Определение конституционного суда по алиментам

Обновлено: 28.02.2024

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Ю.Д. Рудкина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина В.Н. Гниломедова, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Н.Гниломедов оспаривает конституционность подпункта «о» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей (утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июля 1996 года № 841), согласно которому удержание алиментов производится с сумм доходов, полученных по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством, а также от реализации авторских и смежных прав, доходов, полученных за выполнение работ и оказание услуг, предусмотренных законодательством Российской Федерации (нотариальная, адвокатская деятельность и т.д.).

Как следует из представленных материалов, решением Волжского городского суда Волгоградской области от 20 января 2011 года, оставленным без изменения определением Волгоградского областного суда от 11 марта 2011 года, было признано незаконным решение старшего судебного пристава Волжского городского отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Волгоградской области об отказе в удовлетворении требований гражданки Н.В. Австрийсковой о возобновлении исполнительного производства в отношении В.Н. Гниломедова с целью взыскания алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка с дохода, полученного им от продажи Н.В. Австрийсковой принадлежавших ему 1/2 доли земельного участка и 1/2 доли расположенного на нем садового домика.

Принимая решение о взыскании с В.Н. Гниломедова денежных средств в размере 25 процентов от суммы дохода, полученного им от продажи недвижимости, суд руководствовался подпунктом «о» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей.

По мнению заявителя, подпункт «о» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, противоречит статьям 19, 35 (часть 2), 38 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку придает понятию «доход, из которого производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей» расширительное значение и позволяет обращать взыскание на доходы, полученные от сделок, носящих разовый характер.

В соответствии со статьями 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам граждан на нарушение их конституционный прав и свобод проверяет конституционность закона или отдельных его положений, являющихся предметом обращения, в той части, в которой они были применены в деле заявителя, и принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл оспариваемых законоположений, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм.

Вместе с тем, как следует из правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 27 января 2004 года № 1-П, нормативный акт Правительства Российской Федерации также может быть проверен в порядке конституционного судопроизводства по жалобе гражданина в случае, если такой акт принят во исполнение полномочия, возложенного на Правительство Российской Федерации федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательной регламентации в этом законе, и именно на основании такого уполномочия Правительство Российской Федерации непосредственно осуществило правовое регулирование соответствующих общественных отношений.

Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, отвечает указанным критериям, а именно принят Правительством Российской Федерации во исполнение полномочия, возложенного на него статьей 82 Семейного кодекса Российской Федерации, при этом в самом Семейном кодексе Российской Федерации виды заработка и (или) иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, не определяются.

2. Согласно Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства; забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей (статья 38, части 1 и 2).

Данные конституционные положения в полной мере согласуются с положениями Конвенции о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года), являющейся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации. В соответствии со статьей 27 названной Конвенции государства-участники признают право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка (пункт 1); родитель(и) или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка (пункт 2).

Развивая приведенные положения Конституции Российской Федерации и международно-правовых актов, Семейный кодекс Российской Федерации закрепляет право ребенка на получение содержания от своих родителей (пункт 1 статьи 60) и корреспондирующую этому праву обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних детей (пункт 1 статьи 80).

При этом, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 июля 2010 года № 17-П, надлежащее исполнение родителями своей конституционной обязанности заботиться о детях неразрывно связано с реализацией ими таких гарантированных Конституцией Российской Федерации прав и свобод, как право на труд (статья 37, часть 1), право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статья 34, часть 1), а также имущественные права (статья 35, часть 2). Их осуществление в Российской Федерации как правовом демократическом государстве с социально ориентированной рыночной экономикой, цель которого - создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, предполагает возможность распоряжения своими способностями и имуществом различными, самостоятельно избранными способами.

Семейное законодательство, как следует из статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации, исходит из того, что права граждан в сфере семейных отношений могут быть ограничены только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других членов семьи и иных граждан (пункт 4). Определяя пределы осуществления семейных прав, Семейный кодекс Российской Федерации при этом установил, что осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан (пункт 1 статьи 7).

2.1. Закрепляя обязанность родителей заботиться о детях, Конституция Российской Федерации не устанавливает конкретный порядок исполнения данной обязанности, что в силу ее статей 71 (пункт «в») и 72 (пункты «б», «к» части 1), обязывающих федерального законодателя осуществлять регулирование и защиту прав и свобод человека и гражданина в сфере семейных отношений, обусловливает необходимость установления в отраслевом законодательстве соответствующих правил, определяющих, в частности, порядок исчисления и взыскания с родителей алиментных выплат на содержание несовершеннолетних детей.

Вопросы алиментных обязательств, в том числе порядка определения размера подлежащих уплате на содержание несовершеннолетних детей алиментов, урегулированы в Семейном кодексе Российской Федерации, который исходит из приоритета добровольного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей; при этом, предусматривая механизм ее принудительного исполнения, он закрепляет требование о необходимости учета судом материального и семейного положения сторон алиментного обязательства и других заслуживающих внимания обстоятельств (статьи 80, 81; пункт 1 статьи 83; пункт 4 статьи 113 Семейного кодекса Российской Федерации).

Таким образом, в основе правового регулирования отношений, возникающих в связи с принудительным исполнением родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, лежит требование о необходимости обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных отношений.

2.2. Согласно статье 82 Семейного кодекса Российской Федерации виды заработка и (или) иного дохода, которые получают родители в рублях и (или) в иностранной валюте и из которых производится удержание алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей в соответствии со статьей 81 данного Кодекса, определяются Правительством Российской Федерации.

Реализуя делегированное ему полномочие, Правительство Российской Федерации постановлением от 18 июля 1996 года № 841 утвердило Перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей. Согласно названному Перечню удержание алиментов производится в том числе из доходов, полученных по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством (подпункт «о» пункта 2).

С учетом необходимости обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных отношений алименты подлежат удержанию из доходов, полученных их плательщиком только по тем заключенным в соответствии с гражданским законодательством договорам, заключая которые лицо реализует принадлежащие каждому право на свободное использование своих способностей и имущества для не запрещенной законом экономической деятельности, а также право на труд (статья 34, часть 1; статья 37, часть 1, Конституции Российской Федерации).

Таким образом, оспариваемое нормативное положение в системе действующего правового регулирования не содержит неопределенности и конституционные права заявителя не нарушает.

Проверка же законности и обоснованности судебных решений, вынесенных по делу заявителя, в том числе исследование фактических обстоятельств, не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, установленным статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктом 2 части первой статьи 43, частью четвертой статьи 71 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Признать жалобу гражданина Гниломедова Владимира Николаевича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2012 г. N 122-O-O "По жалобе гражданина Гниломедова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав подпунктом "о" пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей"

Принято: Пленум Конституционного Суда РФ

Судья-докладчик: Рудкин Ю.Д.

Обзор документа

Оспаривались нормы, устанавливающие перечень доходов, из которых удерживаются алименты на несовершеннолетних детей.

В частности, к их числу отнесены суммы, полученные по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством, а также от реализации авторских и смежных прав, доходы от выполнения работ и оказания услуг.

По мнению заявителя, эти положения неконституционны, поскольку придают понятию "доход, из которого производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей" расширительное значение.

Они позволяют обращать взыскание на доходы, полученные от сделок, носящих разовый характер (в частности, от продажи дачи).

КС РФ отклонил эти доводы и разъяснил следующее.

Вопросы алиментных обязательств, в т. ч. порядок определения размера подлежащих уплате на содержание несовершеннолетних детей алиментов, урегулированы в СК РФ.

Последний исходит из приоритета добровольного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей.

Предусматривая механизм принудительного исполнения такой обязанности, СК РФ тем не менее требует от судов учитывать материальное и семейное положение сторон алиментного обязательства и другие обстоятельства.

Должен обеспечиваться баланс интересов обеих сторон алиментных отношений.

Поэтому алименты должны удерживаться из доходов, полученных их плательщиком только по тем договорам, предусмотренным гражданским законодательством, заключая которые лицо реализует принадлежащие каждому право на свободное использование способностей и имущества для законной экономической деятельности, а также право на труд.

С учетом этого оспариваемые нормы, вопреки доводам заявителя, не содержат неопределенности.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

© ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2022. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания "Гарант" и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Г.А. Гаджиева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина А.А. Цветкова,

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.А. Цветков оспаривает конституционность части 1 статьи 102 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" и пункта 1 статьи 117 Семейного кодекса Российской Федерации в действующей редакции, предусматривающих, что при повышении величины прожиточного минимума судебный пристав-исполнитель, а также организация или иное лицо, которым направлен в случае, установленном частью 1 статьи 9 Федерального закона "Об исполнительном производстве", исполнительный документ, производят индексацию алиментов, взыскиваемых в твердой денежной сумме, пропорционально росту величины прожиточного минимума для соответствующей социально-демографической группы населения, установленной в субъекте Российской Федерации по месту жительства лица, получающего алименты, а при отсутствии в соответствующем субъекте Российской Федерации указанной величины - пропорционально росту величины прожиточного минимума для соответствующей социально-демографической группы населения в целом по Российской Федерации, о чем указанные лица обязаны издать приказ (распоряжение), а судебный пристав-исполнитель обязан вынести постановление. Заявитель оспаривает также конституционность указанных положений в их первоначальной редакции (действовавших до вступления в силу Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 363-ФЗ), согласно которым индексация алиментов, взыскиваемых в твердой денежной сумме, производилась пропорционально увеличению установленного законом минимального размера оплаты труда.

Кроме того, в жалобе оспаривается конституционность пункта 2 статьи 117 Семейного кодекса Российской Федерации как в действующей редакции, согласно которой размер алиментов, взыскиваемых по решению суда в твердой денежной сумме, в целях их индексации устанавливается судом кратным величине прожиточного минимума, определенной в соответствии с правилами пункта 1 данной статьи, в том числе в виде доли величины прожиточного минимума, так и в первоначальной редакции, предусматривавшей в целях индексации установление размера алиментов судом в твердой денежной сумме, соответствующей определенному числу минимальных размеров оплаты труда.

Заявитель оспаривает также конституционность части 2 статьи 102 Федерального закона "Об исполнительном производстве", в силу которой размер задолженности по алиментам определяется в постановлении судебного пристава-исполнителя исходя из размера алиментов, установленного судебным актом или соглашением об уплате алиментов.

Как следует из представленных материалов, решением мирового судьи судебного участка N 3 Ломоносовского округа города Архангельска от 21 февраля 2007 года с А.А. Цветкова в пользу гражданки Ц. были взысканы в твердой денежной сумме алименты на содержание двух несовершеннолетних детей (по 6 тысяч рублей ежемесячно на каждого ребенка начиная с 1 марта 2007 года и до достижения детьми совершеннолетия либо до изменения материального положения сторон) и выдан исполнительный лист, по которому 22 марта 2007 года возбуждено исполнительное производство. Заявитель выплачивал алименты добровольно, в связи с чем меры принудительного исполнения не применялись, исполнительный лист в организацию, в которой он работает, судебным приставом-исполнителем не направлялся.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 25 апреля 2015 года, в которое были внесены изменения постановлением судебного пристава-исполнителя от 3 августа 2015 года, была рассчитана задолженность по алиментам пропорционально росту установленного законом минимального размера оплаты труда (с 1 марта 2007 года по 30 ноября 2011 года) и пропорционально росту величины прожиточного минимума (с 1 декабря 2011 года по 31 марта 2015 года), составившая 3 422 808 рублей 36 копеек. А.А. Цветков, не согласившись с указанным постановлением, обратился в Ломоносовский районный суд города Архангельска с заявлением о его оспаривании, в удовлетворении которого решением данного суда от 4 августа 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Архангельского областного суда от 5 октября 2015 года, было отказано. В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании судов кассационной инстанции заявителю также было отказано (определения судей Архангельского областного суда от 24 ноября 2015 года и Верховного Суда Российской Федерации от 12 февраля 2016 года).

По мнению заявителя, оспариваемые им законоположения (как в первоначальной, так и в действующей редакциях) в их взаимосвязи являются недостаточно определенными, так как позволяют судебному приставу-исполнителю - по своему усмотрению, без своевременного вынесения постановления об индексации алиментов, взыскиваемых по решению суда в твердой денежной сумме, при каждом повышении установленного законом минимального размера оплаты труда или при изменении величины прожиточного минимума, а также при отсутствии прямого указания на необходимость осуществления такой индексации в решении суда - выносить постановление о расчете задолженности по алиментам за любой период (начиная с момента, когда лицо по решению суда обязано выплачивать алименты), что в нарушение статей 17 (часть 3), 18, 35 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации приводит к обязанности плательщика алиментов выплачивать единовременно значительную денежную сумму, притом что в образовании задолженности отсутствует его вина, ставит его в затруднительное материальное положение и подвергает риску быть привлеченным к юридической ответственности.

2. Согласно Конституции Российской Федерации в целях создания условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, в Российской Федерации устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства (статья 7); материнство и детство, семья находятся под защитой государства, забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей (статья 38, части 1 и 2). Данные конституционные положения согласуются в полной мере с положениями статьи 27 Конвенции о правах ребенка 1989 года, в соответствии с которыми государства-участники признают право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка (пункт 1); родитель(и) или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка (пункт 2).

Приведенным положениям корреспондируют закрепленные в пункте 3 статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации принципы заботы о благосостоянии детей и обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи при регулировании семейных отношений. Так, согласно пункту 2 статьи 83 данного Кодекса размер твердой денежной суммы взыскиваемых на несовершеннолетних детей алиментов определяется судом исходя из цели максимально возможного сохранения ребенку прежнего уровня его обеспечения с учетом материального и семейного положения сторон и других заслуживающих внимания обстоятельств.

Конституция Российской Федерации не конкретизирует порядок, условия и размер алиментных выплат трудоспособным родителем своему несовершеннолетнему ребенку, что в силу ее статьи 71 (пункт "в"), требующей от федерального законодателя осуществлять регулирование и защиту прав и свобод человека и гражданина, предполагает установление в отраслевом законодательстве соответствующих эффективных правовых механизмов. Одним из таких механизмов является индексация алиментов, взыскиваемых по решению суда в твердой денежной сумме, при этом выбор критериев индексации алиментов, установленных в судебном порядке в твердой денежной сумме, также относящийся к дискреции законодателя, должен быть обусловлен правовой природой этих платежей.

По смыслу статьи 38 Конституции Российской Федерации, пункта 1 статьи 80 Семейного кодекса Российской Федерации, а также с учетом части 1 статьи 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" об обязательности судебных постановлений родители обязаны самостоятельно и добровольно выполнять обязательства по воспитанию и содержанию своих несовершеннолетних детей, в том числе так, как они на основании закона определены судебным решением (соглашением об уплате алиментов). Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, исходя из приоритета добровольного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, основанного на общепризнанной презумпции добросовестности родительской заботы о детях, Семейным кодексом Российской Федерации в статьях 80 - 83 урегулировано содержание алиментных обязательств, включая их размеры, и вместе с тем предусмотрена возможность принудительного исполнения данной обязанности путем взыскания с родителей алиментов на несовершеннолетних детей в судебном порядке (статья 80), а также установлены способы определения судом размеров взыскиваемых алиментов: в долевом отношении к заработку и (или) иному доходу алиментно-обязанного родителя, в твердой денежной сумме, в долях и в твердой денежной сумме одновременно (статьи 81 и 83) (Постановление от 20 июля 2010 года N 17-П).

Поскольку взыскание алиментов на содержание ребенка является одним из способов реализации конституционных положений о защите детства (статья 7, часть 2; статья 38 Конституции Российской Федерации) и имеет особое социальное значение, Российская Федерация как правовое и социальное государство обязана гарантировать адекватную защиту прав и законных интересов несовершеннолетних детей, для которых регулярное получение указанных платежей может стать одним из основных источников средств к существованию, что предполагает установление эффективных правовых механизмов, посредством которых - в соответствии с закрепленными Конституцией Российской Федерации и Конвенцией о правах ребенка принципами справедливости, равенства, соразмерности, а также стабильности, гарантированности и защиты прав и интересов нуждающихся в материальной поддержке граждан со стороны членов их семьи - обеспечивалось бы сохранение уровня жизнеобеспечения получателя алиментов - несовершеннолетнего ребенка, а также исключалось бы чрезмерное и неразумное обременение лиц, осуществляющих алиментные выплаты, взыскиваемые в твердой денежной сумме (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 года N 841-О-О и от 5 июля 2011 года N 953-О-О).

Индексация - по смыслу приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и с учетом императивных правил пункта 1 статьи 117 Семейного кодекса Российской Федерации (как в первоначальной, так и в действующей редакциях), а также его статьи 105, согласно положению которой, если в соглашении об уплате алиментов не предусматривается порядок индексации, индексация производится в соответствии со статьей 117 данного Кодекса, - является гарантией обеспечения прав ребенка. При этом использование величины прожиточного минимума для целей индексации размера алиментов с учетом требования пункта 2 статьи 83 Семейного кодекса Российской Федерации направлено на обеспечение баланса интересов несовершеннолетних детей и их родителей в рамках алиментных отношений, сохранение как получателю, так и плательщику алиментов необходимого уровня жизни (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 марта 2014 года N 634-О).

Соответственно, сами по себе оспариваемые заявителем законоположения, в силу прямого указания которых размер подлежащих уплате алиментных платежей, присужденных в твердой сумме, подлежит индексации с ростом величины прожиточного минимума или увеличением установленного законом минимального размера оплаты труда (до 30 ноября 2011 года) вне зависимости от специального указания на то в судебном решении, не могут рассматриваться как неопределенные.

3. Возбуждение исполнительного производства и нахождение исполнительных документов на исполнении в территориальных органах Федеральной службы судебных приставов не освобождает органы принудительного исполнения, в частности конкретных судебных приставов-исполнителей, от возложенной на них обязанности по осуществлению индексации размера подлежащих уплате алиментных платежей, присужденных в твердой сумме, для чего территориальным органам Федеральной службы судебных приставов предписывается ежеквартально получать актуальную информацию о величине прожиточного минимума в информационно-правовых системах или на официальном сайте Федеральной службы государственной статистики и направлять ее в структурные подразделения для использования в работе, а судебному приставу-исполнителю в рамках исполнения исполнительных производств о взыскании алиментов - производить расчет задолженности по алиментам с периодичностью не реже одного раза в квартал и оформлять соответствующим постановлением (пункты 5.1 и 5.2 Методических рекомендаций по порядку исполнения требований исполнительных документов о взыскании алиментов, утвержденных Федеральной службой судебных приставов 19 июня 2012 года N 01-16).

Если в ходе исполнительного производства о взыскании алиментов органами принудительного исполнения, судебным приставом-исполнителем неправомерно не были приняты своевременные меры по индексации размера алиментов, удерживаемых в твердой денежной сумме, взыскатель вправе оспорить такого рода бездействие в судебном порядке на основании норм, содержащихся в главе 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Кроме того, семейное законодательство и законодательство об исполнительном производстве предусматривает ряд правовых гарантий, основывающихся на таких общеправовых и отраслевых принципах, как справедливость (соразмерность), уважение чести и достоинства гражданина (статья 4 Федерального закона "Об исполнительном производстве"), обеспечивающих судебную защиту интересов плательщика алиментов (должника).

В соответствии с пунктом 5 статьи 113 Семейного кодекса Российской Федерации и статьями 102 и 121 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в случае, если сторона исполнительного производства не согласна с определенным судебным приставом-исполнителем размером задолженности по алиментам, она вправе обратиться в суд с иском об определении размера задолженности или обжаловать действия судебного исполнителя в судебном порядке.

Кроме того, лицо, обязанное уплачивать алименты, вправе обратиться в суд с иском об освобождении его полностью или частично от уплаты задолженности по алиментам, если неуплата алиментов имела место в связи с болезнью этого лица или по другим уважительным причинам и его материальное и семейное положение не дает возможности погасить образовавшуюся задолженность по алиментам (пункт 2 статьи 114 Семейного кодекса Российской Федерации) либо если после установления в судебном порядке размера алиментов (при отсутствии соглашения об уплате алиментов) изменилось материальное или семейное положение одной из сторон. При изменении размера алиментов или при освобождении от их уплаты суд вправе учесть также иной заслуживающий внимания интерес сторон (пункт 1 статьи 119 Семейного кодекса Российской Федерации).

Следовательно, нет оснований полагать, что конституционные права заявителя были нарушены именно оспариваемыми им законоположениями.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Цветкова Алексея Анатольевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Г.А. Гаджиева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина А.А. Цветкова,

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.А. Цветков оспаривает конституционность части 1 статьи 102 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" и пункта 1 статьи 117 Семейного кодекса Российской Федерации в действующей редакции, предусматривающих, что при повышении величины прожиточного минимума судебный пристав-исполнитель, а также организация или иное лицо, которым направлен в случае, установленном частью 1 статьи 9 Федерального закона "Об исполнительном производстве", исполнительный документ, производят индексацию алиментов, взыскиваемых в твердой денежной сумме, пропорционально росту величины прожиточного минимума для соответствующей социально-демографической группы населения, установленной в субъекте Российской Федерации по месту жительства лица, получающего алименты, а при отсутствии в соответствующем субъекте Российской Федерации указанной величины - пропорционально росту величины прожиточного минимума для соответствующей социально-демографической группы населения в целом по Российской Федерации, о чем указанные лица обязаны издать приказ (распоряжение), а судебный пристав-исполнитель обязан вынести постановление. Заявитель оспаривает также конституционность указанных положений в их первоначальной редакции (действовавших до вступления в силу Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 363-ФЗ), согласно которым индексация алиментов, взыскиваемых в твердой денежной сумме, производилась пропорционально увеличению установленного законом минимального размера оплаты труда.

Кроме того, в жалобе оспаривается конституционность пункта 2 статьи 117 Семейного кодекса Российской Федерации как в действующей редакции, согласно которой размер алиментов, взыскиваемых по решению суда в твердой денежной сумме, в целях их индексации устанавливается судом кратным величине прожиточного минимума, определенной в соответствии с правилами пункта 1 данной статьи, в том числе в виде доли величины прожиточного минимума, так и в первоначальной редакции, предусматривавшей в целях индексации установление размера алиментов судом в твердой денежной сумме, соответствующей определенному числу минимальных размеров оплаты труда.

Заявитель оспаривает также конституционность части 2 статьи 102 Федерального закона "Об исполнительном производстве", в силу которой размер задолженности по алиментам определяется в постановлении судебного пристава-исполнителя исходя из размера алиментов, установленного судебным актом или соглашением об уплате алиментов.

Как следует из представленных материалов, решением мирового судьи судебного участка N 3 Ломоносовского округа города Архангельска от 21 февраля 2007 года с А.А. Цветкова в пользу гражданки Ц. были взысканы в твердой денежной сумме алименты на содержание двух несовершеннолетних детей (по 6 тысяч рублей ежемесячно на каждого ребенка начиная с 1 марта 2007 года и до достижения детьми совершеннолетия либо до изменения материального положения сторон) и выдан исполнительный лист, по которому 22 марта 2007 года возбуждено исполнительное производство. Заявитель выплачивал алименты добровольно, в связи с чем меры принудительного исполнения не применялись, исполнительный лист в организацию, в которой он работает, судебным приставом-исполнителем не направлялся.

Постановлением судебного пристава-исполнителя от 25 апреля 2015 года, в которое были внесены изменения постановлением судебного пристава-исполнителя от 3 августа 2015 года, была рассчитана задолженность по алиментам пропорционально росту установленного законом минимального размера оплаты труда (с 1 марта 2007 года по 30 ноября 2011 года) и пропорционально росту величины прожиточного минимума (с 1 декабря 2011 года по 31 марта 2015 года), составившая 3 422 808 рублей 36 копеек. А.А. Цветков, не согласившись с указанным постановлением, обратился в Ломоносовский районный суд города Архангельска с заявлением о его оспаривании, в удовлетворении которого решением данного суда от 4 августа 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Архангельского областного суда от 5 октября 2015 года, было отказано. В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании судов кассационной инстанции заявителю также было отказано (определения судей Архангельского областного суда от 24 ноября 2015 года и Верховного Суда Российской Федерации от 12 февраля 2016 года).

По мнению заявителя, оспариваемые им законоположения (как в первоначальной, так и в действующей редакциях) в их взаимосвязи являются недостаточно определенными, так как позволяют судебному приставу-исполнителю - по своему усмотрению, без своевременного вынесения постановления об индексации алиментов, взыскиваемых по решению суда в твердой денежной сумме, при каждом повышении установленного законом минимального размера оплаты труда или при изменении величины прожиточного минимума, а также при отсутствии прямого указания на необходимость осуществления такой индексации в решении суда - выносить постановление о расчете задолженности по алиментам за любой период (начиная с момента, когда лицо по решению суда обязано выплачивать алименты), что в нарушение статей 17 (часть 3), 18, 35 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации приводит к обязанности плательщика алиментов выплачивать единовременно значительную денежную сумму, притом что в образовании задолженности отсутствует его вина, ставит его в затруднительное материальное положение и подвергает риску быть привлеченным к юридической ответственности.

2. Согласно Конституции Российской Федерации в целях создания условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, в Российской Федерации устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства (статья 7); материнство и детство, семья находятся под защитой государства, забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей (статья 38, части 1 и 2). Данные конституционные положения согласуются в полной мере с положениями статьи 27 Конвенции о правах ребенка 1989 года, в соответствии с которыми государства-участники признают право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка (пункт 1); родитель(и) или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка (пункт 2).

Приведенным положениям корреспондируют закрепленные в пункте 3 статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации принципы заботы о благосостоянии детей и обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи при регулировании семейных отношений. Так, согласно пункту 2 статьи 83 данного Кодекса размер твердой денежной суммы взыскиваемых на несовершеннолетних детей алиментов определяется судом исходя из цели максимально возможного сохранения ребенку прежнего уровня его обеспечения с учетом материального и семейного положения сторон и других заслуживающих внимания обстоятельств.

Конституция Российской Федерации не конкретизирует порядок, условия и размер алиментных выплат трудоспособным родителем своему несовершеннолетнему ребенку, что в силу ее статьи 71 (пункт "в"), требующей от федерального законодателя осуществлять регулирование и защиту прав и свобод человека и гражданина, предполагает установление в отраслевом законодательстве соответствующих эффективных правовых механизмов. Одним из таких механизмов является индексация алиментов, взыскиваемых по решению суда в твердой денежной сумме, при этом выбор критериев индексации алиментов, установленных в судебном порядке в твердой денежной сумме, также относящийся к дискреции законодателя, должен быть обусловлен правовой природой этих платежей.

По смыслу статьи 38 Конституции Российской Федерации, пункта 1 статьи 80 Семейного кодекса Российской Федерации, а также с учетом части 1 статьи 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" об обязательности судебных постановлений родители обязаны самостоятельно и добровольно выполнять обязательства по воспитанию и содержанию своих несовершеннолетних детей, в том числе так, как они на основании закона определены судебным решением (соглашением об уплате алиментов). Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, исходя из приоритета добровольного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, основанного на общепризнанной презумпции добросовестности родительской заботы о детях, Семейным кодексом Российской Федерации в статьях 80 - 83 урегулировано содержание алиментных обязательств, включая их размеры, и вместе с тем предусмотрена возможность принудительного исполнения данной обязанности путем взыскания с родителей алиментов на несовершеннолетних детей в судебном порядке (статья 80), а также установлены способы определения судом размеров взыскиваемых алиментов: в долевом отношении к заработку и (или) иному доходу алиментно-обязанного родителя, в твердой денежной сумме, в долях и в твердой денежной сумме одновременно (статьи 81 и 83) (Постановление от 20 июля 2010 года N 17-П).

Поскольку взыскание алиментов на содержание ребенка является одним из способов реализации конституционных положений о защите детства (статья 7, часть 2; статья 38 Конституции Российской Федерации) и имеет особое социальное значение, Российская Федерация как правовое и социальное государство обязана гарантировать адекватную защиту прав и законных интересов несовершеннолетних детей, для которых регулярное получение указанных платежей может стать одним из основных источников средств к существованию, что предполагает установление эффективных правовых механизмов, посредством которых - в соответствии с закрепленными Конституцией Российской Федерации и Конвенцией о правах ребенка принципами справедливости, равенства, соразмерности, а также стабильности, гарантированности и защиты прав и интересов нуждающихся в материальной поддержке граждан со стороны членов их семьи - обеспечивалось бы сохранение уровня жизнеобеспечения получателя алиментов - несовершеннолетнего ребенка, а также исключалось бы чрезмерное и неразумное обременение лиц, осуществляющих алиментные выплаты, взыскиваемые в твердой денежной сумме (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 года N 841-О-О и от 5 июля 2011 года N 953-О-О).

Индексация - по смыслу приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и с учетом императивных правил пункта 1 статьи 117 Семейного кодекса Российской Федерации (как в первоначальной, так и в действующей редакциях), а также его статьи 105, согласно положению которой, если в соглашении об уплате алиментов не предусматривается порядок индексации, индексация производится в соответствии со статьей 117 данного Кодекса, - является гарантией обеспечения прав ребенка. При этом использование величины прожиточного минимума для целей индексации размера алиментов с учетом требования пункта 2 статьи 83 Семейного кодекса Российской Федерации направлено на обеспечение баланса интересов несовершеннолетних детей и их родителей в рамках алиментных отношений, сохранение как получателю, так и плательщику алиментов необходимого уровня жизни (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 марта 2014 года N 634-О).

Соответственно, сами по себе оспариваемые заявителем законоположения, в силу прямого указания которых размер подлежащих уплате алиментных платежей, присужденных в твердой сумме, подлежит индексации с ростом величины прожиточного минимума или увеличением установленного законом минимального размера оплаты труда (до 30 ноября 2011 года) вне зависимости от специального указания на то в судебном решении, не могут рассматриваться как неопределенные.

3. Возбуждение исполнительного производства и нахождение исполнительных документов на исполнении в территориальных органах Федеральной службы судебных приставов не освобождает органы принудительного исполнения, в частности конкретных судебных приставов-исполнителей, от возложенной на них обязанности по осуществлению индексации размера подлежащих уплате алиментных платежей, присужденных в твердой сумме, для чего территориальным органам Федеральной службы судебных приставов предписывается ежеквартально получать актуальную информацию о величине прожиточного минимума в информационно-правовых системах или на официальном сайте Федеральной службы государственной статистики и направлять ее в структурные подразделения для использования в работе, а судебному приставу-исполнителю в рамках исполнения исполнительных производств о взыскании алиментов - производить расчет задолженности по алиментам с периодичностью не реже одного раза в квартал и оформлять соответствующим постановлением (пункты 5.1 и 5.2 Методических рекомендаций по порядку исполнения требований исполнительных документов о взыскании алиментов, утвержденных Федеральной службой судебных приставов 19 июня 2012 года N 01-16).

Если в ходе исполнительного производства о взыскании алиментов органами принудительного исполнения, судебным приставом-исполнителем неправомерно не были приняты своевременные меры по индексации размера алиментов, удерживаемых в твердой денежной сумме, взыскатель вправе оспорить такого рода бездействие в судебном порядке на основании норм, содержащихся в главе 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Кроме того, семейное законодательство и законодательство об исполнительном производстве предусматривает ряд правовых гарантий, основывающихся на таких общеправовых и отраслевых принципах, как справедливость (соразмерность), уважение чести и достоинства гражданина (статья 4 Федерального закона "Об исполнительном производстве"), обеспечивающих судебную защиту интересов плательщика алиментов (должника).

В соответствии с пунктом 5 статьи 113 Семейного кодекса Российской Федерации и статьями 102 и 121 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в случае, если сторона исполнительного производства не согласна с определенным судебным приставом-исполнителем размером задолженности по алиментам, она вправе обратиться в суд с иском об определении размера задолженности или обжаловать действия судебного исполнителя в судебном порядке.

Кроме того, лицо, обязанное уплачивать алименты, вправе обратиться в суд с иском об освобождении его полностью или частично от уплаты задолженности по алиментам, если неуплата алиментов имела место в связи с болезнью этого лица или по другим уважительным причинам и его материальное и семейное положение не дает возможности погасить образовавшуюся задолженность по алиментам (пункт 2 статьи 114 Семейного кодекса Российской Федерации) либо если после установления в судебном порядке размера алиментов (при отсутствии соглашения об уплате алиментов) изменилось материальное или семейное положение одной из сторон. При изменении размера алиментов или при освобождении от их уплаты суд вправе учесть также иной заслуживающий внимания интерес сторон (пункт 1 статьи 119 Семейного кодекса Российской Федерации).

Следовательно, нет оснований полагать, что конституционные права заявителя были нарушены именно оспариваемыми им законоположениями.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Цветкова Алексея Анатольевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Настоящее информационно-тематическое собрание правовых позиций подготовлено Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации и не является исчерпывающим. Решения КС РФ, в которых содержатся правовые позиции, даны в хронологическом порядке.

по состоянию на декабрь 2019 года

"1. Материнство и детство, семья находятся под защитой государства.

2. Забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей."

Постановление от 20 июля 2010 года N 17-П/2010

Применительно к регулированию семейных отношений, направленному, в частности, на обеспечение конституционной обязанности родителей заботиться о детях, требование об изъятии части экономической выгоды (дохода) от занятия предпринимательской деятельностью, имеющее целью, соответственно, обеспечение исполнения родителями в установленных законом случаях своих алиментных обязательств, само по себе не может рассматриваться как ограничение конституционных экономических прав, препятствующее их реализации на основе гарантированного Конституцией Российской Федерации (статья 19, часть 2) равенства прав и свобод человека и гражданина.

Ответственность за обеспечение надлежащих условий реализации ребенком права на достойный уровень жизни в силу статей 7 (часть 2) и 38 (часть 2) Конституции Российской Федерации обязывает родителей предпринять для этого все возможные усилия. Вместе с тем при определении размера подлежащих удержанию алиментов не могут не приниматься во внимание реальные доходы алиментно-обязанного лица - индивидуального предпринимателя, получаемые от занятия предпринимательской деятельностью, поскольку именно реальными доходами определяются материальные возможности такого лица по осуществлению принадлежащих ему прав и исполнению возложенных на него обязанностей, включая содержание самого себя и членов своей семьи.

Определение от 5 июля 2011 года N 953-О-О/2011

[. ] Российская Федерация как правовое и социальное государство обязана гарантировать адекватную защиту прав и законных интересов несовершеннолетних детей, для которых регулярное получение указанных платежей может стать одним из основных источников средств к существованию, что предполагает установление эффективных правовых механизмов, посредством которых - в соответствии с закрепленными Конституцией Российской Федерации и Конвенцией о правах ребенка принципами справедливости, равенства, соразмерности, а также стабильности, гарантированности и защиты прав и интересов нуждающихся в материальной поддержке граждан со стороны членов их семьи - обеспечивалось бы сохранение уровня жизнеобеспечения получателя алиментов - несовершеннолетнего ребенка, а также исключалось бы чрезмерное и неразумное обременение лиц, осуществляющих алиментные выплаты, взыскиваемые в твердой денежной сумме.

Определение от 17 января 2012 года N 122-О-О/2012

С учетом необходимости обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных отношений алименты подлежат удержанию из доходов, полученных их плательщиком только по тем заключенным в соответствии с гражданским законодательством договорам, заключая которые лицо реализует принадлежащие каждому право на свободное использование своих способностей и имущества для не запрещенной законом экономической деятельности, а также право на труд (статья 34, часть 1; статья 37, часть 1 Конституции Российской Федерации).

Определение от 5 апреля 2016 года N 704-О/2016

До установления отцовства отец, не состоящий в браке с матерью ребенка, как лицо, на которое возлагается обязанность по содержанию несовершеннолетнего ребенка, de jure отсутствует. Поскольку же требование о взыскании с такого лица алиментов вытекает из факта установления отцовства, причем вне зависимости от того, установлено оно добровольно или в судебном порядке, усилия матери, предпринимаемые с целью получения средств на содержание несовершеннолетнего ребенка, - до удовлетворения иска об установлении отцовства и взыскании алиментов, адресованного лицу, не имеющему родительских обязанностей, - сами по себе не дают оснований для взыскания с такого лица алиментов за прошедший период в пределах трехлетнего срока с момента обращения в суд за алиментами в соответствии с [. ] положениями пункта 2 статьи 107 Семейного кодекса Российской Федерации.

Определение от 6 июня 2016 года N 1417-О/2016

Пункт 2, абз. 6, 7:

Индексация [алиментов] [. ] является гарантией обеспечения прав ребенка. [. ]

[. ] в силу прямого указания [части 1 статьи 102 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" и пункта 1 статьи 117 Семейного кодекса Российской Федерации] размер подлежащих уплате алиментных платежей, присужденных в твердой сумме, подлежит индексации с ростом величины прожиточного минимума или увеличением установленного законом минимального размера оплаты труда (до 30 ноября 2011 года) вне зависимости от специального указания на то в судебном решении [. ].

Постановление от 6 октября 2017 года N 23-П/2017

[. ] обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки [за несвоевременную уплату алиментов] [. ] фактически [представляет собой] ее соразмерность задолженности алиментнообязанного лица, в том числе с учетом исключительных обстоятельств, затрагивающих права и законные интересы других членов семьи (включая оценку реальных доходов алиментнообязанного лица в период образования задолженности, поскольку именно реальными доходами определяются материальные возможности такого лица по осуществлению принадлежащих ему прав и исполнению возложенных на него обязанностей, среди которых содержание самого себя и других членов своей семьи, находящихся на его иждивении).

Постановление от 1 февраля 2019 года N 7-П/2019

Удержание алиментов с сумм, не являющихся реальным доходом плательщика алиментов, т.е. без учета заслуживающего внимания обстоятельства, относящегося к материальному положению стороны алиментного обязательства, означало бы отступление от вытекающего из статей 7 (часть 2), 17 (часть 3) и 38 (часть 2) Конституции Российской Федерации требования, конкретизированного в статье 7 Семейного кодекса Российской Федерации, согласно которому осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: