Коллизия права разных государств понятие сфера возникновения причины

Обновлено: 15.04.2024

Сфера возникновения коллизии законов - сфере частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом.

К разрешаемым на основе норм международного частного права коллизиям законов относятся прежде всего и главным образом коллизии, возникающие из действия разнонациональных законов в пространстве, - пространственные правовые коллизии. С позиций международного частного права пространственные правовые коллизии подразделяются на

  • коллизии законов разных государств ("международные", "интернациональные" коллизии);
  • коллизии законов внутригосударственных образований одного и того же государства ("внутренние", "межобластные", и т.д.).

Результатом действия "разновременных" законов, преодолевающих общие коллизионные проблемы, являются интертемпоральные коллизии.

Персональные правовые коллизии сохраняют значение в ряде стран Азии и Африки в силу действующих в этих странах норм обычного племенного или религиозного права (преимущественно в сфере брачно-семейных и наследственных отношений).

Соотношение между коллизионными нормами и нормами, определяющими действие законов во времени

Действие закона во времени – источник возникновения интертемпоральных коллизий (интертемпоральное право). Такие коллизии также имеют не международный, а внутренний характер.

Коллизионное право направлено не только на определение пространственного действия норм материального права. Противопоставление коллизионных норм, выражающих действие закона в пространстве, нормам, определяющим действие законов во времени, некорректно с точки зрения соотношения тех и других. С точки зрения коллизионного права правила о действии закона во времени – это нормы, в отношении которых возникают те же проблемы выбора законодательства, что и в отношении любых других норм.

Интертемпоральные коллизии возникают из наличия в государстве разновременно изданных законов, регулирующих одни и те же отношения. Суд при решении коллизионного вопроса может столкнуться с несколькими правовыми актами как иностранного, так и своего государства, регулирующими одни и те же отношения, но принятыми в разное время. Это и есть коллизия законов, касающаяся действия нормативного акта во времени. Коллизионная норма предназначена для установления применимого права, но такое установление необходимо осуществлять не только с позиций фактического состава правоотношения, но и учитывая специфику действия закона во времени. После определения применимого правопорядка суд должен разрешать проблему действия закона во времени по правилам решения внутренних коллизий с позиций норм, непосредственно регулирующих действие закона во времени.

Интертемпоральные коллизии разрешаются на тех же началах, что интерлокальные или интерперсональные – в соответствии с предписаниями того государства, чье право должно применяться к данному отношению (ст. 1188 ГК РФ).

В МЧП проблема интертемпорального права возникает, если отечественная коллизионная норма отсылает к иностранному праву, в котором по данному отношению существуют два и более разновременно изданных законов. Если коллизионная норма отсылает к законодательству определенного иностранного государства, то только данное иностранное законодательство компетентно разрешить вопрос, какие из разновременно изданных подлежат применению в конкретном случае: применяются ли законы, действовавшие в момент возникновения данного правоотношения, либо законы, действующие на момент рассмотрения дела в суде; имеют ли какие-то законы обратную силу по отношению к ранее заключенной сделке или ранее открывшемуся наследству.

Особую сложность при решении интертемпоральных коллизий вызывают длящиеся правоотношения (семейные, трудовые, наследственные), в которых взаимные права и обязанности постоянно возникают, изменяются и прекращаются. В этих сферах основными коллизионными привязками выступают право страны гражданства членов семьи, их места жительства, закон компетентности учреждения, право последнего места жительства наследодателя, право страны места работы. Здесь вряд ли можно утверждать, что перемена гражданства или места жительства не приведут к иному решению коллизионного вопроса. Выбор применимого права должен иметь в виду фактические изменения в составе правоотношения.

Коллизионная норма и норма материального права, не подлежащие применению к отношениям с иностранным элементом

Лунц Л.А. «Курс международного частного права. Общая часть».

Материальное право не включает применение специальных законов, регулирующих отношения организаций внутри страны. Такие законы в МЧП не применяются.

Коллизионные отсылки к законам «непризнанного» государства

В дипломатической и судебной практике нередко возникает вопрос о применении зако­нов непризнанного государства или государства с непризнаваемым правительством.

Известно немало судебных решений, исходящих из того, что непризнанное государство юридически не существует и потому его законы не подлежат применению. Такого рода реше­ния были основаны на конститутивной теории признания, согласно которой признание делает государство субъектом международного права.

Ныне считается, что междуна­родно-правовая субъектность государства не зависит от дипломати­ческого признания и, следовательно, оснований для дискриминации непризнанного государства в международном праве нет.

Применение ино­странного права осуществляется в рамках национального права и в соответствии с общепризнанными нормами международного права.

Если коллизионные нормы, которые являются единственным юридическим основанием применения иностранного права, не содержат ограничений в отношении права непризнанного государства и современное международное право не предусматривает никаких дискриминационных положений в отношении непризнанного государства, то применение иностран­ных законов не должно ставиться в зависимость от признания этого иностранного государства.

Коллизиями в праве или юридическими коллизиями называют наличие расхождений или противоречий в содержании отдельных нормативно-правовых актов, которые регулируют одинаковые или смежные общественные отношения и противоречия, возникшие при правоприменении и осуществлении полномочий должностных лиц и компетентных органов.

Часть теоретиков в сфере государства и права предлагают различать понятие «коллизии в праве» и «юридические коллизии в целом», считая, что первое характеризует коллизии, которые содержаться непосредственно в рамках права, а второе – коллизии, охватывающие правовую систему полностью, то есть не ограничиваются пределами права. При этом теория государства рассматривает так же коллизии законов, выражающиеся в расхождениях или отсутствии согласованности в содержании законодательных актов, которые регулируют одинаковые или смежные отношения и противоречия, возникшие при правоприменении и осуществлении полномочий должностных лиц и компетентных органов. При этом понятия «коллизии в праве» и «юридические коллизии» приравниваются. Одновременно частью теоретиков исследуются коллизии отдельных статей в нормативно-правовых документах, то есть наличие несогласованности в них, указывая на коллизии в законодательстве.

Все точки зрения рассматривают понятие «коллизии в праве» или «юридические коллизии», которые по своей сути являются идентичными, за исключением разве что случаев, когда рассматривается только один из элементов коллизий, а именно несогласованность отдельных статей законов и нормативно-правовых актов.

Из этого делаем вывод, что коллизии можно рассматривать как расхождения или противоречия в содержании отдельных нормативно-правовых актов, которые регулируют одинаковые или смежные отношения и противоречия, возникшие при правоприменении и осуществлении полномочий должностных лиц и компетентных органов.

Некоторые ученые выделяют отдельное понятие – «конкуренция правовых норм». Этим понятием характеризуют ситуации, когда содержание двух или более не противоречащих друг другу норм отвечают за регулирование одного круга схожих общественных отношений, при этом нормы отличаются конкретизацией, детализацией и объемом. В таких случаях действительно присутствует элемент конкуренции между нормами и это нормальная ситуация. Но вот в случаях с коллизиями имеет место негативное и нежелательное явление, когда противопоставляются противоречащие друг другу нормы, а нередко и вовсе взаимоисключающие.

Стоит разграничить понятия «коллизии» и «конфликта».

Конфликт – это понятие, описывающее ситуации, связанные с противоречиями в человеческих отношениях, но никак ни между нормами права и нормативными документами. При этом, последние, несомненно, могут послужить поводом для возникновения конфликта.

Конфликт скорее можно охарактеризовать как политическую категорию, нежели правовую. Когда речь идет о наличии политической «коллизии», то прослеживается много схожего в политических и юридических конфликтах, что часто затрудняет их разграничение. В этой ситуации довольно обоснованным является мнение А.В. Полякова, увязывающего коллизии в праве и правовые конфликты. История знает немало случаев, когда наличие расхождений, несогласованностей и противоречий между нормативно-правовыми актами, властью и должностными лицами приводило к негативным ситуациям, вроде «войны законов», правового конфликта и т.д.

Наличие коллизий в праве, законах и законодательстве часто приводит к зарождению правовых конфликтов между элементами внутри правовой и государственной систем. Такого рода конфликты могут иметь место на разных уровнях:

  • между субъектами, которые основываются на правовые тексты в разных подсистемах;
  • между субъектами, по-разному интерпретирующими одни и те же тексты;
  • между правовыми текстами в одной правовой системе при наличии внутренних противоречий.

Причины появления коллизий в праве

В теории государства и права установлено наличие объективных и субъективных причин, сопутствующих появлению коллизий в праве. Наличие объективных причин признавалось еще Гегелем. С его точки зрения возникающие в процессе применения законов коллизий просто необходимы во избежание механического ведения дел. Он не соглашался с мнением о том, что оставив разрешение многих вопросов на усмотрение судей можно достичь разрешения проблемы с возникновением коллизий, поскольку такое положение вещей привело бы к судейскому произволу.

Часть юристов склоняются к тому, что коллизии не только неизбежны, но и полезны. В частности, Ю.А. Тихомиров призывает не оценивать коллизии в праве исключительно с негативной точки зрения. Положительной стороной коллизий, по его мнению, является тот факт, что их наличие свидетельствует о нормальном развитии и наличие законных притязаний на появление новых правовых состояний.

Можно согласится с такой точкой зрения, если коллизии помогают в укреплении законности, общественного правопорядка и улучшают жизнь. При этом будет ошибочно признавать коллизии позитивным явлением, если в результате их появления начинаются «войны законов», упадок экономики, распад государств или правовых систем.

Учеными выделяются объективные причины возникновения правовых коллизий, которые не зависят от воли законодателей. К таким относятся:

  • смены общественно-экономических строев;
  • экономические изменения;
  • реформы политических и законодательных систем в процессе развития рыночных отношений.

Причина части правовых коллизий кроется в неспособности части общественных отношений мгновенно трансформироваться и меняться. Возникают ситуации, когда наряду с новыми продолжают существовать старые виды отношений, регулируемые иначе. Ярким примером служит развитие экономической и политической систем, а также законодательства на постсоветском пространстве.

Большая часть отношений одновременно регулировалась законодательством СССР и Российской Федерации, но никак не законами рынка.

Субъективными причинами появления коллизий в праве считаются причины, зависящие от человеческой воли и сознания. К таким можно отнести: низкий социальный уровень, коррупцию, лоббирование, слабо организованную нормотворческую деятельность, неупорядоченное законодательство, низкую правовую культуру, конфронтацию во власти и т.д.

Международное коллизионное право

Применять коллизионные нормы, а значит постоянно вмешиваться законодательно во всех спорных случаях довольно непросто. Особенно это затруднительно в случаях с коллизиями в международном праве. Это случаи, когда встает вопрос о том, правовые нормы какого государства применимы в гражданских, семейных или трудовых отношениях международного характера (например, при вступлении в брак граждан РФ и иностранцев), в случаях, когда объект отношений находится заграницей (например, имущество, находящееся за границей по праву наследства, переходит к гражданину РФ), в случаях с юридическими фактами, связанными с возникновением, изменением или прекращением отношений за границей и т.д. Коллизионными нормами также могут устанавливаться принципы разрешений конфликтов национального и международного права. Международные договора и национальное законодательство также содержат ряд коллизионных норм, в частности договора правовой помощи. Их совокупность и образует международное коллизионное право.

Законодательство является очень сложным, многоотраслевым образованием, в котором очень много разночтений, несогласованностей, конфликтующих или конкурирующих норм и институтов.

Юридические коллизии – это противоречия между правовыми актами, которые регулируют одни и те же общественные отношения. Они привносят в правовую систему несогласованность, дефекты, являются причинами неудобств в правоприменительной практике, затрудняют использование законодательства.

Причины юридических коллизий могут быть:

1. Объективными, в частности при отставании права от более динамично развивающихся общественных отношений. В этом случае происходит то, что одни нормы устаревают, а другие появляются, не всегда обязательно отменяя прежние и действуя зачастую одновременно с ними;

2. Субъективными, которые прежде всего возникают из-за недостатка опыта законодателя, а также низкого качества законов, непоследовательной систематизации нормативных актов и др.

Юридические коллизии – это расхождения или противоречия между различными нормативно-правовыми актами, которые регулируют одни и те же или смежные общественные отношения, а также противоречия, которые возникают в процессе правоприменения и осуществления уполномоченными органами и должностными лицами своих действий.

Можно выделить следующие виды юридических коллизий РФ:

1. Между Конституцией и всеми другими нормативными актами (данная коллизия должна разрешаться в пользу Конституции);

2. Между законами и подзаконными актами (должна разрешаться в пользу законов как актов большей юридической силы);

3. Между общефедеральными актами и актами субъектов Российской Федерации (если последний принят в пределах ведения, то в соответствии с ч. 6 ст. 76 Конституции РФ действует именно он; если последний принят вне пределов ведения, то в силу вступает общефедеральный закон);

4. Между актами одного и того же органа, но изданными в разные периоды времени (действует тот акт, который принят позже);

5. Между актами, которые приняты разными органами (применяется тот акт, который обладает более высокой юридической силой);

6. Между общим и специальным актами (если они приняты одним органом, то применяется последний; если разными органами – действует первый).

Существует несколько способов разрешения коллизий:

1. Отмена старого акта;

2. Принятие нового акта;

3. Внесение изменений в действующие акты;

4. Систематизация законодательства; деятельность судов;

6. Переговоры через согласительные комиссии;

7. Толкование и др.

Разрешить юридическую коллизию можно, анализируя практику реализации законов и оценки использования актов полностью или их отдельных норм. Зачастую это делается в ответ на запросы государственных органов разных уровней, а также по обращениям общественных организаций и отдельных граждан. Основной причиной запросов и обращений являются неясности в трактовке понятий и терминов, некоторых норм, различные позиции в отношении области их применения, круга субъектов, на которых должно распространяться их действие.

Несогласованность в действиях различных органов и организаций также может дать повод для того, чтобы обратиться за официальной оценкой нормативного акта. Юристы, чтобы устранить коллизию, должны иметь высокий профессионализм, выполнять точный анализ обстоятельств дела, выбрать единственно возможный или наиболее целесообразный вариант решения.

В юридической литературе анализировались причины возникновения несогласованностей между правовыми предписаниями. Среди них выделяются следующие: несовершенство законов, судебные ошибки, произвольное толкование Конституции и других актов, выход отдельных органов за пределы своих полномочий, слабое и неполное правовое регулирование определенных сфер, отступление от действующих норм, текстовые ошибки, недостатки в организации правотворческой деятельности, сознательное запутывание законодательства в корыстных целях. Н.А. Власенко подразделяет все причины возникновения коллизий на объективные и субъективные.

Под объективными понимаются те, которые не зависят от воли законодателя (связанные с динамикой правоотношений во времени, протяженностью отношения в пространстве, необходимостью дифференцированного регулирования отношений). К субъективным причинам относятся: нечеткое разграничение законодательной компетенции, недостаток информации о правовой урегулированиости какого-то вопроса. Для выявления причин возникновения формальных коллизий конституционного законодательства на уровне субъектов РФ диссертантом проанализированы решения Конституционного Суда РФ за период с 1994 по 2002 г.г. о признании неконституционными законов субъектов РФ и решения конституционных судов республик в составе России по признанию неконституционными нормативных правовых актов.

При этом учитывались следующие параметры:

- содержание нормы, признанной судом недействительной;

- правовая позиция Конституционного Суда РФ и конституционных судов республик;

- наличие противоречия между элементами правовой системы.

Используя метод сходства (если два и более случаев наступления коллизии имеют общим некоторую совокупность обстоятельств, то эта совокупность является причиной рассматриваемого явления), диссертантом выявлены причины возникновения формальных коллизий конституционного законодательства на уровне субъегта РФ. Они объединены в семь групп (см. Приложение 3).

Первая группа связана с недостаточной разработанностью механизмов взаимодействия между:

а) ветвями власти на уровне субъекта Федерации в рамках принципа «разделения власти», нарушение системы «сдержек и противовесов» исполнительной и законодательной власти;

б) органами исполнительной власти (федеральными и субъектов РФ) - нет эффективных способов согласования интересов;

в) органами местного самоуправления и органами государственной власти субъектов Федерации.

Местное самоуправление «оторвано» от системы государственной власти (хотя это и требование Конституции России, но оно не справляется с возложенными функциями при существующей системе). Причины данной группы проявились в закреплении субъектами РФ на уровне уставов норм о подотчетности и подконтрольности Администрации области областной Думе (Устав (Основной закон) Читинской области), избрании главы исполнительного органа власти законодательным (Устав (Основной закон) Алтайского края).

Устанавливалась возможность отказа от осуществления местного самоуправления, контроля органов государственной власти за деятельностью органов местного самоуправления (Устав (Основной закон) Курской области), создания органов государственной власти района (в городе) и города, входящего в субъект Федерации через другие административно-территориальные единицы (Конституция Республики Коми). Указанные положения признаны Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции России и утратили силу, однако они свидетельствуют о недостаточной отлаженности механизмов взаимодействия законодательной и исполнительной ветвей власти на уровне субъеюов Федерации, а также органов государственной власти и местного самоуправления.

Вторая группа причин (анализ решений судов позволил впервые ее выявить) объединяет положения, направленные на повышение эффективности власти и управления в нарушение норм федерального законодательства:

1) закрепление возрастных границ (в том числе максимальных) и необходимости проживания в течение определенного срока на территории субъекта Федерации в качестве условий для кандидатов на должности в органы государственной власти;

2) установление норм, делающих власть более централизованной, «вторжение» исполнительной власти в компетенцию законодательной;

3) ограничение прихода во власть граждан, имевших судимость, с целью снижения уровня коррумпированности;

4) более оперативное решение вопросов за счет нарушения процедурных норм;

5) устранение возможности лоббирования собственных интересов главами местного самоуправления, являющимися одновременно депутатами м представительного органа местного самоуправления.

К третьей группе причин возникновения формальных коллизий относятся те, которые характеризуют законодательное регулирование местного самоуправления на уровне субъектов РФ.

1. Сформированная правовая база имеет недостатки (в том числе и из-за нехватки специалистов для создания законопроектов). Это проявляется, во- первых, во включении в законы норм, противоречащих федеральному законодательству, во-вторых, в нормативном регулировании данной сферы органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

2. Отсутствуют материальные возможности для решения возложенных на органы местного самоуправления функций, что приводит к необходимости передачи части их полномочий органам государственной власти.

3. Законодательно не закреплены правовые способы реагирования органов местного самоуправления на решения исполнительной власти, что приводит к принятию ими неправовых, нарушающих федеральное законодательство решений о способах защиты интересов населения.

Вышеназванные положения свидетельствуют о недостатках законодательного регулирования местного самоуправления на уровне субъектов Федерации, что подтверждается установлением норм, противоречащих федеральному законодательству и ограничивающих права муниципальных образований, а также отсутствием правовых предписаний по вопросам деятельности местного самоуправления.

Четвертая группа причин возникновения коллизий отражает низкий уровень правосознания депутатов законодательных (представительных) органов власти субъекта Федерации, должностных лиц исполнительных органов, который проявляется в закреплении положений:

а) расширяющих границы парламентского иммунитета (ограничение привлечения депутатов законодательных (представительных) органов власти субъекта РФ к административной и уголовной ответственности;

б) не распространяющих на действующий состав законодательного (представительного) органа власти закона, содержащего ограничения для депутатов относительно нахождения на государственной службе;

в) ограничивающих права граждан на выбор места жительства, сохранение института прописки; Вышеназванные нормы утратили силу, однако повышение уровня правосознания депутатов законодательных (представительных) органов власти, государственных служащих остается актуальным.

Это подтверждается тем, что субъекты РФ до настоящего времени не привели свое законодательство в соответствие с федеральным (в течение 2002 года прокуратурой Воронежской области приняты меры реагирования в отношении 17 правовых актов). Конституционный Суд РФ и в 2002 г. продолжает признавать законодательные акты субъектов РФ не соответствующими Конституции России (ч. 2 ст. 69, ч. 2 ст. 70, ст. 90 Конституции Республики Татарстан и п. 2 ст. 4 Закона Республики Татарстан «О выборах народных депутатов Республики Татарстан»).

Пятая группа причин связана с неразвитостью юридической техники, что выражается в следующем.

1. Недостатки в разработке нормативных правовых актов, проявляющиеся в установлении на уровне субъектов Российской Федерации норм, противоречащих федеральному законодательству. Это ограничение права быть избранным в органы государственной власти запрещением при повторных выборах баллотироваться кандидатам, не набравшим определенного числа голосов в ходе общих выборов в данном избирательном округе; нарушение избирательных прав граждан, которые не могут собственноручно внести данные о себе при получении бюллетеня для голосования".

2. Закрепление общих положений без детальных процедурных правил и механизмов реализации норм. В Конституции Республики Алтай предусматривался институт отзыва высшего должностного лица субъекта Российской Федерации, но не установлен механизм его реализации, который) не допускал бы искажения смысла выборов. Устав (Основной закон) Курской области, в силу неопределенности основных принципов, влияющих на территорию муниципального образования, поставил реализацию гарантии осуществления местного самоуправления на всей территории России в зависимость от произвольного усмотрения органов государственной власти субъекта Федерации.

3. Несоблюдение порядка принятия нормативных правовых актов. В шестую группу входят причины возникновения формальных коллизий, обусловленные тем, что в некоторых случаях нормативные акты субъектов РФ «буквально» исходят из норм, закрепленных в Конституции России:

- установление суверенитета республик в составе России на основе ч. 2 ст. 5 (республики являются государствами) и ч. 1 раздела 2 (суверенные республики) Конституции Российской Федерации;

- требование заключения Верховного Суда Республики Алтай о совершении Главой Республики и Председателем Правительства умышленного преступления для отрешения от должности (по аналогии с ч. 1 ст. 93 Конституции России при отрешении от должности Президента Российской Федерации).

Седьмую группу причин составляет недостаточность доходов региональных бюджетов для покрытия всех расходов. Для решения данного вопроса в законы субъектов РФ и включаются нормы, предусматривающие арендную плату за пользование земельными участками, увеличение ставок государственной пошлины, сборы для граждан, прибывающих на постоянное место жительства, чем и создаются коллизии с федеральными законами. На основе вышеизложенных причин возникновения коллизий (по решениям Конституционного Суда РФ и конституционных судов республик в составе РФ), используя системный подход при исследовании правовой системы России, диссертантом выявлено, к какому из ее элементов каждая причина относится.

Отечественная доктрина исходит из того, что международному частному праву свойственны свои специфические приемы и средства регулирования прав и обязанностей участников гражданских правоотношений международного характера. Речь идет о сочетании и взаимодействии двух методов: коллизионного и материально-правового. Известно, что именно первому методу международное частное право обязано своим возникновением и дальнейшим развитием. В литературе по международному частному праву обычно отмечается, что при правоотношениях с иностранным элементом всегда возникает так называемый коллизионный вопрос: необходимо решить, какой из двух коллидирующих (сталкивающихся) законов подлежит применению — действующий на территории, находится суд, рассматривающий дело, или иностранный закон, то есть закон той страны, к которой относится иностранный элемент в рассматриваемом деле[17].

«Коллизия» — латинское слово, означающее столкновение. Этот термин носит условный характер. Образно говорят о коллизии законов и необходимости выбора между ними для объяснения хода рассуждений суда или иного лица, которые должны решить вопрос о применении права к правоотношению с иностранным элементом. Коллизионная проблема — проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению,— типична прежде всего для международного частного права. Если в других отраслях права вопросы коллизии законов имеют второстепенное, подчиненное значение, то здесь именно коллизионная проблема и ее устранение составляют основное содержание этой правовой отрасли, что отразилось, как известно, и в ее названии в ряде стран.

Коллизия может быть устранена путем использования так называемых коллизионных норм, указывающих, какой закон подлежит применению в том или ином случае. Приведем пример из практики[18].

В Казахстан приехала французская гражданка на основе соглашения о культурном сотрудничестве между Казахстаном и Францией, француженка училась в одном из наших университетов и вышла замуж за казахстанского гражданина. После этого она вернулась во Францию и прислала оттуда письмо, в котором просила считать ее брак с казахстанским гражданином недействительным, поскольку он был заключен с нарушением французского закона. По французскому закону девушка 18 лет не может вступить в брак без согласия родителей. По казахстанскому же закону девушка может вступить в брак с 18 лет, причем разрешения родителей не требуется.

Можно представить себе и такую ситуацию, когда французская гражданка находится в Польше, вступает там, в брак с польским гражданином и также не имеет разрешения на вступление в брак от своих родителей. Возникает вопрос: может ли эта французская студентка вступить в брак в Казахстане и может ли она вступить в брак в Польше? Для того чтобы ответить на эти вопросы, нужно обратиться к законодательству Казахстана и Польши. В законодательстве каждой из стран имеются специальные коллизионные нормы. В Кодексе законов о браке и семье РК говорится, что браки иностранцев с казахстанскими гражданами заключаются в РК по казахстанскому законодательству. Это означает, что к такому браку должно было применяться казахстанское право. Если мы обратимся к польскому законодательству, то установим, что при регистрации брака иностранца применяется законодательство страны его гражданства. В данном случае для регистрации брака французской студентки подлежит применению французское законодательство. Таким образом, установив коллизионную норму, нужно обратиться уже к тому правилу закона, к которому отсылает коллизионная норма[18].

Следовательно, сама коллизионная норма не решает еще по существу вопрос, она отсылает к материальным нормам, предусматривающим соответствующие правила. И вопрос будет решен на основании этих правил.

Коллизионная норма — это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соответствующему правоотношению.

Поскольку коллизионная норма — это норма отсылочного характера, ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, то есть нормами законодательства, решающими вопрос по существу. Хотя коллизионная норма указывает лишь, законы какой страны должны быть применены, ее нельзя рассматривать как имеющую те же функции, что выполняет справочное бюро на вокзале, сообщающее пассажирам, в каком окошечке они могут купить билет и с какого пути отправляется их поезд. Вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает, коллизионная норма выражает определенное правило поведения для участников гражданского оборота[19].

Объединение в составе международного частного права коллизионных и материально-правовых норм основывается на необходимости двумя различными методами регулировать однородные по своему характеру отношения.

Помимо материально-правовых норм международных соглашений международное частное право включает и материально-правовые нормы внутреннего законодательства, специально предназначенные для регулирования гражданских отношений с иностранным элементом. К таким нормам, в частности, относятся: а) нормы, регулирующие внешнеэкономическую деятельность; б) нормы, определяющие правовое положение различных предприятий с иностранными инвестициями, учрежденных на территории Казахстана; в) нормы, касающиеся режима инвестиций, инвестиционной деятельности казахстанских организаций; г) нормы, определяющие статус граждан Казахстана за рубежом; д) нормы, определяющие права и обязанности иностранных граждан и организаций в права.

В этих и других аналогичных нормах содержится прямое предписание, непосредственно Казахстане в сфере гражданского, семейного, трудового и процессуального

определяющее права и обязанности участников правоотношений с иностранным элементом[19].

Что же касается материально-правовых норм международных соглашений, трансформированных в наше законодательство, то число таких норм возрастает.

Коллизия права: понятие, основания ее возникновения

«Коллизия права», дословно переводимая с латинского языка как «столкновение», обозначает противоречие правовых систем, обусловленное различным содержанием права в каждом государстве.

Существование коллизии права обусловлено различным содержанием правовых систем, осуществляющих регулирование однородных общественных отношений.

Коллизия права проявляется тогда, когда гражданско-правовое отношение осложняет иностранный элемент.

Коллизия права обусловлена не только наличием разных по содержанию правовых норм, регулирующих одинаковые фактические отношения, но и существованием разных квалификаций терминологически совпадающих понятий. К примеру, всем правовым системам мира известны такие категории, как «недвижимость», «исковая давность», «форма заключения брака», «момент заключения договора» и другие. При этом юридическое содержание, вложенное в эти термины, в каждом государстве различно. Например, по праву Англии, а до недавнего времени и по праву Франции для вступления в брак необходимо согласие родителей для детей в возрасте до 21 года (по новой редакции ФГК согласие родителей необходимо для женщин в возрасте от 15 до полных 18 лет). Однако если право Англии относит согласие родителей к форме заключения брака, то в соответствии с правом Франции это согласие считается материальным условием.

Аналогичное «разночтение» существует и по многим другим правовым категориям. В частности, по англо-американской системе права моментом заключения договора международной купли-продажи считается дата отправки акцепта на предложение заключить договор (концепция «почтового ящика»). Согласно праву большинства стран континентальной Европы договор считается заключенным с момента получения акцепта.

Коллизия права, обусловленная таким противоречием, может быть выявлена, в частности, при рассмотрении дела в Московском арбитражном суде Российской Федерации. Арбитр, рассматривающий дело, должен будет определить, по какому праву следует считать момент заключения договора. Вполне очевидно, что в соответствии с правовой системой Англии начало срока действия договора будет более ранним по сравнению с правовыми системами стран континентальной Европы. Понятно, что все последующие вопросы об обязательствах сторон (их ответственности, порядке и сроке применения штрафных санкций и др.) также будут определяться и зависеть от содержания выбранной правовой системы.

Коллизия проявляется не только на стадии установления содержания правовых норм разных правовых систем. Она предшествует установлению квалификации юридических терминов, содержащихся в международном контракте.

Коллизия права объективно существует уже в силу того, что само понимание международного частного права и определение круга вопросов, включаемых в орбиту изучения МЧП, в разных правовых системах является различным. Так, в Российской Федерации доктрина традиционно относит к МЧП вопросы выбора компетентного права, призванного урегулировать гражданское правоотношение, осложненное иностранным элементом.

Классики международного частного права Англии (Дж.Чешир, П.Норт), посвятившие исследованию МЧП многие годы и издавшие труд «Международное частное право», сформулировали положение: МЧП начинается с решения вопроса о праве английского суда рассматривать гражданское дело, осложненное иностранным элементом. Таким образом, по мнению английских ученых, международное частное право включает рассмотрение как материальных, так и процессуальных вопросов, в частности, вопрос о подсудности спора. Ради объективности следует добавить: не только английские исследователи включают в объект регулирования МЧП как материальные, так и процессуальные отношения. В публикациях и учебной литературе отечественных ученых тоже высказываются подобные взгляды. Например, известно высказывание М.Н. Кузнецова о том, что МЧП представляет совокупность международных и национальных норм, регулирующих не только гражданские, трудовые, семейные, но и процессуальные отношения, возникающие между гражданами и юридическими лицами, а также их отношения с государствами и международными организациями.

Коллизия права в МЧП заставляет делать выбор между правовой системой, в которой рассматривается спор, и правовой системой, к которой принадлежит иностранный элемент.

Бремя выбора правовой системы возлагается, прежде всего, на национального правоприменителя, в качестве которого могут выступать не только судьи арбитражных судов и судов общей юрисдикции, но и работники загса, органы опеки и попечительства. Важно понимать, что выбор применимого права обеспечивается посредством специальных норм, установленных в национальном законодательстве каждого государства, именуемых «коллизионными нормами».

В практической деятельности к нормам МЧП в Российской Федерации обращаются преимущественно судьи арбитражных судов, причем в равной степени как государственных, так и общественных (третейских). Случаи применения коллизионных норм судьями общей юрисдикции в Российской Федерации пока единичны, что, очевидно, связано либо с «правовым нигилизмом» юристов в вопросах МЧП в целом, либо с отсутствием налаженной системы по отмене решений в связи с неприменением норм МЧП.

Говоря о коллизии права, следует обратить внимание на то, что в юридической литературе часто вместо «выбора права» говорят о «выборе правопорядка». В данном случае необходимо понимать разницу между правом и правопорядком, имеющую для МЧП принципиальное значение. Этот вопрос взаимосвязан с вопросом о предмете и сфере действия международного частного права. Те авторы (Г.К. Дмитриева, В.П. Звеков), которые ограничивают сферу действия данного права цивилистической, частноправовой областью отношений, исключая вопросы процессуального характера (о компетенции юрисдикционных органов, подведомственности и подсудности дел), акцент делают на том, что коллизия права обусловливает выбор права. Ученые, относящие к МЧП не только частноправовые, но и процессуальные отношения (Л.П. Ануфриева, Т.Н. Нешатаева, М.Н. Кузнецов), считают, что коллизия приводит к выбору правопорядка. Так, Л.П. Ануфриева специально подчеркивает эту мысль, говоря о том, что выбор правопорядка включает в себя и выбор компетентного учреждения для разрешения спора, и систему процессуальных норм.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: