Образование это услуга или обязанность государства эссе

Обновлено: 16.04.2024

«Несмотря на то, что образование является услугой на законодательном уровне, предлагаю рассмотреть возможность ввести для образовательных организаций особый организационно-правовой статус, который должен исключить возможность сведения их деятельности к оказанию услуг физическим лицам», – заявила министр образования РФ Ольга Васильева во время выступления в Государственной Думе 27 сентября 2017 г.

Определение термина «образование» закреплено в подпункте 1 статьи 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» и включает в себя два смысловых элемента:

– образование как единый целенаправленный процесс воспитания и обучения, являющийся общественно значимым благом и осуществляемый в интересах человека, семьи, общества и государства;

– образование как совокупность приобретаемых знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта деятельности и компетенции определенных объема и сложности, в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов.

Как видим, образование – это, прежде всего, общественное благо, и процитированное определение нигде и никак не включает в себя термин «услуга». В то же время в иных разделах закона категория услуга употребляется как часть термина «платная образовательная услуга», что, по-видимому, и стало причиной возникновения негативной коннотации понятия «услуга», фактически низводящей образовательную сферу до уровня бытовой сферы услуг – парикмахерских, мастерских по ремонту обуви и т.д.

Тот факт, что образовательные организации предоставляют именно услуги, а не общественно значимое благо, вытекает из статьи 9.2 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях». Часть 1 этой статьи устанавливает, что бюджетным учреждением признается некоммерческая организация, созданная Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием для выполнения работ, оказания услуг в сферах науки, образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты, занятости населения, физической культуры и спорта, а также в иных сферах.

Аналогичные нормы содержатся и в Федеральном законе от 03.11.2006 N 174-ФЗ «Об автономных учреждениях».

Таким образом, использование термина «услуга» в применении к сфере образования предопределяется закрепленным законом статусом государственного или муниципального учреждения, причем, как мы видели, этот статус относится вообще ко всем государственным и муниципальным учреждениям вне зависимости от сферы деятельности.

Безусловно, термин «услуга» в самой малой степени подходит для сферы образования. Поэтому в принципе было бы логично выделить из общего ряда учреждений отдельно государственные и муниципальные образовательные учреждения и закрепить в законе, что они предоставляют не услуги, а общественное благо, и закрепить таким образом их фактический особый организационно-правовой статус. Но такой же вопрос неизбежно возникнет и в применении к учреждениям культуры, науки, здравоохранения и другим в силу общей некоммерческой природы их деятельности.

В связи с этим, возможно, не меняя указанного закона о некоммерческих организациях, в большей степени использовать для определения статуса государственных и муниципальных образовательных организаций уже имеющиеся специальные «образовательные» нормы, направленные на регулирование целей, задач, условий деятельности указанных образовательных организаций.

Родители и учителя продолжают спорить, чем сейчас является образование: услугой, оказываемой государством, или государственной обязанностью перед гражданами. Наш блогер Николай Архаров категорически против идеи, представляющей образование услугой, и объясняет почему.

Оригинальный текст читайте на сайте mel.fm

Сторонников и противников тезиса "образование – это услуга" ничто не сможет примирить - или так кажется. Вероятно, причиной этого является недостаточная аргументация. Постараемся углубиться в этот вопрос с точки зрения противника утверждения «образование – это услуга», коим я и являюсь. И пусть юристы меня поправят.

Наиболее распространенный аргумент сторонников утверждения «образование – это услуга» выглядит примерно так:

«Формально-юридически воспитательно-образовательный процесс является услугой, с этим бесполезно "бороться"».

Часто возникает непонимание разницы между услугой, которую "оказывают" друзья и прислужники, и услугой — формой экономического взаимодействия. Услуга отличается от работы отсутствием продукта и выполняется в момент совершения. Труд программиста и парикмахера — это работа. Труд учителя и таксиста — это услуга.

Третий вид деятельности — государственная служба

В приведенном утверждении не учитывается тот факт, что есть и ещё один вид труда – это деятельность, обеспечивающая выполнение государством своих обязательств перед обществом. То есть труд государственных служащих. Судья, оглашающий приговор, никакой услуги подсудимому не оказывает.

Для возникновения таких отношений требуется два условия:

1. Наличие социального заказа на определенный вид деятельности , например, охрана правопорядка, правоприменительная деятельность, обеспечение безопасности, управление финансами страны и так далее, с созданием соответствующей государственной структуры на реализацию этого социального заказа.

2. Наличие неких обязанностей у всего населения или его групп. Например, выполнять правила финансовой деятельности, выполнять экологические требования. Даже в чрезвычайных ситуациях граждане обязаны подчиняться требованиям сотрудников МЧС в вопросах, касающихся служебной деятельности по ликвидации последствий стихийных действий и спасению людей, оказывать сотрудникам МЧС в этой деятельности всемерное содействие.

Наравне с обязанностями граждане имеют соответствующие права, например, на оказание помощи в чрезвычайных ситуациях, но наличие этих параллельных прав не порождает такой вид деятельности, как услуга, и отношений клиент – исполнитель.

Услуга полностью исключает обязанность. Пассажир не обязан ехать в такси, клиент не обязан стричься, гражданин не обязан брать кредит и так далее.

Социальный заказ

Социальный заказ на образование существует. Бизнесу требуются сотрудники, обладающие определенным набором знаний. Армия, МВД, другие государственные структуры тоже не смогут функционировать без образованных сотрудников. Определён минимальный уровень знаний подрастающего поколения, соответствующий общему образованию.

Мало того, каждый гражданин заинтересован в высоком уровне образования в стране. Это видно на примере последствий проблем, возникших в образовании. Сейчас идти к врачу можно только по рекомендации лечившихся у него родственников и знакомых. К сожалению, даже у одного меня есть много примеров, когда родственники или знакомые теряли здоровье или даже жизнь «из-за диагноза "врачебная ошибка"».

С трудом удаётся найти электрика, который понимает, почему на нулевой провод нельзя ставить выключатель. Примеров можно привести тысячи. Все они подтверждают запрос общества к государству на обеспечение минимального образовательного уровня молодежи.

Права и обязанности

Обязанности родителей по обучению и воспитанию детей закреплены в пункте 4 статьи 43 Конституции РФ «Основное общее образование обязательно. Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования» и в пункте 2 статьи 63 Семейного кодекса РФ «Родители обязаны обеспечить получение детьми общего образования».

Параллельно с обязанностями родители и дети имеют права в области образования, в том числе в той же статье конституции в пункте 1 «Каждый имеет право на образование» и пункт 2 «Гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях» и в том же пункте Семейного кодекса «Родители имеют право выбора образовательной организации, формы получения детьми образования и формы их обучения с учётом мнения детей до получения ими основного общего образования». Развитие и уточнение этих положений даётся в законе «Об образовании». В нём же, в пункте 1 статьи определены обязанности учащихся.

Наличие социального заказа на образование, наличие специально созданной государственной структуры для выполнения этого социального заказа и обременение родителей обязанностью обеспечения образования детей, а детей обязанностью учиться, исключают понятие услуги в отношении образования.

Вся ответственность за образование детей лежит на Министерстве просвещения. Родители обязаны оказывать содействие в обучении. Дети обязаны учиться.

Каковы причины выделения образования в государственную услугу

Введение понятия образовательной услуги упрощает осуществление платных услуг. Без этого понятия в образовании была бы такая же бредовая ситуация как, если бы МЧС установило, что тушение пожара водой бесплатно, а пенное пожаротушение – за отдельную плату.

Министерство просвещения выделило в своей структуре исполнителей государственной услуги – школы. Им делегирована полная ответственность за выполнение образовательной услуги. Создана видимость полной самостоятельности школ: сами создают программу обучения (везде они практически одинаковые, так как создаются по жёстким требованиям министерства), заключают договора на оказание образовательных услуг.

Школы выполняют услуги именно в формате исполнитель-клиент, где родители и дети фактически не обременены обязанностями

Управление министерства просвещения оставило себе только функции стандартизации и контроля. Получается, руки сами по себе, с полной ответственностью за выполняемую работу, голова сама по себе, без какой-либо ответственности.

Снятие с себя функций управления образовательной деятельностью привело к деградации кадров министерства. Непонимание процесса обучения сотрудниками министерства привело к допущению грубейших, с точки зрения научной педагогики, ошибок в руководящих документах.

Не выполняя функций управления образовательной деятельностью, министерство, естественно, не проводит никаких работ по развитию систем (технологий) обучения. Развитие систем обучения заменено коммерческой деятельностью создателей УМК. Ведомство ограничилось видимостью контроля, который заключается в периодическом издании разрешительно-запретительных приказов. Отсутствие квалифицированных сотрудников привело к деградации педагогической научной деятельности и, как следствие, к деградации методик обучения.

Сторонников того, что образование – это услуга и противников этого утверждения кажется, ничто не сможет примирить. Вероятно, причиной этого является недостаточная аргументация.

Постараемся углубиться в этот вопрос с точки зрения противника утверждения «образование – это услуга», коим я и являюсь. И пусть юристы меня поправят.

Наиболее распространенный аргумент сторонников утверждения «образование – это услуга» выглядит примерно так; « Формально-юридически воспитательно-образовательный процесс является услугой, с этим бесполезно "бороться". Часто возникает непонимание разницы между услугой, которую "оказывают" друзья и прислужники, и услугой — формой экономического взаимодействия. Услуга отличается от работы отсутствием продукта и выполняется в момент совершения. Труд программиста и парикмахера это работа. Труд учителя и таксиста это услуга. » ( источник ).

Третий вид деятельности. Государственная служба.

В приведенном утверждении не учитывается тот факт, что есть и еще один вид труда. Это деятельность, обеспечивающая выполнение государством своих обязательств перед обществом. То есть труд государственных служащих. Судья, оглашающий приговор никакой услуги подсудимому не оказывает. Для возникновения таких отношений требуется два условия.

Первое. Наличие социального заказа на определенный вид деятельности , например, охрана правопорядка, правоприменительная деятельность, обеспечение безопасности, управление финансами страны и т.д. с созданием соответствующей государственной структуры на реализацию этого социального заказа.

Вторым отличительным признаком государственной службы является наличие неких обязанностей у всего населения или его групп . Например, выполнять правила финансовой деятельности, выполнять экологические требования. Даже в чрезвычайных ситуациях граждане обязаны подчиняться требованиям сотрудников МЧС в вопросах, касающихся служебной деятельности по ликвидации последствий стихийных действий и спасению людей, оказывать сотрудникам МЧС в этой деятельности всемерное содействие. Наравне с обязанностями граждане имеют соответствующие права, например, на оказание помощи в чрезвычайных ситуациях, но наличие этих параллельных прав не порождает вид деятельности услуга и отношений клиент – исполнитель.

Услуга полностью исключает обязанность. Пассажир не обязан ехать в такси, клиент не обязан стричься, гражданин не обязан брать кредит и т. д.

Образование. Социальный заказ

Социальный заказ на образование существует. Бизнесу требуются сотрудники, обладающие определенным набором знаний. Армия, МВД, другие государственные структуры тоже не смогут функционировать без образованных сотрудников. Определен минимальный уровень знаний подрастающего поколения, соответствующий общему образованию.

Мало того, каждый гражданин заинтересован в высоком уровне образования в стране. Это видно на примере последствий проблем, возникших в образовании. Сейчас идти к врачу можно только по рекомендации лечившихся у него родственников и знакомых. К сожалению, даже у одного меня есть много примеров, когда родственники или знакомые теряли здоровье или даже жизнь с диагнозом «Врачебная ошибка». С трудом удается найти электрика, который понимает, почему на нулевой провод нельзя ставить выключатель. Примеров можно привести тысячи. Все они подтверждают запрос общества к государству на обеспечение минимального образовательного уровня молодежи.

Образование. Права и обязанности.

Обязанности родителей по обучению и воспитанию детей закреплены в конституции РФ статья 43. п. 4. «Основное общее образование обязательно. Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования»

в семейном кодексе статья 63 п. 2. «Родители обязаны обеспечить получение детьми общего образования.»

Параллельно с обязанностями родители и дети имеют права в области образования, в том числе в той же статье конституции п. 1. «Каждый имеет право на образование» и п. 2. Гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях.» и в том же пункте семейного кодекса: «Родители имеют право выбора образовательной организации, формы получения детьми образования и формы их обучения с учетом мнения детей до получения ими основного общего образования.»

Развитие и уточнение этих положений дается в законе об образовании. В нем же, в статье 43, п. 1 определены обязанности учащихся.

Наличие социального заказа на образование, наличие специально созданной государственной структуры для выполнения этого социального заказа и обременение родителей обязанностью обеспечения образования детей, а детей обязанностью учиться, исключают понятие услуги в отношении образования.

Вся ответственность за образование детей лежит на Министерстве просвещения. Родители обязаны оказывать содействие в обучении. Дети обязаны учиться.

Каковы причины выделения образования в государственную услугу

Введение понятия образовательной услуги упрощает осуществление платных услуг. Без этого понятия в образовании была бы такая же бредовая ситуация как, если бы МЧС установило, что тушение пожара водой бесплатно, а пенное пожаротушение – за отдельную плату.

Министерство просвещения выделило в своей структуре исполнителей государственной услуги – школы. Школам делегирована полная ответственность за выполнение образовательной услуги. Создана видимость полной самостоятельности школ. Школы сами создают программу обучения. (Во всех школах они практически одинаковые, так как создаются по жестким требованиям Министерства просвещения). Школы заключают договора на оказание образовательных услуг. Школы выполняют эти услуги, причем именно в формате исполнитель – клиент. В этом формате родители и дети фактически не обременены никакими обязанностями.

Управление министерства просвещения оставило себе только функции стандартизации и контроля. Получается руки сами по себе с полной ответственностью за выполняемую работу, голова сама по себе, без какой-либо ответственности.

Снятие с себя функций управления образовательной деятельностью привело к деградации кадров министерства просвещения. Непонимание процесса обучения сотрудниками министерства привело к допущению грубейших, с точки зрения научной педагогики, ошибок в руководящих документах Министерства просвещения.

Не выполняя функций управления образовательной деятельностью, министерство, естественно, не проводит никаких работ по развитию систем (технологий) обучения. Развитие систем обучения заменено коммерческой деятельностью создателей УМК. Министерство просвещения ограничилось видимостью контроля этой деятельностью, которая заключается в периодическом издании разрешительно-запретительных приказов. Отсутствие квалифицированных сотрудников в Министерстве просвещения привело к деградации педагогической научной деятельности, и как следствие, к деградации методик обучения.

Последствия перевода образования в статус услуги.

· Снятие Министерством просвещения ответственности за результаты общего образования с себя и перекладывание этой ответственности исключительно на школы.

· Деградация педагогической науки и систем обучения.

· Фактическое снятие ответственности за обучение с родителей и учеников.

· Неоправданное повышение значения функций контроля в образовании. Без реального развития технологий обучения и без устранения ошибок, допущенных Министерством просвещения в организации учебной деятельности, эти функции являются бесцельным расходованием средств.

· Повышение социального недовольства населения отсутствием качественного обучения.

· Формирование социальных конфликтов между исполнителями образовательных услуг и их получателями (учителями, родителями, детьми), между учителями и вышестоящими структурами министерства просвещения.

С тех пор, как в официальных документах образование назвали «услугой», не умолкают споры на эту тему.

С точки зрения рыночной экономики, это, может быть, объяснимо. А у нас, как известно, очень многое сейчас измеряется и определяется чисто экономическими показателями и терминами.

Но почему-то общество не устраивает такая формулировка. И, заметьте, не только учителей. Нам, учителям, конечно, обидно, что приравняли к сфере услуг. Мы-то думали про «разумное, вечное, доброе»… Но разговор сейчас не о нас, а об образовании в целом.

Мы все слишком большие задачи возлагаем на образование, чтобы ограничиться «оказанием услуг». В школах дети получают не только конкретные знания по конкретным предметам. Там они получают социальный опыт, многие жизненные навыки, практику общения (очень многопрофильную), в школе закладываются многие культурные, нравственные, этические ценности (и не говорите, что этого нет) и т.д. Можно говорить, что в школе во многом формируется личность человека. Я не представляю, как оказать услугу по формированию личности или по воспитанию порядочного человека.

Но если это не услуга, то что? Как определить место образования в современном устройстве России?

Проходила у нас в областном центре встреча с одним уважаемым столичным педагогом и учёным. Он тоже поднял этот вопрос. И предложил считать образование общественным благом . Нам всем эта формулировка понравилась.

Но давайте посмотрим, а что же называют общественным благом .

Общественное благо — благо, которое потребляется коллективно всеми гражданами независимо от того, платят они за него или нет. (Википедия)

ОБЩЕСТВЕННОЕ БЛАГО — любое благо, которое, будучи предоставленным кому-то одному, обязательно предоставляется и всем остальным и не допускать кого-нибудь к пользованию которым либо невозможно, либо практически нецелесообразно. (Политология. Словарь).

Можно посмотреть и другие формулировки, но общее заключается в следующем: общественные блага являются общедоступными и нерыночными. В идеале – бесплатными.

Недавно министр Просвещения заявила, что она тоже не считает образование услугой, и даже пообещала изменить формулировки в законах.

Но дело-то оказывается не в формулировках, а в сути происходящих явлений в образовании. Если мы официально назовём образование общественным благом, то и всю его структуру и устройство придётся переделывать под соответствие этому определению. И к учителям придётся по-другому относиться. Окажется, что не чиновники всех уровней создают благо для народа, а учителя (врачи, библиотекари, музейщики, военные. ).

Об этом заявил министр образования Дмитрий Ливанов в интервью телеканалу НТВ, цитирую:

О распространенном мнении, что образование — это сфера услуг

У нас образование — это общественное благо, это право каждого человека, каждого гражданина Российской Федерации. И задача государства — обеспечить это право в полном объеме и на высоком уровне. Поэтому образование — это уже давно не сфера услуг в утилитарном понимании — ни с правовой точки зрения, ни с практической точки зрения.

Некоторые люди, к сожалению, имеют определенное мнение, которое вызывает уважение, но при этом не читают ни документы, ни законы, не способны к конструктивному участию в обсуждениях. Поэтому здесь единственная возможность — объяснять, разъяснять, что, собственно, мы и делаем.

Новость прекрасная. Искренне радуюсь за наше образование, которое «давно не сфера услуг». Но только позвольте поинтересоваться, давно ли длится это самое «давно»?

Нет, в общем-то сказано правильно, что образование граждан – это не услуга, а общественное благо. Но только по факту высказывания министра можно сделать вывод: если образование у нас давно не сфера услуг, значит оно когда-то было превращено в эту самую сферу. Возникает резонный вопрос: когда и кем это было сделано?

В СССР образование никогда не было сферой услуг. Попробовали бы вы сказать учителю тридцать лет назад, что он оказывает образовательные услуги – на вас поглядели бы как на идиота. Учитель – это призвание. Безусловно были и плохие и хорошие учителя, но в общем и целом к учителю относились с большим уважением. И учитель понимал, какая большая ответственность на нем лежит – не только учить, но и воспитывать ребенка, делать из него достойного человека.

При Ельцине из школы убрали воспитательную функцию, ликвидировали пионерию и комсомол. Тем не менее обучение строилось в основном на методиках и учебных программах, разработанных в советское время. Ломать образование через колено, навязывая педагогам понимание образования как услуги, начали активно уже после Ельцина. Особенно рьяно занимался этим Андрей Фурсенко. Достаточно вспомнить некоторые из его высказываний вроде этого: «необходимо прийти к тому, чтобы система образования была в первую очередь сориентирована на потребителей образовательных услуг» (2008 год). В 2009 году этот же министр поручал разработать стратегию развития экспорта образовательных услуг России. Нет сомнений в том, что понимание образования как «образовательных услуг» сформировалась в российском обществе во многом благодаря Фурсенко.

Андрей Фурсенко был министром образования до 2012 года. Так давно ли это было? Я рад, что господин Ливанов не считает образование услугой. Но если понимание образования как услуги возникло в результате слов и действий его предшественника, то можно ли сказать так, что Ливанов убрал из образования все то, что было сделано министром Фурсенко? Может я слепой, может чего-то не понимаю, но я никаких принципиальных перемен к лучшему не замечаю. Пожалуй лишь в том смысле, что мало кто может быть хуже Фурсенко.

Мне горестно видеть, во что реформаторы превратили образование в моей стране. И стыдно от того, что еще двадцать с лишним лет назад наша страна была одним из мировых лидеров в этой области. Когда господин Ливанов или тот, кто будет министром после него, искоренит из отечественного образования «фурсенковщину», вернет стране качественные образовательные стандарты, покажет всему миру, что может собственных платонов и быстрых разумом невтонов российская земля рождать – тогда и поговорим о том, что Фурсенко – это «давно». Займется этим Дмитрий Ливанов – замечательно, я искренне пожелаю ему успехов. Но, знаете, что-то подсказывает мне, что не указами сверху, а только лишь давлением снизу – со стороны учителей и родителей – можно изменить ситуацию с образованием в стране к лучшему.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: