ни через уполномоченных им лиц и органов, кроме тех, что предусмотрены законодательством.

Истец подал заявление, в котором просит организовать ликвидационную комиссию в составе:

  • председателя комиссии, коим является начальник отдела по ведению ЕГР, вопросам государственной регистрации субъектов хозяйствования и общественных объединений Главного управления юстиции областного исполнительного комитета;
  • членов комиссии, в числе которых главный специалист отдела по ведению ЕГР, вопросам государственной регистрации субъектов хозяйствования и общественных объединений Главного управления юстиции облисполкома, и старший налоговый инспектор ИМНС.

С учетом изложенного обязанности по ликвидации ООО «Икс» следует возложить на ликвидационную комиссию в упомянутом составе.

Подведём итоги: не стоит нарушать законы и слепо надеется на «удачу», ведь потом можно серьёзно поплатиться.

Признание недействительной реорганизации унитарного предприятия в закрытое акционерное общество

В судебных заседаниях то и дело рассматривается недействительная реорганизация. Процедура изменения статуса предприятия отличается сложностью и трудоемкостью. Следует подготовить целый пакет документов, учесть все требования существующего законодательства, соблюсти процессуальные нормы. Самостоятельное решение подобных задач или обращение к некомпетентным лицам часто приводит к тому, что вопрос легитимности реорганизации ставится под сомнение. Столь щепетильное отношение к указанной операции вполне понятно, ведь затрагиваются интересы широкого круга лиц (например: учредители, члены хозяйственного общества, кредиторы).

Из вышесказанного следует, что вопрос недействительности реорганизации не просто актуален, но и нуждается во всестороннем рассмотрении. Мы не говорим, что после этой статьи Вам не потребуется прибегать к услугам профессионалов. Всегда есть нюансы толкования, отсылки к сопутствующим законам, общая судебная практика, с которыми знакомы только специалисты с обширным опытом.

Оптимальным решением при признании реорганизации недействительной будет обращение в «МК-Правовые технологии». Наша компания – один из лидеров данной сферы в Беларуси. Обеспечим грамотное ведение Вашего дела, полностью соответствующее требованиям белорусских законов. Сотрудничая с нами, Вы выбираете лучших.

Подобные ситуации лучше рассматривать на конкретных примерах. Это позволяет обеспечить максимальную наглядность, столь необходимую для глубокого понимания. Одно из судебных разбирательств и легло в основу материала. Полагаем, к концу статьи у Вас сформируется собственное представление о данном вопросе. Кроме того, мы сообщим, почему стоит обратить внимание именно на наше предложение. На изучение текста уйдет значительно меньше времени, чем на самостоятельное исследование законодательства в данной отрасли, поэтому считаем статью необычайно полезной. Приступим.

Признание недействительной реорганизации предприятия на примере судебного разбирательства

Истец обратился в орган Фемиды с заявлением, в котором говорится о необходимости аннулирования госрегистрации ЗАО «А». В роли заинтересованных лиц в данном процессе выступают регистрирующий орган и ООО «А». Свои требования заявитель обосновывает тем, что имущество реорганизованной компании должно формироваться исключительно за счет материальных и финансовых средств, имеющихся в распоряжении подвергающейся видоизменению организации. Внесение дополнительных средств не допускается. Кроме того, уставный фонд не может быть уменьшен, ведь для этого шага требуется уведомление кредиторов.

Регистрирующий орган составил отзыв на данный иск, в котором не согласился с заявленным требованием. То же самое сделало и второе заинтересованное лицо – ООО «А». Выслушав представителя общества с ограниченной ответственностью «А», суд посчитал иск необоснованным и не подлежащим удовлетворению. При этом представитель Фемиды руководствовался следующими аргументами.

Регистрирующий орган выполнил соответствующую процедуру в 2014 году. Был изменен устав ЧТУП «А», которое реорганизовали в ЗАО «А». На руки представитель компании получил свидетельство. В дальнейшем в учредительные документы еще раз внесли коррективы, превратив его в ООО «А», в подтверждение чего получено свидетельство.

Суд установил, что реорганизация напрямую из ЧТУП и ЗАО предусмотрена действующими нормативно-правовыми актами. При этом он основывался на следующих обстоятельствах. Статус унитарного предприятия имеет коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней имущество, которое является неделимым и не может быть распределено, в том числе и между работниками компании. Так гласит пункт 1 статьи 113 ГК РБ. Имущество УП – это частная собственность физлица или юрлица, которая принадлежит предприятию на праве хозяйственного ведения.

Решение о реорганизации принимает хозяин имущества в соответствии с Гражданским кодексом. Долевая собственность запрещена в данном случае. Хозяйственные общества могут создаваться в форме АО, участники которых могут отчуждать акции с согласия других членов или только ограниченному кругу лиц (при ЗАО).

Возникла необходимость введения в уже существующий бизнес в виде ЧТУП нового участника. Собственник имущества посчитал, что наиболее удобным вариантом из предусмотренных ГК РБ будет преобразование в хозяйственное общество (ЗАО «А»). Письмо Минюста №05-05,1399-1 гласит, что владелец имущества имеет право на подобное решение при условии, что оно не противоречит существующим в Беларуси нормам права. Все эти требования были соблюдены заинтересованным лицом.

Довод заявителя, говорящего о недействительной реорганизации юридического лица, нельзя считать обоснованным, ведь он сообщает, что нельзя вносить дополнительные вклады при данной процедуре, хотя это не так. Истец ссылается на статью 31 Закона №2020-ХII и пункт 51 Инструкции №146, сообщая, что движимая и недвижимая собственность формируется исключительно за счет имущества компании, подвергающейся реорганизации (кстати, с ноября 2017 года вместо 146-й Инструкции действует Инструкция №78). Заявитель забывает о том, что данная норма актуальна только для вновь возникающих обществ в результате трансформации других ХО или юрлиц иных организационно-правовых форм.

При реорганизации в данной форме подается заявление о внесении корректив в учредительные документы, а не аналогичное обращение с целью создания новой компании. Мало того, за юридическим лицом сохраняется прежний регистрационный номер в ЕГР юридических лиц и ИП. Из этого следует, что норма, на которую ссылается заявитель, не распространяется на рассматриваемый случай. Этот довод подтверждается и пунктом 14 Положения, в котором сказано, что создание коммерческой организации влекут только выделение, разделение и слияние. При преобразовании в юридическое лицо другого вида права и обязанности переходят к возникшей компании за исключением ситуаций, когда это не допускается законом.

Доводы заявителя несостоятельны и потому, что пункт 51 Инструкции, на который он ссылается, регулирует порядок выпуска ценных бумаг. Получается, что он вообще не может быть применим к данной ситуации. Скажем больше, согласно нормам права Беларуси, указы, кодексы, законы, декреты имеют большую силу в сравнении с другими законодательными актами, а значит – даже если бы вышеприведенный документ запрещал подобное, его не следовало бы считать действительным в данном аспекте, так как в Гражданском кодексе и Положении подразумевается другое.

Мнение заявителя о том, что нельзя уменьшать уставный фонд, не относится к рассматриваемому делу. В его обращении только сказано, что использование в уставном фонде только части средств имело место без уведомления кредиторов. Уставный фонд ЗАО «А» сформирован за счет части имущества ЧТУП «А», переданного по акту, и вклада нового участника. В сумме это превосходит первоначальный объем средств ЧТУП. Получается, что уставный фонд в итоге даже был увеличен, а значит – уведомление кредиторов не требуется. И этот довод в пользу признания реорганизации юридического лица недействительной является несостоятельным.

При объединении вкладов участников следует определить, какая часть имущества ЧТУП «А» будет отнесена к уставному фонду, а какая по факту останется на других статьях баланса предприятия. Все документы, необходимые для этого (передаточный акт и баланс), подготовлены в соответствии с установленными требованиями.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что госрегистрация ЗАО «А» от 2014 года соответствует белорусским законам и является действительной. Именно поэтому заявителю было отказано в его требовании.

Мы рассмотрели только один из примеров. Вариантов достаточно много. Подобные случаи отличаются запутанностью, требуют умения видеть картину целиком с точки зрения юриспруденции. С подобными задачами не стоит оставаться наедине. Лучше доверить это специалистам. Отличным вариантом окажется наша компания. Вот несколько моментов, которые подтверждают это.

Правовая защита «МК-Правовые технологии» – гарантия законности

Как нам периодически обращаются, когда требуется признать реорганизацию недействительной или, наоборот, доказать законность данной операции. С нами стоит сотрудничать, ведь наша компания – это:

  1. Безупречная репутация, заработанная годами упорной работы. Среди наших клиентов немало солидных компаний.
  2. Высокое качество оказываемых услуг. Обратите внимание на большое число положительных отзывов.
  3. Ориентированность на различные категории клиентов. Точки соприкосновения найдутся и с предпринимателем, только начинающим бизнес, и с опытным коммерсантом.
  4. Полное ведение проекта или оказание обособленных услуг. Вы сами выбираете, насколько глубоко мы погружаемся в Ваш проект. Есть немало случаев, когда можно ограничиться обычной консультацией.
  5. Оперативность. Никогда не затягиваем сроки. Часто беремся за проекты, которые нужно было завершить «вчера».

Есть и другие плюсы. О них с удовольствием расскажет наш специалист в личной беседе. Кстати, для этого не нужно куда-то ехать. Мы сами заглянем к Вам в назначенное время. От Вас требуется только подпись в соглашении о сотрудничестве. Ждем!

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: