Определение 10 о от 30 января 2020 г эту позицию поддержал и конституционный суд

Обновлено: 20.06.2024

Конституционный Суд Российской Федерации в составе:
Председателя В. Д. Зорькина,
судей К. В. Арановского, А. И. Бойцова, Н. С. Бондаря, Г. А. Гаджиева, Ю. М. Данилова, Л. М. Жарковой, С. М. Казанцева, С. Д. Князева, А. Н. Кокотова, Л. О. Красавчиковой, С. П. Маврина, Н. В. Мельникова, Ю. Д. Рудкина, В. Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина О. С. Житнего к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. Гражданин О. С. Житний оспаривает конституционность статьи 346.15 «Порядок определения доходов» и подпункта 3 пункта 9 статьи 430 «Размер страховых взносов, уплачиваемых плательщиками, не производящими выплат и иных вознаграждений физическим лицам» Налогового кодекса Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, О. С. Житнему, являвшемуся индивидуальным предпринимателем, отказано в удовлетворении административного искового заявления о признании незаконным решения налогового органа об отказе в возврате суммы излишне уплаченных, по мнению заявителя, страховых взносов. При этом суды пришли к выводу о том, что доход плательщика, применяющего упрощенную систему налогообложения, не подлежит уменьшению на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода для целей исчисления и уплаты страховых взносов.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат статьям 8, 34 (часть 1) и 35 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку при определении дохода для целей исчисления и уплаты страховых взносов не позволяют плательщикам страховых взносов – индивидуальным предпринимателям, применяющим упрощенную систему налогообложения (с объектом налогообложения «доходы, уменьшенные на величину расходов»), учитывать расходы, связанные с извлечением такого дохода.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В Постановлении от 30 ноября 2016 года № 27-П Конституционный Суд Российской Федерации признал взаимосвязанные положения пункта 1 части 8 статьи 14 Федерального закона от 24 июля 2009 года № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» и статьи 227 Налогового кодекса Российской Федерации в той мере, в какой на их основании решается вопрос о размере дохода, учитываемого для определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, уплачивающим налог на доходы физических лиц и не производящим выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают, что для данной цели доход индивидуального предпринимателя, уплачивающего налог на доходы физических лиц и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, подлежит уменьшению на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода, в соответствии с установленными Налоговым кодексом Российской Федерации правилами учета таких расходов для целей исчисления и уплаты налога на доходы физических лиц.

Налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения «доходы, уменьшенные на величину расходов», в целях определения налоговой базы учитывают как доходы, так и расходы, принимаемые в соответствии с критериями и в порядке, которые установлены главой 25 «Налог на прибыль организаций» Налогового кодекса Российской Федерации, с учетом ряда особенностей (статьи 346.15-346.18 этого же Кодекса). То есть доходы и расходы учитываются данной категорией налогоплательщиков в порядке, аналогичном порядку, предусмотренному для индивидуальных предпринимателей, уплачивающих налог на доходы физических лиц (статья 221 Налогового кодекса Российской Федерации).

Таким образом, действующее законодательное регулирование уплаты страховых взносов, подлежащее применению в том числе с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в Постановлении от 30 ноября 2016 года № 27-П, не содержит неопределенности и предполагает определение объекта обложения страховыми взносами исходя из доходов, полученных плательщиком страховых взносов, с применением правил определения налогооблагаемого дохода, предусмотренных для соответствующей системы налогообложения (пункт 3 статьи 420 и пункт 9 статьи 430 Налогового кодекса Российской Федерации). Данная позиция находит свое отражение в сложившейся судебной практике, в соответствии с которой при определении размера дохода для расчета размера страховых взносов, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, применяющим упрощенную систему налогообложения, с объектом налогообложения в виде дохода, уменьшенного на величину расходов, необходимо учитывать величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, связанных с извлечением дохода (пункт 27 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12 июля 2017 года).

Проверка же обоснованности правоприменительных решений, в том числе в части установления объекта обложения страховыми взносами для конкретного плательщика, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Житнего Олега Сергеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В. Д. Зорькин

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина О.С. Житнего к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. Гражданин О.С. Житний оспаривает конституционность статьи 346.15 "Порядок определения доходов" и подпункта 3 пункта 9 статьи 430 "Размер страховых взносов, уплачиваемых плательщиками, не производящими выплат и иных вознаграждений физическим лицам" Налогового кодекса Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, О.С. Житнему, являвшемуся индивидуальным предпринимателем, отказано в удовлетворении административного искового заявления о признании незаконным решения налогового органа об отказе в возврате суммы излишне уплаченных, по мнению заявителя, страховых взносов. При этом суды пришли к выводу о том, что доход плательщика, применяющего упрощенную систему налогообложения, не подлежит уменьшению на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода для целей исчисления и уплаты страховых взносов.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат статьям 8, 34 (часть 1) и 35 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку при определении дохода для целей исчисления и уплаты страховых взносов не позволяют плательщикам страховых взносов - индивидуальным предпринимателям, применяющим упрощенную систему налогообложения (с объектом налогообложения "доходы, уменьшенные на величину расходов"), учитывать расходы, связанные с извлечением такого дохода.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В Постановлении от 30 ноября 2016 года N 27-П Конституционный Суд Российской Федерации признал взаимосвязанные положения пункта 1 части 8 статьи 14 Федерального закона от 24 июля 2009 года N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" и статьи 227 Налогового кодекса Российской Федерации в той мере, в какой на их основании решается вопрос о размере дохода, учитываемого для определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, уплачивающим налог на доходы физических лиц и не производящим выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они предполагают, что для данной цели доход индивидуального предпринимателя, уплачивающего налог на доходы физических лиц и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, подлежит уменьшению на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода, в соответствии с установленными Налоговым кодексом Российской Федерации правилами учета таких расходов для целей исчисления и уплаты налога на доходы физических лиц.

Налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения "доходы, уменьшенные на величину расходов", в целях определения налоговой базы учитывают как доходы, так и расходы, принимаемые в соответствии с критериями и в порядке, которые установлены главой 25 "Налог на прибыль организаций" Налогового кодекса Российской Федерации, с учетом ряда особенностей (статьи 346.15 - 346.18 этого же Кодекса). То есть доходы и расходы учитываются данной категорией налогоплательщиков в порядке, аналогичном порядку, предусмотренному для индивидуальных предпринимателей, уплачивающих налог на доходы физических лиц (статья 221 Налогового кодекса Российской Федерации).

Таким образом, действующее законодательное регулирование уплаты страховых взносов, подлежащее применению в том числе с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в Постановлении от 30 ноября 2016 года N 27-П, не содержит неопределенности и предполагает определение объекта обложения страховыми взносами исходя из доходов, полученных плательщиком страховых взносов, с применением правил определения налогооблагаемого дохода, предусмотренных для соответствующей системы налогообложения (пункт 3 статьи 420 и пункт 9 статьи 430 Налогового кодекса Российской Федерации). Данная позиция находит свое отражение в сложившейся судебной практике, в соответствии с которой при определении размера дохода для расчета размера страховых взносов, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем, применяющим упрощенную систему налогообложения, с объектом налогообложения в виде дохода, уменьшенного на величину расходов, необходимо учитывать величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, связанных с извлечением дохода (пункт 27 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12 июля 2017 года).

Проверка же обоснованности правоприменительных решений, в том числе в части установления объекта обложения страховыми взносами для конкретного плательщика, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Житнего Олега Сергеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Г.Н. Сарккинен к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. Гражданка Г.Н. Сарккинен оспаривает конституционность статей 279 "Изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд", 281 "Возмещение за изымаемый земельный участок", 1102 "Обязанность возвратить неосновательное обогащение" и пункта 2 статьи 1105 "Возмещение стоимости неосновательного обогащения" ГК Российской Федерации, а также статьи 56.8 "Особенности определения размера возмещения в связи с изъятием земельных участков для государственных или муниципальных нужд" Земельного кодекса Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, земельный участок, принадлежавший заявительнице, использовался третьими лицами с 2010 года в целях строительства на основании постановления Правительства Санкт-Петербурга автомобильной дороги (сооружения улично-дорожной сети), введенной в эксплуатацию в 2012 году. В 2015 году Правительство Санкт-Петербурга приняло решение об изъятии земельного участка, на котором расположена автомобильная дорога, для государственных нужд. В связи с тем, что Г.Н. Сарккинен соответствующее соглашение не подписала, уполномоченный государственный орган обратился в суд, решением которого у Г.Н. Сарккинен спорный земельный участок был изъят и прекращено право собственности на него. При этом в пользу Г.Н. Сарккинен в качестве возмещения взысканы убытки в виде рыночной стоимости земельного участка и упущенной выгоды, возникшей в связи с его предшествующим фактическим использованием в публичных целях (размер упущенной выгоды определен исходя из величины арендной платы за пользование земельными участками с аналогичными характеристиками). В удовлетворении же требований Г.Н. Сарккинен в части взыскания неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами суд отказал, поскольку другая сторона спора (уполномоченный государственный орган) не получала доходов за счет изымаемого земельного участка и не сберегла каких-либо денежных средств. Вышестоящий суд отменил указанное судебное решение в части взыскания в пользу заявительницы упущенной выгоды и принял новое - об отказе в удовлетворении данного требования. Согласно апелляционному определению, Г.Н. Сарккинен не представила доказательств, подтверждающих совершение действий, направленных на извлечение дохода от сдачи земельного участка в аренду; само же по себе право собственника передать имущество в аренду в отсутствие доказательств произведенных с этой целью приготовлений не является основанием для расчета упущенной выгоды исходя из размера возможной арендной платы.

По мнению заявительницы, оспариваемые нормы не соответствуют статьям 8 (часть 2), 19 (часть 1), 34 (часть 1), 35 (части 1 - 3) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют без выплаты предварительного и равноценного возмещения фактически ограничивать право собственности на земельный участок, подлежащий в будущем изъятию для государственных нужд; освобождают государственные органы от выплаты собственнику земельного участка неосновательного обогащения, возникшего вследствие фактического использования в публичных целях земельного участка еще до принудительного прекращения в судебном порядке права частной собственности на него.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 февраля 2019 года N 9-П указал, что в развитие предписаний Конституции Российской Федерации Гражданский кодекс Российской Федерации устанавливает, что за земельный участок, изымаемый для государственных или муниципальных нужд, его правообладателю предоставляется возмещение, которое должно быть предварительным и равноценным и в размер которого для собственника земельного участка включаются рыночная стоимость участка и убытки, причиненные его изъятием (пункты 1, 2 и 4 статьи 281); при этом сроки, размер возмещения и другие условия, на которых осуществляется изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд, в случае принудительного изъятия определяются судом (пункт 6 статьи 279).

Аналогичные положения о возмещении правообладателю стоимости изымаемого земельного участка и убытков, включая упущенную выгоду, содержатся и в Земельном кодексе Российской Федерации (пункт 2 статьи 56.8), который устанавливает, что переход права собственности на земельный участок согласно вступившему в законную силу решению суда о принудительном его изъятии наступает только после предоставления предусмотренного данным решением возмещения в денежной форме (пункт 2 статьи 56.11).

Таким образом, действующее правовое регулирование, включая оспариваемые заявительницей статьи 279 и 281 ГК Российской Федерации, а также статью 56.8 Земельного кодекса Российской Федерации, содержит необходимые гарантии получения собственниками предварительного и равноценного возмещения при изъятии у них в судебном порядке земельных участков для государственных или муниципальных нужд. Такие собственники не лишены возможности и в общем порядке защищать свои права на земельные участки от неправомерных посягательств, имевших место до принятия судебных решений о принудительном изъятии земельных участков, в том числе требовать в соответствии со статьей 12 ГК Российской Федерации восстановления положения, существовавшего до нарушения права, пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, возмещения убытков, причиненных фактическим занятием земельных участков.

Из этого исходит и Верховный Суд Российской Федерации, который в пункте 4 Обзора судебной практики по делам, связанным с изъятием для государственных или муниципальных нужд земельных участков в целях размещения объектов транспорта (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 10 декабря 2015 года), указал, что отсутствие решения об изъятии земельного участка (его части) или несоблюдение процедуры изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд само по себе не лишает правообладателя такого участка права на возмещение убытков, причиненных фактическим лишением имущества. В пункте 6 данного Обзора Верховный Суд Российской Федерации, отметив, что под убытками понимаются в том числе неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода), подчеркнул правильность позиции судов, принимавших во внимание при установлении размера упущенной выгоды тот доход, который с разумной степенью вероятности был бы получен правообладателем участка, если бы он продолжил его использование исходя из условий, имевших место до принятия административного решения об изъятии.

С учетом изложенного статьи 279 и 281 ГК Российской Федерации, а также статья 56.8 Земельного кодекса Российской Федерации не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявительницы в указанном ею аспекте.

Установление и исследование фактических обстоятельств, включая разрешение вопроса о наличии неосновательного обогащения на стороне конкретного лица, а также проверка законности и обоснованности судебных актов, в том числе судебного решения, вступившего в законную силу в 2012 году, которым заявительнице отказано в удовлетворении исковых требований о возмещении ущерба, причиненного использованием земельного участка для строительства автомобильной дороги, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, определенной в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относятся.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Сарккинен Галины Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы АО "Завод минеральных вод "Горячеключевской" к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. АО "Завод минеральных вод "Горячеключевской" оспаривает конституционность части 3 статьи 10 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 406-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об особо охраняемых природных территориях" и отдельные законодательные акты Российской Федерации", согласно которой особо охраняемые природные территории и их охранные зоны, созданные до дня вступления в силу данного Федерального закона, сохраняются в границах, определенных соответствующими органами государственной власти или органами местного самоуправления в порядке, установленном до дня вступления в силу данного Федерального закона (вступил в силу 30 декабря 2013 года).

Как следует из представленных материалов, решением арбитражного суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, было признано правомерным решение уполномоченного государственного органа об отказе заявителю - собственнику ряда объектов недвижимого имущества в предоставлении в собственность земельного участка, на котором эти объекты расположены. Как отметили суды, спорный земельный участок ограничен в обороте и не подлежит передаче в частную собственность, поскольку расположен в границах 2 зоны округа (зона ограничений) санитарной охраны курорта Горячий Ключ, установленной постановлением Совета Министров РСФСР от 13 сентября 1984 года N 403 "Об установлении границ и режима округа санитарной охраны курорта Горячий Ключ в Краснодарском крае".

По мнению заявителя, часть 3 статьи 10 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 406-ФЗ не соответствует статьям 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку она лишает собственников зданий, строений и сооружений, расположенных на земельных участках в границах особо охраняемых природных территорий и их охранных зон, созданных до вступления в силу данного Федерального закона, права на приобретение этих участков в частную собственность на основании норм Земельного кодекса Российской Федерации, влечет необоснованные различия в правовом положении лиц, относящихся к одной категории. Также заявитель полагает, что суды ошибочно толкуют оспариваемое законоположение - без учета его содержания и изменения законодательства в части исключения курортов из состава категорий особо охраняемых природных территорий.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Согласно Конституции Российской Федерации земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (статья 9, часть 1); условия и порядок пользования землей определяются на основе федерального закона (статья 36, часть 3).

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 27 сентября 2018 года N 2369-О, оспариваемая норма обеспечивает преемственность сложившихся отношений в сфере охраны окружающей среды посредством сохранения существующих особо охраняемых природных территорий. Такое правовое регулирование согласуется и с требованиями статей 41 (часть 1) и 42 Конституции Российской Федерации, гарантирующими право каждого на благоприятную окружающую среду, охрану здоровья и медицинскую помощь, что предполагает в том числе недопустимость произвольного и необоснованного отказа законодателя от существующих правовых гарантий и связанных с ними ограничительных мер в данной сфере общественных отношений, влекущего за собой существенное снижение уже достигнутого уровня охраны окружающей среды на конкретной территории, в частности на территории курортов, признанных ранее в установленном порядке особо охраняемыми природными территориями.

С учетом изложенного оспариваемое законоположение не может рассматриваться как нарушающее какие-либо конституционные права и свободы в аспекте, указанном заявителем.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы акционерного общества "Завод минеральных вод "Горячеключевской", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Конституционный суд: ИП на УСН могут учитывать расходы при расчете взносов «за себя»

При определении размера личных пенсионных взносов ИП, который применяет УСН «доходы минус расходы», может определять годовой доход как разницу между доходами и расходами. Такой вывод следует из определения Конституционного суда РФ от 30.01.20 № 10-О.

Позиция заявителя

Налогоплательщик оспорил конституционность статьи 346.15 НК РФ и подпункта 3 пункта 9 статьи 430 НК РФ. По мнению заявителя, указанные нормы противоречат Конституции РФ, поскольку не позволяют ИП на УСН (с объектом налогообложения «доходы минус расходы») для целей уплаты взносов учитывать расходы, связанные с извлечением дохода.

Решение суда

Конституционный суд отказался рассматривать данную жалобу, указав на следующее. Ранее в постановлении КС РФ от 30.11.16 № 27-П было указано: доход ИП, уплачивающего НДФЛ и не производящего выплат физлицам, подлежит уменьшению на сумму документально подтвержденных расходов. В связи с этим ИП на ОСНО при уплате страховых взносов «за себя» может уменьшать доходы на сумму расходов. А налогоплательщики, применяющие УСН с объектом налогообложения «доходы минус расходы», в целях определения налоговой базы учитывают доходы и расходы в порядке, аналогичном порядку, предусмотренному для ИП, уплачивающих НДФЛ.

Таким образом, действующее законодательное регулирование уплаты личных страховых взносов не содержит неопределенности. Сумма доходов для целей уплаты взносов рассчитывается в том же порядке, который применяется для определения налогооблагаемого дохода при соответствующей системе налогообложения. Данная позиция подтверждается сложившейся судебной практикой. Так, в пункте 27 Обзора судебной практики Верховного суда РФ № 3 (2017) разъяснено: для целей исчисления страховых взносов величину дохода ИП на УСН необходимо рассчитывать с учетом фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, связанных с извлечением дохода.

Несмотря на то, что КС РФ отказал принять жалобу к рассмотрению, он, по сути, признал, что при определении дохода, исходя из которого ИП-«упрощенщики» рассчитывают личные страховые взносы, можно учитывать расходы.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: