Международный призовой суд это

Обновлено: 24.02.2024

ПРИЗОВОЙ СУД Особый судебный орган, учреждаемый в порту воюющего государства, который разрешает дела, касающиеся применения призового права. П.С. устанавливает законность захвата военными кораблями торгового судна или груза, принадлежащего противнику или нейтральной стране. Если владелец судна или груза не докажет, что захват был произведен необоснованно, то имущество считается захваченным по праву и должно принадлежать захватившему его государству.

Морской энциклопедический справочник. — Л.: Судостроение . Под редакцией академика Н. Н. Исанина . 1986 .

Смотреть что такое "ПРИЗОВОЙ СУД" в других словарях:

ПРИЗОВОЙ СУД — суд, составляющийся из членов, назначаемых двумя воюющими сторонами для разрешения некоторых спорных вопросов о призах, т. е. о захвате торговых кораблей одной страны военными крейсерами неприятеля. Полный словарь иностранных слов, вошедших в… … Словарь иностранных слов русского языка

ПРИЗОВОЙ СУД — см. Приз морской. Самойлов К. И. Морской словарь. М. Л.: Государственное Военно морское Издательство НКВМФ Союза ССР, 1941 … Морской словарь

Призовой суд — (англ. prize court) гос ные суды, учреждаемые для разбирательства и разрешения дел, вытекающих из применения призового права … Энциклопедия права

Призовой суд — (англ. prize court) гос ные суды, учреждаемые для разбирательства и разрешения дел, вытекающих из применения призового права … Большой юридический словарь

ПРИЗОВОЙ — 1. ПРИЗОВОЙ1, призовая, призовое, и (устар.) призовый, призовая, призовое (спорт.). прил. к приз1 (спорт.). Первое призовое место. 2. ПРИЗОВОЙ2, призовая, призовое, и (устар.) призовый, призовая, призовое (мор., юр.). прил. к приз2. Призовой суд… … Толковый словарь Ушакова

ПРИЗОВОЙ — 1. ПРИЗОВОЙ1, призовая, призовое, и (устар.) призовый, призовая, призовое (спорт.). прил. к приз1 (спорт.). Первое призовое место. 2. ПРИЗОВОЙ2, призовая, призовое, и (устар.) призовый, призовая, призовое (мор., юр.). прил. к приз2. Призовой суд… … Толковый словарь Ушакова

призовой — 1. приз/ов/ой¹ (фонд). 2. приз/ов/ой² (суд) … Морфемно-орфографический словарь

Адмиралтейский суд — Здание Королевского суда, Лондон Адмиралтейский суд британский судебный орган, специальное отделение Ве … Википедия

Призы — Призовое право. Призовые суды и судопроизводство. Морской военный П. (франц. prise, от prendre, испан. presa) есть частное имущество, при известных обстоятельствах захваченное воюющими на море или в пресных водах (корабль и его груз). Призом… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Каперы — Запрос «Корсары» перенаправляется сюда; см. также другие значения … Википедия

Современное зарубежное и Российское право признает в качестве одного из оснований возникновения права собственности приобретение трофеев, то есть захват вещей в ходе ведения боевых действий, взимание контрибуций и других повинностей властями государства-захватчика (согласно Гаагской Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года). В настоящее время неурегулированным остается вопрос о приобретении права собственности на неприятельские суда, захваченные во время ведения военных действий на море. Гаагская Конвенция о положении неприятельских торговых судов при начале военных действий и Конвенция о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне (Гаага, 18 октября 1907 г.) вводили ряд общих ограничений, связанных с ведением боевых действий на море.

Каперство является очень любопытным и сложным по своей природе правовым явлением. Его можно назвать некой разновидностью пиратства, санкционированной формой морского разбоя. По сути, каперство являлось военными действиями против военных и торговых судов враждебного государства, осуществляемыми судами-каперами, получившими на то специальное разрешение. Тесно связано с данным институтом понятие приза, и как следствие возникновение и развитие призового права. «Морским военным призом (франц. prise, от prendre, испан. presa) признается частное имущество, при известных обстоятельствах захваченное воюющими на море или в пресных водах (корабль и его груз)».

Произведение захвата судна и груза на нем никогда не означало моментального перехода права собственности к лицу, осуществившему захват. Долгое время в данной ситуации руководствовались обычаями, например, если захвативший приз смог удержать его в течение суток, то к нему переходило право собственности на него. Впоследствии, с развитием и распространением института каперства в Европе, начинают появляться так называемые призовые суды, в ведении которых находились вопросы, связанные с легализацией захваченных на море трофеев. Призовой процесс носил специфический характер, в нем не признавалось состязательное начало. Процесс представлял собой скорее набор административных инструментов. Суд заранее объявлял захват правомерным, и задачей прежних владельцев было доказать обратное.

Источниками призового права служили многочисленные международные договоры, а также ряд отдельных в разное время изданных актов: во Франции — ордонанс 1681 г., уставы 1778 г. О правах нейтральных и об организации призовых судов, в Североамериканских штатах — ряд актов 1862-64 гг., в Англии — Act for regulation Naval Prize of war 1864 г. с дополнениями 1874 г. Первые попытки найма каперов в России предпринимались еще Иваном Грозным. Именно он впервые пригласил на службу датчанина Карстена Роде. В архивах сохранился подлинник выданной Иваном Грозным «охранной грамоты», наделявшей датского пирата полномочиями вести военные действия на море от имени государства Московского.

Широко каперство стало применяться для отстаивания своих интересов на море во время Северной войны. Разрабатываются первые нормативно-правовые акты, регламентирующие данный вид деятельности. Морской устав 1720 г. содержит уже некоторые правила о призах: процедуру ареста, определение вознаграждения и раздел приза между участниками экспедиции; отдавшихся в плен запрещается лишать жизни. В «Регламент адмиралтейства и флота» 1765 г. были включены правила для рассмотрения и решения в адмиралтейств-коллегии дел о призах. В 1787 г. изданы «Правила для партикулярных корсеров», построенные на началах вооруженного нейтралитета 1780 г. Они были созданы ввиду войны с Турцией для каперов на Средиземном море (греков); призовым судом была особая комиссия при русском флоте, а до ее прибытия — дипломатические агенты России в Венеции и Неаполе, куда и должны были доставляться призы. Апелляционной инстанцией был императорский двор. В 1806 г. появились новые правила о призах, дополненные в 1819 г. Они имели в виду, главным образом, решение вопросов о вознаграждении каперов и необоснованно потерпевших владельцев. При составлении Свода Законов правила о призах попали в т. XI ч. II и остались там и во 2-м издании, но из третьего исключены ввиду появления перед тем Парижской декларации, отменившей каперство.

Д. И. Мейер в своей работе «Русское гражданское право» приводит добычу в качестве одного из законных способов возникновения права собственности. Под добычей он понимает «отнятие вещей у неприятеля с соблюдением известных правил, принятых в международном праве и установленных в положительном законодательстве, а также и сами вещи, отнятые у неприятеля». Что касается приобретения права собственности на судно, то автор, ссылаясь на положения международных правовых актов, запретивших каперство, говорит о невозможности приобретения права собственности отдельными лицами. «Захваченные суда или остаются в собственности морского ведомства, или продаются с публичного торга; в обоих случаях лица, совершившие захват, будь то команда или частное лицо, получают только так называемое призовое вознаграждение». Данные правила распространяются не только на военные суда, но и на торговые, как неприятельские, так и нейтральные, если эти последние так или иначе помогают неприятелю, например, провозят войска, контрабанду и т. п.

Д. И. Мейер также отмечает, что для возникновения права собственности недостаточно одного лишь факта захвата военной добычи на море. Кроме этого необходимо в течение определенного времени владеть этим имуществом, относительно морской добычи требуется, чтобы судно было отведено в безопасное место.

Призовое право. В отличие от сухопутной войны, в морской войне неприкосновенность частной неприятельской собственности не признается (исключая груз на нейтральных судах), и она подлежит захвату неприятелем, как военная добыча, наравне с собственностью государственною противника. Также подлежит захвату воюющим нейтральная собственность на море, если она является военной контрабандой (см.). Захваченная воюющим на море неприятельская собственность называется призом, а установленные международным правом, например, Парижской и Лондонской декларациями (см. ХVІІІ, 168, приложение 2 и 4), договорами и обычаем, нормы правомерных способов и объектов захвата неприятельской или нейтральной собственности на море и его последствия — призовое право. В каждом отдельном случае; вопрос о правомерности захвата разрешается особым призовым судом. Исключение представляет собой государственная собственность неприятеля, захват коей в качестве военной добычи признается всегда закономерным без всякого судебного решения. Зачатки призового права относятся к XIII в., как и зачатки регламентации прав морской нейтральной торговли и каперства (см.); к этому же времени относится первое учреждение особых должностных лиц («адмиралы», «conservatoros pacis») для контроля и суждения о правомерности действия каперов и их владельцев (арматоров) — первообраз будущих призовых судов. Призовое право обнимает собой вопросы о субъекте и объекте его, т. е. о том, кому принадлежит право делать призы, и на какие предметы это право распространяется (вопрос о «военной контрабанде», см.), о праве осмотра и обыска нейтральных судов воюющими, о правах и обязанностях захватителя относительно захваченного судна и груза, а также о порядке разрешения вопросов и о законности сделанных призов и о последствиях незакономерных действий захватителя. Источниками его служили международные обычаи (сборники их — Consolato del Маr XIII в. и др.), договоры (в особенности о нейтральной торговле), национальные регламенты для призовых судов и национальные законы о морском праве (например, Ordonnance de Іа marine Людовика XIV 1681 г.) и решения призовых судов, хотя призовые суды, по правилу — actor sequitur forum rei (истец подсуден суду ответчика), всегда национальные, т. е. рассмотрение и решение, вопроса о правильности приза принадлежит суду захватителя, а потому в большинстве случаев решения этих судов носят характер односторонности и пристрастия. У нас сводом правил призового права является «Свод правил о морских призах и репризах» 1869 г. и «Положение о морских призах» 27 марта 1895 г.

Хотя с отменой каперства (1856 г.) и соответственно основному правилу международного права, что война есть борьба государств посредством их организованных вооруженных сил, право делить призы принадлежит исключительно военным судам воюющего, тем не менее, в отличие от военной «добычи», призы становятся собственностью захватившего только по судовому приговору призового суда, и до этого момента взятель является лишь фактическим владельцем его. Цель и задача этих судов, несмотря на их национальный состав, — проверка правомерности сделанного национальным военным судом приза, т. е. удостоверение в том, что в отношении приемов и способа захвата, места, предметов захвата и вообще всего поведения захватителя соблюдены были не только его национальные законы, но и обязательные для государства и его органов нормы положительного международного права и трактаты. Затем, за правильность в этом последнем отношении решения призового суда отвечает государство в дипломатическом порядке перед государством, которому по национальности принадлежал захваченный приз, или же в порядке международного третейского суда. Как уже сказано, призовые суды национальны по своему составу и в порядке судопроизводства руководствуются национальным по этому предмету Законодательством. По своему составу они носят обыкновенно характер судебно-административный, за исключением. Англии, Соединенных Штатов и Голландии, где их состав исключительно судебный. Обычно они имеют две инстанции. У нас первая инстанция — флагманские суды (при эскадре или отряде) и портовые (в известных портах — из лиц судебного ведомства); вторая — высший призовой суд из членов адмиралтейств-совета с присоединением 2 сенаторов IV или гражданского кассационного департамента и 1 чина министерства иностранных дел, прокурор — юрисконсульт морского министерства. Особенность судопроизводства призовых судов — что задержание приза предполагается правильным и правомерным, и владельцы его должны доказать противное. Компетенция призового суда касается вопросов и дел о конфискации или освобождении приза, о возмещении убытков неправильно потерпевшего, о вознаграждении торговым судам за задержание неприятельских, когда оно совершено правомерно, и о репризах (т. е. отбитых у противника призах). Конфискованный приз становится собственностью государства, а захватившее его военное или частное судно получает вознаграждение. Возмещение убытков неправильно потерпевшему признается только, если задержание было совершено «без достаточного основания». Приговор законно учрежденного суда признается всеми государствами. Ввиду неопределенности многих норм морского права войны, нейтралитета и призового права и несогласованности взглядов различных государств по этим вопросам, вредно отражающихся на призовом судопроизводстве, вторая Гаагская мирная конференция 1907 г. (см.) и Лондонская морская конференция 1908—9 г (см. XVIII, 168, приложение, 4) выяснили и регламентировали многие из этих вопросов, а ввиду недостатков нынешнего порядка призового судопроизводства Гаагской конференцией 1907 г. выработан проект учреждения «Международной призовой палаты» (по инициативе Германии и Англии) для рассмотрения в апелляционном порядке жалоб на решения национальных призовых судов, но только в известных случаях, преимущественно в тех, когда в деле замешаны интересы нейтральных; состав Палаты — избираемые всеми государствами на 6 лет компетентные в вопросах морского международного права юристы; минимальный кворум — 7 судей, в том числе член, суда, назначенный воюющим; свои решения Палата постановляет на основании действующих трактатов «общепризнанных» правил международного права, а в случае отсутствия таковых — на основании общих принципов права и справедливости. Конвенция об учреждении Палаты подписана не всеми участвовавшими на конференции державами и ни одной доныне не ратифицирована. Библиографию см. при ст. право международное.

Трибунал международный. По мере более тесного сближения народов между собой развивается потребность в создании органов, регулирующих мирным путем возникающие на почве взаимного соперничества и сотрудничества конфликты. Этой цели служат три вида мирного улаживания споров: посредничество, третейский суд (арбитраж) и организованный публичный суд. Посредничество, являясь вмешательством со стороны, направлено обычно на выработку некоторого компромисса, могущего примирить спорящие стороны, и потому оно свободно от какой-либо правовой формы и черпает свои основания не в праве, а в соображениях целесообразности и справедливости. Напротив того, как арбитраж, так и суд представляют собой особые виды юстиции, причем обычно наблюдается, что форма арбитража предшествует форме организованного суда. Международный арбитраж до самого последнего времени был единственной судебной формой решения конфликтов между народами, и лишь после мировой войны, с 1923 г., к нему присоединилась и другая форма — постоянного международного суда.

История международной юстиции может быть разделена на три периода: период факультативной юстиции, период регламентированной факультативной юстиции и, наконец, период обязательной международной юстиции. В первый период, при арбитраже, все определяется волей сторон: самое обращение к правосудию, выбор судей, регламентация судопроизводства, исполнение судебного решения. Во второй период мы наблюдаем уже более длительные соглашения о взаимном арбитраже по ряду вопросов, причем для проведения его уже намечаются определенные органы, вырабатывающие устойчивые правила судопроизводства. Но все же само обращение к третейскому суду не обязательно, и решение третейского суда имеет лишь моральную силу. Наконец, при режиме обязательной юстиции случаи обращения к международному суду определяются международным правом или международными договорами, суд приобретает характер постоянного, наделенного определенными полномочиями органа, и решения его имеют за собой определенную международную санкцию (см. право международное). Человечество лишь очень медленно проделывало путь этой эволюции, и нельзя сказать, чтобы и ныне оно достигло заметных успехов в этой области (ср. вечный мир, XIІ, 190/97).

Из цивилизаций древнего мира лишь греческая дает нам пример международного арбитража. В период между VIII и I веком до н. э. между греческими республиками, стоявшими приблизительно на одинаковом уровне силы и независимости, существовал постоянный арбитраж в лице Советов амфиктионов. Такие советы (их было несколько) представляли собой лиги жрецов, действовавшие от имени божества и, в первую очередь, решавшие вопросы общегреческого сакрального права, но, по специальному соглашению сторон, им передавались и политические споры. Рим, стремившийся к мировому господству, не создал каких-либо форм международной юстиции; незнакомы были они и раннему средневековью. Лишь с ХIII в., на почве феодального раздробления западных стран и постоянных междоусобиц феодалов, между князьями и начавшими позднее возникать самоуправляющимися городами создается примитивный арбитраж; нередко в роли арбитров выступают папы и императоры. С эпохи Ренессанса, под влиянием идей античной Греции, арбитраж приобретает большее значение, причем теперь впервые в качестве арбитров начинают выступать видные юристы и лица, пользующиеся особым доверием сторон. Однако, усиление торгового соперничества между государствами и рост монархического абсолютизма останавливают развитие арбитража, и с XVI по XVIII в. арбитраж, как несовместимый с существовавшим тогда понятием суверенитета, отмирает.

Новая эпоха открывается лишь с конца XVIII в., ознаменованного Великой французской революцией и провозглашением независимости С.-А. Штатов. Революция нанесла удар монархическому абсолютизму и провозгласила идею о том, что все отношения между людьми должны покоиться на разуме и праве, и таким образом расчистила путь к введению арбитража. Тринадцать английских колоний в Америке, образовав между собой конфедерацию, вписали в свою конституционную хартию постановление, по которому все могущие возникнуть между членами союза споры должны быть разрешаемы решением уполномоченных, назначаемых заинтересованными сторонами или конгрессом. Практика арбитража, созданная в Америке для внутренних споров, быстро распространилась и на международные отношения Северной Америки. Договор 1794 г., известный по имени американского делегата Джея (Jay), создал для ликвидации спорных отношений между новым государством и былой метрополией три смешанных комиссии, которые в период 1798—1804 гг. мирно уладили вое споры, возникшие на ночве обособления колоний. Комиссии эти были созданы на паритетных началах и лишь в слабой степени напоминали третейские суды. Но они показали всю целесообразность подобного разрешения международных споров. В наступившую с середины XIX в. эпоху «свободной торговли» идея арбитража становится очень популярной и усиленно пропагандируется возникающими обществами мира.

В международной практике существовало два типа третейского суда: форма смешанных комиссий, состоящих из уполномоченных от каждой из сторон, которые затем избирают суперарбитра, и форма назначения определенного лица (чаще всего одного из монархов), которое привлекает себе в помощь ряд экспертов и юрисконсультов, но постановляет решение от своего имени. Первая форма характерна для американских арбитражей XIX в., вторая практиковалась довольно часто в Европе. Из 156 разбирательств, имевших место до 1899 г., в 75 имелись смешанные комиссии, 28 дел решено монархами в качестве третейских судей, 47 — отдельными лицами и лишь 6 — судами. Самое производство обычно носит письменный характер: стороны обмениваются записками, и лишь в исключительных случаях происходят устные дебаты. Решение выносится с мотивами и без них, в зависимости от органа, на который возложен арбитраж; оно является окончательным, но лишено принудительного исполнения. Оно имеет силу лишь для сторон, которые подписали компромисс; в случае, если затрагиваются интересы третьих держав, последние извещаются о том и могут присоединиться к арбитражу.

Изложенная система факультативного арбитража явилась зародышем международной юстиции. Предстояло придать ей более устойчивую форму. Эту задачу и приняли на себя гаагские мирные конференции 1899 и 1907 гг. (см. ХII, 239/43). Хотя созданный на основании гаагских конвенций орган и получил название «постоянного международного третейского суда» (Соur permanente d'arbitrage), однако фактически таковым он не был. Он должен был заседать в Гааге, но у него не было регулярных сессий; он собирался в случае надобности, для определенного дела, рассмотрев которое, он тотчас же распадался. Постоянный характер имело лишь бюро суда, хранившее акты делопроизводства и ведавшее перепиской; оно находилось под контролем административного совета, составленного из министра иностранных дел Голландии и дипломатических представителей, аккредитированных при голландском дворе. Что же касается судей, то в распоряжении канцелярии имелся лишь список судей, наперед назначенных договорившимися державами. Список составлялся каждые шесть лет, и в него включались наиболее видные представители международного права, причем каждая примкнувшая к соглашению держава могла назначить не более четырех судей. Этот список в настоящее время включает в себя 136 судей, назначенных 41 державой. Этот состав судей никогда не собирается вместе. Из числа их спорящие державы лишь выбирают по своему усмотрению третейских судей и затем суперарбитра. Таким образом, в каждом отдельном случае трибунал конституируется волей сторон. Лишенный характера постоянности и обязательности, международный третейский суд представляет собой, в сущности, иллюзорный судебный орган. Открытый в 1901 г., он поместился сначала в скромном частном доме, но во время второй гаагской конференции 1907 г. заложен был первый камень для нового здания — Дворца мира. Дворец этот, выстроенный на средства Карнеги, был открыт в 1913 г. Число дел, рассмотренных этим судом, нельзя назвать обильным. За период с 1902 по 1905 г. — 4 дела, с 1909 по 1914 г. — 11 дел и с 1920 г. по настоящий момент — 3 дела. Итого, за четверть века всего 18 дел, среди которых более заметными были дела о рыболовстве в Атлантическом океане и о дезертирах Касабланки (см.). За период между 1902 и 1923 гг. происходило около 50 случаев третейского международного разбирательства, из коих только 1/3 (т. е. 18) была передана в Гаагу, остальные же были разрешаемы иным путем. Таким образом, даже область третейского разбирательства не была охвачена трибуналом международным.

Более удачным творением второй гаагской конференции было создание Международного призового суда (см. призовое право). Морское призовое право было кодифицировано в 1907 г., но, не будучи до сих пор ратифицировано, оно играет роль частного правового сборника.

Неуспех Гаагского третейского трибунал побудил державы к пересмотру его положения, причем стал намечаться проект создания действительно постоянного арбитражного суда, состоящего из небольшого числа несменяемых и независимых от отдельных государств судей. Проект этот, встретивший поддержку С.-А. Штатов, Франции, Великобритании и Германии, должен был быть внесен на третью мирную конференцию, намеченную на лето 1914 г. Но, как известно, это лето принесло, вместо того, всеобщую войну, на ряд лет прекратившую всякие разговоры о международном судебном разбирательстве.

Нужно отметить еще попытку создания постоянного третейского трибунала для пяти республик Центральной Америки (Коста-Рики, Гватемалы, Гондураса, Никарагуа и Сальвадора). В конце 1907 г. в Вашингтоне ими была подписана конвенция о создании постоянного и обязательного третейского разбирательства. Компетенция суда была весьма обширной, распространяясь не только на правительственные конфликты, но и на споры частных лиц с чужими правительствами. Суд образовывался из пяти судей, назначаемых законодательным органом каждой из республик. Судьи избирали из своей среды председателя. В 1917 г., ввиду истечения 10-летнего периода, на который он был создан, суд этот прекратил свое существование. Он был восстановлен лишь на основании новой конвенции 1923 г., значительно более скромной, чем предшествующая. Новый третейский суд Центральной Америки уже весьма близок по своей структуре к гаагскому третейскому трибуналу.

Создание международного постоянного суда после войны было предусмотрено договором о Лиге наций. Ст. 14 этого договора поручает Совету Лиги выработать проект постоянного международного суда (Соur permanente dе la Justice Internationale). Конституировавшийся в 1920 г. Совет Лиги созвал в Гааге комиссию из 10 выдающихся интернационалистов, которая в течение двух месяцев выработала соответствующий проект (в основание его был положен проект, представленный французским ученым Лапраделем). Проект этот получил одобрение всех членов Лиги и был принят единогласно 13 декабря 1920 г. К 1921 г. он был ратифицирован, и в том же году в сентябре было приступлено к выбору судей. Самый суд приступил к своим работам в феврале 1922 г., а в заседании 24 марта принял регламент для своей деятельности. Трибунал международный заседает в том же Дворце мира в Гааге, но он не упразднил существовавший здесь ранее международный третейский трибунал; последний продолжает свое существование наряду с вновь созданным учреждением, хотя о существовании его порой и забывают. Новый суд состоит из 15 судей, из которых 11 являются основными и 4 дополнительными. Все судьи избираются советом и общим собранием Лиги из списков, предложенных национальными группами Гаагского третейского суда. Таким образом, судьи являются выборными не отдельных держав, а Лиги в целом.

Подсудность международному суду в принципе является по-прежнему факультативной в том смысле, что он может постановлять только по соглашениям сторон. Каждая входящая в Лигу держава может передавать свой спор либо в Совет Лиги, либо в трибунал международный. Однако, рядом общих соглашений между отдельными государствами отдельные категории дел переданы исключительно международному суду.

Суд должен руководствоваться в первую очередь общими и специальными международными конвенциями, устанавливающими правила, явно признанные спорящими государствами, затем международными обычаями, а при отсутствии их общими принципами права, признанными у цивилизованных народов; вспомогательными источниками служат: выработка новых правовых норм, судебная практика и теории наиболее выдающихся интернационалистов. Решение вопросов по справедливости допускается лишь в силу формального соглашения сторон. Общая кодификация международного права, предлагавшаяся рядом комиссий, была отвергнута как вещь преждевременная и опасная. Кроме судебных решений, международный суд, по обращению Лиги или ее Совета, может давать свои заключения по вопросам международного права еще до возникновения спора; эти консультации должны быть обсуждены на пленуме.

Судопроизводство в международном суде уже более близко к судебному, нежели к третейскому. Суд может выносить заочные приговоры. Решения суда обязательно мотивируются, при этом отдельные судьи могут представлять от себя самостоятельную мотивировку. Решение имеет обязательную силу лишь для того случая, по которому оно состоялось. Допустимо вхождение третьих заинтересованных держав. Общие издержки по содержанию международного суда распределяются между членами Лиги, а судебные издержки по отдельному делу падают на стороны.

В течение своей первой сессии международный суд разрешил лишь три вопроса консультационного характера. В том же 1922 г. была созвана чрезвычайная сессия для рассмотрения спора между Францией и Англией по вопросу о применении французских декретов о национальности в Тунисе и Марокко к английским гражданам. В 1923 г. международный суд рассматривал вопросы об охране национальных меньшинств в Польше, о положении немецких колонистов в территориях, уступленных Польше, о границах между Польшей и Чехословакией. Все эти вопросы были рассмотрены в порядке консультационном. Судебный порядок был применен к спору между Францией, Англией, Италией и Японией, с одной стороны, и Германией, с другой, в связи с истолкованием ст. 380 Версальского договора, предусматривающей открытие Кильского канала для иностранных держав (решение 17 августа 1923 г.), а также к разрешению итало-греческого конфликта, происшедшего в сентябре 1923 г. из-за о. Корфу.

Со времени заключения мира значительно увеличилось число договоров, предусматривающих обязательное третейское или судебное разбирательство. Оно принято общим образом, при условии взаимности, двадцатью государствами, из коих 12 являются второстепенными государствами Европы, 5 — государствами латинской Америки и 3 — Азии и Африки (Китай, Гаити и Либерия).

Значительно расширился круг вопросов, подлежащих международному арбитражному и судебному разбирательству, с принятием большинством стран в 1928 г. так называемого пакта Келлога, по которому страны, подписавшие его, отказываются от войны, как средства национальной политики, и обязуются в первую очередь улаживать возникающие конфликты путем международного третейского разбирательства или иным мирным путем (см. эпоха пактов).

Что касается силы решений международного суда, то в то время как при третейском суде она всецело определялась соглашением об арбитраже (т. н. компромиссом), а сам суд не был наделен никакой принудительной силой, в новом международном суде дело обстоит несколько иначе. Договор Лиги в ст. 13 и 4 предусматривает необходимость для каждого члена Лиги добросовестно выполнять решения суда и не объявлять войны против тех членов Лиги, которые будут действовать согласно этим решениям; «при неисполнении же судебного решения Совет Лиги предложит меры, которые должны обеспечить силу решения». Конечно, это не является достаточной гарантией, так как Совет Лиги, в конце концов, может не предложить никаких мер или предложенные им меры не будут приняты. Наблюдение за исполнением решений международного суда принадлежит всем членам Лиги, которые могут применить к упорствующему члену такие санкции экономического характера, которые будут признаны международной следственной комиссией или судом соответствующими данному случаю.

За самое последнее время рядом международных организаций (Международной ассоциацией уголовного права на Брюссельском конгрессе 1926 г., Международным институтом международного права и др.) выдвинут вопрос о создании в Гааге международного уголовного суда. Опубликован даже — в частном порядке — проект Кодекса международного уголовного права, разработанный американским профессор Левиттом.

Литература, Наиболее полными собраниями международных третейских споров являются: J. В. Мооre, «History and digest of the international arbitrations to which the United States has been а party», Washington, 13928. Общий обзор всех международных процессов стал выходить с 1905 г. под ред. А de lapradelle et N Politis, «Recueil des arbitrages internationanx», v, 1, Paris 1905, v. 2, 1924, Первый том охватывает период от 1798 до 1855 г., 2-й от 1858 до 1872 г. Все издание рассчитано на семь томов. Лучшим трудом относительно международного суда является работа N Politfs, «La justice internationalе», 2 edition, 1924.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: