Намеренное ухудшение жилищных условий судебная практика

Обновлено: 24.02.2024

Граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

Комментарий к ст. 53 ЖК РФ

Согласно положениям комментируемой статьи граждане, которые добровольно ухудшили свои жилищные условия, могут быть приняты на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях только по истечении пяти лет с момента совершения действий, в результате которых они стали претендовать на улучшение жилищных условий.

вселение в жилое помещение других граждан в качестве членов своей семьи;

переселение в специализированное жилое помещение либо на жилую площадь на условиях поднайма или в качестве члена семьи собственника;

отчуждение пригодного для проживания жилого помещения, принадлежавшего гражданину на праве собственности;

неравноценный обмен жилого помещения, принадлежащего гражданину на праве собственности.

Судебная практика по статье 53 ЖК РФ:

Решением начальника Управления ФГКУ «Западрегионжилье» от 31 декабря 2015 г. Ткачев А.В. снят с жилищного учета ввиду отсутствия оснований для постановки на жилищный учет и неистечения на дату увольнения с военной службы предусмотренного ст. 53 ЖК РФ пятилетнего срока с мо мента умышленного ухудшения жилищных условий.

Таким образом, вывод суда о незаконности решения комиссии от 27 сентября 2012 г. и необходимости расчета единовременной социальной выплаты по норме предоставления сделан без учета подлежащих применению к спорным правоотношениям статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, части 7 статьи 4 Федерального закона от 19 июля 2011 г. № 247-ФЗ, подпункта «д» пункта 9 Правил и установленных по делу обстоятельств, свидетельствующих о намеренном ухудшении Петрушовым В.В. и членами его семьи жилищных условий.

При рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций допущены такого характера существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем. Разрешая заявление Филипповой А.Ф., суд первой инстанции сославшись на положения статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, признал оспариваемое решение органа местного самоуправления законным, посчитав, что нуждаемость в жилом помещении у Филипповой А.Ф. возникла именно в связи с возмездным распоряжением принадлежащим ей жилым помещением.

Граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

Судебная практика и законодательство — Жилищный кодекс РФ. Статья 53. Последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий

В обоснование жалобы она указывает на оставление судами без внимания установленных в судебном заседании данных об отсутствии факта совместного проживания и ведения совместного хозяйства истца и его супруги с их сыном, супругой сына и двумя внуками в квартире, принадлежавшей до июля 2010 года на праве собственности супруге Ткачева А.В., тогда как это обстоятельство в соответствии с действующим законодательством является существенным для отнесения данных лиц к членам семьи собственника жилого помещения. Поскольку супруга истца распорядилась принадлежащим ей на праве собственности жилым помещением, то в силу ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее - ЖК РФ) Ткачев А.В. не мог быть признан нуждающимся в жилом помещении в течение пяти лет, до истечения которых он был уволен с военной службы.

части 5 статьи 50, пункта 2 части 1 статьи 51 и статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, предусматривающих круг лиц, которые признаются нуждающимися в жилых помещениях, включая собственников жилых помещений, обеспеченных общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы площади жилого помещения, которая устанавливается органом местного самоуправления, а также определяющих правовые последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий.

По мнению заявителя, оспариваемая норма не соответствует статьям 19 (части 1 и 2), 40 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку лишает права на жилищные гарантии, предоставляемые в рамках Федерального закона "О статусе военнослужащих", граждан, которые распорядились жилым помещением, предоставленным муниципальным органом, а также препятствует получению ими этих гарантий после истечения пятилетнего срока с момента намеренного ухудшения жилищных условий (статья 53 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Также суд первой инстанции указал на то, что возникшие после принятия решения о снятии с жилищного учета обстоятельства не имеют правового значения для решения вопроса о восстановлении истца и членов его семьи на жилищном учете, районной администрацией факт отчуждения Казанкиной Н.С. принадлежащих ей жилых помещений правомерно квалифицирован как ухудшение жилищных условий, последствия которого предусмотрены статьей 53 Жилищного кодекса Российской Федерации.

В соответствии со ст. 52 ЖК РФ принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях осуществляется на основании их заявлений, по итогам рассмотрения которых уполномоченный орган принимает решение о постановке на учет, в связи с чем гражданин приобретает право состоять на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении (ст. ст. 53 и 55 ЖК РФ).

В соответствии со статьей 52 Кодекса принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях осуществляется на основании их заявлений, по итогам рассмотрения которых уполномоченный орган принимает решение о постановке на учет, в связи с чем гражданин приобретает право состоять на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении (статьи 53 и 55 Жилищного кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 52 Жилищного кодекса Российской Федерации принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях осуществляется на основании их заявлений, по итогам рассмотрения которых уполномоченный орган принимает решение о постановке на учет, в связи с чем гражданин приобретает право состоять на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении (статьи 53 и 55 Жилищного кодекса Российской Федерации).

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Е.А. Деревцова оспаривает конституционность статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, предусматривающей, что граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

Аналогичные положения содержатся в статье 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, из которых следует, что действиями по ухудшению жилищных условий, препятствующими принятию граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях в течение пяти лет с момента их совершения, являются намеренные действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях.

По мнению заявительницы, оспариваемая норма не соответствует статьям 2, 18, 19 (часть 1), 27 (часть 1), 35 (часть 2), 40 и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации, поскольку отменяет правовые и социальные гарантии, предоставляемые военнослужащим и связанные с признанием их нуждающимися в жилье после истечения пятилетнего срока с момента намеренного ухудшения жилищных условий (статья 53 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Для возникновения жилищного правоотношения социального найма жилого помещения, в частности, муниципального жилищного фонда, по смыслу части 1 статьи 49 Жилищного кодекса Российской Федерации, необходимо наличие таких юридических фактов, как малоимущность и нуждаемость в жилом помещении. В соответствии со статьей 52 данного Кодекса принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях осуществляется на основании их заявлений, по итогам рассмотрения которых уполномоченный орган принимает решение о постановке на учет, в связи с чем гражданин приобретает право состоять на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении (статьи 53 и 55 Жилищного кодекса Российской Федерации). Принятие граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях является обязательным условием для предоставления жилого помещения по договору социального найма с учетом установленной органом местного самоуправления нормы предоставления (часть 5 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации).

6. Исходя из положений Жилищного кодекса Российской Федерации, в порядке целесообразно отразить, что граждане, которые произвели действия, приведшие к ухудшению жилищных условий, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных действий, приведших к ухудшению жилищных условий.

15.3. В соответствии со статьей 53 Жилищного кодекса граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, то есть добровольно ухудшили свои жилищные условия, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях муниципального жилищного фонда, предоставляемым по договорам социального найма, не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.В. Кузнецов просит признать противоречащей статьям 7 (часть 1), 15 (часть 3), 17 (часть 3), 19, 41 и 55 Конституции Российской Федерации статью 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которой граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через 5 лет со дня совершения указанных намеренных действий.

5. В соответствии со статьей 53 Жилищного кодекса Российской Федерации военнослужащие и члены их семей не могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях ранее истечения пяти лет после совершения ими действий по намеренному ухудшению жилищных условий, в результате которых на военнослужащих и членов их семей стало приходиться менее установленной учетной нормы площади жилого помещения, в том числе связанных с изменением права пользования жилым помещением, обменом жилого помещения, невыполнением условий договора социального найма жилого помещения, расторжением брака (за исключением случая, предусмотренного подпунктом "и" настоящего пункта), выделением доли жилого помещения собственниками, отчуждением жилого помещения или его части.

Статьей 53 Жилищного кодекса Российской Федерации установлено, что граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Е.А. Деревцовой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

1. Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, было отказано в удовлетворении заявления гражданки Е.А. Деревцовой об оспаривании решения заместителя начальника федерального государственного казенного учреждения Министерства обороны Российской Федерации об отказе в принятии ее на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении в составе семьи своего отца, проходящего военную службу по контракту. При этом суды указали, что она подарила принадлежавшую ей на праве собственности однокомнатную квартиру своей матери.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Е.А. Деревцова оспаривает конституционность статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, предусматривающей, что граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

По мнению заявительницы, оспариваемая норма не соответствует статьям 27 и 40 Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет квалифицировать в качестве намеренного ухудшения жилищных условий отчуждение жилого помещения при перемене постоянного места жительства.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, по смыслу статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, ограничения в постановке граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущего привести к состоянию, требующему участия органов государственной власти и органов местного самоуправления в обеспечении их другим жильем. При этом применение статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации должно осуществляться в системе действующего правового регулирования, в частности во взаимосвязи с пунктом 5 статьи 10 ГК Российской Федерации, согласно которому добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Таким образом, оспариваемая норма, направленная на недопустимость намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий с целью приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, сама по себе не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявительницы.

Разрешение же вопроса о намеренности совершения действий по ухудшению жилищных условий, учитываемых при признании граждан нуждающимися в жилье, не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, установленные в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Деревцовой Елены Анатольевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.



ВВЕДЕНИЕ
Вы — намеренно ухудшили свои жилищные условия.
Это — любимая фраза чиновника, распределяющего социальное жильё. Эти слова греют его душу, ласкают его слух, мажут мёдом его уста. Это — как глоток выдохшегося шампанского 1 января, как запах травы после противогаза… И огромное поле для коррупции.

Поучаствовал в приватизации? — Ухудшил! Намеренно!!
Продал — подарил? — Еще худшее, ещё намереннее.
Выкидываем из очереди! Через пять лет — поставим снова, но в самый конец!
Что делать? Нести пухлый конверт … или всё-таки заглянуть в Жилищный кодекс?

Статья 53. Последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий

«Граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий».


КОММЕНТАРИИ
Если вы попытаетесь расширить свои знания в области намеренного ухудшения жилищных условий, используя опубликованные комментарии к жилищному законодательству, то будете неприятно удивлены. В худшем случае это будет «пересказ своими словами» (лохотронистый, но, видимо, коммерчески очень успешный вид издания дорогостоящих комментариев), а в лучшем случае – кочуемая из комментария к комментарию цитата (как правило, без ссылок) из Грудцыной Л.Ю.[1]



1) они (намеренные ухудшения) совершаются гражданином, который имеет цель приобрести право состоять на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении;


2) данный гражданин не состоит на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении;


3) эти действия совершаются преднамеренно (с умыслом получить право быть признанным нуждающимся в жилом помещении);


4) в результате таких действий гражданин может быть признан нуждающимся в жилом помещении.


Особое внимание обратим на тезис № 2: какие-либо действия можно признать намеренным ухудшением только тогда, когда гражданин не состоит на учёте. Это совершенно справедливо, так как если гражданин уже состоит на учёте нуждающихся, то любые его действия необходимо оценивать не по ст. 53, а уже по части 8 ст. 57 ЖК РФ (подробнее об этом – чуть ниже).

И, наконец, наиболее «продвинутые» комментарии всё-таки дают ссылку на правовую позицию, изложенную в Постановление Конституционного суда РФ[2]:

По смыслу статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, которая сама по себе не может рассматриваться как нарушающая какие-либо права и свободы заявителя, и по смыслу соответствующих норм законодательства субъекта Российской Федерации, ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем.
При этом применение статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации и развивающих ее подзаконных нормативных актов должно осуществляться в системе действующего правового регулирования во взаимосвязи с пунктом 3 статьи 10 ГК Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.
В этой ситуации решение вопроса о том, можно ли рассматривать…иные действия, совершенные самим заявителем, умышленными и недобросовестными и является ли это препятствием для его признания нуждающимся в жилом помещении, как проживающего в условиях, не пригодных, по его мнению, для проживания, требует оценки фактических обстоятельств конкретного дела судом общей юрисдикции.
Надо сказать, что данная правовая позиция имеет необыкновенно важное значение. Дело в том, субъекты РФ, а также министерства, вправе принимать нормативные правовые акты, в которых устанавливаются условия, признаваемые (или не признаваемые) намеренным ухудшением жилищных условий. И хотя, в целом, они во многом похожи, всё-таки тенденция «кто в лес, кто – по дрова» — явно прослеживается. Но главное заключается в том, что в большинстве случаев эти самые условия никак не соответствуют правовой позиции, изложенной КС РФ, а значит, для нас, для адвокатов,есть непаханое поле для работы.

Для примера возьмём закон г. Москвы от 14.06.2006 N 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения», где в статье 10 установлено, в частности, что:
«Действиями, повлекшими ухудшение жилищных условий, не являются:
… — вселение супруга (супруги), нетрудоспособных родителей, иных граждан в установленном порядке в жилые помещения в качестве членов семьи, если до вселения указанные лица были приняты на жилищный учет в городе Москве»
Давайте построим эту тяжёлую для восприятия фразу попроще:
Если супруг(а) ранее не была принята на жилищный учёт, то его/её вселение является намеренным ухудшением жилищных условий.

Абсурдность этого правила очевидна. Возьмём весьма распространённую ситуацию: гражданин проживает в квартире своих родителей, собственности не имеет, но является членом семьи собственника, на каждого приходится более учётной нормы – он не может быть признанным нуждающимся в получении жилого помещения и принят на учёт. Далее вступление в брак, где супруг имеет в собственности жильё, также не имеет права быть принятым на учёт, но после вселения супруга приходящаяся на каждого площадь становится меньше учётной. Можно ли вселение одного супруга к другому считать «умышленными действиями с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий»?

Но выход есть. Ниже приводится интересная позиция Верховного Суда РФ[3]:

«Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации также учитывает следующее.
Согласно части 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства.

Под семьей понимаются лица, связанные родством и (или) свойством, совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство (статья 1 Федерального закона от 24 октября 1997 г. N 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации»).

В соответствии со статьей 6 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» гражданин Российской Федерации, изменивший место жительства, обязан не позднее семи дней со дня прибытия на новое место жительства обратиться к должностному лицу, ответственному за регистрацию, с заявлением по установленной форме. При этом орган регистрационного учета обязан зарегистрировать гражданина по месту жительства не позднее трех дней со дня предъявления им документов (подачи им заявления и документов в форме электронных документов) на регистрацию.

Из содержания искового заявления следует, что после заключения брака Рыбкина В.П. и Рыбкин В.И. пришли к выводу о том, что проживание и ведение совместного хозяйства целесообразно в квартире, в которой проживает Рыбкина В.П., площадью 56.1 кв. метров). При этом они исходили из того, что данная квартира является трехкомнатной, то есть позволяет семье Рыбкиных, семье Хорошавиных, а также совершеннолетней Хорошавиной Е.П. проживать в изолированных жилых помещениях, в то время как квартира, в которой проживал Рыбкин В.И. ( площадью 51,6 кв. метров), является двухкомнатной, что исключает возможность истцам, Рыбкину И.Я. и Рыбкину М.И. проживать в изолированных жилых помещениях.

Таким образом, следует признать разумными, добросовестными, совершенными в рамках и во исполнение действующего законодательства действия Рыбкина В.И. по вселению в квартиру N и регистрации в ней.

Продолжение следует.



АНОНС!Во второй части статьи (публикация – 23 января) будут рассмотрены вопросы:
1. Почему при определении намеренного ухудшения жилищных условий не обойтись без математики.
2. Методика определения намеренного ухудшения жилищных условий.
3. Разграничение правовых последствий статьи 53 и части 8 статьи 57 ЖК РФ — наглядная таблица.


МАТЕМАТИКА.

Почти ежедневно на различных сайтах юрконсультаций люди задают вопрос, по сути своей заключающийся в том, было ли намеренное ухудшение жилищных условий? Очень часто люди в своём вопросе не дают никакой информации – о метраже, об учётной норме, количестве членов семьи и т.д. И в этой ситуации удивляют многочисленные ответы – иногда юристы всерьёз дают ответы и советы (как правило, противоположные), не утруждая себя выяснением цифр и производством расчетов. Так, рассуждения ни о чём.

Между тем, методика первоначального (формального) определения намеренности ухудшения должна быть следующей.



1. Открываем законодательство муниципалитетов и субъектов федерации и выясняем учётную норму.
При этом необходимо иметь в виду, что если гражданин, условно, проживает в д. Большие Гвозди Семитабуретинского района Ивановской области, то сначала открываем законодательство деревни Большие Гвозди, потом, если в деревне учётная норма не установлена, по возрастающей – законодательство Семитабуретинского района, и только после отсутствия её там – законодательство субъекта Российской Федерации.



2. Для совсем уж начинающих: не путаем учетную норму с нормой предоставления.



3. Помним, что с 1 марта 2005 года учётная норма определяется в метрах общей площади.



4. Но и не забываем, что если правоотношения начались до 1 марта 2005 года, то открываем «архивное» законодательство, смотрим там учётную норму, обращаем внимание, что, как правило, ранее учётная норма определялась в метрах жилой площади а не общей, и это может быть суперважно!



5. Делим общую площадь жилого помещения на количество членов семьи – получаем количество метров, приходящегося на каждого. Если оно менее учётной нормы, то любые действия, связанные с отчуждениям или, наоборот со вселением, не являются намеренным ухудшением жилищных условий.

Пример: Учётная норма – 10 кв. метров, семья из 4 человек, общая площадь жилого помещения – 39,9 кв. метров. Граждане вправе состоять на учёте нуждающихся в получении жилого помещения. Всление/отчуждение ситуацию не меняет.
Вот так и считаем: кто в уме, кто в столбик. А как вы хотели?



6. Наиболее распространенные спорные ситуация связаны с тем, что члены одной семьи (например, супруги) могут иметь права пользования (как собственники или наниматели, и как члены семей собственника/нанимателя) разных жилых помещений (то есть их более одного). В этой ситуации необходимо учитывать площадь всех помещений.



7. При возникновении спорных ситуации, когда непонятно, кто чей член семьи, вспоминаем, что в отличие от семейного законодательства, (где сын или дочь всегда остаются членами семьи своих родителей), в жилищном законодательстве, для признания членом семьи собственника/нанимателя, обязательным условием является совместное проживание.


И самое главное:


8. Даже обнаружив (формально!) намеренное ухудшение, сопоставляем его с правовыми позициями КС РФ, другим законодательством (указанным выше), а самое главное – со здравым смыслом, и если видим свою правоту – вперёд, к судебным победам!



РАЗГРАНИЧЕНИЕ ПРАВОВЫХ ПОСЛЕДСТВИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ ст. 53 и п. 8 ст. 57 ЖК РФ.

  • утратить основания, дающие право на получение жилого помещения по договору социального найма (ст. 56 ЖК РФ). Как правило, речь идёт о приобретении (получении) жилых помещений, что уже не ухудшение, а улучшение :) жилищных условий.
  • совершить действия и гражданско-правовые сделки с жилыми помещениями, которые привели к уменьшению размера занимаемых жилых помещений или к их отчуждению (часть 8 ст. 57 ЖК РФ)

Другими словами: если гражданин состоит на учёте нуждающихся в получении жилого помещения, и производит какие-либо сделки, которые привели к уменьшению\отчуждению, его не вправе исключить из учёта (снять с очереди).


Для понимания различий в правовой природе указанных выше событий, и для наглядности, автор объединил условия и последствия различных действий в одну таблицу.
В заключительной части я расскажу о том, как суд удовлетворил наше требование и не признал намеренным ухудшением жилищных условий продажу жилого помещения.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: