Понятие и признаки нормативного правового акта как предмета судебного нормоконтроля

Обновлено: 20.04.2024

Существенные признаки нормативного правового актапредставляют собой актуальное направление развития юридического знания. В условиях молча­ния законодателя и отсутствия единого мнения в других информационных системах (судебная прак­тика и юридическая наука) актуальность вопроса о правовой природе, определении и свойствах нормативного правового акта возрастает. Представляется, что наиболее полное представление о данном объекте может дать выявление и рассмотрение каж­дого его признака. В современных условиях дей­ствующее законодательство и судебная практика ориентированы на очень квалифицированных пользователей. Уже на стадии обращения в суд заявитель должен уметь различать нормативные и индивидуальные правовые акты для того, чтобы правильно выбрать модель своего поведения. На всех этапах судебной процедуры он должен умело пользоваться то при­знаками нормативности, то письменной формы, то компетентностью органа на издание акта.

Накопленные практикой и обобщенные теори­ей признаки нормативного правового акта позволя­ют сформулировать комплексное определение. Нормативный правовой акт — это письменный офи­циальный документ, принятый в определенной форме и процедуре, направленный на возникнове­ние, изменение или отмену обязательных правовых предписаний, рассчитанный на многократное при­менение, длительное существование, регулирова­ние общественных отношений, нуждающихся в государственно-организационном воздействии. Правовые акты издаются компетентными органами и лицами в пределах их компетенции и адресованы неперсонифицированному кругу субъектов. Каж­дый из перечисленных признаков в процессе право­применения имеет существенное значение.

1. Нормативный правовой акт имеет волевое со­держание. Это означает, что он является формой выражения чьей-то воли, т.е. целенаправленной организующей силы.

Наиболее простым и распространенным является увязывание нормативного правового акта и государственной воли. По мнению С.С. Алексеева, акт во всех случа­ях выражает волю государства. Отсюда его власт­ность, авторитарность[14].

Позитивистские тра­диции имеют давние корни, были отражены еще в работах Г.Ф. Шершеневича в начале XX в. Он отме­чал, что «норма права исходит непосредственно от государственной власти, составляет прямое выра­жение воли органов власти»[15].

Российской юридической науке свойственны не только позитивистские взгляды. Согласно со­циологическому подходу закон должен отражать общественные интересы. Законодатель должен вы­явить эти потребности, точно их закрепить в тексте и издать в качестве закона. Одним из сторонников был Л. Кассо. Ученый достаточно негативно относился к такой форме права, как законодательство. Причины низкой эффективности государственных актов ученый видел в отсутствии их поддержки со стороны общества, отрешенности от действитель­ности и догматизме[16].

Обобщая сказанное, можно констатировать на­личие противоречащих тенденций в трактовке волевого содержания нормативного правового акта. Одно направление идет в сторону сужения круга лиц, чьи интересы он выражает. Второе направле­ние — в сторону увеличения до отражения всеобще­го интереса.

Если опустить количественные характеристи­ки, то правовой акт выражает волю определенной социальной общности. В нем закрепляются цель и задачи, на решение которых он направлен. Демо­кратическое общество, государство и право предпо­лагают, что нормативный акт является закреплени­ем разумных, социально значимых потребностей.

2. Официальный характер также является важ­ным признаком нормативного правового акта. Издаваемый органами государственной власти или иными уполномоченными органами, документ несет на себе отпечаток силы, его породившей. Официальный характер нормативные правовые акты получают ввиду его связи с государством.

Тот факт, что нормативный правовой акт пред­назначен для государственной организации обще­ственных отношений, требует взаимодействия ин­формационных потоков в системе «государство — общество». Эту роль выполняет опубликование нормативных правовых актов для ознакомления ад­ресатов предписаний с его содержанием.

3. Правовой акт входит в единую систему, осуще­ствляя правовое регулирование в соответствии с об­щими целями и задачами общества и государства. Система нормативных актов должна иметь иерархическое строение. Требование системности означает, что каждый нормативный правовой акт является частью системы законодательства. Он не должен
противоречить другим элементам этой системы. Законодательство должно выступать единым массивом, в котором взаимосвязаны все нормы права и
они не противоречат друг другу. Они взаимно дополняют, уточняют, развивают друг друга.

Не случайно именно вопросам иерархичности современных актов посвящаются монографические исследования[17]. Благода­ря иерархичности может проводиться идея юридической силы нормативных правовых актов, без которой их система не в состоянии функционировать.

Необходимая иерархичность имеет место в слу­чае наличия ясных законодательных оснований классификации нормативных правовых актов по ос­нованиям, включая юридическую силу. Система законодательства должна включать нормативные правовые акты в строгой последовательности. А компетентные органы государственной власти должны осуществлять законные действия по защи­те этой системы от нарушений.

4. Нормативностьявляется квалифицирующим признаком актов данного вида. Нормативность рас­крывается через такие свойства, как всеобщность и общеобязательность. Всеобщий характер норма­тивного правового акта проявляется в том, что он непременно должен содержать общие предписания в виде норм права и рассчитан на многократное применение[18].

Нормативность является важнейшим призна­ком нормативных правовых актов. Это свойство яв­ляется основополагающим для права в целом, так как именно через него реализуются социальная ценность права, его регулятивные свойства. Норма­тивный характер акта, по мнению Верховного Суда Российской Федерации, выражается в том, что он касается неопределенного круга лиц, рассчитан на неоднократное применение[19].

Нормативность выражает всеобщность содер­жания и действия акта, который закрепляет поря­док отношений, действующий как угодно долго во времени.

5. Для характеристики нормативного правового акта исключительно большое значение имеет его до­кументарная природа.В научной литературе высказано мнение о тройственной природе нормативного пра­вового акта, который выступает и как источник права, и как форма права, и как акт-документ. Еще в 1973 г. С.С. Алексеев подчеркивал значение юридической техники, которая представляет собой «средства и при­емы документарного выражения нормативного акта. средства и приемы специально-юридического изло­жения их содержания»[20]. Действительно, особая при­рода и предназначение нормативных правовых актов требуют четкого установления формы документа, тре­бований к языку и стилю изложения. Относительно языка нормативных правовых актов А.Ф. Шебанов от­мечал, что «законодатель стремится дать предельно ясное и четкое, словесное выражение каждой право­вой нормы, чтобы наиболее полно, определенно и вместе с тем просто и доступно передать ее содержа­ние. обеспечить единообразное понимание и ис­полнение правовых норм»[21].

Вопросы формы, структуры и текста недостаточ­но освещены в законах. Этот пробел восполняется в подзаконных актах. Они же регулируют вопросы юридической техники применительно к законам. Инструкция по оформлению проектов нормативных право­вых актов, подготавливаемых в Судебном департаменте для представления в органы государственной власти, утвержде­на Приказом Судебного департамента Верховного Суда Рос­сийской Федерации от 19 ноября 1999 г. № 144. (Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».)

Таким образом, нормативный правовой акт — это письменный документ, имеющий внутреннюю структуру, соответствующую правилам законода­тельной техники. Правовой акт отличается языком, использованием специальных терминов, наличием установленных реквизитов (дата, номер, наимено­вание и т.п.).

6. Для нормативного правового акта большое значение имеют процедурные вопросы. Так, напри­мер, Г.Ф. Шершеневич указал, что признак закона состоит в том, что воля органов государственной власти, творящей норму права, должна выразиться в установленном заранее порядке[22].

Российское государство создало достаточно раз­витый механизм правового регулирования право­творчества. Основные идеи, принципы, конструк­ция законодательного процесса получили закрепле­ние в Конституции Российской Федерации. Кон­ституционный Суд Российской Федерации устано­вил, что «из принципа верховенства Конституции Российской Федерации и задачи обеспечения соот­ветствия ей законов и иных правовых актов (часть 1 статьи 15 Конституции Российской Федерации) вытекает обязанность всех участников законодатель­ного процесса соблюдать установленную Конститу­цией Российской Федерации процедуру законотвор­чества»[23]. В законах эти основополагающие тезисы конституционной доктрины дальнейшего развития пока не получили.

Значение процедурных вопросов исключитель­но велико, что подчеркивается возможностью отме­ны нормативных правовых актов в случае нарушения порядка их принятия. Этот вопрос становился пред­метом рассмотрения высших судебных инстанций.

Так, например, Верховный Суд Российской Феде­рации рассмотрел дело о признании незаконным и недействующим Положения Банка России. В ходе разбирательства Верховный Суд Российской Федерации подверг анализу правотворческую проце­дуру Центрального банка России в части под­писания нормативных правовых актах. Судебный орган даже установил зависимость между правомочи­ями должностных лиц и актами, которыми их права могут устанавливаться (передаваться): «Полномочия Председателя Банка России по участию в нормотвор­честве закреплены на уровне федерального закона, не предусматривающего право на передачу этих полно­мочий или их части другим должностным лицам Бан­ка России. Актом, имеющим меньшую юридическую силу, такое право не может быть предоставлено»[24].

Процессуальные вопросы создания норматив­ных правовых актов достаточно интенсивно рас­сматриваются в практике Конституционного Суда Российской Федерации, им дано толкование мно­гих статей закона, имеющего большую юридичес­кую силу, затрагивающих процедурные нормы.

7. Правовой акт издается уполномоченными субъектами в пределах их компетенции.Их правомо­чие на издание актов устанавливается конституци­ей, законами, иными актами. Каждому правотвор­ческому органу предоставлена определенная форма (формы) акта, в которую он воплощает свои пред­писания. Например, Президент Российской Фе­дерации создает только указы и распоряжения. Компетенция органов устанавливается в соответ­ствующих юридических нормах. Например, в об­щих чертах она закреплена в ст. 71 и 72 Конститу­ции Российской Федерации. В данном признаке фактически объединены два, однако разъединение их затруднительно. С одной стороны, орган должен соблюдать требования к форме (указ, приказ и др.), с другой — к содержанию. Второе требование озна­чает, что каждому органу определен круг вопросов, которые он управомочен решать. Выход за эти пре­делы представляет собой нарушение компетенции.

Компетенция правотворческих органов может носить всеобщее значение, а может относиться к отдельным стадиям принятия нормативного право­вого акта. Так, Верховный Суд Российской Федера­ции разъяснил, что «исходя из общего принципа правотворчества, дозволяющего на стадии при­нятия акта действия лишь строго в пределах специ­альной компетенции участников процесса, предо­ставление (делегирование) права подписания нор­мативных актов этими участниками другим лицам недопустимо, если иное прямо не предусмотрено юридическим актом не ниже уровня, на котором определена специальная компетенция»[25].

В целом Верховный Суд Российской Федера­ции по заявлениям сторон достаточно интенсивно участвует в оценке компетенции участников право­творческой деятельности. Так, например, Магадан­ское областное общество охотников и рыболовов обратилось в суд с жалобой, в которой просило при­знать недействительным приказ Министерства сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации от 24 декабря 1993 г. № 315 «О предо­ставлении права на охоту». По мнению заявителя, акт издан неправомочным органом, его содержание противоречит постановлениям Правительства Рос­сийской Федерации, во исполнение которых он принят. Для вынесения решения суду пришлось рассмотреть и оценить компетенцию не только самого правотворческого органа, но и его пред­шественников. Были исследованы нормативные правовые акты, устанавливающие полномочия Ми­нистерства сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации в области охраны и регули­рования использования животного мира на терри­тории России. Суд установил, что по вопросам ком­петенции министр издает приказы, распоряжения, указания и инструкции. Это позволило ему сделать вывод о том, что приказы, регламентирующие по­рядок выдачи удостоверений на право охоты, изда­ны компетентным правотворческим органом в пре­делах его полномочий»[26].

Таким образом, признаками нормативного правового акта являются:

1) издается в установленном заранее порядке уполномоченными субъектами в пределах их компетенции;

2) содержит правовые нормы, правила поведения;

3) обязателен для неопределенного круга лиц;

4) рассчитан на неоднократное применение;

5) направлен на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений.

В правоприменительной практике нередко встает вопрос различия понятий нормативного правового акта и индивидуального акта.

Одним из существенных пробелов, имеющихся в российском законодательстве, является отсутствие легального определения нормативного правового акта, что способствует значительным спором, возникающим в судебной практике по делам об оспаривании нормативных правовых актов (далее-НПА).

Первоначальное определение нормативного правового акта было дано в Постановлении Государственной думы Российской Федерации от 11.11.1996 № 781-II ГД «Об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации», в котором под таким актом понимался письменный официальный документ, принятый (изданный) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение или отмену правовых норм. Аналогичная дефиниция используется и в «Разъяснениях о применении правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации», утвержденных Приказом Минюста России от 04.05.2007 № 88.

В свою очередь Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 29.11.2007 № 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части» определил существенные признаками, характеризующие НПА:

- издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом,

- наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение и направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений.

Вместе с тем, указанное постановление высшей судебной инстанции не является единственным, которым определяется понятие и признаки нормативного правового акта. Так, в Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 30.07.2013 № 58 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании нормативных правовых актов» указано, что разрешая вопрос о том, является ли оспариваемый акт органа публичной власти НПА, арбитражный суд должен установить содержатся ли в таком акте нормы права, то есть правила поведения, рассчитанные на неоднократное применение и влекущие юридические последствия для неопределенного круга лиц либо нормы, которые вводят в действие нормы права, а также изменяют или отменяют действующие нормы права.

Таким образом, указанным постановлением не только определяется существенные признаки нормативного правового акта, но и, по сути, дается его понятие.

Учитывая изложенное, в настоящее время в российской судебной практике вопрос о понятии и признаках нормативного правового акта определен.

Подборка наиболее важных документов по запросу Понятие и признаки нормативного правового акта (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Понятие и признаки нормативного правового акта

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Апелляционное определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 03.08.2021 N АПЛ21-253
Об оставлении без изменения Решения Верховного Суда РФ от 06.05.2021 N АКПИ21-236, которым отказано в удовлетворении заявления о признании частично недействующим подпункта "а" пункта 9 Порядка и сроков внесения изменений в реестр лицензий субъекта Российской Федерации, утв. Приказом Минстроя России от 25.12.2015 N 938/пр. Ссылки в апелляционной жалобе на то, что суд первой инстанции при разрешении данного дела не исследовал и не учел содержание понятий "основания ничтожности" и "признаки ничтожности", не свидетельствуют о незаконности обжалованного решения суда, которым в порядке абстрактного нормоконтроля проверялось соответствие оспоренного правового положения Порядка нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Понятие и признаки нормативного правового акта

Нормативные акты: Понятие и признаки нормативного правового акта

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 50
"О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами" 2. Признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления, иным органом, уполномоченной организацией или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений.

2.1. Производство по делам о признании недействующими нормативных правых актов полностью или в части

Дополнительная литература:

О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части [Текст] : [Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29.11.2007 № 48] // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2008. - № 1.

О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании нормативных правовых актов [Электронный ресурс] : [Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 80] // Вестник ВАС РФ. – 2004. - № 10. – Режим доступа [Консультант Плюс]. – Загл. с экрана.

Согласно ст. 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

В ГПК РСФСР 1964 г. дела об оспаривании нормативных актов не были выделены в отдельную категорию, хотя такие дела судами общей юрисдикции рассматривались, и при этом суды применяли процессуальные нормы, регулирующие порядок производства по делам, возникающим из административно-правовых отношений.

В новый ГПК РФ впервые включены нормы, касающиеся судебной процедуры оспаривания нормативных правовых актов. Это самостоятельная категория дел, порядок производства по которой регулируется гл. 24 ГПК РФ, входящей в подраздел 3 «Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений». Таким образом, судебные процедуры прямого контроля за нормативными актами получили закрепление в федеральном процессуальном законодательстве.

Дела об оспаривании нормативных актов рассматриваются судами общей юрисдикции по правилам производства по делам, возникающим из публичных правоотношений с особенностями, установленными главой 24 ГПК РФ, а также арбитражными судами в порядке гл. 23 АПК РФ.

В порядке судебного нормоконтроля подлежат оспариванию только такие правовые акты, которые носят характер нормативных. ГПК РФ и АПК РФ не содержат понятия нормативного правового акта. Такое понятие сформулировано в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 года № 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»:

Под нормативным правовым актом понимается изданный в установленном порядке акт управомоченного на то органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, устанавливающий правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение и действующие независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом.

В отличие от нормативного правового акта правовой акт индивидуального характера – это акт, устанавливающий, изменяющий или отменяющий права и обязанности конкретных лиц. Такие правовые акты не могут проверяться в порядке судебного нормоконтроля, а должны оспариваться как индивидуальные акты по правилам искового производства.

Существенными признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 29.11.2007 № 48).

Порядок оформления заявления об оспаривании нормативного правового акта предусмотрен п. 5 ст. 251 ГПК РФ, 193 АПК РФ. Данной нормой устанавливается, что данное заявление должно соответствовать требованиям, предусмотренным ст. 131 ГПК РФ или ст. 125 АПК РФ, и содержать дополнительно данные о наименовании органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, принявших оспариваемый нормативный правовой акт, о его наименовании и дате принятия; указание, какие права и свободы гражданина или неопределенного круга лиц нарушаются этим актом или его частью. В нем, в частности, должно быть указано, какие права и свободы заявителя (гражданина или организации) нарушаются этим актом или его частью, в чем заключается нарушение или угроза нарушения прав и свобод заявителя, каким средством массовой информации и когда данный акт опубликован или обнародован в установленном порядке, а также какому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, не соответствует оспариваемый акт или его часть.

При обращении прокурора с заявлением об оспаривании нормативного правового акта от него не требуется указания данных, конкретизирующих, чьи и какие права и свободы, гарантированные Конституцией РФ и другими нормативными правовыми актами, нарушаются оспариваемым актом, поскольку ст. 251 ГПК РФ не возлагает на него такую обязанность.

К заявлению об оспаривании нормативного правового акта или его части помимо копии этого акта либо его части должны быть приобщены копия заявления, документ, подтверждающий уплату государственной пошлины, доверенность или иной документ, удостоверяющий полномочия представителя заявителя (статья 132, часть 6 статьи 251 ГПК РФ).

Проблемам судебного оспаривания нормативных правовых актов в последнее время уделяется значительное внимание в законодательной деятельности, судебной практике и процессуальной теории.

Вопросам судебного оспаривания нормативных предписаний был посвящен целый ряд решений Конституционного Суда РФ, начиная с 1998 года, два Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с принятием и введением в действие ГПК РФ"; от 29 ноября 2007 г. N 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части".

Несмотря на значительный интерес к проблемам судебного контроля в сфере нормотворчества, понятие судебного оспаривания вообще и оспаривания нормативных актов в частности еще не стало предметом специального научного исследования. Следует признать справедливым замечание П. Ф. Елисейкина, что "оспариванию как особому явлению в механизме правового регулирования, в динамике возникновения спора о праве, в т.ч. его понятию и определению в литературе, не уделялось внимания"[1].

Судебный контроль является важным и достаточно эффективным средством обеспечения законности в нормотворческой деятельности публичных органов и должностных лиц. Контроль судов общей юрисдикции и арбитражных судов за законностью нормативных правовых актов (судебный нормоконтроль) представляет собой одно из проявлений контрольной функции судебной власти в сфере нормотворчества. Реализация судебных полномочий по проверке нормативных предписаний обеспечивает поддержание судебной властью баланса между законодательной и исполнительной ветвями власти, между федеральным, региональным и муниципальным уровнями власти, является важнейшим средством сохранения равновесия всей нормативно-правовой системы.

Актуальность темы дипломной работы обусловлена ростом числа судебных дел по исследуемому вопросу, а также отсутствием комплексных исследований по заявленной теме.

Объектисследования – правоотношения, возникающие при рассмотрении и разрешении гражданских дел об оспаривании нормативных правовых актов в судах общей юрисдикции.

Предмет исследования – правовые нормы, регулирующие процедуру судебного разбирательства дел об оспаривании нормативных правовых актов в судах общей юрисдикции.

Цельисследования – установить процедуру судебного разбирательства дел об оспаривании нормативных правовых актов в судах общей юрисдикции.

Задачи исследования:

1. Определить понятие и признаки нормативного правового акта.

2. Установить основания оспаривания нормативного правового акта.

3. Проанализировать правовой статус лиц, участвующих в деле и их права.

4. Определить процедуру доказывания и раскрыть доказательства по делам об оспаривании нормативных правовых актов.

5. Выявить правовые последствия решения по делу об оспаривании нормативных правовых актов..

Нормативную базуисследования составили нормативные правовые акты по теме исследования (ГПК РФ, АПК РФ, ГК РФ, ТК РФ, СК РФ и другие).

Теоретическую базуисследования составила научная и специальная литература нового поколения, в частности, работы С. Бошно, С. В. Никитина, Я. С. Гришиной, В. М. Жуйкова, С. Ф. Афанасьева и др.

Эмпирической основойработы послужили материалы судебной практики по вопросам, связанным с современными проблемами процедурой судебного разбирательства дел об оспаривании нормативных правовых актов в судах общей юрисдикции. Судебная практика Верховного Суда Российской федерации и судов общей юрисдикции Республики Тыва.

При написании дипломной работы использовались специально-юридические методы работы с текстом, толкования нормативных правовых актов и судебной практики, нормативно-догматический анализ и метод сравнительного анализа процессуального законодательства, судебной практики Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и судов общей юрисдикции Республики Тыва.

Теоретическая значимостьисследования выражается в его комплексном подходе, позволяющем изучить процедуру судебного разбирательства дел об оспаривании нормативных правовых актов в судах общей юрисдикции.

Практическая значимостьисследования связана с возможностью его использования в качестве пособия при углубленном изучении рассматриваемой темы.

Дипломная работа состоит из введения, шести пунктов, объединенных в две главы, заключения и библиографического списка.

Понятие и признаки нормативного правового акта

Понятие нормативного правового акта

Судебная практика сталкивается с прецедента­ми, когда центральным становится не содержатель­ный вопрос материального или процессуального права, а именно понятие нормативного правового акта. Такое значение понятие и признаки норма­тивного правового акта приобретают в том случае, когда отнесение оспариваемого правового текста к нормативному или ненормативному определяет процедуру судебного разбирательства (например, выбор гл. 25 или 26 ГПК РФ). Большое значение имеет признание акта ненормативным, что делает невозможным судебное разбирательство опреде­ленного типа (например, Конституционный Суд Российской Федерации рассматривает только нор­мативные правовые акты).

Законодатель,уклонившись от полноценного решения вопроса об определении нормативного правового акта, все же провел некоторую работу в указанном направлении. В подзаконном акте законо­дательного органа — Постановлении Государствен­ной Думы от 11 ноября 1996 г. № 781-II ГД «Об обра­щении в Конституционный Суд Российской Феде­рации». Постановление содержит определения нормативного правового акта и правовой нормы: «Нормативный правовой акт — это письменный официальный документ, принятый (изданный) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленный на уста­новление, изменение или отмену правовых норм. В свою очередь, под правовой нормой принято по­нимать общеобязательное государственное пред­писание постоянного или временного характера, рассчитанное на многократное применение»[2].

Это определение неожиданно получило высокий статус за счет его признания со стороны ряда органов госу­дарственной власти. Именно это определение вос­производится в судебных актах как законодатель­ное обоснование правовой позиции суда. Мини­стерство юстиции России рекомендовало органам государственной власти при подготовке норматив­ных правовых актов использовать указанное поста­новление[3]. Признание и законодательной, и ис­полнительной ветвями власти позволяет видеть именно в этом определении консолидированную позицию Российского государства.

Судебная власть много сделала на ниве форму­лирования дефиниции нормативного правового акта. Работа велась как в форме обобщения судеб­ной практики (постановления Пленумов), так и в решениях по конкретным делам. Долгое время в использовании находится определение, сформули­рованное Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в 1993 г.: «Под нормативным правовым актом понимается изданный в установленном по­рядке акт уполномоченного на то органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, устанавливающий право­вые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на не­однократное применение, действующие независи­мо от того, возникли или прекратились конкрет­ные правоотношения, предусмотренные актом»[4]. Несмотря на то что данное постановление Плену­ма отменено, это определение часто воспроизво­дится в актах судов общей юрисдикции, арбит­ражных судов.

Достоинство определения видится в том, что суд изложил свою принципиальную позицию о раз­личии дефиниций «правовой акт» и «юридический факт». Первый не связан с функционированием конкретных правоотношений, выступает их право­вым основанием. Он выполняет по отношению к ним учредительную роль. Индивидуальный право­вой акт, напротив, связан с конкретными отноше­ниями, является их следствием. Не соответствуют требованиям законодательной техники акты по форме нормативные, по содержанию индивидуаль­ные. Еще более неудобными в использовании явля­ются акты, в которых одновременно содержатся нормативные и индивидуальные предписания.

Таким образом, в понимании нормативного правового акта как документа, содержащего нормы права, проявляется преемственность.

Понимание нормативного правового акта, сфор­мулированное Верховным Судом Российской Феде­рации в 2007 г., в сравнении с его позицией 1993 г. стало более полным и глубоким. В определенной степени постановление отразило тот опыт, который был накоплен в практике рассмотрения судами дел по оспариванию нормативных и индивидуальных правовых актов.

Наиболее частыми вопросами, которые разрешал суд, были вопросы о том, что органы госу­дарственной власти издают акты, которые факти­чески являются нормативными, но издают их в формах, которые не могут быть нормативными. Ти­пичное злоупотребление такого рода: издание нор­мативного по содержанию текста в форме письма органом, который не наделен правотворческими функциями.

Так, Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации было вынесено Определение относи­тельно Письма Министерства финансов Россий­ской Федерации от 2 марта 2007 г. № 03-11-02/62. Суд применил определение из указанного поста­новления Государственной Думы, использовал так­же Правила подготовки нормативных правовых ак­тов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации (Постановление Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. № 1009[5]).

По мнению Высшего Арбитражного Суда Рос­сийской Федерации, направление Федеральной на­логовой службой оспариваемого письма своим тер­риториальным органам, образующим единую цент­рализованную систему контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах, не является основанием для изменения юридического статуса данного документа и его правовой квалификации.

Арбитражные суды, рассматривающие споры в сфере налогов и сборов, также не связаны положе­ниями указанного письма, поскольку в соответ­ствии с ч. 1 ст. 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подобные письма не входят в круг нормативных правовых актов, при­меняемых при рассмотрении дел.

Таким образом, в силу ст. 4 Налогового кодекса Российской Федерации оспариваемое письмо и его отдельные положения не должны влечь правовых последствий, так как не отвечают критериям, по­зволяющим признать их в качестве нормативного правового акта[6].

Все приведенные рассуждения суда привели в итоге к тому, что он отказался рассматривать ука­занное письмо. С. Бошно справедливо полагает, что в приведенном доку­менте не объяснено важнейшее для данного дела обстоятельство: является ли по содержанию дан­ный документ нормативным или нет[7]. Суд указал, что письмо является интерпретационным актом, его содер­жание не является обязательным вообще ни для кого: ни для подчиненных органов, ни для налого­плательщиков. Но это неверная причинно-следственная связь, так как следует различать форму и содержание. Письмо по содержанию может быть нормативным, а орган намеренно издал его в такой ненормативной фор­ме, которая не позволит его обжаловать через суд. От того, что документ по форме (названию) — пись­мо, не следует ни его нормативность, ни отсутствие таковой. Оценку следовало давать тому, содержит ли он норму права — общеобязательное правило.

Суд не учел также, что органами государствен­ной власти накоплен огромный негативный опыт выведениях своих документов из-под судебного контроля, в том числе путем использования форм, которые не должны быть нормативными. И способ­ствовать им в этом изощренном способе нарушения прав граждан и предпринимателей суду не годится. Тем не менее в отказном решении все же содержит­ся положительный для заявителя тезис о том, что налоговые органы не вправе требовать от налогопла­тельщиков соблюдения положений оспариваемого письма.

Определения нормативного правового акта в научной литературе стабильны и мало подвержены сиюминутным изменениям, они практически не реагируют на итоги судебной практики в данной предметной области. Типичным является следу­ющее определение: нормативный правовой акт— это письменный документ, принятый управомоченным субъектом права (государственным органом, органом местного самоуправления, институтами прямой демократии), имеющий официальный характер и обязательную силу, выражающий властные веления и направленный на регулирование обще­ственных отношений. Основное свойство данной формы права — нормативность. Подчеркиваются его исключительная, практически неоспоримая ле­гитимность и защита со стороны государства.

Этот официальный документ «устанавливает, изменяет или отменяет нормы права. Ему прису­щи письменная, строго документированная форма и особый порядок принятия. Все нормативные акты находятся между собой в строгой иерархиче­ской подчиненности»[8]. Достаточно часто в каче­стве существенного признака называется предмет правового регулирования нормативного правового акта, в качестве которого выступает определенный вид общественных отношений, и неоднократное применение[9].

Традиционно в качестве признака нормативно­го правового акта отмечается его связь с правотвор­чеством[10]. Он направлен на установление, измене­ние или отмену юридических норм, благодаря чему он выступает «средством развития, изменения пра­вовой системы»[11].

По мнению научных сотрудников Института за­конодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, «норматив­ный правовой акт — это официальный письменный документ, выражающий волеизъявление полномоч­ного органа государственной власти по установле­нию, изменению или отмене норм права — обще­обязательных правил, рассчитанных на многократ­ное применение»[12].

Все определения, сформулированные исключи­тельно в научных работах, имеют один общий недо­статок — они уязвимы в процессе судебных разбира­тельств. Доктрина, наука не являются однозначными источниками права, се­годня научное произведение не является основанием для вынесения судебного решения. Это, однако, не исключает того, что в отдельных правопримени­тельных актах прямо цитируются конкретные работы. Так, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации применяет в качестве основания для ре­шений учебники. Верховный Суд Российской Феде­рации придерживается противоположного мнения.

Так, Верховный Суд Российской Федерации в Определении от 29 мая 2007 г. по делу № 83-Г01-08 оценивая решение Брянского областного суда указал, что «неправомерной яв­ляется и ссылка суда в решении на учебник теории государ­ства и права под редакцией доктора юридических наук Алек­сеева С.С. и на комментарий к статье 116 ГПК РСФСР (под редакцией СергееваД.А. и Рыжакова А.П.), поскольку учеб­ники и комментарии к законодательству не являются источ­никами права и в силу ст. 10 ГПК РСФСР не могут применяться судом непосредственно в качестве обоснования судебного решения». И хотя ни в одном из действующих актов законодательства нет определения аутентичного толкования зако­на, Верховный Суд Российской Федерации все же отверг по­ложения решения, основанные на положениях общей тео­рии права. Объяснил он это тем, что «эти рассуждения суда правового значения не имеют, поскольку не основаны на нормах конкретных федеральных законов, которыми суд должен руководствоваться при рассмотрении дел»[13].

Конституционный Суд Российской Федерации отно­сит некоторые учебники к доктрине и на основании их положений выносит решения.

Таким образом, суды неоднозначно относятся к выводам науки, но это не лишает научные изыска­ния ни цели, ни значения. Выработанные наукой характеристики правовых актов успешно использу­ются как основа правовой позиции в судебном засе­дании. Сила научных выводов — в их правильности и авторитетности.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: