При подготовке к судебному разбирательству дела по иску ип котельникова к ип лариной и ип

Обновлено: 14.04.2024

1 октября 2019 г. вступил в силу Федеральный закон от 18.07.2019 № 191-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», позволяющий гражданам подавать коллективные иски в суды общей юрисдикции. Изменения затронули Арбитражный процессуальный (АПК РФ) и Гражданский процессуальный кодексы РФ (ГПК РФ), где были описаны механизм ведения подобных споров как в арбитраже, так и в судах общей юрисдикции. Также некоторые формулировки были изменены в Законе РФ от 07.02.1992 № 2300-I «О защите прав потребителей». До внесения поправок это могли делать только представители бизнеса в арбитражном процессе, сейчас же групповые иски доступны всем гражданам. Эти изменения в первую очередь направлены на защиту прав потребителей, следующая многочисленная категория — это трудовые конфликты и затем — споры участников долевого строительства с застройщиками.

Содержание

Когда возможно использовать коллективный иск?

Сегодня закон выделяет четыре основных критерия, которые необходимы для подачи группового иска. Причем данные признаки применимы как в арбитражном процессе, так и в судах общей юрисдикции:

  1. наличие общего к каждому члену группы лиц ответчика;
  2. общий предмет спора, нарушены однородные права и интересы;
  3. схожие фактические обстоятельства дела;
  4. выбран одинаковый способ защиты прав группы лиц.

Для подачи коллективного иска в суд общей юрисдикции необходимо как минимум 20 человек (ч. 5 ст. 244.20 ГПК РФ), а для защиты интересов группы лиц в арбитражном суде достаточно пяти заявителей (ч. 5 ст. 225.10 АПК РФ).

Когда возможно присоединиться к групповому иску?

Чаще всего, еще до момента передачи коллективного иска в суд истцы предпринимают попытки дать огласку своей проблеме через СМИ и социальные сети. Если человек имеет схожую проблему, то, скорее всего, в поисках информации по ее решению он встретит предложение о присоединении к коллективному иску. Тогда наиболее простой способ — связаться с представителем группы лиц и заявить свои требования.

После подачи иска должно быть опубликовано предложение о присоединении (ч. 3 ст. 225.14 АПК РФ, ч. 3 ст. 244.26 ГПК РФ). На этом этапе к первоначальной группе может присоединиться любое лицо, которое имеет идентичное требование. Затем происходит утверждение спора — предварительное судебное заседание, на котором суд решает вопрос о наличии необходимых условий для подачи группового иска.

Однако следует учитывать тот факт, что на рассмотрение групповых исков отводится ограниченное количество времени — не более восьми месяцев со дня вынесения определения о принятии искового заявления к производству суда, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и принятие решения по делу (ч. 2 ст. 225.16 АПК РФ, ч. 2 ст. 244.25 ГПК РФ).

Коллективные иски гораздо выгоднее индивидуальных

Появление новой формы подачи заявления несет в себе целый ряд преимуществ для лиц, права которых были нарушены.

Безусловно, самое важное преимущество коллективного иска — это его финансовая выгода. В данном случае все судебные расходы и расходы на оплату услуг юристов делятся на всех представителей группы.

Лица, которые участвуют в групповом иске, вправе заключить соглашение о порядке несения его сторонами судебных расходов (ст. 244.27 ГПК РФ, ст. 225.16-1 АПК РФ). И если суд примет положительное решение по делу, то такие расходы будут взысканы в пользу истцов и распределены в соответствии с таким соглашением.

Также к коллективным искам всегда уделяется больше внимания в сервисах судебного инвестирования и краудфандинговых компаниях.

Кроме этого, коллективный иск очень поможет гражданам, не обладающим правовыми знаниями в рамках процессуального законодательства, отстаивать свои интересы в суде.

Также, в случае если затронуты интересы большой группы лиц, проще привлечь всеобщее внимание к проблеме, а внимание со стороны СМИ будет положительно влиять на представителей бизнеса, так как компаниям будет необходимо банально держать марку.

Практика применения коллективных исков в России

Судебная практика по новым правилам рассмотрения коллективных исков судами в нашей стране на данный момент не сформировалась. Даже самый первый иск, поданный с учетом рассмотренных поправок, пока еще не рассмотрен в суде.

Практика групповых исков до внесения изменений в законодательство также немногочисленна. Однако есть примеры успешных коллективных исков, где суды встали на сторону группы лиц.

Например, Краснодарский краевой суд в 2018 году удовлетворил заявление собственников земельного участка с требованием признать незаконной проведенную кадастровую оценку имущества, принадлежащего им на праве общей долевой собственности (решение от 02.04.2018 № 3А-316/2018).

А вот Арбитражный суд города Москвы в 2019 году отказал собственникам многоквартирного дома в признании права общей долевой собственности на подвальные помещения этого здания (решение от 17.06.2019 № А40-229102/15-40-1891).

Таким образом, рассматривая практику, сложившуюся при старых нормах законодательства, не представляется возможным дать точную оценку эффективности института коллективных исков в качестве инструмента для разрешения споров. Новые правовые нормы, как мы полагаем, положительно повлияют на судебный процесс и позволят групповым искам стать действенным механизмом для защиты интересов граждан.

У коллективных исков больше шансов на успех

Несмотря на тот факт, что судебная практика по данному вопросу весьма немногочисленна, уже сейчас можно с уверенностью сказать, что применение коллективных исков будет иметь гораздо больше шансов на успех, нежели использование индивидуальных заявлений. А после вступления в силу новых поправок в закон стала заметна тенденция к увеличению количества желающих совместно отстаивать свои интересы.

Так, в практике Партнерства адвокатов и антикризисных управляющих MILTON LEGAL в настоящий момент готовится коллективный иск инвесторов к Московской бирже, где в результате технической неготовности площадки к торгам нефтяными фьючерсами по отрицательным ценам более 700 инвесторов потерпели колоссальные убытки. Общий объем потерь в настоящий момент около 1 млрд руб.

Кроме этого, коллективные иски успешно помогают отстаивать права граждан в зарубежной практике. Наиболее распространены такие иски в США, где потребителям регулярно удается добиться положительных решений в суде в случае нарушения их прав.

Так, в 2005 году был удовлетворен иск акционеров к американской телекоммуникационной компании WorldCom. Общая сумма компенсаций составила 6,2 млрд долл. А в феврале 2020 года успешно завершилось дело в отношении Калифорнийского офиса Apple, сотрудники которого требовали от работодателя оплаты сверхурочных за ожидание от 5 до 20 минут в очередях на досмотр после работы.

Однако коллективные иски успешно применяют не только в Штатах. В начале 2017 года жители японского города Наха отсудили 264 млн долл. компенсации, так как их дома расположены недалеко от американской военной базы и шум от пролетающих самолетов мешал их нормальной жизни.

Опасность коллективных исков для бизнеса

Учитывая тот факт, что ответчиком по коллективным искам чаще всего являются представители бизнеса, крупные корпорации и известные бренды, такие споры, безусловно, могут сулить компаниям ряд проблем.

Во-первых, потребители, пользуясь своим численным превосходством и шумихой, которая чаще всего возникает вокруг предмета иска, начинают требовать абсолютно необоснованные размеры компенсаций. Такие решения могут стать причиной не только больших финансовых потерь, но и даже причиной банкротства компании. Такую практику можно увидеть в тех же США, где коллективные иски снискали небывалую популярность.

Во-вторых, сильно страдает репутация компании. Даже если суд адекватно подойдет к вопросу исчисления положенных истцам компенсаций, потери собственников бизнеса от пострадавшей репутации могут быть гораздо серьезнее любых судебных взысканий.

Поэтому нужно учитывать, что судам при рассмотрении коллективных исков следует каждый раз устанавливать тонкую грань между защитой нарушенных прав граждан и так называемым потребительским терроризмом.

Выводы

Коллективный иск – более простой и дешевый способ защиты прав граждан. В случае если истцов не менее 20 человек, есть общий ответчик и права истцов нарушены схожим образом, каждому из истцов не нужно искать себе юриста и оплачивать госпошлину за рассмотрение иска. Для судов это также однозначно одно из лучших нововведений за последнее время — коллективные иски избавили суд от необходимости рассмотрения массы одинаковых дел, например, когда дольщики обращаются в один и тот же суд за взысканием неустойки с застройщика.

АПК РФ Статья 135. Действия по подготовке дела к судебному разбирательству

1. При подготовке дела к судебному разбирательству судья:

1) вызывает стороны и (или) их представителей и проводит с ними собеседование в целях выяснения обстоятельств, касающихся существа заявленных требований и возражений; предлагает раскрыть доказательства, их подтверждающие, и представить при необходимости дополнительные доказательства в определенный срок; разъясняет сторонам их права и обязанности, последствия совершения или несовершения процессуальных действий в установленный срок; определяет по согласованию со сторонами сроки представления необходимых доказательств и проведения предварительного судебного заседания;

2) разъясняет сторонам их право на рассмотрение дела с участием арбитражных заседателей, право передать спор на разрешение третейского суда, право обратиться на любой стадии арбитражного процесса в целях урегулирования спора за содействием к посреднику, в том числе медиатору, судебному примирителю, использовать другие примирительные процедуры, разъясняет условия и порядок реализации данного права, существо и преимущества примирительных процедур, а также последствия совершения таких действий, принимает меры для заключения сторонами мирового соглашения, содействует примирению сторон;

(п. 2 в ред. Федерального закона от 26.07.2019 N 197-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3) оказывает содействие сторонам в получении необходимых доказательств, истребует по ходатайству сторон, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, по своей инициативе необходимые доказательства, разрешает вопросы о назначении экспертизы, вызове в судебное заседание экспертов, свидетелей, привлечении переводчика, специалиста, необходимости осмотра на месте письменных и вещественных доказательств, а также принимает иные меры для представления сторонами доказательств;

(в ред. Федерального закона от 08.12.2011 N 422-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4) по ходатайству сторон разрешает вопросы об обеспечении иска, о предоставлении встречного обеспечения, а также об обеспечении доказательств, направляет судебные поручения;

5) рассматривает вопросы о вступлении в дело других лиц, замене ненадлежащего ответчика, соединении и разъединении нескольких требований, принятии встречного иска, возможности проведения выездного судебного заседания;

6) совершает иные направленные на обеспечение правильного и своевременного рассмотрения дела действия.

2. Действия по подготовке дела к судебному разбирательству совершаются судьей в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом.

3. Суд выносит определение о переходе к рассмотрению дела в порядке упрощенного производства в случае, если при подготовке к судебному разбирательству дела истцом заявлено ходатайство о рассмотрении дела в порядке упрощенного производства и в арбитражный суд представлено согласие ответчика на рассмотрение дела в порядке упрощенного производства или суд по своей инициативе предлагает рассмотреть дело в порядке упрощенного производства и при согласии сторон выносит соответствующее определение.

Одновременно с указанным определением сторонам направляются данные, необходимые для идентификации сторон, в целях доступа к материалам дела в электронном виде.

Исковое заявление, заявление по данному делу размещаются в установленном порядке в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" в режиме ограниченного доступа не позднее следующего дня после дня вынесения указанного определения.

(в ред. Федеральных законов от 23.06.2016 N 220-ФЗ, от 30.12.2021 N 440-ФЗ)

Как пояснил Суд, наличие у сторон спора о взыскании задолженности по договору займа, не сопряженному с предпринимательской деятельностью, статуса ИП не является основанием для отнесения его к компетенции арбитражного суда


По мнению одного из экспертов «АГ», определение ВС РФ имеет важное значение для рассмотрения споров с участием индивидуальных предпринимателей, в которых судам необходимо комплексно исследовать спорные правоотношения с учетом всех обстоятельств и условий сделки, а не только с учетом фактора в виде статуса ИП. Другой эксперт отметил актуальность выводов Верховного Суда относительно разграничения компетенции арбитражный судов и судов общей юрисдикции, так как в условиях схожего субъектного состава и обстоятельств дел суды могут прийти к противоположным выводам по разрешению подобных вопросов.

23 марта 2015 г. предприниматели Роман Радченко и Дмитрий Хлутков заключили договор займа денежных средств в размере 8,4 млн руб., что подтверждалось долговой распиской заемщика. По условиям договора Дмитрий Хлутков обязался вернуть заимодавцу долг до 1 октября 2015 г., но к назначенному сроку не сделал этого.

Впоследствии Роман Радченко обратился в суд общей юрисдикции с иском о взыскании с заемщика задолженности в размере 920 тыс. руб., который удовлетворил его иск. Суд исходил из того, что между сторонами было достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора займа, требование к форме сделки было соблюдено и договор заключён между физическими лицами, при этом ответчик свои обязательства по возврату займа в полном объёме не выполнил.

Тем не менее, апелляция отменила решение первой инстанции и прекратила производство по делу. Вторая инстанция обосновала это тем, что между сторонами сложились правоотношения коммерческого характера, вытекающие из предпринимательской деятельности истца и ответчика.

В дальнейшем председатель Верховного Суда восстановил пропущенным Романом Радченко процессуальный срок для подачи кассационной жалобы на апелляционное определение и она поступила на рассмотрение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ. После изучения материалов дела высшая судебная инстанция отметила, что выводы апелляционного суда основаны на неправильном применении норм процессуального права.

Верховный Суд пояснил, что исходя из системного толкования норм ГПК и АПК РФ основополагающими критериями отнесения гражданских дел к компетенции арбитражных судов являются характер спорных правоотношений и субъектный состав спора. Так, возникший спор должен носить экономический характер, то есть спорное материальное правоотношение должно возникнуть в связи с осуществлением юрлицами или ИП соответствующей предпринимательской или иной экономической деятельности.

«Между тем иск Романа Радченко заявлен как физическим лицом, а долговая расписка Дмитрия Хлуткова не содержит каких-либо указаний на то, что договор займа заключён в связи с осуществлением сторонами предпринимательской или иной экономической деятельности как индивидуальными предпринимателями. Не имеется таких сведений и в материалах дела. Само же по себе наличие у сторон спора статуса индивидуального предпринимателя не является основанием, которое позволяет отнести подобные споры к компетенции арбитражного суда. Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о том, что спор по настоящему делу не подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства, не основан на законе», - отметил ВС РФ, отменив определение апелляции и вернув ей дело на новое рассмотрение.

Руководитель арбитражной практики АБ «Халимон и партнеры» Игорь Ершов отметил, что вопрос о компетенции (с 1 октября 2019 г.), подведомственности (до 1 октября 2019 г.) споров с участием ИП уже давно вызывает неопределенность в практике судов. «На протяжении длительного времени арбитражные суды и суды общей юрисдикции на уровне нижестоящих судов не могут выработать единый подход к рассматриваемой проблеме. Неопределенность судов порождала и порождает злоупотребления участников гражданских правоотношений при рассмотрении споров в судах, когда ответчики, чаще всего, пытаются затянуть процесс путем прекращения производства и передачи дела в иной суд», - пояснил он.

Эксперт также подчеркнул важность определения для рассмотрения споров с участием индивидуальных предпринимателей и обратил внимание на необходимость исследования спорных правоотношений в комплексе с учетом всех обстоятельств и условий сделки, а не только с учетом фактора статуса ИП.

Юрист АБ RBL Степанида Буран полагает, что вопрос о разграничении компетенции арбитражный судов и судов общей юрисдикции, несмотря на сложившуюся многолетнюю практику, является актуальной как для физических лиц, так и для организаций.

«Для физических лиц, в частности, актуальным остается вопрос определения надлежащего суда для обращения при возникновении споров в рамках осуществлении ими предпринимательской деятельности, а также в ситуации наличии у лица статуса ИП, но возникновения гражданского спора, не связанного с его хозяйственной деятельностью. В условиях схожего субъектного состава и обстоятельств дел суды могут прийти к противоположным выводам по разрешению вопросов их компетенции», - отметил он. По словам эксперта, рассмотренное ВС РФ дело в очередной раз подтверждает актуальность поставленного вопроса.

Кожанов Виктор

Вопрос о компенсации расходов на оплату услуг представителей выигравшей спор стороне как в отечественной правоприменительной практике, так и в судебной практике других государств остается дискуссионным. Даже международные суды снижают размер расходов на оплату услуг представителей, заставляя тем самым выигравшую сторону смириться с неизбежностью, что ее расходы не будут компенсированы в полном объеме. Вывод судов понятен – не допустить чрезмерного взыскания судебных расходов с проигравшей стороны спора.

Суд указал на необходимость устанавливать объем предполагаемых к исполнению обязанностей, какие из них были реально исполнены и чем данное исполнение подтверждается

Практика судов, в том числе арбитражных, по определению размера компенсации расходов на представителя всегда шла по пути их существенного снижения. Позиция Верховного Суда РФ, выраженная в Определении от 16 февраля 2021 г. № 2-КГ20-10-КЗ, на мой взгляд, не внесла ничего нового и в целом дублирует критерии определения расходов на уплату представителя, обозначенные в Постановлении Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1 (далее – Постановление Пленума ВС № 1), согласно которому при определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела и продолжительность его рассмотрения, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое ему на подготовку процессуальных документов, и другие обстоятельства. Повторное рассмотрение вопроса в суде апелляционной инстанции, полагаю, не скажется существенным образом на повышении размера этих расходов – если суд и повысит его, то, скорее всего, незначительно: все зависит от обстоятельств дела, которые предстоит изучить при новом его рассмотрении.

Много вопросов вызывает и применение судами разъяснения ВС в Постановлении Пленума ВС № 1, согласно которому разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые в сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги.

Как правило (как показывает мое наблюдение), суды не взыскивают расходы на представителей в полном объеме, если сумма расходов превышает средний установленный для аналогичных услуг размер, который обычно компенсируется при сравнимых обстоятельствах (на что указал Верховный Суд) в том или ином конкретном суде. Таким образом, каждый суд уже субъективно сформировал свои представления о размерах судебных расходов на оплату услуг представителей, которые не имеют ничего общего с актуальными рыночными расценками на представительские услуги. К сожалению, правоприменительная практика все дальше движется по пути чрезмерного снижения сумм расходов на оплату услуг представителя (несмотря на изменение рыночной конъектуры), «прикрываясь» так называемым принципом разумности и проявлением гуманизма в данном вопросе. На мой взгляд, это лишь создает почву для злоупотреблений правом – независимо от процессуального статуса стороны спора, порождая тем самым неуважение к правам и свободам участников судопроизводства, формируя у одних скептическое отношение к защите своих прав, у других – предъявление необоснованных (ошибочных) требований (т.е. изначально лишенных перспектив удовлетворения) и т.п.

Напротив, если бы суды применяли нормы ст. 110 АПК РФ, ст. 100 ГПК РФ и ст. 112 КАС РФ, исходя из их буквального толкования во взаимосвязи с разъяснениями ВС о разумности компенсации судебных издержек, то, полагаю, под угрозой компенсации действительных судебных издержек с проигравшей стороны спора потенциальные участники судопроизводства более ответственно подходили к реализации их права на судебную защиту, прилагая больше усилий как к недопущению нарушения прав других лиц, так и к должной защите своих прав.

Вместе с тем в настоящее время отсутствие в законе четких критериев определения размера судебных расходов позволяет судам повсеместно и произвольно снижать его, и даже разъяснение Пленума ВС о критериях разумности расходов не имеет в правоприменительной практике решающего значения – суды свободно его «обходят», субъективно определяя средние размеры подлежащих взысканию расходов на оплату услуг представителей, оперируя общими формулировками об их разумности из Постановления Пленума ВС № 1, а вышестоящие судебные инстанции, не принимая во внимание доводы о произвольном снижении размера расходов, чаще всего ссылаются на переоценку доказательств «несогласной» стороной спора.

К сожалению, суды зачастую не придают должного значения рассмотрению вопросов об определении размера судебных расходов и установлению всех обстоятельств, связанных со сложностью дела и объемом оказанных представителем выигравшей стороны спора услуг, формально применяя разъяснения Верховного Суда и руководствуясь правилом: «выиграли дело, что еще вам нужно?!».

На мой взгляд, практика определения расходов на оплату услуг представителей схожа с практикой взыскания договорной неустойки, для снижения которой достаточно самого факта несогласия с ее размером, в связи с чем неустойка уже перестает стимулировать стороны договорных отношений к надлежащему исполнению обязательств, как и существенное снижение расходов на оплату представителей не «отрезвляет» нарушителей, а напротив – порождает с их стороны неуважение к правам и свободам других лиц, на которых судом возлагается бремя таких расходов.

Не могу однозначно выразить мнение, какие изменения следует внести в законодательство о компенсации судебных расходов на оплату услуг представителей, но могу утверждать, что с формальным отношением судов к рассмотрению вопроса о компенсации судебных издержек, допускающих возможность их произвольного снижения, необходимо бороться на законодательном уровне – путем закрепления в процессуальном законе четких критериев разумности расходов – без привязки к каким-либо минимальным и максимальным ставкам.

На начальном этапе считаю необходимым активное пресечение вышестоящими судебными инстанциями любых попыток нижестоящих судов при рассмотрении вопроса об определении размера компенсации расходов на оплату услуг представителей формировать собственные средние расценки «представительских» расходов, которые, как показывает практика, не соотносится ни с общими критериями определения размера судебных расходов на оплату услуг представителей (таких, как сложность спора, объем работы и т.п.), ни с актуальной рыночной стоимостью этих услуг.

В целом выраженная в Постановлении Пленума ВС № 1 позиция о разумности судебных расходов более чем понятна, но, на мой взгляд, для практического применения недостаточна, поэтому необходимо внесение изменений в процессуальное законодательство, в котором следует отразить не только более четкие критерии определения размера подлежащих взысканию «представительских» услуг (сложность спора и т.п.), но и раскрыть содержание разумности этих судебных расходов подобно тому, как описано в Постановлении Пленума ВС № 1, дабы сбалансировать интересы участников судопроизводства и не допустить как необоснованного занижения, так и завышения расходов.


В своей практике Юридическая Команда «АТЕРС» столкнулась с интересным случаем – оппонент был индивидуальным предпринимателем, соответственно, претензии в рамках экономических споров с ним должны были рассматриваться в арбитражном суде. Однако он ликвидировался до начала судебного разбирательства, но после даты подачи иска к нему. Возникает вопрос – после того, как ИП стал физическим лицом, какой суд должен рассматривать иски к нему, как к бывшему предпринимателю – арбитраж или общая юрисдикция? Попробуем разобраться в этом подробнее.


В соответствии с ч. 1 ст. 27 АПК РФ[1] арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Другим условием принятия к производству арбитражного суда является соответствие требованиям процессуального субъектного состава в части истца и ответчика.


Индивидуальный предприниматель вправе прекратить осуществление предпринимательской деятельности и свой статус, при этом его обязательства не гасятся, а «переносятся» на физическое лицо, ранее осуществлявшее предпринимательскую деятельность. Исковое заявление, поданное к физическому лицу, даже в случае спора по его предпринимательской деятельности, относится к компетенции суда общей юрисдикции, если физическое лицо не имеет статуса индивидуального предпринимателя.


В данной ситуации истец может оказаться в области, прямо не урегулированной и не вполне охваченной правовыми позициями вышестоящих судов. Как поступить истцу, если ответчик утратил статус индивидуального предпринимателя до начала судебного разбирательства (в качестве контрольной точки следует принимать дату внесения соответствующей записи в единый государственный реестр индивидуальный предпринимателей (ст. 22.3 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»[2])?


Широко известный и активно применяемый п. 13 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 6/8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»[3] определяет, что с момента прекращения действия государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя дела с участием указанных граждан, в том числе связанные с осуществлявшейся ими ранее предпринимательской деятельностью, подведомственны судам общей юрисдикции, за исключением случаев, когда такие дела были приняты к производству арбитражным судом с соблюдением правил о подведомственности до наступления указанных выше обстоятельств.


Казалось бы, ясность внесена, если на момент принятия дела к производству суда статус индивидуального предпринимателя не утрачен – дело находится в компетенции арбитражного суда, в противном случае – дорога в суд общей юрисдикции. Но остается короткий промежуток времени между подачей иска и принятием его к производству, что делать, если статус утрачен тогда, когда иск уже подан, но дело к производству суда еще не принято?


Может ли истец спрогнозировать такой ход событий ответчика? Иногда может, например, в случае, если ожидается исключение из ЕГРИП фактически прекратившего деятельность индивидуального предпринимателя. Но даже в этом случае, может ли истец по собственной инициативе определять компетенцию, исходя из собственного прогноза? Да и может ли он точно предугадать дату принятия заявления к производству и дату внесения записи в ЕГРНИП, действия третьих лиц, которые могут оспорить предстоящее исключение?


Даже если истец полагает, что статус ответчика будет утрачен до разрешения вопроса о принятии заявления к производству – он обязан руководствоваться требованиями АПК РФ и ГПК РФ и определять компетенцию на основе закона, применимого здесь и сейчас. Хорошо, если он может подождать несколько дней, но если речь идет об истечении сроков исковой давности, и исковое заявление необходимо подать именно сейчас?


В п.5 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2014)[5], утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 24.12.2014, разъяснено, что по смыслу норм процессуального законодательства гражданин может быть лицом, участвующим в арбитражном процессе в качестве стороны, исключительно в случаях, если на момент обращения в арбитражный суд он имеет государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, либо если участие гражданина без статуса индивидуального предпринимателя в арбитражном процессе предусмотрено федеральным законом.


Подчеркнем – верность отнесения спора к компетенции суда определяется на момент обращения с иском. Если применять по аналогии правовые позиции судов в части сроков исковой давности – таковым будет момент направления иска в суд, а не принятия его к производству. Контрольной точкой, когда должна быть определена подведомственность, суды считают момент возникновения процессуальных отношений – дату подачи иска. Соответственно, в нашем примере – несмотря на ликвидацию ИП, исковое заявление к нему должен рассматривать всё же арбитраж в случае, если истец успел подать заявление до момента ликвидации.


И именно такое толкование закона представляется нам единственно верным – в противном случае судам пришлось бы вменять в обязанность истцу действовать, исходя из предположений, нарушать применяемый в текущий момент процессуальный закон.


Данный подход поддержан и в постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2011 по делу № А32-16807/2011[6], аналогичные правовые позиции сформулировал Арбитражный Суд Московского Округа в Деле № А40-117576/2011[7]. Однако практика по данному вопросу сформировалась ещё не полностью, что, по нашему мнению, должно быть исправлено путём донесения до судов чёткой позиции ВС РФ.

[1] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства РФ, 29.07.2002, № 30, ст. 3012.

[2] Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» // Собрание законодательства РФ, 13.08.2001, № 33 (часть I), ст. 3431.

[3] Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ, N 9, 1996, № 5, 1997.

[4] Текст по Постановлению Арбитражного суда Дальневосточного округа от 06.05.2019 № Ф03-1811/2019 по делу N А73-10351/2018.

[5] Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации 1 (2014) // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 4, апрель, 2015.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: