Как восполнить данный пробел в доказывании на предварительном расследования и в суде

Обновлено: 13.04.2024

1. Судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если:

1) обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления;

2) копия обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном частью четвертой статьи 222 или частью третьей статьи 226 настоящего Кодекса;

3) есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера;

4) имеются предусмотренные статьей 153 настоящего Кодекса основания для соединения уголовных дел, за исключением случая, предусмотренного статьей 239.2 настоящего Кодекса;

5) при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные частью пятой статьи 217 настоящего Кодекса;

6) фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, обвинительном акте, обвинительном постановлении, постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанных лиц как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния.

1.1. При наличии обстоятельств, указанных в статье 226.2 и части четвертой статьи 226.9 настоящего Кодекса, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для передачи его по подследственности и производства дознания в общем порядке.

1.2. Судья по ходатайству стороны возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом в случаях, если:

1) после направления уголовного дела в суд наступили новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемому деяния, являющиеся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления;

2) ранее вынесенные по уголовному делу приговор, определение или постановление суда отменены в порядке, предусмотренном главой 49 настоящего Кодекса, а послужившие основанием для их отмены новые или вновь открывшиеся обстоятельства являются в свою очередь основанием для предъявления обвиняемому обвинения в совершении более тяжкого преступления.

1.3. При возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, предусмотренным пунктом 6 части первой настоящей статьи, суд обязан указать обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния. При этом суд не вправе указывать статью Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой деяние подлежит новой квалификации, а также делать выводы об оценке доказательств, о виновности обвиняемого, о совершении общественно опасного деяния лицом, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера.

2. Утратил силу. - Федеральный закон от 02.12.2008 N 226-ФЗ.

3. При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого. При необходимости судья продлевает срок содержания обвиняемого под стражей для производства следственных и иных процессуальных действий с учетом сроков, предусмотренных статьей 109 настоящего Кодекса.

4. Утратил силу. - Федеральный закон от 02.12.2008 N 226-ФЗ.

5. Утратил силу. - Федеральный закон от 02.12.2008 N 226-ФЗ.

Комментарий к ст. 237 УПК РФ

1. УПК не предусматривает права суда направлять уголовное дело для дополнительного расследования. Такое полномочие оставлено только прокурору (п. 2 ч. 1 ст. 221, п. 2 ч. 1 ст. 226, п. 2 ч. 5 ст. 439). Возвращение судом дела прокурору имеет целью не проведение дополнительного расследования, а устранение существенных нарушений закона, препятствующих судебному рассмотрению дела и связанных с содержанием и формой обвинительного заключения или обвинительного акта, нарушением права обвиняемого на ознакомление с указанными документами и др. Рассмотрим основания для возвращения дела прокурору более подробно.

1) Составление обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушением требований УПК (п. 1 ч. 1 ст. 237). Чтобы служить основаниями для возвращения дела прокурору, нарушения требований составления обвинительного заключения либо акта должны исключать саму возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта. Например, невозможно принять законное судебное решение по делу, если обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует по своему содержанию обвинению, сформулированному в постановлении (постановлениях) о привлечении в качестве обвиняемого; либо когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем, не утвержден прокурором; когда в этих документах отсутствуют данные о судимостях, имеющихся у обвиняемого, сведения о его местонахождении, данные о лице, потерпевшем от преступления . Следует иметь в виду, что КС РФ дал расширительное толкование рассматриваемому основанию для возвращения уголовного дела прокурору: "Если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями данного Кодекса" . Отсюда вытекает, что суд по собственной инициативе или по ходатайству любой из сторон вправе возвратить дело прокурору для устранения допущенных в досудебном производстве процессуальных нарушений, для чего допускается (вопреки ч. 4 комментируемой статьи, которая данным Постановлением была признана неконституционной) выполнение необходимых следственных и иных процессуальных действий. При этом, однако, должны иметься следующие условия:

См.: пункт 14 Постановления ПВС РФ от 5 марта 2004 г. N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" // РГ. 25.03.2004. N 60.

- на предварительном расследовании были допущены существенные нарушения именно уголовно-процессуального закона. При этом существенными процессуальными нарушениями считаются те, которые одновременно: а) ущемляют права участников уголовного судопроизводства; б) препятствуют рассмотрению дела, поскольку не устранимы в судебном заседании; в) исключают возможность постановления законного и обоснованного приговора. Так, например, препятствуют постановлению правосудного приговора такие нарушения, допущенные в досудебных стадиях, которые затрагивают конституционное право обвиняемого на защиту; право всех лиц, пострадавших от преступления, на доступ к правосудию и т.п.;

См.: Определение КС РФ от 22 апреля 2005 г. N 197-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Лебедевой Татьяны Николаевны на нарушение ее конституционных прав положениями частей первой и пятой статьи 237 УПК РФ".

- исправление таких нарушений после направления дела прокурору не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия .

Под неполнотой предварительного расследования в теории уголовного процесса понимаются пробелы в установлении всего круга фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу и могущих оказать существенное влияние на решение по делу. При этом неполным расследование будет являться и тогда, когда следователем, дознавателем не проверены все возможные версии по данному делу (см.: Уголовный процесс: Учебник / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2001. С. 81; Уголовный процесс: Учебник. Общая часть / Под ред. проф. В.З. Лукашевича. СПб., 2004. С. 98 - 99).

Иначе говоря, не всякие (даже существенные) процессуальные нарушения могут служить основанием для возвращения дела судом прокурору. Не должны быть таким основанием нарушения, устранение которых фактически означало бы проведение дополнительного расследования. КС РФ исходит при этом из правовой позиции (п. 3 мотивировочной части вышеназванного Постановления), согласно которой исправление допущенных нарушений не должно сводиться к установлению органами предварительного расследования новых фактических обстоятельств дела; к доказыванию виновности обвиняемых; к дополнению ранее предъявленного обвинения; к переквалификации деяний. Направляя уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения - он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановления. Как указал КС РФ, возвращение уголовного дела прокурору имеет целью лишь приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе . С учетом приведенных положений, сформулированных КС РФ, можно прийти к выводу о том, что при направлении судом дела прокурору исправление нарушений не может заключаться, в частности, в предъявлении обвиняемому нового обвинения, ибо это означало бы на практике чаще всего либо изменение или дополнение ранее предъявленного обвинения, либо переквалификацию деяния. Тем более недопустимо предъявление здесь обвиняемому более тяжкого обвинения. Недопустимо и возвращение судом прокурору уголовного дела для исправления недостатков расследования в случае признания недопустимыми собранных стороной обвинения доказательств. Следует иметь в виду, что согласно позиции КС РФ возложение на суд обязанности по собственной инициативе возвращать уголовное дело прокурору в случае признания доказательств, полученных органами предварительного расследования, недопустимыми, если даже это влечет невосполнимую в судебном заседании неполноту исследования обстоятельств дела, признано неконституционным. Как представляется, в настоящее время судом не может быть принято такое решение и по ходатайству стороны обвинения, поскольку это фактически означало бы направление дела для дополнительного расследования с целью доказывания виновности обвиняемых, что запрещено названным выше Постановлением КС РФ ;

См.: пункт 4 Постановления КС РФ от 4 марта 2003 г. по делу о проверке конституционности положений пункта 2 части первой и части третьей статьи 232 УПК РСФСР в связи с жалобами гр. Л.И. Батищева, Ю.А. Евграфова, О.В. Фролова и А.В. Шмелева.

См.: Определение КС РФ от 3 февраля 2000 г. N 9-О по жалобе гр. Берзиной Л.Ю. на нарушение ее конституционных прав п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР // РГ. 2000. 19 апр. N 76.

2) если один или несколько обвиняемых после ознакомления их с материалами оконченного расследования (п. 1 ч. 5 ст. 217) отказываются от рассмотрения их дела судом с участием присяжных заседателей, следователь обязан решить вопрос о выделении уголовных дел в отношении этих обвиняемых в отдельное производство. ПВС РФ разъяснил, что при отсутствии такого постановления дело из предварительного слушания подлежит возвращению прокурору ;

См.: п. 1 Постановления ПВС РФ от 22 ноября 2005 г. N 23 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей" // БВС РФ. 2006. N 1.

3) судья также обязан возвратить уголовное дело прокурору, если копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому (п. 2 ч. 1 ст. 237). Имеется одно исключение из этого правила - дело не возвращается прокурору, если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заключения либо не явился по вызову или иным образом уклонился от получения копии обвинительного заключения или акта и прокурор направил уголовное дело в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому;

4) дело возвращается прокурору и в том случае, когда при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не было разъяснено его право ходатайствовать о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, о применении особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, о проведении предварительного слушания;

5) возвращение уголовного дела прокурору предусмотрено также для соединения уголовных дел, если при наличии для этого оснований такое соединение не было осуществлено на стадии предварительного расследования (п. 4 ч. 1 ст. 237). Сам судья не вправе принимать решения о соединении поступивших к нему уголовных дел, поскольку это означало бы принятие им на себя в этой части функции обвинения;

6) в п. 3 ч. 1 ст. 237 предусмотрено такое основание для возвращения дела прокурору, как необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера. Необходимость в этом согласно ч. 5 ст. 443 может возникнуть, если судья признает, что психическое расстройство лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не установлено или что заболевание лица, совершившего преступление, не является препятствием для применения к нему уголовного наказания. Следует, однако, учитывать, что в соответствии с ч. 3 ст. 15 суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Возвращение же судьей по своей собственной инициативе уголовного дела прокурору по данному основанию фактически равнозначно даче судом поручения прокурору привлечь данное лицо к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, что нельзя расценить иначе как акт уголовного преследования. Поэтому названную норму необходимо, на наш взгляд, толковать ограничительно, а именно: возвращение дела судьей прокурору по данному основанию возможно только по ходатайству стороны обвинения, но не по инициативе судьи. Дело в том, что лицо, в отношении которого ранее выносилось постановление о применении принудительной меры медицинского характера, как правило, не привлекается на предварительном следствии в качестве обвиняемого, а значит, в течение 5 суток необходимо будет не только составить в отношении его обвинительное заключение, но до того, возможно, провести повторную судебно-психиатрическую экспертизу, привлечь его в качестве обвиняемого и ознакомить с материалами оконченного предварительного расследования.

2. При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого (в том числе о заключении под стражу) и перечисляет его за прокуратурой. Если судьей оставлена или избрана обвиняемому мера пресечения в виде содержания под стражей, то срок содержания под стражей должен исчисляться с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее, не превышая своего предельного для стадии предварительного расследования значения.

См.: Определение ВС РФ от 23 ноября 2005 г. N 81-о05-101.

Под ред. А.В. Смирнова "КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

Задачей предварительного следствия и суда является рассмотрение всех возможных версий совершенного преступления с целью установления объективной истины. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля1996 года № 1" О судебном приговоре» сказано, что при постановлении приговора «судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены".

ошибки в следствии

Поводом к написанию настоящий статьи явился один из случаев вопиющего непрофессионализма следователя, ошибки которого надлежащим образом не были оценены судом, что, по мнению автора, привело к незаконному и необоснованному осуждению гражданина К.

Поскольку, к сожалению, подобные ситуации в следственной и судебной практике не единичны, позволю себе поделиться результатами своей оценки обстоятельств данного дела.

Фабула дела такова.

Гражданин Т. Тобольским районным судом Тюменской области был осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УПК РФ («Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека»).

Поводом для привлечения Т. к уголовной ответственности явилась дорожная ситуация, связанная с тем, что на автомобильной трассе Тюмень – Сургут потерпевшая П., управляя легковым автомобилем, выехала на полосу встречного движения, и, допустив столкновение своего автомобиля с двумя другими автомобилями, погибла. По мнению стороны обвинения, это произошло в результате того, что другой водитель – обвиняемый Т., также управляя легковым автомобилем, в результате обгона грузового автомобиля, двигавшегося в попутном направлении, выехал на полосу движения П., чем создал помеху движению автомобиля потерпевшей.

Обвиняемый Т. вину свою не признал, т.к. полагал, что инкриминируемого ему деяния на самом деле не совершал.

Однако суд не принял доводы стороны защиты во внимание, и в отношении Т., как отмечалось выше, был вынесен обвинительный приговор.

На чем же строились доводы защиты? Вот об этом я и хотел бы поведать читателю, так как непосредственно участвовал в качестве защитника на всех стадиях уголовного процесса по данному делу. И чтобы не изощряться в теоретических изысканиях, далее приведу извлечения из своей кассационной жалобы в защиту Т. (имена и фамилии участников производства по делу мной не называются). При этом в связи с ограниченностью объема статьи говорить обо всех выводах суда, которые не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, мы не будем.

Итак. «Суд в приговоре, как на доказательство вины Т. в совершении преступления, ссылается на флеш-карту, изъятую в ходе выемки у свидетеля Б., протокол ее осмотра следователем, а также осмотр указанной флеш-карты и просмотр зафиксированной на ней видеозаписи в ходе судебного заседания.

Вместе с тем, давая оценку данным доказательствам, суд не учел, что в протоколе осмотра видеозаписи изложены умозаключения следователя, которые не соответствуют зафиксированной на ней дорожной ситуации, а также другим доказательствам по делу.

Так, в протоколе осмотра видеозаписи следует, что в момент разъезда встречного легкового автомобиля с другим легковым автомобилем, зафиксировано, что «водитель грузового транспортного средства съезжает на правую обочину, чтобы предотвратить ДТП».

Однако в ходе просмотра данной видеозаписи в суде установлено, что указанное обстоятельство не соответствует действительности. Кроме того, по делу не установлен и не допрошен водитель «грузового транспортного средства» с целью установить, предпринимал ли он на самом деле попытку съехать на правую обочину, как это утверждает следователь, а если да, то с какой целью.

Кроме того, в протоколе осмотра значится, что «в момент заноса встречного легкового автомобиля установлено, что это автомобиль MITSUBISHI типа «седан». Каким образом следователь установил, что это именно автомобиль MITSUBISHI, а не автомашина другой модели типа «седан», в протоколе не значится. В протоколе нет никаких данных о государственном регистрационном номере этого автомобиля и о том, кто управлял данным автомобилем. Не было этого установлено и при просмотре видеозаписи в ходе судебного разбирательства.

Из протокола также следует, что «водитель автомобиля «Н» CR-V грубо нарушил требования пункта правил 11.1 ПДД РФ и не предпринял никаких попыток для предотвращения дорожно-транспортного происшествия». Однако на исследованной видеозаписи на самом деле нет никаких сведений о механизме дорожно-транспортного происшествия, в результате которого погибла водитель П.. Видеозапись не содержит информации и о том, как маневр обгона попутного транспортного средства водителем Т. связан с дорожно-транспортным происшествием.

Согласно оглашенных в судебном заседании показаниям свидетеля К., явившегося участником ДТП, следует, что о том, как автомобиль под управлением погибшего водителя П. оказался на встречной полосе он не знает. Но от сотрудников полиции ему известно, что кто-то из очевидцев ДТП передал им флеш-карту, на которой запечатлен момент нарушения ПДД водителем внедорожника. Кто из сотрудников полиции сообщил ему об этом, а также кто управлял внедорожником, он суду не сообщил.

Свидетель Н.. допрошенный в суде, занимался расследованием данного уголовного дела. Но очевидцем ДТП он также не являлся. Тот факт, что Т. мог совершить преступление, является лишь его предположением, которое он сделал на основании просмотра видеозаписи, зафиксированной на флеш- карте, изъятой у свидетеля Б.

В соответствии ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Согласно ст. 87 УПК РФ проверка доказательств следователем проводится, в том числе, путем установления их источников.

В данном же случае в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства дела источник происхождения флеш-карты не установлен.

Согласно показаниям свидетеля Щ. (сотрудника ГИБДД) во время осмотра места происшествия к нему подошел один из участников ДТП - водитель Б., который передал ему флэш-карту с вышеуказанной записью.

В свою очередь, свидетель Б., допрошенный в ходе предварительного следствия и в суде, пояснил, что на месте ДТП эту флеш-карту ему передал неизвестный мужчина, личность которого органами следствия и судом на момент судебного следствия не установлена.

Таким образом, ни органы следствия, ни суд не установили, кому на самом деле принадлежит переданная свидетелю Б. флеш-карта, когда и при каких обстоятельствах выполнена хранящаяся на ней видеозапись. Не установлен, не изъят, не осмотрен и не признан вещественным доказательством по делу видеорегистратор, посредством которого осуществлялась видеозапись на данную флэш-карту.

Кроме того, как отмечалось выше, свидетель Б. передал флеш-карту свидетелю Щ. (сотруднику ГИБДД) во время осмотра места ДТП 4 января 2013 года. А согласно протоколу выемки флэш-карта была изъята следователем у свидетеля Б. только 17 января 2013 года.

Осужденный Т., который просматривал видеозапись, зафиксированную на флеш-карте в кабинете следователя 4 января 2013 года, просмотрев видеозапись в судебном заседании, заявил, что дорожная ситуация, которую он увидел в суде, не соответствует той, которую он видел, просматривая видеозапись 4 января 2013г.

В связи с этим у стороны защиты возникло предположение, что в период с момента получения информации о наличии флеш-карты у свидетеля Б. (4 января 2013 года) до ее выемки следователем (17 января 2013 года), во время ее нахождения вне материалов уголовного, дела кем-то могло быть внесено изменение в файл с видеозаписью.

Учитывая вышеизложенное, стороной защиты на предварительном следствии и в суде неоднократно заявлялись ходатайства о признании вещественного доказательства – флеш-карты с видеозаписью, а также протокола ее осмотра недопустимыми доказательствами.

Однако в удовлетворении данных ходатайств следователем и судом было отказано. Тогда стороной защиты в суде было заявлено ходатайство о назначении и производстве в отношении указанной видеозаписи видеотехнической судебной экспертизы с целью установления ее подлинности. Однако без всяких к тому законных оснований в удовлетворении данного ходатайства было также отказано.

В данном случае суд существенно нарушил следующие положения уголовно-процессуального законодательства:

  • положение части 2 статьи 50 Конституции РФ, которая предусматривает, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.
  • положение части 3 статьи 7 УПК РФ, в соответствии с которой нарушением норм настоящего кодекса судом, прокурором, следователем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким образом доказательств.
  • положение части 1 статьи 75 УПК РФ, согласно которой доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса.

В результате сомнение в достоверности видеозаписи, хранящейся на вышеуказанной флеш-карте, не только в ходе предварительного следствия, но в ходе судебного разбирательства, не устранено.

Кроме того, следует отметить, что задачей предварительного следствия и суда является рассмотрение всех возможных версий совершенного преступления с целью установления объективной истины. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля1996 года № 1 «О судебном приговоре» сказано, что при постановлении приговора «судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены» (п.4).

В приговоре суд ссылается на показания свидетеля Н. (следователя, который расследовал уголовное дело) о том, что на видеозаписи видно, как «автомобиль Мицубиси съехал на обочину, когда автомобиль Т. создал аварийную ситуацию, выехав на полосу встречного движения при наличии на ней автомобиля. Это причинно-следственная связь. По данному уголовному делу проверялись и другие версии ДТП, но они не подтвердились».

Этот вывод противоречит обстоятельствам дела хотя бы потому, что на самом деле столкновение автомобиля потерпевшей П. с другими автомобилями произошло не на обочине, куда выехал автомобиль потерпевшей Мицубиси, как отмечено выше, а на противоположной части дорожного полотна, т.е. на полосе встречного движения.

Кроме того, суд не выяснил у свидетеля Н. и не указал в приговоре, какие именно версии для проверки данного умозаключения и каким-образом проверялись по делу.

Вместе с тем, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства сторона защиты неоднократно настаивала на необходимости проверки следующих версий:

  • о нарушении Правил дорожного движения самой потерпевшей или другими участниками дорожного движения;
  • о возможности возникновения столкновения автомобиля, которым управляла потерпевшая, с другими автомобилями в связи с технической неисправностью транспортных средств – участников ДТП;
  • о том, что дорожно-транспортному происшествию могли способствовать внешние условия на участке ДТП, техническое состояние дороги и т.д.;
  • о том, что дорожно-транспортному происшествию могло способствовать неудовлетворительное психофизиологическое состояние водителей транспортных средств – участников дорожно-транспортного происшествия.

С целью проверки этих версий стороной защиты неоднократно заявлялись ходатайства о назначении судебной экспертизы дорожно- транспортного происшествия, судебной автодорожной экспертизы, судебной экспертизы технического состояния транспортных средств – участников ДТП (автотехническую экспертизу), комплексной судебно-медицинской, психофизиологической и инженерной экспертизы психофизиологического состояния потерпевшей и других участников дорожно-транспортного происшествия.

В соответствии со ст. 159 УПК РФ следователь обязан рассмотреть каждое заявленное по делу ходатайство. При этом обвиняемому и его защитнику не может быть отказано в производстве экспертизы, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела.

Таким образом, следователь, отказав стороне защиты в назначении судебных экспертиз для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, существенно нарушил право обвиняемого Т. на защиту. Суд же, проигнорировал данное нарушение. Кроме того, он также отказал в удовлетворении ходатайств о назначении судебных экспертиз.

Указанные нарушения, привели к тому, что в отношении Т. постановлен не законный и не обоснованный приговор. При постановлении данного приговора суд первой инстанции проигнорировал разъяснение Верховного Суда Российской Федерации о том, что «в соответствии со ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях», и что при его постановлении «следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в его пользу (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля1996 года № 1 «О судебном приговоре»).

Судебная коллегия по уголовным делам Тюменского областного суда не только не проверила указанные доводы, указанные в апелляционной жалобе, но и необоснованно отказала в ходатайстве стороне защиты в повторном исследовании в судебном заседании видеозаписи, зафиксированной на флэш-карте, являющейся вещественным доказательством по делу».[1]

В качестве завершения данного повествования хотелось бы отметить еще один интересный факт, свидетельствующий о профессиональном уровне некоторых следователей.

В суде, допрашивая свидетеля Н. (следователя, расследовавшего дело, о котором шла речь выше), я спросил у него, на каком основании он принял решение об отказе в удовлетворении ходатайства о назначении судебной экспертизы технического состояния транспортных средств – участников ДТП (автотехническую экспертизы). Он, приняв важный вид на «полном серьезе» с «переполнявшей» его гордостью сообщил суду следующее: «Я не посчитал нужным этого сделать, т.к. я лучше других следователей разбираюсь в автомобилях и являюсь специалистом в этом вопросе. В связи с этим «меня и поставили» расследовать дела о дорожно- транспортных происшествиях. Осматривая автомобили, столкнувшиеся в результате ДТП, я видел, что в техническом состоянии все эти автомобили были исправны?» И это при том, что по внешнему виду одного только автомобиля потерпевшей, было видно, что он восстановлению вряд ли полежит.

В связи с этим напрашиваются вопросы: «А может быть действительно, зачем назначать по уголовным делам какие-то там экспертизы, использовать специальные познания в науке, технике искусстве или ремесле, раз сами следователи – специалисты «широкого профиля»? А может нам и суды не нужны, раз легко соглашаются с мнением таких следователей?».

Источник: Архив Тобольского районного суда Тюменской области, уголовное дело № 1-39/2013

Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.

Предварительное слушание проводится судьей единолично с участием сторон в закрытом судебном заседании. При этом стороны должны быть уведомлены о дате, времени и месте предварительного слушания не менее чем за 3 суток.

предварительное слушание

Назначение судебного заседания

После поступления в суд уголовного дела с обвинительным заключением оно подлежит единоличному изучению судьей. В ходе изучения дела судья проверяет достаточность фактических и юридических оснований для судебного разбирательства, осуществляет подготовительные и организационные действия, направленные на устранение препятствий и создание нормальных условий для его проведения.

В соответствии со ст. 227 УПК РФ по поступившему в суд уголовному делу судья должен принять одно из следующих решений:

  • направляет уголовное дело по подсудности, если в ходе его изучения выяснится, что уголовное дело подсудно другому суду;
  • назначает предварительное слушание (основания для принятия данного решения и его порядок будут рассмотрены ниже);
  • назначает судебное заседание без предварительного слушания.

Решение должно быть принято судьей в срок не позднее 30 суток со дня поступления уголовного дела в суд. Однако если обвиняемый по данному уголовному делу содержится под стражей, решение принимается в срок не позднее 14 суток со дня поступления уголовного дела в суд.

О принятом решении судья выносит постановление, копии которого направляются обвиняемому, потерпевшему и прокурору.

Вопрос об избрании или продлении меры пресечения судьей рассматривается в судебном заседании по ходатайству прокурора или по собственной инициативе с участием обвиняемого, его защитника, законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого и прокурора либо на предварительном слушании.

О месте, дате и времени судебного заседания участники уголовного дела должны быть уведомлены не менее чем за 3 суток до его начала.

Предварительное слушание

Как отмечалось выше, подготовка к судебному разбирательству может быть связана с одним из решений, на основании которого суд проводит предварительное слушание.

Данное решение может быть принято судом по ходатайству стороны или по собственной инициативе при наличии следующих оснований:

  • ходатайства стороны об исключении доказательства
  • основания для возвращения уголовного дела прокурору;
  • основания для приостановления или прекращения уголовного дела;
  • ходатайства стороны о проведении судебного разбирательства в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняется от явки в суд. Однако данное основание возникает лишь по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях в случае, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу (ч. 5 ст. 247 УПК РФ);
  • наличия ходатайства обвиняемого о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей;
  • если имеется не вступивший в законную силу приговор, который предусматривает условное осуждение лица, когда в отношении этого лица в суд поступило уголовное дело, за ранее совершенное им преступление;
  • имеются основания для выделения уголовного дела.

Как отмечалось выше проведение предварительного слушания возможно по инициативе суда, а также по инициативе сторон.

По ходатайству сторон предварительное слушание проводится в двух случаях:

  • ходатайство о его проведении заявлено стороной после ознакомления с материалами уголовного дела;
  • ходатайство заявлено после направления уголовного дела в суд в течение 3 суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения (обвинительного акта).

Проведение предварительного слушания

Предварительное слушание проводится судьей единолично с участием сторон в закрытом судебном заседании. При этом стороны должны быть уведомлены о дате, времени и месте предварительного слушания не менее чем за 3 суток.

Предварительное слушание проводится в отсутствие обвиняемого по его ходатайству либо ходатайству одной из сторон по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, когда обвиняемый не был привлечен к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу (ч.5 ст. 247 УПК РФ).

Неявка других участников производства по уголовному делу, если они были своевременно извещены о нем, не препятствует проведению предварительного слушания.

Ходатайство об исключении доказательств

В ходе предварительного слушания любая из сторон вправе заявить ходатайство об исключении доказательств, полученных, по мнению стороны с нарушениями федерального закона.

При этом в таком ходатайстве должно быть указано доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона, основания для исключения доказательства, а также обстоятельства, обосновывающие данное ходатайство. Копия ходатайства об исключении доказательств должна быть передана другой стороне в день представления ходатайства в суд (как представляется, поскольку время передачи такой копии в законе точно не указано, копию можно передать непосредственно перед началом предварительного слушания).

Если в ходатайстве содержится просьба с целью обоснования требования об исключении доказательства, допросить свидетеля или приобщить к материалам уголовного дела какой-либо документ, судья вправе (но не обязан) допросить такого свидетеля или приобщить указанный документ. Кроме того, в случае возражения другой стороны против исключения доказательства, суд может огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле либо представленные сторонами в ходе предварительного слушания.

Необходимо иметь в виду, что бремя (обязанность) опровержения доводов, представленных стороной защиты в ходатайстве об исключении доказательств, законодателем возложено на прокурора. Во всех остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство.

В случае принятия судом решения об исключении доказательства, оно теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства. При этом если уголовное дело рассматривается судом присяжных, то никто не вправе сообщать присяжным заседателям о наличии в уголовном деле доказательства, которое было исключено судом в ходе предварительного слушания.

Вместе с тем, законодатель установил правило, согласно которому при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству той или иной стороны может рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

При заявлении ходатайства об исключении доказательства судья обязан выяснить у другой стороны, имеются ли у нее возражения против данного ходатайства. Если возражений нет, судья удовлетворяет ходатайство и выносит постановление о назначении судебного заседания.

Как видно, в законе достаточно подробно регламентирован порядок рассмотрения ходатайства об исключении доказательств на предварительном слушании. Однако, моя практика участия в предварительных случаях по уголовным делам свидетельствует, что судьи, как правило, отказывают в удовлетворении таких ходатайств на данном этапе подготовки к судебному разбирательству, ссылаясь на то, что стороны могут заявить его повторно при рассмотрении дела по существу. Но затем в ходе судебного разбирательства снова отказывают, уверяя, что они дадут оценку данному доказательству при вынесении приговора или иного судебного решения в совещательной комнате. Налицо – существенное нарушение уголовно-процессуального закона со стороны судьи.

Кроме того, мой опыт свидетельствует о том, что ходатайство об исключении доказательств необходимо подавать вместе с ходатайством проведении предварительного слушания либо в ходатайстве о проведении предварительного слушания указывать, что оно связано с необходимостью рассмотреть вопрос о недопустимости доказательств. Иначе суд просто откажет в рассмотрении ходатайства об исключении доказательств.

Приобщение к уголовному делу новых доказательств

По смыслу ч.7 ст.234 УПК РФ на предварительном слушании сторона защиты также может заявить ходатайство об истребовании дополнительных доказательств или предметов. Если судья посчитает, что данные доказательства и предметы имеют значение для уголовного дела, он удовлетворяет ходатайство.

Кроме того, по ходатайству сторон на предварительном слушании могут быть допрошены свидетели из числа лиц, которым может быть что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов. Исключение в данном случае составляют лица, обладающие свидетельским иммунитетом.

Ход и результаты предварительного слушания отражаются в протоколе.

Виды решений по результатам предварительного слушания

По окончании предварительного слушания судья должен принять одно из следующих решений:

  • о направлении уголовного дела по подсудности;
  • о возвращении уголовного дела прокурору;
  • о приостановлении производства по уголовному делу;
  • о прекращении уголовного дела;
  • о назначении судебного заседания;
  • об отложении судебного заседания в связи, если будет установлено, что в отношении обвиняемого имеется не вступивший в законную силу приговор, который предусматривает условное осуждение этого лица за ранее совершенное им преступление;
  • о выделении или невозможности выделения уголовного дела в отдельное производство и о назначении судебного заседания.

Любое решение судьи оформляется постановлением, в котором должны быть отражены результаты рассмотрения заявленных ходатайств и поданных жалоб, какое доказательство исключается и какие материалы уголовного дела в связи с этим не могут исследоваться и оглашаться в судебном заседании, а также использоваться в доказывании по уголовному делу.

Может случиться так, что в ходе предварительного слушания прокурор изменяет обвинение. В этом случае судья также должен отразить этот факт в постановлении и в случаях возникших изменений в подсудности уголовного дела, направляет его в соответствующий суд. Например, дело поступило в районный суд, а после изменения обвинения прокурором, оно становится подсудно мировому судье.

Возвращение судом уголовного дела прокурору

Как отмечалось выше, по результатам изучения поступившего в суд уголовного дела судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе может возвратить уголовное дело прокурору. Данное решение принимается с целью для устранения препятствий его рассмотрения судом в следующих случаях:

  • обвинительное заключение (обвинительный акт или обвинительное постановление) составлены с нарушением требований ст. 220, 225 и 226.7 УПК РФ, что, в свою очередь, исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения;
  • копия указанных документов не была вручена обвиняемому (за исключением случаев, когда обвиняемый отказался от их получения);
  • возникла необходимость составления обвинительного заключения (обвинительного акта) по уголовному делу, которое было направленно в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера;
  • имеются основания для соединения уголовных дел;
  • обвиняемому при ознакомлении с материалами уголовного дела не были разъяснены права, предусмотренные ч.5 ст.217 УПК РФ;
  • фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении (акте, постановлении), либо установленные в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства, свидетельствуют о наличии оснований для переквалификации действий обвиняемого или лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, на более тяжкое преступления;
  • установлены обстоятельства, исключающие производство дознания в сокращенной форме. В этом случае судья возвращает уголовное дело прокурору для передачи его по подследственности и производства дознания в общем порядке;
  • после направления уголовного дела в суд наступили новые общественно опасные последствия преступления, совершенного обвиняемым, в связи с чем имеются основания для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления;
  • приговор, определение или постановление суда, ранее вынесенные по уголовному делу, отменены, а послужившие основанием для их отмены новые или вновь открывшиеся обстоятельства являются основанием для предъявления обвинения в совершении более тяжкого преступления.

При возвращении уголовного дела прокурору судья одновременно должен решить вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого.

Приостановление судом производства по уголовному делу

Статья 238 УПК РФ предусматривает случаи, когда судья должен вынести постановление о приостановлении производства по уголовному делу. К таки случаям относятся:

  • обвиняемый скрылся и место его пребывания неизвестно;
  • обвиняемый тяжело заболел, и этот факт подтверждается медицинским заключением;
  • суд направил запрос в Конституционный Суд РФ или Конституционным Суд РФ принял к рассмотрению жалобы о соответствии закона, примененного или подлежащего применению в данном уголовном деле, Конституции Российской Федерации;
  • место нахождения обвиняемого известно, но обеспечить реальную возможность его участия в судебном разбирательстве по делу не представляется возможным;
  • обвиняемый скрылся от суда (например, обвиняемый, содержащийся под стражей, совершил побег). В этом случае судья возвращает уголовное дело прокурору и поручает обеспечить его розыск.

Прекращение уголовного дела или уголовного преследования

Случаи, когда судья может прекратить уголовное дело и уголовное преследование, рассмотрены в публикации «Прекращение уголовного дела и уголовного преследования».

Кроме того, судья прекращает уголовное дело в случае отказа прокурора от обвинения.

Копия постановления о прекращении уголовного дела должна быть направлена прокурору, вручена лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, а также потерпевшему в течение 5 суток со дня его вынесения.

Выделение уголовного дела

При наличии оснований, предусмотренных ст. 154 УПК РФ на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд может принять решение о выделении уголовного дела в отдельное производство и направлении его по подсудности. Однако выделение уголовного дела возможно только в том случае, когда раздельное рассмотрение судами уголовных дел не повлияет на всесторонность и объективность их разрешения.

Если информация, размещенная на сайте, оказалась вам полезна, не пропускайте новые публикации - подпишитесь на наши страницы:

А если информация, размещенная на нашем сайте оказалась вам полезна, пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях.


В рамках подготовки к поддержанию государственного обвинения перед прокурором стоит задача оценить доказательства с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, своевременно выявить процессуально ущербные доказательства, выявлять пробелы предварительного следствия, находить варианты их устранения в судебном следствии.

Деятельность государственного обвинителя в условиях состязательности судебного разбирательства требует от него достаточно глубоких знаний в области криминалистики. [1, с. 173]

Я солидарна с В. С. Шадриным в том, что «если прокурор не будет обладать знанием всех возможностей раскрытия и расследования преступления, предоставляемых современными достижениями криминалистики и находящихся в распоряжении органов расследования возможностей, он окажется не в состоянии квалифицировано оценить результаты расследования и принять по делу обоснованное, юридически грамотное решение». [2, с. 4]

К сожалению, выделение Следственного комитета из состава Прокуратуры РФ дало свои негативные плоды. На практике существует проблема в том, что у надзирающих прокуроров нет достаточного опыта следственной работы. Это, безусловно, ведет к тому, что к началу судебного разбирательства многие пробелы предварительного следствия оказываются не устранёнными. И восполнять их приходится государственному обвинителю. Соответственно, возникает вопрос о расширении криминалистического кругозора как прокуроров, осуществляющих надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования, так и прокуроров — государственных обвинителей.

Я полностью соглашусь с мнением Исаенко В. Н. и Павловой Е. которые утверждают, что на государственном обвинителе лежит задача своевременно выявить и восполнить пробелы предварительного следствия при подготовке к участию в судебном следствии, что обеспечивает объективную оценку результатов предварительного следствия, обоснованности и законности предъявленного обвинения, выбор правильной тактики действий в суде, отстаивания позиции государственного обвинения. [3, с. 5]

Это способствует реализации положений приказа Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» об обеспечении должной подготовки прокурора к участию в судебном следствии, беспристрастной оценке им совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, обеспечении квалифицированного участия прокурора в судебном разбирательстве.

Особое внимание как надзирающего прокурора, так и государственного обвинителя должно быть приковано к результатам оперативно-розыскной деятельности, которые зачастую являются основным доказательством, в связи с чем к качеству проведения оперативно-розыскных мероприятий предъявляются повышенные требования, так как от его результатов зависит решение суда.

Одной из ошибок следствия по данной категории дел является отсутствие оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия (далее ОРМ). Так в постановлении о проведении оперативного эксперимента не указываются основания для проведения ОРМ, которые должны иметь место на момент принятия решения о его проведении.

В соответствии с п. 2 ст. 7 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» основанием для проведения оперативного эксперимента, как и других оперативно-розыскных мероприятий, являются ставшие известные органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения «о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела»

Вместе с тем, как следует из материалов уголовного дела, оперуполномоченный в нарушение указанных требований ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», не располагая сведениями о том, что лица намерены передать ему взятку, составил рапорт, в котором указал несоответствующие действительности данные, на основании которых необоснованно было проведено оперативно-розыскное мероприятие «оперативный эксперимент»

По одному уголовному делу о получении взятки судом был вынесен оправдательный приговор. Были признаны недопустимыми доказательствами протокол личного досмотра Б., протокол осмотра и передачи денежных средств, и акта оперативного эксперимента, ввиду того, что постановление о проведении оперативного эксперимента было вынесено уже после того, как необходимые мероприятия были выполнены, а также в силу нарушения требований ч. 1 ст. 60 УПК РФ.

Следствием не обращается внимание на грубейшие нарушения оперативных сотрудников, в частности, в деле имеются видеозаписи и аудиозаписи, производимых в момент получения взятки. Однако, никаких оперативных мероприятий в тот момент не проводится, ни оперативный эксперимент, ни что-либо другое. Оформляется данное действие как осмотр места происшествия, что противоречит действующему законодательству. Соответственно доказательства-видеозаписи и аудиозаписи изначально являются недопустимыми, что в конечном итоге ведет к прекращению уголовного дела по реабилитирующим основаниям.

Прокурору также необходимо обращать внимание и на незначительные отступления от требований уголовно-процессуального закона, техническую составляющую, в частности протоколов следственных действий. Согласно п. 1 ч. 3 ст. 166 УПК в протоколе следственного действия с точностью до минуты указывается время его начала и окончания. Наличие в деле двух и более протоколов допросов, проведённых согласно записям, в них в одно и то же время, даёт основание прокурору (а если он не обратит на это внимание, то и защитнику, судье) считать протоколы допросов фальсифицированными.

Так, одним оперуполномоченным в одно и тоже время и с одними и теми же понятыми проводятся и осмотр места происшествия и составляются различные акты. Следователь пропустил, прокурор не заметил, в суде судья предлагает выбирать какой будет признавать недопустимым. Государственный обвинитель всегда в таком случае стоит перед очень тяжелым выбором, только из-за того, что в соответствующих протоколах неправильно указано время.

Следует отметить, что государственному обвинителю в рамках ознакомления с материалами дела необходимо обращать также внимание на приложения к протоколам следственных действий (аудио- или видеозаписей, в том числе размещённых на электромагнитных носителях). Данная необходимость обусловлена тем, что в результате просмотра данных приложений в суд возникают противоречия, между сведениями зафиксированных в протоколах и на материальных носителях, выявлялись существенные нарушения прав участников следственных действий, что влекло признание доказательств недопустимыми.

Таким образом, пробелы предварительного следствия своевременно должны быть выявлены прокурором-государственным обвинителем еще в рамках подготовки к судебному заседанию, что способствует обеспечению полноты, объективности и всесторонности исследования обстоятельств уголовного дела и квалифицированному участию государственного обвинителя в судебном разбирательстве.

  1. Исаенко В. Н. Оценка прокурором всесторонности, полноты и объективности результатов предварительного расследования. Пробелы в российском законодательстве. Юридический журнал. 2013 г. № 1. С. 173.
  2. Шадрин В. С. Юбилейная конференция- веха в развитии института криминалистики: Материалы конференции «Проблемы использования криминалистических знаний в деятельности прокурора». Криминалистъ.2011. № 2(9). С. 4–5.
  3. Исаенко В. Н., Павлова Е. Восполнение государственным обвинителем недостатков предварительного следствия в суде. Законность. 2016 г. № 7. С. 5–10.

Основные термины (генерируются автоматически): государственный обвинитель, оперативный эксперимент, предварительное следствие, оперативно-розыскная деятельность, судебное разбирательство, прокурор, судебное следствие, государственное обвинение, оперативно-розыскное мероприятие, осмотр места происшествия.

Похожие статьи

Роль прокурора в уголовном судопроизводстве по делам.

государственный обвинитель, оперативный эксперимент, предварительное следствие, оперативно-розыскная деятельность, судебное разбирательство, судебное следствие, прокурор, осмотр места происшествия.

Проблема реформирования предварительного следствия.

предварительное расследование, государственный обвинитель, государственное обвинение, судебное следствие, судебное разбирательство, суд, прокурор, пробел, судебное заседание, РФ.

Организация и методика поддержания государственного.

Итак, прокурору предстоит поддерживать государственное обвинение по уголовному делу об убийстве. С чего следует начать подготовку к судебному разбирательству? Широко распространенная практика начинать подготовку к судебному процессу с ознакомления с.

Деятельность государственного обвинителя по выявлению.

предварительное расследование, государственный обвинитель, государственное обвинение, судебное следствие, судебное разбирательство, суд, прокурор, пробел, судебное заседание, РФ.

мероприятие, оперативно-розыскная деятельность.

мероприятие, оперативно-розыскная деятельность, оперативное внедрение, свобода человека, лицо, негласное проведение, оперативно-розыскное мероприятие.

Проблемы взаимодействия следователя и оперативных.

оперативно-розыскная деятельность, государственная тайна, РФ, орган, мероприятие, конфиденциальная основа, проведение, уголовное дело, свобода человека, орган ОРД.

оперативно-розыскная деятельность, государственная тайна.

оперативно-розыскная деятельность, оперативно-розыскное мероприятие, уголовное судопроизводство, проведение, качество доказательств, норма, РФ, Российская Федерация, использование результатов.

оперативно-розыскная деятельность, дознание.

. оперативно-розыскная деятельность, оперативно-розыскное мероприятие, уголовное судопроизводство, проведение, норма, качество доказательств, РФ, Российская Федерация, уголовный процесс, использование результатов.

К вопросу об особенностях упрощенного судопроизводства.

предварительное расследование, государственный обвинитель, государственное обвинение, судебное следствие, судебное разбирательство, суд, прокурор, пробел, судебное заседание, РФ.

Похожие статьи

Роль прокурора в уголовном судопроизводстве по делам.

государственный обвинитель, оперативный эксперимент, предварительное следствие, оперативно-розыскная деятельность, судебное разбирательство, судебное следствие, прокурор, осмотр места происшествия.

Проблема реформирования предварительного следствия.

предварительное расследование, государственный обвинитель, государственное обвинение, судебное следствие, судебное разбирательство, суд, прокурор, пробел, судебное заседание, РФ.

Организация и методика поддержания государственного.

Итак, прокурору предстоит поддерживать государственное обвинение по уголовному делу об убийстве. С чего следует начать подготовку к судебному разбирательству? Широко распространенная практика начинать подготовку к судебному процессу с ознакомления с.

Деятельность государственного обвинителя по выявлению.

предварительное расследование, государственный обвинитель, государственное обвинение, судебное следствие, судебное разбирательство, суд, прокурор, пробел, судебное заседание, РФ.

мероприятие, оперативно-розыскная деятельность.

мероприятие, оперативно-розыскная деятельность, оперативное внедрение, свобода человека, лицо, негласное проведение, оперативно-розыскное мероприятие.

Проблемы взаимодействия следователя и оперативных.

оперативно-розыскная деятельность, государственная тайна, РФ, орган, мероприятие, конфиденциальная основа, проведение, уголовное дело, свобода человека, орган ОРД.

оперативно-розыскная деятельность, государственная тайна.

оперативно-розыскная деятельность, оперативно-розыскное мероприятие, уголовное судопроизводство, проведение, качество доказательств, норма, РФ, Российская Федерация, использование результатов.

оперативно-розыскная деятельность, дознание.

. оперативно-розыскная деятельность, оперативно-розыскное мероприятие, уголовное судопроизводство, проведение, норма, качество доказательств, РФ, Российская Федерация, уголовный процесс, использование результатов.

К вопросу об особенностях упрощенного судопроизводства.

предварительное расследование, государственный обвинитель, государственное обвинение, судебное следствие, судебное разбирательство, суд, прокурор, пробел, судебное заседание, РФ.

Автор статьи

Куприянов Денис Юрьевич

Куприянов Денис Юрьевич

Юрист частного права

Страница автора

Читайте также: