Определение верховного суда о снятии с регистрационного учета

Обновлено: 28.02.2024

Подборка наиболее важных документов по запросу Снятие с регистрационного учета из муниципальной квартиры (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Снятие с регистрационного учета из муниципальной квартиры

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 138 "Условия принятия встречного иска" ГПК РФ
(О.М. Кабанов) В признании лица утратившим право пользования жилым помещением, снятии его с регистрационного учета, признании права собственности на жилое помещение, являющееся муниципальной собственностью, отказано. Встречный иск администрации удовлетворен - занимающим жилое помещение лицам предписано освободить квартиру, сдать ключи от квартиры муниципальному казенному учреждению "Долговой центр", так как условия принятия встречного иска, перечисленные в ст. 138 ГПК РФ, соблюдены. При этом указано, что жилищные отношения являются длящимися, администрации до получения иска не было известно о том, что жилое помещение фактически занято лицом, не получавшим ордер на вселение, и срок исковой давности обращения со встречным иском не пропущен.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 35 "Выселение гражданина, право пользования жилым помещением которого прекращено или который нарушает правила пользования жилым помещением" ЖК РФ
(В.Н. Трофимов) По мнению суда, разъяснившего порядок применения п. 6 ст. 32, ч. 1 ст. 35 ЖК РФ, в рассматриваемом случае снятие с регистрационного учета по месту жительства несовершеннолетних детей с учетом их выселения из изъятого для муниципальных нужд жилого помещения и с учетом получении соответствующей компенсации не являлось ограничением их прав и свобод.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Снятие с регистрационного учета из муниципальной квартиры

Нормативные акты: Снятие с регистрационного учета из муниципальной квартиры

"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2016)"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016) Действуя во исполнение заранее разработанного и согласованного плана, 12 ноября 2008 г. Е. организовал представление в суд подготовленного и подписанного от имени Г. заявления с иском к К., муниципальному учреждению ЖКХ о расторжении с К. договора социального найма указанной квартиры и снятии его с регистрационного учета, мотивируя ссылкой на заведомо ложные сведения о том, что последний выехал и в квартире не проживает, в связи с чем расходы на содержание данного объекта недвижимости якобы несет один Г.

"Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2017)"
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.04.2017) Администрация муниципального района обратилась в суд с иском к Р.А., Р.О., Р.Д. и Р.Ю. о расторжении договора найма служебного жилого помещения, выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, снятии с регистрационного учета.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. N 4-КГ13-2 Суд оставил в силе решение об отказе в прекращении права пользования спорным жилым помещением ответчиками и о снятии их с регистрационного учета, поскольку сделкой купли-продажи спорного жилого помещения были нарушены права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего ребенка на проживание в жилом помещении


Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 апреля 2013 г. N 4-КГ13-2 Суд оставил в силе решение об отказе в прекращении права пользования спорным жилым помещением ответчиками и о снятии их с регистрационного учета, поскольку сделкой купли-продажи спорного жилого помещения были нарушены права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего ребенка на проживание в жилом помещении

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Момотова В.В.,

судей Пчелинцевой Л.М. и Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 16 апреля 2013 г. гражданское дело по иску Конокова С.П. к Шабанову Д.В., Шуленковой И.В., действующей в собственных интересах и в интересах несовершеннолетней Шуленковой В.Д., о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета, по встречному иску Шуленковой И.В., действующей в собственных интересах и в интересах несовершеннолетней Шуленковой В.Д., к Конокову С.П., Шабанову Д.В., Шабанову В.Н., Шабановой Н.В. об обязании восстановить право на жилище, обеспечив жилым помещением, признании права на проживание до предоставления другого жилого помещения

по кассационной жалобе Шуленковой И.В., действующей в собственных интересах и в интересах несовершеннолетней Шуленковой В.Д., на определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 29 марта 2012 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения представителя Шуленковой И.В. - Серегина Н.Б., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Шабанова Д.В., Шабанова В.Н., Шабановой Н.В. - Гончарова Д.П., полагавшего жалобу не подлежащей удовлетворению,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Коноков С.П. обратился в суд с иском к Шабанову Д.В., Шуленковой И.В., действующей в собственных интересах и в интересах несовершеннолетней Шуленковой В.Д., о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета по адресу: .

Отец ребенка Шабанов Д.В. участия в воспитании ребенка не принимал, материальную помощь не оказывал. В настоящее время алиментные обязательства не выполняет.

Решением Химкинского городского суда Московской области от 18 августа 2010 г. иск Конокова С.П. удовлетворен частично - право пользования спорным жилым помещением Шабанова Д.В. и Шуленковой И.В. было прекращено, они сняты с регистрационного учета по месту жительства по адресу: . В остальной части иска отказано. В удовлетворении встречного иска Шуленковой И.В. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 29 марта 2012 г. решение суда первой инстанции в части отказа Конокову С.П. в удовлетворении исковых требований о прекращении права пользования спорным жилым помещением несовершеннолетней Шуленковой В.Д. и снятии ее с регистрационного учета по месту жительства по адресу: . отменено, по делу в этой части вынесено новое решение, которым иск Конокова С.П. в данной части удовлетворен. Право пользования несовершеннолетней спорным жилым помещением Шуленковой В.Д. прекращено со снятием ее с регистрационного учета по указанному адресу.

В кассационной жалобе Шуленковой И.В., действующей в интересах несовершеннолетней Шуленковой В.Д., поданной в Верховный Суд Российской Федерации 5 декабря 2012 г., ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены определения суда второй инстанции, как незаконного.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Шуленковой И.В. судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. 27 декабря 2012 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 22 марта 2013 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 29 марта 2012 г. в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенное нарушение норм материального права было допущено судом второй инстанции, которое выразилось в следующем.

Судом первой инстанции установлено и видно из материалов дела, что на основании постановления главы администрации Химкинского района от 12 сентября 1996 г. № 1744 двухкомнатная квартира, расположенная по адресу: . принадлежала на праве собственности Шабанову Д.В.

По договору дарения от 20 ноября 1996 г. Шабанов Д.В. подарил 1/3 доли квартиры своей матери - Шабановой Н.В. и 1/3 доли отцу - Шабанову В.Н.

18 февраля 1997 г. Шабанов Д.В. заключил брак с Шуленковой И.В.

По договору купли-продажи от 12 августа 2009 г. собственники спорной квартиры - Шабанов Д.В., Шабанова Н.В., Шабанова В.Н. продали спорную квартиру Конокову С.П.

При этом в п. 8 договора купли-продажи было предусмотрено, что в течение 5 дней после государственной регистрации договора Шуленков Д.В. обязуется сняться с регистрационного учета вместе с проживающими в квартире Шуленковой И.В. и несовершеннолетней Шуленковой В.Д.

16 сентября 2009 г. Коноковым С.П. было получено свидетельство о государственной регистрации права собственности на спорную квартиру.

Судом первой инстанции также установлено, что в спорной квартире в настоящее время проживают Шуленкова И.В. и несовершеннолетняя Шуленкова В.Д.

В соответствии с п. 2 ст. 292 ГК РФ переход права собственности на дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Согласно п. 4 ст. 292 ГК РФ отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства.

В абзаце 2 пункта 2 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой» (далее - постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г. № 13-П) указано на то, что применительно к реализации закрепленного статьей 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации права на жилище, которое рассматривается международным сообществом в качестве одного из элементов права на достойный жизненный уровень (статья 25 Всеобщей декларации прав человека, статья 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах), правовое регулирование отношений по владению, пользованию и распоряжению объектами жилищного фонда должно обеспечивать каждому гарантированную статьями 45 (часть 1) и 46 Конституции Российской Федерации государственную, в том числе судебную, защиту данного конституционного права, которая должна быть полной и эффективной.

Регулирование прав на жилое помещение, в том числе при переходе права собственности на жилое помещение, должно осуществляться на основе баланса прав и охраняемых законом интересов всех участников соответствующих правоотношений; в тех случаях, когда имущественные права на спорную вещь имеют другие, помимо собственника, лица, этим лицам также должна быть гарантирована государственная защита их прав; при этом гарантии прав членов семьи собственника жилого помещения должны рассматриваться в общей системе действующего правового регулирования как получающие защиту наряду с конституционным правом собственности; признание приоритета прав собственника жилого помещения либо проживающих в этом помещении нанимателей, как и обеспечение взаимного учета их интересов зависят от установления и исследования фактических обстоятельств конкретного спора, т.е. не исключается необходимость учета особенностей конкретных жизненных ситуаций при разрешении соответствующих гражданских дел (абзац 7 пункта 2 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г. № 13-П).

В силу статей 38 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 17 (часть 3), согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, родители при отчуждении принадлежащего им на праве собственности жилого помещения не вправе произвольно и необоснованно ухудшать жилищные условия проживающих совместно с ними несовершеннолетних детей, и во всяком случае их действия не должны приводить к лишению детей жилища (абзац 1 пункта 4 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г. № 13-П).

Пункт 4 ст. 292 ГК РФ в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, признан Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 38 (часть 2), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование - по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, - не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка - вопреки установленным законом обязанностям родителей - нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.

Отменяя решение суда первой инстанции в части требования Конокова С.П. о прекращении права пользования спорным жилым помещением и снятии с регистрационного учета несовершеннолетней Шуленковой В. и вынося в этой части новое решение, суд второй инстанции, сославшись на положения ч. 1 ст. 35 ЖК РФ, пришел к выводу о том, что после перехода права собственности на спорную квартиру к новому собственнику Конокову С.П. право пользования данным жилым помещением у Шабанова Д.В., у Шуленковой И.В. и у несовершеннолетней Шуленковой В.Д. прекратилось, в связи с чем указанные лица, включая Шуленкову В., подлежали снятию с регистрационного учета. Исходя из положений п. 2 ст. 20 ГК РФ суд второй инстанции указал на то, что сохранение за несовершеннолетней Шуленковой В. права пользования спорным жилым помещением, в то время как право пользования этим помещением ее родителей прекращено, не основано на законе.

Однако с таким выводом суда второй инстанции согласиться нельзя, поскольку он сделан с нарушением норм материального права и без учета постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой».

В соответствии со ст. 55 СК РФ ребенок имеет право на общение с обоими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками. Расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка.

В силу положений Семейного кодекса Российской Федерации об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка (пункт 1 статьи 55, пункт 1 статьи 63 СК РФ), в том числе на жилищные права. Поэтому прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил части 4 статьи 31 ЖК РФ (п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении жилищного кодекса Российской Федерации»).

Однако судом второй инстанции при вынесении обжалуемого судебного постановления не были учтены ни правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации по п. 4 ст. 292 ГК РФ, изложенная в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 г. № 13-П, ни разъяснения Верховного Суда Российской Федерации по применению норм ЖК РФ, связанных с прекращением бывшими членами семьи собственника права пользования жилым помещением.

Исходя из установленных судами первой и второй инстанций обстоятельств по делу ссылка суда второй инстанции на положения ст. 35 ЖК РФ и ст. 20 ГК РФ в обоснование принятия нового решения по делу в части, касающейся жилищных прав несовершеннолетней Шуленковой В., без учета положений п. 4 ст. 292 ГК РФ и постановления Конституционного Суда Российской Федерации по практике применения этих положений является неправильной.

Таким образом, Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении требования Конокова С.П. о признании несовершеннолетней Шуленковой В. прекратившей право пользования спорным жилым помещением и снятии ее с регистрационного учета.

На основании изложенного вынесенное судом второй инстанции определение в части, касающейся прав несовершеннолетней на жилое помещение, нельзя признать законным. Оно принято в этой части с существенным нарушением норм материального права, повлиявшим на исход дела, без его устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов несовершеннолетней Шуленковой В.Д., что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст.ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, определила:

определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 29 марта 2012 г. отменить в части отмены решения Химкинского городского суда Московской области от 18 августа 2010 г. об отказе Конокову С.П. в удовлетворении исковых требований о прекращении права пользования Шуленковой В.Д. жилым помещением и снятии с регистрационного учета по месту жительства и вынесения в этой части нового решения о прекращении права пользования Шуленковой В.Д. . года рождения, жилым помещением, расположенным по адресу: . со снятием ее с регистрационного учета по месту жительства по данному адресу.

Оставить в силе решение Химкинского городского суда Московской области от 18 августа 2010 г.

Председательствующий Момотов В.В.
Судьи Пчелинцева Л.М.
Асташов С.В.

Обзор документа

Покупатель квартиры обратился в суд с целью выписать из этого жилья продавца, его бывшую супругу и их несовершеннолетнюю дочь.

СК по гражданским делам ВС РФ сочла, что в отношении ребенка требования удовлетворить нельзя, и пояснила следующее.

В силу СК РФ ребенок имеет право на общение с обоими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками.

Расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка.

Исходя из ранее сформулированных разъяснений Пленума ВС РФ, прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего, проживающего в помещении (собственник которого - один из родителей), не влечет за собой утрату этим ребенком права пользования данным жильем.

Деньгами для приобретения иного жилья мать этого ребенка (бывшая супруга продавца данной квартиры) не располагает.

При таких обстоятельствах сделкой купли-продажи квартиры были нарушены права и интересы несовершеннолетнего ребенка на проживание в жилом помещении.

С учетом этого нет оснований, чтобы удовлетворить требования покупателя квартиры и признать, что право пользования этим жильем несовершеннолетнего ребенка прекратилось (и, соответственно, выписать из такого помещения).

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Программа разработана совместно с АО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.


Обзор документа

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Назаренко Т.Н.,

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Антошина В.Н. к Маёровой Е.В., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего Маёрова М.К., о признании прекратившими право пользования жилым помещением, выселении, снятии с регистрационного учёта, по встречному иску Маёровой Е.В., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего Маёрова М.К., к Антошину В.Н. о признании права пользования жилым помещением, возложении обязанности не чинить препятствия в пользовании жилым помещением

по кассационной жалобе Антошина В.Н. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 14 октября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей кассационную жалобу подлежащей удовлетворению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Антошин В.Н. обратился в суд с иском к Маёровой Е.В., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего Маёрова М.К., . года рождения, о признании ответчиков прекратившими право пользования жилым помещением по адресу: . выселении и снятии с регистрационного учёта.

В обоснование заявленных требований истец указал, что Маёрова Е.В. и несовершеннолетний Маёров М.К. были вселены в спорное жилое помещение прежним собственником Антошиной Н.Н. в качестве членов её семьи. По договору дарения от 13 октября 2015 г. Антошина Н.Н. подарила названную квартиру Антошину В.Н. и 15 февраля 2016 г. умерла. Поскольку ответчики не являются членами семьи нового собственника квартиры, их проживание в квартире нарушает право Антошина В.Н. на пользование и распоряжение своим имуществом.

Маёрова Е.В., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетнего Маёрова М.К., обратилась к Антошину В.Н. со встречным исковым заявлением о признании за ней и несовершеннолетним сыном права пользования спорной квартирой, об обязании не чинить препятствия в пользовании жилым помещением, ссылаясь на то, что её мать по решению суда была лишена родительских прав, отец умер, в связи с чем до 2010 года Маёрова Е.В. относилась к категории лиц из числа детей, оставшихся без попечения родителей, её опекуном была назначена бабушка Антошина Н.Н., которая в 1997 году вселила Маёрову Е.В. в спорную квартиру в качестве члена своей семьи. Другого жилого помещения в собственности либо на праве пользования Маёрова Е.В. не имеет, в связи с чем считает, что при переходе права собственности на жилое помещение к истцу за Маёровой Е.В. и несовершеннолетним Маёровым М.К. должно быть сохранено право пользования квартирой. Антошин В.Н. имеет в собственности иное жильё, в спорной квартире не проживает и чинит Маёровой Е.В. препятствия в пользовании жилым помещением.

Решением Ленинского районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края от 21 июля 2016 г. первоначальные исковые требования удовлетворены, Маёрова Е.В. и Маёров М.К. признаны прекратившими право пользования жилым помещением, выселены из него и сняты с регистрационного учёта с сохранением права пользования квартирой на один месяц со дня вступления решения суда в законную силу.

В удовлетворении встречных исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 14 октября 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении первоначальных исковых требований отказано, встречный иск удовлетворён.

В кассационной жалобе Антошин В.Н. ставит вопрос об отмене апелляционного определения, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 31 мая 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшегося по делу апелляционного постановления.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Согласно справке Министерства образования и науки Хабаровского края от 29 мая 2014 г. Маёрова Е.В., . года рождения, до 2010 года имела статус лица из числа детей, оставшихся без попечения родителей (л.д. 54).

Распоряжением главы администрации Ленинского района г. Комсомольска-на-Амуре от 12 февраля 1997 г. N 140 Антошина Н.Н. назначена опекуном над несовершеннолетней Антошиной (Маёровой) Е.В. (л.д. 58).

Антошина Н.Н. 15 февраля 2016 г. умерла (л.д. 7).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Антошина В.Н., суд первой инстанции исходил из того, что в связи с прекращением права собственности Антошиной Н.Н. на спорное жилое помещение ответчики утратили право пользования им, а их регистрация в квартире нарушает имущественные права истца, являющегося собственником спорного жилого помещения.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований Антошина В.Н., исходил из того, что при жизни Антошина Н.Н., являясь опекуном Маёровой Е.В., не ставила вопрос о её обеспечении иным жилым помещением государственного жилищного фонда как лица из числа детей, оставшихся без попечения родителей, против проживания Маёровой Е.В. и несовершеннолетнего Маёрова М.К. в качестве членов своей семьи не возражала, в связи с чем пришёл к выводу о том, что между Антошиной Н.Н. и ответчиками было достигнуто соглашение о праве проживания в спорной квартире после его приобретения Антошиным В.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать своё имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Согласно пункту 1 статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество, в иных случаях, предусмотренных законом.

Таким образом, переход права собственности на жилое помещение к новому собственнику является основанием для прекращения права пользования прежнего собственника.

Подарив жилое помещение Антошину В.Н., Антошина Н.Н. совершила действия, направленные согласно пункту 1 статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации на прекращение своего права собственности в отношении этого имущества. Последствием прекращения права собственности является прекращение права пользования данным имуществом.

Согласно пункту 1 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации члены семьи собственника, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении, имеют право пользования этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством.

Переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом (пункт 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу части 1 статьи 35 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным указанным кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Как установлено судами, Маёрова Е.В. и Маёров М.К. членами семьи нового собственника жилого помещения не являются, какого-либо соглашения с ними о пользовании жилым помещением истцом не заключалось.

Согласно пункту 4 договора дарения квартиры, заключённого между Антошиной Н.Н. и Антошиным В.Н., даритель гарантирует, что до подписания договора квартира не заложена, в споре или под арестом не состоит, не обременена правами третьих лиц (л.д. 6).

Сведений о достижении между сторонами договора дарения соглашения о сохранении за ответчиками права пользования спорной квартирой или об обременении квартиры правами проживающих в ней лиц материалы дела не содержат.

Таким образом, предусмотренные законом или договором основания для сохранения за ответчиками права пользования спорной квартирой отсутствуют, к категории лиц, которые не могут быть выселены из жилого помещения при смене собственника, ответчики не относятся.

Суд апелляционной инстанции не учёл, что переход к истцу права собственности на жилое помещение является основанием для прекращения права пользования квартирой членами семьи прежнего собственника.

С учетом изложенного, вывод суда апелляционной инстанции о том, что проживание ответчиков с согласия прежнего собственника в спорном жилом помещении на момент его дарения истцу и регистрация в жилом помещении по месту жительства свидетельствуют об обременении квартиры правами Маёровой Е.В. и Маёрова М.К. в виде сохранения за ними права пользования жилым помещением, не основан на законе и противоречит материалам дела.

В настоящее время у ответчиков отсутствуют правовые основания для дальнейшего пользования жилым помещением вопреки воле собственника.

Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и дал толкование норм материального права, подлежащих применению к отношениям сторон, на основании чего пришёл к правильному выводу о том, что в силу статьи 35 Жилищного кодекса Российской Федерации Маёрова Е.В. и Маёров М.К. подлежат выселению из спорного жилого помещения.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований Антошина В.Н. у суда апелляционной инстанции не имелось.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Антошина В.Н., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 14 октября 2016 г. подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции, разрешившего спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 14 октября 2016 г. отменить, решение Ленинского районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края от 21 июля 2016 г. оставить в силе.

Председательствующий Юрьев И.М.
Судьи Горохов Б.А.
Назаренко Т.Н.

Обзор документа

Спорным стал вопрос о том, могут ли лица, вселенные в квартиру прежним собственником в качестве членов его семьи, продолжать пользоваться ею после смены собственника (дарения).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решила, что они утратили такое право.

По ГК РФ переход права собственности на жилой дом или квартиру влечет прекращение права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Ответчики не являются членами семьи нового собственника, он не заключал с ними какого-либо соглашения о пользовании жилым помещением.

Таким образом, предусмотренные законом или договором основания для сохранения права пользования квартирой отсутствуют. Ответчики не относятся к категории лиц, которые не могут быть выселены из жилого помещения при смене собственника.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Попова М.Г. к Голомазовой Л.И., Голомазовой Т.А., Пироговой Е.И., Пирогову И.Ф., Пирогову Ф.Н., Пирогову Е.Ф. о признании утратившими право пользования жилым помещением, выселении, снятии с регистрационного учета, по встречному иску Голомазовой Л.И. к Пироговой Е.И., Попову М.Г. о признании недействительными доверенности и договора купли-продажи жилого помещения, применении последствий недействительности сделки, по иску Пирогова И.Ф. к Попову М.Г., Филиппову А.Е. о признании недействительным договора купли-продажи жилого помещения, применении последствий недействительности сделки

по кассационной жалобе представителя Голомазовой Т.А. - Милевской Р.И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 26 января 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя Голомазовой Т.А. - Милевской Р.И., поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей кассационную жалобу подлежащей удовлетворению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Попов М.Г. обратился в суд с иском к Голомазовой Л.И., Голомазовой Т.А., Пироговой Е.И., Пирогову И.Ф., Пирогову Ф.Н., Пирогову Е.Ф. о признании ответчиков утратившими право пользования жилым помещением по адресу: <. >, выселении и снятии с регистрационного учета.

В обоснование иска указал, что по договору купли-продажи от 3 марта 2015 г. приобрел у Голомазовой Л.И. и Филиппова А.Е. спорную квартиру, обязательства по оплате стоимости квартиры покупателем исполнены, государственная регистрация перехода права собственности произведена 11 марта 2015 г. При оформлении сделки Попов М.Г. был осведомлен о проживающих в квартире лицах, которые согласно условиям договора обязались сняться с регистрационного учета в течение 14 дней со дня его подписания. Вместе с тем на момент обращения истца с настоящими требованиями в суд ответчики продолжают проживать в спорном жилом помещении и отказываются сняться с регистрационного учета.

Голомазова Л.И. обратилась в суд со встречным исковым заявлением к Пироговой Е.И., Попову М.Г. о признании недействительными нотариально удостоверенной доверенности от 22 января 2015 г. и договора купли-продажи жилого помещения от 3 марта 2015 г. В обоснование требований сослалась на то, что являлась собственником 1/2 доли в праве собственности на спорное жилое помещение, оформила доверенность на право распоряжения указанной долей на свою сестру Пирогову Е.И., полагая, что доверенность необходима сестре для передачи квартиры в залог. Намерения продавать принадлежавшую ей долю Голомазова Л.И. не имела. Вместе с тем на основании указанной доверенности Пирогова Е.И., действуя от имени собственника, по договору купли-продажи от 3 марта 2015 г. произвела отчуждение названной доли Попову М.Г. без согласования с Голомазовой Л.И. О продаже доли в квартире Голомазова Л.И. узнала после предъявления Поповым М.Г. иска в суд и считает доверенность сделкой, совершенной под влиянием обмана, а договор купли-продажи притворным, заключенным с намерением прикрыть договор займа, обеспеченный залогом спорной квартиры. Просит признать доверенность и договор купли-продажи в части отчуждения 1/2 доли в праве собственности на квартиру недействительными и применить последствия недействительности сделки в виде прекращения права собственности Попова М.Г. на указанную долю.

Пирогов И.Ф. обратился в суд с иском к Попову М.Г., Филиппову А.Е. о признании недействительным договора купли-продажи 1/2 доли в праве собственности на спорную квартиру, заключенного 24 сентября 2014 г. между ним и Филипповым А.Е. В обоснование требований указал, что являлся собственником 1/2 доли в праве собственности на спорное жилое помещение, по просьбе своей матери Пироговой Е.И. подписал документы, повлекшие отчуждение этой доли. Намерения продавать принадлежавшую ему долю Пирогов И.Ф. не имел, о состоявшейся сделке узнал после предъявления Поповым М.Г. иска в суд и считает заключенный им договор купли-продажи сделкой, совершенной под влиянием обмана, а также с целью прикрыть договор займа, обеспеченный залогом спорной квартиры. Просит признать договор купли-продажи от 24 сентября 2014 г. недействительным и применить последствия недействительности сделки в виде прекращения права собственности Филиппова А.Е. на указанную долю. Впоследствии по договору купли-продажи от 3 марта 2015 г. Филиппов А.Е. продал долю в праве собственности на квартиру Попову М.Г., который в результате совершенных сделок стал единоличным собственником спорной квартиры. В данной квартире Голомазова Т.А., Голомазова Л.И. и Пирогова Е.И. проживают с 1981 года, Пирогов Ф.Н. с 1995 года, а Пирогов И.Ф. и Пирогов Е.Ф. - с момента рождения <. >годы) и из спорного жилого помещения не выселялись.

Определением Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 7 октября 2015 г. на основании части 4 статьи 151 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дело по первоначальному иску Попова М.Г. и встречному иску Голомазовой Л.И. объединено в одно производство с делом по иску Пирогова И.Ф. для совместного рассмотрения.

Решением Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 8 октября 2015 г. первоначальные исковые требования Попова М.Г. удовлетворены частично.

Голомазова Л.И. и Пирогов И.Ф. признаны утратившими право пользования спорной квартирой, выселены из нее и сняты с регистрационного учета. В удовлетворении исковых требований Попова М.Г. к Голомазовой Т.А., Пироговой Е.И., Пирогову Ф.Н., Пирогову Е.Ф. отказано.

В удовлетворении встречного иска Голомазовой Л.И. и самостоятельного иска Пирогова И.Ф. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 26 января 2016 г. решение суда первой инстанции в части отказа Попову М.Г. в удовлетворении исковых требований к Голомазовой Т.А., Пироговой Е.И., Пирогову Ф.Н., Пирогову Е.Ф. отменено, в указанной части принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены.

Голомазова Т.А., Пирогова Е.И., Пирогов Ф.Н., Пирогов Е.Ф. признаны утратившими право пользования спорной квартирой, выселены из нее и сняты с регистрационного учета.

В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Голомазова Т.А. ставит вопрос об отмене апелляционного определения, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 7 апреля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены обжалуемого апелляционного определения в части удовлетворенных требований Попова М.Г.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения в части.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Голомазов И.И. 27 июля 1998 г. умер (т. 1, л.д. 58).

На основании договора о безвозмездной передаче квартир в собственность граждан от 13 ноября 2001 г. N 19673 администрация Центрального района г. Тольятти передала спорное жилое помещение в порядке приватизации в собственность Голомазовой Л.И. и Пирогову И.Ф. по 1/2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру каждому из них (т. 1, л.д. 48 - 49).

Голомазова Т.А. и Пирогова Е.И. выразили свое нотариально удостоверенное согласие на приватизацию квартиры Голомазовой Л.И. и Пироговым И.Ф. и отказались от права на приватизацию данного жилого помещения (т. 1, л.д. 48, 55).

Согласно нотариально удостоверенному заявлению от 24 сентября 2014 г. Голомазова Л.И. как собственник доли в праве собственности на спорную квартиру отказалась от своего преимущественного права на покупку доли, принадлежащей Пирогову И.Ф. (т. 1, л.д. 65).

Голомазова Л.И. 22 января 2015 г. выдала нотариально удостоверенную доверенность N <. >Пироговой Е.И., которую уполномочила продать принадлежащую ей долю в праве собственности на квартиру за цену и на условиях по усмотрению Пироговой Е.И., а также заключить и подписать от имени собственника договор купли-продажи (т. 1, л.д. 66).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Попова М.Г. в части признания Голомазовой Л.И. и Пирогова И.Ф. утратившими право пользования спорной квартирой, их выселения и снятия с регистрационного учета, суд первой инстанции исходил из того, что право пользования спорной квартирой прекратилось у указанных лиц в силу закона в связи с отчуждением своих долей Попову М.Г. и Филиппову А.Е. Отказывая в удовлетворении остальной части требований Попова М.Г., суд указал, что Голомазова Т.А. и Пирогова Е.И. обладают правом бессрочного пользования спорной квартирой как лица, отказавшиеся от участия в приватизации квартиры, без согласия которых она была бы невозможна. Поскольку права Пирогова Ф.Н. и Пирогова Е.Ф., являющихся членами семьи Пироговой Е.И., производны от ее прав на жилое помещение, суд первой инстанции пришел к выводу о сохранении за указанными лицами права пользования спорной квартирой.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции в части отказа Попову М.Г. в удовлетворении исковых требований к Голомазовой Т.А., Пироговой Е.И., Пирогову Ф.Н., Пирогову Е.Ф. и принимая в указанной части новое решение об удовлетворении иска, сослался на пункт 7 договора купли-продажи от 3 марта 2015 г., в котором указано на отсутствие лиц, сохраняющих право пользования спорной квартирой, и в связи с этим пришел к выводу о том, что право пользования жилым помещением прекратилось у всех проживающих в ней лиц, в том числе и у Голомазовой Т.А., в связи с отчуждением спорной квартиры в силу пункта 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации. Кроме того, суд апелляционной инстанции исходил из того, что к правоотношениям сторон положения статьи 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" применению не подлежат.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение в части отмены решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Попова М.Г. к Голомазовой Т.А. и удовлетворения исковых требований в этой части принято с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Из буквального толкования указанной нормы следует, что право пользования жилым помещением членом семьи прежнего собственника при переходе права собственности к другому лицу может быть сохранено в случаях, установленных законом.

В силу части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

В соответствии со статьей 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Согласно статье 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-I "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (в редакции, действовавшей на момент приватизации спорной квартиры) граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных данным законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

По смыслу приведенных положений закона, поскольку наниматель жилого помещения по договору социального найма и проживающие совместно с ним члены (бывшие члены) его семьи до приватизации данного жилого помещения имеют равные права и обязанности, включая право пользования жилым помещением (части 2 и 4 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации), то и реализация права на приватизацию жилого помещения поставлена в прямую зависимость от согласия всех лиц, занимающих его по договору социального найма, которое предполагает достижение договоренности о сохранении за теми из них, кто отказался от участия в приватизации, права пользования приватизированным жилым помещением.

В случае приобретения жилого помещения в порядке приватизации в собственность одного из членов семьи, совместно проживающих в этом жилом помещении, лица, отказавшиеся от участия в его приватизации, но давшие согласие на ее осуществление, получают самостоятельное право пользования данным жилым помещением.

Таким образом, к членам семьи собственника жилого помещения, отказавшимся от участия в его приватизации, не может быть применен пункт 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как, давая согласие на приватизацию занимаемого по договору социального найма жилого помещения, без которого она была бы невозможна (статья 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-I "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации"), они исходили из того, что право пользования данным жилым помещением для них будет носить бессрочный характер и, следовательно, оно должно учитываться при переходе права собственности на жилое помещение по соответствующему основанию к другому лицу (например, купля-продажа, мена, дарение, рента, наследование).

Суд апелляционной инстанции не учел, что на момент приватизации спорной квартиры совместно с Голомазовой Л.И. и Пироговым И.Ф. в квартире в качестве члена их семьи проживала Голомазова Т.А., которая имела равное право пользования этим помещением с лицами, его приватизировавшими, и приобрела бессрочное право пользования приватизированным жилым помещением, отказавшись от участия в приватизации.

При таких обстоятельствах Голомазова Т.А. могла быть признана утратившей право пользования спорным жилым помещением в случае ее добровольного отказа от права пользования данным помещением. Однако указанных обстоятельств по настоящему делу судом не установлено.

Ссылка суда апелляционной инстанции на пункт 7 договора, содержащий указание на отсутствие лиц, сохраняющих право пользования жилым помещением, как на основание прекращения у Голомазовой Т.А. права пользования жилым помещением является несостоятельной, поскольку в силу пункта 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство, по общему правилу, не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). Голомазова Т.А. является лицом, сохраняющим право пользования жилым помещением в силу закона.

Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции в указанной части правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и дал толкование норм материального права, подлежащих применению к отношениям сторон, на основании чего пришел к правомерному выводу об отказе в удовлетворения исковых требований Попова М.Г. к Голомазовой Т.А.

При таких обстоятельствах у суда апелляционной инстанции не имелось предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований Попова М.Г. к Голомазовой Т.А. и принятия нового решения об удовлетворении иска в этой части.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Голомазовой Т.А., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 26 января 2016 г. в части отмены решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Попова М.Г. к Голомазовой Т.А. и принятия в этой части нового решения об удовлетворении названных исковых требований подлежит отмене с оставлением в указанной части в силе решения суда первой инстанции, разрешившего спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

В остальной части обжалуемое определение суда апелляционной инстанции подлежит оставлению без изменения, поскольку выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на правильном применении норм материального права.

Доводы кассационной жалобы в этой части не могут быть признаны основанием для отмены в кассационном порядке апелляционного определения, поскольку не свидетельствуют о существенном нарушении судами норм материального или процессуального права, а направлены на переоценку выводов суда по обстоятельствам дела.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 26 января 2016 г. в части отмены решения Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 8 октября 2015 г. об отказе в удовлетворении исковых требований Попова М.Г. к Голомазовой Т.А. о признании утратившей право пользования жилым помещением, выселении, снятии с регистрационного учета и принятия в этой части нового решения об удовлетворении исковых требований отменить, в указанной части оставить в силе решение Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 8 октября 2015 г.

В остальной части апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 26 января 2016 г. оставить без изменения.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: